Горошина с червоточиной (фильм Тор)

Здесь размещены фанфики по разным Фандомам. В случае большого количества фанфиков на один Фандом, по нему создается отдельный подфорум.

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata

Ответить
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Горошина с червоточиной (фильм Тор)

#1 Сообщение Li Nata » Вт июл 03, 2012 6:27 pm

Название: Горошина с червоточиной
Автор: Li Nata
Произведение: фильм Тор
Рейтинг: PR 13
Размер: мини
Персонажи: Локи
Жанр: драма, романтика
Отказ от прав: все права и герои принадлежат авторам Тора, и Марвелу, конечно!
Статус: закончен
Саммари: Локи ненавидит и обвиняет.
Комментарии: Вот что пишется, когда соседи вовсю врубают техно. Рубленые фразы составлены так специально. Сумбур изложенного – сумбур мыслей Локи. Романтичное видение персонажа зашкаливает, я предупредила!

Горошина с червоточиной

Ненависть… Она уничтожает, разъедает меня. Ненависть въелась в меня, как соль в закаленные тела моряков. Она живет во мне, разрывает мое тело, рвет зубами мою плоть. Слишком сильная, чтоб уместиться внутри, рвется наружу, рвется на волю, я жажду выпустить ее. Но боюсь даже представить последствия. Я все еще контролирую ее… пока контролирую. С каждым днем мне все труднее удержать ее в себе.
Больше нет ничего, только ненависть.
Я смотрю на свои руки и не верю глазам – так странно, мое тело не покрылось язвами. Наверное, потому, что они у меня внутри.
Все, что я чувствую – только ненависть. Я ненавижу. Но это не может продолжаться вечно. Когда же, ну. Когда же это закончится…

Брат. Тор. Сын Одина. Мой родной брат. Нет, не родной, вот в чем вопрос. Я так любил тебя, брат. Так любил. Я и сейчас люблю тебя. И тем сильнее ненавижу.
Тупой, самовлюбленный дикарь! Я всегда был лучше тебя!
Нет, это ты всегда был лучше. Ты и сейчас лучше меня. Я знаю. Я знаю это.
Веришь мне, брат? Веришь? Ты всегда мне веришь.
Даже тогда, когда был участником придуманных мной проделок, и оказывался в дураках, ты искренне хохотал над собой, никогда не замечая во мне зла.
Я всегда был для тебя глупым маленьким братом.
«Знай свое место, брат». О, я хорошо усвоил, где мое место.
Теперь ты понял, теперь ты знаешь, что я умнее, хитрее, злее. Что я не чета тебе, Но все равно ты любишь меня, я знаю. И за это я презираю тебя.
Ты всегда был лучше. О, как это выводило меня из себя!
Тор, царь Асгарда! Да, я нарочно сорвал твою коронацию, но, в конце концов, ты должен мне быть за это благодарен. Ты действительно благодарен, ведь я помог тебе измениться.
И я ненавижу тебя, Тор, чистокровный ас, наследник, любимец Одина.
Тогда когда - кто я? Я все-таки проклят. Полукровка. Да, я не ас, но я и не етун, я даже не етун. Те, кто, казалось, должны были бы быть моими сородичами, моими помощниками, моими соплеменниками - те, кто равны мне хотя бы по силе отмерянной нам ненависти, даже они не приняли меня. Даже отец - мой настоящий отец, не принял меня, не подсказал кто я, не помог. Он бросил меня умирать – как младенцем, так и потом. Я даже не етун. Полукровка. Выродок.
И я даже не знаю, кто моя мать. Мне нет места в Асгарде, нем места в Етунхейме, нет места нигде в девяти мирах. Кто же я? Это не стало яснее после того, как я узнал, что я етун. Я потерял семью и мир, который считал своим, а другого так и не приобрел.
Где мое место? Нелюбимый сын, брат, над которым постоянно потешаются, отродье без роду, без племени… Кто я?
Я знаю, кто я. Я Локи, сын Лафея. Плут. Маг. Обманщик. Предатель.
Я знаю, брат, ты и сейчас простил бы меня. Но я никогда не прощу тебя. Не прощу тебя за твою внезапно проснувшуюся мудрость, за твое великодушие. Оно разрывает мне сердце, мне никогда не быть таким, как ты. Никогда. Я так хотел… я хотел бы. Ты всегда был во все первым. Во всем и всегда. Я лишь следовал тенью за тобой, подбирая крохи твоей царственности, учась быть таким, как ты - царем по крови, и учась быть не таким, как ты. Я хотел всего лишь быть равным тебе! И в тоже время я хотел быть совсем другим. Лучше. Хитрее. Умнее. Сильнее. Если не физически, то хотя бы помощью магии. И я в этом преуспел. Да, братец. Сила моей ненависти питала мою магию, и теперь в честном бою ты не выйдешь так легко победителем, как прежде в юности. Хотя никто не сказал, что я буду драться честно…
Тор, брат мой.
Я все еще называю тебя так, хотя давно усвоил, что ты мне не брат.
Во всем ты был первым! В бою – мне никогда не хватало твоей силы, на пиру - мне никогда было ни съесть столько, ни выпить. О, как мне было худо, когда я однажды решил сравняться с тобой в этом! Магия не помогала. Помогла потом – привести в порядок комнату, скрыть следы моих глупых попыток сравняться со старшим братом в деле выпивки.
Я не мог сравняться с тобой и в обращении с женщинами.
Как я завидовал тебе, брат, твоем умению быть обходительным и галантным со всеми, от принцесс до служанок и кухарок – все таяли, стоило тебе лишь обратить на них свой благосклонный взгляд, хотя бы кивнуть. О твоих успехах слагали легенды – и мне не легче от того, что я знаю, что это лишь легенды, и что Могучий Тор, несомненно, могуч, но звезд с неба не хватает. Женщины считали за честь оказаться в объятиях Великого Тора. И они не таили на тебя зла, даже если ваши отношения ограничивались лишь одной ночью. Боги, как я… как я ненавидел тебя, Тор, когда ты, хлопнув меня по плечу так, что я даже присел, еле удержался на ногах, ты вдруг при всех объявил, что его младший брат стал, наконец, мужчиной! Как я ненавидел тебя в тот момент! Все смеялись и поздравляли меня, отпуская сальные шуточки, и твой громовой раскатистый хохот до сих пор стоит в меня в ушах.
Веселья, казалось, лишило их разума – никто не видел моих алеющих щек и горящих ушей, никто даже не обратил внимания, что обычно бледный принц раскраснелся, как девица. Как я ненавидел тебя, Тор, за то, что ты выставил меня таким посмешищем. Ведь никогда и никому я не признавался, никто и никогда не узнал, что братец Тора робеет перед женским полом, и для того, чтоб добиться близости, всегда применяет капельку – самую малость, но все же – магии. Нет, не к женщинам, я не столь низок – к себе, просто чтоб казаться неотразимым и смелым. Настоящий Локи не знает, куда девать руки и губы, тогда как младший принц быстро прослыл прекрасным любовником, под стать брату. О, клянусь, я никогда не пробовал свою магию на женщинах, не падал до такой степени… тогда. Но угрюмый и нелюдимый принц не мог никого увлечь, когда рядом был блистающий Тор. Поэтому я применял магию к себе… чтобы она помогла мне стать более красноречивым, привлекательным в глазах женщин, коварным соблазнителем, которым я никогда не был.
Я находил слова, которые никогда не посмел бы произнести, отвешивал комплименты, слова лились из моих уст, как мед, словно это было моей натурой. И со временем маска приросла ко мне, магия въелась в мою плоть, завладела мной, я стал ее повелителем – и ее рабом. Но иногда я снова чувствую себя маленьким, слабым и жалким. Младшим принцем, застенчивым Локи, который прячется за колонной, подглядывая, как старший брат, облапив очередную красотку, смеясь во все горло, ведет ее в свои покои. И ненавижу себя.
Тор, Тор… мой царственный брат… Ты покорил даже Мидгард, одним своим появлением, будучи в обличии простого смертного, ты покорил всех и даже там умудрился найти себе женщину. В то время как я… На твоем месте, не обладая своей магией, я не смог бы с ней даже заговорить. И вообще, не выжил, наверняка погиб бы в чуждом для себя мире, тогда как ты… ты выжил, мало того, ты изменился и стал достоин трона Асгарда. И я признаю это, но никогда не смогу тебе простить этого, брат.
Ты – все, чем я хотел бы быть, у тебя было все, чем я хотел бы обладать.
И мне никогда не стать таким, как ты. А быть таким, как я… это нелегко, брат. когда тебя разъедает изнутри злоба и боль, что я не могу быть самим собой, никогда, никогда никто не полюбит меня за то что я это, меня, сына етуна, незаконнорожденного Локи, Локи Лафейсона…
Как я могу любить других, если я не могу полюбить себя?
Я так много добился за то время, пока ты был в изгнании, и настроил планов, но все это ничто. Ничто по сравнению с тем, что я столько лет пытался заслужить хотя бы молчаливое одобрение нашего отца, который тебе его отсыпал щедрой мерой, не скупясь на похвалы и улыбки, но все это только тебе, Тор…

Один. Наш отец. Твой отец.
Я считал себя его сыном, и никогда не мог понять, почему он так радуется твоим успехам, а мои отмечает лишь сухим кивком. О, да, он всегда знал мою проклятую сущность, и хотел вытравить ее дисциплиной, и выправить строгостью, и не хотел вырастить меня эгоистом, но все вышло наоборот. Кровь Лафеев дает о себе знать.
Ты никогда не любил меня… отец.
Даже сейчас, пожираемый ненавистью к семье, меня отвергнувшей, я не могу назвать отцом того, кто меня породил - он даже смотрел на меня без интереса, как на невиданного ранее жука, лишь играя, мол, а ты знаешь, принц, чей ты сын на самом деле?
Какая смешная шутка. Я долго смеялся.
…Я долго плакал, закрывшись в своей комнате, Взрослый мужчина, воин, маг - я рыдал, как ребенок, когда мне открылась эта ужасная истина. И я возненавидел своего настоящего отца так сильно, как возненавидел тебя – того, кто столько лет скрывал от меня правду. Я ненавижу тебя, Один, Всеотец, ненавижу каждой клеткой моего тела, каждой разорванной струной моей души. Это ты виноват, что я свалился с Биверста. Мне было очень страшно… отец. Но выбора не было. Я зашел слишком далеко. Я не знал, что все так обернется. Я хотел как лучше. Я, правда, хотел, как лучше!
Мне не под силу были ратные подвиги, я преуспел в магии. Я помню, как с гордостью хвалился перед тобой своими первыми успехами – мне казалось, что ты должен гордиться мной. Но тебе это было не по нраву. Конечно – я же враг, и, оказавшись вдруг силен, могу представлять угрозу твоему царству. А без магии я – просто младший сын, младший брат Тора, наследника трона Асгарда. Младший брат. Тогда я считал себя братом, сыном, членом древнего рода.
Дохляк, бледная крыса, бестелесная тень своего венценосного брата. Что будет, если магия покинет меня? Кем я стану? Кем?
Я мог бы все исправить, отец, если бы ты дал мне шанс. Но ты… я был предоставлен сам себе, и не знал, как поступить лучше… как поступить иначе. А тебя не было рядом. Никто не мог подсказать, посоветовать. Да я и не принял бы совета – я все хотел сделать сам. Я ненавижу тебя! Я только хотел доказать тебе, что ты не зря растил меня, как сына, что ты не зря спас меня, что я не зря ел пищу, предназначенную богам Асгарда, и по праву занимал место в царских покоях.
Ты ведь никогда не относился ко мне, как к Тору. Я часто замечал на себе твой внимательный взгляд, задумчивый и грустный. И мне так хотелось, чтоб ты, глядя на меня, сиял от гордости за своего младшего сына. Ты всегда так гордился Тором. Я знаю, что должен был бы быть благодарен тебе, ведь ты спас меня, когда мой настоящий отец выбросил меня, как слепого котенка – но порой мне кажется, что лучше было бы, если бы ты оставил меня там, погибать. Тогда мне не пришлось бы столько страдать. Тогда я не причинил бы столько зла. Я любил тебя, отец. Я любил тебя так же сильно, как сильно я тебя ненавижу.
Как я хотел доказать тебе, что я достоин, если не трона, то права называться твоим сыном! Уничтожить Етунхейм – разве я пошел не по твоим стопам?
Да, это была не лучшая идея, но разве ты сам не показал мне пример, всем, нам, когда тогда стоял по колено в етунской крови? В етунской крови…
Ты не сказал мне, но я был искуплением – спасая дитя етуна, ты хоть частично искупал свою вину за бессмысленное жестокое истребление другого народа. За пролитую кровь.
И я всегда был лишь напоминанием о том, что ты сделал. Могу ли я осуждать тебя за то, что ты никогда меня не любил? Понимаю, что не могу. Но как же я тебя ненавижу. Наверное, ты старался любить меня. Но разве можно любить того, кто напоминает тебе о твоих собственных прегрешениях?
Великий Один, непогрешимый Всеотец. Ненависть моя безмерна. Настолько, что я боюсь захлебнуться в ней, а слезы жгут сердце, жгут меня, словно раскаленное железо – тело преступника.
Ты не простил меня. И я тебя ненавижу.


Мать. Моя Мать… Нет, не так.
Мать Тора. Ты – мать Тора, и никогда не была моей матерью. Мать наследника Асгарда… Прекрасная, холодная Фригг… Мама… Почему ты так мало любила меня, мама?
Почему, щедро одаривая ласками Тора, ты всегда воровато оглядывалась, когда хотела потрепать меня на щеке, пригладить мои непослушные волосы?
Или ты боялась гнева Одина?
Мама, мама. Я так любил тебя. Я был готов бросить мир к твоим ногам за одну мимолетную ласку. Но зачем тебе был мой мир, когда Один давно уже подарил тебе весь Асгард?
Ты так мало любила меня, мама. Я хотел ненавидеть тебя – но одну тебя я не могу ненавидеть. Я за это я ненавижу себя. Помнишь, как я спросил тебя: «Мама, а почему говорят, что я тебе не родной?» Как побелели твои губы, как кровь отхлынула от твоих щек. Тогда я долго сидел у тебя на коленях – долго как никогда, а ты не прогоняла меня, гладила по волосам и говорила: «Ты мой мальчик, мой Локи, мой сын». За это я готов был стерпеть все насмешки, все уколы, и даже не думал о том, что это могло быть правдой. Я видел, что черноволос и бледен, что румяный Тор похож на Одина, а я – нет. И на тебя я не похож тоже. Ты не сказала мне правду. Как ты могла, мама? Как ты могла лгать мне так долго? Ты хотела уберечь меня… почему…
Как ты должна была страдать, мама. Но ты – сильная. И я должен был ненавидеть тебя. Но – не могу. Ведь к тебе единственной я прибегал, когда старший братец не рассчитывал силу, и жалился, пряча лицо у тебя на коленях, а ты целовала синяки на моей слишком бледной коже, залечивала царапины и ссадины, а порой – переломы и вывихи, ведь Тор еще был ребенком, и сам не знал своей силы. Я старался терпеть, и не плакать, а слезы все равно лились из глаз, но ты не смеялась надо мной, как они… как они все. Я быстро вырос, мама, стремясь догнать Тора. Но все еще любил сидеть, прижавшись к тебе, хотя был уже совсем большие мальчиком.
Однажды, млея от неожиданной и долгожданной ласки, я сидел у тебя на коленях, а ты вдруг резко сбросила меня. Появился Один… отец… и строго сказал: «Фригг, сын вырос. Воину не престало нежничать».
И ты подчинилась. Больше мне некому было жаловаться. Ты отдалилась от меня, мама. Почему?
Узнав, что я сын Лафея, я наговорил гадости и тебе, а ты была все также холодна и прекрасна, и я, опомнившись, на коленях молил прощения и плакал, плакал, и я ненавижу себя за эту слабость. А тебя ненавидеть не могу. Я все мог бы исправить… Но зачем? Один отказался от меня. Ты… ты не говорила мне этого, но я не могу думать иначе. Слишком много бед я натворил. Слишком много лгал и обманывал. Зачем я тебе? Я ведь тебе даже не сын. Ты…
Знаешь, мама, что самое страшное в жизни? Я только сейчас это понял. Самое страшное – это упасть с Радужного моста и не разбиться.
Мне некуда идти. Я не в силах вернуться – я не могу вернуться в Асгард, хотя до сих пор против желания называю его домом. Теперь я проклятый изгнанник, изменник без роду и без племени, и ненависть раздирает меня.
Все можно было бы исправить. Я верю, что я все мог бы исправить. Но рядом нет никого. И нет ни одного шанса… Но я докажу, я докажу всем, что я способен на многое. И если я не могу вызывать любовь, так вызову же ненависть, которой еще не бывало. Ненависть порождает ненависть, и это замкнутый круг. Я знаю, мне не вырваться из него. Я знаю.
Мне так больно, мама. Я все потерял.
Знаешь, мама… я бы так хотел вернуться… Только – примете ли вы меня? Если бы я только мог надеяться, что – да… Но я не могу. Я изгнан, и забыт, и мне нет дороги назад.
Потому, что я - горошина с червоточиной, одна единственная испорченная горошина среди множества других, прекрасных, спелых и правильных. Горошина с червоточиной, которая может заразить остальных, и ее надо выбросить, уничтожить как можно быстрее. Что стоит одна горошина по сравнению с целой корзиной спелого, прекрасного гороха? Разве это потеря?
Эта горошина – я… проклятый изгнанник, изменник без роду и без племени, заблудившийся путник, потерявший свет, который освещал ему дорогу. Я иду вперед, и меня гонит вперед ненависть, и отчаянное желание вернуться домой… нет, не домой, в Асгард.
Я обязательно вернусь. Не обессиленным, не разбитым, не умоляющим о прощении и снисхождении к оступившемуся бывшему принцу. Я вернусь с гордо поднятой головой, с триумфом, и докажу, что все ошибались, считая меня паршивой овцой, случайно затесавшейся в гордую и благородную стаю.
Я еще вернусь.

Вернусь домой…
- Во всяком случае, весь город перестанет смеяться над вами.
- Жаль!!! Я никогда не боялся быть смешным... Это не каждый может себе позволить.(с)

Ответить

Вернуться в «Фанфикшн по разным Фандомам»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей