Фанфик №2 Нечаянная подмена или Мой прекрасный родственничек

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata, Ekaterina

Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Фанфик №2 Нечаянная подмена или Мой прекрасный родственничек

#1 Сообщение Li Nata » Сб июл 07, 2012 10:56 am

Название: Нечаянная подмена или Мой прекрасный родственничек
Автор: Briza
Произведение: фильм "Пираты Карибского моря", аниме и манга "Kuroshitsuji".
Фандом: фанфик по фильму "Пираты Карибского моря".
Жанр: кроссовер, юмор, местами ангст.
Персонажи: Гектор Барбосса и много кто ещё.
Пейринг: на этот раз отсутствует.
Рейтинг: PG-13.
Размер: миди.
Дискламер: автор фанфика отказывается от прав на канонических персонажей. Они принадлежат создателям фильма и аниме (манги). Мои же персонажи, задействованные в фанфике, принадлежат исключительно мне. Стихотворный отрывок был заимствован автором фанфика из поэмы "Борис Годунов" А.С. Пушкина.
Статус: закончен.


История эта началась в один из тех чудесных весенних дней, когда сама природа словно праздновала своё пробуждение после долгих зимних холодов. В лазурном небе ярко сияло нежаркое ещё солнце и, подобно легким бумажным корабликам, плыли белоснежные пушистые облачка. Земля, оттаявшая после окончания заморозков, была покрыта ярко-зелёной молодой травкой, а вишнёвые деревца в старом саду, омытые недавно прошедшим дождиком, оделись нежной, ещё клейкой листвой, словно принарядившись к празднику.

Было 1 апреля 1616 года. Деревья, растущие возле стен старого замка, возведённого в XII столетии, склоняли свои ветви, будто заглядывая в открытые окна второго этажа. Между тем, в одной из комнат этой старинной рыцарской цитадели, высившейся неподалеку от Белфаста, и в самом деле происходило кое-что интересное.

Дело в том, что не далее как несколько минут назад, миссис Элеонора Мак-Алистер, супруга владельца этого замка и всех окрестных деревень, произвела на свет долгожданного наследника. И теперь молодая женщина изо всех сил старалась спрятать кроху от любопытствующих взглядов своих чад и домочадцев, а, прежде всего, от своего собственного мужа и отца этого самого ребёнка.

На первый взгляд, такое поведение Элеоноры могло показаться странным и необъяснимым. Более логичным для молодой матери было бы восхищаться своим новорождённым отпрыском и всем и каждому с гордостью его показывать. Но у миссис Мак-Алистер имелась очень серьезная причина не делать этого.

А всё дело было в том, что её ребёнок родился каким-то странным. Нет, он был крепким и здоровым, о чём недвусмысленно свидетельствовал громкий крик, с которым малыш и пришёл в этот мир. Но вот, его внешность…

– Надо же какой у него необычный цвет волос! – покачала головой миссис Хлоя Мак-Дуфф мать миссис Элеоноры, которая и принимала роды у дочери. – Сроду не видела такого огненно-красного младенца!

Миссис Мак-Алистер только улыбнулась: она, если честно, предполагала, что ребёнок будет рыжим. Да и можно ли ждать иного, если и у неё самой, и у её супруга волосы отливают золотом и медью? Но даже она не предполагала того, насколько этот кроха окажется рыжим… Вернее даже не рыжим, а, скорее, красным. Когда мать подала ей завёрнутого в пелёнку младенца, и она смогла получше его разглядеть, глаза миссис Мак-Алистер невольно округлились. Лежавший в кружевной пене одеяльца ребёнок был бы прекрасен, как ангел, если бы не странный цвет его волос и глаз.

Элеонора отвела с личика своего сына прядь волос цвета алого закатного солнца и вопросительно воззрилась на мать.

– А, вижу, что ты, дочка, тоже это заметила? – усмехнулась миссис Хлоя Мак-Дуфф.

– Что именно я должна была заметить, мама? – устало спросила Элеонора. – Если ты о цвете его волос, то это вполне закономерно. Сама знаешь, что у нас в роду, да и в роду Найджела тоже, все рыжие.

– Но не настолько же, – покачала головой Хлоя. – Ох, Нора, - добавила она. – Когда твой супруг увидит своего наследника, у него неизбежно возникнут вполне закономерные, но совершенно ненужные ни мне, ни тебе, вопросы.

– Да, мама, я это понимаю, – кивнула миссис Мак-Алистер. – Но лучше скажи, что у моего ребёнка с глазами? Почему они у него почти жёлтые с изумрудным оттенком и, как будто, даже светятся в полумраке комнаты?

– Как – светятся? – опешила её мать. – Ох ты, а ведь и вправду с глазами у него что-то не то… Какие-то они у него… нечеловеческие, что ли… Знаешь что, дочка? – добавила миссис Мак-Дуфф. – Если бы я лично не принимала его, то сказала бы, что это не обыкновенное дитя, а детёныш фэйри… Знаешь, они ведь иногда крадут детей и на их место подкладывают своих – уродливых и глупых…

– Мама! – умоляющим тоном воскликнула Элеонора. – Что это такое ты говоришь? Это мой сын, моё дитя… И каким бы он ни был, я всё равно буду его любить.

– Да это понятно, – кивнула Хлоя. – Только вот, что скажет твой Найджел, когда увидит это алое чудо с жёлто-зелёными кошачьими глазами?

– К счастью, это случится ещё не скоро, - усмехнулась миссис Мак-Алистер. – Найджел сейчас в Дублине и вернётся не раньше следующей недели. А за это время, может быть, всё и уладится. Ведь ты же сама мне не так давно говорила о том, что у маленьких детей волосы порой очень быстро светлеют или темнеют, да и цвет глаз тоже может измениться кардинально.

– Будем надеяться, что так и будет, – кивнула её мать. – Если же твой супруг начнёт приставать к тебе с расспросами, то сразу же зови меня: я подтвержу, что это именно твой ребёнок, а не какой-нибудь подменыш фэйри и что я собственноручно принимала его…

В это самое время открылась дверь, и в комнату быстрым шагом вошёл сам хозяин замка.

– Найджел?!.. – удивилась Элеонора. – Почему ты здесь? Ведь ты же должен быть ещё в Дублине…

– Управился раньше с делами, вот и вернулся, – пожал плечами мистер Мак-Алистер. – Кстати, мне тут слуги сказали, что ты вот-вот разрешишься от бремени… Впрочем, – добавил он, заметив маленький белый свёрток в руках своей супруги. – Я вижу, что это уже и так произошло.

- Да, – кивнула Элеонора. – Только… Найджел, я очень прошу тебя выслушать меня… Поверь мне, я ни в чём не виновата…

– О чём это ты, дорогая? – округлил глаза мистер Мак-Алистер. – Элеонора, что ещё случилось? Неужели с ребёнком что-то не то?

– Да… То есть, нет… – покачала головой Хлоя Мак-Дуфф. – Мистер Найджел, у вас родился наследник. Он отлично сложен, здоров и крепок, только вот…

– Что – только вот? – спросил Найджел, внутренне готовясь к чему-то ужасному.

– Нора, покажи своему мужу ребёнка, – со вздохом сказала Хлоя. – Пусть он сам всё увидит.

– Нет! – миссис Мак-Алистер в ужасе прижала к себе белый свёрток, словно собиралась до последней капли крови защищать своё дитя от возможной опасности со стороны его же собственного отца.

– Нора!.. – повелительным тоном повторила миссис Мак-Дуфф.

– Хорошо, мама, – покорно кивнула та, и, отогнув край кружевного одеяльца, продемонстрировала своему супругу мирно спавшего ребёнка.

– Хм… Симпатичный парень, – покачал головой Найджел. – Если, конечно, не считать что у него волосы странного цвета… И, кстати, а с какого это перепугу вы решили, что с ним что-то не то?

– Ты ещё не всё видел, - тихо сказала Элеонора. – Поверь мне, если бы ты поглядел ему в глаза, то ты бы сразу всё понял...

В это самое время младенец проснулся и воззрился на родственников пристальным взглядом своих слегка раскосых жёлто-зелёных глаз.

– Святая матерь божья! – воскликнул мистер Мак-Алистер, невольно отшатываясь назад. – Что это ещё такое?.. Что у него с глазами?

– Убедились? – спросила его тёща.

– Да-а… – не слишком, впрочем, решительно, протянул Найджел. – И что же теперь нам с ним делать?

– Понятия не имею, – пожала плечами миссис Мак-Дуфф.

И она ничуть не лукавила, когда говорила так. Ведь Хлоя и в самом деле не знала, что ей теперь делать с таким вот странным внуком…


А в это время…

Молодой... скажем так, человек, лет двадцати-двадцати пяти на вид, со светлыми, почти белого цвета волосами, ниспадавшими на воротник его форменного тёмно-серого костюма, прогуливался взад-вперёд по аллейке возле двухэтажного белого здания, на фронтоне которого виднелась надпись: «Ведомственная больница корпорации «Несущие смерть». То и дело незнакомец останавливался, поглядывал то на часы, болтавшиеся на его запястье, то на окна лечебного заведения, после чего со вздохом снова начинал мерить шагами дорожку.

Этим незнакомцем был пока ещё довольно молодой (Всего-то каких-то трёхста лет от роду!), но весьма перспективный сотрудник оперативного отдела Корпорации, шинигами Морган Адам Сатклифф, которому уже в то время пророчили блестящую карьеру и который впоследствии удостоился высокого звания Легендарного Жнеца.

Впрочем, в данное время, 1 апреля 1616 года перспективы карьерного роста волновали Моргана меньше всего. И для того имелись очень существенные причины. Вернее, одна: его рыжеволосая подружка, Джиллиан О’Коннор, которая сейчас находилась в родильном отделении ведомственной больницы и готовилась произвести на свет его сына и наследника.

Здесь надо отметить, что для шинигами рождение детей – явление нечастое. Известно, что Жнецы – существа бессмертные, то есть, при благоприятном стечении обстоятельств, жить они могут практически вечно, и, следовательно, в воспроизводстве потомства не нуждаются. Однако иногда из правил бывают и исключения: когда–никогда, кое-кто из шинигами, зарекомендовавший себя как отличный работник, получает особое разрешение (читай, обязательство) на рождение ребёнка. Правда, и тут всё бывает не так просто, как в мире людей. Ведь жнецов женского пола очень мало, да и у тех вследствие определённых физиологических особенностей, детей просто не может быть. Вот и приходится получившим разрешение на обзаведение потомством шинигами подбирать себе пару из представительниц других волшебных народов. У одного этой самой избранницей оказывается фея, у второго – эльфийка, у третьего – ундина, ну, а Моргана Сатклиффа угораздило влюбиться в представительницу рода ланнан-ши, которых люди в Ирландии в шутку называют «Прекрасными возлюбленными». Нет-нет, внешне эти барышни выглядят просто великолепно: у них стройные, но с приятными округлостями в нужных местах фигурки, молочно-белая кожа без малейших признаков веснушек и роскошные, ниспадающие водопадом до земли волосы различных оттенков. Однако, несмотря на всё это, сущность у ланнан-ши самая что ни на есть вампирская, равно как и их заострённые, смахивающие на акульи, зубы. Впрочем, опасны «Прекрасные возлюбленные» только для людей, шинигами же опасаться их нечего…

Поначалу руководство Корпорации, когда Морган объявил о том, что он нашёл для себя пару среди ланнан-ши, в восторг не пришло. И тому были объективные причины: вампирскую природу-то не переделаешь. А что, если будущий младенец получит от своей матери вздорный характер и неуёмную жажду крови? Но, когда Морган объяснил, что это дело уже решенное, а, если точнее, сделанное, то вышестоящее начальство махнуло на это рукой.

Несколько месяцев Джиллиан О’Коннор провела в специальном общежитии, предназначенном исключительно для будущих мамочек, где с ней, как с матерью одного из вероятных будущих перспективных работников, возились, словно с принцессой, а день назад, когда наступило время родов, её отправили в ведомственную больницу. И вот уже второй день она находилась там, а её, вроде как супруг, не мог найти себе места от тревоги за неё…

Прошло ещё какое-то время, возможно, всего лишь полчаса, но для Моргана оно тянулось чуть ли не вечность. И вот, наконец, когда будущий папаша уже готов был от беспокойства за свою пассию и будущего наследника лезть на стенку или на ближайшее дерево, раздалась бодрая трель его мобильного телефона… Да-да, не удивляйтесь: научно-технический прогресс в мире шинигами значительно опережает тот, что существует в мире людей. Поэтому, вполне закономерно, что в начале 17 века у них уже были мобильники…

Дрожащей рукой Морган поднёс телефон к уху, и чуть не запрыгал от радости, когда услышал голос своей возлюбленной.

– Котик, это ты? – щебетала в трубку Джил. – А я уже всё… Да, родила, да, нормально, да, ребёнок здоров… Что-что? Ну, конечно, парень… А ты что, не рад, что ли? Я тебя не слышу… Эй, ты там что, уснул, что ли?..

– Что-что? – переспросил Морган. – Нет, Джилли, не уснул… Я… Я просто поверить не могу в то, что ты говоришь… Мне кажется, что меня сейчас от радости разорвёт на части…

Джиллиан глупо хихикнула в трубку, после чего сказала:

– Да, но ведь ты же его ещё не видел… Знаешь что, Морри? Приходи-ка ты ко мне в палату. Сейчас как раз принесли детей, вот и посмотришь на нашего маленького Габриэля… Да, я его уже назвала… А тебе что, не нравится это имя?

– Да нет, отчего же, нравится, просто, длинное оно какое-то, – пробормотал Морган.

– Ну… – произнесла в трубку Джил. – Его ведь, можно и сократить… До «Габби», или как-нибудь по другому… В общем, - добавила она. – Давай, приходи, я жду… – И повесила трубку.

Надо ли говорить о том, с какой радостью припустил Морган по дорожке к больничному крыльцу? Взбежав по широкой лестнице на второй этаж, он молниеносно промчался мимо сидевшей на посту нянечки, и влетел в палату, где сейчас находились Джилл и их ребёнок.

– Дорогая, а вот и я! – воскликнул шинигами, подбегая к постели, на которой лежала его пассия и взгромождая на тумбочку огромный букет слегка увядших цветов… Морган знал, что Джиллиан любит такие розы: яркие, цвета голубиной крови… Почти такие же яркие, как её волосы…

– О, Морри! – воскликнула девушка. – Как хорошо, что ты пришёл!.. Ой, какие шикарные цветы, спасибо тебе, дорогой… Ну, а теперь, – добавила она, – погляди-ка сюда…

С этими словами Джиллиан откинула край тёплого шерстяного одеяльца, в которое был завёрнут лежавший у неё на руках младенец.

С замирающим от восторга сердцем, Морган склонился над маленьким свёртком, перевязанным голубой лентой с пышным бантом и… в тот же миг в ужасе отпрянул.

– Джилл… – прошептал он. – Но это… Это не наш ребёнок… Если хочешь знать, он вообще не шинигами… Откуда он тут взялся?

– Как это – не наш? – удивилась девушка. – Очень даже наш… Я сама его родила немногим больше трёх часов назад…

- Да, но у него же голубые глаза! – в ужасе прошептал Морган. – И потом… Его волосы… Они же кудрявые!

– Ну и что? – пожала плечами Джиллиан. – Может, он пошёл в моих предков… Может, он больше ланнан-ши, чем шинигами…

– Нет… – покачал головой Морган. – Нет, Джилл, вот тут ты не права. Ещё до того, как мы с тобой познакомились, когда я только-только получил разрешение на обзаведение потомством, мне сказали, что будущий ребёнок непременно будет Жнецом. Что от шинигами и кого бы там ни было, всегда рождаются только шинигами, и, в девяноста пяти процентах случаев, мужского пола. А что мы с тобой имеем сейчас? У нашего с тобой ребёнка голубые глаза и светло-рыжие кудрявые волосы… которых у шинигами не может быть в принципе… А это значит…

– Что – значит? – нахмурилась девушка. – Что ты хочешь этим сказать, Морри?

– Да ничего особенного, - махнул рукой Морган. – Только лишь то, что это не наш с тобой ребёнок. Он вообще не шинигами, а, скорее всего, человек… Знаешь что, дорогая, – добавил он, забирая у возлюбленной ребёнка. – Наверное, я прямо сейчас пойду в конкурирующую нашей организации корпорацию «Дарующие жизнь»… Кажется, это их недоработка. Ведь это они отвечают за то, чтобы каждый младенец появился на свет исключительно у своих биологических родителей. Но в данном случае их недочёт в работе привёл к тому, что у нас с тобой, у шинигами и ланнан-ши, появился на свет человеческий ребёнок, а наш настоящий сын в это самое время, скорее всего, находится где-то в мире людей… Которые вряд ли умилятся и обрадуются, увидев, его жёлто-зелёные глаза… Боюсь, – добавил Морган, – что они, чего доброго, ещё сочтут его дьявольским отродьем и пожелают сжечь на костре… Но я надеюсь, что ещё не слишком поздно… Пожелай мне удачи, Джилли: я отправляюсь выручать из беды наше с тобой законное чадо…

Сказав так, он вместе с младенцем на руках чуть не бегом направился к выходу из палаты.

– Эй, Морри, постой… Да подожди же!.. – крикнула ему вослед Джиллиан.

Но поздно: её возлюбленного уже как ветром сдуло.

– Вот так – всегда… – немного обиженно пробормотала девушка, поудобнее устраиваясь в кровати. – Надеюсь, Морри всё-таки поймёт, что он ошибся и вернёт мне нашего ребёнка… Ведь не может же быть, чтобы он и в самом оказался был человеческим младенцем, если я сама его родила?.. Или… Всё-таки может?..


Тем временем в мире людей…

– А я вам говорю – это детёныш фэйри! – упрямо твердила служанка Мак-Алистеров своим товаркам, собравшимся возле колодца в центре двора замка. – Провалиться мне на этом самом месте, если я вру! Как хозяйка мне его показала, так я думала, что от страха помру… Страшный такой: волосы цвета свежей крови, а глаза – как у кошки, и в темноте светятся… А уж взгляд-то какой недобрый!.. Одним словом, это не обычный ребёнок, а какая-то нечисть поганая…

– Да ладно тебе, Мэри, врать! – усмехнулась одна из женщин, стоявших у колодца. – Откуда бы тут, в замке нечисти взяться? Тем более что ты говоришь, что твоя хозяйка младенца ни на минуту из рук не выпускала?

– Ну, мало ли, Дженни, – пожала плечами служанка. – Фэйри – они ведь, такие – чуть не досмотришь, они уже в дом проникли и что-нибудь нехорошее сотворили… Почему бы не допустить, что леди Элеонора на минутку отвернулась, а фэйри – оп-па! – младенца-то и подменили?

– А может, фэйри тут вовсе и не при чём, – сказала вторая соседка – вечно мрачная и подозрительная, которую за глаза все в деревне звали Мегерой.

– Не при чём? Три ха-ха! – усмехнулась Мэри. – Если не фэйри, то кто же тогда, мог подменить сына моих хозяев на это маленькое чудовище?

– А никто его не подменял! – злобно усмехнулась Мегера. – Просто, наша благочестивая леди Элеонора наставила своему супругу рогов с каким-нибудь инкубом – вот и всё… И нечего тут сейчас гадать – что, кто да почему. Надо хватать это дьявольское отродье и, пока не поздно тащить на костер… Ну, и матушку его, связавшуюся с монстром, само собой, тоже…

В это самое время к спорившим женщинам подошёл молодой человек в одежде священника англиканской церкви. И, поскольку незнакомец был божественно красив, женщины, тут же перестав спорить и сплетничать, воззрились на него с удивлением и восхищением во взглядах.

Да, если говорить по правде, то посмотреть там было на что. Скромный наряд священника не мог скрыть поистине ангельской красоты этого молодого мужчины. Он был довольно высоким, изящного сложения, но вместе с тем, не казался болезненно-хрупким и изнеженным. У него было красивое лицо с тонкими, аристократическими чертами, а его глаза цвета светлого фиолетового аметиста, смотрели на мир доброжелательно и немного мечтательно. Белокурые волосы, ниспадающие на плечи незнакомцу, придавали ему сходство с одним из тех ангелов, которых рисуют в церквях… Да, по сути, он и был самым настоящим ангелом, спустившимся с небес на грешную землю…

– Добрый день, миз, – с улыбкой произнёс он, обращаясь к женщинам. – Вы не могли бы мне подсказать, где я могу найти сэра Найджела Мак-Алистера? А то я тут в первый раз, и не знаю, где искать хозяина замка…

– Мистер Мак-Алистер? – переспросила Мэри. – Конечно, я знаю, где он может сейчас быть… Если хотите, я отведу вас к нему, мистер… э… – Девушка замялась, не зная, как ей обратиться к незнакомцу, имени которого она не знала.

– Ландерс, – кивнул незнакомец. – Моё имя – Эш Ландерс. Я - новый священник в вашем приходе.

Следом за служанкой он поднялся на второй этаж замка и, пройдя по коридору, оказался возле двери из тяжёлого мореного дуба.

– Вот мы и пришли, мистер Ландерс, – сказала Мэри. – Это – рабочий кабинет сэра Найджела… Только, – добавила девушка, безуспешно пытаясь открыть дверь. – Похоже, что его сейчас нет дома… Ну, точно, – добавила она. – И как это я могла забыть? Ведь он же собирался ехать за священником, чтобы окрестить своего новорождённого сына. Но ведь, священник – это вы, и вы здесь, в замке… Значит, мистер Мак-Алистер скоро вернётся, так и не найдя вас?

– Ничего страшного, миз, – улыбнулся девушке Эш. – Пожалуй, я отправлюсь ему навстречу, так что мы с мистером Мак-Алистером встретимся по дороге… Приятно было познакомиться с вами, но мне уже пора идти…

И он, отвесив девушке поклон, ушёл…

А служанка так и осталась стоять возле комнаты своего хозяина. Она никак не могла взять в толк, почему это священник не пожелал подождать мистера Мак-Алистера в гостиной замка.

Девушка хотела догнать священника и сказать, что ему не надо никуда идти, что её сеньор и сам скоро воротится, но почему-то не решилась. И только когда молодой священник скрылся из виду, она, наконец, отважилась броситься за ним вдогонку.

Но безуспешно: незнакомец, представившийся ей и её товаркам Эшем Ландерсом, будто сквозь землю провалился. Удивлённая девушка бросилась расспрашивать стоявших возле ворот стражников, не видели ли они выходившего из ворот замка молодого человека в сутане, но те ответили, что с тех самых пор, как сеньор Мак-Алистер покинул замок, мимо них и муха не пролетала.

Не зная, что и думать обо всём, что с ней случилось, служанка направилась обратно в замок, размышляя о том, не была ли её встреча с молодым священником всего лишь сном…

***
Выйдя из замка, Эш Ландерс отправился в соседнюю деревню, где в придорожном трактире его ждал Морган Сатклифф.

– Ну, что? – первым делом спросил шинигами у ангела, когда тот вернулся. – Ты его нашёл?

– Да, разумеется, – кивнул Эш. – Он там, в замке Мак-Алистеров, как я вам и говорил.

– В таком случае, отправляемся туда немедленно, – сказал Морган. – Надеюсь, что пока с ним ничего страшного не случилось?

– Нет, – покачал головой ангел. – Но, боюсь, что совсем скоро может произойти нечто ужасное. Там есть одна женщина… Очень злая и скандальная, которая распускает слухи о том, что этот ребёнок – плод любви Элеоноры Мак-Алистер и неизвестного инкуба… И, как я понял, она говорила о том, что младенца и его мать нужно сжечь на костре…

– Пусть только попробуют! – процедил сквозь зубы Морган. – Клянусь, я собственноручно спалю всю их жалкую деревню…

– Да, огонь способен всё, что угодно очистить от скверны, – задумчиво кивнул Ландерс. – Даже такую злобную бабу, как эта Мегера… Уничтожить грязь, уничтожить бесполезность, – добавил он шёпотом. – Уничтожить во всеочищающем пламени…

– Мистер Ландерс, всё это прекрасно, – покачал головой Морган. – Но, боюсь, нам сейчас не до этого. Хватит уже того, что именно из-за вашей халатности, мой сын оказался у этих людей. Нам надо немедленно менять детей, пока ещё не стало слишком поздно. А потом, если уж вам так хочется, очищайте от скверны кого хотите и как хотите…

– Да, вы, безусловно, правы, – кивнул ангел. – Итак, пожалуй, приступим…

***
Элеонора Мак-Алистер видела из окна собравшихся возле колодца женщин и слышала их разговор. И она прекрасно понимала, ЧЕМ всё это может закончиться для неё и для маленького Гектора, спавшего сейчас в резной кроватке под голубым кружевным пологом.

«Проклятье, да оставьте вы в покое моего ребёнка, глупые деревенские наседки! – хотелось крикнуть женщине. – И никакой мой сын не подменыш фэйри и не инкуб… Просто у него своеобразная внешность – вот и всё…»

Однако, похоже, что даже ближайшие родственники не были уверены в том, что её сын – самый обычный ребёнок, а не какое-то там дьявольское отродье… Даже Найджел как-то странно на него поглядывал, словно и у него были какие-то подозрения…

– Как же вы мне все надоели, надутые, глупые индюшки, - пробормотала Нора, закрывая окно, чтобы не слышать, как служанки обвиняют её во всех смертных грехах… Включая интимную связь с инкубом… – Хоть бы вы все поприкусили свои злые языки и наконец замолчали…

В это время послышался писк маленького Гектора, который до этого мирно спал в своей кроватке. Очевидно, пришло время его кормить. Элеонора закрыла окно и, вернувшись в комнату, занялась сыном. Она уже не видела того, как к женщинам, стоявшим возле колодца и распускавшим злые слухи о ней и о её ребёнке, подошли несколько мужиков. Не слышала, как кто–то из толпы, собравшейся возле ворот замка, предложил от греха подальше «сжечь ко всем чертям проклятую ведьму и её отродье»… Покормив сына и уложив его спать, миссис Мак–Алистер прилегла на кровать и тоже уснула, не желая больше думать ни о чём плохом.

Проснулась молодая женщина уже в сумерках, проснулась от громкого плача маленького Гектора, который буквально заходился рёвом, то и дело, сменявшимся кашлем. Элеонора не сразу поняла, что вся комната полна дыма, проникающего через щели в окнах. Она только удивилась тому, что привычные глазу предметы, находящиеся в спальне видятся ей словно в какой–то туманной дымке. Однако запах гари, витавший в комнате, всё расставил на свои места.

– Что такое? – удивилась молодая женщина. – Откуда этот запах... и дым?..

И тут её осенило: по всей видимости, в замке начался пожар… Но ведь это значит, что ей самой и всей её семье грозит опасность!

Не зная, что делать в подобных случаях, Элеонора схватила задыхающегося от дыма младенца и завернула его в сдёрнутую с кровати простыню. После чего накинула на плечи пеньюар и выбежала из комнаты в коридор.

– Мама, Найджел, где вы? – крикнула она в пугающую пустоту коридора. – Вы живы? Вы в порядке?

– Тут мы, дочка, тут! – послышался голос Хлои откуда–то сверху. – Мы с твоим супругом в донжоне, держим военный совет.

– Военный совет? – удивилась Элеонора. – Но, для чего? Что случилось?

– То, что эти наши арендаторы подожгли замок! – ответила ей мать. – Иди сюда, нам надо кое-что с тобой обсудить…

Всё ещё ничего не понимая, Нора поднялась по витой лестнице и оказалась в помещении, которое раньше служило караулкой для охранявших замок солдат и рыцарей. Сейчас же там хранился всякий ненужный хлам и обитали летучие мыши. Оглядываясь по сторонам на всякий случай, молодая женщина прошла в центр помещения, где на старых стульях с вытершимися от времени бархатными сиденьями, восседали державшие военный совет её мать и муж. Хлоя Мак-Дуфф выглядела вполне спокойной, чего нельзя было сказать о Найджеле Мак-Алистере. Он то и дело подбегал к прорубленному в стене донжона крошечному окну и выглядывал в него, а потом возвращался обратно, вздрагивая от каждого резкого звука.

– Итак, зачем вы меня позвали сюда? – спросила Элеонора своих родных. – Неужели для военного совета нельзя было избрать более подходящее время? Ведь, пока вы тут что–то обсуждаете, наш замок, возможно, уже пылает.

– Вот именно, – кивнула Хлоя. – Вот именно потому–то мы и здесь. Ведь, замок не просто так загорелся, не сам по себе, а его намеренно подожгли.

– Подожгли? – удивилась Элеонора. – И кто же мог сотворить такое злодеяние?

– Те, кто за пару часов до поджога у колодца обсуждал твою противоестественную связь с инкубом! – невесело усмехнулся Найджел.

– Иными словами, это сделали наши же арендаторы? – на всякий случай уточнила Нора.

– Да.

– И что нам теперь делать?

Вместо ответа мистер Мак–Алистер только пожал плечами.

– Вообще–то, дочка, у нас есть как минимум два выхода, – сказала Хлоя Мак–Дуфф. – Первый: мы с Найджелом выдаём тебя и Гектора этой толпе, они сжигают вас живьём и успокаиваются. Но, как ты понимаешь, дорогая, этот вариант для нас совершенно неприемлем. Значит, остаётся второй выход: просто сидеть и ждать, пока пламя не охватит весь замок и мы все не зажаримся прямо тут, в этой самой башне.

– А если попробовать оказать им сопротивление? – спросила Элеонора, пристально глядя на мать.

Но Хлоя только покачала головой.

– Нет, – сказала она. – Это бесполезно и ни к чему не приведет. Кроме того, замок уже горит, и даже если мы сумеем договориться с нашими арендаторами, то это всё равно ничего не решит. Даже при всём желании им, скорее всего, уже не удастся унять пламя.

– Но ведь, не можем же мы просто сидеть здесь и ждать смерти? – воскликнула Элеонора. – Мы должны что–то сделать, попытаться спастись… Если и не ради себя, то хотя бы ради Гектора! Неужели он пришёл в этот мир только лишь для того, чтобы через несколько часов после своего рождения, его покинуть?

Хлоя и Найджел, ничего не отвечая ей, отвернулись в сторону. Оба они понимали весь ужас ситуации, но ничего не могли сделать ни для себя, ни для Норы, ни для её ребёнка…

– Да, вы совершенно правы, миссис Мак–Алистер! – внезапно прозвучал в помещении чей–то незнакомый голос. – Вашему сыну суждено прожить очень долгую и довольно счастливую жизнь…

В следующий же миг погружённое во мрак помещение озарилось ярким золотисто–белым столбом света, внутри которого находились два довольно странных на вид незнакомца. Один из них был белокурым молодым человеком с красивым и строгим выражением лица, облачённым в сияющее белое одеяние и с белоснежными же крыльями за спиной. Второй являл собой не менее интересный образчик. Это был высокий парень с пепельно-серыми волосами, ниспадавшими сзади на воротник невиданного в 17 веке строгого делового костюма серо-чёрного цвета и с глазами странного золотисто–зелёного оттенка. В одной руке незнакомец держал оружие в виде остро заточенной косы на длинной рукояти, украшенной скелетом, а второй рукой прижимал к себе маленький белый свёрток, перевязанный голубой атласной лентой.

– Я прошу у вас прощения за вторжение в ваш замок, мистер Мак–Алистер, – сказал Найджелу незнакомец с косой в руках. – Моё имя – Морган Адам Сатклифф, я сотрудник корпорации «Несущие смерть». А мой спутник, Эш Ландерс, является сотрудником конкурирующей нам организации «Дарующие жизнь». Собственно говоря, именно из-за его упущения мы с ним и оказались здесь, да ещё в такой, прямо скажем, драматичный для вас и вашего семейства момент…

– Кто вы такие? – скорее выдохнул, чем произнёс Найджел, для которого появление незнакомцев в наглухо закрытой бывшей караулке было огромным сюрпризом… И не сказать, чтобы приятным.

– Долго объяснять, – усмехнулся Морган. – Если же говорить коротко, то мы оба с мистером Ландерсом являемся ангелами. Но только он – ангел, который дарит жизнь, а я тот, кто в положенный час приходит к человеку, чтобы её забрать.

– Значит, вы пришли сюда, для того, чтобы… нас убить? – немного заикаясь, произнесла Элеонора, которой совсем не хотелось умирать и вдвойне не хотелось, чтобы умер её ребёнок.

– Нет, – покачал головой шинигами. – В положенный час, конечно, кое-кого из вас, возможно, и ждёт вторая и последняя встреча со мной. Но это произойдёт не сегодня и вообще не в ближайшие годы.

– Тогда, зачем же вы здесь? – спросила Хлоя, не сводя глаз со странного незнакомца.

– Затем, что ввиду халатности, допущенной моим спутником, случилось так, что наших детей перепутали, – пояснил Морган. – Ваш настоящий сын Гектор родился у моей возлюбленной, а мой Габриэль – у вас, миссис Мак-Алистер. И теперь я пришёл сюда для того, чтобы забрать у вас своего отпрыска и вернуть вам вашего.

– А… Чем вы докажете? – на всякий случай уточнила Нора, инстинктивно прижимая своего ненаглядного Гектора… или, может быть, всё-таки Габриэля к себе, словно желая защитить его от возможной опасности.

– Чем докажу? – переспросил Морган. – Ну, хотя бы тем, что у моего сына, как и у всех шинигами, глаза с рождения жёлто-зелёные. А у вашего ребёнка – голубые… А ещё, – добавил он. – У ребёнка, которого вы считаете вашим, хотя он по происхождению даже не человек, волосы точно такого же цвета, как и у его матери, ланнан-ши Джиллиан.

– И вы считаете, что я отдам вам своё дитя? – покачала головой Элеонора. – Боюсь, что это невозможно: я слишком сильно люблю его, чтобы отдать первому встречному… Пусть даже этот первый встречный – ангел смерти.

– Ну, что ж… – покачал головой Морган. – Вижу, что мне вас не переубедить… Видит Смерть, я совсем не хотел применять силу, однако, как видно, придётся… Мистер Ландерс, – добавил он, обращаясь к своему спутнику. – Я сделал, всё, что мог… Но теперь ваш черёд действовать…

Ангел произнёс шёпотом несколько слов на незнакомом певучем языке, и в тот же миг помещение донжона погрузилось во мрак, воздух наполнился приятным сладковато–терпким ароматом, а находившиеся там люди внезапно почувствовали, что их неудержимо тянет в сон. Через какую-нибудь пару–тройку минут владелец замка, а также его чада и домочадцы мирно спали, откинувшись на спинки стульев.

– Ну, вот и всё, – сказал Морган, забирая своего сына из рук спавшей Элеоноры и возвращая женщине её родного ребёнка. – Дело сделано, Ландерс. Мы можем возвращаться.

– А как же они? – спросил ангел, кивком указывая на всё мирно спавшее семейство Мак–Алистеров. – Представляете, Сатклифф, что будет, когда они проснутся и увидят, что мы подменили детей?

– Ничего не будет, – с усмешкой сказал Морган. – К тому времени, когда они проснутся, из их памяти уже напрочь сотрутся воспоминания о нашем визите, да и вообще обо всём том, что случилось в последние два дня.

– А у их арендаторов? Они тоже ничего не смогут вспомнить?

– Да, и они тоже забудут о том, что хотели сжечь свою хозяйку вместе с её сыном на костре...

– А пожар?

– Его уже потушили…

– И как это вам только удалось всё это провернуть почти одновременно? – покачал головой ангел, с восхищением глядя на шинигами.

– Ну-у… – скромно пожал плечами Морган. – Не зря же некоторые сотрудники в моём родном Департаменте называют меня живой Легендой?..


Прошло 50 лет.

Сражение близилось к концу. Грозные пушки легендарной «Чёрной Жемчужины» больше не огрызались смертоносным огнём в ответ на залпы с «Мести Королевы Анны». Гордо реявший на мачте чёрный флаг с нарисованными на нём черепом и двумя перекрещенными саблями, который вот уже много лет внушал ужас всем, кто его видел, бессильно поник. Палуба корабля была залита кровью и завалена обломками разбитых мачт и неразорвавшимися ядрами. Из нескольких пробоин ниже ватерлинии хлестала вода, заливавшая трюм и внутренние помещения корабля. По всему было видно, что существовать «Чёрной Жемчужине» оставалось недолго: совсем скоро свинцовые воды сомкнутся над ней, и легендарное судно навеки погрузится в морскую пучину…

Вот какое зрелище представилось молодому… скажем так, человеку, спрыгнувшему прямо из пустоты на фальшборт гибнущего корабля.

– Да–а… – протянул парень, кокетливым жестом поправляя свои немного растрепавшиеся волосы цвета закатного солнца, буйным водопадом ниспадавшие по его спине и почти касавшиеся узкой, как у девушки, талии. – Так вот как выглядит корабль после морского сражения… Помнится, на теоретических занятиях по профессиональной жнеческой подготовке и на курсах повышения квалификации преподаватели нам что–то говорили об этом. Но, говоря по чести, я слушал их не слишком внимательно… Впрочем, – добавил он, осторожно спрыгивая с фальшборта на палубу, стараясь не запачкать в крови свои изящные сапожки на шпильках. – Довольно разговоров… Приступим к работе… Итак, что тут у нас имеется?..

Вытащив прямо из воздуха небольшую книжку в чёрном переплёте, парень её открыл и погрузился в чтение.

– Угу, – удовлетворённо кивнул он, наконец. – Гектор Барбосса, на настоящий момент – капитан линейного корабля «Чёрная Жемчужина». Возраст – пятьдесят лет, род деятельности – пират, сиречь, морской разбойник… Причина смерти – утопление… Вот же, мать твою Смерть! – покачав головой, выругался шинигами. – Это что же: выходит, что я должен тут сидеть и ждать, пока этот самый Гектор Барбосса вместе с кораблём пойдёт ко дну? Этак, пожалуй, я и сам нахлебаюсь воды, а мой костюм и причёска будут безвозвратно испорчены… Не–ет, так не пойдёт! Пожалуй, лучше положить всему конец прямо сейчас: погасить печать – и дело в шляпе!

С этими словами он подобрал повыше полу своего длинного плаща из вишнёвого цвета бархата, расшитого сиреневым шёлковым узором из цветов и листьев и с сиреневой же подкладкой. После чего решительным шагом направился туда, где на палубе распростёрлась ниц высокая худощавая фигура капитана, уже успевшего смириться с неизбежной гибелью, и теперь просто ожидавшего, когда корабль погрузится на дно, унося его с собой в морскую пучину…

***
Гектор Барбосса понимал, что это конец, что ему ни за что не вырваться из тенёт, в которые он попал. Его предали, и кто же? Его собственный корабль, тот самый, ради которого капитан был готов жизнь положить!

Барбосса прекрасно помнил, как всё это случилось. Стоял ясный, безоблачный день. «Чёрная Жемчужина» на всех парусах летела вперёд по покрытым белыми барашками пены волнам, как вдруг… Откуда ни возьмись, навстречу ей вылетел другой корабль, чьи паруса были цвета засохшей крови и под бушпритом которого виднелся огромный скелет, очевидно, некогда принадлежавший какому-нибудь сказочному великану. В тот же миг «Жемчужина» вышла из управления. Корабль словно взбесился: он прыгал по волнам, подобно норовистой лошади, желающей скинуть со своей спины всадника. Плохо закреплённые тяжёлые предметы наподобие полных бочек и пушек катались по палубе, убивая и калеча матросов. Мачты шатались, грозя в любой миг обрушится вниз, прямо на голову обезумевшим от страха людям, которые не знали, куда им деваться и с ужасом замерли на месте, ожидали неминуемой гибели.

Но и это было ещё не самым худшим. Уцелевшие члены команды «Черной Жемчужины» бросились к спасательным шлюпкам, но им не удалось добраться до лодок. Канаты, подобно змеям, хватали людей за ноги и за руки, не давали им бежать и даже пытались задушить. Сам капитан Барбосса, не знавший дотоле слова «страх», был изрядно напуган и обескуражен. Он пытался организовать бегство уцелевших членов своей команды на шлюпках, но, будучи схваченным за ногу внезапно ожившим канатом, не мог ничего поделать.

Он видел, как на борт его корабля по доске перебрались матросы с «Мести Королевы Анны», видел, как один за другим были убиты его люди, которые даже не могли оказать сопротивление своим убийцам… Распростёршись ниц на палубе, лежал он, будучи не в силах пошевелиться, и только изо всех сил старался не лишиться чувств для того, чтобы не быть зарезанным, как какая-нибудь бессознательная скотина.

Наконец, убийцы, убедившись в том, что на «Жемчужине» не осталось живых за исключением её капитана, вернулись на свой корабль. Гектору было непонятно, почему его оставили в живых, но когда корабль начал оседать на корму, понял, что, несмотря на «милосердие» неведомого и опасного врага, жить ему осталось недолго.

Капитан попробовал подняться на ноги, но канат, обхвативший его ногу, ещё сильнее впился в его плоть, так, что Барбосса задохнулся от боли. Перед глазами капитана поплыли разноцветные круги, мир безумной каруселью завертелся вокруг, и он на какое–то время потерял сознание.

***
Очнулся капитан от того, что кто–то пребольно наступил ему на и так уже пострадавшую ногу и коротко выругался, помянув недобрым словом смерть. Барбосса открыл затянутые мутной пеленой глаза и…

«Ну, вот, что называется, дожили до светлых дней! – мысленно усмехнулся капитан. – Уже всякие странные личности мерещиться начинают!»

Неожиданно в затуманенном болью мозгу Гектора всплыли строчки из какого–то стихотворения, автора которого он не знал:

«…Душа сгорит, нальется сердце ядом,
Как молотком стучит в ушах упрек,
И всё тошнит, и голова кружится,
И мальчики кровавые в глазах...»


«Или, всё-таки, девочки? – подумал капитан, глядя на склонившееся над ним высокое, человекоподобное существо неопределённого пола с длинными алыми волосами, одетое в плащ вишнёвого цвета с сиреневой подкладкой, вишнёвый же камзол, в чёрные штаны и в сапоги на высоких и очень острых каблуках. Остроту которых, кстати говоря, Гектор уже успел испытать на собственной шкуре. – Да нет, пожалуй, что всё-таки мальчики», – мысленно добавил Барбосса, заметив, что спереди, на груди, у этого существа нет никаких выпуклостей, положенных представительницам прекрасного пола, но зато ниже пояса, в штанах, у него кое-что довольно заметно выделяется.

– Кто... ты такой? – с трудом ворочая распухшим от жажды языком, спросил Барбосса, обращаясь к незнакомцу. – И что, морской дьявол тебя побери, ты делаешь на борту моего корабля?

– Кто я такой? – переспросил странный парень, доставая откуда–то из пустоты непонятный предмет, немного похожий на обычную пилу, но имевший слишком много отличий от оной. – Я – диспетчер Грелль Сатклифф из корпорации «Несущие Смерть». И я пришёл для того, чтобы забрать у тебя жизнь.

– А, так значит, ты из этих… – невесело усмехнулся Барбосса, подразумевая под «этими» разумеется, людей с «Мести»… Правда, он так и не понял, при чём тут какая–то корпорация... – Ну, что ж, тогда приступай…

– Ага, прямо сейчас этим и займусь, – кивнул шинигами. – Только для начала позволь мне просмотреть твою плёнку.

С этими словами он нажал на своём пилообразном инструменте какой-то выступ. Послышался странный звук, а в следующий миг Гектор почувствовал боль в боку, куда вонзилась пила.

– Эй, что ты делаешь! Совсем с ума сбрендил? – воскликнул капитан… Ну, то есть, это ему показалось, что воскликнул, хотя, на самом деле, он не произнёс ни звука.

– Угу! – хмыкнул Грелль, разглядывая хлынувшую из раны Гектора плёнку.

Перед глазами Жнеца развёртывалась целая история: морские сражения, абордажи, поиски древних кладов, проклятье ацтеков, настигшее, в конце концов, Барбоссу… Далёкие острова, затерянные в южных морях, диковинные ландшафты, старинные руины, навеки похороненные от людских взглядов в непроходимых тропических лесах… Грелль словно бы проживал заново жизнь отважного капитана. Он видел то же, что когда–то видел Гектор, слышал то же, что и он, испытывал те же чувства, что и сам капитан «Жемчужины»…

События, которые годами записывались на плёнке, теперь проносились перед Алым с ужасающей быстротой, в обратном порядке показывая события из жизни Барбоссы. Годы капитанства на плёнке сменялись временем, когда Гектор был старпомом, а то, в свою очередь, на годы службы простым матросом и юнгой. Наконец, замелькали события из юности и детства капитана – сначала позднего, а потом – раннего. И вот, наконец, плёнка показывает, как маленький Гектор лежит в белоснежной кроватке, над которой с ласковой улыбкой склонилась молодая женщина с длинными волосами цвета алого заката…

– …Что–о?!! – прокатился над залитой кровью палубой гибнущего корабля душераздирающий вопль Алого. – Это же… Этого просто не может быть!.. Эй, ты… как тебя там… Гектор Барбосса, – добавил он, пребольно пнув капитана в бок острым носком сапога. – Ну-ка, признавайся, почему это моя мать возилась с тобой, когда ты был младенцем?

– Не... знаю… – с трудом, ворочая языком, произнёс Барбосса. – А как... она выглядела, твоя мать?

– Смотри! – Грелль сунул полумёртвому капитану под нос плёнку. – Вот, видишь: эта женщина с волосами прекрасного алого цвета крови и есть моя мать.

– Странно! – покачал головой Гектор. – Хоть убейте, не помню ничего такого…

– Ну, убить я тебя и так убью, можешь в этом даже не сомневаться, – усмехнулся Алый. – Ты лучше скажи, каким это ветром тебя занесло в ведомственную больницу нашей Корпорации? Да ещё в то время, когда мы с тобой оба ещё в пелёнках лежали и под себя ходили?

– Не знаю… – повторил капитан. – Хотя… – добавил он, немного подумав, – а знаешь, я ведь часто видел во сне эту женщину, которую ты называешь своей матерью… И это вот помещение… Может быть, я и в самом деле когда–то там бывал…

– Погоди-ка! – прервал его Грелль. – Сейчас я кое–кому звякну и всё, что надо, разузнаю…

С этими словами Жнец вытащил из кармана камзола небольшую плоскую коробочку, и немного потыкав в неё пальцами, поднёс к уху.

– Алло, па… Да, это я, – произнёс он, обращаясь к кому–то невидимому. – Слушай, тут у меня один вопросик возник… Нет, ничего страшного, с работы пока не гонят… Да ничего я не натворил, блин!.. Говорю же: просто спросить тебя кое о чём хотел… О чём? Да у меня тут вроде как братец объявился… Человек, да… Угу… ага… ыгы… Ну, надо же… Ладно, будем решать, что мне с ним теперь делать… Ну, всё, па… Пока–пока, чмоки–чмоки!..

С этими словами Алый ткнул пальцем в коробочку ещё раз, и убрал её обратно в карман камзола.

– Значит, так, сказал он, обращаясь к Гектору. – Поучается, что мы с тобой и в самом деле в некотором роде братья. Твоя мать родила меня, а моя – тебя… Не знаю, как такое могло получится, но убивать тебя я что–то передумал… Сделаем так: я сейчас позвоню Уилли и попробую с ним кое о чём договориться, а ты лежи тихо и даже признаков жизни не подавай…

Гектор, у которого от всего произошедшего с ним, уже мозги плавились, мало что понял из слов своего «родственничка». Единственное, что он сообразил – это то, что Грелль собирается о чём-то договариваться с каким-то Уилли и решил, что Алый хочет пообщаться с нынешним морским дьяволом. Но зачем это ему нужно и что это даст? Барбосса слишком хорошо знал характер мистера Тёрнера–младшего и потому сомневался, что тот дарует ему жизнь.

Меж тем, шинигами снова достал свою чудо–коробочку, опять потыкал в неё пальцем, и приложил её к уху.

– Уииииилли! – радостно воскликнул он. – А это я… Ну, как кто? Конь в пальто! Ха–ха–ха! Что, говоришь, ты такого не знаешь? А диспетчера Сатклиффа, зато знаешь? Что, к какому ещё сожалению?.. Ах, к огро–омному… Ну, ладно, чего ты обижаешься, уже и пошутить нельзя, да?… Чего я звоню и отрываю тебя от важных дел? Ну, понимаешь, Уилли, у меня тут одна проблемка возникла… Ма–аленькая такая проблемка, всего–то шести с половиной футов росту… Нет, не напился, стёкл, как трезвышко… То есть, тьфу ты, наоборот: трезв, как стёклышко… Ах, ты за меня рад… Я тоже, Уилли, я тоже… Чего? Катиться к дьяволу?.. К какому? К первому встречному?.. Ну, почему ты так груб со мной? Я к тебе по–человечески, то есть, тьфу ты, по-шинигамски, обращаюсь, а ты, чуть что, мне своим секатором и штрафами угрожаешь… Уил–ли… Ты там что, заснул, что ли? Молчишь, как рыба об лёд… Ах, ты меня внимательно слушаешь… Что случилось? Да, в принципе, ничего особенного, просто случай экстраординарный… Представляешь, Уилли, мне сегодня надо было забрать душу у одного человека… Да, правильно, Гектор Барбосса его зовут, а ты–то откуда знаешь?.. Что? Говоришь, что он уже десять минут назад должен был умереть? Знаю. Спрашиваешь, где я сейчас нахожусь? На борту его судна… Ага, линейный корабль «Чёрная Жемчужина», у которого, кстати, до чёртовой матери пробоин ниже ватерлинии… Да, наверное, через полчаса пойдёт ко дну, так что, как видишь, Уилли, я, находясь на борту этого корабля, тоже рискую… Чем именно? Ну, хотя бы своим костюмом и причёской… Но дело не в этом. Короче говоря, я не могу убить этого человека. Почему? По кочану, Уилли, по кочану… Что? Ты мне по голове за такие шуточки секатором настучишь?.. Уилли, ну ты можешь меня не перебивать?.. Я сам себя перебиваю постоянно?.. Ладно, больше не буду… В общем, дело обстоит так, что этот человек, Гектор Барбосса… он, как бы вроде может изменить судьбы мира… Да, ты правильно понял: он относится к категории неприкосновенных для Жнецов людей… Нельзя его убивать, говорю!.. Что? Откуда у меня эта уверенность? Ну, знаю – и всё… Чего? Решать самому? Под мою ответственность? Если через три года не оправдает доверия, ты меня собственноручно прикончишь? И снова секатором?.. Уилли, ты неисправим… Но я всё равно тебя люблю… Да, до встречи, мой неприступный бастион… Да, поговорим в Департаменте… Пока-а… – И он снова убрал обратно в карман свою волшебную коробочку, в которой наш современник без труда признал бы мобильный телефон.

Всё это время Гектор, как и советовал ему Алый, не смел и пошевелиться. Когда же разговор с вышестоящим начальством был завершён, капитан вздохнул с облегчением.

– Всё в порядке, – кивнул ему Грелль. – Уилли мне разрешил не забирать твою душу, так что, живи… к–хм… дорогой братец, и знай мою доброту. Ах, да, ещё запомни: через три года, не позже, ты должен будешь как-то изменить судьбы мира… Как? Да как хочешь, хоть короля какого пристукни, что ли, если уж ни на что другое ума не хватит… Ну, или сожги какой-нибудь архитектурный памятник – войдёшь в историю, как некогда вошёл Герострат… Главное, хоть как–то отличись, а то Уилли мне всю башку своим секатором разобьёт к чертям свинячьим… А мне оно надо?

– Нет, наверное, – пробормотал Гектор, который не знал, радоваться ему такому повороту событий или нет. – Но, послушай, приятель, – добавил он, собравшись с мыслями. – Ты говоришь, что не станешь меня убивать, но ведь, я всё равно не доживу до того времени, чтобы оправдать твоё доверие.

– Это ещё почему? – не понял Алый.

– А потому, что меньше чем через полчаса я вместе со своим кораблём отправлюсь ко дну, – ответил Гектор. – Да ты, вон, сам взгляни: видишь, этот канат меня схватил за ногу и держит так крепко, что мне не вырваться.

– А если перерезать канат? – наморщив лоб, принялся рассуждать Грелль. – Почем бы тебе не разрубить верёвку саблей – и дело с концом?

– Ну, во-первых, – начал капитан. – Мне до сабли не дотянуться. Во-вторых, – добавил он. – Я уже пробовал освободиться и ничего не получилось. Ну, а в-третьих, вряд ли канат меня отпустит, даже если его перерезать. Скорее всего, обрывки верёвки снова поймают меня и хорошо, если сразу не удавят.

– И всё же, надо попробовать, – покачал головой Жнец, склоняясь над своим почти что братом.

Несколько минут он возился с верёвкой, пытаясь её развязать и, в результате, чуть сам не оказался опутанным канатом с ног до головы.

– Это какие–то неправильные верёвки! – воскликнул Алый после того, как ему самому удалось, наконец, освободиться. – Их невозможно ничем перерезать, не говоря уж о том, чтобы развязать, и… Ой, – добавил он, испуганно округлив глаза и указывая пальцем на подбирающуюся к ним с Гектором огромную лужу, вытекающую на палубу из трюма. – Кажется, мы сейчас пойдём ко дну… А я не слишком хорошо умею плавать потому что пропускал занятия по плаванию в колледже и в академии… И что же теперь делать?

– Сматываться нам обоим надо, вот что! – процедил сквозь зубы Барбосса, который сейчас был готов прибить на месте своего нечаянного «родственничка». – Только как я это сделаю, если эти проклятые верёвки меня не отпускают?

– Не знаю… – покачал головой Грелль. – Ой, ну, надо же, какой я безалаберный, недогадливый, бестолковый шинигами! – добавил он, чуть не плача. – Нет бы мне, как всем одноклассникам, ходить в бассейн, а я целыми днями балду пинал… А теперь вот, должен расплачиваться за ошибки своей юности… Ну, разве это справедливо, а?..

Гектор чувствовал, что ещё чуть–чуть, и у него от трескотни так сказать, сводного братца, мозги вскипят. Это надо же, чтобы парень оказался таким болтливым и липучим – почище любой базарной бабы!.. Барбосса невольно пожалел того незнакомого ему Уилли с которым только что болтал по телефону Грелль. Вот уж повезло мужику, ничего не скажешь: с таким вот треплом вместе работать!.. Однако, жалость жалостью, но пора была и о себе любимом подумать. Ведь, пока этот его, так сказать, братец, заливался тут соловьём, вода уже начинала захлёстывать ноги Барбоссы, лежавшего на палубе и не имевшего возможности даже пошевелиться. Но что он мог сделать для того, чтобы спастись? Только одно: если от канатов, впивающихся в его ногу, избавиться невозможно, то, значит, придётся пожертвовать этой самой ногой ради спасения всего остального организма. Не сказать, чтобы Гектору было легко принять подобное решение, однако он понимал, что другого выхода у него нет. Капитан поднял ставшую отчего-то ужасно тяжёлой голову и посмотрел на своего нечаянно нашедшегося почти родственника, который сейчас был занят тем, что пытался уберечь свои велюровые сапожки от морской воды, уже начинавшей заливать всю палубу…

– Эй ты… брат мой шинигами, мой прекрасный родственничек, – с трудом произнёс капитан. – Заткнись, и слушай, что я тебе скажу. Нам надо линять отсюда – это однозначно. Иначе и мне кирдык будет, и твоим сапогам… Смекаешь?

– Ага, – кивнул Грелль, с ужасом глядя на то, как к его ногам подбирается вода. – Но только, что, чёрт возьми, мы можем для этого сделать?

– Возьми мою саблю и отруби мне ногу выше каната, – сказал Барбосса. – Иначе мне уж точно не спастись, а тебе потом за это твой начальник по голове секатором настучит. Ведь я же неприкосновенная личность, если на то пошло… Меня беречь и охранять нужно. А если я утону вместе с кораблём, то угадай, кто будет повинен в том, что позволил умереть человеку, которому суждено изменить судьбы мира?

– Ой, действительно! – покачал головой Алый. – Уилли меня на месте за такие дела прибьёт… Но вот насчёт сабли… Не уверен, что я смогу с ней справиться. Давай лучше, я отпилю тебе ногу своей игрушкой… Идёт?

С этими словами он поудобнее подхватил бензопилу и, включив её, подошёл к Гектору.

– А она сможет с этим справиться? – в голосе Барбоссы прозвучало сомнение.

– Ещё спрашиваешь! – ухмыльнулся Алый, демонстрируя капитану свои великолепные заострённые зубы. – Да она может разрезать всё на свете! Вот, смотри!

И не успел Гектор ничего возразить, как внезапно его стиснутую канатами ногу обожгла короткая резкая боль, а потом вдруг Барбосса почувствовал свободу. Канаты больше не держали его. Но зато и передвигаться самостоятельно он не мог.

– Ой, кажется, я слегка перестарался! – покачал головой Жнец, немного растерянно созерцая дело рук своих. – Извини, приятель, ведь ты сам просил меня об этом...

Но капитан не слышал его слов. Ужас случившегося только сейчас начал доходить до него, а ещё, вернулась боль. Гектор попытался подняться на уцелевшую ногу, но из-за слабости не смог этого сделать. Мир разноцветной каруселью закружился вокруг капитана, и он лишился чувств. Последним, что он запомнил – это было встревоженное лицо его «брата», склонённое над ним, и яркий диск солнца в лазурном небе…


ЭПИЛОГ

Очнулся Гектор Барбосса уже на закате и, первое время, никак не мог понять, где это он находится.

Место, где он сейчас пребывал, никак нельзя было назвать его родной каютой. Да и на номер в борделе или таверне оно не было похоже. Высокие белые потолки, белые же стены, а прямо над головой – огромный, сияющий фонарь, видеть подобные Гектору доселе не доводилось.

«Странно, – подумал капитан. – Где это я оказался? Никогда не видел этого места… Или всё–таки, видел?»

Неожиданно услужливая память тут же подсунула ему одно из самых ранних детских воспоминаний: он лежит точно в такой же комнате, как и эта, а над ним склоняется незнакомая рыжеволосая женщина, к которой он, тем не менее испытывает какие–то чувства наподобие родственных… Выходит, сводный братец ему не приснился, и всё, что он ему говорил – было правдой? А как же тогда…

Гектор скосил глаза на свои ноги, вернее, оставшуюся ногу и с ужасом обнаружил, что, по крайней мере, та часть воспоминаний, которая касалась последнего сражения «Жемчужины», было истинной правдой. Однако почему же он сейчас совершенно не чувствует боли? Ведь ногу ему резали по–живому, и боль сейчас должна быть просто ужасной…

Капитан сделал резкое движение и вдруг почувствовал, как из его руки выскользнула воткнутая туда иголка и в тот же миг вниз по предплечью потекла тонкая струйка чего–то тёплого… Ад и проклятье! Да в него ещё, оказывается, иголок всяких-разных понавтыкали?! Как будто он – не грозный капитан Барбосса, наводивший ужас на все южные моря вот уже лет пятнадцать, а какая-нибудь... плюшевая подушечка для булавок!..

– Что… за… дьявол… – с трудом произнёс капитан, но договорить ему не дали.

– Лежите спокойно, больной! – послышался у него над ухом незнакомый женский голос, после чего чьи–то мягкие и тёплые руки снова воткнули ему в руку выпавшую иглу.

Барбосса опять скосил глаза, и увидел склонившуюся над ним женщину, облачённую в довольно странную на вид одежду. На носу незнакомки поблёскивали очки в золотистой оправе.

– Где… я… – произнёс Гектор, во все ещё пока затуманенные глаза, глядя на незнакомку.

– Вы сейчас находитесь в одной из палат ведомственной больницы корпорации «Несущие смерть», ответила женщина на его вопрос. – Вас доставил сюда один из наших сотрудников, который вообще–то должен был вас убить, но вместо этого ему пришлось спасать вас от гибели в морской пучине… Если говорить откровенно, – добавила она. – Люди крайне редко попадают сюда, в больницу, предназначенную исключительно для Жнецов… Можно сказать, что вы – первый, кто удостоился подобной чести… А теперь лежите спокойно: иначе игла снова выскочит у вас из вены и придётся снова её перекалывать…

«Вот так честь! – мысленно усмехнулся капитан Барбосса… уже, наверное, бывший капитан: ведь его корабль–то затонул... – И какого чёрта я попросил этого идиота с пилой отрубить мне ногу? Что я теперь буду делать? Как я вообще смогу вернуться домой?.. Ну, братец мой, шинигами, мой ужасный родственничек – подумал Гектор. – Попадись ты мне только, дрянь паршивая! Я тебя сам, собственноручно в капусту изрублю… Если, конечно, у меня тогда будет в руках сабля. А если и не будет, то просто так, как последнюю гадину на месте голыми руками удавлю… Ишь, какой услужливый нашёлся: саблей, видите ли, не так, давай лучше пилой… Да я тебе при первой же встрече эту пилу знаешь, куда засуну?..»

…Ох, не зря говорят: «Вспомнишь заразу – появится сразу». Не успел Гектор Барбосса подумать о своём почти что родственнике, как дверь палаты с грохотом распахнулась, и на пороге показался Грелль Сатклифф собственной персоной. А вместе с ним – какой–то высокий брюнет с зачёсанными назад волосами и в очках прямоугольной формы. Одет этот парень был в строгий тёмно–серый костюм незнакомого бывшему капитану «Жемчужины» покроя.

– Здравствуйте, мистер Барбосса, – сказал он, подходя к кровати, на которой лежал капитан. – Я – Уильям Ти Спирс, глава лондонского департамента корпорации «Несущие смерть». Из-за головотяпства моего подчинённого, вы были жестоко покалечены, за что и примите мои извинения. Обещаю вам, что виновный в вашем ранении диспетчер Грелль Сатклифф будет сурово наказан. Что же касается вас, то какое–то время вы проведёте в нашей ведомственной больнице, после чего вас вернут обратно на Карибы, ну, или туда, куда вы сами пожелаете.

– Уилли, я ни в чём не виноват! – заныл на всякий случай спрятавшийся в углу за ширмой Грелль. – Поверь мне, я сделал всё, что мог, и даже больше… А то, что я отпилил ему ногу, так он же сам просил меня об этом!

– Вот как? – удивился Уильям. – Это и в самом деле было так? – добавил он, обращаясь к Барбоссе.

– Да, – кивнул тот. – Ваш подчинённый… Он, конечно, немного перестарался. Я просил его отрубить мне ногу саблей, а он сказал, что не справится с ней, ну, и предложил отпилить её своей, как он выразился, «игрушкой».

– Иными словами, – уточнил начальник лондонского департамента. – Вы сами попросили его об этом?

– Можно сказать, что и так… – с трудом кивнул Гектор.

– А, ну, хорошо… Отдыхайте и поправляйтесь, – сказал Уильям Барбоссе. – А это – тебе! – добавил он, подойдя к ширме и изо всех сил ударяя своего подчинённого по голове секатором.

– За что–о?.. – заныл Грелль, хватаясь за моментально вскочившую у него на лбу шишку.

– Ни за что: просто так… Для профилактики… – пояснил его начальник, вытирая запачканную кровью Косу Смерти о какую–то подвернувшуюся ему под руку тряпку.

После этого он взял своего подчинённого за шиворот и вместе с ним вышел из палаты.

«Да-а, брат мой, шинигами, мой несчастный родственничек, – мысленно усмехнулся Гектор. – Теперь тебе уж точно мало не покажется! Получишь ты за все свои ошибки от своего начальника по полной программе. Огребёшь так, что мало не покажется... И знаешь что? - мысленно добавил капитан. - Пожалуй, я даже не стану тебя наказывать. Да и зачем мне это делать, если твой начальник и сам прекрасно с этим справляется?..»

После этого он с усмешкой отвернулся к стене и погрузился в целительный сон.

THE END
- Во всяком случае, весь город перестанет смеяться над вами.
- Жаль!!! Я никогда не боялся быть смешным... Это не каждый может себе позволить.(с)

Аватара пользователя
Елена Бочарова
Сообщения: 1974
Зарегистрирован: Ср мар 09, 2011 10:51 am
Реальное имя: Елена
Откуда: самара
Благодарил (а): 99 раз
Поблагодарили: 35 раз

Re: Фанфик №2 Нечаянная подмена или Мой прекрасный родственн

#2 Сообщение Елена Бочарова » Сб июл 07, 2012 11:24 am

Ну очень интригующие приключения. ppks Прелестно. ppks
Живем один раз, но зато каждый день.
Не бойся делать то, чего не умеешь. Ковчег был сооружён любителем. Профессионалы построили "Титаник".

Аватара пользователя
Briza
Сообщения: 14291
Зарегистрирован: Сб ноя 27, 2010 12:36 pm
Реальное имя: Марина
Откуда: остров Эдзо, Хакодате, форт Бентэн
Благодарил (а): 88 раз
Поблагодарили: 89 раз
Контактная информация:

Re: Фанфик №2 Нечаянная подмена или Мой прекрасный родственн

#3 Сообщение Briza » Сб июл 07, 2012 2:47 pm

Да-а, замутил автор интригу! :sarcastic: Досталось Барбоссе по самое не балуйся. Но зато, по крайней мере, раскрылась завеса тайны над спасением Гектора с "Чёрной Жемчужины", тонущей после нападения "Мести королевы Анны". :wink2: :biggrin:
Времени бег несёт перемены... (с), S.H.

Ветер весенний несет лепестки вишен ввысь,
Круг замыкая итогом минувших лет.
Пусть мимолетней цветения вся наша жизнь,
След от кругов на воде – это тоже след. (с), "Волки Мибу"

Аватара пользователя
Alinka-Pirate
Сообщения: 6086
Зарегистрирован: Чт сен 02, 2010 8:21 pm
Благодарил (а): 10 раз
Поблагодарили: 89 раз

Re: Фанфик №2 Нечаянная подмена или Мой прекрасный родственн

#4 Сообщение Alinka-Pirate » Сб июл 07, 2012 7:17 pm

Briza писал(а):Но зато, по крайней мере, раскрылась завеса тайны над спасением Гектора с "Чёрной Жемчужины", тонущей после нападения "Мести королевы Анны". :wink2: :biggrin:
Думаю, если такую байку рассказать в таверне, на неё даже самый пьяный вдрабадан матрос не поведётся :sarcastic:
У меня есть "Ну Погоди!" на VHS. Только тш...

Аватара пользователя
Briza
Сообщения: 14291
Зарегистрирован: Сб ноя 27, 2010 12:36 pm
Реальное имя: Марина
Откуда: остров Эдзо, Хакодате, форт Бентэн
Благодарил (а): 88 раз
Поблагодарили: 89 раз
Контактная информация:

Re: Фанфик №2 Нечаянная подмена или Мой прекрасный родственн

#5 Сообщение Briza » Сб июл 07, 2012 7:21 pm

Ну, если не уточнять, кто именно вытащил из передряги, то может и поверят. :rolf:
Времени бег несёт перемены... (с), S.H.

Ветер весенний несет лепестки вишен ввысь,
Круг замыкая итогом минувших лет.
Пусть мимолетней цветения вся наша жизнь,
След от кругов на воде – это тоже след. (с), "Волки Мибу"

Аватара пользователя
Alinka-Pirate
Сообщения: 6086
Зарегистрирован: Чт сен 02, 2010 8:21 pm
Благодарил (а): 10 раз
Поблагодарили: 89 раз

Re: Фанфик №2 Нечаянная подмена или Мой прекрасный родственн

#6 Сообщение Alinka-Pirate » Сб июл 07, 2012 7:45 pm

как с морскими черепахами :biggrin:
У меня есть "Ну Погоди!" на VHS. Только тш...

Аватара пользователя
Briza
Сообщения: 14291
Зарегистрирован: Сб ноя 27, 2010 12:36 pm
Реальное имя: Марина
Откуда: остров Эдзо, Хакодате, форт Бентэн
Благодарил (а): 88 раз
Поблагодарили: 89 раз
Контактная информация:

Re: Фанфик №2 Нечаянная подмена или Мой прекрасный родственн

#7 Сообщение Briza » Сб июл 07, 2012 7:51 pm

А пираты вообще много врут, если уж на то пошло. :blum: :sarcastic:
Времени бег несёт перемены... (с), S.H.

Ветер весенний несет лепестки вишен ввысь,
Круг замыкая итогом минувших лет.
Пусть мимолетней цветения вся наша жизнь,
След от кругов на воде – это тоже след. (с), "Волки Мибу"

Аватара пользователя
против лизки
Сообщения: 5049
Зарегистрирован: Вс дек 26, 2010 6:29 pm
Реальное имя: Катя
Откуда: Иркутская область, г. Братск
Благодарил (а): 94 раза
Поблагодарили: 62 раза

Re: Фанфик №2 Нечаянная подмена или Мой прекрасный родственн

#8 Сообщение против лизки » Вс июл 08, 2012 2:04 pm

Briza писал(а):Да-а, замутил автор интригу!
Да уж, замутил, так замутил. А теперь потихонечку маскируется под обычного читателя. :biggrin: Марина-Briza, признавайся, твое творение? :wink2: Тут вон и Греллька бегает, уже признак. История шикарственная, нравится. :love: Удалось раскрыть тайну спасения Гектора, да еще так захватывающе, ух. И Греллька очень к месту пришелся. :wink2: ppks Нравится.
Я самый плохой. Я всегда во всем виноват. Я никого не ценю. Я плохо отношусь. Я делаю все не так. Я слышу только себя. Да пошел я.

Не можешь быть хорошим примером, стань страшным предупреждением.

Аватара пользователя
Briza
Сообщения: 14291
Зарегистрирован: Сб ноя 27, 2010 12:36 pm
Реальное имя: Марина
Откуда: остров Эдзо, Хакодате, форт Бентэн
Благодарил (а): 88 раз
Поблагодарили: 89 раз
Контактная информация:

Re: Фанфик №2 Нечаянная подмена или Мой прекрасный родственн

#9 Сообщение Briza » Вс июл 08, 2012 3:17 pm

против лизки писал(а):Да уж, замутил, так замутил. А теперь потихонечку маскируется под обычного читателя. :biggrin: Марина-Briza, признавайся, твое творение? :wink2:
Хииии, от вас, уважаемый ПЧ нигде не спрячешься. :rolf: :rolf: :rolf: Ладно, сознаюсь: мой фик. :D
против лизки писал(а): История шикарственная, нравится. :love: Удалось раскрыть тайну спасения Гектора, да еще так захватывающе, ух. И Греллька очень к месту пришелся. :wink2: ppks Нравится.
Спасибо, Катя. Мы с МУЗами (всеми пятью) старались, кропали, не покладая рук. :smile: Рада, что понравилось. ;)
Времени бег несёт перемены... (с), S.H.

Ветер весенний несет лепестки вишен ввысь,
Круг замыкая итогом минувших лет.
Пусть мимолетней цветения вся наша жизнь,
След от кругов на воде – это тоже след. (с), "Волки Мибу"

Аватара пользователя
против лизки
Сообщения: 5049
Зарегистрирован: Вс дек 26, 2010 6:29 pm
Реальное имя: Катя
Откуда: Иркутская область, г. Братск
Благодарил (а): 94 раза
Поблагодарили: 62 раза

Re: Фанфик №2 Нечаянная подмена или Мой прекрасный родственн

#10 Сообщение против лизки » Вс июл 08, 2012 6:52 pm

Briza писал(а):Хииии, от вас, уважаемый ПЧ нигде не спрячешься. :rolf: :rolf: :rolf: Ладно, сознаюсь: мой фик. :D
Гы-ы-ы, Марин, ну, ты же знаешь, что я твои фф сразу вычисляю. :wink2: А тут еще и Греллька... :love: :biggrin: И весь стиль, и выражения. В общем, товарисч Автор, вам спрятаться непросто. :wink2: :biggrin:

Добавлено спустя 1 минуту 39 секунд:
Re: Фанфик №2 Нечаянная подмена или Мой прекрасный родственничек
Briza писал(а):Рада, что понравилось.
О, еще бы не понравлось. Ты смогла лихо сочетать казалось бы, несочетаемые вещи. Снимаю шляпу. ppks
Я самый плохой. Я всегда во всем виноват. Я никого не ценю. Я плохо отношусь. Я делаю все не так. Я слышу только себя. Да пошел я.

Не можешь быть хорошим примером, стань страшным предупреждением.

Аватара пользователя
Briza
Сообщения: 14291
Зарегистрирован: Сб ноя 27, 2010 12:36 pm
Реальное имя: Марина
Откуда: остров Эдзо, Хакодате, форт Бентэн
Благодарил (а): 88 раз
Поблагодарили: 89 раз
Контактная информация:

Re: Фанфик №2 Нечаянная подмена или Мой прекрасный родственн

#11 Сообщение Briza » Вс июл 08, 2012 7:04 pm

против лизки писал(а):Гы-ы-ы, Марин, ну, ты же знаешь, что я твои фф сразу вычисляю. :wink2:
Да знаю я, Катя, об этом, знаю... :smile:
против лизки писал(а): А тут еще и Греллька... :love: :biggrin:
Греллька - это ещё не показатель моего авторства. :biggrin: Кстати, ещё Ксюша собиралась кроссовер по ПКМ и ТД на конкурс на этот писать, да видно, не успела. :( Так что, вполне возможно, что фф с этим персом на данном конкурсе было бы два, а не один.
против лизки писал(а): И весь стиль, и выражения. В общем, товарисч Автор, вам спрятаться непросто. :wink2: :biggrin:
Ну, тут уже и вправду, шифроваться бесполезно... Раз весь стиль и выражения выдают меня. :sarcastic:
против лизки писал(а):О, еще бы не понравлось. Ты смогла лихо сочетать казалось бы, несочетаемые вещи. Снимаю шляпу. ppks
Спасибо, дорогой ПЧ. По ходу, я сейчас только и делаю в своих фф, что сочетаю несочетаемое. :rolf: :rolf: :rolf:
Времени бег несёт перемены... (с), S.H.

Ветер весенний несет лепестки вишен ввысь,
Круг замыкая итогом минувших лет.
Пусть мимолетней цветения вся наша жизнь,
След от кругов на воде – это тоже след. (с), "Волки Мибу"

Аватара пользователя
против лизки
Сообщения: 5049
Зарегистрирован: Вс дек 26, 2010 6:29 pm
Реальное имя: Катя
Откуда: Иркутская область, г. Братск
Благодарил (а): 94 раза
Поблагодарили: 62 раза

Re: Фанфик №2 Нечаянная подмена или Мой прекрасный родственн

#12 Сообщение против лизки » Вс июл 08, 2012 7:53 pm

Briza писал(а): тут уже и вправду, шифроваться бесполезно... Раз весь стиль и выражения выдают меня. :sarcastic:
:biggrin: Вот и я о том же. И Греллька тут не при чем. Все равно бы узнала.
Briza писал(а): По ходу, я сейчас только и делаю в своих фф, что сочетаю несочетаемое.
Такой вкуснейший винегретик получается. :love: И черпаешь его полной ложищей от души. А как настроение-то поднимает! yahoo На все сто, а то и на двести. ppks
Я самый плохой. Я всегда во всем виноват. Я никого не ценю. Я плохо отношусь. Я делаю все не так. Я слышу только себя. Да пошел я.

Не можешь быть хорошим примером, стань страшным предупреждением.

Ответить

Вернуться в «Конкурс № 8 "Детские неожиданности" - Голосование закончено»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость