Сердце мирового океана

Фанфики с рейтингом NC-17 НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ЧИТАТЬ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ. Предупреждаем авторов, что размещение таких фанфиков в общем разделе запрещено.

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata, Ekaterina

Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Ekaterina
Сообщения: 4160
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 3:43 pm
Благодарил (а): 112 раз
Поблагодарили: 173 раза
Контактная информация:

Кровь Океана

#37 Сообщение Ekaterina » Вс июл 01, 2018 10:04 pm

Глава XXVIII

I. Неожиданная сделка.

Пушки грохотали у входа в бухту до глубокой ночи, пока гвардейцы не отступили, чтобы перевести дух. Уилл, оставив пиратов на поле боя следить за обстановкой, вернулся на борт «Летучего Голландца». Шарлотта, все это время ждавшая его, уже заснула прямо за столом, забавно положив голову на сундук и обнимая его руками во сне. По столу были разложены письма, которые она, судя по всему, читала в его отсутствие.
— Вернулся? Как обстановка на фронте? — Шарлотта вдруг проснулась, и ее любопытные карие глаза сразу же поймали его расстроенный взгляд.
— Завтра они доберутся до нас.
— И что ты будешь делать?
— Я собираюсь обратиться за помощью к Калипсо… — тихим голосом сказал он.
— Но она же ведь не станет помогать просто так, да?
— Верно, но только она может нам помочь.
— Я… — Шарлотта неуверенно посмотрела на него, — пока тебя не было, я читала письма. В них переписка Калипсо и Дейви Джонса. Но среди них было несколько других странных писем.
Уилл, не отрывая взгляда, смотрел на нее, не понимая, к чему она вдруг заговорила о письмах.
— Из этих писем ясно, что Калипсо на самом деле никогда не любила его. Она выбрала Джонса новым капитаном, потому что прежний вышел из-под контроля, а работу выполнять сама лично не желала, — Лотти приблизилась к нему и положила ладонь ему на плечо, как бы утешая, прежде чем высказать ему свою догадку. — Получается, когда Джонс вышел из-под ее контроля, она искала новую кандидатуру, и…
— Я понял, — он перебил ее, все еще не желая признавать очевидное. — Но что это меняет? Даже если она повлияла на мою судьбу, этого уже не исправить. Что ты хочешь, чтобы я сделал? — Уилл вдруг повысил тон, немного разозлившись на собственное бессилие. — Пришел к ней и потребовал у нее свою свободу обратно?
— Нет! Я просто хочу, чтобы ты наконец перестал отрицать, что вернуть твою свободу возможно! — она не желала отступать. — Что Калипсо может это сделать. Осталось только найти, что предложить ей взамен!
— Всего лишь… — несколько саркастично ответил Уилл и отвернулся от нее.
Проблема была не в Шарлотте. Он понимал, что она была права, и ценил то, что та пыталась ему помочь. Дело было в том, что он чувствовал сейчас, осознавая, что выход из его положения всегда был, а он даже не хотел попытаться самостоятельно его найти. Элизабет рисковала своей жизнью, чтобы его спасти, пока все это время он честно выполнял свой долг. И когда она не смогла его освободить, он тут же разорвал с ней отношения, отказываясь верить в то, что его вообще возможно когда-либо спасти. И теперь вдруг стало ясно, что на самом деле, если бы он не был так уверен в том, что выхода нет, а сам пытался бы найти его, то все могло бы сложиться иначе… Он потерял веру. Сломался. Принялся честно служить Калипсо, выполнять свой долг, отказываясь даже попытаться найти выход. Сейчас ему было невыносимо больно оттого, что все сложилось так… неправильно. Он сам сделал все для того, чтобы потерять Элизабет. И осознание этого сейчас рвало бы его сердце на куски… если бы оно у него было.
— Если ты обратишься к ней за помощью, ты никогда не сможешь с ней расплатиться.
— Тогда что я должен сделать сейчас? — он снова повернулся к ней и беспомощно развел руками, чувствуя, что его эмоции выходят из-под контроля. — Обречь всех пиратов в этой чертовой бухте на долгую и мучительную борьбу, в конце которой их ждет лишь смерть?
— Численное превосходство — еще не все. Ты же сам понимаешь это! — возразила Шарлотта, не понимая, почему Уилл никак не мог взять себя в руки и начать бороться. Бороться за себя, за свою свободу и свободу других пиратов.
— Я смотрю, тут у вас ссора, — вдруг в столь поздний час объявился капитан Тиг, остановившись в дверях на входе в каюту. Он прошел внутрь и сел за стол, лениво раскинувшись в кресле.
Уилл внимательно уставился на Тига, отметив про себя, что перед ним, словно сидел Воробей, но только на двадцать с лишним лет старше. Все в его движениях и манерах сильно напоминало Джека.
— Что вы хотели? — Уильям требовательным тоном обратился к Тигу.
— Уилл Тернер. Сын Прихлопа Тернера, верно? Я знал твоего отца.
— Верно, — кивнул Уилл.
— Эта история, в которую ты попал — очень невеселая. В тот вечер после боя с Беккетом Джек рассказал мне, как это произошло. Он сказал мне, когда мы разговаривали вечером в его каюте: «Он молодой парень, ему рано было уходить. И он не сделал ничего такого, чтобы заслужить смерти. Если бы я не засомневался и сам пронзил сердце, как планировал, этого бы не случилось. Поэтому я сделал последнее, что было возможно. Это было непросто».
— Прямо так и сказал? — недоверчиво спросил Уилл. Он смутно помнил все, что происходило после того, как Джонс проткнул его шпагой.
Шарлотта внимательно наблюдала за их несколько странным разговором.
— Чистая правда. Всякий раз, когда я смотрю на него, я вижу себя в молодости. И злюсь, что был таким же болваном, из-за чего и совершил немало ошибок, о которых теперь сожалею. Но я пришел сюда, конечно, не для того, чтобы говорить о Джеке.
— Тогда зачем?
— Предложить тебе сделку.
— Какую еще сделку?
— Ты отдашь мне «Летучий Голландец», а вместо него заберешь мой корабль.
— Но… — Уилл вдруг замер в нерешительности. — Этот корабль мне не принадлежит. Калипсо решает его судьбу.
— В этом и заключается вся суть. Я готов занять твое место, чтобы жить вечно. Даже если Джек и убьет Спенсера, у меня за все годы набралось немало врагов, которые за мной охотятся. Мне уже трудно выходить в море. А я хочу покоя.
Уилл не мог найти слов, чтобы что-то ответить. Такое предложение от Тига казалось ему совершенно неожиданным. Он просто не верил собственным ушам.
— Думаете, Калипсо согласится? — спросила Шарлотта, радостно глядя на задумавшегося над чем-то Уилла.
— Думаю, ей все равно, лишь бы кто-то выполнял работу, — сказал Тиг, поигрывая кольцами на пальцах руки.

II. Непростое решение.

Джек многозначительно улыбнулся ей в лицо, а затем отпустил и отстранился. Он подошел к одному из ящиков, вытащил оттуда бутылку рома и направился к трапу. Удобно расположившись на ступенях, он откупорил бутылку и принялся пить. Он пребывал в не самом лучшем расположении духа после изнурительного рабочего дня. Бывали в его жизни и деньки помрачнее, но, несмотря на то, что он изо всех сил пытался внешне казаться веселым и беззаботным, на самом деле его терзало немало противоречий. И он надеялся, что ром поможет исправить это недоразумение.
— Ты собираешься пить всю ночь? — раздраженным тоном поинтересовалась Элизабет, продолжая стоять, прижимаясь спиной к стене там, где он ее оставил.
— А у тебя есть предложение получше? — переспросил он и сделал еще один глоток рома.
— Нет, — недовольно вздохнула она, устав от его пошлых намеков.
— Очень жаль, — пробормотал он и изо всей силы швырнул бутылку в стену.
От удара стекла о доски Элизабет вздрогнула и испугалась, глядя на то, как бутылка рассыпалась на десятки мелких осколков, а недопитый ром растекался по палубе. На душе у Джека была как никогда паршиво, и он сам не мог понять, чем это было вызвано.
Элизабет была совершенно сбита с толку. Она не понимала, что с ним происходило, о чем он думал в этот момент и из-за чего так злился на нее.
— Что тебя так злит? — она не сумела преодолеть собственное любопытство.
— Тебе показалось.
— Нет, не показалось. Что происходит?
— Твои вопросы меня злят.
Элизабет подошла и молча присела рядом с ним на ступеньку.
— Тебе действительно нужно было остаться в бухте.
«Так вот в чем дело», — подумала Элизабет, встретившись с ним взглядом. — «Он до сих пор дуется на меня за то, что я так сказала».
— Тогда я бы сожалела о том, что осталась, — она отвернулась, чтобы не видеть его реакции.
Джек с озадаченным видом продолжал на нее смотреть, как бы требуя пояснить, что она имела в виду.
— С Уиллом все кончено. Он нашел себе другую, — разочарованно вздохнула она.
«Ну наконец-то!» — что-то внутри него вдруг перевернулось, и ему резко стало веселее.
— Да, — усмехнулся он и специально, чтобы ее поддеть добавил: — Видимо брюнетки ему нравятся больше. Она постоянно вилась вокруг него и смотрела на него с таким восхищением, что даже я, будь я на его месте, продал бы душу дьяволу, чтобы ее… — тут он поймал ее сердитый взгляд и решил не продолжать фразу.
Его слова попали точно в цель. Как он и хотел. Она не смогла скрыть ревность, сверкнувшую в ее глазах, когда он говорил о Шарлотте.
— Ты уже однажды продал душу дьяволу, это плохо закончилось.
— Однажды… я поверил в твою искренность, и это плохо закончилось, — передразнил он ее. — Что ж, я живой человек, мне свойственно ошибаться. В моей жизни было полно предательств, но твое… самое запоминающееся. Самое дерзкое и хладнокровное.
— Джек, мы уже сто раз обсуждали это. Я сожалею, что так вышло. И мне надоело, что ты все время об этом вспоминаешь. Ты когда-нибудь, наконец, уже забудешь про это?
— Нет, конечно. Воспоминания об этом моменте вызывают у меня ностальгию и особое удовольствие, ха-ха, — Джек рассмеялся. — Ты бы видела себя, когда ты…
— Все, хватит. Уже поздно, — она приподнялась и собралась уходить.
Воробей вовремя ухватил ее за руку и усадил обратно:
— А ты разве куда-то опаздываешь?
— Я устала и хочу спать.
— Ах да, ты же весь день усердно работала — стоя на коленях, натирала палубу до блеска, — он не желал ее отпускать в самый разгар флирта.
— Отпусти, я должна идти.
— Завтра я собираюсь вернуться на «Жемчужину», не хочешь составить мне компанию? — внезапно предложил он, чем несколько удивил ее. Это был вопрос с подвохом, потому что Джек хотел проверить, что она ему ответит. Скажет «да» или станет выкручиваться, не давая однозначного ответа?
— Зачем? — она ответила вопросом, явно подозревая его в чем-то. Уж слишком хитрый у него был взгляд, когда он это спросил.
— Чтобы помочь мне вернуть «Жемчужину», конечно.
— Я подумаю над твоим предложением, — стараясь казаться равнодушной, бросила она и встала, чтобы уйти.
— Ясно, — Джек развел руками и широко улыбнулся: — Это значит «да», просто я слишком правильная, чтобы согласиться сразу.
— Пф, — фыркнула она напоследок и ушла.

***
Утром, едва солнце поднялось над горизонтом, Барбосса уже вальяжно расхаживал по палубе, пытаясь оценить качество работы Воробья.
— Тут грязно, — придирчиво он оглянул доски возле фок-мачты. — И здесь не до конца промыто.
— Это все потому, что ты в своих грязных сапогах ночью выходил в гальюн.
— Это язык у тебя грязный, Джек. Не зли меня, а то будешь до конца путешествия вылизывать им палубу моего корабля! — не на шутку рассердился Гектор.
— Я твое условие выполнил, давай уже мне шлюпку, — Джек нетерпеливо и требовательно посмотрел на него.
— Думаешь, я сам не рад, наконец, выпроводить тебя? Спенсера предупредил. Шлюпку уже спустили на воду.
— Отлично! Счастливо оставаться, — щелкнул пальцами Воробей и направился к трапу, но вдруг остановился на полпути, словно что-то вспомнив.
«Где же она?» — молниеносно пронеслось в голове.
Он огляделся по сторонам и увидел ее в толпе пиратов, столпившихся возле грот-мачты. Она словно наблюдала за ним, все еще не решив для себя окончательно, собиралась ли она вернуться на «Жемчужину» или нет.
— Что-то забыл? — Барбосса подтолкнул Воробья в спину. — Давай уже проваливай, а то я передумаю, и придется тебе несладко.
— Вообще-то есть кое-что, — замешкался Джек.
— Э, нет, Джек. Уговор — есть уговор. Надо было изначально все условия учитывать. Так что, либо ты уходишь, либо я тебя сам сейчас столкну за борт, — рассмеялся Барбосса, не понимая, почему Воробей медлил.
— У тебя чудная шляпа. Я тебе не говорил?
— Так ты уходишь уже или нет?
— Ухожу, ухожу, — буркнул Воробей.
— А что так медленно? — Барбосса, настойчиво толкая его в спину, провожал его к трапу.
— Когда мы подойдем к берегам, как только все будет готово, я подам сигнал. Нужно, чтобы ты завел Спенсера в ловушку, а все остальное я сделаю сам.
— Все остальное — это что?
— Не бери в голову, просто приведи его в тот дом, о котором мы с тобой говорили. Дальше дело за мной.
— Хорошо, Джек, договорились, — согласился Барбосса и продолжил: — А теперь-то ты наконец уходишь?
— Иду, иду, — промямлил Джек, все еще ожидая, когда придет Элизабет.
Всю ночь Элизабет не могла уснуть, думая об этом. Ведь если она пойдет вместе с ним, это будет означать для него нечто большее, чем просто желание помочь вернуть корабль. Она уже один раз совершила ошибку, о которой теперь жалела. Элизабет, не переставая, всю ночь напоминала себе, что она вообще-то собиралась начать новую жизнь в Лондоне. И в то же время она понимала, что если сейчас она откажется пойти вместе с ним, то возможно навсегда… потеряет его. Ей было тяжело принять такое непростое решение.
— Ты чего? — неожиданно Марго появилась рядом с ней.
— Я… — Элизабет не знала, что ответить, глядя на Джека. — Просто…
— Пришла попрощаться? — Маргарет проследила ее взгляд и весело продолжила: — Так ты же его еще увидишь, а вид у тебя такой, словно в последний путь его провожаешь. Зато приставать теперь не сможет.
Элизабет увидела, как Джек опустил взгляд, как бы давая ей понять, что он все понял. И тут же направился к шлюпке. Элизабет не успела опомниться, как он уже исчез из поля зрения.
— Сегодня будет отличный завтрак. Ты со мной? — Марго пыталась ее хоть как-то отвлечь.
В следующий момент Элизабет резко сорвалась с места, побежав к трапу. Маргарет была в шоке. Буквально в последнюю секунду Элизабет спрыгнула в шлюпку, где Джек уже сидел с веслами в руках, готовясь отплывать.

***
— Я думал, ты испугаешься и не пойдешь, — он уже вовсю налегал на весла, чтобы как можно быстрее отдалиться от «Призрака». Так сказать, отрезать ей все пути к отступлению.
Где-то глубоко внутри в нем все ликовало. Теперь-то ей будет трудно отрицать, что она ввязалась во все это из-за него. Он отчетливо видел, что ей больше всего остального хотелось приключений.
«Что ж, она их получит», — подумал он, ухмыляясь.
Элизабет, стараясь казаться невозмутимой, краем глаза наблюдала за его чересчур хитрым и довольным выражением лица, пока он продолжал грести. Она до сих пор не могла поверить в то, что сидела здесь рядом с ним. Она же ведь хотела начать жизнь заново… в Лондоне.
Нет, она не меняла свои планы сейчас. И ни на что не соглашалась. Просто она отправилась с ним, чтобы помочь ему вернуть корабль.
«А все свои домыслы пусть он оставит при себе», — подумала она, несколько успокоившись.

— Такая же сумасшедшая, как Воробей, — махнул рукой Барбосса, глядя на Маргарет. — На первый взгляд кажется, что они разные, а как узнаешь получше, так точно — птицы одного полета. Теперь с их уходом на борту наконец-то будет тишина и порядок, — с этими словами Гектор ушел в каюту, а Марго продолжала стоять возле фальшборта и смотреть на то, как шлюпка медленно отдалялась в сторону парусника с черными парусами.
Sometimes things come back.

***
https://mkatys.tumblr.com/
https://www.youtube.com/user/MKatyS18

Аватара пользователя
Ekaterina
Сообщения: 4160
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 3:43 pm
Благодарил (а): 112 раз
Поблагодарили: 173 раза
Контактная информация:

Сердце мирового океана

#38 Сообщение Ekaterina » Сб июл 28, 2018 6:12 pm

Глава XXIX

I. Возвращение на «Жемчужину».

Оказавшись на борту «Жемчужины», Джек сразу же увидел Спенсера и его помощника. Кроме того, с кораблем управлялись их люди, а на палубе не было ни одного пирата. Джек предполагал, что вся его команда находилась в заключении. Теперь ему оставалось сделать все, чтобы попасть к ним.
— Ваш знакомый, Гектор Барбосса, написал нам в записке, что вы устраивали беспорядок на борту, пытались увести его корабль и сбежать. Разве я не говорил, что будет с вашей любимой «Жемчужиной», если вы попытаетесь сбежать?
— Говорил, — Джек виновато потупил взгляд.
— Так в чем же дело, Воробей? В чем причина столь неразумного поведения с вашей стороны? Вы не боитесь потерять корабль?
— Боюсь, — отвечал Джек, словно дрожа от страха перед Спенсером, смотревшим на него сверху вниз.
Элизабет с удивлением наблюдала эту сцену, не понимая, почему Джек вел себя столь противоестественно и трусливо, отвечая на заданные вопросы.
— Значит недостаточно сильно боитесь, раз допускаете такое поведение.
— Поверьте, достаточно. Просто Гектор Барбосса ущемлял нас буквально во всем: в питании, в отдыхе, и при этом постоянно заставлял трудиться.
— Да, я имел возможность наблюдать, как вы носились за мартышкой с тряпкой по палубе.
— Ах, да… ну и мартышка, ненавистное животное… — Джек процедил сквозь зубы. — Если вы не помните, Барбосса — мой заклятый враг. Из-за него я больше десяти лет скитался по морям без корабля и средств к существованию…
— Эту историю я слышал. Но тогда зачем вы сами туда напрашивались к Барбоссе?
— Каюсь, это все идея мисс Суонн, — Джек указал на Элизабет. — Она не могла провести все это время в карцере, потому что хотела помыться.
— Знаете, мистер Воробей…
— Капитан, — неуверенно и вежливо поправил Джек, сверкнув золотыми зубами.
— Хах! — усмехнулся Дэвид. — Сдается мне, что вы имели конкретную цель, возвращаясь на «Жемчужину» сейчас. Но я вас уверяю, что шансов уйти живым вместе с кораблем у вас нет. Я лучше отправлю этот прекрасный корабль на дно, чем упущу вас обоих. Вам все ясно?
— Предельно ясно, ваши слова заставляют меня дрожать, — Джек не удержался от того, чтобы не пошутить, хотя понимал, что это могло выйти ему боком. Он изо всех сил с самой первой их встречи пытался показаться Спенсеру глупым и несерьезным, импульсивным и трусливым дурачком, а сарказм и едкие шуточки могли разрушить этот образ, который он так тщательно стремился создать.
И только теперь Элизабет, взглянув повнимательнее в его глаза, заметила живой блеск в них. Она поняла, что все угрозы Спенсера Джек воспринял, как наставления воспитателя непослушному ребенку, который и не собирался менять свое поведение. Еще Элизабет увидела, что Джек на самом деле все это время намеренно вел себя так, чтобы пустить пыль в глаза Спенсеру.
— Честно говоря, мистер Воробей, я начинаю сомневаться в то, что вы и есть тот самый Джек Воробей, о котором ходит столько легенд. Где вы растеряли все свои мозги и способности?
— Капитан, — снова едва слышно поправил Джек, стараясь удержаться от сарказма.
Такой выпад вызвал в нем не самые лучшие чувства. Как же этот Спенсер раздражал его сейчас. Так и хотелось Джеку высказать ему, что он и есть тот самый Воробей и что совсем скоро у Спенсера появится повод в этом убедиться, увидев своими глазами.
Джек откинул голову назад и самодовольно улыбнулся, а потом ответил:
— Боюсь вас разочаровать, но на самом деле мои товарищи, возможно, где-то немного, — он показал жестом «чуть-чуть», — приукрасили мои поступки.
— Или вы сами их и приукрасили, капитан Воробей, чтобы казаться больше, чем вы есть на самом деле, ха-ха, — рассмеялся Дэвид вместе с Чарльзом и всей своей командой. — Вы жалкий трус, а не пират. Как и ваш отец, который сбежал с поля боя. Мы найдем его и повесим, а затем казним вас обоих. А сейчас вы отправитесь в карцер, где и проведете весь оставшийся путь до Бристоля.
С этими словами Спенсер направился на свой корабль, оставив на «Жемчужине» за главного своего помощника Чарльза.

***
Вся команда «Жемчужины» находилась за решетками. Джек был рад, наконец, увидеть мистера Гиббса снова, который чуть буквально не задушил его в своих объятиях от радости.
— Мать честная, Джек! Как я рад тебя видеть!
— Взаимно, мистер Гиббс, — Джек похлопал того по плечам и попытался выбраться из рук старпома.
— Элизабет, — Джошами полез с объятиями к девушке. — Вы живы! Как ваше самочувствие?
— Прекрасно. Спасибо, — улыбнулась она, уворачиваясь от рук Гиббса.
— Что будем делать, Джек? — Джошами с нетерпением обратился к капитану.
— Я так понимаю, что кок трудится на камбузе, раз его здесь нет?
— Верно, они оставили Эдварда там, — закивал Джошами.
— План такой… — Воробей тут же, не желая терять драгоценного времени, начал говорить.

***
Кок Эдвард Блэк, узнав, что Джек Воробей вернулся, с радостью пришел ему на помощь. Эдвард подсыпал в ужин солдат порошок, который выдал ему Джек, и настойчиво предлагал каждому солдату отведать приготовленные блюда, всячески восхваляя свои творения. Даже капитан Чарльз не устоял перед соблазном. Вечером после ужина пиратам не доставило особого труда выбраться из-за решеток, потому что они много раз это проделывали, желая увильнуть от необходимости отсиживать срок за наказания капитанов «Жемчужины». Просто до появления Джека у них не было плана, как одолеть людей Спенсера на борту. До того, как резко охваченные морской болезнью и проблемами с желудком солдаты кинулись объявить тревогу, пиратам удалось их вырубить по очереди.
Воробей приказал пиратам переодеваться в одежду гвардейцев, чтобы некоторое время для Спенсера создавать видимость порядка на борту. Пока пираты заманивали солдат в трюм, Джек с мистером Гиббсом отправился в капитанскую каюту, где отдыхал Чарльз. Они беспрепятственно вошли внутрь, потому что гвардейцев на своих постах не было. Судя по тому, как глупо вели себя люди Спенсера, Джеку удалось усыпить его бдительность и внушить, что он слишком жалок и труслив и не представляет угрозы. Они совершенно не были готовы к захвату корабля в первую же ночь, а пищевое отравление и вовсе оказалось для них сюрпризом. На это и рассчитывал Воробей — действовать тогда, когда его враги меньше всего готовы к бою.
Элизабет, переодевшись в чистую одежду одного из гвардейцев, отправилась следом за Джеком и Джошами, чтобы помочь.
Джек подошел к капитану, сидевшему за столом, сзади и тихо и уверенно проговорил Чарльзу возле уха:
— Прошу вас пройти вместе с нами в карцер. Мы устроили там небольшую вечеринку и вспомнили, что забыли пригласить вас на торжество.
Тот резко вскочил со стула и повернулся лицом к Воробью. Чарльз вынул шпагу из ножен и направил на Воробья:
— Что за вздор? Какое торжество?
— В честь моего возвращения, конечно же, — в ответ Джек тут же направил дуло заряженного пистолета на него и хитро улыбнулся. — Одно лишнее движение, и ты — труп.
В этот момент в дверях появилась Элизабет, которая на несколько секунд привлекла внимание позеленевшего от боли в желудке Чарльза, отчего тот только потерял время.
Гиббс налетел на него, сбив с ног, а затем, взяв со стола бюст какого-то известного деятеля искусств, ударил им по голове помощника Спенсера, отчего тот сразу же потерял сознание и с грохотом упал на доски.
Джошами уже было хотел швырнуть бюст в сторону, как рука Джека его резко остановила:
— Поставь Шекспира на место.
— Это какой-то известный мореплаватель? — Гиббс аккуратно поставил «Шекспира» на полку обратно.
— Это английский поэт, — встряла Элизабет, улыбаясь такой находке в каюте Джека.
— Он писал про море и пиратов? — продолжал задаваться вопросами Джошами.
— В основном он писал про людей и про их чувства, — ответила девушка.
— Про любовь? И ты читаешь такое? — Гиббс почесал в затылке, глядя на Джека с изумлением.
Джек строго посмотрел на старпома, словно поражаясь его глупости. Воробей взял и перевернул бюст вниз головой и, открыв маленькую крышку, высыпал оттуда множество драгоценностей в виде цепочек, монет, брошек, подвесок и мелких сверкающих бриллиантов.
— В нем просто очень удобно хранить драгоценности.
Спрятав сокровища обратно и поставив бюст на место, Джек посмотрел на Элизабет, которая все это время заинтересованно наблюдала за каждым его движением. Воробей догадался, о чем она думала и что эти мысли были вовсе не о драгоценностях. Ему понравился ее заинтересованный взгляд в его сторону.
— Что дальше будем делать, Джек? — вдруг спросил его Джошами.
— Скажи команде, чтобы готовились к уходу от погони. Пусть проверят все пушки и боеприпасы.
— А курс какой?
— Мы должны попасть в пролив Ла-Манш, — Джек передал Гиббсу компас и кивнул в сторону валявшегося без чувств Чарльза. — Прикажи заодно пиратам забрать этот мусор из моей каюты. Когда очнется ближе к рассвету, вышвырните его за борт.
Затем Воробей задумчиво почесал бороду, и у него непроизвольно вырвалось:
— Быть или не быть, вот в чем вопрос!
Джошами, застывший в дверях, переспросил:
— Что-то еще, кэп?
— Ты еще не ушел? — строго посмотрел на него Воробей.
Элизабет засмеялась и сказала Джеку:
— Так ты все-таки читал стихи?
Быть или не быть, вот в чем вопрос. — Джек пристально уставился на нее и принялся важно ходить по каюте, готовясь впечатлить ее своими познаниями в поэзии. — Достойно ль…
Смиряться под ударами судьбы,
Иль надо оказать сопротивленье
И в смертной схватке с целым морем бед
Покончить с ними? Умереть. Забыться.
И знать, что этим обрываешь цепь,

— в этом моменте его голос почти перешел на шепот, —
Сердечных мук и тысячи лишений,
Присущих телу. Это ли не цель
Желанная? Скончаться. Сном забыться.
Уснуть… и видеть сны? Вот и ответ,

— он подошел к Элизабет, обаятельно улыбаясь и сверкая глазами, словно ожидая аплодисментов или хотя бы поцелуя в щеку.
Не то чтобы Джек особенно любил поэзию, но он всегда знал, что женщины любят мужчин, которые умеют читать стихи. Ну, а поскольку Воробей любил женщин, то он стремился использовать все свои возможности, чтобы их впечатлить и очаровать. Его умения льстить женщинам и плести из лжи красивые признания действовали также хорошо, как пару строк из какого-нибудь модного произведения известного поэта или писателя. Но чаще все-таки до цитирования дело не доходило, потому что шлюхи не умели читать. Поэтому познания Джека в английской поэзии были очень скудными.
— Ты восхищена? — Воробей, увидев, что она смущенно замолчала, взял ее за запястье и прижал в дверях, преградив путь к выходу из каюты. — Не можешь найти слов, чтобы выразить свои чувства?
— А это было твоей целью — меня поразить?
— Почти. — Джек кивнул в сторону кровати. — Не хочешь хотя бы поблагодарить меня за старание?
— Ты собираешься спать сейчас? — притворно удивилась Элизабет, сделав вид, что не поняла его вопроса.
— Останешься, нам точно будет не до сна, — Джек провел указательным пальцем по ее щеке, слегка задев ее нижнюю губу. — В конце концов, я вернул нам свободу.
— У тебя сейчас есть дела поважнее, чем сон, — она осуждающе посмотрела на него, но не отстранилась, а только лишь соблазнительно приоткрыла губы, желая его поддразнить. — И мы пока не свободны. Нам еще надо уйти от Спенсера.
— Согласен, но я и не предлагаю спать, и это займет всего минут десять, — Джек уже настроился ее поцеловать, проигнорировав ее речь про Спенсера.
— Всего десять? — она увернулась от него, и он прикоснулся губами к ее щеке.
— Мало? — он сделал брови домиком, словно почувствовав себя виноватым.
— Да, — сказала она, отчего Джек неожиданно вздрогнул, — за это время Спенсер успеет сделать пару пробоин в твоей «Жемчужине», ха-ха, — расхохоталась Элизабет
— Ах! — наигранно испугался Джек, чувствуя, что его желание развлекаться становится все меньше, хотя ее полураскрытые губы все продолжали его манить. — Смеешься и снова дразнишь меня, цыпа? Твои слова такие же бесчестные, как и удар ниже пояса вместо благодарности за спасение!
— Ха-ха, скорее, удар придется ниже ватерлинии, Джек, — Элизабет продолжала наслаждаться тем, что Джек не мог ей ничего сделать (хотя и хотел), потому что у него просто не было времени на это.
— Я тебе это припомню однажды, имей ввиду.
Вдруг перед ними объявился один из гвардейцев и едва не снес Джеку голову ударом своего клинка. Воробей вовремя успел увернуться, подмяв под себя Элизабет.
Джека не на шутку разозлило, что какой-то идиот помешал ему вдоволь поворковать с Лиззи с целью затащить ее в постель (ведь он для этого даже приложил усилие, чтобы вспомнить строки из «Гамлета»), поэтому, особо не раздумывая, вынул пистолет и выстрелил негодяю прямо в сердце. Гвардеец замертво упал на проходе в дверях.
Элизабет с ужасом на лице посмотрела на тело солдата, а затем встретилась со строгим взглядом Воробья.
— Такой момент испортил! Идиот! Козел! Осел! Ничтожество! — раздраженно произнес Джек, понимая, что теперь-то уж точно не сможет развлечься с Элизабет наедине, потому что появление гвардейца окончательно отбило у него все желание и настроение делать это в разгар захвата корабля. Хоть ему и хотелось, он только сейчас подумал, что может быть очень неразумно и опасно с его стороны расслабляться раньше времени. Но Элизабет, чертовка, специально ведь дразнила его в такой момент.
Воробей, изначально имея цель ее просто впечатлить стишком, вместо восхищения и благодарности вызвал ее смех. Выставил себя придурком, читая ей стихи, а она даже не позволила ему ее поцеловать.
«Неблагодарная, бессовестная, строптивая девка!»

***
Рано утром на рассвете, когда Чарльз доплыл до «Ориона», Спенсер был в ярости. За всю ночь не прозвучало ни единого выстрела, и все думали, что на «Жемчужине» царили покой и порядок, а оказалось, что Воробей за это время успел захватить судно.
— Пустить «Жемчужину» ко дну! — злобно закричал Дэвид так, что даже Джек, стоявший в это время возле штурвала, услышал и усмехнулся себе в усы.
Через несколько минут загрохотали пушки «Ориона».
Джек принялся крутить штурвал вправо, стремясь уйти от выстрелов. «Жемчужина» шла на всех парусах, отклоняясь от ранее заданного курса на Бристольский залив.
Спенсер злился на себя за глупость, которую допустил, поверив, что Джек не представлял опасности, будучи запертым в карцере. Дэвид задавался вопросом, как пиратам удалось за столь короткое время одолеть его людей. Ведь их было намного меньше, чем гвардейцев. Такой поворот Спенсер мог бы предугадать, если бы не его собственная самоуверенность.
— Почему вы не забили тревогу?! — Дэвид накинулся на промокшего до нитки Чарльза.
— Команду отравили и меня в том числе. Мы не успели опомниться, как…
— Все, хватит, ясно… — Спенсер отпрянул от него, закрыв глаза, словно от боли. — Не хочу даже слышать это. Поговорим потом. А сейчас пускай приведут ко мне Барбоссу. Немедленно!

***
Гектор Барбосса зашел в капитанскую каюту и снял шляпу в знак приветствия. Опять Воробей натворил дел, а ему теперь получать за это по морде. Барбосса был в ярости оттого, что Джек не предупредил его о своем плане угнать корабль. Гектор хотя бы заранее морально подготовился к разговору со Спенсером.
— Чем могу помочь?
— Какие планы у Джека Воробья? — Дэвид требовательно посмотрел на пирата.
— Он просто трус. Не хотел, чтобы его повесили, и решил сбежать, — махнул рукой Гектор. — Он правда очень скользкий и хитрый гад, поэтому я послал его к вам. От меня он не раз сбегал и предпринимал попытки бунта, и я думал, что от вашей армады ему уж точно не уйти… — Гектор говорил, а между тем внимательно наблюдал за выражением лица собеседника. Этими словами он как бы насмехался над Спенсером, который со своей командой так легко упустил из рук самого Воробья. Но Дэвид эту насмешку не понял.
— Я отправил часть кораблей следом за ним, а мы вместе с вами отправимся за Тигом. Воробью известно местоположение Тига?
— Думаю, он знает о нем, конечно же.
— Тогда мы должны добраться туда раньше, чем Воробей успеет его предупредить, вам ясно?
— Безусловно, так и будет, — Барбосса кивнул в ответ. — Вот координаты места, в котором он находится.
— Прекрасно, — улыбнулся Спенсер.
Проделки Воробья выбили почву из-под ног Дэвида Спенсера.
«Раз уж этот пират так хитер, как о нем рассказывали, то не получится ли так, что и до Тига он доберется первым?»
Спенсер уже не знал, чему верить. У него даже возникли сомнения насчет Барбоссы.
«Что если Барбосса и Воробей заодно? Но ведь они, очевидно, враждуют и ненавидят друг друга…» — Спенсер почесал подбородок. — «Или они только делают вид, чтобы обмануть его?»
— Если Тига в Лондоне нет, Барбосса, вас повесят на главной площади города. Но перед этим отрежут вам пальцы один за другим, чтобы из петли вам уж точно не выбраться.
Гектор нервно сглотнул, но не от угроз, а оттого, что увидел, что Спенсер каким-то образом почти догадался о том, что пираты его обманывали. У Барбоссы прошел холодок по коже.
«Ну, Воробей, ну погоди! Опять устроил целый спектакль и не предупредил! Достану я тебя и придушу за то, что втянул во все это!» — подумал про себя Барбосса, понимая, что теперь придется всю дорогу метать проклятья на Воробья, чтобы убедить Спенсера в том, что Гектор на самом деле ненавидит Джека и желает ему смерти. В общем-то, проклинать Воробья и желать его убить, Гектору не было в новинку и в некоторой степени даже доставляло ему удовольствие, успокаивало расшатанные нервы.
— Как вы могли усомниться в моей ненависти к Воробью? — вещал Гектор с видом оскорбленного достоинства. — Когда его и Тига не станет, я наконец вздохну спокойно! Они всю мою пиратскую жизнь отравляли и делали ее невыносимой. Все время Тиг обвинял меня в нарушении Кодекса и грозил уничтожить, хотя я просто увел корабль у его сына, когда тот зазевался. Одно время я даже думал перейти на сторону закона, но, увы, меня там не ждали из-за моего пиратского прошлого.
— Я бы замолвил за вас слово перед королем.
— Правда? — удивился Гектор, изображая радость, и с трудом выдавил из себя, чувствуя, что ему не очень-то удавалось выглядеть счастливым. — Если бы он взял меня на службу, я был бы счастлив!
«Вот же счастье — служить этим придуркам», — выругался Гектор про себя.

II. Приключения по пути в Лондон.

После еще нескольких дней, проведенных в пути, Спенсер и Барбосса оказались в Бристоле. Дэвид справился о делах компании, и сразу же после этого они отправились верхом на лошадях до Лондона, взяв с собой несколько людей. Гектор позвал с собой Пинтела и Раждетти, зная, что они могли бы ему пригодиться, а если они не выживут, то не такая уж великая будет потеря. Хотя как раз таки, как подсказывал ему опыт их предыдущих приключений, эти двое были самые живучие, несмотря на их тупость.
За это же время через пролив Ла-Манш Джеку удалось подойти на «Жемчужине» к берегам Англии с юго-востока и при этом оторваться от преследователей. Воробей приказал пиратам вести корабль к устью реки Темзы, пришвартовавшись в наиболее безопасном месте и, если потребуется, дать взятку местным, а когда к ним вернется Гиббс, возвращаться на Карибы, обогнув территорию Англии по Северному морю.
Джек, Элизабет и Джошами отправились на сушу вплавь. Их одежда высохла достаточно быстро, потому что день был безумно жарким. Добравшись до ближайшего поселка Бродстэйрс, они угнали карету с конями у одного из мужчин.
Пока Гиббс управлялся с лошадьми, Джек после того, как выспался за ночь, поглядывал в окошко, а Элизабет продолжала спать. Но Воробей, сидевший напротив, не мог смотреть спокойно на это. Ему казалось несправедливым, что пока он организовывал побег, строил планы, уходил от армады кораблей, она все это время избегала общения с ним и просто наслаждалась приключениями в море.
Он присел к ней рядом и приобнял за плечо.
— Джек, не мешай мне, — возмутилась Элизабет, хотя в глубине души подозревала, что он не даст ей отдохнуть. — Убери свою руку, — она шлепнула его по ладони, которой он уже трогал ее за ногу.
— У нас в пути до Лондона, кстати, есть гораздо больше, чем десять минут, цыпа, ха-ха, — засмеялся Джек, издеваясь над ней и продолжая приставать.
— Это совсем не смешно, — ответила Элизабет, ударившись головой о качавшуюся карету, пока пыталась оттолкнуть Джека.
— Ага, весело дразнить меня при других обстоятельствах, а теперь это не смешно?
В этот момент карета резко остановилась, и Гиббс распахнул дверь.
— Капитан, мы в Кентерберри. Лошадям нужен отдых, а также питание.
— Что ж, вот и займитесь этим, мистер Гиббс, — раздраженно сказал Воробей. — А мы тут с мисс Суонн пока отдохнем, — Джек заговорщически подмигнул Элизабет, на что она только громко и недовольно вздохнула.
— Мне кажется, кэп, что мы бы быстрее добрались до Лондона, если бы вы с мисс нашли еще пару лошадей и поехали верхом.
Джек вылез из кареты и поморщился при мысли о том, что ему придется ехать верхом, но идея Гиббса была правильная.
Джек и Элизабет отправились на поиск лошадей, но владельцы не горели желанием продать их им. Спустя пару часов, ему удалось уговорить одного мужчину продать ему двух коней за три тысячи фунтов стерлингов, которые Джек взял с собой из своих накоплений. Своровать коней они не могли, потому что это могло привлечь внимание людей, а Джеку не хотелось проблем.
— Его имя — Гром, — сказал владелец, передавая поводья Джеку.
— Потому что громкий? — Воробей с недоверием посмотрел на коня, черная шерсть которого блестела от чистоты.
— Потому что смелый, — задумчиво ответил уже бывший хозяин.
Джек подошел к темной лошади с левой стороны и попытался забраться на коня, но тот, заметив в нем неуверенность и презрение, специально отступил на несколько шагов назад и недовольно зашевелил ушами, предупреждая о том, что готов лягаться.
— Вот черт ушастый! — ругнулся Джек.
Элизабет подошла к своей кобылке белой масти и довольно шустро забралась в седло.
После нескольких минут препирательств с жеребцом, который ни в какую не хотел признавать нового хозяина, Джек таки уселся в седло и вынудил коня подчиниться. Но всю дорогу до кареты, у которой их уже ждал Гиббс, конь вымотал Воробью все нервы, то отвлекаясь на траву, то на листья на деревьях.
— Прожорливая свинья, вот ты кто, а не лошадь, — сказал Воробей, натянув поводья так, что жеребец, выпустив пар из ноздрей от недовольства, задрал голову, но не переставал идти вперед, на ходу продолжая жевать сочную траву.
Джек и Элизабет заставили лошадей перейти на рысь, пока мистер Гиббс гнал коней с каретой следом и рассказывал по дороге историю из своего прошлого о том, как ему довелось однажды работать извозчиком. Воробей был полностью сосредоточен на том, чтобы управиться со строптивым конем, щедро рассыпаясь ругательствами, а Элизабет посмеивалась над ним.
— Животные умеют чувствовать, когда их любят. Ты похлопай его по шее, ему это понравится.
— Дать ему по шее и ему это понравится? — искренне удивился Джек, который хоть и умел держаться в седле, но никогда особо не задавался вопросами о том, как ласково обращаться с животными.
Он всегда особо не любил животных, а верхом в юности учился ездить скорее из необходимости, чем из интереса.
Для Элизабет же занятия верховой ездой были увлечением с детства. Она вспомнила дни, когда еще жила с отцом в Лондоне, и за городом проходили занятия, на которых ее учили ездить верхом на пони. Но и когда они уехали жить в Порт-Ройял, Элизабет продолжала обучение, как это подобало в кругах ее сверстниц, тоже собиравшихся стать настоящими леди из высшего общества.
— Нет, просто похлопать, — улыбнулась Элизабет.
Джек похлопал Грома по шее, но тот даже не обратил внимания на столь вежливый жест со стороны своего ворчливого наездника.
— Что я и говорил? Свинья да еще неблагодарная, — фыркнул Воробей.

III. Встреча в старом доме Гиббса.

Небольшой заброшенный домик старпома располагался на южном берегу реки Темзы в чертах города Грейвсенд. Барбосса всю дорогу из Бристоля надеялся, что Воробей оказался быстрее его, потому что терпение Спенсера было на пределе.
Дэвид не мог дождаться, когда наконец увидит своего давнего врага, и потому гнал коня так, что тот был уже весь в мыле. Гектора уже тошнило от быстрой езды и вообще от запаха лошади, он мечтал, чтобы все это как можно быстрее закончилось.
К вечеру они добрались до пункта назначения. И Барбосса был безмерно счастлив, заметив, что в окне мерцал свет. Когда они подкрались к окну, прошуршав кустами, то увидели, что напротив стола сидел в кресле мужчина с шляпой на голове и с длинными волосами, тень которого была отчетливо видна на стене. Спенсер, узнав в этой тени силуэт капитана Тига, довольно посмотрел на Барбоссу.
Этого момента Дэвид ждал слишком долго. И вот он настал.
Они практически бесшумно зашли в помещение в то время, как люди Спенсера окружили дом. Лорд Дэвид быстро подкрался к столу, но в этот момент перед ним предстал сам… Джек Воробей. В первые секунды это показалось Спенсеру неожиданно, поэтому он замешкался. Элизабет наставила дуло пистолета на лорда, а Гектор приставил нож к горлу Чарльза, напав на того со спины. Джек встал из-за стола, нахально улыбаясь Дэвиду в глаза.
— Только не надо резких движений, милорд, хорошо? — Воробей направил свой пистолет прямо в голову лорда.
Спенсер повернулся к Барбоссе, который ему мило улыбнулся, словно извиняясь за свое притворство, и держал в заложниках Чарльза.
— Мерзкий ублюдок, — сплюнул лорд на пол, не в силах хоть как-то сдержать свой гнев. От ярости все его лицо побагровело.
— А ты ожидал от пирата честности? — Барбосса вскинул брови.
— Признаться честно, я в шоке, — Воробей демонстративно поморщился, словно Спенсер его разочаровал, — с того, что тебя было так легко обвести вокруг пальца. Как такие идиоты вроде тебя могут руководить Ост-Индской торговой компанией и бороться с пиратством? Кроме того, ты ведь и сам в прошлом был пиратом, но так ничему и не научился, — Джек с задумчивым видом сочувствующе покачал головой. — Беккет был намного умнее тебя.
В гневе Спенсер оттолкнул Элизабет плечом и уже готов был вцепиться в Воробья, как тот внезапно выстрелил Дэвиду в ногу.
— Тише, парень. Следующий выстрел придется прямо в голову.
— Пожалей хотя бы своего товарища, — добавил Барбосса, указывая на Чарльза, — уж я-то точно не промахнусь.
Джек гордо вскинул подбородок, обиженно посмотрев на Гектора:
— Вообще-то, это был предупреждающий выстрел, а не промах.
— Ага, конечно, — не поверил Барбосса.
Элизабет ударила лорда пистолетом по голове, а затем Гектор двинул Чарльзу кулаком в челюсть, ударил того головой об стену и швырнул на пол.
— На его месте мог бы быть ты! — рассердился Гектор, кинувшись в сторону Воробья. — Ты не мог предупредить меня, что собирался угнать «Жемчужину»?
— Как? — Джек вдруг тут же из дерзкого капитана превратился в трусливого, провинившегося матроса. — А я разве не говорил тебе про это?
— Ух как мне хочется сейчас тебя придушить!!!
— Постойте, — Элизабет встала на пути у Гектора. — Не время выяснять отношения, нам нужно срочно убираться отсюда.
— Согласен, мисси. Безусловно, — отступил Барбосса, но все равно пригрозил Джеку кулаком, — как только выберемся, я выбью из тебя всю дурь, негодяй.
— Что теперь делать-то будем? — Элизабет обратилась к Джеку, который виновато прятался за ее спиной.
Воробей, окинув взглядом ее фигуру, чем слегка ее смутил, произнес:
— Кажется, у меня есть идея.

***
Из дома, пока Джек и Гектор протаскивали тела лорда и его помощника до кареты, мистер Гиббс вылетел навстречу гвардейцам с выкриком:
— Помогите! Боже мой! Моя жена рожает!
Элизабет эта идея показалась совершенно идиотской, но ничего более умного им всем придумать не удалось да и не было времени раздумывать: нужно было любыми средствами отвлечь внимание гвардейцев от того, что творилось с другой стороны дома. Она всеми силами пыталась изобразить, словно она умирала от боли, чтобы привлечь все внимание солдат к себе.
Любопытные гвардейцы ворвались в помещение, чтобы посмотреть на бедную женщину, но вместо этого самый первый вошедший из них получил удар сковородкой прямо по лицу и упал. Элизабет нырнула в другое окно и помчалась следом за мистером Гиббсом к лошадям.
К этому моменту Джек и Гектор затолкали в карету тела лорда и капитана и уже сидели на месте кучера, пытаясь определить, кто будет вести лошадей и в какую сторону. Через минуту препирательств Барбосса, проклиная своего горе-союзника, с яростью выдрал из рук Воробья поводья и принялся руководить, а Джек в качестве утешения взял в руки кнут, чтобы хоть как-то влиять на ситуацию, в которой им с Гектором пришлось совершенно неожиданно оказаться.
— Не мешай мне, а то столкну в кусты, Во-ро-бей!
— Решил вспомнить былые времена, когда рос на ферме, Гектор?
— Заткнись! — Гектор картинно закатил глаза.
Карета мчалась с такой скоростью, что ее даже заносило на поворотах. Пыль из-под колес летела в глаза преследовавших их гвардейцев, которых с каждой минутой погони становилось все больше. Слышались выстрелы, топот коней, крики встречавшихся на пути жителей, шедших домой после долгого рабочего дня.
— А, смотрю, ты вошел во вкус! Нравится езда с ветерком? — Джек принялся критиковать стиль вождения Гектора. — Карета того и гляди перевернется! Что тогда делать-то будем?! Это тебе не штурвал крутить, между прочим!
— Джек, когда все это закончится, клянусь: я тебя убью!
— Ах, ты грозишься это сделать вот уже более десяти лет, — ответил Джек, улыбаясь.
— Умолкни, ты меня отвлекаешь! Или я за себя не ручаюсь! Лучше придумай что-нибудь, как убрать их с хвоста!
Барбосса вел коней в лес, а Джек, все-таки вернув тому кнут, пролез в карету и принялся стрелять из окна в солдат и пугать выстрелами их лошадей, выкрикивая всякие ругательства.
Элизабет и Джошами, обратив на себя внимание большей части солдат, тоже неслись в лес, но с другой стороны. Они следовали плану Барбоссы и Воробья, чтобы пересечься с ними на берегу возле реки.

Аватара пользователя
Ekaterina
Сообщения: 4160
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 3:43 pm
Благодарил (а): 112 раз
Поблагодарили: 173 раза
Контактная информация:

Сердце мирового океана

#39 Сообщение Ekaterina » Вс авг 19, 2018 11:23 pm

Глава XXX
 
      I. Встреча в Лондоне.

      Воробью и Барбоссе не пришлось строить грандиозных планов о том, как уйти от преследователей. К моменту, когда они оказались в лесу, наступила ночь. Преследовавшие их гвардейцы потеряли их из виду и прекратили погоню до утра. Джек развел костер, пока Барбосса, раздобыв веревки, перевязывал пленников покрепче, заткнув им рты, чтобы не кричали во время поездки в карете.
      Через полчаса объявился мистер Гиббс вместе с Элизабет, которым тоже удалось запутать солдат к наступлению темноты. Элизабет слезла с лошади и подошла к Гектору, который возился с пришедшими в сознание лордом и его помощником.
      — Что будет дальше? Кто доставит их на корабль?
      — Спроси у Воробья, миссис Тернер, — не желая отвечать конкретно, натянуто улыбнулся ей Барбосса и продолжил свое дело: завязывать узлы. С Джеком они уже успели обсудить свои планы на завтрашний день. Гектор поклялся, что это последнее совместное приключение с Воробьем, в котором он согласился участвовать. На что Джек сказал ему, чтобы тот не зарекался напрасно, их план сработает и их победа станет легендой, перевернет ход в истории всего пиратства. Барбосса же только посмеялся и отвернулся, вдруг вспомнив о Маргарет, которая отправилась в замок Спенсера, чтобы разузнать о том, где большую часть свободного времени предпочитал проводить король Англии.
      — Какие у нас планы? — Элизабет подошла к Джеку, который уже готовился ко сну, судя по его сонному и уставшему виду. Все это время он сидел и задумчиво перемешивал палкой угли в костре, чтобы тот как можно дольше не затухал.
      — Спроси Барбоссу, — ответил он.
      Гектор вздохнул и картинно закатил глаза, услышав это.
      — Джек! — возмутилась Элизабет.
      — Он назвал мой план идиотским, вот пусть теперь придумывает свой.
      — Он действительно идиотский! — Гектор с силой захлопнул дверь кареты, завершив свое дело. — Но это и неудивительно. Ведь его придумывал идиот.
      Джек уже было открыл рот, чтобы возмутиться, как Элизабет его перебила:
      — Что с пленниками? Кто поведет карету к кораблю?
      Внезапно послышался шорох из-за кустов. Кто-то пытался продраться через густую чащу леса. И возможно он был не один.
      Джек резко вскочил с травы и, вынув шпагу, крадучись направился в сторону непрошенного гостя. Барбосса последовал его примеру и зашел к кустам с другой стороны. Послышался чей-то грубый голос, а затем нытье:
      — Проклятые ветки, ненавижу их!
      — А я говорил тебе быть внимательнее! — прозвучал басом второй голос.
      — Где теперь его искать? В темноте ничего не видно!
      — Нам некогда теперь искать его, мы должны найти Барбоссу, — ответил Пинтел и вышел из кустов, оказавшись в нескольких футах от лезвия шпаги капитана. — О! А мы вас искали.
      — Олухи! — Гектор спрятал оружие и сплюнул. — Я думал, вы уже подохли по пути.
      — Мы всюду следовали за вами, кэп, но… — начал оправдываться Раджетти.
      — Что «но»? Свалились с коней по пути?
      — Да, конь выкинул Пинтела из седла, а пока я ему помогал — мой тоже сбежал, — закивал одноглазый. — А теперь я потерял свой новый глаз.
      — Мистер Гиббс, — Гектор обратился к старпому. — С рассветом садитесь в карету, забирайте этих двух придурков и отправляйтесь к кораблю.
      — Как скажете, кэп, — улыбнулся Джошами, радуясь тому, что довольно скоро вернется на «Жемчужину».
      Джек недовольно покосился на Гиббса, раздраженный тем, как тот послушно закивал Гектору, назвав его «капитаном».
      Элизабет наконец-то получила ответ на свой вопрос. Выходило, что найти короля предстояло им троим.
      Девушка легла спать, но не могла сомкнуть глаз. Ее терзали мысли о том, что для них готовит новый день.
      Джек, как и обещал, помог ей добраться до Лондона. Старый дом Гиббса свободен и туда можно было вернуться и начать жизнь с чистого листа хоть завтра.
      Никто не предлагал ей участвовать в убийстве короля. Она вроде как не с этой целью прибыла в Лондон и могла завершить свои приключения здесь, но… пресловутое любопытство мешало ей это сделать. В глубине души ей хотелось быть в центре событий, принять активное участие в планах Джека и Гектора, просто она не желала это признавать.
      — О чем задумалась, цыпа?
      Элизабет вдруг пришла в себя и поняла, что Джек все это время сидел рядом и наблюдал за ней.
      — Ни о чем.
      — Разве? — он отрицательно покачал головой. — Я так не думаю.
      — Я устала и хочу спать.
      — Но почему-то не можешь уснуть, — с насмешкой в голосе отметил он.
      — Что тебе надо? — с вызовом произнесла она.
      — Я всего лишь спросил, — развел он руками, не понимая, почему она так резко реагировала на его слова.
      В его голове крутились те же мысли. О том, что Элизабет на самом деле необязательно участвовать в дальнейших приключениях. Но он и не хотел, чтобы она уходила и вообще оставалась в этом чертовом Лондоне. И он видел по ее глазам, что она думала об этом, поэтому ее мучила бессонница. Как и его, впрочем.
      — Я помогу вам добраться до короля, — спокойно сказала она.
      — А что потом? — он с любопытством разглядывал ее лицо.
      — Новая жизнь, — коротко бросила она и опустила взгляд.
      — Что ж, если это то, что ты всегда хотела… вести скучную жизнь сухопутной крысы… вдали от моря и приключений… это твой выбор.
      Она недовольно вздохнула:
      — У меня нет выбора.
      — Неправда. Я же говорил тебе про Бухту Погибших Кораблей? Там бы ты жила, как королева, а здесь… тебе придется наняться прислугой и работать. Не думаю, что ты хорошо представляешь, что тебя ждет.
      — Нет, я туда не вернусь. Я хочу начать все по-новому, а не сначала.
      — Посмотрим, цыпа, — с сомнением сказал он и отвернулся, чтобы заснуть.
      Утром она проснулась, когда услышала, как заржали кони, и карета, шумя колесами, покатилась прочь. Гиббс погонял лошадей кнутом, ругаясь на их медлительность, а Раджетти, очевидно, нашедший свой глаз, счастливо махал грязным носовым платком Барбоссе и Воробью, высовывая голову из окна кареты. Получив подзатыльник от тучного товарища, он сразу же спрятался, и карета исчезла из виду. Вместе с ними и капуцин, сидевший на плече Гиббса.
      Воробей подошел к черной лошади и с презрением сказал:
      — Опять ты?
      Конь вскинул голову и принялся рыть землю копытом, а затем — шевелить ушами, выражая свое недовольство неприятелю.
      — Куда мы направляемся? — Элизабет обратилась к Джеку, который явно не горел желанием продолжить уроки верховой езды.
      — Напрасно ты спрашиваешь, — встрял Барбосса, встав между ними. — Его компас не указывает конкретного направления.
      — Все-то ты замечаешь, — раздраженно буркнул Воробей, все утро безуспешно пытавшийся заставить компас работать. Джек снял с пояса навигационный прибор и швырнул Гектору. — Сам и выбирай тогда путь. Откуда мне знать, в каком из дворцов находится король?
      Элизабет удивленно уставилась на Джека, не понимая, почему компас у того вдруг отказал.
      Барбосса открыл коробочку и посмотрел на стрелку, указавшую на северо-запад.
      — Следуйте за мной, — усмехнулся Барбосса и вскочил в седло.
      Белая лошадь закружилась на месте, фыркая и готовясь стремглав броситься в путь.
      Джек помог Элизабет забраться на коня и сам уселся сзади. Девушка с энтузиазмом взялась за поводья, а Воробей расположил руки на ее талии, воспользовавшись моментом.
      Лошади неслись галопом в направлении, которое указала стрелка компаса. Барбосса надеялся, что Марго уже была в Лондоне, и именно к ней приведет их компас.
      Они встретили Маргарет возле замка Спенсер-хаус. Она не успела переодеться из служанки в свой обычный наряд, и была застигнута врасплох появлением своих знакомых. Она думала, что у нее еще было время. Тем не менее, от слуг Спенсера ей удалось узнать, что король был в ярости, когда ему рассказали про Тига, Воробья и Барбоссу, которые оказались в Лондоне. И хоть Георг III всегда нахваливал своих людей и считал, что никто и никогда не сможет пройти через них к нему, приказал усилить охрану каждого дворца и замка, в котором находился. Гвардейцы стояли на своих постах днем и ночью, а простой народ разносил сплетни по всей стране о том, что пираты пришли в город, чтобы добраться до короля.
      Листовки с лицами Джека, Гектора, Эдварда Тига, Элизабет были развешены повсюду. Воробей подошел к одной из них и сказал:
      — Даже рисовать англичане не умеют. Разве у меня такой кривой нос?
      Элизабет улыбнулась, а Гектор, все это время смотревший на Марго, спросил:
      — Где же король будет этой ночью, тебе удалось разузнать?
      — Бакингем-хаус. Последнее время он там часто бывает, по словам приближенных. Ему это место чем-то понравилось, и он недавно его приобрел. В своей резиденции он почти не бывает с тех пор, как прошел слух про Тига.
      — Да? — удивился Барбосса. — Если в Виндзорском замке он не чувствует себя в безопасности и боится Тига — значит охрана у него везде никчемная. Как тебе удалось узнать про его местонахождение? — он пристально уставился на нее.
      — Волшебство убеждения, — загадочно ответила она, поправив платье и прическу.
      — А-а-а, — внезапно оживился Джек. — Пока мы убегали от преследователей, ты тут охмуряла какого-то солдата? Даром время явно не теряла.
      Барбосса покривился, представив всю сцену в красках, и отчего-то даже расстроился. Он, конечно, понимал, что это глупо и странно так реагировать с его стороны, но поделать с собой ничего не мог. А Марго действительно выглядела в своем наряде впечатляюще.
      Даже Элизабет это заметила. Одежда прислуги редко смотрелась так хорошо даже на самых красивых женщинах.
      — Мы должны придумать, как нам оказаться внутри дворца и пробраться в спальню короля, — подала голос Элизабет, которая была уже несколько утомлена их разговорами.
      — В этом нам поможет это, — Марго достала из выреза платья сверток бумаги, на котором была схема дворца.
      — Ты мне нравишься, мы с тобой в чем-то похожи, настоящая пиратка, — сверкнул глазами Джек и, глядя на Маргарет и нахально улыбаясь, попытался притянуть ее к себе за талию. — И наряд тебе к лицу. И вырез выгодно подчеркивает все твои…
      Элизабет недовольно вздохнула, испытав небольшой укол ревности, что не ускользнуло от взгляда Джека.
      — А ты мне — нет, — съязвила Марго в ответ на лесть пирата.
      Барбосса, не сдержавшись, с силой наступил на ногу Воробья.
      — Ауч! За что? — воскликнул Джек.
      — Чтобы граблями своими не загребал все подряд, — Гектор натянуто улыбнулся. — Так что будем делать? — Барбосса стал рассматривать клочок бумаги. — Мне и Воробью туда путь заказан. Нас в лицо знают из-за этих чертовых объявлений.
      Маргарет сорвала листовку с надписью «Элизабет» и задумчиво посмотрела на девушку:
      — Не похожа. Слишком уродливый портрет.
      — Что это значит? — не поняла бывшая Королева пиратов.
      — То, что тебе нужно срочно переодеться в платье прислуги, и никто точно не узнает. Только мы сможем пробраться и разведать, в какой из спален будет ночевать король, и как впустить во дворец Джека и Гектора.

      II. Приключения в Бакингем-хаус.

      — Тебе идет, Лиззи, — Джек осмотрел Элизабет оценивающим взглядом, чем ее слегка смутил. Она сама не поняла, почему, но почувствовала себя увереннее. Никогда она не думала, что ей однажды придется надеть такой наряд.
      — Твоего мнения не спрашивали, — фыркнула Маргарет, завязав фартук и схватив за руку девушку, потянула за собой.
      Влиться в ряды служанок в Бакингем-хаус девушкам оказалось непросто. Пришлось сочинять для экономки целую историю об их бедственном положении, чтобы та, переговорив, с батлером и дворецким, согласилась их взять. Мужчины с интересом осмотрели девушек и сошлись на том, что они не представляли опасности. Однако дворецкий сразу предупредил их, чтобы те не попадались им на глаза, иначе останутся без работы и будут жестоко наказаны за проступок.
      Экономка Сара Джейн стала гонять их по разным хозяйственным делам, не давая возможности отдохнуть.
      — Вот же карга старая, — выдохнула Марго и, закончив менять постель на кровати, присела на стул. — Ни минуты покоя с ней.
      Элизабет поправила выбившуюся прядь, спрятав за ухо, и села рядом:
      — Близится вечер, мы должны как-то скрыться от нее.
      — У меня есть идея, — вдруг оживилась Маргарет, а в ее глазах замерцали опасные огоньки.
      Сара Джейн отправилась, чтобы проверить новых служанок. Она корила себя за то, что временно отвлеклась и потеряла их из видимости. Не успела она войти в спальню, где их оставила, как почувствовала удар по голове чем-то тяжелым и потеряла сознание.
      Девушки оттащили ее к шкафу, связали веревками из постельного белья, заткнули рот тряпкой и спрятали.
      Сама бы Элизабет никогда не смогла все это провернуть в одиночку, а вот Марго сделала все так, словно ей часто приходилось заниматься подобными вещами.
      «Ну, да», — подумала она. — «Она же пиратка… настоящая».
      Пару часов девушки шныряли по коридорам в поисках нужной спальни, усиленно притворяясь, что выполняют указания экономки, и избегая встречи с дворецким.
      Оказавшись у двери последней спальни на втором этаже, они услышали голоса двух мужчин.
      — Ваше величество, будьте спокойны, дворец надежно охраняется, как вы и приказали. Злодеям и в голову не придет, что вы находитесь здесь. Что касается Спенсера и Говарда, то они, скорее всего, пустились вслед за пиратами и скоро объявятся, — успокаивал короля герцог Букингемский.
      — Надеюсь, что так и будет, — буркнул в ответ Георг III сонным голосом. — Что за цвет у этих штор? Я же ненавижу зеленый!
      — Извините, их не успели сменить. Завтра же прикажу это сделать.
      — Хорошо, — сразу же смягчился король.
      Марго и Элизабет хитро переглянулись и бесшумно побежали по коридорам дворца, чтобы подать сигнал Джеку и Гектору и открыть одно из окон на первом этаже.

      ***
      Оказавшись внутри дворца, пираты поняли, что пробраться на второй этаж незаметно будет крайне сложно. Поэтому они отбросили все препирательства и решили действовать сообща. Джек вырубил двоих солдатов, еще двоих — Гектор. Джек крадучись шел вперед и, разглядывая скульптуру обнаженного мужчины высотой примерно в три фута, стоявшего в одном из коридоров, приостановился и возмутился такому зрелищу. Засмотревшись, на ходу споткнулся об ковер и задел локтем удивительное творение. Скульптура пошатнулась и уже летела на пол, как Барбосса молниеносно подскочил и придержал ее, чтобы та не разбилась и не наделала шума.
      — Чуть не расколол! — прошипел сквозь зубы Гектор.
      — Да этот евнух и шиллинга не стоит.
      — Завидуешь? — усмехнулся Барбосса, поставив шедевр обратно.
      — Чему там завидовать, Гектор? Или тебе есть чему? — подмигнул ему Джек.
      — Не твое собачье дело, — огрызнулся тот.
      За каждым углом их ждало все больше охраны, но им удавалось их устранить с пути, не вызывая шума. Через несколько минут они нагнали девушек, которые уже стояли возле двери.

Аватара пользователя
Ekaterina
Сообщения: 4160
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 3:43 pm
Благодарил (а): 112 раз
Поблагодарили: 173 раза
Контактная информация:

Сердце мирового океана

#40 Сообщение Ekaterina » Пн ноя 26, 2018 8:23 pm

Глава XXXI

I. Путь на «Жемчужину»

Джек вальяжной походкой подошел ко входу и дернул ручку двери. Воробей пригласительным жестом указал дамам, что пропускает их вперед, но Марго и Элизабет сочли это совершенно неуместным. Гектор, убегавший от стражи, пронесся мимо Джека с такой скоростью, что побрякушки в волосах последнего забренчали. Барбосса оказался в покоях короля первым и расположился в кресле, похожем на трон.
После того, как девушки прошли в помещение, Воробей закрыл дверь на замок.
Из соседнего помещения, в котором располагалась кровать короля, доносился жуткий храп, который заглушавший все звуки, раздававшиеся гвардейцами за дверью.
Барбосса взял в руки корону, любуясь сверкавшими в ней драгоценными камнями и своим отражением в начищенном до блеска золоте, а затем снял свою шляпу и надел королевское украшение. Он потянулся за скипетром, но Джек добрался до него первым.
— Этой увесистой штукой можно запросто кого-то убить, — усмехнулся Джек, разглядывая в руках скипетр, усеянный бриллиантами, и добавил: — А корона тебе не идет, уж либо шляпа, либо ничего.
Барбосса картинно закатил глаза, и корона съехала ему на лоб. Гектор поправил ее и резко встал из кресла, готовый броситься на Воробья, который в этот момент самодовольно вращал скипетр в руках, пытаясь его не уронить.
— Тебе только в цирке выступать, Во-ро-бей! — Гектор пригрозил Джеку кулаком.
— Напомните мне, зачем мы сюда пришли? — Маргарет требовательно посмотрела на обоих пиратов, занимавшихся ерундой в самый ответственный момент.
— Чтобы убить короля, — Гектор скрестил руки на груди.
В этот момент Джек стянул с пирата корону и надел себе на голову. Элизабет, встретившись с ним взглядом, улыбнулась. Он приблизился к ней, взял за руку и шепнул:
— Я король, а ты?.. Будешь моей королевой?
Элизабет вздрогнула и отдернула руку. Ее смутил этот вопрос, она не нашла ничего лучше, как просто молча улыбнуться, опустив взгляд. Она не поняла, было ли это его обычным позерством и попыткой флиртовать с ней или он действительно хотел, чтобы она искренне ответила на вопрос.
— Но мы не можем это сделать сейчас, — Воробей, слегка огорченный такой реакцией со стороны Элизабет, пожал плечами и продолжил вращать скипетр, делая вид, что с ним как бы все в порядке.
— Это еще почему? — Маргарет сверкнула глазами и вырвала из рук Джека драгоценную вещицу, явно намереваясь настучать ей кому-то конкретному по голове. — Мы пришли сюда, чтобы покончить с ним раз и навсегда. Там за дверью ломится стража, а ты говоришь, что мы не можем сделать то, зачем пришли?
— Тш-шшш, — Джек приложил указательный палец, украшенный кольцом, к своим губам, и в миг все его самодовольство исчезло при виде увесистой палки в руках эмоционально нестабильной, сердитой Марго. — Тише, цыпа. Не надо резких движений… теоретически мы, конечно же, можем убить его сейчас, — он улыбнулся ей, сверкнув золотыми зубами, — но практически… я не думаю, что сейчас — самый подходящий момент для этого.
— А какой момент, по-твоему, подходящий?
— Когда мы выберемся отсюда, — спокойно ответил Джек.
— Будешь тащить эту жирную свинью сам, — сказал, как отрезал Гектор. — А я лично убил бы его сейчас во сне, чтоб не мучился.
— А что насчет пути отступления, Гектор? — Джек указал на окно. — Предлагаешь прыгать нам всем туда, где уже нас поджидают гвардейцы?
Барбосса подскочил к окну и увидел толпу стражей. Их миссия пробраться в дворец незаметно провалена.
— Черт бы их подрал, — ругнулся Гектор, схватил тяжеленную фарфоровую вазу, распахнул окно и швырнул ее в гвардейцев.
Послышался такой грохот, что тучный король Георг резко перестал храпеть и словно проснулся. Но через несколько секунд он перевернулся на другой бок и снова захрапел громче прежнего.
Маргарет подошла к Гектору и дернула его за рукав:
— Ты в своем уме?!
— Прости, не сдержался, — Барбосса вдруг понял, какую глупость сотворил.
Марго некоторое время с осуждением смотрела на него, а затем улыбнулась и сказала:
— Я тоже часто бью посуду, когда меня что-то выводит из себя.
— Время на исходе, — Джек прервал их приватный разговор, указывая на выход. — Стражи вот-вот сорвут дверь с петель.
— Может, возьмем его в заложники и выйдем отсюда вместе с ним? — предложила Маргарет и вынула пистолет. — Они не станут нас убивать, когда у нас в руках жизнь их короля.
— Я уже говорил тебе, что ты мне нравишься? — Джек положил руку ей на плечо и подмигнул.
Элизабет, глядя на них, почувствовала укол ревности, но и не только она.
— А я не говорил тебе держать свои грабли подальше?
— А-а-а, ясно, — многозначительно улыбнулся Воробей. — Прости, не знал, что у тебя все настолько серьезно.
— Да пошел ты! — Гектор толкнул Джека в плечо, догадавшись, что тот подозревал его в ревности. — Это из-за тебя мы оказались в этой ловушке! Это твоя идея убить короля, а мы рядом с тобой, чтобы помочь и только. Так что, Джек, не тяни время понапрасну! Говори, что будем делать!
Джек гордо вскинул подбородок и молча проследовал в спальню короля. Остальные пошли за ним, чтобы посмотреть, что собирался сделать Воробей. Он аккуратно вытащил из-под подушки короля спрятанный там пистолет, инкрустированный камнями, и сел возле кровати на кресло, откинувшись на спинку. По его взгляду можно было понять, что он был совершенно уверен в своем плане.
Воробей внезапно выстрелил в потолок, и король Георг вскочил при звуке оглушительного выстрела.
— Доброе утро, ваше величество! — Джек взял виноградинку из тарелки со стола и закинул ее себе в рот. — Как спалось?
— Что вы здесь делаете? Охрана! Немедленно выведите этого нахала отсюда!
— Ваши подданные, увы, не смогут этого сделать, ваше высокоблагородие, — Джек встал и навел на короля заряженный пистолет.
— Помилуйте! Не убивайте! Что вам надо?! У меня полно золота, забирайте, я вас отпущу, — в его голубых глазах навернулись слезы от страха и стыда от унижения.
— Убить тебя — вот что, ха-ха-ха! — рассмеялся Воробей и переглянулся со своими союзниками.
Вдруг Георг из-под перин вытащил еще один пистолет и выстрелил в Джека. Воробей даже не успел двинуться с места. Элизабет подпрыгнула на месте от такого неожиданного поворота. Воробей пошатнулся и упал в кресло, а корона свалилась с него и покатилась по полу.
Гектор и Марго бросились на короля в кровать, чтобы отнять оружие.
— Отпустите, изверги! Вас остановят мои люди, я прикажу им вас казнить! — возмущался и отпирался Георг, пока Маргарет завела ему руки за спину и держала, а Гектор принялся завязывать узел из простыни.
— Дже-е-ек! — испуганная Элизабет подбежала к нему. — Куда… куда он попал?
Джек показал ей левое плечо, из которого сквозь ткань рубашки сочилась кровь. Пятно становилось все больше с каждой секундой. Он взял со стола бутылку вина и принялся пить из горла. Боль буквально парализовала его руку, и он был жутко разочарован таким исходом. Пусть и не смертельным, но это все же был провал, которого он явно не ожидал.
— Что ты делаешь?! — она возмущенно посмотрела на него.
— Это для храбрости, — как бы оправдался он за свою слабость и разодрал рукав в месте раны. — Тебя не пугает вид крови, цыпа? Помоги достать пулю, я не смогу ходить с ней.
— Нет, давай, — Элизабет отрезала ножом немного чистой ткани от пододеяльника и подошла к Джеку слева.
— Вот она здесь, совсем не глубоко, — он отдал ей бутылку и указал девушке на рану.
— Мы связали ему руки и заткнули рот, — Марго оказалась с правой стороны от Воробья, который уже закрыл глаза, приготовившись к пытке.
Элизабет промочила ткань спиртом и приложила к ране. Джек поморщился от боли и сказал:
— Давай быстрее, Лиззи. У нас мало времени.
Через несколько минут она достала пулю из его плеча и бросила ее в тарелку на столе, а затем принялась затягивать повязку на его руке.
— Ну что, уходим отсюда? Какие дальше планы? — Маргарет пристально посмотрела на Гектора и Джека.
— Возьмем его с собой в плаванье, если мы убьем его сейчас, нам отсюда живыми не выбраться, — предложил Джек, наблюдая за тем, как Элизабет аккуратно завязывала ткань.
— У тебя золотые руки, цыпа. Продолжай, — Джек положил ладонь поверх ее рук, как бы заигрывая с ней.
— Я уже закончила, Джек, — она тут же убрала руки.
«Стоило пораниться, чтобы добиться ее внимания и заботы», — вдруг эта мысль пронеслась в его голове, когда он встретился с ней взглядом.
— Как бы неприятно мне было это признавать, но он, черт возьми, прав, — Гектор переглянулся с Марго.
— У меня есть идея. Откройте дверь, — спокойно сказал Джек, глядя на Элизабет. — Пусть войдут.
Элизабет последовала ко входу, чтобы впустить солдат. В это время Джек и Гектор стали по-быстрому складывать в карманы драгоценности, которые им попадались.
Когда гвардейцы, их было четверо, вошли в спальню, то увидели, как один из пиратов с побрякушками в волосах держал пистолет у головы короля Георга, а второй обхватил того за шею и приставил к спине пистолет. Рядом стояла златовласая женщина-пиратка в платье горничной с грозным выражением лица. В руке она держала скипетр.
— Как вы уже, наверное, поняли — мы взяли вашего короля в заложники, — начал Джек, повернувшись к вошедшим солдатам. — И хотим, чтобы вы сделали все так, как вам будем сказано, иначе он умрет.
Георг стал сопротивляться и кричать, но никто не мог разобрать, что он пытался сказать.
— Дайте нам карету с лошадьми, — Маргарет подошла ближе к одному из противников. — Как только мы доберемся до корабля, мы отпустим короля и больше сюда не вернемся.
Король Георг вновь закричал и забился в руках пиратов, но никто ничего не понял. Солдаты решили исполнить пожелание пиратов, чтобы спасти своего короля. Они были в замешательстве, к их великому сожалению, Спенсер вместе с его помощником уже долгое время не возвращались, позабросив все дела. В Ост-Индской компании начались беспорядки: народ, почувствовав слабину, начал жаловаться на низкое жалование и прочие трудности. Один из гвардейцев побежал на конюшню, чтобы приказать конюху запрячь коней.

***
Поздней ночью четверо белых коней уже несколько часов несли карету вдоль берега реки Темзы, направляясь к устью, где Джек приказал Гиббсу их ждать на «Жемчужине». Марго взялась править лошадьми, договорившись с Гектором, что утром тот ее сменит.
— Я же говорил, мой план сработает, — довольно усмехнулся Джек, смотря на Гектора.
— Что будем с ним делать? — Элизабет, явно чем-то расстроенная, пнула сапогом короля, валявшегося у них в ногах.
— Предлагаю тебе выбрать ему смерть, — улыбнулся Гектор.
— А какие варианты? — она встретилась с ним взглядом.
— Пристрелить, повесить на дереве, утопить в реке… — он принялся перечислять. — Бросить под копыта лошадей, закопать живьем, обезглавить…
— Да ты, Гектор, хуже, чем сам Дейви Джонс, — заметил Джек с насмешкой в голосе.
— У тебя есть предложения получше? Давай, расскажи.
Элизабет недовольно посмотрела на Джека, давая ему понять, что этот разговор был ей неприятен.
— Сначала нам нужно попасть на корабль и выйти в открытое море — это главное, — ответил он. — А потом будешь придумывать ему казнь.
— Как долго вам туда добираться? — вдруг спросила Элизабет.
— Дня два, не больше, цыпа, — он пристально посмотрел на нее, пытаясь понять, о чем она думала. Ее вопрос прозвучал так, словно сама она не собиралась идти дальше вместе с ними. И это заставило Джека насторожиться.
Он, конечно же, помнил их разговор о том, что она хотела остаться в Лондоне, но эта идея казалась ему абсурдной. Он все еще надеялся, что она одумается и вернется вместе с ними на корабль. Город был уже позади и возвращаться туда было бы очень опасно. И чем дальше они уезжали от города, тем спокойнее было Джеку.
— Мы в пути уже четыре часа, может, остановимся? Меня уже тошнит от тряски, — Элизабет выглянула в окно: они проезжали по лесу, а за деревьями виднелись дома какого-то небольшого городка.
И тут Джек понял: она думала над тем, чтобы уйти сейчас. Это ведь был ее изначальный план — остаться, и она не хотела от него отказываться, по всей видимости. Хоть Джек и старался устроить все так, чтобы у нее не было возможности остаться, это не сработало.
Когда они вышли из кареты, уже занимался рассвет. Элизабет пошла к реке. Гектор закрыл дверцы плотнее, чтобы их заложник ненароком не вывалился.
— Что случилось? — Марго повернулась к Джеку. На ней все еще был наряд горничной, перепачканный в пыли и грязи, которая летела на нее из-под копыт.
— Просто ей захотелось подышать свежим воздухом и полюбоваться на рассвет, — он беспомощно развел руками, а затем направился следом за ней.
Маргарет тоже было собралась пойти с ними, как Гектор остановил ее, взяв за руку:
— Сами разберутся. Пошли лучше поищем что-нибудь поесть. И лошадям нужна вода.
В ответ она кивнула ему, и они отправились на поиски еды.
Когда Джек спустился к реке, то увидел Элизабет, которая стояла, обняв себя руками, словно замерзла от холода, и смотрела на воду. Элизабет винила себя в том, что сразу не осталась в старом доме Гиббса, тогда бы ее никто не стал преследовать, и ей не пришлось бы сейчас убегать. А ведь она понимала это с самого начала и, тем не менее, согласилась пойти с ними. А Джек понимал, что все так сложится и специально спланировал все так, чтобы у нее не было возможности остаться в городе.
— Твой план действительно сработал, Джек, — она с укором во взгляде посмотрела на него.
— Не злись, Лиззи. Я не желаю тебе зла, — он встал рядом с ней, чувствуя себя не в своей тарелке. Но он осознавал, что его шутки сейчас будут неуместны, поэтому его взгляд был серьезен, как никогда.
— Я должна покончить со всем этим раз и навсегда, чтобы жить нормальной жизнью, — Элизабет, словно оправдываясь, поймала на себе его внимательный взгляд.
— Не буду тебя отговаривать. Знаю, это бесполезно, — он приблизился к ней, чтобы лучше видеть ее и навсегда запомнить такой, какой она была сейчас. — Это было долгое и безумное приключение, которое я запомню на всю жизнь… мне никогда не было настолько весело, и я рад, что ты была рядом… с нами.
— Спасибо, Джек, — она едва сдерживалась от слез.
Джек не мог вот так просто взять и согласиться с ее решением, ведь оно казалось ему неправильным. Он не верил, что она смогла бы жить нормальной жизнью и быть счастливой при этом. Любовь к свободе и приключениям были у нее в крови также, как и у него. Тихая спокойная жизнь в маленьком городке изменила бы ее до неузнаваемости: из нее исчезло бы все, чем он так восхищался, что он в ней любил. Он не мог смириться с мыслью, что жизнь в Англии казалась ей привлекательнее, чем в Бухте Погибших Кораблей. Возможно, всему виной то, что он всегда предлагал ей это, как бы шутя, поэтому она не верила в то, что он искренне желал, чтобы она была рядом.
— Раз уж нам суждено пойти разными дорогами, могу я задать тебе один вопрос? — он подошел еще ближе.
— Лучше не надо, Джек, — она отступила на шаг назад, потому что не хотела, чтобы он к ней прикасался.
— Почему нет?
— Это ничего не изменит, — она отвернулась и опустила взгляд на воду, в которой уже плавали утки.
Яркие лучи солнца слепили глаза.
— Да, не изменит, — он недовольно вздохнул и повернулся к ней спиной. — Ничего не изменит того факта, что тебе всегда было все равно.
— Что ты имеешь в виду? — она посмотрела ему в спину.
— Ровно то, что я сказал. Возможно, я сильно ошибался, когда думал, что мы с тобой похожи, — он вновь оказался к ней лицом к лицу. — Я бы никогда такую жизнь не выбрал. Тебе плевать на дальнейшую судьбу пиратов, на «Жемчужину», на свободу… и на меня. Всегда так и было…
— Ты же знаешь, это неправда! — она возмутилась. — Зачем ты так говоришь?
— Неправда? Тогда почему ты уходишь? — Джек до последнего не хотел ее отпускать. — Не потому ли, что тебе безразлично, что будет дальше с нами? Что ж, раз ты так решила… поступай, как хочешь, но я уверен, что ты потом будешь жалеть об этом, но будет уже поздно все изменить, — с этими словами он отвернулся и ушел, даже не попрощавшись с ней. Это было выше его сил.
Когда Воробей вернулся к карете, то увидел Марго и Гектора, которые сидели вместе и о чем-то весело разговаривали и ели фрукты. Джек подошел к ним и молча сел рядом. Вид у него был жалкий, таким беспомощным и подавленным его Барбосса никогда не видел и даже испугался.
Марго не стала задавать вопросов. По лицу Джека и так было все очевидно.
— Пойду проверю лошадей, пора выезжать.
Маргарет, убедившись, что с конями все в порядке, решила спуститься к реке. Она увидела вдали силуэт девушки, которая направлялась в сторону города. Пиратка побежала следом за ней и через несколько минут успела ее нагнать.
— Элизабет, постой! — услышала она голос Маргарет. — Ты куда? Подожди!
Элизабет остановилась и обернулась.
— Ты решила уйти от нас? Но почему? Даже не хочешь попрощаться? А я думала, мы подруги, — Марго осуждающе смотрела на нее, ожидая оправданий.
— Прости, Маргарет, я… должна была, но… — она замялась.
— Что «но»? Не посчитала нужным? Мы для тебя никто?
— Перестань, это не так, просто…
— Просто что? Не находишь слов, чтобы найти себе оправдание? Я не думала, что ты так можешь. Он ведь просил, чтобы ты осталась, да? И ты даже не задумывалась, почему? Или думала, но для тебя это действительно ничего не значит? Я не знаю, что ты сказала ему, но, очевидно… это вдребезги разбило ему сердце.
Услышав последние слова, Элизабет почувствовала, как дрожь охватила ее всю, и только сейчас осознала, что действительно поступила подло и эгоистично… по отношению ко всем, но больше всего она, видимо, задела Джека. Все это время она думала только о себе и о своем призрачном счастье в будущем, а на всех остальных ей действительно было наплевать.
— Я не хотела…
— Конечно, нет, просто ты не считаешь нужным думать о тех, с кем бок о бок проводишь время. Словно мы просто временные попутчики…
— Он знал, что я не могу вернуться! — Элизабет перешла в наступление. Она злилась на то, что Маргарет ее винила в том, что она якобы задела чувства Джека.
— Да, знал. Наверняка. И Гектор тоже понимал. И я. Мы же не дураки, и все понимаем. Но даже я, хоть и знаю тебя совсем недолго, надеялась, что ты передумаешь! Сама подумай, что тебя ждет там? — она жестом указала на город вдали. — Нищета и несчастье, неизвестность и долгие скитания по улицам. Даже не представляешь себе, насколько глупо поступаешь, когда выбираешь себе такое будущее!
— Что, по-твоему, я должна делать? — Элизабет беспомощно развела руками, в глубине души соглашаясь с тем, что Марго была права, хоть и больно было это признавать: она поступала, как дура.
— Я не могу принять решение за тебя, Элизабет, но на твоем месте я бы вернулась в Бухту Погибших Кораблей, — она скрестила руки на груди.
Вернуться — значит признать, что она была не права. Это было для нее очень сложно. Сложно было переступить через себя. Сложно теперь будет смотреть ему в глаза.
— Ты права, я поступила ужасно… — Элизабет закрыла лицо руками, пытаясь не расплакаться. — Я просто запуталась и не знаю, что теперь делать, куда идти… в моих мечтах моя жизнь всегда была распланирована, но все изменилось, когда я поняла, что Уилл больше не вернется. А я так хотела быть счастлива… обычной жизнью, в которой у меня есть семья и все такое… Я не смогу всю жизнь участвовать в приключениях и жить в море…
— Иди сюда, — Маргарет обняла ее. — Все в порядке, давай просто сделаем вид, что этого не было и вернемся, а? Вернешься в Бухту, а там сама решишь, что для тебя лучше.
Элизабет кивнула ей в ответ.

***
Каково было удивление Джека, когда он увидел, что она возвращалась. Каким-то чудом Марго удалось переубедить ее. Он не подал вида, что удивлен, но ему резко стало лучше. Страх потерять ее остался позади. Раз уж она вернулась — значит согласна с тем, что он был прав.
Элизабет молча прошла мимо него и села в карету рядом с Маргарет и всю дорогу старалась избегать его взгляда. А он весь путь, она готова была поклясться, самодовольно ухмылялся. Она даже боялась представить себе, о чем он думал и что скажет ей потом обо всем, что произошло. И еще больнее было оттого, что он оказался прав, что ее мечты о тихой и спокойной жизни в городке, где ее никто не знал — просто наивны и глупы.
Sometimes things come back.

***
https://mkatys.tumblr.com/
https://www.youtube.com/user/MKatyS18

Аватара пользователя
Ekaterina
Сообщения: 4160
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 3:43 pm
Благодарил (а): 112 раз
Поблагодарили: 173 раза
Контактная информация:

Сердце мирового океана

#41 Сообщение Ekaterina » Вс апр 21, 2019 7:23 pm

II. Неожиданные трудности

Джошами Гиббс четко придерживался плана и гнал карету к тому самому месту, где его уже должна была ожидать шлюпка возле берега. Однако когда Гиббс вместе с Пинтелом, Раждетти и заложниками туда прибыл, он не смог найти никого из своих. Это заставило его насторожиться. Он оставил Пинтела и Раджетти следить за пленными, а сам отправился вдоль побережья искать шлюпку и пиратов, которые доставили бы их на «Жемчужину». Корабль пришвартовался у берега, поблизости от территорий графства Эссекс, на противоположной стороне.
Возможно, кто-то заприметил пиратский корабль в английских владениях и поспешил сообщить об этом факте остальным. Гиббс, держа в руках небольшую подзорную трубу, пытался разглядеть «Жемчужину», чтобы понять, почему все-таки их план сорвался. Верхняя палуба была пуста, словно на корабле никого не было. Гиббс убрал трубу дрожащими руками, достал темно-серую ткань, отдаленно напоминавшую платок, и вытер проступивший на лбу от волнения пот.
Но на этом неприятности не закончились. Когда он вернулся к Пинтелу и Раджетти, которые в это время как ни в чем не бывало пререкались и спорили, то увидел, что их пленники исчезли.
— Я оставил вас охранять заложников, а вы их упустили, недотепы! Где были ваши глаза все это время?! — закричал на них Гиббс, а пираты виновато опустили головы, не зная, что придумать в свое оправдание.
— Когда Барбосса явится, будете сами отвечать перед ним! — договорил Джошами и яростно сплюнул. — Тьфу на вас, кретины!
— Господи, прости мою душу грешную! Ну чем я так виноват, ведь мне за все это голову оторвут… — он присел на ступеньку кареты и помолился.

***
Через пару часов из-за кустов появилась карета с двумя лошадьми.
— Ну все, — Гиббс встал и посмотрел на пиратов, — пусть земля вам будет пухом.
Лошади резко остановились рядом, подняв пыль копытами, и резко распахнулась дверца кареты. Оттуда Барбосса спустился по ступеням на землю, довольно жуя яблоко. Его взгляд тут же упал на Пинтела и Раджетти, которые выглядели так, словно готовились взойти на эшафот. И тут Гектор недовольно прищурил взгляд. Маргарет вышла следом.
— Вам удалось доставить пленных на борт? — Барбосса обратился к мистеру Гиббсу.
— Видите ли, кэп… — тот замялся, пытаясь придумать такой ответ, чтобы не навлечь весь гнев на себя, а перенаправить его на Пинтела и Раджетти. — Когда мы сюда добрались, мне так и не удалось найти шлюпку. В то время пока я ее искал, Пинтел и Раджетти упустили заложников…
— То есть… как упустили?! — возмутились в один голос Гектор и Маргарет.
— Им как-то удалось уйти… незаметно для нас… — начал пояснять Пинтел, пока Раджетти спрятался за его спиной.
— Как-то? Незаметно?! — рассердился Барбосса и взялся за рукоятку шпаги, готовясь кинуться на недоделанных пиратов.
— Постойте, кэп! Я все объясню, — Пинтел продолжал оправдываться, краем глаза заметив, как Раджетти побежал прятаться в кусты.
Гектор схватил тучного пирата за шиворот и, приподняв над землей, сказал, процедив сквозь зубы:
— Вряд ли твоей тупости есть хоть какое-то оправдание, но дерзай! Перед казнью всем полагается последнее слово.
— Мы тихо сидели с Раждетти рядом с каретой и ничего не слышали. Ни звука! Господом клянусь! Они, словно испарились! Может это все происки высших сил? Дьявола или там…
Барбосса картинно закатил глаза и резко отпустил Пинтела так, что тот плюхнулся на пол, а затем, оказавшись на четвереньках, быстро пополз в сторону кустов.
— Да уж, ничего этим ослам нельзя доверить! — Гектор гневно пнул дерево так, что оно пошатнулось и затрещало.
— Т-с-с-с, — Маргарет положила руку ему на плечо, — а вдруг они все еще здесь и слышат нас? Не могли же они далеко уйти?
— Мы их крепко связали, сами они не смогли бы освободиться, — спокойно сказал Джек, оказавшийся рядом с ними.
— Значит, скорее всего, англичане в курсе того, что происходит, — Барбосса взволнованно посмотрел на Воробья. — А ты чего такой спокойный?! Уже есть план?! Рассказывай.
— А что мне за это будет? — Джек сверкнул золотыми зубами и хитро подмигнул Марго.
— Я тебя не стану убивать, как только это все закончится! Но знаешь… если ты не хочешь делиться, то у меня есть свой план, — Гектор грубо схватил Джека за плечо и повел к воде.
— Эй, потише! Я и сам могу идти, — Воробей стал упираться, но понимал, что раз уж его план провалился, то ему придется что-то делать.
— Ты ведь хорошо плаваешь? Отправляйся туда и разведай обстановку, — Гектор указал на корабль вдалеке.
— Так и знал, что этим кончится, — Джек обреченно вздохнул.
— Есть идеи получше?
— Честно говоря, нет, но не хочется в воду.
— Думаешь, у тебя есть выбор? — Барбосса продолжал злиться на то, что их план сорвался.
— Гектор, перестань, — Марго поймала его сердитый взгляд. — Джек не виноват в этом. Просто так случилось…
— Просто?! Так?! Случилось?! У него всегда все через одно место!
Джек молча принялся раздеваться, снимая с себя верхнюю одежду, портупею и все оружие. Он передал все свои вещи Маргарет, и в этом момент Элизабет оказалась рядом с ними. Она, конечно же, все слышала, просто не хотела встревать. Джек с подозрением окинул ее взглядом и продолжил снимать с себя все самое ценное из вещичек.
— Если корабль захвачен, Джеку в одиночку и без оружия не справиться, — Элизабет обратилась к Марго и Гектору.
— Ты меня явно недооцениваешь, цыпа. Историю про порт Нассау… разве не помнишь? Но если хочешь, можешь пойти со мной, — самодовольно усмехнулся Джек, поймав ее смущенный взгляд. С этими словами Воробей направился к воде, зная, что Лиззи последует за ним.
— Историю я помню, но сомневаюсь, что это правда, — она оказалась рядом с Джеком.
— Да? С чего бы это? — он гордо вскинул подбородок в своей привычной манере.
— С того что я хорошо тебя знаю. Это такая же ложь, как история про черепах, — где-то глубоко внутри она все еще была обижена на него за то, что ее план остаться в этом городе сорвался по его вине, и ей пришлось смириться и остаться.
Ее вид был настолько самоуверенным и дерзким, что это его серьезно задело.
— Скажи мне, Лиззи, зачем ты вернулась? — ввернул он, чтобы сбить с нее спесь.
Элизабет раскрыла рот, но так и не смогла сказать и слова. Воробей, довольный тем, что она потеряла дар речи, продолжил:
— Беспокоишься за меня? Я очень тронут. Может быть, ты лучше меня знаешь, как все исправить? Если уж все мои заслуги всего лишь слухи, может, ты сама отправишься туда?
— Джек, я не хотела тебя задеть…
Тут серьезное выражение лица Джека сменилось игривым взглядом, словно он что-то задумал. Элизабет пригляделась к нему, не понимая, чем была вызвана такая внезапная перемена настроения.
— Я жду извинений, — улыбнулся он, приблизившись к ней.
— Времени в обрез, черт тебя дери, Во-ро-бей! — послышался из кустов разъяренный голос Барбоссы.
— В смысле? — не поняла она. — За что?
— За все, — подмигнул он ей.
— Если я пойду с тобой, это будет считаться? — улыбнулась она.
— Нет. Но я могу подождать до момента, пока мы останемся в моей каюте, — ответил Джек, продолжая флирт.
— Зачем ждать? Я могу прямо здесь, — уверенно сказала Элизабет.
Джек удивленно вскинул бровь и пристально посмотрел на нее. Такого ответа он не ожидал.
— Прости меня, пожалуйста. Доволен? — отпарировала Лиззи, зная, что это было явно не то, чего он ожидал.
— Нет! — наигранно возмутился Джек. — Слов недостаточно!
— Я их обоих пристрелю сейчас! — снова послышался гнев Барбоссы.
— Не понимаю, за что я должна вообще извиняться.
— А-ха-ха-ха, извинилась, но сама не поняла, за что, — рассмеялся Джек и нырнул в воду.
Элизабет последовала за ним.
— Я это сделала специально, чтобы ты понял, что я не собираюсь перед тобой «извиняться» в каюте, потому что я ни в чем не виновата, — она плыла за ним и только, когда увидела, как он решил приблизиться к ней, пожалела о своих словах.
Он поплыл к ней, а она начала грести сильнее, чтобы он не смог ее настигнуть. Но Джек плавал быстрее. Элизабет, понимая всю безвыходность своего положения, брызнула водой ему в лицо. Это не помогло. Он схватил ее так, что она вынуждена была, чтобы не утонуть, взяться рукой за его плечо.
— Перестань! — недовольно сказала Элизабет.
— Я рад, что ты последовала за мной, — он отпустил ее и поплыл дальше.
— Не за тобой. Просто хочу скорее убраться отсюда и переодеться.
— Это все глупые отговорки, — не согласился он.
— Нет, но не буду с тобой спорить. Если тебе хочется думать иначе, не стану рушить твои иллюзии.
— Тебе просто больше нечего сказать!

***
Разочарованный Барбосса сидел на бревне рядом с Марго, то и дело ковыряя ножом кору дерева. Джошами, Пинтел и Раджетти сидели рядом с виноватым видом.
— Все будет хорошо, они справятся, — Маргарет провела ладонью по его щеке.
Гектор вдруг отпрянул и поморщился. А затем, смутившись немного, посмотрел на пиратов. Не любил он этих нежностей и не понимал. Никто по отношению к нему не проявлял такого внимания уже очень давно. Это показалось ему странным… Маргарет же удивилась тому, как он отстранился от нее, но списала это все на то, что он был очень зол и разочарован. Он ведь так спешил свалить отсюда побыстрее. Она его прекрасно понимала.
— Скоро все закончится, Гектор. И мы вернемся домой.
— Мы? — он повернулся к ней.
— Ну да… — кивнула Марго, — я имею в виду — мы все, каждый из нас.
— А-а-а, — понимающе кивнул Барбосса. — Это да. Согласен.
Он даже и не думал, что будет с ними дальше. Просто хотел распрощаться с Воробьем и его компанией наконец, вернуть свой корабль и продолжить пиратствовать. Но про Маргарет он как-то забыл. Куда пойдет она? Какие у нее планы?
— Что ты собираешься делать, когда все закончится? — вдруг спросил он, успокоившись.
— Не знаю. Я… еще не думала об этом всерьез, — она принялась разглаживать складки на своем костюме горничной. — Но в Лондон я больше ни ногой.
— У меня есть дом в Ирландии… там я жил в молодости…
— Кэп! — внезапно закричал мистер Гиббс, находившийся неподалеку. — У нас проблемы!!!

Когда Джек и Элизабет добрались до «Жемчужины», то к своему счастью обнаружили, что никто не успел ее захватить. Пираты рассказали, что Мертог и Маллрой отправились на шлюпке к берегу ночью, а к утру уже никого не было видно. Джек сразу сообразил, что этих двух идиотов поймали и теперь наверняка пытают, чтобы выведать ценную информацию. Скорее всего, люди Спенсера уже знали точное местонахождение «Жемчужины», просто не успели до нее добраться.
Воробей сразу же взял управление кораблем на себя, чтобы подобраться ближе к берегу и забрать остальных до того, как люди Спенсера на них нападут. Но, увы, те оказались быстрее. Не успела «Жемчужина» подойти к берегу, как послышались выстрелы.
Sometimes things come back.

***
https://mkatys.tumblr.com/
https://www.youtube.com/user/MKatyS18

Аватара пользователя
Ekaterina
Сообщения: 4160
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 3:43 pm
Благодарил (а): 112 раз
Поблагодарили: 173 раза
Контактная информация:

Сердце мирового океана

#42 Сообщение Ekaterina » Вс май 12, 2019 9:15 pm

Глава XXXII

I. Возвращение на «Черную Жемчужину»

Наступила полночь. Из-за ветвей деревьев едва виднелся лунный свет. Гектор не решился разжигать костер, хотя и было холодно. Не хотелось привлекать внимание их врагов. Бросив карету, оставшаяся на берегу команда поспешила уйти в другое место, из которого можно было бы хорошо видеть «Черную Жемчужину».
— Может, нам стоит выйти на берег? — Маргарет обратилась к Гектору, следуя за ним по кустам.
— Не думаю. На берегу нас будет легче поймать, а в лесу проще укрыться. Люди Спенсера совсем рядом с нами, устроили нам засаду, чтобы захватить «Жемчужину». Ждут, когда она подойдет ближе.
— Что же нам делать теперь? — она достала пистолет из-под платья, чтобы его зарядить. Марго понимала, что шансов у них было мало, потому что они, по сути, оказались в ловушке. И понимание того, что Гектор осознанно пошел на риск, оставшись на берегу, вызвало в ней недоумение. И почему же она сама сразу не сообразила, что нужно было убираться отсюда вместе с Джеком? Разговор Гектора с Джеком произошел так быстро, что она даже не успела понять, что к чему. Она думала, что Гектор просто разозлился и решил проучить Воробья, отправив его искупаться, а сам предпочел посидеть и подождать на берегу.
— Не следовало нам оставаться, надо было уходить с Джеком. Если ты понимал, что мы в засаде, почему ты отправил его на корабль, а сам остался? — она возмутилась, встав у него на пути с серьезным выражением лица.
— Потому что, Маргарет, — Гектор остановился перед ней, — даже если бы мы вышли в море на «Жемчужине» дальше нас и с севера, и с юга ожидает армада кораблей Спенсера.
— Что ты хочешь этим сказать? — опешила Марго, не понимая, что теперь их всех ожидало.
— Джек сделал хитрый ход, когда направил «Жемчужину» через пролив Ла-Манш. Часть кораблей последовала за ним, а остальные двинулись через Кельтское море, чтобы встретить нас с северной стороны возле берегов Шотландии.
— Ты не собираешься уходить отсюда с Джеком? — удивилась она, совсем запутавшись. — Я думала, мы сможем убраться отсюда наконец?!
Барбосса положил руки ей на плечи, как бы пытаясь успокоить поднимавшуюся в ней волну возмущения:
— Мы уберемся отсюда. Обещаю, — он уверенно посмотрел на нее, но в его глазах она увидела беспокойство.
Он не до конца верил в то, что говорил. Просто хотел, чтобы так случилось.
— Мы должны, — Гектор вдруг перешел на едва различимый шепот, — хотя бы попытаться схватить Спенсера, если он поблизости. Это повысит наши шансы уйти от армады.
— И как ты собираешься это сделать? — Марго не ожидала, что Гектор может быть настолько хитер и расчетлив. Это в некотором смысле даже вызвало в ней восхищение.
— Он придет, чтобы поймать Джека — я в этом уверен, — он ушел от ответа на вопрос и продолжил идти, отодвигая ветки со своего пути. — Просто делай то, что я говорю, и все получится.
Маргарет пошла за ним, испуганная и потерянная в своих мыслях о том, что их ожидало. Обычно она хотела знать все подробности в деталях и не успокаивалась пока ей тщательно не разъяснят, что делать. Она посмотрела на Пинтела и Раджетти, беззаботно шедших за ней и о чем-то перешептывавшихся, затем на мистера Гиббса, который едва не засыпал на ходу, периодически спотыкаясь, и решила, что ей тоже не стоит особо нервничать. Сейчас она доверчиво последовала за Гектором, надеясь, что он хорошо понимал, что и как необходимо сделать.
Когда парусник оказался совсем близко, Гектор повел всех к берегу. Внезапно прогремели выстрелы, что заставило всех упасть на землю. Люди Спенсера настигли команду на выходе из леса и окружили. Лорд Спенсер собственной персоной подошел к Барбоссе, пригнувшемуся к земле, и пнул его сапогом в ребра.
— Гнусный пират, я вздерну тебя на главной площади, как и обещал!
— Помилуйте, лорд Спенсер! — с мольбой в голосе Гектор посмотрел снизу вверх на врага.
Среди противников присутствовал и сам король Георг и с удовольствием наблюдал за происходившим.
Маргарет, упавшая рядом с Гектором, потеряла способность ясно мыслить. Она совершенно не знала, что делать. Страх будто бы парализовал ее, и ей оставалось только лежать на земле и следить за Гектором.
— Ты не заслуживаешь милости, подлая крыса! — Дэвид схватил за шкирку Барбоссу и заставил того подняться.
— Ты ведь хочешь поймать Воробья? — Гектор встретился взглядом с лордом и язвительным тоном продолжил: — Он, как только поймет, что ты меня схватил, уйдет. Он не станет рисковать своей шкурой и кораблем ради меня.
Дэвид пристально посмотрел на пирата и затем оглянулся на своих солдат. Мистер Гиббс, Раджетти, Пинтел и Марго тоже переглянулись между собой. Видимо, у Гектора действительно есть какой-то план.
— Что же ты предлагаешь? — Спенсер усмехнулся ему в лицо.
— Ты не станешь убивать нас или казнить. А мы пойдем на берег, словно действуем по плану, и будем тянуть время, чтобы твои люди успели кинуться за кораблем, не поднимая панику раньше времени.
— Один раз ты уже обманул меня, с чего я должен тебе верить?
— Иначе тебе не добраться до «Жемчужины». Воробей уйдет, — Барбосса понимал, насколько важно Спенсеру поймать Джека. — Как уходил раньше. И поможет остальным пиратам вместе с «Летучим Голландцем» разгромить твою армаду возле Бухты Погибших Кораблей. Моя смерть ничем не поможет тебе добраться до остальных пиратов.
Его речь была достаточно убедительной, потому что Спенсер резко переменился. Напускная уверенность и чувство превосходства сменились на растерянность. Уж слишком сильно ему хотелось поймать Воробья и уничтожить Бухту, а гарантии, что Воробей сойдет на берег из-за Барбоссы, явно не было. Джек действительно испугается и уйдет, он не станет сдаваться ради Гектора Барбоссы и помогать ему.
— Отдайте нам все ваше оружие, — приказал Дэвид пиратам.

***
Воробей держал в руке подзорную трубу и наблюдал за тем, как Барбосса и команда спокойно шли по берегу.
— Не понимаю, — Элизабет посмотрела на Джека, — мы же слышали выстрелы. Что происходит? Им удалось уйти?
— Вряд ли, — Джек увидел лица Барбоссы и мистера Гиббса, которые смотрели на него с тревогой, как бы предупреждая об опасности и призывая к действию. Они шли довольно медленно, как будто тянули время.
— Подготовьте пушки к бою, — Джек тут же скомандовал пиратам, догадавшись, что произошло. — И по команде стреляйте. Только в Барбоссу не попадите, — приказал Воробей и улыбнулся, словно сложившаяся ситуация показалась ему забавной. Но это скорее была наигранная самоуверенность, за которой скрывалось беспокойство. Не то чтобы он переживал за жизнь Барбоссы, просто он также понимал, что уйти от армады без Спенсера будет невероятно трудно. А значит каким-то образом этого придурка в парике нужно поймать. Команда засуетилась, готовясь к атаке.
Спенсер, наблюдая за командой на «Жемчужине» через подзорную трубу, заметил, что Воробей и его шайка попрятались. Все люди на борту, словно растворились. Тем не менее, корабль оставался на месте. Лорд обеспокоенно переглянулся со своим помощником Чарльзом и королем Георгом. Все они жаждали поймать Воробья, но понимали, что это будет непросто.

— Держи, — Воробей протянул в руке пистолет Элизабет. — Стреляй по ногам солдат, когда они побегут, а я, — Джек примостился рядом с ружьем, — займусь свитой короля. Только не промажь, целься точнее.
Элизабет раздражал его поучительный тон. Как будто его бесполезные советы помогут ей целиться точнее. Она обучалась фехтованию, а не стрельбе. Элизабет знала, как заряжать пистолет, но это у нее получалось очень медленно.
Глядя на то, как она рассматривала пистолет, Джек рассмеялся:
— Ха-ха! Я его зарядил. Хотя бы раз попробуй, может попадешь.
Элизабет фыркнула. Да уж, она ведь в основном стреляла на ближнее расстояние и то редко. Чаще она использовала оружие, чтобы угрожать. Поучения Джека все равно немного задели ее.

***
— Кажется, про нас забыли, — прошептал Мертог, связанный веревками и лежавший рядом со своим товарищем в карете, предназначенной для перевозки заключенных. — Мне почти удалось перерезать веревку. Как ты?
— Тоже почти получилось, — Маллрой, держа в связанных ладонях стекло от разбитой бутылки, пытался перерезать веревку. — Сомневаюсь, что команда будет рада нашему возвращению.
— Но мы же не виноваты, что нас настигли гвардейцы!
— Барбосса не станет разбираться и устроит нам порку, как обычно!
— А англичане нас вздернут на главной площади! Я уж лучше отделался бы поркой Барбоссы! Жить-то хочется! — заскулил тучный пират.
— Слышишь? Кажется, там на берегу перестрелка! — Маллрой наконец высвободился и помог Мертогу избавиться от веревки на руках тоже. — Идем туда!
— Смотри, сколько оружия!
— Бери все, что возможно, и валим!

***
Барбосса и остальные сразу же кинулись в воду, когда англичане выбежали из леса, начав стрелять. К удивлению Спенсера, пушки «Жемчужины» загремели почти сразу же. Воробей был предупрежден.
— Я лично убью этого скользкого гада Барбоссу! — процедил Дэвид сквозь зубы, глядя на короля и своего помощника.
Лорд стоял и наблюдал за перестрелкой, как его солдаты падали один за другим. План трещал по швам. Не стоило доверять Барбоссе.
Внезапно на капитанском мостике показался Воробей, размахивавший руками и кричащий что-то, чтобы привлечь внимание Спенсера, оставшегося на выходе из леса. Джек хотел выманить его оттуда, чтобы получить возможность его ранить.

***
Воробей заметался по палубе, раздумывая, что предпринять. Элизабет подбежала к нему и сказала:
— Нам нужно уходить! Барбосса и Маргарет уже почти добрались до нас.
— Я это понимаю, Элизабет! — он повернулся к ней, несколько расстроенный чем-то. — Проблема в том, что… без Спенсера я не могу уйти!
— Почему?
— Потому что обещал Тигу привести его к нему.
— Ты ведь не станешь возвращаться на берег? — она настойчиво посмотрела на него, оказавшись лицом к лицу. — Это глупо!
— Без него нам не уйти от армады! — он повысил на нее голос, выходя из себя оттого, что она своими вопросами мешала ему принять решение.
Он думал, какой следует сделать ход, чтобы выиграть в сложившейся ситуации. Но все варианты сводились к тому, что придется вернуться на берег.
— Эй, Спенсер! — прокричал Воробей, замахав руками, чтобы привлечь его внимание. — Я уйду от твоей армады и затем вернусь с пиратами, чтобы уничтожить тебя!
Дэвид Спенсер усмехнулся столь смелому заявлению. Все понимали, что это была пустая бравада. У Воробья было мало шансов уйти, потому что армада довольно близко. Судя по последним данным, которые передали Дэвиду, через пару дней после выхода «Жемчужины» в Северное море, ее окружат. Поэтому лорд не планировал выходить из леса. Он поверил Барбоссе, потому что хотел бы поймать Воробья, но даже если это не получилось сделать сейчас, Дэвид понимал, что его шансы остановить Воробья в открытом море все же велики.
Внезапно кто-то накинулся на него сзади, сбив с ног и ударив по голове чем-то тяжелым. Такого лорд точно не ожидал. Перед тем, как он потерял сознание, то заметил, что на короля тоже кто-то напал.
Чарльз, помощник лорда, выхватил шпагу из ножен, чтобы броситься на Мертога и Маллроя, но тучный пират приставил к виску короля Георга пистолет со словами:
— Брось оружие или я его убью!
Маллрой наставил свой пистолет на Чарльза и добавил, кивнув на лежавшего на земле лорда:
— Неси его на берег или я убью тебя!
Чарльзу пришлось подчиниться. Он взял лорда и понес к берегу, пока Маллрой шел сзади, воткнув ему в спину дуло заряженного пистолета. А за ними плелся Мертог, волочивший за ноги потерявшего сознание короля.
Джек, заметив, двух придурков, каким-то образом захвативших Спенсера и короля, вдруг повеселел. Все-таки удача любит его и всегда приходит в последний момент.
— Ну хоть какая-то польза от этих бакланов! — он повернулся к команде и, радуясь, приказал: — Помогите товарищам доставить заложников на борт!
К этому моменту Барбосса и остальные вернулись на «Жемчужину».

II. Выход в море

Воробей вальяжной походкой подошел к штурвалу, возле которого уже находился Барбосса.
— Король и его свита в карцере! — широко улыбаясь, сказал Джек.
— Я очень рад, что твой план в итоге сработал! — Гектор тоже улыбнулся и язвительно добавил: — Дуракам везет!
— Это ты про себя? — Джек сделал вид, что не понял смысл его шутки.
— Это про тебя!
— Ну началось опять! — Маргарет закатила глаза. — Нам всем повезло!
— А где эти два болвана? — вдруг спохватился Гектор, вспомнив про Мертога и Маллроя.
— Только не бейте нас, кэп! — Мертог подошел к капитанам. — Англичане настигли нас и взяли в заложники! Мы ведь сделали все возможное, чтобы исправить ситуацию!
— Вот в этом вы молодцы! — Гектор кивнул ему в ответ. — Хвалю!
— О, вы слышали? — Мертог обернулся к команде и гордо сказал: — Барбосса нас похвалил!
— А награда нам полагается? — проскулил Маллрой.
— А в награду я не буду вас пороть! — ответил Барбосса.
Команда засмеялась. Только Мертог и Маллрой поникли. Все-таки почти впервые в жизни они провернули такое сложное дело без всякой помощи и чужих указаний.

***
Солнечные лучи показались из-за горизонта, заставив гребни волн заблестеть. «Жемчужина» шла на всех парусах в открытое море навстречу солнцу.
— Теперь мы почти свободны, Джек! — Гектор сидел за накрытым всякими яствами столом в капитанской каюте и намеревался приступить к завтраку. — Осталось нам с тобой обсудить еще одну деталь.
— Что ты хочешь обсудить? — Воробей с аппетитом поедал суп ложкой.
Элизабет, сидевшая рядом, подняла взгляд на Гектора. Маргарет тоже повернулась к нему.
— У них остался «Призрак». Его надо вернуть.
— А, корабль. Придумаем что-нибудь, — отмахнулся Джек и хлебнул из кружки. — Пф, это не ром?
— Пока мы не выберемся, пить всем запрещено.
— Ты просто изверг! Хотя бы чуть-чуть? Отпраздновать победу? — упрашивал его Джек.
Элизабет недовольно вздохнула, а Джек сделал вид, что не заметил этого.
— Какую победу? Еще никто не победил! Если я увижу тебя пьяным за все время нашего путешествия до Бухты, выкину за борт и оставлю корабль себе, — Барбосса продолжал издеваться над Воробьем, который резко погрустнел, услышав эти слова. Дотерпеть до возвращения в Бухту без возможности выпить хотя бы капельку рома было почти невозможно.
Вечером того же дня Джек тайком направился в трюм, пока команда суетилась на борту. Все запасы рома были закрыты на замок. Воробей чертыхнулся, проклиная Барбоссу всеми неприличными словами, которые знал. Ему стало совсем паршиво. Все попытки взломать замок оказались тщетными.
«Интересно, что делает Элизабет?» — вдруг подумалось ему. Разговоры с ней могли бы помочь ему отвлечься от желания напиться.
Элизабет любовалась морем, облокотившись на планшир, и размышляла о том, что их всех ожидало дальше. Лунная дорожка серебрилась по волнам вдали.
Они вернутся в Бухту и, скорее всего, там она вновь увидит Уилла. Где-то глубоко внутри нее все еще жили воспоминания о том, как им было хорошо вместе. И ей действительно хотелось бы вновь встретиться с ним. Но после всего произошедшего она теперь не понимала, что чувствовала к нему. Уходя от него, она хотела начать жизнь по-новому в Лондоне, а в итоге все равно теперь возвращается в Бухту. К пиратской жизни. К прошлому, от которого хотела убежать. Которое хотела перечеркнуть и забыть.
— О чем задумалась, цыпа? — Джек неожиданно появился рядом с ней. Элизабет из-за своих мыслей даже не заметила, как он к ней подошел.
— Ни о чем.
— Все еще злишься на меня за то, что помешал тебе остаться в Лондоне?
— Да.
— У Барбоссы тоже был план вернуться в свою Ирландию или как ее там… он как-то проговорился ранее, что хотел бы там жить на ферме и бросить пиратство, но видимо передумал. Тоже решил вернуться в Бухту. А там, между прочим, довольно хорошо.
— Но чем там заниматься? Как зарабатывать на жизнь?
— Также, как и в Лондоне или в любом другом месте. Только в Бухте у тебя есть имя, хоть ты уже больше не Король пиратов, тебя там знают и могут замолвить за тебя словечко, — Джек хитро подмигнул ей и приблизился. — Не придется браться за грязную работку.
— А что собираешься делать ты? Пустишься в очередное приключение за сокровищами?
— Для начала я как следует напьюсь, а там видно будет. Приключения всегда сами меня находят. Главное, что я вернул «Жемчужину».
— Да уж, — усмехнулась Элизабет.
— А ты хотела слышать что-то другое? — он оказался к ней так близко, что ей пришлось прижаться к борту вплотную.
— Не поняла? — удивилась она. — Ничего я не хотела. Просто спросила, чтобы поддержать разговор.
— Ты просто плавно ушла от главной темы, — улыбнулся Джек и расположил руки по обе стороны от нее. Он был совсем близко, что она даже взволновалась. — Я могу помочь тебе с обустройством в Бухте. Ведь, как ты помнишь, я теперь Король пиратов. Мне не составит труда сделать для тебя все, что ты захочешь, — он нежно, но настойчиво провел ладонью по ее щеке. — Но ведь ты же знаешь, что я не альтруист и просто так помогать не буду.
— Я и не просила твоей помощи, — сверкнула она глазами и увернулась от него.
— Это пока, — он снова ей многозначительно подмигнул.
— Кэп, нас нагоняет армада. Что будем делать? — рядом объявился встревоженный Гиббс. — Позволим им нас окружить?
— Нет, для начала нам надо сообщить им, что их король у нас в заложниках.
Sometimes things come back.

***
https://mkatys.tumblr.com/
https://www.youtube.com/user/MKatyS18

Аватара пользователя
Ekaterina
Сообщения: 4160
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 3:43 pm
Благодарил (а): 112 раз
Поблагодарили: 173 раза
Контактная информация:

Сердце мирового океана

#43 Сообщение Ekaterina » Пн ноя 04, 2019 7:39 pm

Глава XXXIII

I. Переговоры с англичанами

Пока Барбосса разглядывал в подзорную трубу корабли противников, Джек распорядился, чтобы их заложников связали покрепче и доставили на верхнюю палубу. Глядя на то, как Пинтел и Раджетти тащили вверх по трапу тучного короля с мешком на голове, постоянно роняя его и ударяя об углы, Джек лучезарно улыбался. Всего несколько часов назад он думал, что все было обречено, но тут фортуна снова оказалась на его стороне. Сейчас, когда у него в заложниках сам король, он уже ничего не боялся. Он приказал мистеру Гиббсу написать записку англичанам, чтобы те прислали на «Жемчужину» не более двух человек, которые убедились бы в том, что король и его помощники действительно в плену у пиратов. Попугай Коттона полетел доставить эту записку англичанам, и вот с минуту на минуту уже должен был вернуться.
Гектор свернул трубу и подошел к Джеку:
— Они спустили шлюпку на воду.
— Прекрасно! — обрадовался Воробей тому, что врагов долго уговаривать не пришлось.
Элизабет вместе с Маргарет подошли к ним. Обе наконец-то смогли переодеться в брюки и теперь выглядели по-пиратски. Джек окинул взглядом обеих и сказал:
— Маргарет, отлично выглядишь, — и повернувшись к Элизабет, чуть тише и сочувственным тоном добавил: — Все-таки, Лиззи… уж либо платье, либо ничего.
Элизабет фыркнула и попыталась пихнуть его, но тот ловко увернулся.
— Джек! В шлюпке трое! — взволнованный Гиббс подбежал и дернул Воробья за рукав.
— Мистер Гиббс, двое или трое, какая к черту разница? Я им всем готов устроить теплый прием, — уверенно ответил Джек и снова повернулся к Элизабет, которая обиженно смотрела на него.
Барбосса прекрасно понимал, что тот уже все продумал по-своему и скорее всего специально забыл учесть парочку важных моментов, которые касаются интересов самого Гектора и всех остальных. Он взял Воробья под руку, и они отошли в сторону.
— Я не знаю, что там у тебя на уме, Джек, но я хотел бы убедиться в том, что ты помнишь про наш с тобой уговор.
— Какой уговор? — удивился Воробей, искренне не понимая о чем шла речь.
Гектор строго посмотрел на Джека:
— Угадаешь с первой попытки или помочь тебе вспомнить?!
— Эм… ты, наверное, беспокоишься насчет твоего корабля?
— Надо же… угадал! — Барбосса демонстративно закатил глаза и продолжил: — Ты учел мои интересы в своих планах?
— Конечно, — кратко ответил Джек, не вдаваясь в пояснения.
— Каким образом? — Гектор потребовал объяснить.
— Мы пообещаем доставить заложников в Бристоль, где ты и заберешь свой корабль.
— Нам будет весьма непросто оттуда выбраться, — почесал бороду Гектор.
— Предлагаю тебе поразмышлять в пути над этим. Если не хочешь, мы можем оставить корабль в подарок Ост-Индской компании…
— Корабль ты мне вернешь сам, Джек. Я помог тебе с заложниками, теперь ты поможешь мне вернуть «Призрак».
— Добро пожаловать на борт, — мистер Гиббс любезно пригласил троих людей в форме, прибывших к ним в шлюпке, на «Жемчужину».
Джек сразу же вышел вперед и с вызовом посмотрел на гостей. Гектор встал рядом, чтобы понаблюдать за спектаклем, который придумал Воробей.
Джек кивнул пиратам, чтобы те сняли мешки с заложников. Рты у каждого из них были завязаны, поэтому ни король, ни Спенсер ничего не могли произнести. Им оставалось только мычать и дергаться. Трое вооруженных мужчин смогли удостовериться в том, что пираты не лгали. И хоть численное преимущество было на стороне Ост-Индской компании, рисковать жизнью короля и Спенсера они не были готовы.
— Что вы хотите? — смело спросил один из них.
— Много всего, — усмехнулся Джек самоуверенно, — записывай.
— У меня хорошая память, — парировал тот уверенным тоном.
— Не думаю, что настолько хорошая, чтобы запомнить все. На кону жизнь короля и главы компании, — Джек сказал это и засмеялся. Сегодня он был уверен в себе как никогда.
Тот отчего-то вдруг растерялся и начал шарить в карманах в поисках бумажки или пера. Мужчина оглянулся на своих товарищей, и те тоже стали искать. Джек, конечно же, знал, что мало кто из морских офицеров и пиратов носит с собой бумагу, перо и чернила. Это просто был отвлекающий маневр, чтобы сбить спесь с пришедших гостей и выторговать у потерявших уверенность в себе условия получше.
— Выдайте джентльменам бумагу и перо с чернилами.
Гектор ошалело наблюдал за происходившим спектаклем, не понимая, зачем Джек все это устроил. Маргарет и Элизабет тоже были в недоумении.
Через минуту Раджетти выдал гостям письменные принадлежности. Главный из них указал одному из приятелей повернуться спиной и пригнуться, чтобы тому было удобней записывать.
— Что ж, пункт один — никаких преследований по пути в Бристоль, — Джек поиграл кольцами на руке и принялся загибать пальцы. — Пункт два — дайте указание своим людям освободить пролив Ла-Манш. Пункт три — никаких выстрелов. Пункт четыре — никакой засады в Бристольском заливе и где-либо еще. Пункт пять — забейте трюм «Призрака» боеприпасами и провизией. Пункт шесть — обеспечьте нам свободный выход из залива в Кельтское море. Я все понятно изложил или повторить?
— Все ясно, — англичанин свернул в трубочку записку и спрятал в карман.
— Как твое имя, приятель?
— Джордж Адамсон.
— В твоих руках будущее страны и компании, Джордж. Надеюсь, вы не станете делать глупости и нарушать какой-то из этих пунктов, — Воробей облокотился одной рукой о грот-мачту и кивнул на заложников, стоявших вдоль фальшборта. — Иначе одного из них нам придется убить в качестве предупреждения.
Джек выглядел дерзким и наслаждался собой. Гектор даже позавидовал тому, как он хорошо играл грозного и самоуверенного пирата. Если б Джек был таким всегда, его бы многие воспринимали иначе.
«Актер из него, конечно, хороший, а вот капитан так себе — это все знают», — подумал про себя Барбосса и решил наконец-то встрять в переговоры.
— Если хоть что-то пойдет не так, мы их всех убьем и разнесем весь порт к чертям собачьим!
Воробей с немым вопросом во взгляде посмотрел на Барбоссу, но ничего не произнес, понимая, что тому, видимо, тоже захотелось припугнуть неприятеля. В своем стиле.

***
Англичанам пришлось отпустить пиратов. Рисковать жизнью короля они не могли, поэтому выполнили все условия Джека. Тем не менее сам Воробей прекрасно понимал, что их будет ждать засада в Бристольском заливе. И так просто их никто не отпустит. Однако у него в заложниках было целых три влиятельных для страны и компании человека, смерть которых может принести разлад в дела англичан. Здесь нужно было все продумать так, чтобы Воробью удалось выполнить обещание, данное капитану Тигу. Если он сможет провернуть это все с наименьшими потерями, то многие пираты и люди, подобные Спенсеру, станут воспринимать его иначе, уважать и даже бояться. Джеку в какой-то степени надоела репутация «жалкого пирата» и неудачника, который вечно терял свой корабль, поэтому он с энтузиазмом взялся за то, чтобы все-таки удивить отца.

За ужином в каюте Марго любезничала с Гектором. Открыто флиртовала с ним, а тот рассказывал ей байки о своем прошлом. Гектор даже позволил себе напиться, ссылаясь на то, что на корабле Джека он здесь почтенный гость, а не член команды. Джек подумал про Элизабет, которая почему-то отсутствовала на ужине, и решил выйти прогуляться. Гектор был только рад такому исходу, потому что спустя долгое время он наконец-то оказался наедине с Марго.
— Ты решил, что будешь делать после того, как все закончится? — Маргарет придвинулась к нему и положила руку ему на плечо.
— Придется вернуться в Бухту Погибших Кораблей. Это единственное наше убежище.
— А как же Ирландия? — шутливым тоном спросила она.
— Не думаю, что мне там будут рады после всего. А ты что собираешься делать?
— Я когда-то мечтала о тихой, спокойной жизни, — Марго мечтательно закатила глаза. — Теперь вряд ли мне это светит.
— Почему же? — Гектор с интересом наблюдал за каждым ее взглядом.
— Потому что я связалась с вами. Теперь за мою голову такая награда, что придется тоже отправиться в Бухту.
— Как только я верну свой корабль, приглашу тебя в команду.
— Ха-ха-ха! И кем я там буду? — рассмеялась Марго, где-то глубоко внутри ожидавшая такого предложения. Не могла же она остаться одна…
— А кем ты хочешь? — спросил он, не отрывая от нее взгляда.
В ответ она ничего не сказала, а только потянулась к нему, чтобы поцеловать. Дальше все было как в тумане. Страсть охватила их обоих, и они оказались в постели, кувыркаясь там всю ночь.
Воробей примерно представлял себе, что творилось сейчас в его каюте, но гнал все пошлые мысли прочь из головы. А ведь он мог бы выгнать их оттуда и пригласить Элизабет. И тогда бы он мог достойно провести ночь вместо того, чтобы шляться по палубе и следить за порядком на корабле. Все ждали его команд и указаний, а когда он отвлекался, расслаблялись и бездельничали. Он не понимал, почему команда так ленилась под его руководством. Мало кто воспринимал его всерьез. Джек же повторял пиратам, что если те хотят остаться в живых, то в их же интересах делать все как следует. Но дисциплина все равно была плохая среди пиратов, отчего Воробей злился и чувствовал себя уставшим. Вдруг в темноте он разглядел знакомый силуэт и направился туда.
На палубе было темно и туманно. Ветер заставлял скрипеть мачты и шелестеть паруса. Джек подошел к Элизабет и молча остановился рядом. Это напомнило ему момент из прошлого, когда они были на корабле Норрингтона после того, как их спасли с необитаемого острова. Элизабет тогда сказала ему, что он сообразителен, но она ему не могла доверять. Он на тот момент думал о ней то же самое, поэтому сказал, что они в этом похожи. Он восхищался ее сообразительностью, но не мог доверять. Особенно после того, как она сожгла весь ром на острове.
— Ненавижу Англию. Больше никогда сюда не вернусь, — сказал Джек, заметив, что Элизабет с сожалением во взгляде пристально наблюдает за отдалявшимися берегами.
Она никак не отреагировала на его слова, продолжая смотреть вдаль. Джеку очень хотелось бы понимать, что она чувствовала сейчас. Он ловил себя на мысли, что злился на нее за то, что она все усложняла и все время грустила. Он не понимал, почему она просто не могла радоваться тому, что их приключение подходит к концу. Он сам приложил немало сил, чтобы выбраться из этой чертовой Англии, и был просто счастлив. Все складывалось самым лучшим образом. Он не хотел оставлять ее там… настолько сильно не хотел, что даже сам все устраивал так, чтобы ей там невозможно было остаться. Пытался отрезать все пути к отступлению, так сказать. И в то же время все внутри него ликовало при мысли о том, что она выбрала вернуться на «Жемчужину». Его жутко бесил сам факт, что она стремилась исчезнуть из его жизни и все время отталкивала, отказывалась наконец признать, что он ей нужен не меньше, чем она ему. Что их тянет друг к другу. А ее холодность стала выводить его из себя. Он мечтал поскорее вернуться в Бухту.
Джек приблизился к ней вплотную так, что ей пришлось обратить на него внимание.
— У меня в каюте есть платье, если что. Но я потом тебе его покажу, потому что там Барбосса занят кое-чем очень важным, — Воробей хитро подмигнул ей, пытаясь поднять ей настроение.
— Мне не нужно платье, — отказалась она.
— А что же тебе нужно? — Джек внимательно посмотрел ей в глаза, давая понять, что он не собирался уходить.
— Ничего, — она опустила взгляд.
— С самого начала было ясно, что ты не сможешь остаться в Лондоне, — с усмешкой в голосе произнес он.
— Ты так говоришь, потому что сам не хотел этого с самого начала.
— Может я и эгоист, Лиззи, но я все-таки думал о том, чтобы сделать все как будет лучше… для тебя, — эти слова дались ему нелегко, но ему хотелось, чтобы она видела, что он заботился о ней.
— Спасибо, — сухо ответила она.
— Если бы не я, ты бы не выбралась из этого путешествия живой. Хотелось бы чуть больше благодарности с твоей стороны, — его глаза, казалось, сверкнули в темноте.
— Если бы не ты, я бы не попала и в половину приключений, из которых тебе пришлось меня спасать! — дерзко парировала она.
— Я никогда не звал тебя за собой, ты сама шла следом. И в этот раз никто не заставлял тебя оставаться. Ты сама выбрала идти за мной.
— У меня не было выбора, — Элизабет отпрянула от него, пытаясь закончить неприятный ей разговор.
— Обманывай себя, сколько хочешь, но я знаю правду.
Ему не понравилось, что она всячески отталкивала его. Вся радость от того, что ему удалось утром уделать англичан, куда-то улетучилась, словно все это было зря. Она вообще ничего не ценила из того, что он делал.
— Какую правду, Джек? Что я мечтала до конца жизни жить в Бухте среди пиратов?
— В Бухте ты будешь жить благополучнее, чем в Лондоне, — устало сказал он и добавил уже радостно: — Я буду навещать тебя, если ты будешь мне рада.
— Я устала это слышать, — ее в конец достали его пошлые намеки. — Я отправляюсь спать.
Джек ничего не сказал, но весь этот разговор явно испортил ему настроение.
Элизабет расстроилась еще больше после его слов. Он все время издевался над ней. Пророчил ей будущее, в котором она смиренно ждет его раз в полгода. Утверждал, что она вернулась на «Жемчужину» из-за него, но это ведь неправда. Что еще ей оставалось? Выбора не было… Сколько же в нем самоуверенности! Вот почему он весь день так выделывался. Считал, что она выбрала вернуться на корабль из-за него. Видимо, ему так хотелось думать.
Sometimes things come back.

***
https://mkatys.tumblr.com/
https://www.youtube.com/user/MKatyS18

Аватара пользователя
Ekaterina
Сообщения: 4160
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 3:43 pm
Благодарил (а): 112 раз
Поблагодарили: 173 раза
Контактная информация:

Сердце мирового океана

#44 Сообщение Ekaterina » Ср апр 15, 2020 9:49 pm

II. Подарок из прошлого

Утром Маргарет проснулась в отличном настроении. Она снова вдруг почувствовала себя той девушкой, которой она была, когда они с Гектором впервые встретились в Бухте Погибших Кораблей. Тогда она работала в одной из таверн. Марго повздорила с владельцем забегаловки из-за того, что тот периодически не доплачивал ей за работу. Том грозился вышвырнуть ее на улицу и буквально кидался на нее с ножом, пытаясь запугать. Но Марго, хоть и была с виду хрупкой восемнадцатилетней девчушкой, держалась смело. Работы было много, пираты постоянно портили мебель, разбивали посуду. Все знали, что в таверне Тома все было дозволено, ибо у него никогда не хватало духу ссориться со своими клиентами. Вот и Маргарет не боялась его, хотя понимала, что работать с ним за никчемную оплату уже устала. Он бросился на нее с ножом и вжал в стену, угрожая, что этой ночью прикончит ее, когда все разойдутся.
В это время весьма приятный на вид голубоглазый пират, лет около сорока, ожидал возле стойки. Гектор хотел узнать, может ли таверна поставить на корабль его капитана необходимое количество провизии. Он выглядел нервным и обеспокоенным. Поставки продуктов и оружия в Бухту резко ухудшились из-за действий англичан, направленных против пиратства. Корабли, шедшие в направлении Бухты, останавливали и громили, обвиняя в незаконных перевозках. Жители острова подвергались нападкам пиратов. Все, что жители выращивали, разворовывалось и перепродавалось. Трактиры и таверны щедро платили тем, кому удавалось поставлять им овощи и фрукты, алкоголь, но и сами цены взвинчивали, чтобы оставаться на плаву. Барбоссе же нужно было подготовить корабль к долгому путешествию, обеспечив команду пропитанием. Простояв около десяти минут, он заподозрил неладное. Прислушавшись к тому, что происходило за дверью, он понял, что там находился владелец, который угрожал жизни девушки. Гектор, перебросившись с ним парой язвительных фраз, взялся за оружие и спас Маргарет из беды. Марго спросила его, как она могла бы его отблагодарить, а Гектор рассказал ей о том, что он искал того, кто мог бы ему поставить нужное количество продуктов. Она пообещала на следующий день утром отвести его к владельцу трактира «Лихой пират», у которого продукты всегда были в достатке, а многие мечтали у него работать, потому что он хорошо платил.
Гектор рассказал ей о себе, а она поведала ему о своем прошлом. Их общение завязалось довольно легко, потому что никто из них не скрывал своей симпатии. Маргарет тогда была им восхищена, как может быть восхищена совсем юная девица мужчиной, у которого жизнь полна опасных приключений. К тому же, Гектор сильно отличался от большинства пиратов. Он уважал ее и никогда не опускался до пошлых взглядов и намеков. Она мечтала о нем, приукрашивала его образ, строила в своей голове планы на будущее, но никогда не говорила с ним об этом.
Гектор же по-своему любил ее, хотя со стороны могло показаться, что его отношение к ней было достаточно ровным. Ему было с ней хорошо и удобно. Он делал все стандартные жесты, которые делают мужчины, чтобы удержать женщину рядом, не вкладывая особого смысла во все это. Привязался к ней и часто заглядывал в гости.
Однажды, путешествуя, он увидел безумно красивое, темно-сиреневое платье и купил его для нее. Марго была безумно рада такому щедрому подарку. И вот когда случился пожар в ее доме, платье — это единственное, что он успел захватить в память о ней. До случившегося он даже не представлял себе, насколько сильно привязался к ней. Он часто вспоминал ее, продолжая хранить то платье на «Жемчужине».

Сейчас Марго была просто счастлива находиться на «Жемчужине». Она не хотела думать о том, что их ждало впереди, а просто наслаждалась текущим моментом.
Гектор был хорош собой, несмотря на то, что годы все-таки брали свое. За то время, пока они не виделись, он сильно изменился, но не переставал быть от этого хуже. Гектор ей нравился за то, что всегда, в любых обстоятельствах вел себя как настоящий пират. Этакий морской волк, повидавший многое. Воробей на его фоне казался жалким смазливым кривлякой, беззаботным придурком и патологическим лгуном. Хоть он был смел и хитер, многие его достоинства меркли из-за его любви к кривляниям и шутовству. Она понимала, почему Элизабет вела себя холодно по отношению к нему. Ей трудно было доверять тому, кто не до конца серьезен и искренен, а все время вел какую-то игру. Марго знала, что в жизни Гектора тоже было много разных женщин, но у него не было репутации бабника. Воробей привлекал женщин своим обаянием, смазливой внешностью и остроумием, а за Гектором ходила слава успешного, дерзкого и жестокого пиратского капитана. Его боялись и уважали. Еще больше ужаса его образ вызывал в то время, когда его настигло проклятье ацтеков.

Марго уже не была той наивной дурочкой. И не мечтала о семье. Ей просто хотелось быть рядом с мужчиной, которым она восхищалась. Наслаждаться свободной пиратской жизнью. Так что, предложение стать частью команды Барбоссы ее воодушевило. Это та жизнь, которая ей подходила.
Гектор никогда не испытывал особой тяги к романтике. Это было не в его духе. Но он любил приятно провести время с понравившейся женщиной. И те не менее, он не мог не признать, что относился к Марго по-особенному, что она зацепила его больше всех. Они во многом были похожи. С ней было легко. Она выглядела женственно, но в ее поведении отсутствовали типичные женские заморочки — жеманство, капризы, самоуверенность, стремление командовать и требовать от других внимание. Он видел в Маргарет настоящую пиратку, союзницу, которая прекрасно впишется в его команду и в то же время всегда будет с ним. Он видел, что она умела достойно держаться, была смелой, умной и временами даже опасной. Иногда Марго могла разозлиться и вспылить, но быстро отходила и не заставляла никого гадать, почему же вдруг ее настроение испортилось, говорила прямо, что ей не нравилось. Несмотря на ее боевой характер, любовь к увеселениям и легкость в общении, она явно не относилась к девицам легкого поведения. Он понимал, что она была сейчас с ним не из-за того, что ей некуда было деваться, а потому что их много связывало в прошлом и настоящем. Они были близки по духу и уважали друг друга. Все их разногласия остались далеко в прошлом.
— Воробей, наверное, жутко бесится из-за того, что мы заняли его каюту, — Марго заметила, что Гектор тоже проснулся и просто все это время лежал, задумчиво глядя в потолок.
— Это не его каюта до тех пор, пока он не вернет мне «Призрак», — он приподнялся на локтях, чтобы лучше ее видеть, и одеяло съехало немного вниз, приоткрыв его плечи и грудь. — А если не сможет, то «Жемчужина» будет моей.
Марго рассмеялась и встала с постели, чтобы одеться. Гектор наблюдал за ней молча, разглядывая каждый изгиб ее тела. Она была прелестна.
Маргарет от скуки принялась рыться в вещах, а Гектор в это время встал, чтобы покормить капуцина орехами. В одном из сундуков Марго отрыла знакомое на вид сиреневое платье, и не могла поверить своим глазам.
— Это же платье, которое ты дарил мне? — она повернулась к нему с удивлением в глазах.
— Похоже на то, — Гектор вдруг почувствовал себя неловко, но постарался скрыть смятение. Он хотел ответить, что это просто похожее платье, но солгать не хватило совести, внезапно проснувшиеся в нем при нахлынувших воспоминаниях.
— Почему оно здесь? Я думала, оно сгорело вместе с домом? — она так и не смогла поймать его взгляд, поэтому ей пришлось встать и подойти ближе к нему.
— Когда я понял, что не смогу войти, чтобы спасти тебя… я взял его.
— Не думала, что еще когда-либо смогу увидеть его, — у Марго даже слезы появились на глазах, хотя она всячески старалась сдерживаться. Вся эта ситуация выглядела чересчур сентиментальной для них обоих, как она сразу подумала, поэтому тут же спрятала платье и продолжила молча рыться в вещах, а Гектор тем временем исчез из каюты.
И тем не менее ей очень важно было узнать, что он продолжал хранить воспоминания о ней, а не сразу же забыл, как ей показалось тогда, много лет назад. Она даже подумать не могла, что такой человек, как он, мог хранить этот подарок столько лет в память о ней.
Sometimes things come back.

***
https://mkatys.tumblr.com/
https://www.youtube.com/user/MKatyS18

Аватара пользователя
Ekaterina
Сообщения: 4160
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 3:43 pm
Благодарил (а): 112 раз
Поблагодарили: 173 раза
Контактная информация:

Сердце мирового океана

#45 Сообщение Ekaterina » Ср апр 15, 2020 9:50 pm

Глава XXXIV

Неделю «Жемчужина» была в открытом море, и каждый из этих дней был похож на предыдущий. Едва первые лучи солнца поднялись из-за горизонта, Джек уже был на капитанском мостике. Он пришел, чтобы на несколько часов заменить Гиббса, который всю ночь провел у штурвала. Джошами и многие другие заметили, что Джек довольно много времени уделял кораблю. Как будто за все время их приключений он соскучился по «Жемчужине» и теперь старался больше времени посвящать ей. Отчасти это было так. Джек действительно любил свой корабль и хотел навести порядок на борту, чтобы команда была готова в любой момент отразить удар. Им предстоит добраться в Бристоль, отобрать у англичан корабль Барбоссы и попытаться уйти оттуда с минимальными потерями.
Джек, конечно, по большей части рассчитывал на свое умение импровизировать, но для того чтобы все получилось команде необходимо быть во всеоружии. Но главная причина, по которой он так вцепился в работу, заключалась в том, что она лучше всего отвлекала его от лишних мыслей. Точнее так — мыслей о некой особе, которая вела себя слишком непредсказуемо и странно, чем вызывала в нем целую гамму самых противоречивых чувств, которых он не хотел бы испытывать.
Путь до Бристоля был долгим, поэтому Джек пытался искать себе все новые и новые дела. Когда Гектор и Маргарет покидали каюту днем, чтобы помочь команде, Воробей сидел над картами вместе с компасом, который все также отказывался корректно указывать направление. Несколько раз он вставал из-за стола и ходил по каюте туда-сюда, чтобы лучше сосредоточиться над решением задачки. Часть своих людей он должен был отдать Барбоссе, чтобы тот смог вернуть себе «Призрак Полуночи», помочь «Жемчужине» выбраться из Бристоля и добраться до Бухты Погибших Кораблей. Пиратов в команде было катастрофически мало. Они с трудом справлялись с «Жемчужиной» сейчас, а когда часть мужчин перейдут к Барбоссе, то Джеку вовсе будет непросто. На первый взгляд, задачка возвращения корабля казалась ему просто нерешаемой. Периодически его угнетали мысли о том, что будет с ними дальше. Последний разговор с Элизабет сильно пошатнул его уверенность в том, что все будет легко. Вместо того чтобы радоваться их небольшой победе над англичанами, возвращением на «Жемчужину», она сожалела о том, что ей не удалось остаться в Англии. Не получилось уйти от него. На него напала тоска от того, что она так холодно и жестко вела себя по отношению к нему. Как будто он для нее ничего не значил. Не было с ее стороны ни благодарности, ни поддержки. Его бесило то, что он думал обо всем этом так, словно он какой-то сентиментальный придурок, но прекратить эту меланхолию не мог. Между ними повисла тишина, она отказывалась с ним разговаривать. Иногда он замечал ее сидевшей на трапе с грустным видом, но не осмеливался подойти. Что не совсем было на него похоже. Раньше он бы именно так и поступил, но после того разговора у него почему-то не было такого желания. Усталость, лень, злость лишь больше омрачали его существование. Ром помогал от них избавиться, хоть он понимал, что в сложившихся обстоятельствах ему лучше оставаться трезвым, сил бороться с желанием забыться у него не было. На душе была какая-то пустота.

Элизабет не знала куда себя деть, помогала коку, ела, наблюдала за Пинтелом и Раджетти, вечно соревновавшимися с Мертогом и Маллроем в спорах, болтала с Марго о погоде, взбиралась в воронье гнездо с подзорной трубой, чтобы следить за пируэтами голодных чаек над волнами. Ее также терзали мысли о последнем разговоре с Джеком. Об Уилле и той девушке, которых она не горела желанием увидеть вместе по возвращении в Бухту. Это была одна из главных причин, почему ей не хотелось туда возвращаться. Она понимала, что во многом виновата перед ним, что потеряла его по своей вине. Вела себя легкомысленно, поддавалась соблазну, шла на поводу у чувств к Джеку вместо того, чтобы думать о будущем с Уиллом, хранить ему верность. Такова уж была ее противоречивая натура. Она сама не знала, чего хотела. Ей казалось, что если бы она вела жизнь замужней женщины, родила ребенка, занималась домом, то это хоть как-то искупило бы ее ошибки и неправильное, легкомысленное поведение. Но теперь этот сценарий счастливой семейной жизни с Уиллом ей не светит, потому что он не захочет играть с ней в добропорядочную семью после всего, что с ними произошло.
Что-то подталкивало ее уничтожить в себе детские мысли о морских приключениях, выйти из образа пиратки. Из-за всех этих наивных грез слишком многое она потеряла, связав свою жизнь с пиратством. Отца, Уилла, репутацию благородной девицы. Разбила сердце Джеймсу, Уиллу и возможно даже Джеку. По крайней мере она видела, что он наотрез отказывался с ней пересекаться на борту, полностью погряз в делах и как будто бы демонстративно избегал ее. Хотя после того предательства, ей было сложно представить себе, что Джеку вообще возможно разбить сердце. Он слишком самолюбив и расчетлив, чтобы убиваться из-за всякой ерунды. Она ловила себя на мысли, что в принципе ей крайне трудно понять, почему он так сильно стремился отрезать ей все пути в новую жизнь. Нет, она осознавала, что он к ней неравнодушен, но не думала, что он готов о ней всерьез позаботиться. Он предлагал ей свою помощь, намекал на то, что если она согласится радоваться его кратковременным участием в ее жизни (точнее — остановкам на ночь в ее спальне), то он будет рядом. Иногда. Раз в полгода. Лучше чем раз в десять лет, конечно, но… ее такая перспектива не особо радовала. Она разрывалась между желанием поиграть в добропорядочную семью и жаждой жить яркой, непредсказуемой, насыщенной приключениями жизнью. Маргарет рассказала ей о том, что Гектор заберет ее к себе в команду и они будут вместе странствовать по волнам и получать удовольствие от жизни. От Джека ничего подобного она не слышала. Он думал лишь о том, как бы он смог жить яркой жизнью, участвовать в приключениях, а потом возвращаться в тихую гавань, где он отдохнет и снова свалит в закат. Вот какие мысли бесили ее неимоверно, поэтому его пошлые намеки так раздражали ее. Он думал лишь о своих желаниях, пытаясь прикрыться фразами о том, что на самом деле это все именно то, что нужно ей. Пытался выдать его желания за ее. И выставить все так, что он ей нужен больше, чем она ему. Что в общем-то неудивительно, но немного грустно… Элизабет подумала, что может зря себя накручивала, а Джек просто не воспринимал происходящее всерьез. Ему как бы все равно, что будет с ней дальше, как она будет чувствовать себя в Бухте в одиночестве. А что если она хотела бы для себя другую жизнь? Она была настолько зациклена на себе и своих переживаниях, что не заметила, как наступил вечер.
Когда она зашла в каюту, то увидела Джека, заснувшего в кресле. Элизабет подошла, забрала из его руки бутылку и поставила на стол. От этого Джек внезапно проснулся и, увидев ее, подумал, что это был всего лишь сон. Он потер глаза, все вокруг двоилось, голова жутко гудела. Сказывалось похмелье. Наверняка она уже поняла, что он пьян. А когда он находился в таком состоянии, его резко тянуло в сон.
Элизабет, увидев его пьяный и усталый вид, с сочувствием во взгляде спросила:
— Тебе совсем плохо?
— Жить буду, — кратко откликнулся он, чувствуя, что изрядно перебрал алкоголя.
Должно быть совсем жалкий у него вид, раз она так спросила. Если бы знал, что она придет, то ограничился бы гораздо меньшим количеством рома. Хотя и раньше она видела его пьяным, но тогда он был веселым, а сейчас он был просто жалким, потому что ему было физически плохо.
— Может, дать тебе воды?
— Нет.
— Я скажу Гектору, чтобы он побыл у штурвала этой ночью вместо тебя.
— Не думаю, что он согласится.
— Тогда найдем кого-то еще. Ты в таком состоянии явно не сможешь.
— Зачем пришла? — он вдруг внимательно посмотрел на нее.
— Гиббс сказал, что ты взял несколько бутылок в трюме явно для того чтобы напиться.
— А ты захотела присоединиться? — он улыбнулся.
— Нет, Джек, я хотела поговорить с тобой, — Элизабет не нравилось, что он даже в таком состоянии продолжал шутить.
— О чем?
— Я на самом деле не сожалею о том, что не осталась в Англии. Действительно, это была глупая затея.
— Наконец-то ты это поняла, — Джек фальшиво улыбнулся и зевнул. Ему неприятно было вспоминать их последний разговор.
— Я хотела бы после того, как все закончится, вернуться в Порт-Ройял, чтобы взять оттуда некоторые вещи в память об отце. Там осталась его сестра, которой наверняка досталось кое-что из его имущества.
Джек сразу сообразил, что это была ее просьба отвезти ее туда, но не поспешил ей обещать свою помощь. Еще неизвестно, как все сложится.
— Ты так говоришь, словно уверена в том, что все будет хорошо. Но никто не давал гарантий, что мы выберемся живыми из Бристоля, из Бухты, из всей этой истории. Нет смысла загадывать так далеко.
— Я просто хочу знать, сможешь ли ты это сделать для меня.
— Смогу, но захочу ли в очередной раз тебе помогать? — Джек недовольно посмотрел на нее, потому что ему сложно было ей прямо отказать.
Она молча опустила глаза. Он явно злился на нее.
— Поговорим об этом как-нибудь потом, — добавил он, немного радуясь тому, что она переменилась и теперь всерьез настроена вернуться в Бухту. А это означало, что у них еще есть шанс… договориться.
— Хорошо.
Sometimes things come back.

***
https://mkatys.tumblr.com/
https://www.youtube.com/user/MKatyS18

Ответить

Вернуться в «ФАНФИКИ С РЕЙТИНГОМ NC-17»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость