Вечность

Фанфики с рейтингом NC-17 НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ЧИТАТЬ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ. Предупреждаем авторов, что размещение таких фанфиков в общем разделе запрещено.

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata, Ekaterina

Ответить
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
lisidze
Сообщения: 75
Зарегистрирован: Чт дек 11, 2008 4:56 pm
Поблагодарили: 9 раз

Вечность

#1 Сообщение lisidze » Пн дек 24, 2012 10:28 pm

НАЗВАНИЕ: Вечность
АВТОР: lisidze (hitraya)
ФЭНДОМ: Фанфик по фильму "Пираты Карибского моря"
EMAIL: jubilationlee@rambler.ru
ЖАНР: Romance, Drama
ПЕЙРИНГ: Элизабет/Джек
РЕЙТИНГ: NC-17
РАЗМЕР: мини
СОДЕРЖАНИЕ: Аушная история про Джека и Лизи под Рождество в наше время
ОТ АВТОРА: полный АУ, рождественский АУ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: джеколиз, легкая эротика
СТАТУС: завершен.
ОТ АВТОРА: Все герои принадлежат Диснею.
КОММЕНТАРИИ: хм, не имею


****
Лиззи Свон семнадцать лет. Она живет на Багамах, на острове Нью-Провиденс. Она учится в выпускном классе, подрабатывает вечерами в кафе, и каждый божий день катается на сёрфе. У Лиззи богатый отец, он хочет, чтобы она поступила в Гарвард, но ей наплевать. Она сама хочет только одного - каждый день обнимать руками бескрайний океан, наблюдать сквозь толщу волны, подхватившей доску на свой гребень, высокое жаркое солнце.
У Лиззи темный загар и золотистая, выгоревшая копна волос. Она подвязывает их на макушке, влезает в крошечное бикини и отправляется покорять волны. Она не профессионал, но никто не любит море так сильно, как она.
А Билли Тёрнер любит Лиззи. Он учится с ней в одном классе. Он красивый - высокий и темноволосый, широкоплечий и сильный. Если бы Лиззи захотела, он бы стал её парнем. Но Лиззи не любит его, только океан. Однажды, чтобы насолить отцу, она в сердцах клянется выйти за Билли замуж, сразу после школы, и нарожать ему детей.
Мистер Свон в ужасе, но и Лиззи, и Билли точно знают, что этого никогда не случится, что это всего лишь жестокий розыгрыш. Потому что Лиззи Свон больше всего любит недостижимое - тот самый момент, когда солнце садится на горизонте, и линия моря совпадает с линией неба. Всего лишь пять секунд.
Лиззи иногда печалится без причины, сама не понимает, почему сердце болит в груди. Врачи говорят, что это депрессия, но Лиззи точно знает, что дело не в ней. Просто океан такой бутылочно-зеленый, а небо настолько яркое и синее, что хочется плакать. Хочется бежать по кромке пляжа босыми ногами в никуда и смеяться. Хочется курить Мальборо Лайтс одну за одной и выпускать кольца дыма в закат. Хочется прижать его к себе и никогда не отпускать.
Но Лиззи пока не встретила его. И она не знает, как не обмануться, как, увидев его, узнать. Её молодую кровь будоражат море, солнце и красавец Билли Тёрнер. И поэтому она так печальна - она боится, что когда он придет, она не узнает его, пропустит, потеряет навсегда. А иногда у неё возникает чувство, что она уже его потеряла. И от этого Лиззи Свон так печальна. От этого она просиживает часами после захода солнца на мокром пляже в обнимку с доской для серфинга. От этого у неё нет друзей. Иногда ей кажется, что непоправимое уже случилось.
А бывает, Лиззи Свон снятся странные сны. В них ей всегда семнадцать. Она носит высокую красивую прическу и пышное платье с корсетом. В своем сне она каждый раз задыхается и падает с высокой крепостной стены прямо в море. И спасает её всегда он. Она не видит его лица, только загорелые пальцы с перстнями.
Потом Лиззи просыпается и долго надрывно плачет. Врачи говорят, что это депрессия, это лечится. Но Лиззи Свон знает, что вылечить её может лишь океан. Она снова и снова одевает гидрокостюм, хватает доску под мышку и мчится босыми ногами по горячему песку. Опережая прохожих и время. Ей скорее хочется узнать, что же ей прошепчет океан.

****
За три недели до Рождества он приплывает в Нассау. Его зовут Джек Спэрроу. Ему что-то около тридцати-пяти, сорока лет. Его лицо и тело черны от загара, длинные волосы заплетены в дреды. Он носит старую бандану и вылинявшую футболку с Китом Ричардсом. Его небольшая ослепительно-белая яхта называется "Черная Жемчужина".
Лиззи видит его впервые на пляже. Его доска изрисована пиратскими черепом и костями, на его руке татуировка восходящего солнца. Он заходит в воду без костюма, только цветастые шорты и бандана. Он стоит лишь несколько секунд в нерешительности, а затем ложится на доску и плывет, размашисто работая руками.
Лиззи сидит на песке и наблюдает, как на каждом его пальце блестит по кольцу. Как будто из сна.
В тот день Лиззи не осмеливается подойти к незнакомцу, ей слишком страшно поверить в то, что он все-таки приплыл за ней, что не оставит её гнить в четырех стенах её карамельно-розовой комнаты, которую делала для маленькой Лиззи её давно умершая мать. Вечером Лиззи говорит отцу. что передумала выходить замуж за Билли Тернера, говорит, что уйдет с пиратами в кругосветку. Отец смеется, но Лиззи упрямо молчит - для неё все серьезно.
На следующий вечер незнакомец приходит в кафе, где она работает. Лиззи дрожащими руками поправляет форменное платье и направляется принять у него заказ.
- Здравствуйте, сэр, что Вам принести? - прочистив горло, спрашивает Лиззи и старается не смотреть на него.
Его рука барабанит по столу. Он думает. Ничего не говорит. Проходит секунд тридцать, прежде чем Лиззи набирается сил посмотреть на него. Она поднимает голову от своего блокнота и встречается с ним взглядом. Он смотрит на неё неотрывно, то ли пытаясь что-то вспомнить, то ли размышляя, какой сделать заказ. Про себя Лиззи нехотя признает, что у него прекрасные карие глаза, смешные усы и бородка, широкие скулы, четко очерченный нос. Он красив. Нет, не так как Билли, скорее, как дикий зверь за прутьями клетки.
- Так что Вам принести, сэр? - снова переспрашивает Лиззи.
- Ром, - коротко бросает он, не отрывая взгляда от её лица.
- Я скажу бармену, - сглотнув комок в горле, произносит она, - он принесет.
- Почему не ты? - вскидывает одну бровь незнакомец.
- Мне семнадцать, нельзя, - отвечает она смущенно.
Незнакомец ухмыляется. Сначала робко, потом уверенней. Наконец, он начинает хохотать. Лиззи пристыженно отходит от него. "Глупая, глупая, да как он вообще обратит на тебя внимание, если ты все ещё школьница?" - бьется у неё в голове. Лиззи решает не думать об этом слишком много. Хорошо смеется тот, кто смеется последним.
Тем вечером, после работы, она снова бежит на пляж. Океан почти спокоен. Закатное солнце оседает за горизонт, не в силах удержаться на небе. Пляж пуст и одинок. Ни одного человека нет поблизости. Лиззи скидывает юбку, футболку, и в одном маленьком ярком бикини с разбега кидается в воду. Её худенькое подростковое тело со всей силы налегает на доску, Лиззи гребет изо всех сил, чтобы как можно быстрее оказаться вдали от берега. Сегодня нет волн, ну и пусть, она будет просто сидеть на доске, слушать шелест ветра и говорить с океаном.
Когда берег кажется смазанной сумеречной полосой, Лиззи останавливается, садится поперек доски и внезапно замирает. Всего в пяти метрах от неё, спиной на доске лежит он. Незнакомец мурлычет что-то шепотом и плещет рукой по воде.
- Меня зовут капитан Джек Спэрроу! - громко говорит он, даже не повернув к ней головы. - А ты - Элизабет Свон, я полагаю?
- Лиззи, - растерянно поправляет девушка,- меня зовут Лиззи.
- Лиззи, - медленно произносит Джек её имя, - как знакомо, - добавляет он.
- То ли я знаю слишком много Лиззи, то ли я когда-то тебя встречал.
- Вряд ли, - напряженно отвечает она, - хотя и мне имя Джек Спэрроу что-то напоминает.
- Конечно, - невозмутимо говорит Джек, - я три раза совершил кругосветное путешествие на своей яхте, участвовал в бесчисленном количестве соревнований и регат. Ты слышала обо мне, не сомневаюсь.
- Не в этом дело, - вздыхает Лиззи и ложится всем телом на доску, - мне кажется, будто я тебя знала в прошлой жизни.
- Не может быть, цыпа, - усмехается Джек в усы.
- Не называй меня так, - раздраженно фыркает Лиззи и плывет прочь.
- Удачи, цыпа, но волн сегодня не будет, так что, вряд ли она тебе понадобится, - кричит вдогонку ей Джек.
Лиззи ещё долго дрейфует на доске, перебирая ладонями прохладную воду. Когда же она выбирается на сушу, Джек жжет на пляже костер. Она подходит и, не говоря ни слова, садится рядом. Они пьют ром из его фляжки и просто молчат. А потом Джека как будто прорывает. Он говорит и говорит - о свободе и своей лодке, об океане и бескрайнем, далеком горизонте. Он говорит так, будто только Лиззи может его понять. И она понимает, впитывает каждое его слово, будто своё. Они такие разные и так похожи, что Лиззи хочется кричать от страха и радости одновременно.
Он действительно приплыл за ней на Черной Жемчужине, как всегда обещал. Он не оставил её в одиночестве, он вернулся за ней, чтобы она всегда была с ним, а он с ней.
Когда Лиззи поворачивается к Джеку, чтобы поцеловать его, он впивается в её губы. Его дыхание пахнет морем и ромом, его язык жаркий и настойчивый. Лиззи тает в этом поцелуе, на секунду ей кажется, что она потеряла сознание - перед глазами больше нет пляжа и костра - только полуразрушенная палуба корабля, а на ней двое - в странной одежде, при шпагах и старинных пистолетах, но так похожие на них - Лиззи и Джека.
Лиззи в испуге разрывает поцелуй и смотрит в глаза Джеку, желая найти там ответ. Кажется, будто он напуган не меньше, чем она, но все же он обнимает её за плечи и заключает в свои объятья. Теперь Лиззи вовсе не страшно.


****
За две недели до Рождества Билли Тёрнер понимает, что Лиззи ускользает, просачивается сквозь его пальцы, словно горячий сухой песок. Раньше он всегда мог найти её на пляже, смотрящей вдаль на горизонт. Но не сейчас. Она исчезает сразу же после занятий в неизвестном направлении, хватает сумку, солнцезащитные очки, садится в свой пикап и едет вниз по дороге. Она больше не ждет его после уроков и не предлагает подвезти.
Иногда Билли видит её в кафе, но Лиззи редко отрывается от работы, чтобы поболтать с ним, не наливает с улыбкой ледяную колу в его стакан, не рисует больше смайлики на его салфетке. Билли и раньше подозревал, что она до одури, до боли в душе влюблена. Только раньше её любовь была беспредметна, одинока и несчастна. Сейчас Билли чувствует, что она больше не одна.
В пятницу вечером в кафе шумно и весело, ребята празднуют окончание триместра, чокаются стаканами и пьют колу вперемешку с ромом и водкой. Всё, как и всегда. Только Лиззи смотрит не на беснующихся старшеклассников, она смотрит на мужчину, примостившегося за столиком для одного в самом углу кафе. Смотрит с нежностью и печалью, так, будто это самый любимый человек в её жизни, самый нужный и родной, тот, кого она так долго ждала на берегу океана.
Билли Тернер слышал о нём. Его зовут Джек Спэрроу, ему тридцать восемь лет, он обошел вокруг света на своей яхте трижды, в поисках славы и богатства. Его лицо обветрено, губы кривятся в ухмылке, а взгляд темных глаз пожирает Лиззи со страстью и нуждой утопающего.
В жилах Билли вскипает ярость вперемешку со страхом. Нет, он не боится пройдоху-моряка, он боится за Лиззи. Она так наивна и юна, её сердце столь хрупкое и драгоценное, что Билли спрятал бы его в шкатулке подальше ото всех, если бы мог.
После окончания смены Лиззи тут же ускользает. На часах почти полночь, а она, словно Золушка, торопится куда-то, боясь остаться. Билли замечает, что и Джек не задерживается после её ухода. Понимание пронзает его сердце отравленной иглой.
Разгоряченный выпитым и обидой, Билли выскакивает на парковку на задворках кафе и видит их. Как в плохом сне, Лиззи и Джек стоят в лунном свете, обнимая друг друга. Его рука покоится под тонкой тканью её футболки, а её - зарылась в волосы Джека, теребя монетки и перья, вплетенные в них.
Их союз так чудовищно неправилен, отравляющ, что только огромным усилием воли Билли заставляет себя остаться на месте, не броситься тут же на Джека, не избить его до полусмерти.
Лиззи поднимает голову с плеча Джека и целует его обветренные губы, гладит пальцами его заросшее щетиной лицо. Джек закрывает глаза и вздыхает.
Билли не выдерживает и идет вперед, яростно отталкивает Джека прочь и берет Лиззи за руку, крепко, чтобы она не могла вырваться.
- Что ты делаешь, Бэт? Что ты делаешь? - силится понять он, испуганно и беспомощно глядя на неё.
Лиззи дергает руку, вырывается и шипит.
- Тебе какое дело, Тёрнер? - зло бросает она. - Оставь меня в покое.
Джек молчит. Прикуривает сигарету, медленно делает затяжку, пускает колечки в прохладный ночной воздух. Он спокоен, только губы подрагивают, то ли он хочет улыбнуться, то ли ухмыльнуться, Билли не знает.
- Парень, просто отпусти, - говорит он наконец.
Билли смотрит на Джека, его взгляд полон угрозы и сочувствия одновременно. И Билли Тернер внезапно чувствует себя жалким. Он смотрит на Лиззи, и видит в её глазах любовь. Не к океану, не к несбыточной мечте, а к мужчине из плоти и крови в два раза старше её самой. Он видит, как её глаза загораются дикой радостью при одной мысли о том, что её принц все-таки пришел за ней, переплыл семь морей, пережил сотни штормов и безветренных дней, нашел её одну среди сотен тысяч женщин.
Билли разжимает хватку, но Лиззи почему-то не отпускает. Она держится за его ладонь, успокаивающе и бездумно гладит его кожу.
- Спасибо, - говорит она, - ты знаешь, Уильям, я бы полюбила тебя, если бы могла. Я бы вышла за тебя замуж и родила бы тебе детей. Если бы только могла.
Лиззи обнимает его, быстро и порывисто. На краткий миг Билли ощущает себя счастливым. А потом Лиззи и Джек садятся в машину и уезжают. А Билли Тёрнер стоит и наблюдает как пикап удаляется вниз по дороге, к пляжу. Доски для серфинга лежат в грузовом отсеке крест-накрест - светлая с лебедем и темная - с черепами и костями.


****
За неделю до Рождества, субботним вечером Лиззи приходит к Джеку на яхту. Она поднимается по трапу на своих невообразимо высоких золотых каблуках и садится рядом с ним на палубе. Джек свесил ноги за борт и смотрит на морскую гладь, посеребренную светом луны.
Лиззи кладет свои худенькие руки на его плечи, разминает затекшие мышцы, гладит его спутанные темные волосы.
Джек оборачивается к ней и долго, неотрывно смотрит на неё. Она одета в маленькое золотистое платье, едва прикрывающее середину бедра. Её волосы скручены в блестящий узел на самой макушке, губы и глаза подведены, она торжественна и печальна, хоть и улыбается.
- Ты уверена, что хочешь этого? - спрашивает Джек не слушающимся языком. Он бы и хотел принять её дар без зазрения совести, воспользоваться её красотой и наивностью, но это так больно, черт подери, отчего-то это так неправильно и больно.
- Более чем, - отвечает она. Маленькая храбрая девочка Лиззи Свон.
Ловким движением Джек вынимает заколку из её волос, позволив им упасть на её обнаженные плечи золотистой волной. Она так прекрасна, что во рту пересыхает. Джеку хочется сказать ей так много, пообещать ей все семь чудес света, но он знает, что это будет ложью, знает, что если начнет говорить, то потеряет её навсегда. Ей не нужны его обещания, не нужны слова любви и приглашение в вечность. Она и так все это знает. Знает и никогда не попросит у него больше, чем он сможет ей дать. И за это, наверное, Джек любит её во сто крат больше.
Он встает, заставляя подняться с колен и её. Он ведет Лиззи не в каюту, он ведет её прочь с яхты. Она ухмыляется, скидывая свои высокие каблуки, становясь вдруг совсем маленькой и хрупкой.
Они бредут по кромке пляжа к невидимой крохотной бухте, держась за руки.
А потом они сидят на пляже, пьют ром и курят Мальборо Лайтс, глядя на горизонт. Им обоим нужно чуть-чуть храбрости, чтобы переступить этот рубеж.
Джек целует её губы, пахнущие морем и ромом, утопает в её запахе. Если бы и хотел, он бы не смог описать свои чувства к ней, не смог бы подобрать нужных слов. А потому он просто целует её так жарко и страстно, как только может.
Он снимает её крохотное золотистое платье и глядит на неё. И ему все равно, что она не из тех девушек, которые могут похвастаться красивыми формами - она худая, по-подростковому угловатая, но самая прекрасная для него в ту секунду. Её грудь идеально лежит в его ладонях, мурашки бегут по загорелой коже то ли от холода, то ли от предвкушения.
Джек кладет Лиззи на влажный песок, почти что в волнах прибоя. Она улыбается и смотрит на него своими прекрасными карими глазами. И Джек вдруг остро понимает, что все это правильно, что так и должно быть, что если бы он не встретил это маленькую девочку Лиззи, то жалел бы всю свою долгую одинокую жизнь.
Он целует её шею и руки, её глаза и щеки, её кожа отдает ванилью и смесью пряных трав. Ему кажется, что это дежа вю, что все это уже было с ними, только не знает, было ли ему так же хорошо, в тот, другой раз.
Джек медленно разводит её ноги и мягко входит в её тело. Лиззи содрогается и вздыхает. На секунду в её глазах отражается боль, но лишь на короткий миг. Она обвивает его тело своими длинными загорелыми ногами, будто приглашая.
Когда Джек Спэрроу полностью входит в неё, его ослепляет вспышка наслаждения, перед глазами все плывет, он видит её лицо в лучах солнечного света. Она шепчет его имя и имя Бога, все громче и громче, а в воздух начинают палить пушки, слышны крики людей, но он сосредоточен только на ней. Джек не знает, что это - воспоминание, галлюцинация или бред.
Он раскачивается в её теле все быстрей, она стонет высоко и хрипло, обнимая его ногами крепко-крепко, так, словно он - последнее, что осталось в этом мире.
Когда все заканчивается, они лежат на песке в волнах океана и держатся за руки. Джеку кажется, что ничего в мире больше не осталось, что это самое важное, радостное и печальное, что могло с ним произойти, самое главное.
Он смотрит на Лиззи, хочет что-то сказать, но не может. Вместо этого он прижимает её к своей груди так сильно, что она стонет и смеется.

****
Когда наступает Рождество, Лиззи печальна и одинока как никогда. Он обещал провести с ней этот последний день их "вместе", но не пришел. Она всегда знала, что он не сможет остаться, что страсть к перемене мест позовет его к другим берегам, что он уплывет и больше никогда не вернется, но она все же надеялась, что он попрощается.
Лиззи стоит на холме над самым обрывом и ждет. Ещё есть время, ещё не все потеряно. Слезы жгут глаза, самые первые после смерти её матери, но Лиззи сдерживается. Она не будет плакать. Слишком счастлива она была с ним, слишком идеально он заполнил пустоту в её душе, чтобы омрачать эти три недели слезами.
Лиззи стоит на холме и курит одну за одной. Мальборо Лайтс. Солнце садится за горизонт огромным кроваво-красным метеором. В голове Лиззи легко и пусто. Нет, она не страдает, это не боль в полном смысле слова, скорее, это - легкая, ласковая печаль. Им не суждено быть вместе, не суждено пройти по миру рука об руку, но она все-таки счастлива, что узнала его. Счастлива, что нашелся в этом одиноком старом мире тот, кто научил её любить, помог поверить, что одного океана ей слишком мало, что она не может вечно дрейфовать в пустоте, тот, кто стал её волной.
Лиззи прикуривает новую сигарету, её уже мутит от табачного дыма, голова кружится, но ей все равно. Сигареты помогают не думать обо всем, что случилось, и чего не произошло. Голова кружится, Лиззи стоит на самом краешке обрыва и смотрит вниз.
Океан, как и всегда, набегает на скалы, разбиваясь о камни мириадами брызг. Она не замечает, что перед глазами все плывет и темнеет, не замечает, что воздуха в легких так мало, что колени предательски дрожат.
Когда Лиззи оступается и летит со скалы в воду, она не верит, что все кончено. Это ведь так глупо, так чертовски глупо и страшно.
Лиззи чувствует удар о воду, понимает, что погружается все глубже и глубже, но выбраться не пытается. Слишком мало воздуха в легких, слишком много мыслей в голове. Они вдруг все пришли к ней, нахлынули. Не воспоминания и не галлюцинации. Наверное, она просто потеряла сознание.

Лиззи снится, что она стоит на крепостной стене и беседует с мужчиной. Коммодор Норрингтон, вот как его зовут. Её отец губернатор Свон предложил Норрингтону её руку и сердце, не спросив её мнения, конечно. Лиззи смотрит в толпу и видит Уилла Тёрнера, местного кузнеца, и свою большую любовь. Он глядит на неё печально и трогательно, так, что сердце Лиззи сжимается от боли и сочувствия.
Ей нечем дышать, она обмахивается веером, изо всех сил пытаясь заполнить легкие воздухом, но ничего не помогает, в глазах темнеет, корсет сжимает её грудь нестерпимо. Лиззи в пол уха слушает болтовню Норрингтона о свадьбе, но удержать внимание все тяжелее. Из последних сил она пытается что-то сказать, но не может. Она проваливается в спасительную черноту.

Лиззи держат сильные руки. Она с трудом размыкает глаза. Кто-то вытаскивает её на берег, делает искусственное дыхание. Она слышит, как её зовут, откуда-то издалека. Усилием воли Лиззи распахивает глаза и осоловело глядит на Джека. Он странно одет - на нем длинная белая рубаха, короткие бриджи, он не похож сам на себя.
Но Лиззи знает, кто он. Теперь знает. Он - Джек Воробей, пиратский капитан, а она - Элизабет Свон, губернаторская дочь. Единственная слеза катится по её щеке. Она обвивает его шею руками и целует его в губы крепко-крепко, закашливаясь поцелуем.
- Лизи, моя девочка, моя пиратка Лизи, - шепчет ошарашено Джек.
- Мой капитан, как долго я тебя ждала, - шепчет в ответ Элизабет.
Они лежат на пляже и обнимаются. Так крепко, как только могут. Лиззи Свон и Джек Спэрроу. Элизабет и Джек Воробей. А где-то смеются дети, поют рождественские песни и калядуют.
Но Джеку и Элизабет все равно, их миг уже превратился в вечность.

Аватара пользователя
Елена Бочарова
Сообщения: 1974
Зарегистрирован: Ср мар 09, 2011 10:51 am
Реальное имя: Елена
Откуда: самара
Благодарил (а): 99 раз
Поблагодарили: 35 раз

Re: Вечность

#2 Сообщение Елена Бочарова » Вт дек 25, 2012 9:24 am

Невидимой красной нитью соединены те, кому суждено встретиться, несмотря на Время, Место и Обстоятельства. Нить может растянуться или спутаться, но никогда не порвется. (с)
Живем один раз, но зато каждый день.
Не бойся делать то, чего не умеешь. Ковчег был сооружён любителем. Профессионалы построили "Титаник".

Аватара пользователя
Briza
Сообщения: 14291
Зарегистрирован: Сб ноя 27, 2010 12:36 pm
Реальное имя: Марина
Откуда: остров Эдзо, Хакодате, форт Бентэн
Благодарил (а): 88 раз
Поблагодарили: 89 раз
Контактная информация:

Re: Вечность

#3 Сообщение Briza » Сб дек 29, 2012 10:56 pm

О, какой бальзам на душу такой отъявленной любительницы спаррабета, как я! :D Да, от судьбы никуда не денешься, она и на печке, то есть, конечно, в затрапезном баре найдёт. Главное, нужно просто знать, чего ты хочешь больше всего. ;)
Времени бег несёт перемены... (с), S.H.

Ветер весенний несет лепестки вишен ввысь,
Круг замыкая итогом минувших лет.
Пусть мимолетней цветения вся наша жизнь,
След от кругов на воде – это тоже след. (с), "Волки Мибу"

Аватара пользователя
madamma
Сообщения: 162
Зарегистрирован: Вс апр 01, 2012 12:42 am
Откуда: Москва
Благодарил (а): 72 раза
Поблагодарили: 17 раз

Re: Вечность

#4 Сообщение madamma » Вс дек 30, 2012 12:30 am

Красивый и романтичный фанфик.
Такая легкая и прозрачная мечта...
Очень приятный подарок к Рождеству и НГ.
Спасибо автору. ppks
What Black Pearl really is - FREEDOM...

Ответить

Вернуться в «ФАНФИКИ С РЕЙТИНГОМ NC-17»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость