Florencia7 Vulnerant Omnes, Ultima Necat (перевод)

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata, Ekaterina

Ответить
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Lizzie
Сообщения: 2022
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 6:41 pm
Реальное имя: Юля
Откуда: Caribbean sea, Ямайка
Благодарил (а): 45 раз
Поблагодарили: 30 раз
Контактная информация:

Florencia7 Vulnerant Omnes, Ultima Necat (перевод)

#1 Сообщение Lizzie » Пт июн 11, 2010 11:52 pm

Название: Vulnerant Omnes, Ultima Necat
Автор: Florencia7
Перевод: Неудачница, Lizzie, Serpens Subtruncius
Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/3848557/1/V ... tima_Necat
Трейлер фанфика: http://www.youtube.com/watch?v=-KefU3oT0Po
Картинка к произведению: http://pics.livejournal.com/sassy_sparrow/pic/0000pkre/
Пары: Джек/Элизабет
Разрешение автора: есть такое)
От переводчика: Честно говоря, впервые пробую себя в роли переводчика, вы простите, если что не так, если понравится - буду переводить))) Тем более, фик большой (52 главы), ну а если же нет, то админ удалит мой бред) Хочу сразу предупредить, перевод свободный, потому что такой опыт для меня впервые, но все равно буду стараться сохранять слог автора. (Подписываюсь под каждым словом Неудачницы))) - прим. Lizzie)
Комментарии: viewtopic.php?f=4&t=743&p=15665#p15665
Фанфик занесен в путеводитель по фанфикам (пейринг) - прим. Ekaterina



Глава 1.

Элизабет открыла глаза, и опасливо осмотрелась вокруг.
- Где я? - она убрала выпавшие локоны обратно за уши, осознав, что ее волосы мокрые… Впрочем, как и ее одежда… Она моргнула, прежде чем огромная волна накрыла ее сзади, и она, потеряв баланс, упала, борясь, чтобы ее не затянуло обратно в море. Упав в песок, девушка отползла подальше от волн, настигающих ее. Восстановив дыхание, она снова осмотрелась. Море. Песок. Огни и шум человеческих голосов. Смешивались крики, смех, разговор, пение и, возможно, слезы.
Может быть и слезы…
Она протерла глаза обратной стороной ладони. В глазах щипало, но она не была уверена, что виной была лишь морская вода. Вдруг все вернулось к ней… Это ощущение пустоты… Волна холода, нависающая над ней, окутала ее, возвращаясь в ее тело, ее душу. Ее душа… Если бы хоть что-нибудь осталось от ее души после этого.

Если бы хоть что-то осталось от нее, после того как… Она медленно прошлась по пустынной палубе Черной Жемчужины… Корабль был тихим и пустым… Пустым… Настолько, что казался мертвым. Никогда раньше она не чувствовала, что это судно призрак… Тем не менее, теперь это так… Черная Жемчужина мертва… Ее черные, траурные паруса стали как сама тьма… День был ясный, но такой подходящий для похорон. Не было ветра. Влажно. Холодно… Настолько холодно, что она не чувствовала пальцев ног.

Чистилище.

Она не чувствовала. Солнечный луч проникал в сердце, но не грел, он закрадывался в ее сердечко холодом, свирепостью стали.

Ее сердце. Возможно, она еще что-то почувствует.

Элизабет все же ощущала, что-то еще… Проходя по нижней палубе, медленно, очень медленно… Каждый шаг давался ей с трудом, все сложнее и сложнее…
Она не понимала, почему была там одна. Почему никто не пошел с ней? Или кто-то пошел за ней… Но у нее не было сил обращать на это внимание. Ей не пришло в голову обернуться. Она должна… Она должна…

Девушка дотронулась до дверной ручки, нажимая на нее. Губы пересохли, она облизнула их. Сглотнув ком в горле, Элизабет зашла в комнату…

Капитанская каюта.

Так темно…

Так пусто…

Она упала на колени, крик. Почему она закричала? Все вокруг было настолько тихо, как она смогла… Последние недели она говорила только шепотом, а теперь… Теперь кричала. Она почувствовала объятья, но вырвалась из них, бросаясь к неподвижной, бледной фигуре на полу…

- Джек! - ее собственный голос напугал ее. Она взяла его руку, сжала в своей, затем отпустила. Потом снова схватила ее со смятением, с требованием, с нетерпением – Джек!
Так холодно. Его рука была такой холодной. Почему?
- Джек!!!! – он никогда не выглядел таким бледным….

Кто-то снова попытался притянуть девушку к себе, но она оттолкнула его, снова опускаясь к Джеку, охватывая его лицо руками.

«Джек» - больше не голос, а хриплый шепот, разбивший тишину, вырвавшийся из ее губ, вовсе не в той интонации, которой она обычно пользовалась…
«Джек» - слезы девушки капали ему на лицо. Его лицо... Так похоже на маску. Такую бледную… Такую пустую… Его глаза… Не было глаз… Его глаза были спрятаны за крепко сомкнутыми веками…
- Пожалуйста, открой глаза! – она тряхнула его за плечи, потом еще раз, но он по-прежнему находился без движения.

- Элизабет, – шепнул кто-то, наклоняясь к ней, – Элизабет… Он не может…

Она проигнорировала, кто бы это не говорил.

- Джек? – она нагнулась к нему так близко, что почти касалась губами его губ…

И затем она вспомнила… Его губы…

- Я всегда знала, ты добряк.

…изможденные…и холодные…и бледные…почти синие…синие…

- Элизабет… Он…

И она услышала это. Ум прояснился. Она потеряла сознание.

…и осталось только одно слово, подобно раскатам повторяющееся в ее бессознательном уме…

Она не могла освободиться от этих мыслей… Это было подобно эхо… Непрерывному, бесконечному, рвущему ее на части, насмехающимся над ней, смеющимся, кричащему, накатывающему, плачущему…

Мертв! Мертв, мертв, мертв, мертв, мер…

- Нет! – крикнула Элизабет, возвращая себя в реальность, роняя лицо на руки, пытаясь вернуться из воспоминаний.

Даже если это были те воспоминания, которые привели ее сюда…

Девушка медленно убрала руки от лица и посмотрела вокруг…

Море было спокойным, и огни города заставили ее больше бояться и чувствовать себя хуже.

Где она? Это место выглядело очень знакомым… Берег…

Волна накатила на песок рядом с девушкой, и только тогда она обратила внимание, что все еще сидит на берегу, так близко к морю, что волны могли достигнуть ее.

Девушка моргнула. Элизабет была в платье. Платье? Она была одета по-другому в Чистилище.

- Какая разница? – подумала мисс Свонн, поднимаясь на ноги.

Платье было светло-синим, почти белым. Элизабет рассеянно поправила складки на платье, смотря на огни города, зовущие ее. Девушка медленно двинулась к этим огням, ближе к людям и к жизни.

Жизнь. Они живы. Они все живы.

И он тоже жив.

Элизабет остановилась, ее сердце екнуло в груди. Итак, это действительно произошло… Она сделала это. Тиа Дальма… Она действительно сделала это…

Девушка зажмурилась, поняв, где она сейчас находится… Она бы улыбнулась, если бы смогла…

Вдруг, как будто что-то вспомнив, она прикоснулась к своей шее, и сняла небольшой, серебряный медальон… Элизабет посмотрела на него… Девять чисел… Девять часов…

Часы прощания.

И час уже прошел. Тонкая полоска серебра почернела… Она потеряла час, сидя на берегу…

Элизабет глубоко вздохнула, и, взглянув на огни города, стремительно двинулась к ним.
Она ускорила шаг, потом перешла на бег, достигая улиц Тортуги, где, наконец, смогла отдышаться.

Девушка осмотрелась, обнимая себя руками.

- Где ты?

Никто особо не обращал на нее внимания, и вскоре она осознала, что окутана ночью, голоса незнакомцев, отдаленный смех и…

- …сколько еще?

…ром, она оглядывалась вокруг, рассматривая свое окружение.

- Он должен быть где-то здесь. Он должен быть здесь, – прокручивала Элизабет в голове, как будто это могло помочь.

И возможно могло.

В конце концов, так сказала Тиа Далма…

- Но ты должна пообещать, что не предпримешь что-нибудь, что может повлиять на твою или его судьбу. У тебя лишь девять часов. Этого хватит, чтобы проститься. И ничего больше.

- Я поняла.

- Вот, возьми. Это измерит время, девять часов. И прежде, чем оно истечет, ты должна бросить медальон в море.

- А если я не…не сделаю этого?

- Лучше не проверять. Если ты не вернешься, после девятого удара девятого часа, ты умрешь…

- Так…просто?

- Хронус – сильный и беспощадный бог. Ты же не хочешь вызвать его гнев.

Элизабет зашла в одну из таверн, стараясь не привлекать к себе внимания. Девушка съежилась, осознавая, что находится в самом центре шумного, ярко освещенного помещения, наполненного дымом, людьми и ромом.

Она чувствовала, что не должна здесь находиться, не в этом времени… Элизабет понимала, что у нее нет права присутствовать здесь, быть частью этого мира, отправив одного человека в тайник Дейви Джонса, она погубила не только его…

Девушка окинула взглядом комнату, ощущая себя призраком в мире живых, и даже если бы она одна была реальна, то не смогла бы точно сказать, сколько вокруг нее духов…

Жизнь. Он жив. Сейчас, где-то здесь, он живой.

Прошлое… Элизабет была в прошлом. Хотя трудно определить… Тортуга один из портов, которые не слишком меняются с годами. Девушка размышляла над тем, насколько далеко она вернулась назад? На сколько лет? Он уже знаком с ней? Помнит ли ее? Возможно, она вернулась так далеко в прошлое, что Джек не знает, кто она такая…

- На сколько далеко в прошлое ты отправишь меня?

- Я не знаю этого. Не могу точно определить. Но ведь это не важно, так ведь? Понятно, что тогда он будет еще жив.

- Справедливо.

- Да. Но ты не должна рассказывать ему что-либо о будущем.

- Я знаю. Ты уже говорила.

- Хорошо. Готова?

- Да.

Но она не была готова.

Чем больше она думала об этом, тем больше понимала, на сколько она была не готова. Элизабет не была готова его видеть. Видеть живым…после того, как видела его…

Девушка резко остановилась, застыв на месте.

В конце комнаты стоял длинный стол, за которым сидели многие люди. Мужчины и женщины громко разговаривали, смеялись через каждые две минуты, пили ром и пели песни. Ну, или пытались петь.

Но, она плохо понимала, о чем шла речь. Элизабет облокотилась на одну из колонн, поддерживающих крышу, безотрывно смотря вперед.

- Одно слово, цыпа: любопытство. Тебе не терпится стать свободной. И ты ждешь, потому что точно знаешь, чего хочешь. Поступая эгоистично, необдуманно. Ты хочешь быть такой же как я. Однажды… Ты не сможешь устоять.

Элизабет слышала его голос в голове… Его голос… Его лицо…

Его лицо.

Ей показалось, что он сидел за столом… Показалось. Нет. Он действительно сидел там… Капитан выглядел как обычно, может быть не много… Девушка не могла точно сказать. Что-то было не так, но она не могла понять что.

Он рассказывал о чем-то.

- Конечно, - она улыбнулась, потом ее губы перешли в робкую, печальную улыбку, а по щекам заскользили горячие слезинки. Она поспешно вытерла их обратной стороной ладони, и снова посмотрела на Джека.

Девушка окинула взглядом окружение капитана. Несомненно, пираты, скорее всего, его команда, но она не могла узнать каждого корсара. Какой же это год?

Элизабет моргнула, когда неожиданно рука женщины ласково коснулась щеки капитана. И только сейчас она заметила, что по обе стороны от Джека сидели женщины. И по некоторой причине это раздражало мисс Свонн. Но еще больше она злилась на свою ревность…

Почему я думаю об этом? Это не имеет ни чего общего со мной…с…не имеет значения. У меня только девять часов, чтобы побыть здесь…чтобы полюбоваться им…для того, чтобы попрощаться, чтобы сказать…«прости»…даже если он не будет знать, за что она просит прощения…

Девушка стояла молча, пристально смотря на него, наслаждаясь им живым, он жил, и она убила его. Нет. Она убьет его, а сейчас он сидит здесь, не подозревая, что однажды, она прицепит его к мачте любимого корабля и оставит умирать...

Элизабет покусывала губу и моргала глазами, скрывая слезы. Зачем она здесь? Почему она согласилась на предложение Тиа Далмы снова увидеть его… Она была опустошена, разбита, она…потеряла его. Она потеряла его, когда села в лодку – понимая, что с этого момента боль никогда не покинет ее сердце. А потом была надежда… Они отправились в Тайник, и Элизабет поверила, что Джек будет спасен… Что возможно вернуть его…

Но это было невозможно.

Невозможно. Она попыталась улыбнуться, но не смогла.

Элизабет старалась привести мысли в порядок, и снова сконцентрироваться на нем, а потом она заметила, что он тоже смотрит на нее…
...But seen as you're a good man, I know that you'd never put me a position that would compromise my honor

Аватара пользователя
Lizzie
Сообщения: 2022
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 6:41 pm
Реальное имя: Юля
Откуда: Caribbean sea, Ямайка
Благодарил (а): 45 раз
Поблагодарили: 30 раз
Контактная информация:

Re: Florencia7 Vulnerant Omnes, Ultima Necat (перевод)

#2 Сообщение Lizzie » Ср июн 30, 2010 9:56 pm

Глава 2.

Глаза Элизабет расширились, по телу пробежала волна жара и дрожи. Сердце забилось чаще, но…Джек отвел взгляд.

Она моргнула. Капитан игнорирует ее? Или…просто не узнал?

Одна из женщин, сидящих за столом, нагнулась к Джеку и оставила поцелуй на его шее.

Элизабет зажмурилась, стараясь не обращать на это внимание.

Девять часов… Лишь девять часов… Я не должна тратить время на пустую ревность… Я не...

Она глубоко вздохнула, и подняла глаза…чтобы наткнуться на пристальный взгляд его темно-карих глаз…опять.

Ей захотелось убежать, спрятаться, но отчего-то она не могла пошевелиться. Не могла оторвать взгляд от него. Девушка пыталась понять по глазам, о чем думает капитан. Он узнал ее? Кажется, нет… Легкая усмешка играла на губах, и во взгляде изумление… Изумление? Нет… Если бы она могла описать это…

Джек опять отвел взгляд… Взяв бутылку рома, капитан сделал внушительный глоток. Элизабет наблюдала за ним, стараясь не упустить ни одной детали. Его рука, пальцы, обхватившие бутылку, его лицо, его глаза, смотрящие куда-то вниз, так, что она видела сурьму на веках, его губы…
Его губы…

Ты вернулся.

Он поставил бутылку и…медленно поднял взгляд на нее. Девушка задрожала.

Любопытство.
В его глазах. Если бы ей нужно было описать взгляд Джека… Это было бы любопытство.

И тогда она поняла.
Он, наверное, удивлен, что я так разглядываю его. Он же не знает меня…пока…

Элизабет отступила, спрятавшись за колонной. Что она собиралась делать? Ей нужно было увидеть его…поговорить с ним. Но как она собиралась добиться этого? Не может же она просто подойти к нему и сказать, что хочет поболтать с ним…в течение часа…девяти часов. Восьми, если быть точной. Взяв медальон в руку, она посмотрела на него. Семь с половиной…

- Цыпа, ждешь кого-то?

Элизабет повернулась, чуть не упав в обморок, когда столкнулась лицом к лицу с Джеком. Он стоял позади нее, слегка усмехаясь, его темные глаза с обескураживающим вниманием изучали лицо девушки.

Что-то было не так в нем или в его настроении. Его пристальный взгляд был более ярким, но менее пронзительным. Таким же притягательным и загадочным…но более… Она задумалась. Более наивным?

Девушка стояла перед ним с широко открытыми глазами, не говоря ни слова. Элизабет чуть не расплакалась от обрушившегося на нее понимания: вот, он здесь, говорит с ней, смотрит на нее, живой, хотя в действительности, в будущем он уже… мертв.

- Цыпа, а я тебя раньше здесь не видел, – продолжил Джек, ничуть не смущенный отсутствием ответа.

- Я просто…редко приходила…сюда, – заикнулась мисс Свонн, изо всех сил стараясь не всхлипнуть.

- Ах, – он встал перед ней, и она против воли задрожала. Джек наклонил голову на бок и искривил губы в усмешке.

Я никогда больше не увижу эту усмешку… Я ее убила … Боже, о Боже! Я убила его!..

Слова вырывались подобно ледяному ветру. У нее нет права разговаривать с ним. Как она посмела? Как она может стоять перед ним, и вести себя, как будто ничего не случилось, как будто этого не случится, как будто…

- И как тебя зовут, цыпа?

- Что? – переспросила Элизабет, моргая. Она облизнула губы, сжав руки в кулачки, все с большим трудом скрывая слезы.

- Твое имя, – сказал он, немного забавным, низким голосом, наклонившись к ней ближе, – Меня крайне заинтересовало твое имя, а также причина столь пристальных взглядов. Полчаса кряду, не меньше, – добавил он и усмехнулся.

- Я не… – запнулась она, потерявшись на мгновение в его глазах.

Как она смогла? Зачем она это сделала?

В мимолетный, проходящий, не существующий, заманчивый момент девушка поняла, что не хочет исчезать, а хочет остаться здесь, с ним, и начать сначала… хочет поцеловать его вновь… Хочет, чтобы он снова ей доверял.

Поняла, что хочет его.

Нет, я не хочу. Я хочу Уилла. Она поморщилась. Это выражение было совсем не подходящим, и ей не хотелось чувствовать себя так неловко. И даже если бы она испытывала неловкость (чего не было…или же было?), то какая теперь была разница?
Уже слишком поздно.

Я убила его. Я убью его. Я погубила его. Я…

- Детка, с тобой все в порядке?

Элизабет моргнула и посмотрела на Джека. Он наморщил лоб, обеспокоенно щурясь, видимо, он только сейчас обратил внимание на ее странный стеклянный взгляд, на ее неожиданно скривившиеся губы.

- Нет, не в порядке, - надломленно прошептала Элизабет, удивляясь сама себе. Она неожиданно подалась к нему, и, обняв за шею, бесконтрольно разрыдалась.

Глаза Джека расширились, он споткнулся, пытаясь не упасть, огляделся в легком недоумении, некоторое время беспомощно водя пальцами по ее спине, и, наконец, решившись обнять девушку.

- Все в порядке, – ободряюще пробормотал он, похлопывая ее по спине, как он надеялся, самым дружеским образом. В действительности он не был готов к подобной реакции. Раньше ему не приходилось успокаивать плачущих женщин. Просто поймав на себе пристальный взгляд девушки, капитан решил заговорить с ней.

- Девочка, я считаю, тебе нужно выпить, – сказал Джек, хотя в этом сейчас нуждался больше, чем она. Капитан подтолкнул ее к столу, подзывая жестом официантку.

Он посадил Элизабет на стул, и подставил ближе к ней табуретку для себя.

- Ладно, – серьезно начал Сперроу, беря ее руки в свои. Девушка задрожала от его прикосновения, вызывающего новые слезы. Его прикосновение… Она еще помнила его ледяные руки, синий оттенок губ, тогда, в Чистилище.

- Как его имя? – сухо спросил он. – Может, я знаю его, или даже где он, – добавил Джек низким голосом, слегка разворачиваясь, когда официантка поставила перед ними две бутылки. Он расплатился за ром и снова обратил внимание на Элизабет, смотрящую на капитана удивленными глазами.

- Чье имя? – спросила девушка, сбитая с толку этим предложением. Ей нужно было стереть слезы с лица. Но для этого ей придется отпустить его руки… Ей не хотелось этого делать.

Джек внимательно разглядывал девушку некоторое время, размышляя, как лучше сказать, несколько раз проговаривая предложения в голове.

- Человека, который натворил что-то, что заставило тебя плакать, – он поморщился, недовольный неуклюжестью собственной фразы.

Элизабет посмотрела на него озадаченным взглядом, начиная понимать ход его мысли.

- Он не виноват, – шепнула она после минуты молчания.

- Это я, - добавила тихо девушка, закусив губу и морща личико, собираясь всхлипнуть снова.

- Нет. Нет. Не плачь. – Джек замахал руками перед ее лицом, откупорил бутылку рома и отдал ей.

Перед тем, как взять, Элизабет окинула бутылку долгим серьезным взглядом, и наконец сделала небольшой глоток.

- Ну, – Джек с улыбкой убрал спадавшие на лицо локоны девушки за ухо, одновременно встречая ее метнувшийся взгляд.

Они смотрели друг на друга в тишине, и Элизабет испытывала странное чувство, будто мир застыл на несколько мгновений, и на этот короткий промежуток времени ничто не было важно в целой вселенной. Хотелось бы ей знать, испытывает ли он что-то подобное.

Джек прочистил горло, прервав их зрительный контакт. Странно.

- Итак, - начал он, подняв на нее взгляд, - что же ты натворила? - капитан слабо улыбнулся, с интересом и теплотой смотря на девушку.

Почему этого его интересует? Потому что он добряк. – Элизабет ответила на свой собственный вопрос с грустной улыбкой. – Он всегда был хорошим человеком. - Подумала она с осторожностью. - Он…был… - Девушка стиснула зубы, скрывая слезы.

- Я поцеловала его, – шепнула Элизабет, отводя взгляд.

Глаза Джека расширились, он старался совладать с собой, и не рассмеяться.
- Ох, - дипломатично заметил капитан. – Он не смог ответить тебе, не так ли? - он пытался сохранить серьезный тон, только потому, что девушка считала это проблемой. Она выглядела озадаченной, так что ему следовало соответствовать ей хотя бы внешне.

- А потом я убила его, - произнесла она бесстрастным голосом, упершись взглядом в пол.

Джек моргнул, пытаясь понять: то ли девушка сверх-искренна, то ли безумна (а, возможно, и то и другое), то ли просто его разыгрывает.

- Ох, – произнес он снова, разглядывая свои руки, все еще держащие девушку, и в голову пришла мысль, что нужно, наконец, отпустить ее.
- Хорошо, – произнес он после паузы, решив пока держать ее за руки, хотя бы потому, что они выглядели такими безобидными, и это прикосновение доставляло ему удовольствие.
– Я уверен, он это заслужил, - произнес капитан, не найдя лучшего ответа, слегка приподняв брови, и решив, что лучше всего прикинуться, что он ей поверил.

Элизабет внимательно посмотрела на него, пытаясь найти иронию… Но даже если и была какая-то насмешка в его глазах или голосе, она была надежно спрятана, потому что девушка ничего не заметила.

- Нет, он не заслужил, – еле слышно произнесла Элизабет.

- Ох. Будь я проклят, если на свете у кого-нибудь есть глаза прекрасней, – подумал Сперроу, одновременно пытаясь понять, почему она была настолько упряма в этом вопросе, но ход мыслей капитана был прерван неожиданностью.
Внезапно девушка подалась немного вперед, обхватила его голову и страстно поцеловала.

В сознании Элизабет пронеслось, что, наверное, ей не стоило этого делать, но… Было так мало времени, и… И еще была причина, по которой она решила, что ей необходимо поцеловать его. Ей хотелось почувствовать его губы в этом времени. Она поцеловала его, чтобы убедиться, что он жив, после того, как отправила его в Тайник, мысленно отправляясь туда же. Девушка и не думала, хочет ли он этого. Пиратка. Это ей захотелось поцеловать его, а теперь она не могла остановиться. Этот знакомый вкус, вкус его губ… Сладкий, опасный, горячий. Это, наверное, вкус огня, – пронеслось в голове. Элизабет была так увлечена, что уже не осознавала, сколько длиться этот краткий поцелуй.

Сначала Джек был настолько удивлен, что не мог собрать разбежавшиеся мысли, и когда, наконец, у него это получилось, он задался вопросом, а хорошо ли то, что она его целует, в свете ее же собственных слов... Ощущения были настолько чертовски божественны, что капитан решил порассуждать над этим позже и немедленно притянул ее к себе, придерживая одной рукой затылок, а другой – талию. Он углубил поцелуй, заставляя ее раскрыть губы, теряя разум, ощущая губами ее стон. Это было невыносимо. Вкус ее губ пьянил сильнее, чем что-либо, что он пробовал раньше. Его рука запуталась в волосах девушки, дрожь пробежала по спине от неуловимых ощущений мягкости ее волос, ласкающих руку, от чувства теплых губ, прикасающегося к его…
«Ее губы напоминают вкус…апельсинов», – подумал он осторожно. – «Апельсинов и диких цветов и…»

Задыхаясь, она прервала поцелуй, и он нехотя открыл глаза, понимая, что до сих пор не дышит. Они смотрели друг на друга испепеляющим взглядом, жадно дыша. Капитан провел рукой по лицу девушки, на что та прикрыла глаза, слегка улыбаясь и ловя его прикосновение.

- У них есть, – произнес он, тяжело дыша, склоняясь к ней, – комнаты наверху…
Мисс Суонн мгновенно открыла глаза, но Джек не смог понять, что это означало, зато сразу заметил, что ее улыбка исчезла. Что он сказал не так?

Элизабет уставилась на Джека с непониманием, у нее было странное, острое ощущение, будто ее ранили ножом.

«Он подумал, что я…», - разочарованно заключила она. – «Конечно, он так подумал», – фыркнула с горечью девушка. Что можно еще подумать? На Тортуге. Особенно после таких действий с ее стороны. Бросилась на шею к незнакомцу. Ум лихорадочно работал, а сердце учащенно билось в груди, когда она осознала, что она могла…они могли...он хотел…

А Уилл? Как же он… Будет ли это считаться?.. Если это только сон… А сон ли это? Что это такое? Прошлое, но… насколько оно реально? Сочтется ли это предательством, если она…

Нет! Нет! Нет! О чем она думает?

Элизабет попыталась поступать разумно, но ее сознание рисовало перед ней причудливые картинки, только отвлекая ее.
Внезапно она представила себя в объятьях Джека… Губы, исследующие ее тело… Дыхание, ласкающее кожу… Темные глаза, смотрящие на нее… Улыбку…

- Пойдем, – быстро шепнула она, как будто старалась опередить собственные мысли, у нее потемнело в глазах, и она уже не могла разглядеть его, как в тумане. Что я делаю? Что я делаю… Я должна была залепить ему пощечину…

- Ага, – лихорадочно согласился он, сглотнув, и быстро поднялся на ноги, потянув девушку за собой, почти до боли сжимая ее руку. Но она не обратила на это внимания…

Я должна была бы залепить ему пощечину, но…лучше поговорить с ним без всех этих людей… Лучше наедине… Поговорить. Именно это она и собиралась сделать. Собственно, всё, что она собиралась сделать. Она хотела просто поговорить с ним. Ей нужно было столько рассказать ему…

И осталось лишь семь часов…
...But seen as you're a good man, I know that you'd never put me a position that would compromise my honor

Аватара пользователя
Serpens Subtruncius
Сообщения: 4817
Зарегистрирован: Пн апр 19, 2010 8:35 pm
Откуда: СПб
Благодарил (а): 42 раза
Поблагодарили: 115 раз
Контактная информация:

Re: Florencia7 Vulnerant Omnes, Ultima Necat (перевод)

#3 Сообщение Serpens Subtruncius » Ср янв 19, 2011 7:05 am

Глава 3.

Говори, говори, говори, – вертелось в голове у Элизабет, постепенно забывающей, смысл этого слова. О чем поговорить? Если она не может ничего сообщить ему. Если?

Белое пламя
– возникла ассоциация, когда он попытался понять непреодолимое ощущение, от которого все плывет перед глазами и мысли бредут куда попало. Он никогда не испытывал такого ранее, и осознание этого должно было его испугать, если бы, конечно, он не был капитаном Джеком Воробьем (каковым он являлся), поэтому он решил не тратить много времени на размышления по этому поводу.
Хотя его задело, что он ни с того ни с сего испытал столь сильную эмоциию к кому-то… Это было трудно объяснить ( а особенно неуместны были раздумья сейчас, когда он держал ее в объятьях).

Просто было в ней что-то странное, что-то другое… Со всеми этими рыданиями и «убийством» и так далее, было в ней еще кое-что иное... необычное... Все было в ней необыкновенно, заманчиво, пьяняще... И эти глаза… Карие… Медово-карие… Практически золотые… Темно-золотые… Темное золото ее глаз напоминала ему что-то... Или, наоборот, заставляло его забыть о чем-то? Он не мог решить…

Ему дали комнату, и вот он уже открывал дверь, нащупывая ручку с непредвиденной дрожью в руках. Зараза. Такого раньше не случалось. Никогда раньше он не был настолько околдован женщиной. Может, она ведьма? Вполне. Какая разница. Он хотел ее. Он чертовски хотел ее, и ему было все равно, кто она, и что натворила (хотя он был уверен, что абсолютно ничего).

Он закрыл за собой дверь и прижал девушку к стене, сминая ее губы поцелуем.... В ее ответной реакции было что-то такое… Он не знал что это, но… Она целовала его, вкладывая всю свою страсть… Не скрывая… Как будто она… Но ведь это было невозможно?

– Так как твое имя? – спросил Джек сиплым шепотом, разрывая поцелуй для вдоха, и эта необходимость приводила его в ярость.

– Лиззи, – шепнула она, открывая глаза, и посмотрев на него как во сне, не сразу поняв, какое имя выбрала. Лиззи…

Она не могла поверить, что это действительно происходит… Но в действительности-то это не происходит – ощутимо напомнил голос в голове. Или? Да если бы даже и происходило, это было ничего не значащим моментом в прошлом, уже ушедшим, уже истраченным, уже… мертвым…

– Милое имя, – прошептал он ей в волосы, нащупывая на спине платья шнуровку и пуговицы.

Она выдохнула, стягивая с его плеч одежду и пряча лицо между плечом и шеей, улыбаясь от близости его кожи, вдыхая его запах, запах Джека.

– Джек, – шепнула девушка, его глаза резко открылись. Он наклонил голову, чтобы лучше видеть ее.

– Откуда ты знаешь мое имя, цыпа? – спросил он, с осторожной усмешкой, аккуратно придерживая ее подбородок и проводя большим пальцем по губам девушки.

Элизабет моргнула, вопрос застал ее врасплох, она плохо помнила, что он не представился…еще…

– Кто ж его не знает? – беспечно ответила она, касаясь губами его очередной улыбки.

– И каково оно?.. – шепотом спросил он, лукаво улыбаясь, и она сама не могла сдержать улыбки, улавливая нотку самодовольства в его голосе..

– Капитан. Джек. Воробей. – Шепнула она, отделяя каждое слово поцелуем. Она проигнорировала все предупреждающие голоса в голове, отбросила все призывы быть разумной. Она ведь здесь, чтобы просто сказать «до свидания»… Для того, чтобы увидеть его, признаться ему, что сожалеет… Это было путешествием души, катарсисом*…

…взамен она позволяла целовать ее до потери чувств, и…

Он мертв.

– Лиззи, ты в порядке? – спросил он с беспокойством, Элизабет посмотрела на него широко раскрытыми глазами, пытаясь понять, почему он спросил это. И только потом поняла, что бессознательно трясется. И не может остановиться.

– Да, – кивнула она не совсем убедительно, прильнув к нему. Он жив…сейчас.
Он прижал её крепче и поцеловал, не торопясь, с чувством, с толком... Наконец прервав поцелуй, окинул её лицо пристальным взглядом. Элизабет открыла глаза и почувствовала, что не может вынести этого взгляда. Эти глаза, черные, мерцающие, бездонные… смотрели на нее… Даже не подозревая, какую роль она сыграла…сыграет в его жизни…

Непростительно. Внезапно она поняла, что это было непростительно. И она поняла, что все еще надеялась, хотя бы и отвлеченно и неосознанно, получить прощение… Даже если косвенно… Даже если отчасти. Прощение, которого не получит, потому что уже слишком поздно. Даже теперь, прежде всех событий, было уже слишком поздно…

– В чем дело, Лиззи? – спросил он осторожно, переводя взгляд с глаз девушки на губы, и обратно.

– Я… – начала она, и остановилась, чувствуя, как глаза наполняются слезами.

Он мягко поцеловал ее.

– Ну что такое, цыпа? – спросил Джек низким голосом, очертив пятью пальцами ее лицо. И он осознал, что голос в его голове произнес: лицо Лиззи…

Элизабет пристально посмотрела на него, удивившись. И хотя она по глазам его видела, что единственное его желание – поскорее затащить ее в постель, но он почему-то сдерживал себя, успокаивая ее, разговаривая с ней… Будь ты проклят, Джек. Ты и твое великодушие.
Он не знал ее, не любил (она фыркнула про себя; как могла она подумать об этом, и почему это вообще беспокоило её, что он не любит…). Он хотел ее, и всё. И ничего большего ожидать от него не следовало… в настоящее время.
«В любое время», – уколола она себя. И, возможно, это было единственной вещью, которую она могла бы предоставить ему, в качестве некоторого рода извинения.

Она наклонилась к нему и поцеловала медленно и нежно, вкушая вкус его губ, и близость прижимающегося тела… Почему это чувствовалось…так…так…правильно?... Так…неизбежно…

Девушка тихо застонала, когда Джек обнял ее. Он улыбнулся ей в губы и углубил поцелуй, но вскоре разорвал его, чувствуя, что что-то не так. Нахмурясь, капитан посмотрел на девушку. Элизабет плакала.

– В чем дело, дорогая? – поинтересовался он хриплым шепотом, с невольной ноткой нетерпенья в голосе. Он не хотел останавливаться. Он хотел целовать ее, он хотел приласкать её и овладеть ею здесь и теперь, но его сдерживало её странное беспокойство и, тем более, её плач. И еще (что, конечно, странно) его не покидало смутное ощущение, что если он станет настаивать, он просто воспользуется её беспомощностью. Яснее ясного, что она пребывала в расстройстве, и еще яснее было то, что не совсем было ясно, способна ли она вообще ясно мыслить...

– Прости, – горячо прошептала она ломающимся голосом, глядя на Джека со странным отчаяньем.

– Ах, – он мягко улыбнулся, большими пальцами стирая с ее лица слезы. – Не о чем беспокоиться, цыпа. Я думаю, что знаю, в чем проблема, – тихо добавил он, поглаживая ее по волосам.
– Знаешь? – с сомнением поинтересовалась она, уверенная, что Джек не догадывается. Ничего он не знал.
– Ага, – Джек улыбнулся, держа её лицо в ладонях. Она смотрела на него широко раскрытыми глазами, с ужасом осознавая, насколько ей приятны его прикосновения.

«Как же Уилл? Я не могу… Даже если это не реальность… Даже если не будет никаких последствий… Зачем я должна это делать? Почему мне хочется это сделать?»

– Не бойся… меня, – прошептал он ей в губы.

Элизабет моргнула. Неожиданно до нее дошло. Снизошло все, что она вытворяла. Во сне или наяву, реально ли наполовину или полностью, или же не реально вовсе – это не имело ровно никакого значения. Ее поведение было возмутительным. Что бы на это сказал ее отец? Что бы сказал Уилл? Что она делает? И, самое важное… Что он сделает?

Элизабет с трепетом прикрыла глаза, и вновь распахнула их, чувствуя, как сползает по плечам её платье, как ткань, скрывавшая кожу, немедленно замещается губами Джека, которые легкими поцелуями скользят вдоль ключиц. Девушка осознавала, что нужно что-то сделать…что-то большее, чем просто запрокидывать голову, чтобы он мог продолжать целовать ее шею, ее подбородок…

– Джек… – выдохнула она, надеясь, что он поймет, что это означает «Джек остановись», но он совсем не понял этого значения, что показалось ей как приличной девушке немного странным.

– Тебе нечего бояться, цыпа. Я буду нежным. Я не сделаю тебе больно. Обещаю, – шепнул пират, не отводя глаз от нее. Элизабет могла видеть свое отражение, мерцающее в двух черных зеркалах его глаз.

Девушка смущенно уставилась на него. Что он хотел этим сказать? Ее глаза расширились в неуловимом согласии, и она поняла, что теперь уже не знает, чего ей хотелось совершить… больше.

Она не знала?! Девушка обругала себя мысленно, крикнула про себя, но это не помогло, особенно когда его губы оказались напротив ее, неистово целуя ее, но с долей осторожности, как будто оставлял ей путь к отступлению, возможность повернуть назад.
И она должна повернуть назад, действительно должна. Элизабет продолжала мысленно повторять это себе, тем не менее, отвечая на его поцелуй, да так страстно, как только могла, одновременно ужасаясь собственной опрометчивости. Так значит это она испытывает к нему? (И это ли он чувствует по отношению ко мне?) Это и было тем, что она хочет? Джек был прав?... Она хотела его?

Я убила его.
Она раскрыла глаза, разрывая поцелуй.

Джек посмотрел на нее, шаловливо, но доверчиво улыбнувшись. Не зная зачем, она поднесла руку к его лицу, кончиками пяти пальчиков очертила изгибы его губ. Несколько мгновений Джек изучал ее лицо, а затем поймал ее руку, и, удивившись сам себе, поцеловал каждый ее пальчик. Просто было в ней что-то… Что-то в ней… Что-то знакомое…

– Цыпа, что ты здесь делаешь? – прошептал он, улыбнувшись. – Что тебя заставило оказаться в этом городе? Знаешь, это место не для тебя, – добавил он серьезным тоном, немного нахмурив брови.

Девушка моргнула, вопрос застал ее врасплох, она поспешно пыталась придумать ответ. Ведь не могла же она рассказать ему что-то о будущем… Если бы она могла сказать правду… Но если кто-нибудь узнает о том, что она натворила? Нет, нет. Она не могла. Но ей так не хотелось врать ему…

– Я здесь, чтобы попрощаться… – нерешительно шепнула она.

Джек наклонил голову на бок, и притянул девушку ближе, покрепче обняв. Она вздрогнула, но на нее внезапное опустилось чувство полной безопасности.

– С ним? – поинтересовался он осторожно. – Это было бы проблематично, учитывая то, что ты убила его, – продолжил пират с улыбкой и плещущимся в глазах весельем. Но радость Джека пропала, когда он не получил улыбку в ответ, взамен лицо девушки дернулось так, как будто она собиралась заплакать снова.
– Убила, – подтвердила Элизабет, срывающимся голосом, грустно взглянув на мужчину.

«Вернулись к тому, с чего начали», – подумал капитан, забавляясь, – Ладно, – он взял ее руки в свои и заглянул в глубину глаз девушки.
– Не пойми меня неверно, цыпа. Я не обвиняю и не подозреваю тебя в чем-то. Но мое воображение не позволяет мне даже представить, что эти прекрасные руки могли отобрать чью-нибудь жизнь, – довольно серьезно сказал он, приподняв брови и поглаживая ее руки.

Элизабет улыбнулась и отвела от него взгляд, уставившись в пол. Как она может объяснить ему? Как можно разъяснить ему, не сказав толком ничего?
– Я бросила его на тонувшем корабле, – наконец сказала девушка глухим голосом.
– А, – произнес Джек после некоторой паузы, пристально смотря на нее. – Я понимаю. Мне жаль.
– Нет, – поспешила она прервать его, – это мне жаль! – она тщетно смотрела прямо в глаза. Что она надеялась там увидеть? Прощение? Да ни на секунду! Ни на йоту! И всё же она надеялась поймать тень хоть чего-нибудь, за что мог бы ухватиться её совесть.

Джек молча кивнул, лаская её лицо ладонью.

– Мне так жаль! – сказала она, чувствуя, как в уголках глаз собираются слезы при взгляде на него, который был здесь, но уже и не был... Из-за неё. Из-за того, что убила его, из-за того, что предала его, заставив расплачиваться за её собственные действия, наказывая его за собственные чувства. Она убила его, потому что...

– И не думай об этом больше, цыпа, – продолжал Джек, водя кончиком пальца по её нижней губе, – всё это в прошлом. Ты не виновата. В таких случаях никто не бывает виноват один, – говорил он тихим, ободряющим голосом.

– Я сказала, что мне не стыдно, – повторяла Элизабет, будто не слыша его, – но мне действительно было стыдно и тогда, и сейчас, прости, прости меня, Джек! – она разразилась слезами, и ему пришлось крепче обнять её, шептать ей какие-то успокаивающие слова, чтобы как-то её успокоить. – Мне так жаль! Мне так жаль! Так жаль! – рыдала она, уткнувшись в его грудь и дрожа, как в лихорадке.

– Всё в порядке, – прошептал он, чувствуя себя неловко. Он не считал себя подходящим собеседником для подобных излияний. Её нужна была мать, сестра, другая женщина, которая поняла бы. Только не он. Не двадцатитрехлетний парень, который только пару лет назад стал капитаном настоящего судна... Не он, кто скорее уж сорвал бы с нее это платье и бесцеремонно наслаждался бы вкусом таких невыносимо сладких губ в этот самый момент...

– Мне так стыдно, Прости, прости меня, если сможешь, мне так жаль... – она вздрагивала и тряслась, практически впадая в истерику, и Джеку стало совсем невесело. Она не успокаивалась, напротив, фразы становились обрывочными, девушку явно лихорадило, она не отпускала его рубашку, и ему стало казаться, что бедняжка действительно немного не в себе. Возможно, она была не так душевно здорова, как казалось на первый взгляд. Бедная девочка... При её красоте оказаться душевнобольной в таком месте не предвещало ничего хорошего. Здесь нашлось бы немало охотников воспользоваться ситуацией. – Ладно! – оборвал он себя. Возможно, она необязательно сумасшедшая только потому, что много плачет и почему-то продолжает просить прощения именно у него. Возможно, он слегка напоминает того человека... (что было не самой приятной мыслью, поскольку он рассчитывал на свою неповторимость)

– Все в порядке, не плачь, Лиззи, – он продолжал автоматически утешать её, – Довольно. Никаких слез. Всё!

– Ты прощаешь меня? – проговорила она с последним сдавленным рыданием.

Джек вздохнул, и тут его осенило.

– Разумеется. Я прощаю тебя. Всецело! – он улыбнулся – и ей, и собственной находчивости. Она рассеянно посмотрела на него, но рыдать перестала. – А теперь, поскольку я простил тебя, плакать больше не о чем, правда? – сообщил он самым веселым тоном. Как это оказалось легко. Надо было сто лет назад это выговорить!

Разумная или безумная, но она безумно красива.
Он улыбнулся, наклонился к ней и расцеловал соленые губы и щеки, задержавшись на нижней губе. Она ахнула от удивления, но позволила ему продолжать целовать, щипать и покусывать её губы до тех пор, пока она не почувствовала, что еще немного и потеряет сознание, попросту растворится в небытии. Обхватив его за шею, она поспешила прижаться к нему сильнее. В конце концов, она может... забрав его жизнь... пожертвовать своей честью...

И тут же фыркнула в свой адрес, мгновенно возвращаясь к действительности. Это звучало так, как будто она собирается совершить в высшей степени самоотверженный поступок. Великое жертвоприношение! Да ей просто выгоднее думать именно так! Чем признать, что ей самой хочется быть с ним. Что ей самой хочется, чтобы он был с ней – с той самой ночи на острове контрабандистов, когда она почти что желала, чтобы он вел себя чуть менее как приличный человек, но чуть более как мерзкий пират.
Во всяком случае, сейчас он вел себя определенно по-пиратски.

Наконец он оттолкнулся от стены и, не прерывая поцелуя, двинулся вместе с ней куда-то в сторону кровати...

– Джек, – полусонно прошептала она, утратив всякое чувство вины и всякое воспоминание об Уилле.

– Ад и преисподняя! – вдруг прошептал Джек, отдергиваясь назад. Элизабет открыла глаза, еще не осознавая, что происходит, когда услыхала громкий стук в дверь. – Что там еще? – громко спросил Джек явно раздраженным тоном, неприязненно глядя на дверь.

– Открой эту чертову дверь! Мне надо поговорить с тобой по одному чертову делу, – взревел некто по ту сторону двери, и Элизабет пристально посмотрела в ту сторону, голос показался ей смутно знакомым.

Джек скептически закатил глаза и с усилием вздохнул, всё еще крепко прижимая её к себе, а она нахмурилась, пытаясь сообразить, где же...

– И не можем ли мы обсудить это чертовым утром, Гектор?

Элизабет распахнула глаза от удивления.

– Если бы чертово дело терпело бы до чертова утра, я бы не тарабанил по чертовой этой двери!!! – ответил Барбосса нетерпеливым и отчетливо нетрезвым голосом.

– Кто это? – безо всякой необходимости спросила Элизабет едва слышным шепотом, теснее прижимаясь к Джеку.

– Первый помощник, – таким же шепотом отозвался Джек.

Элизабет замерла.

Она почувствовала, как по телу её пробежала холодная волна, мысли закружились в бесконечном хаотическом хороводе, а сердце вторило им таким же бешеным ритмом. Если Барбосса еще первый помощник, то...

Господи!

– Ты не должна, – беспощадно отозвался в голове голос Тиа Далмы, но вскоре она перестала обращать на него внимание, сосредоточившись на собственных мыслях, от которых по спине побежали мурашки.
Квинтэссенцией этого было: это всё происходит ДО...

Она бездумно вцепилась в Джека, как утопающий за соломинку, и уткнулась носом в рубашку, не в силах даже закрыть глаза. Глядя на переплетение ткани, она улетела мыслями в дальнюю даль, и одновременно все её сознание сузилось до размеров одного предложения.

Это всё происходит до мятежа. Перед мятежом. Прежде...


*Прим. Lizzie: «катарсис» – духовное очищение.
Судьба любит кротких и всегда награждает их по миновании надобности (Тэффи).
Выжил сам - выживи другого!
...allow me to lend a machete to your intellectual thicket... (C. J. S.)

Ответить

Вернуться в «Фанфикшн по фильму "Пираты Карибского моря"»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость