Сокровище

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata, Ekaterina

Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#25 Сообщение Аша Грейджой » Вс ноя 15, 2015 7:41 pm

Глава 23. Это моя дочь
На стенах у Южной башни развернулась настоящая война. В облаке дыма, под музыку из выстрелов и звона стальных клинков команда «Чёрной Жемчужины» шаг за шагом захватывала форт, преодолевая ожесточенное сопротивление его защитников. Кто-то падал, сраженный шальной пулей, кого-то сбивало каменными осколками, кто-то был заколот в грудь или в спину, но всё же пиратам удалось взять преимущество. Сражение развернулось уже не только у башни, но и постепенно охватывало собой всю крепость. На каждом углу что-то горело и проливалась кровь. Очередной выстрел с «Жемчужины» оказался роковым – ядро угодило в её основание, и строение обвалилось, сметя собой половину стены.
Барбосса рвался вперёд, и ни один из вооружённых людей, каким бы искусным бойцом он ни был, не мог остановить его. Проткнув насквозь служивого, попытавшегося помешать ему спуститься ниже, к подсобным помещениям и оружейным бойницам, капитану пришлось несколько раз вырываться из захватов и даже разбить одному напавшему голову об стену. Нашёлся один смельчак, вздумавший загнать Гектору штык под ребро. Ему непременно удалось бы осуществить задуманное, если бы морской волк не сделал шаг в сторону, уворачиваясь от другого выпада. Незадачливый солдатишко проткнул своего товарища, а Барбоссе осталось лишь добить их обоих. Выпустив пару пуль в нападающих, капитан пробрался вглубь оборонительного крыла. Столкнув преградившего ему путь одного служивого вниз по лестнице, он пригвоздил другого метательным ножом к столбу, перерезав, затем, ему глотку. Дальнейший путь был чист.
За поворотом послышалось какое-то движение. Суровый капитан не стал ждать, когда на него нападут, а предпочёл сделать это первым. К его величайшему удивлению, человек, парировавший его выпад, оказался знакомым.
- Что ты делаешь? – раздражённо выпалил Воробей.
- Нет, что ТЫ делаешь?
- Нет, что ТЫ делаешь?
- Нет, что ТЫ делаешь?
- Нет, что ТЫ делаешь? – Джек решил первым свернуть разгорающийся очередной бессмысленный спор – Я, вот, ищу юного рыжего чертёнка. – он поглядел на Барбоссу, как на вещь, которую подарили на День Рожденья вместо желаемой – А нашёл старого рыжего чёрта.
- Хватит болтать, дурья твоя башка! – рявкнул Гектор в ответ – Если собрался искать Сюзанну, то ищи, а не изводи меня!
- Как скажешь, папаша. – ядовито выплюнул Джек, и затем добавил, вспомнив одну вещь – А что там с сокровищами? Зря мы здесь войнушку затеяли, что ли?
- Никуда они не денутся и не убегут!
В поисках Сюзанны два капитана обежали пол - форта, то и дело отбиваясь от атак противника. Пушечные залпы беспощадно рушили стены, и пираты сильно рисковали быть сбитыми осколками. Найти в крепости, подвергшейся серьёзной атаке, девушку было непросто. Спускаясь вниз, Джек и Гектор наткнулись на толстую дверь, охраняемую внушительного вида массивным замком.
- Идеальный страж для особо ценной пленницы. – произнёс Птах – Дай мне две - три минуты, я поковыряюсь в нём, и…
Барбосса грубо оттолкнул собрата по оружию, и почти не целясь выстрелил в замок. Тот слетел на пол, а его скважина задымилась.
- Дьявол, Сюзанны здесь нет! – разочарованно выдохнул Гектор, распахнув дверь.
- Да, действительно. – согласился Джек, заглядывая сзади – Но есть очень-очень много бочек. – он проник внутрь и вскрыл одну – С порохом. Если всё это загорится, смекаешь, что может случиться?
- Этого количества взрывчатки хватит, чтобы отправить тебя в полёт до самой Московии. – подметил Барбосса – Особенно, если лететь через Европу. Ладно, хватит стоять на месте! – добавил он прежде, чем Воробей успел съязвить что-нибудь в ответ.
Через пару пролётов они оказались у тупика. Спрятаться можно было лишь за выступом стены, который мог укрывать какую-нибудь комнату или помещение, оборудованное для склада. За стеной послышался какой-то шорох и на стене показались лёгкие тени, отбрасывать которые могли только языки пламени. Капитаны незамедлительно обнажили клинки и подкрались к углу. Без слов было понятно, кто пойдёт первым. Гектор подкрался к той невидимой черте, что отделяла его от потенциального сюрприза…
А сюрприз не заставил себя долго ждать.
- Аller au diable! (Убирайся к чёрту!)
Сюзанна знала, что маленький уголок в месте, в котором отрезаны все пути вперёд, укрытие ненадёжное, тем более, когда сзади слышны быстрые шаги. Девушка схватила со стены факел, чтобы использовать её для самообороны в случае нападения. С замиранием сердца она слушала, как кто-то приближается к ней. Внутри дочери пирата всё сжалось. Сейчас она либо вырвется из ловушки, либо погибнет… С криком она на бросилась на человека, показавшимся из-за угла.
Лишь молниеносная реакция спасла Барбоссу от того, чтобы огонь обжёг ему лицо. Ну, ещё от того, чтобы тяжёлый факел лишил его сознания мощным ударом. Грозный пират, без сомнения, проткнул бы того, кто напал на него, лезвием рапиры, если бы не узнал этого наглеца.
- Сюзанна! – ахнул он.
- Папа! – ошеломлённо промолвила девочка.
Отбросив своё оружие в сторону, отец и дочь крепко обнялись, будто не виделись целую вечность. Сюзанна плакала от счастья. В объятьях своего самого дорого человека на свете она чувствовала себя защищённой от всего зла, что существует в мире. На секунду Гектор подумал, что его миссия выполнена, а сокровище вот оно, в его руках.
- Я знала, знала, что ты придёшь, папочка! – пропела рыжая, отказываясь отпускать отца от себя.
- А я знал, что ты дождёшься меня, милая.
- Мы уедем отсюда?
- Да, и немедленно.
Джек наблюдал за этой сценой и не мог не улыбаться. Да, решил он, кое-кто получил желаемое. Но это ещё не означало, что опасность миновала.
- Прошу прощения за то, что наглым и самым бесцеремонным образом нарушаю вашу идиллию, но спешу напомнить, что пока что мы играем с огнём. – сказал он громко и насколько это было возможно, серьёзно.
- Джек, и ты здесь! – восторженно взвизгнула Сюзанна, бросаясь ему на шею – Как я рада тебя видеть!
- Котёнок, я тоже безумно рад узнать, что ты жива и здорова. – согласился с ней Птах – Но пока это ещё так, ты должна переместиться в более безопасное место.
- Да, Воробей, будет правильно, если ты доставишь Сюзанну на борт «Чёрной Жемчужины». – в приказном тоне сказал Барбосса, подбирая рапиру.
- Попрошу обращаться ко мне в соответствии с моим положением и рангом! – огрызнулся Джек.
- Делай, что я говорю! – прорычал Гектор.
- Да, делай, что он говорит! – согласилась Сюзанна.
- А ты чем займёшься?
- А я найду д’Амбуасье и убью его.
- Занятное дело.
С этими словами Воробей схватил Сюзи за руку, и вместе они побежали назад тем же путём, каким удалой пират вместе с родителем юной сорваницы нашли её. Барбосса же устремился, куда глаза глядят. Им двигала жажда двух вещей – мести и крови.
Джек и Сюзанна петляли по всему форту. К счастью, развесёлый капитан подметил пару мест, где на минуту можно было укрыться от снующих туда – сюда врагов. Путь на «Жемчужину» значительно затянулся. Грохот разрывающихся снарядов и отборная брань больше не пугали Сюзанну, ведь она знала, что её не дадут в обиду.
- А знаешь, Джек, я ни на минуту не сомневалась, что папа и ты устроите нечто подобное из-за меня. – с восторгом проговорила дочь Барбоссы.
- Сюзи, из-за тебя – формулировка неверная, и ни капли не соответствующая действительности. – возразил Птах - Сие действо происходит в твою честь.
- А если на нас сейчас нападут, ты сумеешь защитить меня?
- Котёнок, ну о чём ты спрашиваешь? Тебе нечего бояться, когда рядом с тобой Капитан Джек Воробей!
Стоило Джеку произнести эту фразу, как из-за поворота выскочил Арман. Его глаза пылали адским огнём, на правом ухе кровоточила рана, он был похож на взбесившегося зверя. Воробей вздрогнул, едва увидав его.
- Мерзкие скоты! – прорычал Арман – Я вас уничтожу! И рыжую тварь в первую очередь!
- Даму обижать – нонсенс! – ответил Джек, направив на него острие клинка – Сюзи, уноси-ка лапки, и спрячься где-нибудь.
Сюзанну не пришлось просить дважды. Она сорвалась с места, и понеслась прочь, не разбирая дороги. Арман обнажил свою рапиру, и бросился было за ней, но его задержал резкий выпад Джека.
- Молодой человек, я, конечно, понимаю, воспитания у вас нет никакого, но постеснялись бы меня! – заявил он не то шутя, не то на полном серьёзе.
- Умри, собачье дерьмо! – гаркнул приспешник д’Амбуасье, и бросился на Воробья.
Изрыгивая поток ругани, Арман сделал первый выпад. Клинки столкнулись раз и другой, пробуя оборону. Джек отступил на шаг, Арман последовал за ним. Он попытался ударить, но Воробей вовремя отскочил, и рапира рассекла только воздух. Француз подскочил и направил свой клинок в левый бок пирата, тот уклонился и, вложив в удар всю силу, снова бросился на Джека. Они наносили удары друг другу удар за ударом. Мечи, сшибаясь, высекали искры. Капитан едва успевал отражать удары, которыми его осыпал противник. Он отскочив, парировал удар, но Арман продолжал наседать. Под ногу Джеку подвернулся каменный осколок. Он почувствовал, что падает, и воспользовался своей неудачей для низкого выпада. Его меч оцарапал противнику голень. Там тут же возник небольшой ручеек, и Воробей успел насладиться видом его крови, прежде чем треснулся коленом о камень. Боль ослепила его, а Арман подбежал, рассвирепев от неудачи, и ногой выбил у него меч.
- ТЫ УМРЁШЬ!
Француз уже занёс меч над противником, готовясь проткнуть его насквозь, но неожиданно почувствовал резкую боль в спине. Невесть откуда взявшаяся обезьянка Барбоссы напала сзади и принялась неистово царапать разбойника. Арман попытался схватить животное за хвост, но малыш Джек изловчился увернуться от захвата. Он с силой укусил парня за ухо, и тот бешено закрутил головой, чтобы избавиться от внезапно навалившейся его напасти. В довершение всего, капуцинчик впился врагу когтями в лицо, закрыв собой весь обзор. Арман безуспешно пытался прогнать животное.
Улучив момент, Джек Воробей вскочил на ноги и подобрал своё оружие. Он сделал вид, будто собирается заколоть противника, что заставило его отпрыгнуть в сторону. Джек ударил его в живот, и тот покачнулся, теряя равновесие. Обезьянка рванула в сторону и забралась повыше, заняв сторону наблюдателя. Воробей ещё раз с силой ударил противника, и тот покатился вниз по каменной лестнице. Где-то внизу раздался очередной пушечный выстрел, и крики парня стихли.
- Сынок, этот день ты запомнишь, когда тобой едва не был убит Капитан Джек Воробей! – крикнул в пустоту Джек и тут же добавил, менее пафосно – Чертям в аду расскажешь эту историю.
Заверещавшая обезьянка потребовала благодарности за оказанную услугу. Скорчив кислую мину, Воробей повернулся к существу, которое ненавидел больше всего на свете. Он смерил капуцина презрительным взглядом, и зверёк ответил взаимностью.
- Спасибо, Джек. – произнёс капитан так, будто делал великое одолжение – А теперь проваливай к своему хозяину, ему ты нужнее.
Капуцин скривил мордочку, и не стал задерживаться с тёзкой. Он побежал на поиски хозяина по одному ему известному маршруту.
Теперь Воробей мог с уверенностью сказать, что полдела сделано.
«Что ж, этот урод с обожжённой мордой больше не встанет на нашем пути. Теперь нужно найти два сокровища, Барбоссы и моё.»

Сюзанна спустилась вниз в поисках укрытия. Девочка запнулась о труп какого-то служивого, и выхватила у него из рук боевой нож. Сюзи, не раздумывая, побежала дальше. Она оказалась в самом низу, в подземелье, освещаемом одним – единственным факелом, и дальше деваться было некуда. Если только в люке, крышка которого выступала из пола. Но вот беда – на нём висел замок, создававший препятствие, чтобы попасть внутрь. Как его вскрыть, идей у девушки не было. Выйти наружу было крайне опасно – её в любой момент могли схватить, но другого выхода не было. Приказав себе успокоиться, Сюзи выглянула из подземелья. Никого, не считая мертвецов. Дочь Барбоссы решила действовать самостоятельно, благо нож имелся. Всё же лучше, чем ничего.
Вернувшись на место, девочка принялась с усилием ковыряться в замочной скважине. Та ни в какую не желала поддаваться. Но Сюзанна не сдавалась, и проявляла чудеса упрямства.
- Давай, открывайся! – бормотала она – Я ведь всё равно тебя вскрою. Ну же, упрямый ты осёл!
Наконец, усилия девушки принесли свои плоды. В замке что-то щёлкнуло. Сюзанна колдовала над замком до тех пор, пока он, наконец, не открылся. Сорвав его с крышки люка, рыжая схватила освещавший подвал факел, и проникла внутрь. Она спустилась по крутой деревянной лестнице, и оглядела место, в которое попала. Ничего примечательного в подвале не оказалось. Пара наглухо заколоченных ящиков, да несколько мешков – вот и всё, что обнаружила рыжая. Сюзанна убеждала себя в том, что ей совершенно не интересно, что там внутри, однако любопытство взяло верх. Сюзи разрезала верёвку на одном из мешков и заглянула внутрь.
Увиденное поразило девочку до глубины души. Такого количества золота и драгоценных камней никогда раньше ей и присниться не могло. Сюзанна изумлённо перебирала находки и не верила своим глазам. Кольца, браслеты, подвески – и всё это с настоящими сапфирам, изумрудами и рубинами! Они не идут ни в какое сравнение с безделушками, которые девушка мастерила на продажу! Сюзанна то и дело примеряла на себя украшения, игралась с камнями, сыпала туда – сюда золотые монеты. Она уже представила себя богатой дамой, живущей в шикарном замке в предместье Парижа, разъезжающий в великолепном экипаже, каждый день меняющей наряды, один другого моднее, и у которой флаконы с духами занимают целый ящик в будуаре. Все эти ценности могли бы обеспечить безбедное существование и ей самой, и её детям, внукам и даже правнукам. Достойная награда для достойной продолжательницы дела родителей, решила девочка. Однако, прежде, чем распорядиться сокровищем, его стоит поднять наверх, а для этого нужно известить отца. Тем более, что сейчас есть кому ему помочь. Девочка сложила побрякушки обратно в мешок и стала завязывать его потуже.
Неожиданный пушечный залп нарушил далеко идущие планы Сюзанны. Ядро угодило в одно из помещений арсенала. Взрывом снесло стены у нескольких смежных помещений. Мощная ударная волна добралась и до подвала с сокровищами. Пробив дыру в стене и разрушив лестницу, в помещение хлынул поток воды. Внутри Сюзанны всё сжалось от ужаса, ведь она не умела плавать! Девочка в спешке пододвинула ящик поближе к люку, залезла на него и попыталась дотянуться до него, но не смогла. Всё, что ей осталось делать, это вскарабкаться повыше на мешки. Она стояла на одном месте и боялась пошевелиться. Она не могла позвать на помощь, ведь помимо отца и друга на крики могут явиться враги. Никогда ещё Сюзи не была столь беспомощна…

***
Желание Барбоссы найти и убить д’Амбуасье достигло всех возможных пределов. Он не обращал внимания ни на что вокруг. Будь его воля, он и десяток гончих собак пустил бы по следу врага, если бы они у него были. Малыш Джек догнал хозяина и повис прямо перед ним, ухватившись хвостом за крепление для факела.
- Вместо того, чтобы висеть тут без дела, лучше бы проверил, доставил ли Воробей Сюзанну на борт «Чёрной Жемчужины». – выпалил Гектор, обратившись к зверьку – Считай, это приказ!
Джек кинулся было исполнять, но кое-что насторожило его. Капуцин удивлённо уставился на хозяина, не понимая, чего тот хочет. Барбосса раздражённо закатил глаза, глядя на свою обезьяну.
- Сюзанна. – повторил он – Рыжая такая девица. На меня похожа, узнаешь сразу.
Взвизгнув что-то в ответ, Джек побежал выполнять задание. Гектор продолжил поиски человека, которого собрался стереть с лица земли.
Наконец, ему улыбнулась удача. Раймон д’Амбуасье спускался куда-то вниз, набросив на себя плащ и натянув шляпу. Он явно собирался бежать. В глазах Барбоссы вспыхнул огонь. Он стремительно приближался к врагу, не проронив ни слова. Наконец д’Амбуасье заметил его.
- А ты живучий, негодяй. – процедил он – Я и не думал, что вас, ирландцев, так трудно убить. Вижу, ты решил дать мне ещё один шанс, да?
Гектор ничего не ответил. Он лишь шёл навстречу к тому, кто по его замыслу, должен был стать трупом. В сердце капитана тот момент клокотала жгучая ненависть, она же придавала ему силы. Француз смотрел на него и не понимал его поведения.
- А как же слово приветствия? – спросил он с вызовом – Ничего мне не скажешь?
Гектор оказался на расстоянии не больше пары метров от противника. Одним резким движением он обнажил рапиру и замахнулся ей на д’Амбуасье. Если бы тот не вытащил свой клинок и не парировал удар, то расстался бы с жизнью.
Барбосса нападал на Раймона с яростью загнанного волка. Тот едва успевал парировать его выпады. Каждый новый удар Гектор наносил всё быстрее и быстрее. Более молодой и сильный француз с трудом отбивался от более опытного мастера клинка, и решил сменить тактику. Подпустив Гектора поближе, он отступил вправо. Тот атаковал рубящим ударом, но француз снова отступил. Очередной выпад – очередной шаг назад. Капитан попытался подрубить ему ноги, но не смог дотянуться. Он кинулся было на противника, но тот провёл обманный приём, и капитан едва не напоролся на меч. Но долго бегать д’Амбуасье не смог. За его спиной оказалась стена, а это означало, что он попал в ловушку. Барбосса набросился на него. Два клинка накрепко сцепились друг с другом, два противника знали, что если один из них уступит, то непременно погибнет.
Наконец Раймон решился на отчаянный шаг. Он с силой ударил Барбоссу ногой по щиколотке. Тот инстинктивно дёрнулся, ослабив хватку. Воспользовавшись открывшимся преимуществом, д’Амбуасье выбил рапиру из рук Гектора. Тот на секунду опешил от столь неожиданного поворота событий. Уже почувствовавший вкус победы Раймон сделал выпад в сторону своего противника, но Барбосса сделал один шаг в сторону. Всего один шаг, решивший исход поединка.
Не достигнув цели, которая была уже так близка, француз, не рассчитав своих сил, свалился на каменный пол, растянувшись во весь рост. Гектор живо подскочил к нему. Он схватил врага за голову и крепко сжал руками.
- Ты хотел, чтобы я что-нибудь сказал тебе. – прорычал он – Так вот, я обещал, что убью тебя голыми руками – я сделал это.
Одним движением пират крутанул голову противника. Послышался только звук ломающихся шейных позвонков…

***
Сюзанна смотрела, как вода поднимается всё выше и выше, и молилась без остановки. Она была готова поклясться, что обмочилась от страха, но стоя в воде по пояс, она не знала, так ли это на самом деле. Она всё ещё колебалась, стоит ли звать на помощь или нет. На зов может прийти отец, но вероятность того, что явится Арман, немала. Однако желание жить в конце – концов победило.
- Эй, кто-нибудь! – заголосила девочка – Помогите! Я здесь!
Никого. Никто не спешил к Сюзанне.
- На помощь!
Бесполезно.
- Я здесь! Папа, помоги мне! – дочь Барбоссы плакала и надрывалась – Кто-нибудь, спасите меня! Джеееек!
Неожиданно из люка показалось какое-то существо. На Сюзанну удивлённо смотрела обезьянка – капуцин. Зверёк с интересом разглядывал девушку, словно обнаружил в ней некие знакомые черты. Сюзанна стала для него привлекательной находкой.
- Слушай, если ты не можешь мне помочь сам, то приведи кого-нибудь, кто сможет! – в отчаянии выкрикнула та – Только скорее! Понимаешь меня? Мой отец - капитан Гектор Барбосса! Он накормит тебя до отвала, если ты приведёшь помощь ко мне!
Джек ещё раз оглядел девушку. Он взвизгнул, клацнул зубами и побежал прочь. Сюзи снова осталась одна, по грудь в воде. Снова ей пришлось кричать во весь голос, умоляя неизвестно кого вырвать её из лап смерти.
Барбосса заглядывал за каждый угол, сносил все двери, чтобы найти сокровища. Он был уверен, что они где-то здесь, в конце - концов, д’Амбуасье не был таким дураком, чтобы оставить их на борту корабля – средства передвижения, которое можно поджечь, затопить или банально угнать. А способе перетащить всё это на борт «Чёрной Жемчужины» он позаботится потом, было бы что перетаскивать.
Невесть откуда выскочившая обезьянка забегала вокруг капитана, пронзительно вопя. Животное показывало лапкой направление, в котором по его мнению, должен был двигаться хозяин.
- Ты, никак, сокровища нашёл? – скептически спросил Гектор, обращаясь к зверьку. Тот закричал ещё громче – Если не нашёл, то не мешай мне искать их!
Он собрался было идти дальше, но Джек зубами впился в край камзола хозяина и изо всех обезьяньих сил потянул в свою сторону. Теперь Барбосса насторожился.
- Ты что, в самом деле что-то важное нашёл? – мысли в голове капитана поскакали галопом – А Сюзанна на «Жемчужине»?
Зверёк верещал, и настойчиво требовал, чтобы Гектор проследовал за ним. Хозяин животного закатил глаза, но всё же подчинился требованию питомца. Тот бежал впереди, крича, и постоянно протягивая лапку вперёд. Так как малыш Джек был едва ли не единственным живым существом, которому Барбосса доверял безоговорочно, капитану пришлось идти именно туда, куда вёл его капуцин. Так он и оказался около люка, в котором сидела Сюзанна.
- Помогите! – раздавалось оттуда – Кто-нибудь, на помощь!
Гектор заглянул внутрь. Сюзанна стояла в воде шатаясь, и старалась подтянуться повыше. Вода поднялась ей до подбородка. Девочка плакала и отчаянно пыталась ухватиться за что-нибудь.
- Сюзанна, я здесь!
- Папа! – отозвалась та голосом полным надежды – Вытащи меня отсюда, скорее!
- Плыви сюда!
- Не могу, не умею! Забыл, что ли?
Раздосадованный Гектор стукнул кулаком по крышке люка. Ещё одна проблема нарисовалась, с жаром подумал он. Спешно скинув с себя шляпу и камзол, капитан прыгнул внутрь заполняющегося водой подвала и подплыл к дочке. Та уже успела потерять равновесие и ушла под воду. Она сделала непроизвольный вдох и почувствовала, как сжимаются лёгкие. Девочка забилась, будучи не в силах всплыть. Только сейчас она почувствовала, что её хватают за руку и тянут вверх. Оказавшись на поверхности, Сюзанна жадно вдохнула воздух.
Барбосса довольно бесцеремонно и больно скрутил дочь.
- Извини, но это для твоего блага. – скороговоркой произнёс он.
Сюзанна ничего не могла ответить. Она лишь громко кашляла и тяжело дышала. Гектор дотащил её до края люка и решительным движением подтолкнул её кверху. Девочка ухватилась за край обеими руками намертво. Её отцу пришлось подтолкнуть её ещё раз, на этот раз взяв её за ноги. Кое-как Сюзи выкарабкалась подальше, и свернулась калачиком от холода. Капитан выбрался из полностью залитого подвала сам и обнял трясущуюся дочку.
- Всё в порядке. – прошептал он, прижимая Сюзи к себе – Ты жива, я жив, мы живы оба. А убийца мамы мёртв.
- Я так боялась, что умру! – выдохнула девочка.
- Вот только не надо плакать! – строго добавил Барбосса – Моя дочь не может столько реветь! Тем более, когда повода больше нет!
- Папа, у тебя кровь на лице!
- Просто царапина.
Малыш Джек наблюдал за этой сценой с неподдельным интересом. Даже он заметил сходство этих двух людей. Капуцин подошёл поближе и нагло втиснулся между ними.
- Этот пушистик привёл тебя? – спросила Сюзанна, с умилением поглядывая на животное.
- Да, это Джек нашёл тебя.
- А это, случайно, не тот Джек, которого ты назвал в честь Воробья?
- Он самый.
Капуцинчик тщательно обнюхал Сюзанну и потёрся об её руку. Он заворковал, выражая удовольствие. Девушка нежно погладила зверька по головке. Существо внушило ей неподдельную симпатию.
- Он узнал меня в тебе. – объяснил девушке отец.
- Иначе бы я ему не понравилась?
- Возможно.
Джек заверещал, подтверждая эти слова. Сюзанна счастливо улыбнулась. Если и питомец отца признал её, то чего ещё желать?
Тут девушка вспомнила, что обязана сообщить отцу важную новость.
- Папа, а я сокровища нашла!
- Какие сокровища?
- Те, из-за которых весь сыр-бор! Они здесь, в этом подвале! Правда, уже под водой, но всё ещё там.
Глаза Гектора округлились. Информация о местонахождении сокровищ показалась ему любопытной.
- Как ты их нашла? – спросил он без единой нотки весёлости.
- Случайно. – ответила Сюзи – Бегала по форту, искала убежище, наткнулась на этот люк и спустилась вниз. А там столько всего! И золото, и камни, даже ты, пират, небось столько богатств не видел. На эти деньжищи точно можно купить не только Версаль, но и Лувр с Шиноном, а на сдачу ещё и Венсенский лес дадут! Не смейся, я правду говорю! Если бы мама была жива, она бы сейчас…
Девочка не договорила. Она глянула вперёд и ахнула. Барбосса обернулся и увидел в нескольких метрах от себя Армана. Молодой человек едва стоял на ногах. Всё лицо его было в крови, одежда порвана, обожжённая сторона лица почернела, а на месте правого уха светилась рана. В руке он держал кинжал. Скривив лицо в гримасе бешенства, он приблизился к капитану. Тот инстинктивно закрыл собой дочь. Арман уже занёс над ними руку с кинжалом, как сзади раздался звук выстрела, а затем ещё один. Приспешник д’Амбуасье рухнул замертво.
Джек Воробей был доволен собой. Он убрал всё ещё дымящийся пистолет за пояс и церемониально отвесил поклон заклятому другу и его дочери.
- Миль пардон, господа, я не уложил этого бандита сразу, за что готов хоть сотню раз просить прощенья. – прочирикал Птах – Но ведь никогда не поздно исправить свои ошибки, да?
- Воробей, это один из немногих моментов, когда я рад видеть твою наглую рожу. – ответил ему Барбосса с искренней улыбкой.
- Ты будешь вдвое рад, что я оказался здесь, ещё и потому, что у меня есть новость. Кстати, - Джек перевёл взгляд на Сюзанну – как поживаешь, котёнок?
- Отлично! – пропела та – Я мамины сокровища нашла! Они здесь, внизу под водой!
Едва услышав о сокровищах, Воробей чуть не забыл, зачем вообще явился на это место. Глаза его забегали, неясными движениями руками эксцентричный авантюрист попытался сказать, что заинтересован данным событием. В его голове уже созревал хитрый план по извлечению затопленного клада на поверхность. Птах уже представил себе, как распорядится своей долей. Барбоссе надоело ждать, пока он, наконец, произнесёт хоть пару слов.
- Ты про какую-то новость говорил, - напомнил он – так что не отвлекайся.
- Ах, да, новость. – спохватился Джек – Я совершенно не имею ни малейшего понятия о том, как так вышло, но к тому самому складу взрывчатки, приближается огонь. Смекаете?
Гадать тут было нечего. Барбосса вскочил с места и поднял Сюзанну. Он подхватил свои вещи, и вместе с дочерью и обезьянкой устремился куда-то подальше от этого места.
- Эй, ты куда? – удивился Джек.
- Не знаю, как ты, а мы с Сюзанной и Джеком не хотим взлететь на воздух вместе с этой цитаделью!
- Но сокровища внизу!
- Забудь о них!
- А как же моя доля?
- Беги уже, обездоленный ты наш!
Джек скривился от такого заявления. В его голове не могла уложиться мысль о том, что едва добравшись до заветной цели, ему придётся всё бросить. Вот тебе и потребуй что-нибудь от Барбоссы. Воробей не собирался мириться с таким положением вещей, и нырнул в злополучный подвал…

Гектор тащил за собой Сюзанну через весь форт. Найти выход, не заваленный камнями, и не отрезанный огнём, оказалось не легче, чем захватить Тауэр или Бастилию, впрочем, как капитан и предполагал ранее. Сюзанна боялась выпустить руку отца и сжимала её крепче.
- Папа, мы действительно сможем выбраться отсюда? – с надеждой в голосе спросила она.
- Твой папа ещё не из таких передряг выбирался. – решительно ответил тот – Почему по-твоему я всё ещё жив?
Звучало довольно убедительно. Однако когда парочка оказалась рядом с пресловутым складом взрывчатки, и капитан, и его дочь невольно вздрогнули перед открывшимся зрелищем. Яркая полоса огня ползла по полу и ещё не разрушенной стене прямиком к бочкам с порохом. Ещё немного, и вся крепость превратится в полыхающий костёр!
- Ладно, пойдём более трудным путём. – в тот момент Барбосса был способен опрокинуть стену от злости – Так или иначе, мы покинем это место!
- А что если придётся прыгать? – Сюзи указала на здоровую брешь в стене.
- Нет, такой опасности я тебя подвергать не буду. – возразил девушке отец – Только умалишённый Воробей может прыгнуть с такой высоты и не разбиться.
- Кстати, где он?
- Не волнуйся, не пропадёт. Уж я-то его знаю.
Они бросились бежать дальше, пока не вышли, наконец, к разнесённому в пух и в прах ходу, через который пираты попали в крепость. Сюзанну поразил масштаб разрушения и насторожило спокойствие в этом месте. Девочка замотала головой.
- Понимаю, что ты хочешь спросить. – нарушил молчание Барбосса – Да, мы выиграли, но это пока что. В любой момент может нагрянуть подкрепление, если раньше эта цитадель не взлетит на воздух. Нужно поскорее добраться до «Жемчужины». – он огляделся в поисках лодки, но не обнаружив таковой, подобрал с земли широкую обугленную доску и протянул дочери – Держись за это. Вон видишь, гакабортные лампы зажгли? – морской волк указал на корабль, осветивший себя, чтобы подать им сигнал – Туда мы сейчас поплывём. Держись крепко и не бойся, я рядом.
Гектор завёл дочку поглубже в воду и помог ей пристроиться на доске. Малыш Джек вцепился в плечо хозяина. Сюзанна, хотя и страшно волновалась, можно сказать, ей было страшно оказаться на глубине, особенно после пережитого в подвале, но изо всех сил старалась не подавать виду. Полутьма, царившая вокруг, нагоняла ещё больше страха. Всплеск воды попал ей в лицо, изрядно напугав девочку. Она выпустила бы доску, закричав, и лишь почувствовав, как крепкие руки отца держат её, успокоилась.
Где-то сзади послышался нечеловеческий вопль. Сюзанна и Гектор обернулись. Джек Воробей взобрался на оставшуюся от обстрела часть парапета и разрывая себе горло от крика, сиганул вниз.
- Ну, что я говорил? – весело спросил Барбосса у дочки.
- Впечатляет. – ответила та.
Джек вынырнул прямо перед ними.
- Привет, русалочка! – первым делом обратился он к Сюзанне – Испугалась за меня, да?
- Меня больше пугает такое количество открытой воды. – ответила она.
- Вот и славно, ибо сейчас склад со взрывчаткой рванёт, и форта здесь больше не будет, а ты совершенно спокойна по тому поводу и ничуть не напугана!
Едва Воробей успел произнести эти слова, как раздался мощный раскат взрывного грома. То, что недавно было крепостью, разлетелось едва ли не в щепки. Дождь из каменных осколков обрушился на троицу. От страха Сюзанна разжала руки, но Джек вовремя подхватил её. На этот раз отец девушки не был против того, чтобы заклятый друг прижимал его дочь к себе.
Все трое благополучно добрались до «Чёрной Жемчужины». Джек поднялся на борт первым. Он помог Сюзанне вскарабкаться наверх, с плохо скрываемым отвращением пропустив впереди неё обезьянку. Последним на палубу родного корабля ступил Барбосса. Он с грустью поглядел на зарево пожара. Его посетило чувство опустошённости. Капитану показалось, что он потерял половину жизни.
- Жалеешь, что остался без сокровищ? – неожиданно спросил Птах, заглянув ему через плечо.
- Конечно, жалею! – живо отреагировал Гектор – Столько сил я потратил на его поиски, сколько бессонных ночей провёл, и вот оно взорвалось вместе с проклятой цитаделью! И ладно бы только мои труды пропали, но ведь Эмма тоже старалась, и старалась она явно не для такого конца.
Между тем, экипаж «Жемчужины» во всю поглядывал на Сюзанну. Девушку смутило и несколько напугало столь повышенное внимание, и она прижалась к отцу. Джек широко улыбнулся, глядя на неё.
- Ну, над созданием этого сокровища вы постарались на отлично. – промурлыкал он.
Гектор повернулся к дочери. Та безмятежно улыбалась ему. Капитан нежно обнял её за плечи и пригладил мокрые волосы.
- Господа, прошу минутку вашего внимания! – громко объявил он собравшимся матросам – Разрешите вам представить мисс Сюзанну! – девушка скромно помахала ладонью в знак приветствия – С этой минуты я категорически запрещаю вам сквернословить в её присутствии, а если кто-нибудь вздумает хотя бы пальцем прикоснуться к ней, горько об этом пожалеет. Я понятно выразился, или кому-нибудь персонально повторить?
Никто не вздумал оспорить приказ капитана. Барбосса ещё раз победно оглядел команду. Он светился от удовольствия.
- Джентльмены! – он повернулся к дочке - Cе est ma fille!
В толпе раздался гул. Матросам не терпелось обсудить только что озвученную новость прямо на месте. Сюзанна счастливо улыбнулась отцу.
- Вот какие слова знает мой папочка. – радостно констатировала она.
- Пройдём-ка в каюту, пока ты не простудилась. – ответил ей Гектор. Он взял дочь под руку и проследовал за ней в кают-компанию – Курс на Новый Орлеан! – скомандовал он – Отходим сейчас же, пока нас преследовать не начали!
Джек улыбался ровно до тех пор, пока папа с дочкой не пропали из поля его зрения. Только после этого он смог вздохнуть с облегчением. Развесёлый пират посмотрел на догорающие остатки крепости. Он даже сожалел о том, что всё закончилось. Хорошо ещё хоть без утешительного приза не ушёл ни яблокоед, ни он сам.
- Ну, как всё прошло? – поинтересовался подошедший сзади Гиббс.
- Вполне удовлетворительно. – ответил Джек и принялся снимать с себя одно за другим трофеи, которые успел добыть из злополучного подвала форта. Он вручил старпому пять колец, три браслета, несколько нитей бус, десяток драгоценных камней и небольшую золотую подкову. Очистив карманы от добычи, Воробей мог гордиться собой.
- Что это, Джек?
- Было бы глупо предполагать, что я уйду оттуда без своей доли. Спрячь куда-нибудь, потом мне скажешь. – приказал он – И смотри, чтобы Барбосса не прознал.
- Да, кэп.

А в кают-компании Гектор Барбосса мог, наконец, побыть несколько минут наедине с дочерью. От усталости Сюзи едва переставляла ноги, но такой пустяк не мог омрачить её настроения. Девочка сочла помещение очень уютным, лучшим, где ей доводилось побывать за последнее время. Но больше всего её привлекла клетка с голубем.
- Жаклин! – восторженно воскликнула она, бросившись к любимице, и та радостно заворковала и захлопала крыльями – Как же я рада, что ты жива!
- Когда меня встретил мой Джек после долгой разлуки, он тоже был счастлив. – поддержал Сюзанну отец.
- Хорошо, что хоть Жаклин у меня осталась. – с грустью заметила юная художница, вспомнив, что кроме этой голубки, других птиц у неё больше нет – Но, может, если ей подобрать самца, она создаст новую стаю, лучше и красивее прежней?
- Разумеется. Кстати, - Гектор подошёл к полке, на которой красовалась массивная шкатулка с гербом Венеции (что не оставляло никаких сомнений в том, с какого судна она была в своё время похищена) и извлёк из неё побрякушку, болтающуюся на цепочке – Ты, когда собиралась переезжать из пансионата, одну вещь забыла. Думаю, ты по ней соскучилась. – он надел дочке на шею любимый медальон – Я не заглядывал внутрь. – добавил капитан, подмигивая.
Сюзанна не знала, что сказать в ответ. Она просто растянула губы в улыбке и обняла отца так крепко, как только могла. Гектор усадил её на кровать.
- Ты, конечно, устала. – тихо промолвил он – Тебе нужно поспать.
- А как же ты? Ты потерял сокровище после такой трудной битвы! Как после такого можно заснуть?
- Ну, допустим, не все сокровища я потерял…
Капитан нежно погладил дочь по щеке. Та чувствовала себя абсолютно счастливой. Теперь девочка знала, что она не останется одна.
- Куда мы поплывём? - тихо спросила она.
- Пока не знаю. В любом случае, в Новом Орлеане ты больше не будешь жить.
- Но где тогда?
- Где-нибудь, где ты будешь в безопасности.
В очередной раз Барбосса проклял привычку Воробья встревать туда, куда не просят, особенно сейчас. Джек глупо улыбнулся и собирался было уйти, однако заклятый друг задержал его.
- Говори, быстро, зачем пришёл? – спросил он строго.
- Я всего лишь хотел спросить, что ещё ты забыл сделать в Новом Орлеане, а тут такой холодный приём! – возмущённо ответил Джек.
- Тебе-то что?
- Мне? Мне ничего. А вот команда, конечно, не против рисковать своими жизнями, но люди должны знать, во имя чего они это делают.
- Ах! – Гектор хитро заулыбался – Нужно один должок погасить.
Джек поглядел на него, и уловил ход его мыслей. На лице птахи заиграла такая же хитрая улыбочка. Лишь Сюзанна нахмурилась от того, что не понимала, что происходит.
- Опять секретничаете, да? – возмутилась она.
- Ой, котёнок, не бери в голову! – поспешил успокоить её Джек – Я вообще изначально шёл сюда с предложением отметить счастливое воссоединение семьи. Что скажите?
Гектор и Сюзанна одновременно закатили глаза. Капуцин Джек, наблюдая за этой картиной, едва не упал с жёрдочки от изумления. Ну а тому Джеку, что Воробей, пришлось в очередной раз смириться с положением дел.
«Мне и от одного Барбоссы деваться некуда, а теперь их будет двое. В довесок противная обезьяна, которая, похоже, прониклась к девчонке симпатией, почуяв в ней хозяина, будь он неладен. Святой Посейдон, хоть бы этот кошмарный сон всех зелёных яблок положил глаз на другой корабль, не то я окончу свои дни в богадельне!»
- Джек, что ты там про празднование говорил? – неожиданно спросил Барбосса.
- О, свершилось чудо! – пропел Воробей – Папаша созрел для праздника в честь дочери! Потрясающе!
- Не здесь и не сейчас. – возразила Сюзанна – Праздновать не с чем и негде. Для гулянки нужно место и время.
Гектор с одобрением посмотрел на дочь. Он ожидал услышать от неё нечто подобное. Что касается Джека, то он лишь пожал плечами.
- Вот знаешь, Сюзи, - промолвил он – шевелишь губами ты, а я слышу твоего папулю. – капитан указал на своего коллегу по «Жемчужине» - Между прочем, тебе, дорогая, я сделал комплимент.
- А меня ты элегантно оскорбил? – придирчиво спросил Барбосса.
- Что ты! – Птах принялся грызть ноготь на мизинце – Как можно оскорбить того, кто недавно стал отцом, подобным образом?
- Отцом? – удивился Гектор – Мелко же ты плаваешь, Воробей. – он повернулся к Сюзанне – Стать отцом можно в любой момент, а вот папой…
- Может, тогда хоть споём для юной красотки, раз не до нормальной вечеринки?
- Да, спойте! – оживилась Сюзанна – Спойте настоящую пиратскую песню! И не вздумайте переходить на лирические романсы!
На этот раз принятым решением были довольны все стороны. Первым голосом выступил Гектор, а Джек присоединился к нему.

- Fifteen men on a dead man's chest.
Yo ho ho, and a bottle of rum!
Drink and the devil had done for the rest.
Yo ho ho, and a bottle of rum!
The mate was fixed by the bosun's pike,
The bosun brained with a marlinspike,
And cookey's throat was marked belike
It had been gripped by fingers ten;
And there they lay, all good dead men,
Like break o'day in a boozing ken.
Yo ho ho, and a bottle of rum!

Fifteen men of 'em stiff and stark.
Yo ho ho, and a bottle of rum!
Ten of the crew had the murder mark!
Yo ho ho, and a bottle of rum!
Twas a cutlass swipe or an ounce of lead,
Or a yawing hole in a battered hea,d
And the scuppers' glut with a rotting red,
And there they lay, aye, ... my eyes
Looking up at paradise.
All souls bound just contrariwise.
Yo ho ho, and a bottle of rum!

Fifteen men of 'em good and true.
Yo ho ho, and a bottle of rum!
Ev'ry man jack could ha' sailed with Old Pew.
Yo ho ho, and a bottle of rum!
There was chest on chest of Spanish gold,
With a ton of plate in the middle hold,
And the cabins riot of stuff untold,
And they lay there that took the plum
With sightless glare and their lips struck dumb,
While we shared all by the rule of thumb.
Yo ho ho, and a bottle of rum!

«Чёрная Жемчужина» летела на чёрных парусах по проложенному курсу. Ночные беды остались позади, и это не могло не радовать. Путь кораблю освещали лучи восходящего солнца.
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#26 Сообщение Аша Грейджой » Вс ноя 15, 2015 7:42 pm

Глава 24. Прощай и до свидания
Жан дю Гресси имел привычку допоздна задерживаться в своём кабинете, вплотную работая над новой постановкой. Пьесу он сочинял сам, скрупулёзно прорабатывая детали и реплики персонажей. Помня о провале предыдущего спектакля, унесшего жизнь примы английского театра, дю Гресси старался учесть все промахи, принесшие столько бед его детищу. Вскоре пометками были исписаны все страницы и межстрочное пространство. Допустить нового фиаско Жан не имел права.
Глянув на часы, директор театра ахнул. Без четверти полночь, а он всё ещё на месте службы! Жан убрал письменные принадлежности в ящик стола. Пьесу он осторожно сложил в папку и спрятал в сумку, чтобы взять с собой. Выйдя на улицу, директор театра первым делом обратил внимание на небо, полное звезд. Под таким небом, решил он, стоит либо любить, либо умереть. Однако даже самой прекрасной ночью надолго задерживаться на улице нельзя. Дю Гресси повезло – за углом он поймал крытый фаэтон.
- Улица святого Бернара. – сказал он вознице – Не задерживайся, приятель.
Извозчик кивнул головой в знак согласия. Лакей помог дю Гресси устроиться поудобнее. Фаэтон двинулся с места. Театрал мог, наконец, немного расслабиться после трудного дня. Самое сложное для него было не заснуть под ровный цокот копыт. Трясясь в фаэтоне, Жан ни с того ни с сего подумал о Наталин д’Ормерьяк. Он не мог представить никого другого в главной женской роли, но даже не в этом дело. Только с ней директор английского театра хотел обсуждать будущий спектакль, обговаривать детали, пробовать воспроизвести ту или иную сцену… Да и просто говорить обо всём и ни о чём. Но какой в этом смысл, если для него в её сердце никогда не было места? И вот, Наталин умерла, и если в этом мире и был свет, то он умер вместе с ней.
Дю Гресси очнулся от мрачных мыслей. Фаэтон так же катился во тьме ночной по неровной дороге. И ничего вокруг не происходило, лишь пассажирская повозка следовала в заданном направлении. Директору театра показалось, что что-то не так.
- Мы всё ещё едем? – спросил француз у возницы – Почему так долго? – добавил он, не получив ответа – Где мы?
Похоже, никто не собирался удостаивать театрала ответом. Лишь подгоняемая извозчиком лошадь пустилась рысью. Чтобы добраться до улицы святого Бернара, не нужно тратить много времени, если воспользоваться услугами возницы. Подозрения Жана лишь усилились. Он высунул голову наружу, чтобы понять, где он сейчас находится.
Всё, что успел разглядеть дю Гресси, это лесополоса, открывающаяся далеко позади городских кварталов. Сильная рука лакея резко одёрнула его на место. Молниеносный удар в живот, и директор театра скорчился от боли. На голову ему набросили мешок. Любые попытки оказать физическое сопротивление оканчивались полным провалом.
Пару раз директор театра пытался вырваться и закричать, но всё тщетно. Фаэтон катился всё быстрее и быстрее. И вот, наконец, он остановился возле какого-то дома. К карете подбежали несколько мужчин и вытащили пассажира наружу. Дю Гресси упирался, как мог, но его пленители оказались сильнее. Жана затащили в какое-то помещение, сорвали с головы мешок и грубо швырнули на пол, оставив его одного.
Поднявшись, дю Гресси первым делом осмотрелся. В комнате, куда его отправили, царила темнота, нарушаемая огоньками трёх свечей, стоящих в плошке на подоконнике. Помещение показалось Жану знакомым, хотя пол был довольно грязным от скопившейся пыли, воздух затхлым от отсутствия вентиляции, а всё его убранство составляли банкетка у стены, круглый столик около двери, ведущей в другую комнату, да пустой деревянный стеллаж. Холод пробежал по спине дю Гресси. Он понял, что оказался в этом мрачном месте не просто так.
Сзади раздался звук приближающихся шагов. Минуту спустя в дверях выросла чья-то тень.
- Здесь она умерла. – спокойным, но холодным тоном сказал визитёр по-английски – В этой зале её убили. Повесили на люстре, а все подумали, будто она с собой покончила. – таинственный гость выдержал паузу и добавил – И ты тоже.
Директор театра узнал этот голос. Он знал, что рано или поздно, но разговор на эту тему состоится, ибо неспроста этот тип интересовался жизнью Наталин. Жан успокоился и собрал всю волю в кулак.
- Я знаю, кто вы. – выдохнул он – Вы – тот пират, которого ищут по всем колониям. Вы – Гектор Барбосса!
Капитан вышел из тени. Выглядел он довольно угрожающе. Его зловещее спокойствие пугало дю Гресси больше, чем всё то, что он пережил этой ночью.
- Моё имя и род моей деятельности мне известны. – произнёс капитан – Но это ещё не всё. Я – тот самый призрак, что стоял стеной между тобой и твоей примой. Это из-за меня она отвергла твоё предложение руки и сердца. Её дочь – моя дочь. – Барбосса демонстративно вытащил из-за пояса пистолет – Теперь мы с тобой серьёзно потолкуем. Выясним отношения раз и навсегда.
Дю Гресси попятился назад. Он не мог представить, что стоит сказать этому человеку. Конечно, любые аргументы он категорически не будет принимать. Но, в крайнем случае, можно попытаться позвать на помощь. Жан метнулся к окну, но Гектор направил на него дуло пистолета.
- Не делай глупости, дю Гресси, хуже будет. – прорычал он. Капитан уселся на банкетку, не переставая угрожать теперь уже бывшему сопернику – Опережая возможные вопросы, скажу следующее. Я приказал доставить тебя именно сюда, чтобы ты вспомнил, какую женщину угробил своим равнодушием.
- Равнодушием? – всполошился дю Гресси – Я любил Наталин! Любил всем сердцем! Я шестнадцать лет был с ней рядом, а чем в это время занимался ты? Сколько людей угробил ты, сколько жизней отнял, сколько золота украл? Не тебе ревновать к Наталин!
Секунду спустя Жан пожалел об этом выпаде. Он был готов отдать душу дьяволу, лишь бы забрать назад произнесённые слова. В глазах Барбоссы загорелся огонь.
- Ты так сильно любил эту женщину, что не знал её настоящего имени? – процедил он – Так вот, не было никакой Наталин д’Ормерьяк. Под таким именем её тебе представил губернатор. К сожалению, расспросить его лично ты уже не сможешь, так как сегодня он упал с лошади и сломал шею. Как, ты не слышал об этом? – на лице морского волка заиграла саркастичная улыбка -Какой-то сукин сын подстрелил животное, и оно убило собой хозяина. Ну да, откуда же тебе, крысе, не вылезающей из своего кабинета, знать об этом? – Барбосса снова посерьезнел – Проще говоря, Наталин д’ Ормерьяк – имя вымышленное. Эту женщину звали Эмма Рушье. Какой я тебе преподнёс сюрприз!
Директор театра замялся. Он понял, в какую серьёзную опасность угодил. Оказывается, он совсем не знал любимую актрису. Наконец, он сумел понять причины её странного поведения.
- Скажи, что тебе нужно? – спросил он с нарастающим волнением – Деньги? У меня есть деньги, и немало. Назови цену. Или, может, дом? Я готов уступить свой дом в Париже, всё равно я в нём не живу.
- Мне не нужны ни твои поганые деньги, ни дом в Париже. – с презрением прорычал в ответ Гектор – Лишь твоя жизнь. В обмен на ту, что была отобрана злобными ублюдками у моей женщины.
- В чём ты меня обвиняешь, пират?! – возмутился дю Гресси – Я ничего не сделал!
- Вот именно! – повысил голос Барбосса – Ты ничего не сделал, хотя должен был! В трудный час ты не протянул ей руку помощи, а если бы ты это сделал, Эмма была бы жива, и её девочка не осталась бы сиротой. – капитан презрительно фыркнул – Тоже мне, любовничек.
- Я, по крайней мере, не бросал её одну с ребёнком! – попытался защититься Жан.
- А ты меня с собой не ровняй. Не твоё собачье дело, почему я столько времени не виделся с Эммой. Но есть Сюзанна, которую ты своим равнодушием поставил в смертельную опасность.
- Наталин… то есть Эмма так и не объяснила толком, от чего я должен спасти её ненаглядную дочь.
- Люби ты её по-настоящему, ты бы защитил девчонку без лишних вопросов. И вообще – Гектор подошёл ближе к директору театра – Мне очень не нравится, когда кто-то посягает на то, что принадлежит мне.
- Я не посягал! – дю Гресси обуял животный страх – Я вообще не знал, кто мой соперник!
- Это твои трудности.
- Ты собираешься убить меня из ревности?
- Угадал.
- Но за что?
- Я, кажется, объяснил тебе в подробностях.
Жан попятился назад. Сердце в его груди бешено колотилось, норовя выскочить. Барбосса наступал на соперника, целясь пистолетом ему в голову. Наконец дю Гресси упёрся спиной в стену.
- Ты – разбойник и убийца, ты – зло! – в бессильной злобе крикнул он – Ты… Ты – Отелло!
- Благодарю за комплимент - ответил Гектор, зловеще ухмыльнувшись.
В следующую секунду в особняке прогремел выстрел…
Всё это время Сюзанна находилась в соседней комнате. Она слышала всё, от слова до слова. Она пыталась найти в себе хотя бы одну причину для сочувствия дю Гресси, но не смогла. Она вообще не питала никаких чувств к этому человеку, но её душу жгла обида за мать. Джек Воробей поглядывал на неё с тоской. Он сбросил с себя плащ извозчика и подошёл к девочке. Когда в соседнем помещении прозвучал выстрел, он положил ей руку на плечо.
- Ты сильно не переживай. – промолвил он, стараясь ободрить Сюзанну – Это было вовсе не убийство. Это была казнь.

***
Сегодня Элизабет Тёрнер ждала гостей. Один старый знакомый написал ей, что хочет пристроить к ней свою дочь. Пришлось согласиться, так как больше за помощью обратиться не к кому. Да и ей самой будет легче вести хозяйство с кем-то, чем одной.
У пристани красовалась «Чёрная Жемчужина». Оба её капитана сошли на берег, чтобы поприветствовать приятельницу.
- Миссис Тёрнер! – пропел Джек – Давненько не виделись! – развесёлый капитан широко улыбнулся – А ты неплохо выглядишь.
- Я тоже соскучилась, Джек. – доброжелательно ответила Элизабет – Ну, кого там Барбосса хочет подселить ко мне?
- О, эта девчонка – настоящий ангел! Правда, с рожками и хвостом, но это сущие пустяки. Вы, девочки, быстро найдёте общий язык. – Воробей махнул рукой в сторону заклятого друга – Вот, сейчас сама всё увидишь. Яблокоед тебе, кстати, пару слов сказать хочет.
Барбосса вёл Сюзанну под руку, словно важную даму. Девушка надела яркое голубое платье с белым поясом, подвязала волосы шёлковой лентой, а на шее у неё красовался любимый медальон. На её щеках лежал лёгкий слой румян, а на губах – розовая помада. Сюзи мило улыбалась, стараясь произвести самое лучшее впечатление.
- Вот, знакомьтесь, миссис Тёрнер. - едва ли не торжественно произнёс Гектор – Это Сюзанна, моя дочь.
- Привет! – девочка протянула руку – Ты Элизабет, да?
- Да. – Элизабет приветливо кивнула ей в ответ – Очень приятно. – она ещё раз оглядела новую соседку – Ты похожа на своего отца.
- И не только внешне похожа. – самодовольно добавил Барбосса – Скоро ты в этом убедишься.
- Видимо, ты очень гордишься этим, раз так говоришь.
- Да!
Ещё раз поглядев на Сюзанну, Элизабет решила, что скоро – это через несколько секунд. Но в целом девочка ей понравилась. Если бывшей мисс Суон более – менее удалось договориться с её отцом, то и с ней самой она подружится. И, похоже, рыжая девчонка думает так же.
Джек Воробей наблюдал за этой сценой и гордился собой. В конце концов, в том, что милая рыжая хулиганка и её чёрт – папаша сейчас держатся за руки, доля его заслуги более, чем велика. Остаётся надеяться, что Элизабет примет новые правила игры.
- Что ж, я рад, что так вышло. – Птах обнял обеих девушек – Лиззи, Сюзи, даю голову на отсечение, что скучно вам не будет. А если вдруг будет… - он сделал паузу и на минутку задумался – Вы вольны обратиться ко мне в любой момент. Смекаете?
- Скучно нам не будет. – с твёрдой уверенностью произнесла Сюзанна.
- Конечно, дорогая, я тебе бесконечно верю, но позволь поделиться с тобой одним секретом. – он взял девушку под руку и отвёл подальше в сторону – Эта история основана на моём личном опыте… - затараторил он, зная, что перед ним благодарный и внимательный слушатель.
Ну а Барбоссе только это и надо было. Теперь он мог переговорить с Элизабет с глазу на глаз. Капитан вмиг переменился в лице, сделав его более серьёзным.
- Теперь обговорим детали, миссис Тёрнер. – заявил он.
- Детали? – удивлённо спросила Элизабет.
- Вот именно. Сюзанна ни в коем случае не должна узнать правды про проклятье золота ацтеков и тот выстрел Воробья.
- Тогда как ты объяснил ей историю знакомство со мной?
- Это ты и должна запомнить. По легенде, мы с Джеком периодически угоняли друг у друга корабль, это продолжалось много лет. И вот однажды, когда я увёл «Чёрную Жемчужину», вместе со своими ребятами нашёл таинственный клад и не поинтересовался, какие тайны он хранит. Естественно, всё содержимое сундука мы присвоили себе и спустили, но радость была короткой.
Оказалось, что этот клад был заколдован. Тот, кто возьмёт из сундука хотя бы одну, даже самую маленькую монетку, спустя десять лет превратится в камень. Чтобы этого не случилось, нужно вернуть все ценности туда, откуда они были взяты, а последний хозяин последней вещи должен также оборонить слезу раскаяния. Так вот, отец твоего бессмертного муженька просто подарил сыну медальон на цепочке исключительно в целях порадовать любимое чадо, а не чтобы подгадить мне. К слову, Прихлоп всего – навсего погиб в бою, никакого отношения к печальному событию я не имею.
- И при чём же тут я?
- О, твоя роль в этой истории столь же важна, как и в её оригинале. Вы с мистером Тёрнером играли в детстве вместе, и он случайно потерял медальон – вещица сорвалась с цепочки. Ты нашла её и спрятала у себя, а цепочка осталась у Тёрнера. Остальное всё то же самое, с той лишь разницей, что последней вещью из клада была именно цепочка, в камень я не превратился, а Джек просто украл «Жемчужину», попутно спас тебя и Тёрнера, а меня всего лишь оставил на том острове.
Элизабет слушала обновлённую историю собственного знакомства с Джеком и Барбоссой и не переставляла удивляться бурному воображению этих людей. Она представляла себе сцены из рассказа бывшего собрата по оружию и посмеивалась. Но, как бы там ни было, причины, по которым эта история появилась на свет, были ей вполне понятны.
- И всё это сочинялось ради Сюзанны? – спросила она исключительно для того, чтобы проверить искренность намерений Барбоссы.
- Только ради неё. – ответил он – Узнай она, как всё было на самом деле, это разобьёт ей сердце. Я всего лишь хочу, чтобы Сюзанна была счастлива, а не как её битые жизнью родители.
- Хорошо. – согласилась Суон – Я сохраню твой секрет в тайне.
- Спасибо… Элизабет.
Сюзанна и Джек, весело смеясь, вернулись к своим товарищам. Те сделали вид, будто беседуют на совершенно отвлечённую тему. Рыжая хулиганка сочла своим долгом вставить свою реплику в диалог.
- Папа, ты сказал мадам Элизабет, что мне нужно место, чтобы я могла свободно заниматься творчеством? – поинтересовалась она.
- Разумеется, моя хорошая. – ответил девушке отец.
- Да, конечно, я обязательно учту ваше общее пожелание. – добродушно добавила Элизабет.
- Ну, миссис Тёрнер, как вам нравится ваша подопечная? – пропел Джек.
- Думаю, мы подружимся. – с уверенностью сказала бывшая королева пиратов.
Сюзанна довольно улыбалась. Ей тоже понравилась новая компаньонка. С ней будет куда лучше, чем со сварливыми хозяевами пансионата, не брезгующими рукоприкладством. Да и двум молодым девушкам всегда найдётся о чём поболтать поздним вечером.
Глядя на радостную дочь, Гектор почувствовал, как ему становится легко на душе. Сюзанне больше не будет одиноко и она не будет голодать и отчаянно бороться за жизнь. Эту девочку не настигнет та же судьба, что и его. У неё не будет причин идти по кривой дорожке… Слушая весёлую болтовню Джека, Элизабет бросила взгляд на Барбоссу, и отметила про себя, что никогда ещё не видела на его лице столь счастливой улыбки.
- Что ж, - объявил Воробей – с вами, девочки, можно было бы болтать целую вечность, но пора уже и сниматься с якоря. Дела в Карибском море и его окрестностях не ждут.
Сюзанне немного взгрустнулось. Девушка давно подготавливала себя к этому моменту, и вот он настал. Она повернулась к отцу и заглянула ему в глаза.
- Я привыкла к тому, что ты рядом, и поверить не могу, что мы сейчас должны расстаться. – промолвила она.
- Но мы расстаёмся не навсегда. – ответил ей Гектор – Ты же знаешь, моё дело требует, чтобы я проводил много времени в море. Но я буду возвращаться к тебе так скоро, насколько это возможно. Да и потом, кто же добудет тебе приданое, если не папа?
Сюзи глубоко вздохнула. В нежном взгляде её ясных голубых глаз было столько любви и тепла, что и на троих хватило бы. И, глядя в них, Гектор Барбосса знал, кто должен был быть третьим… Только мать Сюзанны когда-то одаривала его таким же взглядом.
- Сюзанна, детка, пока я ещё здесь, хочу сказать тебе одну вещь. – капитан наклонился чуть ниже – Что бы ни случилось, помни, что ты – дочь пирата. Свобода у тебя в крови, и никто не вправе отнять её у тебя. Даже я. И если ты попадёшь в трудную ситуацию, напомни себе, кто ты.
Девочка почувствовала себя абсолютно счастливой. Переведя дыхание, она бросилась в объятья отца.
- Папочка, возвращайся ко мне живым. – прошептала она, настрого запретив себе плакать.
-Обещаю. – услышала она в ответ.
Гектор поцеловал любимую дочку в лоб. Мысль о том, что его будут ждать, придавала ему силы. Он точно знал, что ни один клад отныне не встанет между ним и истинным сокровищем. Что касается Джека Воробья, то, глядя, на эту сцену, он почувствовал, что начинает скучать. Хитрюга решил, что не к добру, если любитель обезьян выглядит таким довольным.
- Эй, Сюзи, а как насчёт того, чтобы попрощаться и со мной, а? – театрально произнёс он, широко раскинув руки.
Сюзанна подпрыгнула и повисла у друга на шее. В памяти птахи молниеносно всплыл тот случай, когда другой рыжий ухватил его за шею, но намерения того человека были отнюдь не дружелюбными. Воробей поспешил немного охладить пыл девочки.
- Тише, тише, котёнок, так и удавить недолго! – заголосил Джек – Ты и объятья смертоносные от папеньки унаследовала. Можно даже способ казни изобрести – сладко-мучительная смерть в тисках Сюзанны. – порыв фантазии раззадорил его – Вот приводят приговорённого на эшафот, а его палач – прекрасная, несравненная мисс Сюзанна Рушье!
- Барбосса. – возразила рыжая – Мисс Сюзанна Барбосса.
Джек перевёл взор на заклятого друга. Тот буквально светился от гордости. Даже Элизабет заметила это.
- Пойдём, Воробей, нам пора. – сказал Барбосса полукомандным тоном.
Оба капитана готовились подняться на борт корабля, который никак не могли поделить. Сюзанна собралась было уйти вместе с Элизабет, но внезапно в её созрела безумная идея. Девушка нащупала на груди медальон. Она не могла решить, стоит ли воплощать замысел в жизнь именно сейчас? В конце концов, она сорвалась с места и побежала к «Жемчужине».
Гектор Барбосса собирался подняться по трапу, как сзади его окликнула дочь.
- Папа! – верещала Сюзи – Папа, подожди!
Капитан удивлённо посмотрел на неё. Не тратя время на объяснения, девочка сняла медальон и вложила вещицу ему в ладонь.
- Это мой подарок тебе. – промолвила она – Открой скорее.
С недоверием Барбосса посмотрел на дочь. Тот факт, что она хочет, чтобы он заглянул внутрь медальона, никак не вязался с её поведением. Девчонка старательно скрывала содержимое побрякушки, и ни для него, ни для Воробья секретом это не было. Однако, интерес всё же победил, и Гектор открыл пресловутый медальон.
То, что гроза морей обнаружил внутри, полностью обескуражило его. В медальоне оказался портрет молодой светловолосой женщины. С маленькой картинки Гектору улыбалась Эмма. Она была такой же красивой, как и семнадцать лет назад. Казалось, она вот-вот подмигнёт и споёт одну из своих чудесных песен. Гектор хотел сказать что-то дочери, но не мог найти слова. Сюзанна поспешила объяснить свой поступок.
- Вы очень долго не виделись, я подумала, это нужно исправить. – непринуждённо промолвила она.
- И правильно сделала.
Барбосса крепко обнял дочь на прощание. Та повисла у него на шее и не хотела отпускать. Они могли бы простоять так целую вечность. Только услышав голос Воробья, отдающего приказы, Гектор отпустил Сюзи.
- Жди меня, доченька. – прошептал он ласково.
- Конечно, папочка. – ответила та – Я буду скучать по тебе и по Джеку. И по Джеку Воробью тоже.
Дочь пирата простояла на причале до тех пор, пока красавец – корабль не скрылся за линией горизонта. Элизабет понимающе смотрела на девушку. Им обеим предстоит ждать, не сводя глаз с горизонта. Она положила руку на плечо своей новой компаньонке.
- Пойдём. – негромко сказала Суон – Ты наверняка проголодалась.
- Да, что есть, то есть. – согласилась Сюзанна. Новоиспечённая подруга ей понравилась, и она решила раскручивать знакомство. Всё-таки, если отец поручил этой девушке заботиться, значит, он ей доверяет. – А правда, что ты была королевой пиратов? – полюбопытствовала она.
- Да, правда. Благодаря Джеку.
- Неужели?
- Именно так.

А на борту «Чёрной Жемчужины» Барбосса с наслаждением разглядывал портрет Эммы. Все дела были сделаны, курс проложен, теперь можно и выделить несколько минут для себя. Сюзанна была права – слишком долго Гектор не видел Эмму, чтобы оторваться от её изображения. Даже малыш Джек проявил любопытство, и заглядывал через плечо хозяина. Вошедший в каюту Джек Воробей скривился от созерцания этого зрелища. Конечно, он этому не удивился. Птах подошёл к коллеге и остановился в метре от него.
- Ну так что, как решим вопрос с «Чёрной Жемчужиной»? – спросил он с вызовом.
- Решим, но чуть позже.
- Сколько часов тебе нужно, чтобы налюбоваться на дорогую актрисочку?
- Не знаю. Сколько получится. – Гектор внезапно понял, что только что сказал Воробей – Погоди, откуда ты знаешь, что внутри медальона? – грозно спросил капитан.
- Я? – Джек состроил невинную рожицу – Это просто интуиция.
Барбосса не верил ему. Он сверлил птаху глазами. Он был практически уверен, что этот балагур влез в его личное пространство и трогал медальон в его отсутствие. Между тем Джек подметил одну любопытную деталь.
- В твоём облике что-то изменилось. – констатировал он.
- Не заговаривай мне зубы. – прорычал Гектор.
- Я серьёзно. – Воробей указал на заклятого друга пальцем – А твой медальон где? Не этот, дочкин, а твой собственный?
Глаза Барбоссы загорелись. Он попытался нащупать на груди свой медальон. Вещицы не было. Гектор не мог поверить, что с ним могло произойти нечто подобное.
- Я тут не при чём! – поспешил обезопасить себя Джек – Ты ни с кем не обнимался перед тем, как подняться на борт «Жемчужины»?
Увидев реакцию Барбоссы, Воробей всё понял. Будь сейчас Сюзанна рядом с ним, он бы её расцеловал. А вот отец девушки сжал кулаки от досады. В очередной раз он убедился в сходстве девчонки с ним.
- Когда я вернусь, эта сорвиголова неделю не сможет сесть. – тихо произнёс он и сразу же рассмеялся, а оба Джека последовали его примеру.

А тем временем Сюзанна крутилась перед зеркалом. Она примеряла отцовский медальон и чрезвычайно гордилась собой. Всё же, ей невероятно повезло с отцом, думала она. Пусть он человек грубый и строгий, любит командовать и считает себя главным во всём, тупое шило превращается в его руках в острую бритву, но девушка ни за что не променяла бы его на сотню других. В этом и есть её невероятное, какое-то феерическое счастье быть сокровищем этого брутального капитана пиратов.
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#27 Сообщение Аша Грейджой » Вс ноя 15, 2015 7:42 pm

Post Scriptum
Прошёл ровно год с тех самых пор, когда Гектор Барбосса познакомился со своей дочерью в Новом Орлеане. За это время Сюзанна похорошела и стала ещё больше похожа на своих родителей. Возвращение отца из очередного рейда стало для неё ни много, ни мало торжественным событием. Она даже уговорила Элизабет устроить праздничный ужин по этому поводу. Тем более, Джек Воробей тоже заглянул на огонёк, мотивировав свой визит тем, что соскучился по милому рыжику, однако, столкнувшись лицом к лицу с немилым другом, заявил, будто приехал исключительно к Элизабет. Слукавил, конечно, решила Сюзанна, но обиды на него не держала. Привыкла.
Но самое главное, чего девушка ждала с нетерпением – возможность провести хоть немного времени с отцом. Единственным человеком, ради которого рыжая сорваница с надеждой встречала новый день, до него была её мать. И вот, история повторяется, только теперь ожидание не было столь утомительным и тяжёлым, и к нему прибавилось ощущение свободы.
Сюзанна стояла по грудь в морской воде и никак не решалась оттолкнуться ногами ото дна. Волнение охватило девочку, ведь на этот раз папа не будет держать её. Гектор наблюдал за тем, как она колеблется и наигранно печально вздохнул.
- Видимо, зря я возился с тобой. – произнёс он, так же изображая разочарование – С обезьяной хлопот меньше было, чем с девицей.
- Но папа, я ведь волнуюсь! – возразила Сюзи.
- Ха, волнуется она! Нужно было сразу бросить тебя туда, где поглубже. Захочешь жить – выплывешь, не захочешь – туда тебе и дорога.
- Папа, не издевайся!
- Это ты не издевайся надо мной! – капитан начал терять терпение – Я всё понял – ты не доплывёшь до меня. Ты топор.
Такое заявление буквально взорвало Сюзанну. Она чуть ли подскочила на месте, не боясь потерять равновесие.
- Я не топор! – парировала она.
- Топор, самый настоящий. Не доплывёшь ты.
- Нет, доплыву!
- Спорим, что нет?
- Спорим, что да!
Мысленно досчитав до трёх, Сюзанна сделала глубокий вдох и легла на воду грудью. Она толкнула себя вперёд и поплыла, неуклюже раздвигая воду руками и шлёпая ногами, представляя себе, будто она бежит. Барбосса гордился дочерью. Всё-таки его уроки принесли плоды. Как только дочь подплыла к нему, он ухватил её за руки и поставил на дно.
- Ты моя умница. – весело сказал он – Видишь, нетрудно и не страшно.
- Да! – согласилась девочка – Я сделала это!
- Но всё же хорошо, что мы тут одни, не то бы мне пришлось краснеть перед людьми за то, что дочь пирата – такое неуклюжее создание.
- А я считаю, что для первого раза неплохо!
- По крайней мере ко дну не идёшь, уже хорошо.
Сюзи широко улыбнулась, и чмокнула отца в щеку. Тот посмотрел на неё, как на маленького ребёнка, стремящегося любой ценой влюбить себя кого-то. В тот момент она была невероятно похожа на мать.
- Вот что с тобой делать, а? – театрально выдохнул он – Ладно, вылезай на берег и одевайся. Нас заждались.
Они вместе вышли из воды и через несколько минут Сюзанна была готова вернуться в дом, полный гостей. После купания она чувствовала себя как нельзя лучше, а теперь ей предстояло ещё одно наиприятнейшее занятие – прогулка верхом. Рыжая подошла к вороной лошади и ловко вскочила в седло. По крайней мере, это стало получаться у неё гораздо лучше. Она с радостью пустилась бы в галоп, если бы умела. Барбосса пристроился сзади. Он бы с удовольствием устроил бы с Воробьём гонки, призом в которых стала бы «Чёрная Жемчужина». Но суровому морскому волку было бы слишком легко выиграть, а это не интересно.
- Ты дашь мне подержать поводья самой? – спросила Сюзанна.
- Конечно, когда у тебя рука станет твёрже. – ответил ей отец.
- Но я держусь уже увереннее, ты сам говорил.
- Но ещё немного практики под моим надзором не повредит.
Гектор вложил поводья в руки дочери, и сам подхватил их сзади. Сюзи ударила лошадь пятками по бокам, и животное тронулось с места. Рыжая старалась держаться более уверенно. Она надеялась своим поведением полностью взять кобылу под контроль. Девочка туже натянула поводья, заставляя животное идти прямо. Подстёгивая лошадь слева, она заставляла повернуть её вправо, подстёгивая справа – повернуть влево. Всё, как учил отец.
В какой-то момент Сюзи поняла, что начинает уставать. Она сильно напрягла руки, и Гектор заметил это.
- Ладно, великий наездник, отпускай поводья. – снисходительно произнёс он, освобождая руки дочери.
- Но у меня всё в порядке. – попыталась возразить Сюзанна.
- Ты сильно напряжена, так дело не пойдёт. – ответил капитан – И не спорь со мной.
Сюзанне пришлось подчиниться. Она надула губки и с неохотой разжала руки. Правда, несколько секунд спустя она испытала приятное чувство, когда можно расслабиться, а кто-нибудь готов позаботиться о ней.
- Папа, давай прокатимся галопом. – обратилась она к державшему её одной рукой за талию отцу.
- Хватит, ты вчера весь день галопом каталась. – решительно возразил тот – Я, между прочим, тоже устал. Обойдёшься без галопа.
- Ну пожалуйста. – Сюзи ласково улыбнулась и поцеловала родителя – Всего один разочек.
Барбосса закатил глаза и сжал губы. В кого же эта девица уродилась такой упрямицей? Впрочем, над этим вопросом долго думать не нужно.
«Ладно, чёрт с тобой. Не хватало ещё, чтобы ты к Воробью с этой просьбой полезла. Разобьётесь же!»
- Смотри, один раз, как заказывали. – сказал он, изображая великое одолжение – Держись крепче!
Гектор пришпорил лошадь, и кобыла пустилась бежать со всех ног. Сюзанна снова ощутила себя в свободном полёте.
Между тем, Джек Воробей весь пребывал в поднятом настроении. В самом деле, с чего бы ему грустить? Любимый корабль на плаву, деньги, вырученные с продажи побрякушек из новоорлеанского клада, ещё не закончились, на днях с захваченного корабля забрали довольно неплохой товар, хитрый авантюрист находится в приятной компании, два рыжих чёрта где-то гуляют. Что может быть плохого в таком прекрасном дне? Если только одна противная, приставучая обезьяна, которую хозяин «заботливо» оставил присматривать за ним, но эта проблема вполне разрешима, ведь в доме Элизабет Тёрнер как нельзя кстати нашёлся мешочек с орехами, которые всегда можно полить отваром перечной мяты, пустырника и шишек хмеля (всё, как учила подруга Сюзанны). Капуцин наелся до отвала, и завалился спать. Правда, такой расклад не понравился хозяйке дома.
- Джек, что ты наделал? – строго спросила Элизабет, обнаружив результат аферы Воробья.
- Вот только не говори, будто переживаешь за это гадкое существо. – парировал тот – И вообще, не пойман – не вор. Если хозяин зверя начнёт задавать вопросы, скажешь, что не имеешь понятия, как это случилось. Не твоя тварь, поэтому ответственности за неё ты не несёшь.
- Я спрашиваю, куда ты все орехи дел? – не отступала Суон – Чем теперь курицу начинять?
- А, ты про орехи! – Джек мгновенно изменился в лице и притворился самой невинностью – Я думаю, хлеб и яблоки могли бы послужить неплохой альтернативой. Я говорил, что на тех турецких баржах обнаружили столько ванили и имбиря, что можно целый остров насыпать? Так вот, имбирем можно напичкать гуся, засыпать начинку мукой, облить его виноградным соком и будет божественно! Серьёзно, на Мальте так делают.
- Но мы не на Мальте.
- Да, да, конечно, хозяйка здесь вы.
Птах, без сомнения, продолжил бы болтать без умолку, но Элизабет решила, что слишком уж долго он ничего не делает. Она вручила ему кипу салфеток, и отправила на веранду.
- Серьёзно, Лиззи, почему бы тебе не поставить парочку экспериментов? – Воробей вошёл в кураж – Рыбой к столу я тебя обеспечил, крабов тебе привёз, лимоны, оливки, цукаты. А если сгорит что-нибудь – не беда, всегда можно переделать. Будь я Уильямом, я бы обязательно сбежал с «Летучего Голландца» на такой обед!
- Джек, ты бесконечно мил. – посмеиваясь, ответила Элизабет. Она точно знала, кто именно добыл все эти деликатесы для праздничного стола, но не стала расстраивать друга – Но главные действующие лица нашего праздника могут неправильно тебя понять.
- Ой, где бы они вообще были без меня? – фыркнул Джек – Наш дорогой папаша совсем голову потерял, боится, что я опою его драгоценного бесёнка. Кстати, насчёт того, чтобы кого-то опоить… - Воробей посерьезнел, ибо речь зашла о главном компоненте праздничного обеда. По крайней мере, главного в его понимании.
- Джек, много пить не будем! – миссис Тёрнер – была настроена решительно – Даже не уговаривай!
- Что ты, цыпа, как я могу тебя уговаривать? Тем более, когда пить ещё нечего.
Последние слова были произнесены с плохо скрываемой досадой. Джек отправил Гиббса в город за выпивкой почти четыре часа назад. За это время можно было дважды съездить туда и дважды вернуться обратно. Джеку не хотелось думать ничего плохого, но встретить старпома он счёл своим долгом.
Воробей застал Гиббса везущим в крытой кибитке бесценный груз.
- Я даже не стану спрашивать о причинах опоздания. – не то строго, не то саркастично произнёс Птах.
- Джек, ты будешь весьма доволен результатом. – гордо сообщил Джошами – Я еле уговорил Паркера продать мне всю партию. Он, конечно, сопротивлялся и боялся сбыть сразу всё, не верил мне, но всё же я одержал верх.
- Сколько ж ты взял? – полюбопытствовал капитан, внимательно оглядев повозку.
- Все шестнадцать!
- Шестнадцать?
Воробей одёрнул занавеску и взглянул на скрываемый ею груз. Он не знал, как правильно отреагировать на открывшееся зрелище. Один на другом стояли несколько ящиков, плотно прижимавшихся друг к другу. Джек потыкал в них пальцем, обдумывая каждое своё последующее слово.
- Я просил шестнадцать бутылок. – шокированно выдохнул он – А тут, по всей видимости шестнадцать ящиков. Элизабет придёт в бешенство.
- Зато с якоря сниматься через два дня. – нашёл выход Гиббс, когда понял, до какой степени переборщил – Глядишь, а у нас запас имеется.
- Верно. – заметил Джек – Осталось только переправить всё это добро на «Жемчужину». Только по-тихому, пока кое-кто не перевёл его на топливо – Птах хитро заулыбался – С собой возьмём десяток бутылок для отвода глаз.
Едва он успел промолвить эту фразу, как из-за поворота выскочила вороная кобыла, подняв облако пыли. По задорному смеху скакавшей на ней пары, Воробей угадал, кто только что вихрем пронёсся перед ними. Откашлявшись и выругавшись про себя, весёлый пират лишь посмотрел вслед заклятому другу.
«Если ты получаешь удовольствие от того, что издеваешься надо мной, то будь любезен, не приучай к этому девчонку!»
- Я так редко вижу его столь счастливым. – сказал Гиббс едва ли не с восхищением.
- Я тоже… Видел бы его пореже. – добавил Джек без капли энтузиазма – А лучше всего – никогда.
На веранде дома Элизабет Тёрнер уже стоял пышно накрытый стол. Львиную долю угощений составляло всё то, что добыли капитаны «Чёрной Жемчужины», вернее, добыл один, и с помпой преподнёс другой. Праздник обещал быть вполне тёплым, и обойтись без происшествий… Или нет? Барбосса и его дочь встретили Джека Воробья не очень-то радушно. Обезьянка Джек восседал на плече хозяина, и пронзительно закричал, увидев своего тёзку, и указал на него лапкой. Тот непонимающе развёл руками.
- Что? – спросил он – В чём на этот раз я провинился перед мистером и мисс Барбосса? За что меня стоит предать справедливому суду?
- Не перед нами. – ответил Гектор, оставаясь невозмутимым – Перед Джеком.
- Да, Джек, зачем ты обижал Джека? – добавила Сюзанна.
- Я? Обижал этого гадёныша? – парировал Воробей – Мерзкая мартышка клевещет на меня!
- Животные не умеют врать! – настаивала на своём рыжая. Она подошла ближе к птахе – Так что ты сделал?
- Сюзи, детка, ты такая забавная. – поспешил выкрутиться Джек, призвав на помощь всё своё обаяние – Безусловно, животинка пришлась тебе по душе, вот ты и заботишься о ней изо всех сил. Меня это умиляет. Уверен, когда придёт время, ты станешь образцовой мамочкой. Твоя собственная, несомненно, гордилась бы сейчас тобой.
Воробей принялся было трепать Сюзанну за щеку, как получил от неё мощную пощёчину. Выпад был таким неожиданным, что хитрый авантюрист едва удержался на ногах.
- Я этого не заслужил. – обиженно произнёс он.
Гиббс лишь пожал плечами, не зная, что ответить, Элизабет захихикала, капуцин заверещал, словно ругал своего обидчика, а его хозяин вместе с дочерью изобразили довольные улыбки. Что касается Джека, он нахмурился, высказывая таким образом, что этот инцидент ему до крайности неприятен, но тут же состроил невинные глазки.
- Ладно, не начинайте ругаться. – добродушно промолвила Элизабет – Давайте лучше приступим к обеду.
- Да, давно пора! – согласился с ней Джек – У меня как раз припасена одна прелюбопытнейшая история. Знавал я одного пирата, у него на чёрном флаге золотой кальмар изображён, одного глаза нет, и прозвище у него Ястребиный Клюв… или Орлиный Коготь… Неважно. Вот, однажды, увёл я у него честно выигранную мной карту прямо из дублета, вот прямо из кармана. Пока он спал.
- Ладно, Джек, мы тебя поняли! – прервал его Гектор.
Воробей не внял его совету и продолжил свою безумную повесть. Двое рыжих смирились с тяжкой долей стать невольными слушателями. Но ради нескольких минут времяпрепровождения в компании друг друга, можно и потерпеть рассказ Воробья, так похожий на сумасшедшую байку.
А в каюте на «Чёрной Жемчужине» уже красовался дивный портрет капитана Барбоссы, на котором он был изображён в образе морского царя. И тонкая подпись ютилась в углу: «Сюзанна Рушье - Барбосса»…
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Ответить

Вернуться в «Фанфикшн по фильму "Пираты Карибского моря"»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 3 гостя