Сокровище

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata, Ekaterina

Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#13 Сообщение Аша Грейджой » Пт май 22, 2015 9:43 am

Глава 12. Как понять друг друга

- Ребята, у нас проблема!
Джек пулей вылетел из подсобки. Ситуации, в которую он угодил сейчас, можно было избежать, если бы не стал потакать сиюминутным желаниям девчонки… Это что же получается? Гектор прав, и Сюзанну стоит держать на поводке? Нет, лучше всё списать на простое недоразумение, а папаше знать о происшествии необязательно.
Воробей в поисках Бьянки и Поля завернул на кухню и одёрнул занавеску. Девушка и юноша второпях одевались, застигнутые шумом врасплох. Джек на несколько секунд отвернулся, чтобы дать им возможность собраться, а затем принялся рассказывать о возникшей трудности.
- К моему великому огорчению, наша дорогая Сюзанна оказалась в крайне трудном положении. – затараторил он – К сожалению, она не рассчитала свои силы во время дегустации виски… И ей стало плохо.
- Как? - испуганно выдохнула Бьянка.
- Клянусь, я к этому не причастен. – поспешил оправдаться Воробей – Но рыжего котёнка необходимо привести в порядок до того, как её грозный опекун прознает о случившемся, а если такое случится, клянусь бородой Посейдона, недели две никто из нас не сможет сесть! (Особенно я. И не только сесть) Смекаете?
Бьянка забежала в подсобку и завизжала, увидев Сюзанну в более чем неприглядном виде. Она перевернула её лицом вверх и вытерла с неё рвотную массу. От страха девушка выглядела ещё бледнее, чем её подруга.
- Ой, а что делать? – захныкала она – А вдруг она умрёт? Она же такая холодная!
- Будем откачивать рыжего чертёнка, и тогда она не умрёт. – заверил брюнетку Джек, суетясь вокруг девушек.
- Может, стоит открыть окна? – предложил Поль.
- Мысль дельная. – одобрил капитан – А ты, цыпа, тащи сюда воды, да побольше. – сказал он к Бьянке.
Воробей подхватил Сюзанну на руки и перенёс её поближе к распахнутому окну. Затем он начал растирать ей шею, тихо ругаясь сквозь зубы. Как только Бьянка принесла кувшин с водой и чашку, пират принялся командовать.
- Так, парень, попридержи-ка Сюзи голову, - едва ли не в приказном тоне обратился он к Полю – ей стоит разжать рот.
- Ты хочешь заставить её пить? – недоумённо спросил тот.
- О, я вижу, ты очень сообразителен. – Джек начал раздражаться от происходящего – Придерживай, а я буду ей воду в рот вливать. Мне помогает всегда, и ей тоже поможет.
- А мне что делать? – спросила Бьянка, чуть не плача.
- Создай нам сквозняк, чтобы было больше воздуха.
Добрых минут десять Воробей заставлял лежащую без сознания Сюзанну глотать воду. Поль держал её за голову, размыкая её челюсти, а Бьянка то и дело обмахивала её сложенной вчетверо салфеткой. Вот только лучше рыжей не становилось. Джек побледнел от страха. Теперь он осознал, что влип гораздо крепче, чем показалось на первый раз.
- И что теперь? – встревоженно спросил Поль – Может позвать аптекаря?
- Её стоит перенести домой. – неожиданно для самого себя предложил Джек – Если её сурового попечителя нет на месте, это хорошо, но я готов его отвлечь, если дела обстоят иначе.
Ребята не стали спорить. Поль взял Сюзанну на руки и последовал на выход за Джеком. Бьянку Воробей отправил вперёд, чтобы та предупредила его, если вдруг заметит человека в широкой шляпе с плюмажем и с мечом на поясе. Однако опасения Джека оказались напрасными – Барбосса ему так и не встретился. Путь до пансионата в целом обошёлся без происшествий, если не считать пары встреч с патрулями жандармов, и если бы не актёрские способности Джека, неизвестно, чем бы это всё закончилось. Компания добралась до места назначения, периодически прячась за углом. И вот, когда до здания пансионата осталось всего несколько шагов, Воробей притормозил своих спутников.
- Прежде, чем мы войдём внутрь, нужно проверить кое-что. – тихо промолвил Джек – Бьянка, посмотри, есть ли свет на четвёртом этаже.
- Нет, месье Джек, там темно. – ответила девушка, вернувшись через пять минут из разведки.
- Нам повезло. Яблокоед либо спит, либо его нет на месте. Вперёд.
Бравый капитан не стал стучать в дверь парадного входа, чтобы его пустили внутрь. Вместо этого он аккуратно открыл окно в кухню, и на глазах у изумлённых Бьянки и Поля забрался внутрь. Пару минут спустя Воробей распахнул дверь чёрного входа и жестом позвал ребят за собой. Все трое двигались как можно тише, чтобы ненароком не привлечь к себе внимания. Наконец они поднялись на четвёртый этаж. Джек на всякий случай ещё раз приложил палец к губам. На самом опасном участке пути нужно двигаться наиболее тихо.
Ступая настолько тихо, насколько это возможно, Джек двинулся первым, за ним кралась Бьянка, а за ней следовал Поль, держа на руках Сюзанну. Ещё несколько шагов, совсем чуть-чуть. Вот и комната рыжей бестии. Осталось только повернуть извлечённый из корсажа хозяйки комнаты ключ в замке…
Дверь оказалась не заперта. Внезапно она распахнулась и свет озарил троицу.
- Ах ты, распутная собака! – рявкнул Барбосса, схватив Джека за шиворот – Крался в комнату к девчонке, негодяй эдакий! Что скажешь в своё оправдание? – взору капитана открылось шокирующее зрелище – А это ещё что?
- Гектор, понимаешь, малышка Сюзи съела не то, и почувствовала себя неладно. – Джек на ходу придумывал оправдание, но соперник по «Жемчужине» не слушал его. Вместо этого он рванул к Полю и выхватил у него из рук Сюзанну.
- Скажи хозяйке, пусть немедленно вскипятит воду, потом притащишь сюда тазик с горячей водой и тряпку, а вон тот подай сюда. – командным тоном обратился он к Бьянке, разрывая Сюзанне лиф, и заворачивая её в одеяло – А ты неси сюда уксус, и поживее. – добавил он, повернувшись к Полю.
Юноша и девушка немедленно побежали вниз. От поднявшегося шума все обитатели пансионата выскочили из комнат. Джек хотел было последовать за Бьянкой и Полем, но Гектор остановил его прежде, чем тот успел сделать хотя бы пару шагов.
- А ну, говори, почему она в таком состоянии? – грозно прорычал он.
- Просто съела что-то не то. – влёт ответил Воробей.
- И что же? Поганки, что ли?
- Свиная колбаска оказалась протухшей.
- А ром - прокисшим?
От последнего вопроса Джек вздрогнул. Он пытался сообразить что-то в ответ, но от взгляда Барбоссы, полного ярости и ненависти, мгновенно забыл всё, что хотел сказать.
- Сюзи не сделала ни глоточка. – заявил Птах уверенным голосом, худо – бедно приведя мысли в порядок.
- Ты за кого меня принимаешь? Думаешь, я не умею отличать перепой от отравления?
- Сюзи отравилась колбаской.
- Ты её опоил?
- Не надо клеветать на меня!
Дверь в комнату распахнулась, и в помещение вошла Бьянка с тазиком, из которого валил пар от горячей воды в руках, а за ней – Поль с кувшинчиком уксуса и ветошью. Сзади встревоженно выглядывали хозяева пансионата. Без лишних слов Джек выскочил вон из комнаты и принялся успокаивать Иветт и Гийома, сочиняя на ходу всякие небылицы. Бьянка и Поль остались, чтобы посмотреть, что предпримет опекун их подруги.
Гектор смочил руки уксусом и стал остервенело растирать Сюзанне виски и уши. Про себя он что-то бормотал, не то заклинание, не то проклятье, а может и молитву, один чёрт знает. Ребята наблюдали за этим зрелищем со страхом и неподдельным интересом.
- Простите, месье, но, может быть, мы что-то помочь? – осторожно спросила Бьянка.
- Поможете, если не будете мешать! – последовало в ответ.
Девушка искренне хотела помочь, но её пугал суровый опекун подруги. Отвлекать его было довольно рискованной затеей, но и стоять в стороне, ничего не делая, было не менее опасно – вдруг этот страшный дядька решит, что она нарочно так поступает? Поля так же мучили сомнения на этот счёт.
- Пожалуй, нам стоит либо выпросить у него какое-нибудь поручение, либо уйти. – шепнул он подруге.
-Проси сам. – резко ответила Бьянка – Ты на рожу его посмотри! Одно лишнее слово, и лучшее, что нам светит – это сломанная челюсть.
- Ещё не поздно позвать аптекаря. Вдруг этот бандит убьёт Сюзанну?
- Аптекаря звать именно, что поздно, Поль. Понятия не имею, что делает этот мужик, но настроен он весьма решительно.
- Если вы шепчетесь обо мне, голубки, будьте любезны, говорите громче. – негромко произнёс капитан пиратов, развернувшись к ребятам – И, желательно, на том языке, который я понимаю. – он поморщился, задумавшись, и добавил – Скажите-ка лучше, почему Сюзанна в таком состоянии? Воробей говорит, что колбаской отравилась, но я ему не верю.
Поль и Бьянка встревоженно переглянулись. Необходимо было что-то срочно сообразить в ответ, иначе он всё поймёт. Если уже не понял…
- Месье… месье Воробей сказать правда. – Бьянка замялась, но не позволила себе прекратить разговор – Сюзанна неудачно поесть в таверна…
- А как же она попала в таверну, раз собиралась к тебе в гости?
- Нет, не в гости! Мы договориться, что встречаться… Встречаться в эта таверна…
Девушка не успела договорить. Сюзанну затрясло, она закашляла и тяжело задышала. Гектор мгновенно перевернул её на живот.
- Тазик сюда сюда, немедленно! – рявкнул он так, словно приказал брать корабль на абордаж.
Ребятам не пришлось повторять дважды. Бьянка бросилась к Сюзанне и подставила ей миску как нельзя вовремя – из рыжей вырвался очередной поток желчи. Девчонка не могла остановиться, её тело колотилось в конвульсиях. Пока Барбосса держал Сюзанну за плечи, Бьянка и Поль то и дело вытирали рвоту с её лица и опустошали наполняющийся таз с гадким содержимым. Что касается Джека, то убедив хозяев пансионата, что всё в порядке, он осторожно проник в комнату, смекая на ходу, чем ещё можно помочь. Ему осталось только принести печной мех, чтобы создать для Сюзанны какой-никакой, а сквозняк. Наконец, рыжей полегчало. Её перестало рвать, и хотя она ещё не до конца пришла в себя, но, по крайней мере, её дыхание нормализовалось, а пульс чётко прослушивался. Жестом Гектор приказал Бьянке и Полю выйти вон, а они не стали спорить и устремились прочь, не желая связываться с этим грозным типом. Воробей хотел было последовать за ними, однако заклятый друг пресёк это действие.
- Теперь рассказывай, какого чёрта тебе понадобилось опоить девчонку? – спросил он строго, прикладывая ко лбу Сюзанны тряпку, смоченную в горячей воде – Говори по-хорошему, не то… Ты меня знаешь.
- Зачем бы мне понадобилось её опаивать? – попытался было защититься Джек.
- Вот и я спрашиваю об этом же. Допился с малолетками, сволочь.
- Не надо меня оскорблять!
- Так, отвечай сейчас же: почему Сюзанна в таком виде? Её подруга сказала, что она отравилась колбаской из таверны, но я ей не верю.
- А зря. Девочка сказала правду.
- Да ну? – Барбосса встал и заглянул Джеку в глаза – Тогда скажи, как называется эта таверна? Я схожу туда и поговорю с хозяином. Хорошенько так поговорю.
Джек замялся. Визави ни в коем случае не должен узнать правду. Хотя… Зная Барбоссу не первый год, Воробей предположил, что у него обязательно будет виноват именно он.
- Не знаю её названия, я не спрашивал. – отмазался Джек, и принялся грызть ноготь.
- То есть, ты не знаешь, куда шёл? Глаза тебе завязали, что ли?
- Я просто составил ребятам компанию. Они сами потащились туда.
- Потащились ром пить?
- Какая вообще тебе разница?
- Напоминаю, что опекун Сюзанны – я, и обо всём, что она делает, я должен узнавать в первую очередь. И я знаю, кто виноват в том, что она лежит сейчас ни жива, ни мертва.
- Если ты намекаешь на меня, то это чудовищная ложь и клевета! – закипятился птах – «Кто виноват, кто виноват»?.. Да сама и виновата, будет знать, как тащить в рот что ни попадя!
Только теперь Джек понял, что ляпнул лишнее. Барбосса испепелял его ненавидящим взглядом добрых минут пять. Воробей решил, что лучше ему будет слинять из комнаты Сюзанны, и поскорее. Но не вышло. Соперник по «Жемчужине» схватил его за руку и потащил к себе. Затолкав Воробья внутрь, и закрыв за собой дверь, он схватил подсвечник, и принялся неистово колотить его, не выбирая при этом выражений.
- Ай, Гектор, остынь! – только и слышалось из-за двери – По спине не надо, мне же больно! И по плечу не надо! И сюда бить не надо! Ой! Ааааай!

Сюзанна проснулась от приступа головной боли. Она почувствовала сильнейшую боль в спине, невероятная жажда осушила её. Девушка попыталась открыть глаза, но свет был слишком ярким, так что это ей удалось не сразу. Что-то расплывчатое предстало перед её взором. Сюзанна хорошенько приглядывалась до тех пор, пока зрение не пришло в норму. Рядом с ней сидел её суровый опекун, откинувшись на спинку стула. Джек стоял в сторонке, виновато опустив голову, и то и дело потирая себе плечо.
- Ну что, дьяволица, понравилось быть пьяной? – саркастично спросил Гектор, заметив, что девочка пришла в себя.
Сюзанна не знала, что ответить. Она лишь закуталась в одеяло, съежилась и повернулось на бок. Такой жест не понравился капитану.
- Соизвольте отвечать, когда с вами разговаривают, мисс! – рявкнул он, сорвав с неё одеяло.
- Нет, мне не понравилось! – заявила рыжая, приподнявшись, а затем снова опустилась на подушку.
- А твой разлюбезный друг заявил мне, что ты свиной колбаской в таверне отравилась, и твои приятели подтвердили это. – продолжал ехидничать морской волк – Проблема в том, что я на своём веку повидал всякое, и уж умею отличать одно отравление от другого, просто кое-кто мог этого не знать, хотя должен был.
При этих словах Джек надул губы и метнул в Барбоссу обиженный взгляд.
«Скажи я сразу, как было дело, я бы лежал с переломанным хребтом. Если бы вообще остался в живых.»
- Так вот, я жду от тебя объяснений. Выкладывай всё начистоту. – властно потребовал Гектор.
- Я отравилась колбаской. – угрюмо выдохнула Сюзанна.
Барбосса закатил глаза и уставился на Джека. Тот съежился ещё больше и не знал, что ему ещё добавить, чтобы объяснение звучало более убедительно.
- Что ж, ремень вот он, готовься. – спокойно проговорил капитан, снова обратившись к девушке.
- К чему готовиться?
- К порке, конечно.
- За что? – Сюзанна подскочила на месте и свернулась калачиком в углу постели.
- За то, что врёшь беспардонно!
- Она не врёт. – робко добавил Джек.
- Молчи, Воробей, или тебе мало вчерашнего?
Глядя на широкий ремень своего опекуна, Сюзанна невольно вздрогнула. Обмануть этого человека вряд ли удастся, это она поняла отчетливо. Но и друга подставлять не хочется. Неужели нет никакого выхода?
- Или ты сейчас говоришь мне правду, или я тебя выпорю.
Ультиматум довольно жёсткий, так что времени на раздумья у рыжей не было. Но, быть может, она сможет что-то сымпровизировать?
- Мы действительно были в таверне, я, Джек, Бьянка и Поль. – принялась объяснять девчонка – Мы действительно ели колбаски. Но мы ещё пили…
Джек умоляюще посмотрел на Сюзанну. В его голове уже рисовались страшные картины того, как Барбосса будет хладнокровно расправляться с ним, и глазом не моргнёт.
- Мы пили… пиво. – неожиданно заявила Сюзанна.
- Пиво? – недоверчиво переспросил Барбосса.
- Да, пиво. – подтвердила девушка – Я не сдержалась и перестала себя контролировать. – добавила она, чуть не плача.
- Именно пиво, и никакого рома. – поддакивал Воробей, не смея повышать голос.
- Так, это уже больше похоже на правду.
- И переборщили немножко. – добавила рыжая, виновато пряча глаза.
По виду Гектора можно было понять, что он все равно не верит в наспех сочинённую байку. Но, по крайней мере, он вернул Сюзанне одеяло и убрал ремень с глаз долой.
- Меняй ей компрессы почаще, и давай побольше пить. – холодно сказал он Джеку, направившись к выходу – А я пока посплю. Спасибо за бессонную ночь, Птаха.
- Не за что. – язвительно ответил тот.
Через минуту Джек остался с Сюзанной наедине. Девушка закуталась в одеяло и уставилась на друга. Ей хотелось плакать, но жажда была ещё сильнее. Три раза Джек наполнял ей стакан, только после этого она почувствовала некое облегчение.
- Почему он такой? – спросила девушка у Воробья.
- Ой, когда мы в море, он ещё хуже, если не в настроении. – ответил птах, прикладывая ей ко лбу тёплую мокрую тряпку.
- Как мама могла с ним связаться?
- Твоя мама – святая женщина, раз подружилась с ним. Когда ему сообщили о её смерти, он огорчился, хотя и убеждает себя в обратном.
- Что-то Месье Скандал не похож на человека, которого огорчит чья-то смерть, пусть даже бывшей любовницы. – Сюзанна повернулась на бок – Он что, сидел со мной всю ночь?
- Ну, допустим, не всю ночь, но очень долго. – принялся объяснять Джек – Вот твоя мама когда-то точно так же сидела с ним, когда ему было плохо. Я думаю, что всё дело именно в этом. Если твоя мама сумела договориться с суровым дядей Гектором, это не могло не врезаться ему в память.
- Но почему именно она?
- Знаешь, как к нему другие женщины относились?
- Как?
- Никак. И он отвечал им взаимностью. А тут к нему отнеслись… По-человечески, что ли.
- Так почему же он не стремится подружиться со мной хотя бы из уважения к памяти мамы и тому, что она сделала для него?
Джек глубоко вздохнул. Он не знал, что ответить. Можно, конечно, что-нибудь сочинить на ходу, но где гарантии того, что кое-кто сейчас не стоит за дверью, и не подслушивает этот разговор? Ему оставалось лишь строить предположения. Но что толку от предположений, если девочка требует чёткого ответа на поставленный вопрос?
Сюзанна, кажется, уловила суть его мыслей. Она помрачнела и лишь жестом попросила воды. Осушив стакан в несколько глотков, она снова завалилась на подушку. Настроение у неё было далеко не из лучших.
- Знаешь, я бы предпочла, чтобы ты был моим опекуном, а не он. – выдохнула рыжая.
- Тогда бы против тебя ополчилась вся пиратская братия. – насмешливо ответил Воробей, в очередной раз сменив девочке компресс.
- Ну и что? Гектор меня не любит.
- Ой, ну и глупое же ты существо! Но ничего, ты обязательно изменишь своё мнение о нём.
- Хотя, были несколько моментов, когда он начинал мне нравится. Но сегодня что-то не то. Он отругал меня за то, что я болею. Ещё выпороть хотел.
- Сюзи, все не так уж мрачно, как тебе кажется. Ты уж прости старого дурака, такова его природа.
- Джек, мне скучно. – промолвила Сюзанна, резко сменив тему разговора – Расскажи мне что-нибудь. Какую-нибудь интересную историю про корабли.
- А что бы ты хотела услышать?
- Весёлую историю из моряцкой жизни.
- Хм… Какую же историю тебе рассказать? – задумался капитан – Может, эту?.. Нет, лучше эту… Впрочем, нет, лучше эту. – он откинулся на спинку стула и начал свой рассказ.

- По морю плавать - не по суше гулять,
Но всех нас манит водная гладь,
И вот в результате дела и слова,
Новое судно почти готово:
Там и мачты, и ванты, и даже флаг,
А только судно из гавани ни на шаг.

Резонно заметив, что все это странно,
Решила команда сменить капитана.
Сказано - сделано, прошлому - бой,
И вот у штурвала капитан другой.
Он и молод, и красив, и совсем не дурак,
Но только судно из гавани ни на шаг.

Резонно заметив, что что-то неладно,
Решил капитан, что виновата команда.
Новая метла чисто метет,
И тысяча матросов получила расчет.
И новая команда поднимает флаг,
А только судно из гавани ни на шаг.

Резонно заметив, что что-то неверно,
Решили, что судно покрашено скверно.
Художнику дали задание, он
Все перекрасил в праздничный тон,
Метался, старался, устал, как ишак,
Но только судно из гавани ни на шаг.

По морю плавать - не по суше гулять.
Сели думать над причиной опять.
А было дело в одной причине:
Все забыли, что паруса нет в помине.
Без паруса никак не объехать мир -
Поможет или чудо, или буксир.

Сюзанна слушала историю, и не могла не смеяться. В который раз Джек отметил, что её смех он уже неоднократно слышал. Как эта девица до сих пор не заметила, насколько она, на самом деле, близка со своим опекуном? Её обида обязательно пройдёт, уж в этом Воробей был уверен.
Дверь в комнату распахнулась, и внутрь вошёл Гектор, мрачнее тучи. Он водрузил корзинку Сюзанны на трельяж.
- Твоя подруга принесла. – холодно сказал он – Ещё спросила, пойдёшь ли ты завтра на праздник?
- И что ты ответил? – поинтересовалась Сюзанна.
- Что если тебе захочется усугубить положение, и свести на нет все мои старания, то пойдёшь обязательно.
Прежде, чем Воробей успел вставить хоть слово, его заклятый друг развернулся и вышел вон, демонстративно хлопнув дверью. Джеку даже не понадобились слова для того, чтобы Сюзанна поняла его. Корсар развёл руки, задавая этим жестом вопрос.
- А я всё равно пойду завтра на праздник, как бы Гектор ни был против. – решительно заявила рыжая – Вот только сегодня отлежусь, вылечусь, а завтра обязательно рвану на танцы.
«Сказано до боли знакомым тоном. Ну и чья же ты, по-твоему, дочь?»
- Может быть, ты и прав Джек – немного подумав, промолвила Сюзанна – Может быть, мы с ним подружимся. В последние дни он чуть смилостивился надо мной. Я даже не ожидала.
- Мы многого не ожидаем, Сюзи, но оттого неожиданность становится приятной, не так ли?
- Вообще-то… Да.
Джек одобрительно кивнул. У девчонки есть потенциал, его необходимо развить. Кто знает, может, из неё выйдет достойная продолжательница дела папаши? А насчёт неожиданностей…
«Твой батя однажды преподнёс мне сюрприз, в результате которого я оказался на необитаемом острове. Даже любопытно, как ты отреагируешь на такую историю и её финал?»

***

На землю падали крупные хлопья снега, перемешавшиеся с дождём. Холодный северный ветер бил по щекам, противный ветер, сбивающий с ног, летящий откуда-то с моря. Грязь мешалась под ногами, и от мерзкого дождя со снегом её становилось всё больше и больше. Не самая лучшая погода для кануна Рождества. Накинув на голову капюшон, женщина бежала по улице Весенни, сжимая в руке тюк с вещами и небольшую корзинку. Остановившись перед пансионатом для приезжих, она сняла перчатки и громко постучалась в дверь.
- О, мадам, мы рады вас видеть! – любезно приветствовал её хозяин – Вы, наверное, устали с дороги?
- Да, месье Жюйяр, очень устала. – ответила Эмма, и вручила мужчине свои вещи – Отнесите это в мою комнату.
- Да, мадам.
Со стороны лестницы послышался топот. Эмма поспешила туда. Навстречу ей выбежала рыжеволосая девочка пяти лет.
- Мама! Мама приехала! – радостно прощебетала она, бросаясь в материнские объятья.
Эмма подхватила дочку, и радостно прижала её к груди. Ничего так сильно не жаждала женщина, как увидеть своего ребёнка, самую главную, и, пожалуй, единственную ценность в жизни. Девочка обняла мать так крепко, что могла спокойно повиснуть у неё на шее.
- Я так по тебе скучала, мамочка. – пролепетала девочка.
- И я по тебе скучала не меньше, моё сокровище. – ответила актриса английского театра – Смотри, что я тебе принесла. – с этими словами она вынула из корзинки большой паточный леденец, и вручила его дочке. Счастью девочки не было предела.
- Мамочка, ты не уедешь после Рождества? – с надеждой спросила малышка.
- Сюзанна, детка, ты же знаешь, я не могу долго пробыть с тобой, как бы сильно мне этого ни хотелось.
Вниз по лестнице спустилась хозяйка пансионата. Госпожа Жюйяр олицетворяла собой саму любезность. Однако её долгом было сообщить знаменитой гостье пару неприятных новостей.
- Мадам д’Ормерьяк, мы рады вашему возвращению. – с улыбкой промолвила она – Надеюсь, дорога вас не утомила?
- Нет, не утомила, - ответила та – тем более, что меня ждал дорогой мне человек. – она пригладила волосы Сюзанне – И пожалуйста, не называйте меня сценическим именем. Здесь я просто Эмма.
- Хорошо, мадам Эмма. – Иветт посерьезнела, прежде чем продолжить беседу – Я должна сказать вам, что мадмуазель Сюзанна много шалила незадолго до вашего приезда.
При этих словах девочка сжалась и со страхом посмотрела на мать. Та приобняла дочь за плечи и выпрямилась.
- А что случилось?
- Мадмуазель разбила две миски и порезала простынь на лоскуты. – мадам Жюйяр старалась выглядеть сурово – Своё неподобающее поведение она объяснила игрой. Однако я считаю, что это…
- Обычное детское баловство. – закончила за неё Эмма – Я возмещу стоимость мисок и простыни, если вы так из-за них переживаете.
- Но мадам, я так же переживаю и за мадмуазель Сюзанну. Такие игры до добра не доведут, как я глубоко убеждена.
- Всего лишь детская игра, госпожа Жюйяр. – раздражённо отмахнулась Эмма, и, взяв Сюзанну на руки, поднялась к ней в комнату.
- Иветт придирается почём зря. – пожаловалась малышка – Не хотела я разбивать её миски, а простынь она сама выкинула, а я её нашла.
- Мадам Иветт всего навсего поддерживает порядок в пансионате, она – хозяйка, а ты здесь живёшь, так что не огорчай её, и она не будет придираться.
- Вот стану большой, я сама себе стану хозяйкой.
Эмма умилилась с Сюзанны. Укладывая дочку спать, молодая женщина не могла налюбоваться на неё. Такая маленькая, а уже пробивается характер. Наверняка она пойдёт в своего отца. В человека, которого она не знает. Кто знает, суждено ли им когда-нибудь встретиться снова? Всем троим?
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#14 Сообщение Аша Грейджой » Пн май 25, 2015 11:44 pm

Глава 12. Как понять друг друга

- Ребята, у нас проблема!
Джек пулей вылетел из подсобки. Ситуации, в которую он угодил сейчас, можно было избежать, если бы не стал потакать сиюминутным желаниям девчонки… Это что же получается? Гектор прав, и Сюзанну стоит держать на поводке? Нет, лучше всё списать на простое недоразумение, а папаше знать о происшествии необязательно.
Воробей в поисках Бьянки и Поля завернул на кухню и одёрнул занавеску. Девушка и юноша второпях одевались, застигнутые шумом врасплох. Джек на несколько секунд отвернулся, чтобы дать им возможность собраться, а затем принялся рассказывать о возникшей трудности.
- К моему великому огорчению, наша дорогая Сюзанна оказалась в крайне трудном положении. – затараторил он – К сожалению, она не рассчитала свои силы во время дегустации виски… И ей стало плохо.
- Как? - испуганно выдохнула Бьянка.
- Клянусь, я к этому не причастен. – поспешил оправдаться Воробей – Но рыжего котёнка необходимо привести в порядок до того, как её грозный опекун прознает о случившемся, а если такое случится, клянусь бородой Посейдона, недели две никто из нас не сможет сесть! (Особенно я. И не только сесть) Смекаете?
Бьянка забежала в подсобку и завизжала, увидев Сюзанну в более чем неприглядном виде. Она перевернула её лицом вверх и вытерла с неё рвотную массу. От страха девушка выглядела ещё бледнее, чем её подруга.
- Ой, а что делать? – захныкала она – А вдруг она умрёт? Она же такая холодная!
- Будем откачивать рыжего чертёнка, и тогда она не умрёт. – заверил брюнетку Джек, суетясь вокруг девушек.
- Может, стоит открыть окна? – предложил Поль.
- Мысль дельная. – одобрил капитан – А ты, цыпа, тащи сюда воды, да побольше. – сказал он к Бьянке.
Воробей подхватил Сюзанну на руки и перенёс её поближе к распахнутому окну. Затем он начал растирать ей шею, тихо ругаясь сквозь зубы. Как только Бьянка принесла кувшин с водой и чашку, пират принялся командовать.
- Так, парень, попридержи-ка Сюзи голову, - едва ли не в приказном тоне обратился он к Полю – ей стоит разжать рот.
- Ты хочешь заставить её пить? – недоумённо спросил тот.
- О, я вижу, ты очень сообразителен. – Джек начал раздражаться от происходящего – Придерживай, а я буду ей воду в рот вливать. Мне помогает всегда, и ей тоже поможет.
- А мне что делать? – спросила Бьянка, чуть не плача.
- Создай нам сквозняк, чтобы было больше воздуха.
Добрых минут десять Воробей заставлял лежащую без сознания Сюзанну глотать воду. Поль держал её за голову, размыкая её челюсти, а Бьянка то и дело обмахивала её сложенной вчетверо салфеткой. Вот только лучше рыжей не становилось. Джек побледнел от страха. Теперь он осознал, что влип гораздо крепче, чем показалось на первый раз.
- И что теперь? – встревоженно спросил Поль – Может позвать аптекаря?
- Её стоит перенести домой. – неожиданно для самого себя предложил Джек – Если её сурового попечителя нет на месте, это хорошо, но я готов его отвлечь, если дела обстоят иначе.
Ребята не стали спорить. Поль взял Сюзанну на руки и последовал на выход за Джеком. Бьянку Воробей отправил вперёд, чтобы та предупредила его, если вдруг заметит человека в широкой шляпе с плюмажем и с мечом на поясе. Однако опасения Джека оказались напрасными – Барбосса ему так и не встретился. Путь до пансионата в целом обошёлся без происшествий, если не считать пары встреч с патрулями жандармов, и если бы не актёрские способности Джека, неизвестно, чем бы это всё закончилось. Компания добралась до места назначения, периодически прячась за углом. И вот, когда до здания пансионата осталось всего несколько шагов, Воробей притормозил своих спутников.
- Прежде, чем мы войдём внутрь, нужно проверить кое-что. – тихо промолвил Джек – Бьянка, посмотри, есть ли свет на четвёртом этаже.
- Нет, месье Джек, там темно. – ответила девушка, вернувшись через пять минут из разведки.
- Нам повезло. Яблокоед либо спит, либо его нет на месте. Вперёд.
Бравый капитан не стал стучать в дверь парадного входа, чтобы его пустили внутрь. Вместо этого он аккуратно открыл окно в кухню, и на глазах у изумлённых Бьянки и Поля забрался внутрь. Пару минут спустя Воробей распахнул дверь чёрного входа и жестом позвал ребят за собой. Все трое двигались как можно тише, чтобы ненароком не привлечь к себе внимания. Наконец они поднялись на четвёртый этаж. Джек на всякий случай ещё раз приложил палец к губам. На самом опасном участке пути нужно двигаться наиболее тихо.
Ступая настолько тихо, насколько это возможно, Джек двинулся первым, за ним кралась Бьянка, а за ней следовал Поль, держа на руках Сюзанну. Ещё несколько шагов, совсем чуть-чуть. Вот и комната рыжей бестии. Осталось только повернуть извлечённый из корсажа хозяйки комнаты ключ в замке…
Дверь оказалась не заперта. Внезапно она распахнулась и свет озарил троицу.
- Ах ты, распутная собака! – рявкнул Барбосса, схватив Джека за шиворот – Крался в комнату к девчонке, негодяй эдакий! Что скажешь в своё оправдание? – взору капитана открылось шокирующее зрелище – А это ещё что?
- Гектор, понимаешь, малышка Сюзи съела не то, и почувствовала себя неладно. – Джек на ходу придумывал оправдание, но соперник по «Жемчужине» не слушал его. Вместо этого он рванул к Полю и выхватил у него из рук Сюзанну.
- Скажи хозяйке, пусть немедленно вскипятит воду, потом притащишь сюда тазик с горячей водой и тряпку, а вон тот подай сюда. – командным тоном обратился он к Бьянке, разрывая Сюзанне лиф, и заворачивая её в одеяло – А ты неси сюда уксус, и поживее. – добавил он, повернувшись к Полю.
Юноша и девушка немедленно побежали вниз. От поднявшегося шума все обитатели пансионата выскочили из комнат. Джек хотел было последовать за Бьянкой и Полем, но Гектор остановил его прежде, чем тот успел сделать хотя бы пару шагов.
- А ну, говори, почему она в таком состоянии? – грозно прорычал он.
- Просто съела что-то не то. – влёт ответил Воробей.
- И что же? Поганки, что ли?
- Свиная колбаска оказалась протухшей.
- А ром - прокисшим?
От последнего вопроса Джек вздрогнул. Он пытался сообразить что-то в ответ, но от взгляда Барбоссы, полного ярости и ненависти, мгновенно забыл всё, что хотел сказать.
- Сюзи не сделала ни глоточка. – заявил Птах уверенным голосом, худо – бедно приведя мысли в порядок.
- Ты за кого меня принимаешь? Думаешь, я не умею отличать перепой от отравления?
- Сюзи отравилась колбаской.
- Ты её опоил?
- Не надо клеветать на меня!
Дверь в комнату распахнулась, и в помещение вошла Бьянка с тазиком, из которого валил пар от горячей воды в руках, а за ней – Поль с кувшинчиком уксуса и ветошью. Сзади встревоженно выглядывали хозяева пансионата. Без лишних слов Джек выскочил вон из комнаты и принялся успокаивать Иветт и Гийома, сочиняя на ходу всякие небылицы. Бьянка и Поль остались, чтобы посмотреть, что предпримет опекун их подруги.
Гектор смочил руки уксусом и стал остервенело растирать Сюзанне виски и уши. Про себя он что-то бормотал, не то заклинание, не то проклятье, а может и молитву, один чёрт знает. Ребята наблюдали за этим зрелищем со страхом и неподдельным интересом.
- Простите, месье, но, может быть, мы что-то помочь? – осторожно спросила Бьянка.
- Поможете, если не будете мешать! – последовало в ответ.
Девушка искренне хотела помочь, но её пугал суровый опекун подруги. Отвлекать его было довольно рискованной затеей, но и стоять в стороне, ничего не делая, было не менее опасно – вдруг этот страшный дядька решит, что она нарочно так поступает? Поля так же мучили сомнения на этот счёт.
- Пожалуй, нам стоит либо выпросить у него какое-нибудь поручение, либо уйти. – шепнул он подруге.
-Проси сам. – резко ответила Бьянка – Ты на рожу его посмотри! Одно лишнее слово, и лучшее, что нам светит – это сломанная челюсть.
- Ещё не поздно позвать аптекаря. Вдруг этот бандит убьёт Сюзанну?
- Аптекаря звать именно, что поздно, Поль. Понятия не имею, что делает этот мужик, но настроен он весьма решительно.
- Если вы шепчетесь обо мне, голубки, будьте любезны, говорите громче. – негромко произнёс капитан пиратов, развернувшись к ребятам – И, желательно, на том языке, который я понимаю. – он поморщился, задумавшись, и добавил – Скажите-ка лучше, почему Сюзанна в таком состоянии? Воробей говорит, что колбаской отравилась, но я ему не верю.
Поль и Бьянка встревоженно переглянулись. Необходимо было что-то срочно сообразить в ответ, иначе он всё поймёт. Если уже не понял…
- Месье… месье Воробей сказать правда. – Бьянка замялась, но не позволила себе прекратить разговор – Сюзанна неудачно поесть в таверна…
- А как же она попала в таверну, раз собиралась к тебе в гости?
- Нет, не в гости! Мы договориться, что встречаться… Встречаться в эта таверна…
Девушка не успела договорить. Сюзанну затрясло, она закашляла и тяжело задышала. Гектор мгновенно перевернул её на живот.
- Тазик сюда сюда, немедленно! – рявкнул он так, словно приказал брать корабль на абордаж.
Ребятам не пришлось повторять дважды. Бьянка бросилась к Сюзанне и подставила ей миску как нельзя вовремя – из рыжей вырвался очередной поток желчи. Девчонка не могла остановиться, её тело колотилось в конвульсиях. Пока Барбосса держал Сюзанну за плечи, Бьянка и Поль то и дело вытирали рвоту с её лица и опустошали наполняющийся таз с гадким содержимым. Что касается Джека, то убедив хозяев пансионата, что всё в порядке, он осторожно проник в комнату, смекая на ходу, чем ещё можно помочь. Ему осталось только принести печной мех, чтобы создать для Сюзанны какой-никакой, а сквозняк. Наконец, рыжей полегчало. Её перестало рвать, и хотя она ещё не до конца пришла в себя, но, по крайней мере, её дыхание нормализовалось, а пульс чётко прослушивался. Жестом Гектор приказал Бьянке и Полю выйти вон, а они не стали спорить и устремились прочь, не желая связываться с этим грозным типом. Воробей хотел было последовать за ними, однако заклятый друг пресёк это действие.
- Теперь рассказывай, какого чёрта тебе понадобилось опоить девчонку? – спросил он строго, прикладывая ко лбу Сюзанны тряпку, смоченную в горячей воде – Говори по-хорошему, не то… Ты меня знаешь.
- Зачем бы мне понадобилось её опаивать? – попытался было защититься Джек.
- Вот и я спрашиваю об этом же. Допился с малолетками, сволочь.
- Не надо меня оскорблять!
- Так, отвечай сейчас же: почему Сюзанна в таком виде? Её подруга сказала, что она отравилась колбаской из таверны, но я ей не верю.
- А зря. Девочка сказала правду.
- Да ну? – Барбосса встал и заглянул Джеку в глаза – Тогда скажи, как называется эта таверна? Я схожу туда и поговорю с хозяином. Хорошенько так поговорю.
Джек замялся. Визави ни в коем случае не должен узнать правду. Хотя… Зная Барбоссу не первый год, Воробей предположил, что у него обязательно будет виноват именно он.
- Не знаю её названия, я не спрашивал. – отмазался Джек, и принялся грызть ноготь.
- То есть, ты не знаешь, куда шёл? Глаза тебе завязали, что ли?
- Я просто составил ребятам компанию. Они сами потащились туда.
- Потащились ром пить?
- Какая вообще тебе разница?
- Напоминаю, что опекун Сюзанны – я, и обо всём, что она делает, я должен узнавать в первую очередь. И я знаю, кто виноват в том, что она лежит сейчас ни жива, ни мертва.
- Если ты намекаешь на меня, то это чудовищная ложь и клевета! – закипятился птах – «Кто виноват, кто виноват»?.. Да сама и виновата, будет знать, как тащить в рот что ни попадя!
Только теперь Джек понял, что ляпнул лишнее. Барбосса испепелял его ненавидящим взглядом добрых минут пять. Воробей решил, что лучше ему будет слинять из комнаты Сюзанны, и поскорее. Но не вышло. Соперник по «Жемчужине» схватил его за руку и потащил к себе. Затолкав Воробья внутрь, и закрыв за собой дверь, он схватил подсвечник, и принялся неистово колотить его, не выбирая при этом выражений.
- Ай, Гектор, остынь! – только и слышалось из-за двери – По спине не надо, мне же больно! И по плечу не надо! И сюда бить не надо! Ой! Ааааай!

Сюзанна проснулась от приступа головной боли. Она почувствовала сильнейшую боль в спине, невероятная жажда осушила её. Девушка попыталась открыть глаза, но свет был слишком ярким, так что это ей удалось не сразу. Что-то расплывчатое предстало перед её взором. Сюзанна хорошенько приглядывалась до тех пор, пока зрение не пришло в норму. Рядом с ней сидел её суровый опекун, откинувшись на спинку стула. Джек стоял в сторонке, виновато опустив голову, и то и дело потирая себе плечо.
- Ну что, дьяволица, понравилось быть пьяной? – саркастично спросил Гектор, заметив, что девочка пришла в себя.
Сюзанна не знала, что ответить. Она лишь закуталась в одеяло, съежилась и повернулось на бок. Такой жест не понравился капитану.
- Соизвольте отвечать, когда с вами разговаривают, мисс! – рявкнул он, сорвав с неё одеяло.
- Нет, мне не понравилось! – заявила рыжая, приподнявшись, а затем снова опустилась на подушку.
- А твой разлюбезный друг заявил мне, что ты свиной колбаской в таверне отравилась, и твои приятели подтвердили это. – продолжал ехидничать морской волк – Проблема в том, что я на своём веку повидал всякое, и уж умею отличать одно отравление от другого, просто кое-кто мог этого не знать, хотя должен был.
При этих словах Джек надул губы и метнул в Барбоссу обиженный взгляд.
«Скажи я сразу, как было дело, я бы лежал с переломанным хребтом. Если бы вообще остался в живых.»
- Так вот, я жду от тебя объяснений. Выкладывай всё начистоту. – властно потребовал Гектор.
- Я отравилась колбаской. – угрюмо выдохнула Сюзанна.
Барбосса закатил глаза и уставился на Джека. Тот съежился ещё больше и не знал, что ему ещё добавить, чтобы объяснение звучало более убедительно.
- Что ж, ремень вот он, готовься. – спокойно проговорил капитан, снова обратившись к девушке.
- К чему готовиться?
- К порке, конечно.
- За что? – Сюзанна подскочила на месте и свернулась калачиком в углу постели.
- За то, что врёшь беспардонно!
- Она не врёт. – робко добавил Джек.
- Молчи, Воробей, или тебе мало вчерашнего?
Глядя на широкий ремень своего опекуна, Сюзанна невольно вздрогнула. Обмануть этого человека вряд ли удастся, это она поняла отчетливо. Но и друга подставлять не хочется. Неужели нет никакого выхода?
- Или ты сейчас говоришь мне правду, или я тебя выпорю.
Ультиматум довольно жёсткий, так что времени на раздумья у рыжей не было. Но, быть может, она сможет что-то сымпровизировать?
- Мы действительно были в таверне, я, Джек, Бьянка и Поль. – принялась объяснять девчонка – Мы действительно ели колбаски. Но мы ещё пили…
Джек умоляюще посмотрел на Сюзанну. В его голове уже рисовались страшные картины того, как Барбосса будет хладнокровно расправляться с ним, и глазом не моргнёт.
- Мы пили… пиво. – неожиданно заявила Сюзанна.
- Пиво? – недоверчиво переспросил Барбосса.
- Да, пиво. – подтвердила девушка – Я не сдержалась и перестала себя контролировать. – добавила она, чуть не плача.
- Именно пиво, и никакого рома. – поддакивал Воробей, не смея повышать голос.
- Так, это уже больше похоже на правду.
- И переборщили немножко. – добавила рыжая, виновато пряча глаза.
По виду Гектора можно было понять, что он все равно не верит в наспех сочинённую байку. Но, по крайней мере, он вернул Сюзанне одеяло и убрал ремень с глаз долой.
- Меняй ей компрессы почаще, и давай побольше пить. – холодно сказал он Джеку, направившись к выходу – А я пока посплю. Спасибо за бессонную ночь, Птаха.
- Не за что. – язвительно ответил тот.
Через минуту Джек остался с Сюзанной наедине. Девушка закуталась в одеяло и уставилась на друга. Ей хотелось плакать, но жажда была ещё сильнее. Три раза Джек наполнял ей стакан, только после этого она почувствовала некое облегчение.
- Почему он такой? – спросила девушка у Воробья.
- Ой, когда мы в море, он ещё хуже, если не в настроении. – ответил птах, прикладывая ей ко лбу тёплую мокрую тряпку.
- Как мама могла с ним связаться?
- Твоя мама – святая женщина, раз подружилась с ним. Когда ему сообщили о её смерти, он огорчился, хотя и убеждает себя в обратном.
- Что-то Месье Скандал не похож на человека, которого огорчит чья-то смерть, пусть даже бывшей любовницы. – Сюзанна повернулась на бок – Он что, сидел со мной всю ночь?
- Ну, допустим, не всю ночь, но очень долго. – принялся объяснять Джек – Вот твоя мама когда-то точно так же сидела с ним, когда ему было плохо. Я думаю, что всё дело именно в этом. Если твоя мама сумела договориться с суровым дядей Гектором, это не могло не врезаться ему в память.
- Но почему именно она?
- Знаешь, как к нему другие женщины относились?
- Как?
- Никак. И он отвечал им взаимностью. А тут к нему отнеслись… По-человечески, что ли.
- Так почему же он не стремится подружиться со мной хотя бы из уважения к памяти мамы и тому, что она сделала для него?
Джек глубоко вздохнул. Он не знал, что ответить. Можно, конечно, что-нибудь сочинить на ходу, но где гарантии того, что кое-кто сейчас не стоит за дверью, и не подслушивает этот разговор? Ему оставалось лишь строить предположения. Но что толку от предположений, если девочка требует чёткого ответа на поставленный вопрос?
Сюзанна, кажется, уловила суть его мыслей. Она помрачнела и лишь жестом попросила воды. Осушив стакан в несколько глотков, она снова завалилась на подушку. Настроение у неё было далеко не из лучших.
- Знаешь, я бы предпочла, чтобы ты был моим опекуном, а не он. – выдохнула рыжая.
- Тогда бы против тебя ополчилась вся пиратская братия. – насмешливо ответил Воробей, в очередной раз сменив девочке компресс.
- Ну и что? Гектор меня не любит.
- Ой, ну и глупое же ты существо! Но ничего, ты обязательно изменишь своё мнение о нём.
- Хотя, были несколько моментов, когда он начинал мне нравится. Но сегодня что-то не то. Он отругал меня за то, что я болею. Ещё выпороть хотел.
- Сюзи, все не так уж мрачно, как тебе кажется. Ты уж прости старого дурака, такова его природа.
- Джек, мне скучно. – промолвила Сюзанна, резко сменив тему разговора – Расскажи мне что-нибудь. Какую-нибудь интересную историю про корабли.
- А что бы ты хотела услышать?
- Весёлую историю из моряцкой жизни.
- Хм… Какую же историю тебе рассказать? – задумался капитан – Может, эту?.. Нет, лучше эту… Впрочем, нет, лучше эту. – он откинулся на спинку стула и начал свой рассказ.

- По морю плавать - не по суше гулять,
Но всех нас манит водная гладь,
И вот в результате дела и слова,
Новое судно почти готово:
Там и мачты, и ванты, и даже флаг,
А только судно из гавани ни на шаг.

Резонно заметив, что все это странно,
Решила команда сменить капитана.
Сказано - сделано, прошлому - бой,
И вот у штурвала капитан другой.
Он и молод, и красив, и совсем не дурак,
Но только судно из гавани ни на шаг.

Резонно заметив, что что-то неладно,
Решил капитан, что виновата команда.
Новая метла чисто метет,
И тысяча матросов получила расчет.
И новая команда поднимает флаг,
А только судно из гавани ни на шаг.

Резонно заметив, что что-то неверно,
Решили, что судно покрашено скверно.
Художнику дали задание, он
Все перекрасил в праздничный тон,
Метался, старался, устал, как ишак,
Но только судно из гавани ни на шаг.

По морю плавать - не по суше гулять.
Сели думать над причиной опять.
А было дело в одной причине:
Все забыли, что паруса нет в помине.
Без паруса никак не объехать мир -
Поможет или чудо, или буксир.

Сюзанна слушала историю, и не могла не смеяться. В который раз Джек отметил, что её смех он уже неоднократно слышал. Как эта девица до сих пор не заметила, насколько она, на самом деле, близка со своим опекуном? Её обида обязательно пройдёт, уж в этом Воробей был уверен.
Дверь в комнату распахнулась, и внутрь вошёл Гектор, мрачнее тучи. Он водрузил корзинку Сюзанны на трельяж.
- Твоя подруга принесла. – холодно сказал он – Ещё спросила, пойдёшь ли ты завтра на праздник?
- И что ты ответил? – поинтересовалась Сюзанна.
- Что если тебе захочется усугубить положение, и свести на нет все мои старания, то пойдёшь обязательно.
Прежде, чем Воробей успел вставить хоть слово, его заклятый друг развернулся и вышел вон, демонстративно хлопнув дверью. Джеку даже не понадобились слова для того, чтобы Сюзанна поняла его. Корсар развёл руки, задавая этим жестом вопрос.
- А я всё равно пойду завтра на праздник, как бы Гектор ни был против. – решительно заявила рыжая – Вот только сегодня отлежусь, вылечусь, а завтра обязательно рвану на танцы.
«Сказано до боли знакомым тоном. Ну и чья же ты, по-твоему, дочь?»
- Может быть, ты и прав Джек – немного подумав, промолвила Сюзанна – Может быть, мы с ним подружимся. В последние дни он чуть смилостивился надо мной. Я даже не ожидала.
- Мы многого не ожидаем, Сюзи, но оттого неожиданность становится приятной, не так ли?
- Вообще-то… Да.
Джек одобрительно кивнул. У девчонки есть потенциал, его необходимо развить. Кто знает, может, из неё выйдет достойная продолжательница дела папаши? А насчёт неожиданностей…
«Твой батя однажды преподнёс мне сюрприз, в результате которого я оказался на необитаемом острове. Даже любопытно, как ты отреагируешь на такую историю и её финал?»

***

На землю падали крупные хлопья снега, перемешавшиеся с дождём. Холодный северный ветер бил по щекам, противный ветер, сбивающий с ног, летящий откуда-то с моря. Грязь мешалась под ногами, и от мерзкого дождя со снегом её становилось всё больше и больше. Не самая лучшая погода для кануна Рождества. Накинув на голову капюшон, женщина бежала по улице Весенни, сжимая в руке тюк с вещами и небольшую корзинку. Остановившись перед пансионатом для приезжих, она сняла перчатки и громко постучалась в дверь.
- О, мадам, мы рады вас видеть! – любезно приветствовал её хозяин – Вы, наверное, устали с дороги?
- Да, месье Жюйяр, очень устала. – ответила Эмма, и вручила мужчине свои вещи – Отнесите это в мою комнату.
- Да, мадам.
Со стороны лестницы послышался топот. Эмма поспешила туда. Навстречу ей выбежала рыжеволосая девочка пяти лет.
- Мама! Мама приехала! – радостно прощебетала она, бросаясь в материнские объятья.
Эмма подхватила дочку, и радостно прижала её к груди. Ничего так сильно не жаждала женщина, как увидеть своего ребёнка, самую главную, и, пожалуй, единственную ценность в жизни. Девочка обняла мать так крепко, что могла спокойно повиснуть у неё на шее.
- Я так по тебе скучала, мамочка. – пролепетала девочка.
- И я по тебе скучала не меньше, моё сокровище. – ответила актриса английского театра – Смотри, что я тебе принесла. – с этими словами она вынула из корзинки большой паточный леденец, и вручила его дочке. Счастью девочки не было предела.
- Мамочка, ты не уедешь после Рождества? – с надеждой спросила малышка.
- Сюзанна, детка, ты же знаешь, я не могу долго пробыть с тобой, как бы сильно мне этого ни хотелось.
Вниз по лестнице спустилась хозяйка пансионата. Госпожа Жюйяр олицетворяла собой саму любезность. Однако её долгом было сообщить знаменитой гостье пару неприятных новостей.
- Мадам д’Ормерьяк, мы рады вашему возвращению. – с улыбкой промолвила она – Надеюсь, дорога вас не утомила?
- Нет, не утомила, - ответила та – тем более, что меня ждал дорогой мне человек. – она пригладила волосы Сюзанне – И пожалуйста, не называйте меня сценическим именем. Здесь я просто Эмма.
- Хорошо, мадам Эмма. – Иветт посерьезнела, прежде чем продолжить беседу – Я должна сказать вам, что мадмуазель Сюзанна много шалила незадолго до вашего приезда.
При этих словах девочка сжалась и со страхом посмотрела на мать. Та приобняла дочь за плечи и выпрямилась.
- А что случилось?
- Мадмуазель разбила две миски и порезала простынь на лоскуты. – мадам Жюйяр старалась выглядеть сурово – Своё неподобающее поведение она объяснила игрой. Однако я считаю, что это…
- Обычное детское баловство. – закончила за неё Эмма – Я возмещу стоимость мисок и простыни, если вы так из-за них переживаете.
- Но мадам, я так же переживаю и за мадмуазель Сюзанну. Такие игры до добра не доведут, как я глубоко убеждена.
- Всего лишь детская игра, госпожа Жюйяр. – раздражённо отмахнулась Эмма, и, взяв Сюзанну на руки, поднялась к ней в комнату.
- Иветт придирается почём зря. – пожаловалась малышка – Не хотела я разбивать её миски, а простынь она сама выкинула, а я её нашла.
- Мадам Иветт всего навсего поддерживает порядок в пансионате, она – хозяйка, а ты здесь живёшь, так что не огорчай её, и она не будет придираться.
- Вот стану большой, я сама себе стану хозяйкой.
Эмма умилилась с Сюзанны. Укладывая дочку спать, молодая женщина не могла налюбоваться на неё. Такая маленькая, а уже пробивается характер. Наверняка она пойдёт в своего отца. В человека, которого она не знает. Кто знает, суждено ли им когда-нибудь встретиться снова? Всем троим?
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#15 Сообщение Аша Грейджой » Чт июн 11, 2015 10:28 pm

Глава 13. Гран – площадь

Сюзанна с утра твердила себе, что чувствует себя хорошо, несмотря на слабость. Она была уверена, что немного румян помогут ей скрыть бледность кожи, а если хорошенько вымыть глаза очень холодной водой, то они совсем не будут выглядеть опухшими. Полдня девушка крутилась у зеркала, перебирая свои наряды один за другим, и никак не могла решить, какой лучше. Наконец она остановилась на яркой жёлтой юбке с легкой белой вышивкой, черного лифа, который надела поверх белой сорочки, а сзади повязла бантом широкую ленту, приобретенную два дня назад. На Джека она возложила почётную миссию строгого судьи, чтобы он оценил её внешний вид.
- Душечка, ты невероятно хороша! – щебетал Джек – Вот так тебе идёт лучше всего, ты просто куколка!
- Значит, мне так хорошо? – уточнила рыжая.
- Идеально!
- Может мне мамин шлейф на юбку надеть? По цвету должно подойти.
- Дорогая, ты и без шлейф прекрасно обойдёшься. Правильно подобрать такую деталь гардероба к наряду не каждой моднице удаётся. К тому же он будет мешать тебе танцевать, смекаешь?
- Да. А бусы мне какие надеть, тонкие или в несколько нитей?
- Любые, какие превратят тебя в принцессу.
Сюзанна довольно заулыбалась. Ей было приятно ощущать себя красавицей, но ещё приятнее осознавать, что кто-то это признаёт. Она снова скрылась за дверью своей комнаты.
- Сюзи, зачем ты закрылась? – удивленно спросил Воробей, стоя перед закрытой дверью.
- Мне нужно довести облик до совершенства. – раздалось по ту сторону – Последний штрих.
- Нелёгкое дело.
До совершенства свой облик Сюзанна доводила добрых минут пятнадцать. Джек заскучал и стал жалеть о том, что не прихватил с кухни чего-нибудь выпить. Он стал пошатываться взад – вперёд, не зная, можно ли куда-нибудь отлучиться. Рыжая не выходит, значит, можно. Что если проведать яблокоеда? Ни разу, зараза, не вышел на дочку посмотреть.
- Мы скоро уходим. – заявил он с порога – Ты должен быть доволен, что остаёшься один на весь день. У тебя будет море времени, чтобы закончить копаться в перипетиях тайны смерти твоей зазнобы, и никто не будет отвлекать. Ну, а после этого мы можем отправиться прямиком на поиски злосчастных сокровищ, и всё пройдёт сладко да гладко. Что скажешь?
Гектор медленно повернулся к заклятому другу. Без лишних объяснений Джек понял, что только что потратил целую минуту своей жизни впустую.
- Я знал, что как работать, так всё на меня, как делить пирог, так ты первый. – прорычал Барбосса – Не удивляйся, что тебя за капитана никто не считает, и не вспоминает об этом, если сам не напомнишь.
- Ой-ой-ой, а многие ли знают, как тебя звать? – Джек решил сменить тему, чтобы заранее не расстраиваться – Ну так что, мы с Сюзи пойдём?
- Ещё бы такой разгильдяй и лодырь не пошёл туда, где можно напиться и скакать под музыку.
Воробей собирался было сказать ещё что-то, но его окликнула Сюзанна. Теперь она была полностью готова к выходу. Девушка сменила лиф, который сперва собиралась надеть, на другой, светло – оранжевый, с кокеткой. Волосы она подвязала в небрежный пучок, в ушах у неё красовались новые серьги, а на шее болтался любимый медальон. Но главное, что почувствовали капитаны – это мощное дуновение сладко – терпких духов.
- А, Джек, вот ты где. – непринуждённо промолвила она – Пошли, я готова.
- Ты что, идёшь одна в место, где будет огромная толпа? – строго спросил её Гектор.
- Она идёт со мной! – обиженно выпалил Джек.
- Это всё равно, что идти одной. – отрезал морской волк и снова обратился к девушке – И потом, ты ещё слаба, как овечка. Ты же через полчаса без сознания рухнешь, а этот олух даже не заметит.
- Кто это здесь олух?! – взорвался Воробей.
- Ничего я не слаба! – возразила Сюзанна – Я чувствую себя хорошо. Да ты сам меня отпустил!
- Я тебя не держу, иди, на свой страх и риск, но учти, если что-то случится, я с тобой возиться не буду, а Воробью я не доверяю.
Оскорблённый таким непочтением к своей персоне, Джек нахмурился и демонстративно отвернулся. А эти двое, как ни в чём ни бывало, продолжили свою беседу, чем обидели задорного пирата ещё больше.
- Если ты не доверяешь ему, тогда я приглашаю тебя. – неожиданно промолвила Сюзанна.
- Что?
Оба капитана мгновенно поглядели на девушку с нескрываемым подлинным удивлением. Та не сразу поняла, чем вызвала такую реакцию, но заулыбалась, когда ей стало ясно, что она произвела впечатление на своих опекунов. На минутку Барбосса представил себя танцующим в паре с рыжей бестией, и ему подурнело.
- Я не пойду. – решительно заявил он.
- Почему? – спросила девочка.
- Я не умею танцевать.
- Там всем плевать на умение, было бы желание.
Джек несказанно обрадовался услышанному, даже ободрился. Он только что получил отличную пищу для насмешек над заклятым другом. Воробей встал рядом с девушкой и обнял её за плечи.
- Сюзи, ты могла бы и не приглашать этого угрюмого сурового дядьку. – весело сказал он – Он только мечом махать мостак, пулями всяких нехороших человечишек шпиговать, да ругаться так, что уши в трубочку сворачиваются (а так же тащить то, что ему не принадлежит, в частности корабли, и бунты поднимать). Его вообще несказанно коробят разные увеселительные мероприятия. Ещё бы, ведь там выпадает возможность блеснуть талантами, но что делать, если у тебя ни слуха, ни голоса, ни чувства ритма? Правильно, сидеть в дальнем углу, киснуть и портить другим настроение.
Пока Джек воодушевлённо произносил речь о том, как вредно не веселиться вместе с остальными, Гектор смотрел на него, как на умалишённого. Что ещё ожидать от человека, который из кожи вон готов вылезти, лишь бы казаться даром божьим человечеству на чьём-то фоне? Впрочем, суровому капитану было не впервой выслушивать колкие шуточки от Воробья.
- У тебя всё? – с поражающим спокойствием спросил он, терпеливо выждав, когда соперник исчерпает свою фантазию.
- Сейчас закончу. – ответил Джек, и, немного подумав, добавил – Да, у меня всё. Теперь позволь нам с Сюзи откланяться, так как мы уходим на праздник, а ты сиди тут, грызи яблоки и тухни от скуки.
- Кто это мы?
Вопрос застал приятелей врасплох. И Джек, и Сюзанна заподозрили неладное.
- Мне кажется, дорогая Сюзи, что вредный дядя Гектор не хочет отпускать тебя на танцы, хотя недавно обещал совсем другое. – промолвил он – Как ты только что заметила, постоянством он не страдает.
- Но почему? – Сюзанна была готова расплакаться.
- Кажется, я тебе уже говорил, почему. – Барбосса оставался непреклонен, и перешёл на тон, которым он имел привычку общаться с командой – Не пройдёт и получаса, когда ты свалишься с ног от усталости, а Воробей не уследит за тобой, потому, что будет занят выпивкой и девками. – от этого заявления последний скорчил недовольную гримасу – И потом, туда идут кто зачем: кто-то плясать, кто-то пить, а кто-то шарить по карманам. Не успеешь оглянуться, как на тебе не окажется ни новеньких серёжек, ни любимого медальона, который ты сторожишь, как паук добычу.
- Но ты обещал! – завозмущалась Сюзанна, топнув ножкой – Ты мне уже начал нравиться, а тут не пускаешь меня на танцы!
- Да, совсем не считаешься с юной леди! – поддержал её Джек.
Гектор закатил глаза и учащённо задышал. Нет, эти двое сорвиголов обязательно сведут его с ума!
- Как же вы мне оба дороги. – проворчал он – Идите хоть к чёрту на рога, обжирайтесь леденцами, танцуйте до потери сознания, орите песни, пока не охрипнете, только оставьте меня в покое.
От радости Сюзанна подпрыгнула на месте, сложив руки в замок, и обняла Джека. Она светилась от счастья и улыбалась во весь рот.
- Спасибо, дорогой месье опекун, что отпускаешь меня на танцы! – пропела она, обратившись к Барбоссе – Я буду вести себя хорошо!
- Сюзи, идём скорее, пока он не передумал. – протараторил Джек.
- Да, идите, и не отвлекайте меня от важных дел. – добавил Гектор – А ты, Воробей, если приведёшь её в таком же состоянии, как два дня назад, я не знаю, что с тобой сделаю.
Джек лишь посмеялся в ответ. Он ни на секунду не сомневался в том, что на празднике ничего страшного не случится, и что яблокоед возводит напраслину. Впрочем, Сюзанна была такого же мнения. Через минуту они оба бежали по улице, прямиком на гран-площадь.
Оставшись один, Гектор уставился на барахло, оставленное ему Эммой. Зачем ей понадобилась эта кучка мусора? На коллекцию не похоже, на подарки поклонников – тоже. Дурацкая загадка. Неужели нельзя было сразу сказать, что ей нужно? А ещё чушь какую-то нарисовала на каждой вещице.
Однако долго разгадывать головоломку пират не мог, как ни старался. Сюзанна… Эта маленькая дурочка бродит с Воробьём. Отпустить её одну было бы куда безопаснее, чем в компании этого дебошира и потаскуна. А вдруг что-то случится? Ничего не произойти не может, это было бы слишком просто. В прошлый раз они остались вместе, и он опоил девчонку до потери сознания. Что же он предпримет на этот раз? Он или… Чёрт, а ведь действительно, при большом скоплении народа с этими двумя обалдуями может случиться всё, что угодно, да и это чучело, именующее себя капитаном, не упустит возможности напиться, это ж Воробей. Да и где гарантии того, что среди горожан, пришедших на праздник, не найдётся такого, который опознает его? Положение безвыходное – придётся последовать за ними.

***
Сюзанна тащила Джека за собой, крепко схватив его за руку. По дороге она здоровалась со знакомыми и малознакомыми людьми, если те улыбались, даже с неграми, чем заслужила удивлённые взгляды прохожих и уважение друга. Рыжая чувствовала себя превосходно, ей казалось, что она вот – вот полетит. Как она и предполагала, друзья ждали её на богато украшенной букетами, венками и лентами гран – площади, где уже собрались жители города, и куда прибыли музыканты, фокусники, торговцы и бульварные девки. Она долго вглядывалась в лица встречных, пока, наконец, не узнала свою компанию.
Завизжав от восторга, Сюзанна бросилась обниматься с Бьянкой и ещё с какой-то девушкой, которую Джек раньше не видел. Невысокая, с русыми волосами и голубыми глазами, она показалась ему довольно милой.
- Ну, Джек, с Бьянкой и Полем ты уже знаком, а с Элен ещё нет. – объявила Сюзанна и представила свою подругу – Элен, это Джек. Джек, это Элен.
- Вообще-то, капитан Джек Воробей. – изящно отвесив поклон, промурлыкал Джек – Слава о моих подвигах обошла весь Новый Свет, и даже в Европе истории моих похождений неустанно передают по всем гостиницам и рынкам. Кстати… - Джек источал обаяние - Ваше лицо, мадмуазель, кажется мне знакомым, не был ли я когда-то влюблён в вас? В столь прелестное создание не влюбиться крайне затруднительно.
Элен засмущалась и залилась краской. Сюзанна весело расхохоталась, созерцая сию картину, а Бьянка и Поль последовали её примеру.
- Как не стыдно тебе, Джек, смутил девушку, едва познакомившись с ней. – шутливо упрекнула друга юная художница.
- А по-моему, я только сделал ей приятный комплимент. – оправдался Воробей.
- Добрий вьечер, месье. – добродушно промолвила Элен и позволила тому поцеловать руку. Знакомство состоялось вполне успешно.
Пока музыканты готовились грянуть веселую танцевальную музыку, около получаса Джек разглагольствовал о том, как красиво украшена площадь, как всем пришедшим повезло с погодой, и как ему понравился Новый Орлеан. Попутно он то и дело рассыпал комплименты Сюзанне, Элен и даже Бьянке, совершенно не стесняясь присутствия Поля. Тот и делал вид, будто не воспринимает сказанное Джеком всерьёз, однако не был до конца уверен, что этот ряженый фигляр не переступит границу дозволенного. Осторожно он отвёл свою невесту в сторону, чтобы сказать ей пару слов наедине.
- Ты так весело над ним смеёшься, а вот мне почему-то не смешно. – с ноткой печали промолвил он.
- Но ведь месье Джек просто шутит. – попыталась оправдаться Бьянка – Думаешь, я не заметила бы, если б он начал флиртовать со мной?
- А разве он не флиртует? – молодой человек начал переходить в наступление.
- Ты ревнуешь? – парировала Бьянка.
- Я не хочу терять тебя. – Поль обхватил девушку за талию и прижал к себе – Пусть всё то, что этот паяц наговорил – шутки, но пойми, я люблю тебя, и хочу, чтобы ты была только моей.
- А чьей же ещё я могу быть? Кем?
- Лишь моим сердцем.
Молодые возлюбленные нежно поцеловались. Поль пригладил волосы Бьянки и заглянул ей в глаза.
- Если я тебя потеряю, я умру в тот же день. – прошептал он.
- Я тоже. – ответила брюнетка.
В это время капитан Джек вовсю рассказывал забавную историю о своих приключениях. Сюзанна и Элен хохотали во весь голос.
- В конце концов, старому дураку пришлось бежать проверять, где сейчас находится его жена. – повествовал он.
- Ну, а ты что? – с интересом спросила Сюзанна.
- А я забрал свои деньжата и был таков. – последовало в ответ.
Девчата снова залились задорным смехом. Джек не забывал активно жестикулировать, чтобы очаровать их обеих, то и дело поглядывая на Элен, которая стыдливо опускала глаза, но всё же старалась держаться уверенно. Наконец к девушкам вернулись их друзья.
- Слышите, музыка начинается! – торжественно объявила Сюзанна – Пойдёмте, скорее, танцевать!
- Полностью поддерживаю мадмуазель Сюзанну. – одобрительно пропел Джек.
Взявшись за руки, все пятеро ринулись в пляс. Хоровод собрался за считанные минуты. Люди на площади закружились в безумном танце. Одна веселая мелодия сменяла другую. Правда, порой их заглушали топот, хлопки и смех. Музыка не затихала ни на минуту, и всеобщее веселье разгоралось всё сильнее и сильнее. Звуки скрипки, лютны, гитары, гармошки заполонили всё вокруг.
Сюзанна вместе с друзьями веселилась от души. Её забавляли невероятные прыжки и кульбиты Джека, которые он старательно выдавал за танец. Воробей подхватил рыжую за талию, и неожиданно подпрыгнул вместе с девушкой. Та пришла в неописуемый восторг и стала требовать повторения фигуры. Их примеру медленно, но верно стали следовать и другие собравшиеся на площади. Весело прыгать кругами, рискуя подвернуть обе ноги, выписывая мудреные фигуры, оказалось невероятно захватывающе.
Сюзанна даже перестала замечать, что её с Джеком движения уже перестали походить на танец – они просто скакали, взявшись за руки, и не всегда попадая в ритм. Взобравшись на сцену, где выступал глотатель огня, эксцентричная парочка бесцеремонно выпроводила артиста, спихнув его вниз, чудом избежав при этом пожара. Собравшиеся глядели, как они прыгают, притопывают, кружатся, поднимая вокруг себя вихрь пыли. От столь активной пляски Джек расшатался ещё больше, и теперь старался не только имитировать танец, но и просто устоять на ногах.
- Котёнок, на тебя все смотрят! – пропел он, в очередной раз приподнимая над собой Сюзанну.
- На тебя тоже! Слышишь, как нам хлопают?
- Мы ведь того и добивались, верно?
- Жалко, кое-кто нас сейчас не видит.
- Он уныл до безобразия, потому не оценил бы.
Эксцентричная парочка продолжала выписывать пируэты под аплодисменты и восторженные вопли толпы. Такой счастливой Сюзанна ещё никогда себя не ощущала. Ей казалось, весь мир рад вместе с ней. Девушка заметила, как Бьянка, Элен и Поль хлопают, поддерживая её. Как здорово проходит сегодняшний вечер! Плохо только, что её суровый опекун не захотел составить ей компанию, а ведь и он мог гордиться ей…
Едва Сюзанна успела это подумать, как где-то в толпе мелькнула знакомая шляпа с перьями.
- Улыбайся, на нас смотрят. – сказала она, продолжая подпрыгивать в сумасшедшем танце.
- Да, цыпа, на нас все смотрят. – согласился Воробей.
- Ты не понял. На нас глядит он.
Джек бросил настороженный взгляд на зрителей. Неужели их благородие соизволили явиться? Так и есть. Заклятый друг стоял среди зевак, получавших удовольствие от зрелища и смотрел, как Воробей изображает из себя первоклассного танцора, периодически приподнимая Сюзанну над землёй, а той и нравилось ощущать себя в полёте. Вмиг самодовольная улыбка исчезла с лица флибустьера. У Джека осталось несколько секунд на раздумья о дальнейших действиях – вряд ли Барбосса скажет что либо приятное о его головокружительных па с девчонкой. Последний насмешливо наблюдал за бутадой, которую развели птаха и дочка Эммы, и, кажется, не был настроен враждебно. Но это не значит, что он в восторге от происходящего.
- Сюзи, детка, похоже, нам нужно остановиться, чтобы не нервировать зрителей. – бегло произнёс он.
- Ты хочешь сказать, не нервировать одного из зрителей?
- И его тоже.
Джек подал знак одному из музыкантов, чтобы те прекращали играть. Когда музыка стихла, Воробей и Сюзанна отвесили поклон публике и спустились вниз. Рыжая первым делом побежала обниматься с подругами, а Джеку пришлось объясняться перед Гектором.
- Вот только не надо говорить, какой я плохой, вытащил девчонку танцевать. – не дожидаясь вопросов, перешёл в нападение Птах – Между прочим, бесились и плясали здесь все, и я понятия не имею, каким образом мы оказались на сцене, и почему мы всем так понравились. Меня интересует другое, как ТЫ сюда попал, если собирался провести время с пользой? Ты пренебрёг тишиной и покоем, которых здесь тебе точно не видать. Видимо, усиленно печёшься о невинности Сюзи. Спешу тебя обрадовать (или огорчить, бес тебя знает) – я не собираюсь этого делать, ибо мне ещё дорога жизнь. Но лучший в мире отец мне не доверяет, куда там!
- Ты дашь мне хоть слово сказать? – недовольно прорычал Гектор, утомлённый болтовнёй заклятого друга.
- Говори. – ответил тот, приняв надменный вид.
- У меня такое ощущение, будто что-то случится. Я всё ещё уверен, что Сюзанне здесь не место.
- Я понял это ещё три часа назад, можно было не заявляться на площадь, чтобы лишний раз об этом напомнить.
- Нужно было, ведь за вами двумя следует приглядывать денно и нощно. Она здесь не одна, воры и насильники тоже присутствуют, и отрицать это глупо. – Барбосса был непреклонен и не слушал никакие отговорки Джека - Смотри мне, ни на шаг от неё не отходи, не позволяй никуда убегать, даже с подружками. Чтобы я был в курсе, куда она идет и с кем. Ты меня понял?
- Понял.
- Что ты понял?
- Держать Сюзи на привязи, словно собачонку, и докладывать тебе о каждом её шаге, словно она – политическая заключённая.
Тем временем Сюзанна вприпрыжку подошла к своему опекуну. Она широко улыбалась, и выглядела счастливой. Из пучка, в который она собрала волосы, уже торчали несколько выбившихся прядей.
- Ну, как, я тебя впечатлила? – спросила она.
- Да, очень, внимание народа ты к себе однозначно привлекла. – последовало в ответ.
- Ты говоришь так, будто это плохо.
- При большом скоплении народа может случится всё, что угодно, а я не хочу…
- Меня не ограбят, не убьют и не изнасилуют. К тому же, ты здесь, и деваться мне некуда. – девочка старалась придать своему облику больше обаяния – Если ты не возражаешь, мы с Джеком вернёмся к ребятам, иначе пропустим следующий танец. – заявила она – Или лучше присоединяйся к нам, будет весело, не пожалеешь!
- Я, кажется, сказал, что не умею танцевать.
- А я, кажется, сказала, что никому не интересно, умеешь ли ты танцевать, или нет, мы не на балу в Версале.
- Иди уже, пляши.
- Да, мы пойдём танцевать, а ты смотри и завидуй. – саркастично добавил Джек – Вон там пивовар свой нектар вывез, выпей, расслабься. – он улыбался, обнажая золотые зубы.
- Идите, идите, дети малые, не споткнитесь. – проворчал Гектор. Он проводил Сюзанну и Джека взглядом. Как же хорошо они живут, когда единственная проблема – не опоздать на танец!
«Я бы и лучше мог, будь я лет на тридцать моложе. И если бы выдался повод скакать так, как вы. И на более весёлой гулянке.»
Снова заиграла весёлая мелодия, на этот раз похожая на ирландскую. Сюзанна вместе с Джеком и друзьями нырнула в пляшущую толпу. Гектор всё же решил последовать совету Джека, и направился к стойке с пивом. Напиток оказался горьковатым на вкус, но ходить по всей площади, выискивая лучше, пробиваясь через скачущую ватагу, морскому волку не хотелось. Зато его посетило острое желание вернуться на «Чёрную Жемчужину» и отправиться в рейд куда-нибудь к берегам Барбадоса или Тринидада. Воробья хорошо бы оставить и здесь, раз уж ему понравилась Луизиана. А Сюзанну можно и взять с собой. Девочке явно хочется посмотреть мир, к примеру, Париж и Бордо, или ещё какие города, да даже увидеть, как в разных частях Америки живут, в той же Канаде. Что ей делать в этой колониальной дыре? Что-то есть в этом рыжем бесёнке, так почему бы ей не проявить себя? Она обладает характером, и если направить его в нужное русло, можно воспитать неплохое подобие… Себя, что ли. Да, так поступить можно и нужно. Воробей сойдёт с ума, когда узнает, что упустил из рук столь ценную добычу.
А вот и птаха. Резвится и скачет в компании симпатичных девиц. Если утром он проснётся в объятьях одной из них, ничего удивительного не будет. А вон подружка Сюзанны со своим хахалем. Как там её зовут? Бланш, кажется? Да, в сущности, не важно. Вон ещё какая-то девчонка с ними крутится. Хорошо им развлекаться, если нет никаких забот. Весёлая компания у Сюзанны.
И тут пирата словно поразила молния – самой Сюзанны не было видно, ни с Воробьём, ни с подружками. Гектор лихорадочно озирался по сторонам в надежде, что юная егоза попадёт в поле его зрения. Однако рыжей нигде не было видно. Отбросив кружку с пивом в сторону, капитан двинулся вперёд к толпе, чтобы найти Сюзанну. Куда же она могла деться? Не провалилась же сквозь землю, в самом деле!
Девчонка оказалась пляшущей в компании незнакомого парня. И вот что интересно, она была настолько весела и расслаблена, будто дружила с ним с самого детства. Что-то в их танце показалось Барбоссе подозрительным. Жаль, подзорной трубы нет под рукой, не то можно было бы разглядеть этого парня получше. Как-то странно они себя ведут, будто…
«Вот чёрт! Он же уводит её к выходу с площади, а она этого не замечает!»
- Сюзанна! – крикнул Гектор во весь голос, но девчонка его не услышала.
Пират изо всех сил пробивался к ней, сопротивляясь танцорам, которые намеривались затащить его в хоровод. Горите в аду мерзкие собаки, организовавшие этот проклятый праздник! Гори в аду, сборище идиотов, мешающее ему пройти!
- Сюзанна! Сюзанна, ты слышишь меня?!
«Конечно, не слышит, музыка ведь гремит. А вот я сейчас, похоже, охрипну.»
- СЮЗАННА!
На минуту Сюзанна посерьезнела и остановилась. Она пыталась понять, откуда донёсся голос, но из-за столпотворения ничего не было видно.
- Что такое? – спросил её спутник.
- Мне показалось, что меня кто-то звал. – ответила она.
- Тебе показалось, в таком-то шуме. – посмеиваясь, добавил молодой человек.
Он схватил её за руку и собирался дальше повести за собой в танце, но теперь девушка была напряжена. Её не покидало ощущение, что её звал опекун. Сюзанна завертела головой, чтобы отыскать его.
- Ты что, не хочешь танцевать? – настаивал парень, крепче сжимая её руку.
- Я должна понять, кто и откуда меня зовёт.
- Не беспокойся, это не тебя зовут.
Барбосса не оставлял попыток прорваться к Сюзанне. Он расталкивал людей на своём пути, не стесняясь в выражениях и не обращая внимания на их замечания. Неужели Воробей – такой осёл, что не видит, что происходит? Подозрительный незнакомец схватил Сюзанну за талию и прижал к себе, уводя её всё дальше, а проклятый хоровод никак не рассасывается. Гектору не осталось ничего другого, кроме как выхватить хорошо спрятанный за поясом пистолет и выстрелить в воздух.
Мгновенно музыка сменилась леденящим душу криком ужаса. Все парни и девушки, которые только что веселились и отдыхали, бросились в рассыпную, напуганные неожиданные выстрелом. Смекнув, что произошло, Джек бросил поддавшуюся общей панике кокетку, с которой пять минут назад кружил в танце, и ринулся на поиски Сюзанны. А та, в свою очередь, заметила своего опекуна, и собиралась было подбежать к нему, как новый знакомый больно схватил её за волосы, притянул к себе и зажал ей рот ладонью. Теперь Гектор мог увидеть того, с кем танцевала Сюзанна. Это был слуга того человека, который недавно силой затащил его к себе в дом. Арман тоже узнал пирата, и, пытаясь совладать с отчаянно брыкающейся девицей, стал поспешно отступать, выпустив вперёд своих людей.
Шестеро молодцов с обнажёнными саблями набросились на Гектора, тот отразил первую атаку, но ему также пришлось уворачиваться от ударов сзади. Двоих он заколол практически сразу, одного застрелил, остальные продолжали наступать. Возможность следить за местонахождением Сюзанны оказалась для него потеряна. Может, ещё Воробей подоспеет. Вдвоём справиться с ними будет гораздо легче. Но этого гада нигде не видно. Не растоптали ли его часом? Ан нет, где-то рядом звенит сталь. Дерётся, значит.
Арман пытался скрыться, таща за собой Сюзанну. Та визжала и сопротивлялась, пыталась укусить своего похитителя, но тот оказался достаточно изворотлив и ловок, чтобы не позволить девчонке вырваться из своей хватки. Он приподнял её над землёй, чтобы таким образом лишить её возможности наступить на ногу. Девушка, сопротивляясь, ударила его ногой в пах. Арман скорчился и непроизвольно оттолкнул Сюзанну от себя. Едва получив свободу, девушка побежала прочь. Один из людей Армана схватил её за плечо, но лезвие сабли Барбоссы пронзило его со спины насквозь. Кровь хлынула на ноги Сюзанне, и от этого зрелища у неё закружилась голова. Став в боевой позиции перед девчонкой, Гектор парировал удар, нанесённый Арманом, да так, что его можно было принять за танцевальную фигуру, если бы драка была постановочной. Казалось, исход поединка решён заранее – молодой, сильный и здоровый парень, на помощь к которому бежит целый отряд, не мог проиграть не менее сильному, и гораздо более опытному бойцу, но старику. Сюзанна прижалась к столбу, онемев от страха. Ей показалось, что смерть пришла за ней и уже обнимает её за плечи…
Сзади раздался грохот и лошадиное ржание. Воспользовавшись суматохой, Джек перехватил повозку, в панике брошенную хозяином – торговцем сладостями, подстегнул лошадь и, громыхая на всю улицу, прибыл к месту драки, неожиданно подкатив сбоку. Одним резким движением Арман прыгнул в сторону, чтобы не попасть под колесо, двоим его людям в этом плане повезло гораздо меньше. Воробей подстрекал запряжённую лошадь, животное встало на дыбы, никого не подпуская к себе. Один из молодчиков попытался было перехватить поводья, но словил от Джека пулю.
Всего несколько секунд понадобилось Гектору, чтобы забросить Сюзанну в повозку сзади, и запрыгнуть туда самому. Рядом с местом битвы уже замаячили вооружённые люди в мундирах. Арман отозвал своих головорезов, и поспешил скрыться вместе с ними. Взору подоспевших к месту происшествия жандармов предстали лишь капитаны и Сюзанна.
Оставаться на месте означало совершить самоубийство. Джек погнал лошадь, не разбирая дороги, Барбосса отстреливался, а Сюзанна лежала ничком, схватившись за голову, и выла от страха. Чтобы скрыться от преследования, Воробей завернул в сторону леса. Колесо зацепилось за камень, и повозку подбросило вверх.
- Как-то вяло тряхнуло, мы с девчонкой не смогли вылететь! – рявкнул Гектор, схватив собрата по оружию за плечо.
- Я вас понял, Повелитель, в следующий раз катапультирую вас прямиком на Мадагаскар! – огрызнулся в ответ Воробей.
- Дай лучше свой пистолет, у меня пули закончились!
- Запасной надо…
- Дай, я сказал!
Барбосса выхватил у Джека пистолет прежде, чем тот предпринял что-то, чтобы помешать этому. Первым выстрелом морской волк уложил скачущего за повозкой жандарма, вторым подстрелил коня одного из его товарищей, вырвавшегося вперёд. Раненное животное упало, об его тело споткнулись двое всадников. Но ликование пиратов продолжалось недолго. Воробей действительно миновал жилые кварталы и загнал повозку в лес. Пару раз он играл с огнём, рискуя угодить в болото или просто разбиться насмерть. Погоня продолжалась. Необходимо было что-то предпринять, и Джек лихорадочно соображал, как можно уйти от преследования. Право же, нельзя бесконечно носиться по лесу, не зная, куда едешь.
Повозка наехала на очередную кочку, но на этот раз обычным подпрыгиванием дело не ограничилось. Одно из колес треснуло и со страшным скрипом отвалилось. Повозка накренилась, лошадь заржала, и, почувствовав опасность, побежала своим путём, не поддаваясь командам возницы.
- Сволочь, ты убить нас хочешь, что ли? – бушевал Барбосса, одной рукой держась за край повозки, другой удерживая шляпу.
- Тварь не подчиняется! – с надрывом в голосе выпалил Джек.
- Усмири её!
- Как?
Ситуация становилась критической. Джек больше не мог контролировать обезумевшую лошадь. Сюзанна перестала кричать, а просто плакала. Ещё в двух колесах сломались спицы, из-за чего повозка опустилась ещё ниже. Гектор не стал ждать, пока Джек окончательно потеряет силы, чтобы управлять лошадью, и решительно вырвал у него вожжи из рук. Натянув их до предела и резко поворачивая то вправо, то влево, он заставлял кобылу сбавить скорость. Повозка начала тормозить, покатившись по земле с отвратительным скрипучим звуком. Сюзанна вцепилась в Джека обеими руками, мучительно стараясь вспомнить какую-нибудь молитву.
Лесная тропинка круто завернула в сторону. Повозку занесло, и она налетела на дерево, но основной удар пришёлся на оглоблю, которая сразу же и сломалась. Получившая внезапную свободу кобыла потрусила дальше своей дорогой, а капитаны и юная художница с трудом поднялись на ноги после того, как вывалились из вовремя реквизированного средства передвижения, причём Сюзанна без помощи Джека встать была не в состоянии.
- Мне кажется, кто-то пять минут назад заявлял, мол, я убить вас хочу, и это вместо благодарности за то, что я не бросил его с воспитанницей на растерзание разбойникам, а после – жандармам. – недовольно заявил Воробей – А сам драгоценную повозку разбил, и то, что она, переворачиваясь, никого из нас не убила, иначе, чем чудом, я назвать не могу.
Гектор ничего не ответил. Он оперся локтем о лежащую на земле перевёрнутую повозку, переводя дыхание и успокаивая самого себя.
- Сюзанна, как ты? – наконец, спросил он, обратившись к девочке.
- Хорошо. – с трудом выдохнула она, нервно покачивая головой.
- Ты это… В истерику не впадай. – посоветовал ей опекун – Мы ведь живы.
- Да. – едва слышно ответила она.
- Идти сможешь?
- Смогу.
Джека посетило ощущение, что ему смешно смотреть на эту сцену. То ли потому, что он не узнавал её действующих лиц, то ли потому, что где-то краем сердца ему был немного приятен тон, которым были сказаны эти слова. Но, то случилось дальше, поразило птаху больше. Отпустив его, шатаясь и покачиваясь, рыжая подошла к Гектору, и положила ему руку на плечо. Тот не стал отстраняться от девочки, а приобнял её и пригладил ей волосы.
Неизвестно, сколько бы длилось сие действие, но где-то вдалеке послышалось лошадиное ржание, и кто-то из вооружённых людей отдавал приказы. Разумеется, лошадь, которая была запряжена в злосчастную повозку, поймали, и теперь шли по её следам.
- Это мерзкое существо нужно было пристрелить, пока был такой шанс, теперь оно нас выдаст. – процедил Джек – Нужно уходить.
- Вот взял и пристрелил бы. – иронично ответил ему Барбосса – У тебя с лошадьми взаимная ненависть, и, похоже, навечно.
В ответ Воробей лишь обиженно фыркнул. Разжигать спор в данную минуту было бы крайне неразумно, поэтому на сей раз он решил промолчать. Всем троим сейчас нужно было срочно где-то спрятаться. Ориентироваться в городе было куда проще, чем в лесу, поэтому поиск убежища вышел весьма затруднительным. А тем временем голоса солдат становились всё ближе.
- Спрячемся здесь. – решительно заявил Гектор, указав на густые кусты, сидящие у самой кромки воды темной реки.
- А есть другие идеи? – поинтересовался Джек – Может, я залезу на дерево, ты подсадишь ко мне Сюзи, а сам затаишься там, где планируешь? Видишь, юная леди боится.
- Я не боюсь. – отрезала Сюзанна, которая, не смотря на свою слабость, заставляла себя идти вперёд, чтобы не огорчать опекунов.
- Ладно, здесь, так здесь. – с неохотой согласился Воробей – Только давайте, поскорее, не то попадёмся.
Для мелководья оказалось глубоковато. Сюзанна успела пожалеть о том, что не воспользовалась предложением Джека, пока была возможность. Теперь придётся стоять по пояс в грязной, тёмной воде, рискуя поскользнуться на иле. Эксцентричный друг юной художницы разделял её настроение, но суровый опекун был непреклонен.
В нескольких метрах от них замаячил фонарь одного из солдат. Все трое мгновенно замерли. К счастью, служивый не стал утруждать себя сделать десяток шагов вперёд, к заросшему берегу. Оглядевшись по сторонам, и не обнаружив ничего подозрительного, он развернулся и вернулся к товарищам.
- Не нашли их? – спросил командир.
- Монсеньор, мы потеряли след разбойников.
- Идиоты, искать нужно лучше! Идём дальше. Мы не вернёмся назад до тех пор, пока не схватим негодяев.
Пока солдатня рыскала в поисках беглецов, Джек непроизвольно обратил внимание на одну любопытную деталь – Гектор и Сюзанна стояли, державшись за руки, но совершенно не замечая этого.
«Ну, надо же, до чего дошли! А меньше недели назад они были готовы сожрать друг друга без соли и перца! Долго же Его Пиратское Превосходительство будет сомневаться насчёт своего отцовства?»
В это время Сюзанна заметила, что в воде что-то движется. В темноте было видно очень плохо, но девушке не составило труда догадаться, что это такое.
- Давайте лучше вылезем на берег, а? – выдохнула она, не скрывая страха в голосе.
Воробей бросил взгляд в сторону и заметил то же самое.
- Я согласен с мадмуазель Сюзанной. – сказал он с той же самой боязнью.
- Пока эти черти не уберутся восвояси, мы не двинемся с места. – таков был ответ Барбоссы, который не сводил глаз с удаляющегося отряда.
- Всё-таки, давайте, лучше вылезем, пока не поздно. – умоляюще протянула Сюзанна.
- В тюрьму попасть захотели?
- Гектор, дружище, из тюрьмы сбежать определённо легче, чем из брюха крокодила, смекаешь?
Между тем, таинственное нечто приближалось к троице всё быстрее и быстрее. Теперь и Гектор был за то, чтобы выбраться из воды. Подхватив Сюзанну, он подсадил ей на берег, после чего подпрыгнул, упираясь в землю и ухватившись за ветвь куста, чтобы оказаться рядом с ней. Соблазн скормить Воробья гигантской рептилии был велик, но чего не сделаешь ради собственного спокойствия. Пришлось подать руку этому недотёпе и вытащить его, пока тварь им не закусила. В темноте сверкнули острые, как лезвие меча, зубы. Огромные челюсти крокодила сомкнулись в метре от Джека, вернее, от его пятой точки.
- Фух, а я думал, каюк мне! – облегчённо выдохнул птах.
- Тихо ты, Воробей, нас могут услышать и вернуться! – прошипел Барбосса, отвесив ему подзатыльник.
- А ну, не распускай руки, не то крокодил уплывёт отсюда сытым! – огрызнулся Джек.
- Да, тобой.
- Замолчите оба! – угомонила капитанов Сюзанна.
Почти час они сидели, не сходя с места, выжидая, пока поиски завершатся. Юную художницу клонило в сон, силы потихоньку оставляли её. После того, как она пожаловалась на сильную головную боль, Гектор смилостивился и принял решение вернуться назад в пансионат.
- Вот только как мы выберемся? – поинтересовалась Сюзанна – Мы ведь наверняка заблудились.
- Предоставь это мне, дорогуша. – улыбнувшись, заверил её Джек.
Всё освещение составляли лишь луна и звёзды. Воробей несколько раз встряхивал свой драгоценный компас, стараясь разглядеть хоть что-нибудь. Наконец, ему это худо – бедно удалось.
- Мы пойдём в ту сторону. – уверенно произнёс он, указывая пальцем влево.
- А мы в самом деле попадём домой? – осторожно спросила Сюзанна.
- Прежде, чем ты успеешь сказать «яблочко», рыжик.
- Яблочко. – одновременно выпалили Сюзи и Гектор.
Джек немного смутился от случившегося казуса, но его спутники нашли его довольно забавным.
- Может, уже не будем стоять на месте? – подстегнул Барбосса заклятого друга.
- Если мы собьёмся с курса – я не виноват. – ядовито ответил Джек.
- Что ты делаешь? – спросила Сюзанна, с интересом наблюдая за ним.
- Вывожу нас отсюда, крошка.
- Как?
Джек повернулся к девчонке и положил ей руку на плечо.
- Доверься мне, котёнок. – ласково прошептал он – Мне и моему компасу. Мы же хотим выбраться из леса, так?
- Да.
- Вот благодаря ему и выберемся.
Они блуждали по лесу больше двух часов, пока не набрели на поселение негров. Сюзанна предупредила своих спутников, что в таком месте не следует задерживаться надолго. Пришлось двинуться дальше, без остановки и какой-либо передышки. Всё это время девочка старалась понять принцип, по которому Джек собирался привести их домой. Она то и дело заглядывала ему за плечо, но каждый раз он её аккуратно отталкивал.
- Почему ты не хочешь, чтобы я взглянула? Не доверяешь мне?– спросила она, не выдержав.
- Потому, что месье Воробей считает, что он – гений, а все остальные так, лопушки погулять вышли. – ядовито ответил Барбосса, не упуская возможности зацепить заклятого друга.
- Потому, что я – чертовски везучий парень, а кое-кто привык во всём полагаться на силу. – парировал Джек – Я всего – навсего стараюсь не сбиться с курса, цыпа. Это ни в коем случае не связано с моим доверием к тебе. – дружелюбно добавил он, обратившись к Сюзанне.
- Тогда скажи мне, как эта вещь работает?
- Я поведаю тебе об этом потом, когда мы доберёмся до города.
Звезды на небе по-тихоньку таяли, светлая полоса рассвета поползла по горизонту. Трава под ногами покрылась влагой росы. Наконец где-то вдалеке показались какие-то строения. Сюзанна тихо обрадовалась – она поняла, что друг не подвёл её, и скоро она вернётся в пансионат. Любопытство жгло девушку, она не могла преодолеть желание расспросить Джека о том, как это у него получилось.
- Я всегда прихожу именно в то место, куда стремился попасть, а этот компас… - капитан наклонился поближе к девочке – Он указывает мне верную дорогу.
- Так, хватит забивать ей голову всякой чушью! – резко оборвал его Гектор – Нам просто повезло, вот и всё.
- Ничего это не чушь; чушь – это твои псевдоскептические высказывания!
- Но ведь мы практически пришли! – Сюзанна встала на защиту Джека – Вон, видите, там жилые кварталы?
Ей хотелось бежать, но упадок сил сковывал движения. Сюзанна мысленно твердила себе, что ничего не происходит, что усталость и боль в ногах она сама придумала и сама в неё поверила, так что нечего жаловаться. Она вот – вот придёт домой, и уж тогда… Впрочем, ещё многое нужно узнать, прежде, чем решить, стоит ли жаловаться на одну лишь боль?
Следуя указаниям компаса, Джек вёл своих спутников прямиком к городу. Вот они уже шли по дорожке, которая вела на одну из первых улиц. Утро ещё не вступило в свои права, но ночь уже стремительно сдавала позиции. С каждой минутой становилось всё светлее и светлее, ориентироваться становилось всё легче. Сюзанна озиралась по сторонам, стараясь понять, далеко ли ещё до пансионата. Чтобы развеять свои сомнения, она обратилась к Джеку.
- А твой чудо – компас часто тебя подводил? – настороженно спросила она.
- Ни разу. – уверенно ответил Воробей.
- Но мы не на той улице. – заявила юная художница – Здесь есть бордель, но нет пансионата.
От этой фразы Гектор трижды изменился в лице, прежде, чем залиться раскатистым смехом. Сюзанна расхохоталась точно так же, не понимая, от чего именно – от курьёзной ситуации, или от того, что смех её опекуна оказался на редкость заразительным. Они смеялись так, что кто-то из горожан высунулся из окна с угрозами в их адрес.
- Что это сейчас было? – спросила рыжая, еле успокоившись.
- Это дяденька, разгневанный вашим непристойным поведением, пообещал спустить на вас собак, если вы сейчас же не замолчите. – поведал ей Джек.
- Вот, мисс Сюзанна, теперь вы знаете, где обычно проживает мистер Воробей, даже в гости нас пригласил. – язвил Барбосса.
- Хватит издеваться надо мной! – Джек был готов закатить драку прямо на улице – Мы и так почти на месте! Правда, Сюзи?
Сюзанна не стала ничего отвечать. Она лишь устало улыбнулась, и направилась в сторону, отличную от той, куда её вёл Джек. Пиратам не осталось ничего другого, кроме как последовать за ней. Уж она точно сможет привести их в пансионат, так как всю жизнь прожила в этом городе, и отлично знает его. Через полчаса, когда на улице почти расцвело, все трое оказались на улице Весенни. Мадам Жюйяр пришла в ужас от того, в каком виде Сюзанна и её опекуны явились в пансионат, и главное, в какое время. Но всё это было сущим пустяком, по сравнению с тем допросом, который юная художница учинила капитанам, позвав их в свою комнату сразу же, как только они подняли на свой этаж.
- Я одного не могу понять. – сказала она, изрядно нервничая – Кто были эти люди на площади, и зачем им понадобилась я?
Диалог обещал быть напряженным. Джек отошёл в сторону, давая понять своему заклятому другу, что никто, лучше него, сейчас не объяснит девчонке, что происходит. Гектор предложил Сюзанне сесть на кушетку и устроился рядом.
- Прежде всего, должен предупредить, что щадить я тебя не буду, а сразу скажу так, как есть. – завязал он разговор – Всё это время ты не знала правды о смерти мамы. Она не покончила с собой. Её убили.
Сюзанна сглотнула слюну. Её глаза наполнились слезами, ладони вспотели.
- Но за что? – едва слышно выдохнула она – Неужели кому-то так сильно не понравилась её игра в том проклятом спектакле?
- Вот ты требуешь, чтобы тебя не называли ребёнком, а сама, в сущности, самый настоящий ребёнок. Твоя мама перешла дорогу очень опасным людям, за что и поплатилась жизнью.
- Но что она сделала? Чем кому-то помешала простая актриса?
- Правительство колонии поручило ей найти какое-то сокровище, и это кое-кому не понравилось. Её сочли опасным конкурентом, и убили.
- Но я здесь при чём?
- Видимо, они решили, что ты можешь что-то знать.
Сюзанна слушала всё это с чувством, будто ей режут ножом по самому сердцу. У неё не укладывалось в голове, как такое вообще могло произойти. По её щеке скатилась слеза, удержать которую она уже была не в силах.
- Да, Джек что-то говорил мне про сокровище. – промолвила она, собравшись с мыслями – Значит, вы здесь для того, чтобы найти их вместо неё, да?
Барбосса бросил на Воробья свирепый взгляд. Будь его воля, он сейчас же вырвал бы язык этому негодяю и повесил бы его на нём. Птах виновато опустил глаза и сплёл пальцы в замок. Похоже, его гениальный план по переманиванию девчонки на свою сторону закончился полным пшиком.
«Ладно, старый козёл, можешь считать, что победил. А этой малявке стоило бы держать язык за зубами, если она считает меня своим другом. Кажись, скоро у неё будет другой лучший друг.»
- Можно сказать и так. – ответил Гектор на вопрос Сюзи – Теперь ты рада, что рядом с тобой есть такой человек, как я?
Та покивала головой в знак согласия. Глаза девушки распухли от слёз, в горле пересохло. Но, по крайне мере, она поняла, что суровый и грозный опекун ей не враг. Тем более, что мама доверяла ему.
- Теперь ты не сделаешь ни одного шага из дома без моего ведома, а если и сделаешь, то только в сопровождении того, кто может тебя защитить.
- Понимаю. – согласилась Сюзанна.
- И что ты наденешь, тоже буду решать я.
- Но мама одевалась ярко и со вкусом, и…
- И где она теперь?
- Я думаю, что Сюзи не хватает только решётки на окне. – вмешался Джек – Если думаешь, что удержишь её на месте теми способами, которые тебе известны лучше всего…
- Спасибо за участие, милый Джек, я обязательно спрошу твоего мнения, если оно меня вдруг заинтересует. – перебил его Гектор, повысив голос.
- Фу, как невежливо. – театрально оскорбился Воробей – А ведь я всего лишь хотел помочь.
- Что же мне теперь делать? – спросила девочка, немного придя в себя.
- Прежде всего, постарайся выспаться.
- Как же я засну после всего, что случилось со мной за прошедший вечер?
- Ты уж постарайся.
- Тогда спокойной ночи.
- Скорее уж, доброе утро.
«Эмма, Эмма, почему же ты позволила тем сукиным детям убить себя? Теперь жизнь девочки никогда не будет прежней, учитывая, что ей пришлось пережить за последние сутки.»
Оставив Сюзанну одну, капитаны не преминули возможностью поспорить насчёт дальнейших действий. В одном они сошлись точно – права на ошибку у них нет. Теперь игра пошла на опережение. Игра, ставшая для капитана Барбоссы делом чести. Ну а Джек Воробей всё никак не мог решить для себя размер поощрительного приза, который перепал бы ему в любом случае.
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#16 Сообщение Аша Грейджой » Пн июн 29, 2015 8:41 am

Глава 14. Неприятное открытие

Долго спать Сюзанне не пришлось. Прошло буквально два часа после того, как она сомкнула глаза, когда её разбудил стук в окно. С неохотой девушка встала, чтобы поглядеть, что происходит. Под окном стояли Бьянка, Поль и Элен, и швыряли камушки в подоконник. Сюзанна несказанно обрадовалась, увидев друзей. Она наспех натянула юбку, накинула на плечи шаль, и как ошпаренная выскочила в коридор. Там рыжую и перехватил её грозный опекун.
- Далеко собралась? – строго спросил капитан.
- Ко мне друзья пришли, я выйду к ним ненадолго.
- Ты спать сейчас должна, а друзья подождут.
На помощь Сюзанне подоспел вездесущий Воробей. Он беззастенчиво взял девушку за руку и сделал вид, будто уводит её.
- Мы тоже должны сейчас спать, так что мадмуазель Сюзанна может смело предъявлять нам ту же претензию. – убедительно произнёс он.
- Я знала, что ты заступишься. – нежно промурлыкала Сюзи.
- Или кое-кто намекает, что твою компанию могли подослать к тебе враги, чтобы исправить досадное упущение прошлой ночи, и всё же выкрасть тебя? – посмеиваясь, добавил Джек.
- А кое-кто не понимает, что такой вариант имеет место быть! – мгновенно отозвался Гектор.
- Ну, пожалуйста! – жалобно протянула Сюзанна, глядя ему в глаза – Я надолго не задержусь, просто скажу, со мной всё хорошо. Пожалуйста!
Взгляд её ясных голубых глаз был настолько пронзителен, что оставаться равнодушным было невозможно. Даже Джек заулыбался от умиления. Барбосса поймал себя на мысли, что этот тёплый, нежный взгляд так похож на тот, которым его когда-то одаривала мать девушки.
«Будь у тебя глаза зелёными, я бы решил, что гляжу сейчас на твою красавицу маму, девочка. Никто, кроме неё, так на меня не смотрел. Кроме вас обеих…»
- Пять минут. – спокойно сказал он – И не выходя за порог.
Сюзанна радостно улыбнулась и обняла капитана. Гектор не знал, как ему реагировать на столь неожиданный жест. Однако всё же что-то в его душе говорило, что он ему приятен. Джек тактично отвернулся и подчёркнуто сделал вид, будто он ничего не заметил.
Сбежав вниз, девушка впустила друзей внутрь. Капитаны подглядывали с лестницы за происходящем. Приятели Сюзанны всего – навсего пришли проведать её после вчерашнего происшествия.
- О чём они там болтают? – спрашивал Барбосса у Джека – Не о сокровищах ли?
- Почему сразу о сокровищах? – недоумевал тот – Черненькая спрашивает, почему Сюзи не бросилась их искать, когда началась стрельба? А светленькая спрашивает, не видела ли она, кто стрелял?
- Надеюсь, она не называет им конкретного имени?
- Нет… Болтает что-то… Что-то про каких-то воров… Говорит, трех негров в толпе затоптали.
- Что за чушь?
- Говорю, как слышу, ибо слышно плохо. О, парень спрашивает, не знает ли она, кого жандармы ловили?
- И что она отвечает?
Сюзанна словно почувствовала, что за ней следят. Прежде, чем ответить на вопрос Поля, она огляделась по сторонам. Капитаны предприняли попытку спрятаться. Они так и не поняли, заметила ли их девчонка и притворилась, будто это не так, или не заметила в самом деле. Рыжая лишь пригнулась, а ответ нашептала друзьям, чтобы наверняка её никто не услышал.
- Интересно, что она им сказала? – произнёс Джек, вглядываясь в происходящее.
- Ты у меня спрашиваешь? – отозвался Гектор.
- Кто сказал, что я спрашиваю у тебя? Если бы я спрашивал, то только насчёт догадок, что она может им сказать насчёт нас.
- Что мы – испанские шпионы, а она – наша наводчица.
- Ха, это было бы забавно!
- Она идёт сюда! Не попадись ей на глаза, дурень!
Сюзанна окончила свой разговор с друзьями, и теперь возвращалась к опекунам. Настроение её приподнялось от общения с ними. Оказывается, мамин друг и его смешной приятель не единственные, кто волновался за неё, а это не могло не радовать. Вот только кое-кто может не считать их намерения честными и добрыми.
- Никакие они не предатели. – решительно заявила рыжая, едва завидя своих опекунов, поспешно скрывающихся от её глаз.
- Сюзи, детка, о чём ты? – театрально удивился Джек.
- Да я знаю, что вы подумали, когда они пришли. – остудила его пыл Сюзанна – Но ни Бьянка, ни Элен, ни Поль никогда меня не предадут. Никто из них на такое не способен.
- Детка, если бы знать, вот так с ходу, кто на что способен. – с лёгкой насмешкой сказал ей Гектор, посмеиваясь.
- Сказано человеком, который уверял меня, будто не умеет танцевать. – так же насмешливо ответила Сюзи, и, поймав на себе взгляд капитана, полный удивления и строгости одновременно, добавила – А сам, когда дрался, такие фигуры выписывал, что не каждый танцор умеет.
Последняя фраза обрадовала сурового морского волка. При других обстоятельствах он счёл бы её лестью и оскорбился бы, но не здесь и не сейчас. Наверняка, Эмма сказала бы то же самое.
- Да, танец, так сказать, с саблями – по моей части. – довольно промурлыкал Гектор, улыбаясь – Хочешь, и тебя научу?
- Ага, и будете вдвоём плясать против меня. – встрял Джек.
Сюзанна посмеялась над этими словами. Она не подозревала, что общаться с человеком, который в день их первой встречи обещал выпороть её, будет так легко. Как будто она знала его всю жизнь, ну, а его друга – тем более. К тому же, благодаря этому человеку она жива.
- А ещё мне понравилось, как ты с той лошадью управился. – ласково промолвила девочка.
- Эти злобные кусачие твари слушаются его, как и наглые вшивые мартышки. – резко отозвался Воробей.
- С животными нужно уметь обращаться, тогда они не будут злобными кусачими тварями. – осадил его Барбосса.
- Между прочим, с людьми тоже нужно уметь обращаться, чтобы кругом не мерещились предатели, злодеи и неверные любовницы. – парировал Джек.
- Научи меня ездить верхом. – продолжила Сюзанна – Когда, конечно, разрешиться проблема с сокровищем. – прибавила она, посерьезнев.
- Если выпадет такая возможность, то, возможно, научу. – Гектор пригладил волосы Сюзи, и бросил на Воробья насмешливый взгляд – И ещё кое-кого, если Его Воробейшество снизойдёт до нас, простых смертных.
Джек фыркнул в ответ на замечание. Теперь девчонка принадлежит яблокоеду окончательно и безраздельно. Скоро у него появится новый старпом, и получится непобедимый триумвират – он сам, мартышка и девчонка. Может, и искать сокровища он её возьмёт. Но, это вряд ли, учитывая то, что приключилось не далее, чем прошлым вечером.
Вот правду говорят, вспоминаешь собаку – хватайся за палку!
- А мне можно с вами сокровища искать? – спросила рыжая так, словно выпрашивала конфету.
- Сама как думаешь? После вчерашнего ты должна сидеть в своей комнате, как мышь! – отрезал Гектор.
- Я переоденусь в мальчика, и никто меня не узнает.
- Я сказал, нет!
- Я буду молчать всю дорогу и делать только то, что мне скажут.
- Тебе объяснить значение слова «нет»?
«Вот так. Всё-таки он остается неисправимым суровым коммандосом, который только и знает, как отдавать приказы. А я, между прочим, в его команде не состою, мог бы понять за столько-то дней.»
Джек безмолвно развёл руками. Это означало лишь одно – в этом деле он ей не помощник. Неудивительно, ведь он сам был свидетелем произошедшего, и теперь вряд ли мог не согласиться с решением старшего товарища.
- Слушаюсь, месье капитан.- безучастно промолвила она, и скрылась за дверью своей комнаты.
Сюзанна валялась на кровати и разглядывала потолок. В ней отчаянно боролись два желания, поспать и поделать что-нибудь, и одно никак не могло победить другое. Стоило девушке задремать, как тут же её голову посещала очередная заманчивая идея для картины, и наоборот, когда Сюзи начинала тщательно обдумывать детали, её снова клонило в сон. Наверное, она так и не заснёт. Интересно, а эти странные дядьки спят или нет? Может, обдумывают авантюру, участвовать в которой ей запрещено? Впрочем, быть может, так оно и лучше – отсюда её точно не похитят.
Когда Сюзанна в очередной раз стала засыпать, её покой нарушил стук в дверь.
- Детка, ты спишь? – тихо спросил Джек, просовывая голову в дверной проём.
- Если бы я ответила «да», было бы странно. – отозвалась рыжая.
- Железная логика. – согласился Воробей, входя в комнату без приглашения.
- Что стряслось?
- Сюзи, дорогая, остро нужна твоя помощь. Вернее, помощь одного из твоих пернатых подопечных.
Новость о том, что опекунам понадобился голубь, заинтересовала Сюзанну. Она мгновенно вскочила на ноги, накинула на себя шаль… и захлопнула дверь в комнату. Теперь она могла задать несколько вопросов.
- Вы хотите письмо отправить? – полюбопытствовала девушка.
- Разумеется. – ответил ей Джек – А так, как в нашем деле скорость решает если не всё, то очень многое, можно сказать, львиную долю всех проблем, мы с дядей Гектором решили не бегать по всему городу в поисках почтовых голубей, а обратиться к тебе.
- Так вы письмо хотите отправить без привлечения лишнего внимания?
- Ты очень умная девочка.
- А что мне будет, если я соглашусь помочь вам?
Барбосса решил не медлить с поиском сокровища, а приступить к его поиску уже сегодня. Но найти клад – ещё полдела, когда его нужно перевезти в безопасное место. И всю эту операцию нужно провернуть до того, как конкурирующая фирма в лице очень злого француза доберётся до него первой. Вопрос ещё в том, где взять судно для транспортировки сокровищ? Украсть хотя бы бриг довольно рискованно, предприятие обязательно привлечет слишком много внимания, да и пришвартовать корабль надо так, чтобы тащить найденное добро было недалеко. После долгой дискуссии оба капитана «Чёрной Жемчужины» пришли к выводу, что надежнее будет пригнать любимый корабль сюда, в Новый Орлеан. Для этого требовалось немного – известить Гиббса, причём как можно скорее.
«… чем больше, тем лучше. Команде никаких подробностей не раскрывать. Сниматься с якоря прямо сейчас.» - закончил письмо пират, и поставил подпись: «Капитан Гектор Барбосса». А Воробью можно и не давать подписывать, всё равно, идея была его, пусть от счастья от осознания собственной гениальности хоть из штанов выпрыгнет.
- Дорогой коллега, переговоры прошли, можно сказать, успешно. – доложил Джек, ворвавшись в помещение – Но у мадмуазель Сюзанны есть встречное требование.
- Какое ещё требование?
Сюзанна вошла в комнату, и остановилась посередине с торжествующим видом.
- Я готова отправить голубя на Тортугу с вашим письмом, но при условии, что вы возьмёте меня с собой на поиски сокровища! – объявила она.
Гектор смотрел на неё, и поражался наглости девицы. По повисшей угрожающей тишине можно было понять, что юная художница шагает по лезвию ножа. Голову Джека посетила мысль, что сейчас грянет очередная ссора, бессмысленная и беспощадная.
Однако громкого скандала не случилось. Барбосса мило улыбнулся, подошёл к девочке, и обнял её за плечи. Вид у него был самый доброжелательный.
- Маленькая ты дурочка. – сказал он ласково – В мире есть и другие способы умереть, чем попасться в руки злодеям, которые уже предпринимали попытку захватить тебя, и которые, скорее всего, будут тебя пытать, прежде, чем убить медленно, и с особой жестокостью.
- Со мной этого не случится. – спокойно ответила ему Сюзи.
- С чего такая уверенность, беспокойное ты моё дитя?
- У меня есть хороший защитник.
«Твой хороший защитник никак не может заставить тебя сидеть дома ради твоей же безопасности. Хотя, кого я обманываю? Меня ведь самого не сразу в первый раз в команду приняли, этим же мотивировали, мол, в море опасно. Не сжалься тогда капитан над сиротой, не стал бы я тем, кем стал.»
Но при этом Гектор не мог не заметить, что слова девчонки ему нравятся. Вот может же она быть покладистой, если захочет!
- Ты меня не убедила. – посмеиваясь, сказал он – Ты меня вынудила. Глядя на твои щенячьи глазки, ругаться будет как-то невежливо.
Сюзанна вся светилась от счастья. Она поверить не могла, что в её довольно мрачной жизни промелькнул светлый лучик надежды на лучшее.
- Значит, я могу собираться? – спросила она, всё ещё не веря в свою удачу.
- Собирайся. – последовало в ответ – Но ты ни на шаг от меня не отойдёшь.
- Я могу и обрезать волосы, если нужно.
- Просто оденься так, чтобы тебя было невозможно отличить от мальчика. И пошли голубя с весточкой на Тортугу.
Подпрыгнув от радости, девочка пулей вылетела из комнаты и побежала к себе переодеваться. Джек предпринял было попытку сопроводить её, но Гектор схватил её за плечо, и резко развернул к себе.
- Ты её надоумил, да? – прорычал он.
- Эту вертихвостку и подстрекать не надо. – оправдывался Джек – Если ей что-то нужно, она просто протянет руку и возьмёт своё. – Птах немного призадумался и добавил с хитрой улыбкой – Полагаю, это наследственное… И закатывание глаз, которое ты демонстрируешь с завидной регулярностью, тоже. Я просто поражен тем, что ты так и находишь в себе силы сказать девчонке, кем ты ей приходишься. Вчера, например, у тебя был отличный шанс, но ты предпочёл промолчать. Вот только не надо утверждать, будто ты до сих пор сомневаешься, твоя ли она дочь. Да, твоя, я устал это повторять. Ты и сам всё прекрасно понял.
Барбосса мог бы припомнить Джеку множество неудач и промашек, которые тот совершил, будучи капитаном «Чёрной Жемчужины», чтобы охладить его пыл и заставить его перестать умничать. Вместо этого он одарил его саркастичной улыбкой.
- Собери инвентарь. И еды какой-нибудь прихвати, скорее всего, мы уйдём надолго. – сказал капитан столь холодным тоном, что Воробей невольно вздрогнул. Скорчив гримаску, Джек спрятался у себя в комнате, и принялся перебирать вещи, которые могли бы понадобиться при поиске клада. При этом хитрый пират поглядывал на груду хлама, оставленную госпожой Эммой.
«Может, стоит и это прихватить? Для чего-то же вещицы нужны! Хотя, яблокоед не придёт в восторг от этой идеи.»
Раздумья Джека нарушила Сюзанна. Оно ворвалась к нему в комнату и принялась хвастаться своим нарядом.
- Я отправила Жаклин в почтовую миссию. – доложила Сюзи - Ну как, не слишком заметно? – спросила она, покручиваясь перед капитаном, словно перед зеркалом.
Воробей оглядел девушку с ног до головы. Она надела кружевную белую сорочку, черный лиф, черные кожаные мужские штаны и дублет. Подпоясаса она была красным кушаком, на ноги надела теплые туфли. Волосы она связала в тугой пучок. Не то, чтобы Джек не был в восторге от внешнего вида Сюзанны, но на его памяти было несколько куда более удачных примеров переодевания девушки в парня.
- О, ты выглядишь так… так модно. – промолвил он скороговоркой – А штаны с дублетом где взяла?
- Да у Гийома и Иветт остались кое-какие вещички от сына, вот я их и взяла. – непринуждённо ответила рыжая.
- Без спроса взяла? – спросил Джек, и, видя, как замялась Сюзанна, продолжил – Мне-то можно сказать. Если ты реквизировала вещички, в этом нет ничего страшного, не думаю, что дядя Гектор осудит твой поступок. Как он может осудить то, чем промышлял сам?
Девушка тщательно обдумывала свои последующие слова. Она ещё не была уверенна в том, что её не накажут за проделку. Наконец, она нашла в себе силы признаться.
- Да, взяла без спроса. – безрадостно промолвила она – Надеюсь, хозяева их не хватятся.
- Если мы будем торчать здесь до полуночи, точно хватятся.
Однако, торчать до полуночи им не пришлось. Когда Барбосса зашёл за Джеком, он едва не расхохотался, увидев Сюзанну, однако спокойно объяснил ей, почему она выглядит смешно и нелепо. Никакой альтернативы в гардеробе юной художницы не нашлось, так что пришлось воспользоваться тем, что есть. Разве что удалось раздобыть пару мальчишеских башмаков для Сюзанны, да украсть где-то шляпу, чтобы она могла спрятать под ней волосы.
На следующее утро троица вышла через чёрный вход, чтобы не привлекать лишнего внимания. Гектор предлагал ориентироваться на одну лишь карту, Джек требовал, чтобы учитывались показания его компаса. Несколько раз два капитана находились на грани того, чтобы поссориться и разойтись по своим дорогам, и Сюзанне приходилось прикладывать немалые усилия для того, чтобы найти выход из сложившейся острой ситуации. Для того, чтобы примирить своих опекунов, она предложила чередовать показания компаса и карты. Не сразу прижилась эта идея, но другой, увы, не было.
Вечерело. Кладоискатели забрели далеко в лес, но так и не достигли цели. Гектор почувствовал, что начинает раздражаться.
- Мы никогда не найдём эти грёбаные сокровища! –гневно выпалил он.
- Я бы посоветовал тебе, приятель, выбирать выражения при мадмуазель. – отреагировал Джек.
- Мадмуазель сама выражений не выбирает, так что я её ничем не удивлю. Правда, Сюзанна?
- Ага. – отозвалась та – Я же не дура, я всё понимаю, эмоции, всё такое.
- Может, сделаем перерыв и отдохнём, а? – предложил Джек, в глубине души осознавая, что это бесполезно.
- Нет. – отрезал Гектор.
- Быть может, Сюзи устала? – предположил Воробей.
- Ничего я не устала! – заявила та.
Пришлось троице идти дальше. Джек уже подумал, что сейчас помрёт со скуки. Незаметно для себя он начал петь.

- А у турка жена хороша и нежна,
Поцелуй ее сладок, как мед,
Но турецкий клинок и остер, и жесток,
И без промаха сталь его бьет.

Голос милой турчанки звенит, как ручей,
В благовонной купальне ее,
Но клинок ее мужа целует больней,
И смертельно его острие.

Он лежал на земле в наползающей мгле,
Умирая от ран роковых,
И промолвил он вдруг для стоящих вокруг
В тихой горести братьев своих:

«Братья, вышел мой срок, мой конец недалек,
Не дожить мне до нового дня,
Но хочу я сказать: мне не жаль умирать,
Коль турчанка любила меня.»

- Браво, маэстро! – прервал его Барбосса – Если бы так же капитанствовал, как пел, врагов у тебя было бы гораздо меньше!
- Не надо мне завидовать! – огрызнулся Птах.
- Чем меньше вы будете ссориться, тем быстрее мы найдём сокровище! – угомонила их Сюзанна.
Аргумент был достаточно весомым. Оба капитана и сами хотели поскорее отыскать этот чёртов клад, ибо никто из них не знал, сколько ещё им бродить по жаркому луизианскому лесу, не свалившись в болото и не став при этом ужином крокодила. Последние солнечные лучи готовились спрятаться за горизонтом, и кладоискателям пришлось зажечь фонарь, чтобы продолжить путь.
Внезапно стрелка на компасе Джека бешено закрутилась и остановилась. Она указывала на небольшой холмик, заваленный камнями, уютно расположившийся на обрыве, поросшем кустарником, откуда открывался восхитительный вид на залив.
- Мы на месте! – не то серьёзно, не то торжественно объявил Воробей.
Барбосса сперва не поверил птахе, и для надежности заглянул в карту. Конец пути, отмеченный на карте, совпадал с тем, что троица увидела перед собой. Только сами дороги немного различались.
«Умный же, стервец. Но карту далеко прятать не буду. Пока не буду.»
- Твоя взяла. – он оглядел холмик – Скорее всего, там пещера. И, скорее всего, там и покоится клад, не зря же вход завален.
Солнце окончательно спряталось за горизонтом. Сюзанна с тоской поглядывала на сияющие звёзды. С неохотой ей пришлось признать, что она сильно устала, и ей нужно отдохнуть. Джек словно прочитал её мысли.
- Я думаю, что начинать что-либо делать ночью – идея неважнецкая. – произнёс он, усевшись на замшелый камень – Хорошо бы выкрасть несколько часов сиесты, а потом только приступать к извлечению клада на свет божий… или на тьму? – весело прибавил он.
Чтобы усилить эффект от сказанного, Джек изобразил умоляющую улыбку. Сюзанна невербально поддержала друга, покивав головой. После недолгих колебаний Гектору пришлось уступить. Кладоискатели расположились неподалёку от цели, свалив туда, где посуше, прихваченные инструменты. Костёр разводить не стали, так как почва оказалась слишком сырой из-за близости болота, да и не было подходящего материала для растопки, кроме влажной после недавнего дождя коры деревьев.
Воробей поглядывал на жадно уплетающую хлеб с сыром Сюзанну, и не мог понять, кто находится перед ним, если не матрос с «Чёрной Жемчужины».
- Признаюсь откровенно, - шепнул он заклятому другу – я никогда ещё не видел, чтобы в девицу помещалось столько еды. Я всё понимаю, она проголодалась, но всё же… Ты видел когда-нибудь, чтобы юное создание ело так, словно видит еду в первый и последний раз в своей жизни?
- Видел. – невозмутимо ответил тот – В леди Элизабет тогда ещё Суон проснулся зверский аппетит во время её самого первого визита на «Чёрную Жемчужину». Если не веришь мне, спроси у неё самой при следующей встрече.
- Обязательно.
- Ну вот, вроде, сыта. – радостно доложила Сюзанна – Надеюсь, на Земле не случится Великого голода?
- А вдруг? – шутливо ответил ей Джек.
- Ты, наверное, хочешь спать? – поинтересовался Гектор.
- Ага. – ответила девочка – Если б было ещё во что закутаться…
- Бери мой камзол. Не хватало ещё, чтобы ты простудилась.
Джек смотрел на происходящее, и не верил своим глазам.
«А ведь недавно этот человек грозился как можно скорее выдать девчонку замуж и навсегда забыть о её существовании! Либо он что-то понял, либо сильно головой ударился, когда из той повозки выпал.»
- Если вы не будете против, я тоже пойду, посплю. – промолвил он, наигранно зевая.
- Мы не будем против, даже если ты просто далеко пойдёшь. – последовало в ответ.
- Какой ты добрый. – процедил Птах – Скажи, Сюзанна, он добрый?
- Как я. – горделиво ответила девчонка.
«Ну да, как же ещё ты могла ответить?»
- Джек, ты, кажется, собирался идти спать, вот и иди, сдержи своё слово. – посмеиваясь, произнёс Барбосса, и Сюзанна весело захихикала.
Воробей ничего не стал отвечать. Он лишь подобрал свой камзол и уютно устроился за облюбованным камнем. На минутку он понадеялся, что кто-то из этой парочки окликнет его, но бесполезно. Ладно, решил Джек, можно списать на усталость.
Гектор сидел у заветного холмика, откинувшись на него, как на спинку кресла. Сюзанна лежала на мешке с вещами, положив голову своему опекуну на колени. Спящая и умиротворённая, в этот момент она была поразительно похожа на другую женщину. Женщину, которая вот так же когда-то засыпала рядом с ним. Которая была с ним нежна, как никто другой. Которая подарила ему этого прекрасного чертёнка.
Звёзды смотрели на него, и словно насмехались. Ты сам этого хотел, говорили они, действительно хотел в ту минуту, и не надо оправдываться минутной эйфорией. Почему именно она? Почему не одна из бессчётного количества женщин, которых ты знал? И будь Сюзанна дочерью одной из них, позволил бы ты ей вот так запросто положить голову себе на колени? Вряд ли. Много ли ты помнишь имён тех женщин, которые делили с тобой постель? Немного. Не забыл ли ты, как они выглядели, что говорили? Да почти всех и забыл. Почему же ты до сих пор помнишь Эмму, почему тебе хочется, чтобы именно она сейчас лежала здесь, рядом с тобой, согревала нежными руками и пела одну из тех прекрасных песен, которые она знала? Ты сам счёл её достойной быть твоей женщиной. Ты выпросил у неё подарок судьбы, так бери его! Эта девочка – лучшее, что Эмма могла дать тебе.
- Я передумала, я не хочу спать. – неожиданно тихонько промурлыкала Сюзанна, нарушив размышления Гектора.
- Не говори глупостей, ты слаба, как котёнок. – ответил он.
- Это не глупости, и я – не слабачка. – возразила юная хулиганка, поднимаясь и усаживаясь рядом со своим опекуном.
Девчонка уставилась на звёздное небо. Бравый капитан не мог не отметить, как она прекрасна, как настойчива и как сильна в ней жажда жизни.
«Может, поговорить с ней? Наверняка ей будет приятно перекинуться парой слов. Или не стоит? Нет, всё же стоит. В конце концов, она не так плоха, как могло показаться на первый взгляд.»
- Сюзанна, детка, - полушепотом заговорил Гектор – ты напоминаешь мне одного человека. Когда ему было тринадцать лет, он остался сиротой без гроша в кармане. До этого его всегда манило море, ему казалось, что там, на территории бесконечного простора, жизнь легка и счастлива, нет различий между бедными и богатыми, и можно спокойно выбирать любой путь, и он будет правильным. А ещё он где-то прослышал, что в море можно быстро собрать много денег и вырваться из бездны нищеты и отчаяния. Правда оказалась жестокой и беспощадной. Лишь избранные и немногие приближенные к ним могли позволить себе жизнь в роскоши и достатке, и всё это необязательно может достаться честным путём. Юноша понял, что для того, чтобы чего-то добиться, нужно пойти по головам, запачкать руки кровью. И он пошёл по кривой дорожке, и в результате стал тем, кем стал, и ничего изменить и исправить нельзя.
- У него был выбор? – осторожно спросила девушка.
- Да, был. Между разбоем и голодной смертью.
Сюзанна боролась с посетившим её душу желанием расплакаться. Так тепло с ней ещё никто не разговаривал. Никто, кроме мамы.
- Сколько себя помню, я всегда была одна. – промолвила она – Мама приезжала редко. Однажды она уехала на следующий день после моего седьмого дня рождения, в апреле, и приехала лишь в феврале. Даже Рождество я встречала в одиночестве. – она едва слышно всхлипнула – Гийом и Иветт только и знают, что кричать на меня, обзывать и бить. Это тебя они боятся, поэтому присмирели. Всё грозятся выгнать меня на улицу, если не внесу оплату проживания вовремя, да пророчат мне стать проституткой. С людьми мне трудно найти общий язык. Я даже Бьянке не всё рассказываю. – девочка повернулась к своему опекуну и заглянула ему в глаза – Я могу постоять за себя, но когда-нибудь я сломаюсь. Ты защитишь меня?
Вопрос звучал совершенно искренне. Старому морскому волку показалось, будто он услышал голос Эммы. Но нет, Эмма мертва, вместо неё рядом с ним находится её дочь.
- Девочка, - сказал он, обняв её за плечи – я за тебя, как за родную, загрызу любого.
- Правда?
- Да.
От счастья Сюзанна улыбалась так широко, как только могла. Слёзы из её глаз бежали в два ручья, но ей было всё равно.
- Будь ты моим отцом, я была бы счастливей всех на свете. – пролепатала она, опустив голову ему на грудь.
«Ты не представляешь, насколько ты близка к истине.»
- Одному жить всегда тяжело. – сказал пират, приглаживая ей волосы – Уж я-то знаю. Для меня Рождество в одиночестве – не пустые слова.
А в это время проснулся ещё один человек. Джек Воробей пристально наблюдал за происходящей сценой. Зрелище доставляло ему неподдельное удовольствие.
«Ну вот, теперь они лучшие друзья, как я и предсказывал. Яблокоед может собой гордиться, он превзошёл самого себя. Если будет и дальше требовать доказательств своего отцовства, я рискну целостностью своей челюсти и поддам ему пару раз для очищения разума... Интересно, а он признается ей прямо здесь и сейчас?.. Похоже, что нет… Но, хотя бы он уже в одном шаге до великого свершения.»

***
- Воробей, просыпайся, сейчас же!
Барбосса был суров и грозен, он вел себя так, словно находился на корабле. Джек недовольно уставился на него, потянувшись и зевнув.
- Когда ты повышаешь голос, не проснётся только покойник. – проворчал он.
- Подними свой ленивый воробьиный зад, и помоги разобрать завал.
Воробей надел камзол, расправил изрядно помятую шляпу и подошёл к товарищам по авантюре. Гектор и Сюзанна вовсю разбирали камни, ставшие препятствием к сокровищам. Девчонка проявляла невиданное усердия, выгребая снизу мелкие камушки и те, что покрупнее. Её опекун вытаскивал из кучи большие камни, и каждый раз думал о том, какой из них лучше всего запустить заклятому другу в голову.
Между тем, птаха ходил вокруг да около, разглядывая холмик, и оценивая фронт работ. Он старался рассчитать время, за которое можно освободить проход, и какова примерная глубина пещеры.
- Я думаю, сейчас нужно убрать камни отсюда и отсюда. – сказал он, указывая на кремни, лежащие сверху – Это сэкономит много времени. А потом лучше вытащить этот, так как он загораживает ещё три. Потом нужно разобрать эту часть, там много мелочи.
Сюзанна закатила глаза, не в силах больше слушать его болтовню. Она демонстративно швырнула только что вытащенный камень на землю. Капитаны не могли не обратить внимания на её жест.
- Вместо того, чтобы раздавать советы свои премудрые, лучше бы взял, да и присоединился к нам! – возмутилась рыжая.
- А разве я не помогаю? – попытался возразить Джек.
- Нет, ты только болтаешь! Если не можешь сделать что-то полезное, то будь добр, хотя бы не мешай! А ещё лучше будет, если ты соизволишь разобрать завал! Ты – взрослый, здоровый дядька, а вместо тебя девушка камни таскает! Стыдно должно быть!
Сюзанна произнесла свою пламенную речь и нахмурила брови. Если бы она была капитаном пиратского корабля, матросы наверняка бы незамедлительно бросились выполнят её приказ. Барбосса слушал девчонку, и его охватила гордость за неё. Он улыбнулся, и одобрительно покивал головой. Жаль, девица – не пиратка, она бы далеко пошла.
Воробей не стал дальше сопротивляться напору Сюзи. Заметив реакцию её опекуна и не забыв её раз подумать о том, как эти двое схожи между собой, он всё же решил присоединиться к процессу разбора завала. Избавив пещеру от пары – тройки камней, он заохал и начал жаловаться на боль в руках и в спине. Поняв, что его не слушают, он продолжил загребать кучу. Примерно через полчаса он снова попытался разжалобить Гектора и Сюзанну, и снова потерпел неудачу. И так продолжалось до тех пор, пока последний камень не был убран с пути кладоискателей.
Барбосса зажёг фонарь и первым вошёл в пещеру. Как и ожидалось, она оказалась небольшой и довольной узкой. Джек вошёл следом и огляделся. Увиденное его совсем не впечатлило.
- Что-то я не вижу признаков сокровищ. – констатировал он – Не хочется думать, что мы опоздали и кто-то уже унёс сокровища с собой, но, похоже, всё на это указывает.
- Может, они закопаны в земле? – раздался девичий голосок сзади.
Сюзанна прокралась в пещеру и также отметила про себя, что ничего в ней нет, и это очень странно. В душе девушки затаилась надежда, что не всё так однозначно и печально. Она не хотела верить, что труды мамы были напрасны.
- Если надо, я сама могу копать. – добавила она с опаской – Я не переусердствую, обещаю.
- Знаешь, малютка, идея не из лучших. – возразил ей Джек – Пещера слишком узкая и мелкая, здесь даже не развернуться. К тому же, земля здесь изрыта, вероятно, копали до нас.
- Сюзанна права, нужно копать. – неожиданной согласился с девочкой Гектор.
- Вот говорил же я, давай не будем разбирать лопаты, чем теперь копать прикажите, капитан?
- Просто найди пару палок, это несложно.
- Конечно, сэр, как прикажите, сэр. – Воробей повернулся к Сюзанне – Пойдём, котёнок, посмотрим, чем можно рыть землю.
В ход пошло всё – наспех собранные лопаты, крюки, веревки, которыми можно было вытащить камни, сидящие в земле, куски ткани, в которых можно было выносить землю наружу. Меньше, чем через час, в пещере выросла яма, шириной в неё саму, но сокровищ как не было, так и нет. Дальше проводить здесь время смысла больше не было. Если бы было чем взорвать это проклятое место, Гектор бы так и поступил. Ему не хотелось показывать Джеку своего разочарования, да он и сам понимал его состояние. Сюзанна же не стала скрывать досады.
- Не понимаю. – выдохнула она – Почему здесь ничего нет?
- Сюзи, дорогая, переадресуй свой вопрос кому-то, кто точно может дать на него ответ. – произнёс Джек, стараясь её немного ободрить.
- Но этому должно быть какое-то объяснение! – не унималась девушка – Мы что, зря сюда пришли? Пришли, чтобы ничего не найти?
- Быть может, произошла какая-то ошибка…
- Так мама погибла зря?
Возразить на это замечание было ничего. Девочка хотела расплакаться, но стойко держалась. Происходящее её не столько расстраивало, сколько раздражало.
- Лучше бы я сидела сейчас дома. – проворчала она.
Рыжая выбралась из пещеры и плюхнулась на землю у входа. Вид у неё был мрачнее тучи. В голову лезли самые тяжелые мысли.
- Наверное, мы просто не туда пришли. – тихо промолвил Гектор, положив ей руку на плечо – Главное, не сдаваться.
- Как думаешь, мама бы сдалась?
- Ни в коем случае.
- Наверное, это её и сгубило.
«Кто знает, девочка, может, ты права. Не верю, чтобы всё было так просто. Где-то эти сокровища всё же лежат. Стоит лишь понять, где именно.»
- Коллеги, я считаю, что нам стоит замести следы нашего присутствия, во избежание потенциальных конфликтов с конкурирующей стороной. – заявил Джек, едва показавшись снаружи – Предлагаю завалить вход камнями так, будто нас здесь не было. Смекаете?
- Отлично придумал, Джек, тебе и флаг в руки. – моментально отозвался Барбосса.
- Да, яму засыпать не забудь. – добавила Сюзанна – Начинай, не трать время.
- Да вы что, издеваетесь? – взорвался птаха.
- Издевались бы, начали раздавать советы молодым хозяйкам. – сказала рыжая с сарказмом.
Скорчив гримасу, Джек принялся таскать камни, всячески выражая недовольство и бормоча под нос проклятья. Немного потешившись над тем, как он едва перемещается, волоча за собой глыбы, Гектор и Сюзанна всё же решили немного помочь ему, и вскоре Джек занимался своим привычным делом – сидел на камне, причитая о том, как он устал, и, как обычно, указывал, куда какой камень положить.
Через пару часов место выглядело так, словно здесь никого не было. Ну, или, по крайней мере, пещерка казалась нетронутой. Сюзанна окинула место придирчивым взглядом. Разочарованию её не было предела.
- Эти три дня безнадежно вычеркнуты из моей жизни. – печально констатировала она – Я хочу домой. – добавила она, обратившись к спутникам.
- Я тоже страшно устал. – согласился с ней Джек, зевнув во весь рост.
- Тогда я отойду на минутку, не хочу ноги облить.
С этими словами рыжая удалилась в кусты. Эксцентричный пират взобрался вверх на холм и огляделся. Среди низин это место казалось едва ли не единственным высоким. И, пожалуй, самым подходящим для сцены, свидетелем которой он стал вчера.
- Думаешь, куда девать свою долю? – насмешливо спросил Барбосса, незаметно подкравшись сзади.
- Думаю о том, как лучше будет обстрелять это место, если дело дойдёт до драки... – мысли Джека понеслись галопом – Погоди, что ты там про долю говорил?
- Вообще-то я хотел попросить тебя кое – о чём. – Гектор не мог поверить в то, что вынужден сейчас сказать такие слова – Джек, не рассказывай Сюзанне про Исла-де-Муэрто.
Коварная улыбка заиграла на лице Воробья. С торжествующим видом он спрыгнул на землю и положил на плечо заклятому другу.
- Я знал, что рано или поздно ты об этом попросишь. – довольно промурлыкал он – Кстати, на этот раз ты превзошёл самого себя, поздравляю, ты мог бы сам быть отличным актёром. Ты стал так заботлив с Сюзи.
- Конечно, она же моя дочь.
Эта фраза обрадовала Джека даже больше, чем то, что он увидел ночью.
- Теперь ты обязан сказать об этом девчонке, благо момент благоприятный! И сказать должен именно ты, а не кто-то другой.
- Скажу, но чуть позже.
- Почему? Действуй сейчас, куй железо, пока горячо.
- Пока не найдены сокровища, я буду молчать, и ты тоже!
- Вы идёте или как? – раздался голос Сюзанны.
Безмятежно улыбнувшись, Гектор вышел навстречу к выбежавшей Сюзанне, и помог ей убрать волосы под шляпу. Со стороны они действительно стали смотреться, как отец и дочь. На минуту Джек подумал, что ничего приятнее за минувшую неделю не видел, но тут он представил себе, что будет, если эта парочка начнет издеваться над ним, причём одновременно.
«Похоже, я создал семью демонов.»
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#17 Сообщение Аша Грейджой » Пн июл 06, 2015 9:51 am

Глава 15. Кто ты для меня?

Сюзанна валилась с ног от усталости, скрывать постигшее её разочарование она не могла, настроения не было никакого. Она пожалела, что не послушала своего опекуна и не осталась сидеть дома. Сейчас бы ей не ломило бы руки, ноги и спину, и не гложило бы чувство досады. Что если всё это был обман, что если никакого сокровища не существует? За что тогда мама рассталась с жизнью? Теперь и она сама оказалась втянута в эту запутанную историю, в которой открылось больше вопросов, чем ответов.
Девушка мечтала об одном – рухнуть на кровать и заснуть, и чтобы даже пушечных залпов не слышать. И, по возможности, проснувшись, понять, что происшествия последних дней – всего лишь дурной сон, и поскорее забыть их. Как забыть и о том, что за жильё нужно платить.
Хозяева пансионата встретили её крайне недружелюбно.
- Сюзанна, ты совсем стыд потеряла! – с криком набросилась на неё мадам Жюйяр, едва та переступила порог – Посмотри, на кого ты похожа! Свинопаски выглядят чище и аккуратнее, чем ты!
- Я вымоюсь, госпожа Иветт. – раздраженно ответила Сюзанна.
- Да, вымойся, пока есть возможность. – ядовито произнесла хозяйка – Скоро тебе придётся мотаться по борделям, грязной и вшивой.
- Если раньше не угодишь на хлопковую плантацию. – присоединился к жене месье Жюйяр – Ты помнишь, сколько ты должна за проживание?
- Помню, помню! – девочка была готова расплакаться.
- Когда ты заплатишь, мерзавка?
- Скоро, скоро заплачу!
- Ты заплатишь сейчас или отправишься в бордель!
- Что тут происходит?
Джек, став свидетелем данной сцены, поспешил на выручку Сюзанне. Скандал обещал быть жарким, и повод для него был довольно серьёзным. Он ведь и его касался тоже…
- Ну, зачем такие уважаемые и благопристойные господа ругают юное создание за ошибки, которые она, вероятно, совершила неумышленно и теперь раскаивается за них? – вступился он за девушку.
- Извините, месье, но мадмуазель долго не платить по долги. –довольно серьёзно ответил хозяин пансионата – Мы хотеть получить деньги сегодня, так как мы больше не мочь ждать. Как и не мочь терпеть её поведение.
Сюзанна бросила на Джека умоляющий взгляд. Столько отчаяния в её глазах капитан ещё никогда не видел. Положение её было крайне плачевным.
- Прошу заметить, что раньше вы терпели поведение мадмуазель, причём весьма успешно. – весело выдохнул Джек.
- Раньше мадам Эмма регулярно платить за содержание её дочь. – прохладно напомнила Иветт – Теперь, когда она есть мертва, мадмуазель Сюзанна погрязнуть в долги, причем довольно давно. И вы, как опекун девушка, должны расплатиться по её счета.
- Покорно прошу прощения, но я – не опекун прелестной субретки, а всего лишь его помощник.
- Это не иметь значение. – возразил Гийом – Пансионат терять деньги из-за неё. И из-за вы – постояльцы отказываться соседствовать с такие личности, и более того – отговаривать приезжие заселяться! И сейчас мы думать, что вы не способны погасить кредит за проживание, и мы не должны были позволять…
- Мы скоро оплатим все долги, это лишь вопрос времени, уверяю.
- Мы хотеть получить свои деньги сегодня. – резко ответила Иветт – Иначе мадмуазель Сюзанна стать проститутка.
- Даже думать об этом не смейте! – раздался голос сзади.
Джек и Сюзанна оглянулись, и обрадовались тому, кто сейчас подоспел к ним на помощь. Хозяева пансионата тоже узнали этого человека, и у обоих едва не выскочило сердце из груди от страха.
- Забирайте и проваливайте. – ледяным тоном произнёс Барбосса, протянув французам мешочек с оставшимися в нём монетами – И чтобы эту ересь я слышал в последний раз.
- Д-да, месье, разумеется. – пролепетал господин Жюйяр – Мы лишь хотеть подстрекнуть мадмуазель Сюзанна поскорее погасить долг, иначе её придется выселить…
- Это вас я скорее выселю, если она прольёт хоть одну слезинку по вашей вине. – грозно отрезал капитан – Следующее оскорбление девчонки станет для вас последним. А сейчас пошли вон.
- Послушайте, месье… - начала было оправдываться госпожа Жюйяр.
- Вон, я сказал!
Хозяева пансионата решили не спорить с этим суровым типом. Чего хочешь, он и стукнуть может, да так, что не только искры из глаз посыпаются, но и сломается пара – другая костей. Сюзанна смотрела, как они спешно скрываются за дверьми, и от сердца у неё отлегло. Она подбежала к Гектору и крепко обняла его.
- Спасибо. – прошептала девочка, сглатывая слёзы.
- Ну что ты, они мне самому изрядно надоели. – ответил тот – А теперь отпусти меня, иначе задушишь, а я свою смерть не такой представлял. – добавил он полушутя.
- Всё равно, спасибо. Я бы не смогла расплатиться. Пришлось бы продать кукол, а ведь они – память о маме.
С этими словами девочка развернулась и побежала к себе. Гектор снова ощутил небывалый прилив гордости. На этот раз за себя. Если девочка рада, то и он тоже. Приятные мысли нарушил Воробей.
- Я думаю, самое время сказать ей, кто ты такой. – промолвил он – А затем отметим счастливое воссоединение семьи. Я сбегаю ради такого случая в таверну, а? Нужно же горячительного взять.
- Ты сперва деньги раздобудь на горячительное, я сейчас последние этим мерзким людишкам отдал. – охладил его пыл Гектор.
- Оу… - огорчённо выдохнул Джек. Это известие расстроило его. Теперь нужно либо заложить, то есть, продать одно из колец, либо стащить пару бутылок прямо из таверны. Хотя Птах нацелился именно на второй вариант.
Сюзанне удалось поспать чуть больше часа. В дверь её комнаты постучали, и юная художница с неохотой позволила визитёру войти. Этим гостем оказалась Бьянка. В руках она держала широкую коробку и казалась взволнованной.
- Что случилось? – спросила Сюзанна.
- Меня просили передать тебе вот это. – ответила ей подруга, и протянула коробку.
- А что там?
- Не знаю. Похоже, что какой-то наряд.
- Наряд?

Джек застал Барбоссу крайне мрачным и взволнованным. После неудачного поиска клада это состояние не показалось ему удивительным. Как, впрочем, нередким за последние несколько дней. Без приглашения Птах вошёл в комнату и уселся напротив заклятого друга.
- Я тоже не могу в это поверить. – нарушил он затянувшуюся тишину – Поразительная вещь, когда и путь на карте сошёлся, и показания компаса, а чёртова клада нет. Я думаю, этому есть вполне конкретное объяснение – кто-то побывал в том месте до нас и всё унёс. Я ещё тогда заметил, когда мы внутрь попали, что что-то не так.
- Это даже Сюзанна заметила. – без энтузиазма ответил Гектор.
- Я предлагаю выяснить, кто мог нас опередить, и поговорить с этими ребятами. Думаю, это несложно.
- Если несложно, тогда иди и поговори.
- Вот и поговорю!
- Конечно, хочешь же свою долю урвать.
Мирную беседу прервала Сюзи. Она постучалась, прежде, чем войти, однако ответа дожидаться не стала. Вряд ли в тот момент её можно было бы назвать спокойной.
- Нас приглашают в гости. – объявила она.
Обоих капитанов заинтересовало это обстоятельство. Никто не ждал никакого приглашения, поэтому оно выглядело подозрительным.
- Скажи, Сюзи, у кого-то из твоих друзей личный праздник, и поэтому нас желают видеть среди гостей? – не растерявшись, спросил Джек.
- Нет, я не знаю, кто это.
- Тогда откуда взялось приглашение? – поинтересовался Гектор.
- Его Бьянка передала.
Последняя сидела в комнате Сюзанны, когда туда ворвался её опекун. Вид у него был довольно грозный, и девушка невольно съёжилась от страха.
- Кто тебя прислал? – строго спросил пират – Как он выглядел?
- Я не знать. – пролепетала она – На нём быть капюшон, я не видеть лицо. Он отдать коробка. Вот эта.
На кровати лежала раскрытая коробка, которую Бьянке передал таинственный незнакомец. Сюзанна извлекла из неё великолепное бирюзовое платье, такого же цвета туфли, шкатулку, в которой лежали сапфировое колье, серьги и браслет, и кружевную шаль. Ничего страшного в коробке не оказалось, а вещи не были отравлены. Джек с любопытством осмотрел платье, затем взял его и приложил к плечам Сюзанны.
- Я думаю, рыжий котёнок будет смотреться в нём чудесно. – констатировал он.
- Для чего всё это? – спросил Барбосса с подозрением, сверля Бьянку глазами.
- Тот господин велеть передать, что вы, месье, Сюзанна и месье Джек сегодня в пять часы вечер прийти к церковь святой Людовик. Вас забрать карета. Сюзанна должна надеть это платье. – ответила девушка – Я не лгать, клянусь! – добавила она, чувствуя, что ей не верят.
- Откуда мне знать, что ты сказала правду? – с недоверием спросил капитан.
- Поверь ей, она не станет врать. – вступилась за подругу Сюзанна – Мы с Бьянкой дружим с детства, она никогда меня не подводила.
Брюнетка закивала головой в знак согласия. Сюзанна умоляюще посмотрела на своего опекуна.
- Знаешь, я не думаю, что наперсица дорогой Сюзи стала бы говорить неправду, принеся сюда подарки, которые ей явно не по карману. – Джек счёл своим долгом вступиться за девушку – Я верю в то, что она всего лишь исполнила обязанности посыльной, причём без заднего умысла.
- На первый раз поверю, но если узнаю, что ты нас обманула, пощады не жди. – строго сказал Гектор – В три придёшь и поможешь Сюзанне собраться. Свободна.
Бьянка не стала злоупотреблять отпущенным ей временем. Изобразив неуклюжий реверанс, она выбежала из комнаты. Сюзанна продолжила разглядывать наряд.
- Не понимаю, кому мы могли понадобиться, чтобы ещё платье с туфлями и украшениями мне присылать? – выдохнула она.
- Не волнуйся, котёнок, скоро мы это узнаем. – промолвил Джек, приобвняв её за плечи.
- Джек, на пару слов. – позвал напарника Барбосса. Он завёл его к себе, и закрыл дверь, чтобы Сюзанна не подслушивала.
- Кажется, я знаю, кто так сильно хочет нас видеть. – взволнованно сказал он.
- Я помню, ты что-то говорил про какого-то мужика, который перехватил тебя тогда, когда ты наносил визит губернатору. – припомнил Джек – Думаешь, это он?
- Да, я в этом уверен. И разговор, как я чувствую, будет не из приятных.
- Сдаётся мне, что это он нашёл сокровище раньше нас.
- Джек, будь добр, не каркай.
- Слушай, а ты действительно хочешь идти к нему в гости? Я вот таким желанием не горю, Сюзанна, похоже, тоже. Нам могут глотки перерезать, если мы туда пойдём.
- Нам скорее перережут глотки, если мы туда не пойдём.
«Не удивлюсь, если окажется, что Эмма была знакома с этим проходимцем. Может, всплывут какие-нибудь подробности её смерти.»
Бьянка не подвела, и явилась к трём часам по полудни, чтобы помочь Сюзанне собраться. Пока девушки возились с нарядом, капитаны разрабатывали план действий при возможном нападении. Мечи, скорее всего, у них отберут, пистолеты тоже, так что единственная возможность остаться вооружёнными – это спрятать в рукав кинжал. В случае опасности Джек может поломать комедию, и отвлечь засранцев, что позволит выиграть время и вооружиться. Но большие опасения вызывала Сюзанна. Действовать в любом случае нужно так, чтобы не причинить ей вреда, и не допустить, чтобы это сделали другие. И по возможности, не отпускать её от себя дальше, чем на расстояние вытянутой руки, и всё время держать её в поле зрения.
В дверь постучались, и в комнату вошла Сюзанна. Она была полностью собрана, и теперь с нетерпением ждала выхода.
- Ну, как я выгляжу? – спросила она.
Капитаны поглядели на неё, и не могли узнать в элегантной даме, облачённой в модное платье, с изящными украшениями, нескладную девчонку из городской глубинки. Рыжие волосы Сюзанны были аккуратно уложены на затылке, на плечи была накинута шаль, в руках девушка держала расписной веер. На щеках лежали лёгкие розовые румяна, губы были накрашены неяркой помадой, нисколько не портившей образ. Джек расплылся в широкой улыбке, а Барбосса не мог не отметить про себя, как девушка похожа на мать.
- Никого прекраснее на свете нет. – промолвил он с восхищением.
- Да, малышка, в тебя невозможно не влюбиться. – добавил Воробей – Я бы влюбился… Но дядя Гектор будет против, так что я просто тобой полюбуюсь.
Сюзанна довольно заулыбалась. Ей действительно было приятно, что она произвела на своих опекунов благоприятное впечатление.
- Я действительно такая красивая? – кокетливо спросила она.
- Последней настоящей красавицей, которую я знал, была твоя мама. – сказал Гектор с восхищением – Ты не представляешь, как ты на неё сейчас похожа.
- Ещё бы, ты же был её любовником, а ты, как я погляжу, разборчивый, да?
- Можно и так сказать.
Сюзи перекинулась парой фраз с Бьянкой, после чего последняя побежала к себе, а троица авантюристов направилась к указанному месту. Джек наблюдал за поведением заклятого друга. Он вёл Сюзанну, держа её под руку, словно настоящую светскую даму. Со стороны они выглядели, если не как пара, но как отец и дочь точно.
«Поведи он себя так сразу, скольких проблем и неприятностей можно было бы избежать. Если ещё рассекретит свою личность, то цены папаше не будет. Хоть бы поскорее сделал это, иначе я не выдержу, и сам посвящу девчонку в его тайну, и плевать, что будет дальше!»
Без пяти минут пять все трое стояли около церкви святого Людовика. Воздух был тяжёл и сух, как перед сильным дождём, и по небу плыли серые рваные облака. Ни единого намёка на ветер. Нехорошее предзнаменование перед опасным визитом, подумал Гектор. Не хватало ещё, чтобы те мерзавцы одержали верх. В любом случае, нужно стараться думать о том, что из этой схватки он выйдет победителем, как бы туго не пришлось.
Ровно в пять часов вечера к церкви подъехала карета, запряжённая четвёркой вороных лошадей. Чернокожий лакей посадил капитанов и Сюзанну внутрь, и потуже затянул шторки на окнах, чтобы пассажиры не имели возможности отследить путь. Карета тронулась с места.
- В прошлый раз они дошли до того, что завязали мне глаза. – проворчал Барбосса – Сегодня решили ограничиться лишь шторками.
- Я попробую их порезать, тогда мы сможем отследить путь. – предложил Воробей.
- То есть, ты хочешь крупно нас подставить?
- Почему сразу подставить?
- Потому что такое действие они расценят, как попытку к бегству.
Сюзанна всю дорогу сидела мрачнее тучи и не сказала ни слова. Её саму гложили неприятные предчувствия. Девушке было страшно, она тонко чувствовала настроение своих опекунов. Она лишь теребила край рукава и не пыталась заглянуть за шторку.
Наконец карета остановилась. Лакей распахнул дверцу и помог всем троим выйти. Карета стояла около вполне симпатичного, элегантного особняка с колоннами в виде статуй античных богов, фонтаном во дворе, витой оградой и кустами роз по её периметру. Профессиональный и жизненный опыт подсказывал капитанам, что это место немногим будет отличаться от ада. Двое негров сопроводили их к парадной двери. Сюзанна схватила край кокетки на платье и прижалась поближе к Гектору.
«Да, правильно, девочка, держись поближе ко мне.»
В холле особняка троицу встретила девушка в восточном костюме. Барбосса сразу же узнал её. Это была та самая девица, которая прислуживала Раймону д’Амбуасье. Пусть её лицо было спрятано под чадрой, но в бесстыжих чёрных глазах блестел огонь злорадства. Не говоря ни слова, она жестом велела гостям своего господина проследовать за ней.
Миновав коридор, пол которого был устлан дорогой ковровой дорожкой, а на стенах висели великолепные гобелены, капитаны и юная художница оказались в приёмной зале, где их ожидал хозяин дома. Дворецкий забрал у пиратов мечи и поставил их в урну у входа. Раймон д’Амбуасье безмятежно улыбался и источал обаяние. Арман стоял по правую руку от него и был готов исполнить любой, даже самый бесчеловечный его приказ.
- Прошу, господа, мадмуазель, присаживайтесь. – любезно предложил д’Амбуасье, указывая на три кресла, стоящие напротив столика у камина. Хозяин дома выглядел довольным, словно собирался поделиться со своими самыми близкими друзьями какой-то потрясающей новостью. Однако блеск его хищных глаз не сулил ничего доброго визитёрам. Слуги подали кофе, вино и фрукты, однако никто к ним так и не притронулся. Правда, Джека посетило желание принять угощение. Он бросил на Барбоссу умоляющий взгляд, однако выстрелившие из его глаз молнии мгновенно подавили эту идею. Пришлось весёлому капитану смириться с таким положением.
- Я всегда считал великим счастьем принимать у себя в гостях легендарных личностей. – сообщил Раймон, изображая подлинное удовольствие – Помниться мне, с одним из вас я уже встречался.
- Я тоже помню это, мистер д’Амбуасье. – ответил ему Гектор, стараясь изображать те же эмоции, что и хозяин дома.
- Но теперь у вас появилась возможность исправить досадное упущение, и познакомиться с живой легендой – Капитаном Джеком Воробьём, то есть, со мной. – театрально представился Джек – Полагаю, вы слышали обо мне, и, держу пари, вплоть до сегодняшнего дня лелеяли мечту встретиться со мной лично, не так ли?
- Вы на редкость проницательный человек, месье капитан Воробей. – отозвался Раймон.
- Скажу откровенно, - продолжил своё выступление Джек – уважаемые и состоятельные люди предпочитают сторониться таких, как я и мой коллега. Но вот появились вы, человек, безусловно, миролюбивый (который утаскивает к себе людей без спроса, порой глаза им завязывает и унижает, ну да ладно) и любознательный. И, конечно, вы хотите узнать у нас кое-что из пиратской жизни?
- О, непременно.
- Лично я с радостью готов приоткрыть вам кое-какие флибустьерские секреты, но мне нужны кое - какие гарантии.
Гектор слушал Джека, и отчаянно пытался сообразить, что он задумал. Вся их дальнейшая судьба оказалась на развилке двух дорог: первая вела к раскрытию какой-то тайны и следующему за этим успехом, а другая – к смерти.
«Я понимаю, что ты собираешься сделать, Джек, но этого человека ты не знаешь. Зато я знаю, сталкивался. А вот тебе немного осторожности не повредит. Это тебе не лордик из британской колонии, от мира сего оторванный.»
Сюзанна за весь вечер не сказала ни слова. Ей не нравилась атмосфера этого дома, и не нравилось, как смотрели на неё стоявшая сзади Саригюль и не отходивший ни на шаг от своего хозяина Арман. Юной художнице казалось, что этот ухмыляющийся надменный тип, предпринявший попытку её украсть, хочет только одного… Впрочем, она была недалека от истины. Девушка тихонько пододвинула кресло поближе к Гектору, так, чтобы можно было взять его за руку, если она не сможет больше скрывать свой страх.
Тем временем Джек продолжал раскручивать Раймона д’Амбуасье. Последний почувствовал, что эксцентричный собеседник начинает его раздражать.
- Месье Воробей, если вы опасаетесь нападения, то смею вас заверить, что в моём доме вы в полной безопасности. – сказал он, сохраняя спокойствие.
- Ну да, ну да. – согласился Джек, опустив взгляд в пол – Вы мне нравитесь. – добавил он, внезапно повеселев – А вот этот молодой человек – не очень. – Птах указал на Армана, спровоцировав последнего на резкую перемену настроения – молодой человек наградил пирата крайне свирепым взглядом.
- Боюсь, это взаимно. – промолвил д’Амбуасье, сменив тон на более прохладный.
- Итак, я полностью в вашем распоряжении, мой друг. – пропел Воробей, для большей убедительности раскинув руки.
- Для начала я попрошу вас, месье капитан, не называть меня другом. – осадил его Раймон, смерив ледяным взглядом.
В воздухе повисла угрожающая тишина. Смекнув, что к чему, Джек принялся улыбаться во весь рот, ибо ничего другого делать ему не оставалось. Арман положил руку на эфес своей шпаги, готовый в любой момент использовать её по назначению. В руках Саригюль сверкнул маленький кинжал.
- Предлагаю всё же перейти к делу. – вмешался Гектор – Вы, мистер д’Амбуасье, вызвали меня и моего коллегу не для того, чтобы обмениваться любезностями. Какова же цель нашего визита?
Француз довольно заулыбался. В его глазах сверкнул нехороший огонёк. Он снова почувствовал себя хозяином положения.
- Думаю, вы хотите, чтобы мы рассказали вам несколько историй из нашей пиратской жизни для вашей коллекции? – с надеждой спросил Джек.
- К сожалению, вы ошиблись, монсеньор. – д’Амбуасье был абсолютно уверен в себе – Насколько я успел узнать, вы, господа, интересуетесь театром.
Гектор почувствовал, как у него внутри всё закипает. Сбылись его самые худшие опасения. Сейчас начнётся допрос, может быть, даже с пристрастием. Вон, хмырь, что пытался похитить Сюзанну, заулыбался. Захотелось кровушки.
- Также мне известно, что один из вас когда-то увлекался известной актрисой. – продолжил Раймон, поглядывая на Барбоссу, словно издеваясь над ним – И госпожа Наталин д’Ормерьяк отвечала взаимностью.
- Прошу прощения, что вмешиваюсь в столь деликатную и интимную беседу, - встрял Воробей – но мне кажется, в данный момент я здесь лишний. Или нет?
- Нет, месье, вы тоже должны поучаствовать в нашем диалоге. – отрезал француз – Как – никак, а вы заодно с месье Барбоссой, и глупо было бы предполагать, что вы действуете исключительно по доброте душевной, и не жаждите получить свою долю от сокровищ.
«Вот так мы и добрались до сути разговора.»
- Да, я знал Наталин д’Ормерьяк. – ядовито процедил Гектор - Знал ещё с тех пор, как она была Эммой Рушье. Хорошо знал. Я даже был вхож в неё.
- И вы приехали в Новый Орлеан исключительно для того, чтобы возложить букет цветов на её могилу?
- Допустим.
- Через полгода после её смерти?
- Учитывая род моей деятельности и образ жизни, это не должно вас удивлять.
Д’Амбуасье презрительно ухмыльнулся. Он ожидал нечто подобное. Арман уловил настроение хозяина.
- Монсеньор, похоже, этот человек вас не уважает. – сказал он, предвкушая возможность пустить кому-нибудь кровь – Разрешите преподать ему урок хороших манер.
Барбосса не стал терпеть такое хамство. Он лишь сжал руку Сюзанны, протянувшей ему ладонь в поисках защиты.
- Слушай, сынок, - прорычал он – если вздумаешь учить меня, нарвёшься на ответный урок, и заболеешь.
- Чем же? – саркастично спросил Арман.
- Переломом челюсти и сотрясением мозга.
- Молодой человек, я советую вам не лезть на рожон. – вставил свою реплику Джек – У моего коллеги тяжёлая рука, проверено на собственном опыте. Он может…
- Закрой рот, цирковой паяц! – гаркнул на него Арман, да так, что птаха подпрыгнул на месте.
- Верни мне мой клинок, и я посмотрю, что ты можешь против меня, огрызок малолетний. – продолжал упорствовать Гектор.
Д’Амбуасье решил, что пора положить конец бессмысленным препираниям.
- Господа, отношения выясните чуть позже. – строго заявил он – А сейчас мы вернёмся к вопросу, который я собираюсь решить с вами. – француз заглянул в лицо Гектору – Скажите, месье Барбосса, что вы знаете о сокровищах бенедиктинских монахов, поисками которых занималась Эмма Рушье, более известная, как Наталин д’Ормерьяк?
Мысленно Гектор уже выпотрошил негодяя, посадил в мешок и поджарил на медленном огне. Дай ему волю, он бы проделал всё это здесь и сейчас. Но нужно потерпеть. Хотя бы ради Сюзанны.
- Ничего. – с пугающим спокойствием и холодной яростью сказал Барбосса – А если бы знал, то всё равно бы ничего не сказал.
- Мадам Эмма не была сговорчива, но всякая проблема разрешима. Так или иначе, я всё равно узнаю, что требуется. – столь же холодно процедил Раймон – От вас, или от вашей дочери, это не принципиально.
- Что?
Сюзанна резко вырвала руку и отстранилась от Гектора. Девушка побледнела, дыхание участилось, ладони вспотели. От сказанного у неё закружилась голова. Она поднялась с кресла и встала перед опекуном.
- Что это значит? – спросила Сюзи с претензией, но ничего в ответ ничего не услышала – Этот тип сказал правду?
Гектор закатил глаза и не хотел смотреть на дочь, но Сюзанна вставала в ту же сторону, куда он отворачивался. Избавиться от внимания этой сорвиголовы просто так не удастся, подумал капитан, уж очень она похожа на своего отца. Нужно ей что-нибудь сказать, иначе взорвётся.
- Да, он сказал правду. – выдохнул он раздражённо – Я твой отец. Семнадцать лет назад я спал с твоей мамой. Теперь ты довольна?
- Почему ты мне ничего не сказал? – Сюзанна находилась в одном шаге от того, чтобы расплакаться – Почему? – она повернулась к Джеку – А ты всё знал, верно? Всё знал, и молчал, лишь подыгрывал ему.
Джек хмуро посмотрел на девочку, но промолчал. Она и её папаша и так выпили галлон его крови, а усугублять ситуацию ему не хотелось, тем более, при опасных конкурентах. Не хватало ещё, чтобы плоды его трудов пропали зря. Если уже не пропали. Сюзанна металась от одного капитана к другому, и никак не могла уложить в голове новое открытие.
- Почему вы не сказали мне ни слова? – спросила она с надрывом в голосе.
- А ты и не горела желанием познакомиться со своим отцом. – выпалил Гектор, медленно, но верно выходя из себя – Скажи спасибо Воробью, иначе бы я тебя прибил за все словечки, которыми ты меня заочно наградила в первый день нашего знакомства.
- Как ты посмел скрывать от меня правду?
- Как ты смеешь так со мной разговаривать?
Сюзанна затряслась от гнева. Боль сжигала её изнутри, глаза защипали слёзы. Ей хотелось схватить что-нибудь тяжёлое, всё равно, что, и начать громить здесь всё вокруг. Девушка в бессильной злобе сжала кулаки, нахмурилась и плюхнулась обратно в кресло.
- Вот же сволочи. – прошипела она – Ненавижу. Ненавижу вас обоих. Ненавижу всех.
За окном прогремел гром, и тяжёлые капли дождя упали на новоорлеанскую землю. Ветер стучал в окна, и обстановка в доме накалилась ещё больше. Раймон д’Амбуасье получал настоящее удовольствие, созерцая разворачивающуюся драму. Звук ливня за окном лишь подогревали в нём желание дойти до конца здесь и сейчас.
- Мне очень жаль, господа, что прерываю столь трогательную сцену, но всё же я бы хотел вернуться к теме сокровища. – произнёс он чуть ли не торжественно – Как я уже говорил, с мадам Рушье мне договориться не удалось, поэтому…
- Поэтому ты убил её. – закончил за него Барбосса – А теперь угрожаешь убить меня и Сюзанну, если я предпочту молчать.
- О, господин капитан, вы так проницательны! – француз продолжал довольно улыбаться – Полагаю, вам интересно, зачем мне нужны эти сокровища? Вижу, что не интересно, но узнать всё же придётся. Так вот, мои предки собирали эти ценности по крупицам, во всех частях Франции, день за днём, год за годом, век за веком. И мне бы не хотелось вот так просто взять и отдать их каким-то незнакомым людям, подлым проходимцам, будь то монсеньор губернатор или легендарный разбойник. Мы с моими людьми побывали в особняке мадам актрисы, обыскали каждый угол, но ничего не нашли. Вы даже не представляете, какое разочарование постигло меня. Та женщина стала препятствием на пути к ним. Теперь возникли вы.
Гектор смерил мерзавца презрительным взглядом. То ли в небе сверкнула молния, то ли пират выстрелил ею из глаз.
- Это больше не твои сокровища, так что усмири аппетит. – прорычал он.
- Мне нравится сила вашего духа, mon ami (друг мой). Но сейчас, увы, она вам не поможет. Скажите, где сокровища, и уйдёте отсюда живым. Может быть, даже вместе с дочерью.
- Я-то уйду живым от тебя. Вопрос в другом, сможешь ли ты уйти живым от меня, а, французик?
- Осторожнее, иначе заплатишь за свою дерзость, английская собака.
- Ирландская, раз уж на то пошло.
В это время Джек Воробей отчаянно соображал, что делать. Ему невероятно хотелось поскорее убраться из этого дома, и вытащить отсюда Сюзанну. Ну, и её папашу. Немного. Просто так, за компанию. Этот Арман выглядит угрожающе, вызывать такой огонь на себя довольно рискованно. Ещё эта Саригюль стоит над душой и буравит глазами. Если бы можно было с ней пофлиртовать, и, тем самым, как-то отвлечь, но нет, эта холодная леди из горячих южных земель не позволит даже прикоснуться к себе, а на поцелуй даже не стоит и рассчитывать.
Сильный порыв ветра распахнул окно, загасил несколько свечей и сильнее раздул огонь в камине. Восточная красавица покинула своё место, чтобы закрыть его. Вот оно, подумал Джек, время пришло. По счастью, Воробей занял кресло, стоящее ближе всего к камину. Воспользовавшись тем, что его заклятый друг сейчас препирается с хозяином дома и его слугой, а Сюзанна полностью погружена в свои мысли, хитрый пират ловким движением руки выхватил из камина ближайшее горящее полено, и швырнул его к противоположной стене. Огонь задел висящий на стене гобелен, и тот вспыхнул ярким пламенем.
Реакция всех присутствующих была моментальна. Арман схватился за свою саблю и бросился на Воробья, но тот вовремя схватил кофейник и плеснул его содержимым в лицо парню. Тот инстинктивно закрыл глаза, что дало возможность птахе выбить оружие у него из рук. Что касается Барбоссы, он успел наградить д’Амбуасье, набросившегося на него, мощным ударом в челюсть. Тот повалился на спину прямо на кресло, и перевернулся вместе с ним.
Сюзанна рванула к выходу и обернула урну, в которую капитанов заставили опустить мечи. Гектор подобрал свой и швырнул Джеку его. И как раз вовремя. Арман пришёл в себя и схватился за свой клинок, после чего набросился на Воробья. После пары выпадов парню удалось завалить пирата на спину. Но тот схватил горящую головёшку, и со всей силы огрел напавшего на него по лицу. Арман взвыл от боли, схватившись за обожжённую щеку. Д’Амбуасье вынул кинжал, и попытался напасть на Гектора, но Джек подставил ему подножку, и тот перевернул на лету стол. Сюзанна успела бросить вазу с цветами в бежавшую к ней Саригюль прежде, чем та успела приставить кинжал ей к горлу.
Между тем огонь распространялся по всей комнате. Остаться внутри значило погибнуть. Вместе капитаны распахнули дверь и выбежали наружу. Препятствие в виде четырёх вооружённых людей д’Амбуасье было вполне преодолимым. Спастись от языков пламени, вырывавшихся из горящей комнаты, было куда труднее. Раймон с приспешниками успел вырваться из полыхающей залы, и подал сигнал своим людям ловить убегающую троицу. А тем временем, убегая, Воробей сбрасывал со стен горящие свечи, усложняя задачу своим преследователям. Барбосса тащил за собой Сюзанну, первым нападая на стражников, не дожидаясь того же самого от них. Каждый раз Джек прикрывал девушку от нападающих, скача вокруг неё и отбивая атаки неприятеля. Таким образом, все трое оказались в коридоре. Когда, наконец, показался выход, в дверях показался ещё десяток головорезов. Единственной возможностью покинуть дом, было выскочить в небольшое окно, распахнутое порывом ветра. Не теряя ни секунды времени, Джек бросил свечу на ковровую дорожку прямо им под ноги. Дорожка вспыхнула, и разбойники отпрянули назад, от неожиданного столкновения с огнём.
Под стеной оказался ров, из-за ночной темени и грозы его дна не было видно. Гектор подхватил Сюзанну и, не задумываясь, сбросил её вниз, затем с силой вытолкнул Воробья, после чего выпрыгнул сам. Все трое катились по грязной, мокрой от проливного дождя земле, а особняк всё полыхал изнутри. Раймон д’Амбуасье выскочил наружу и озирался по сторонам. Он был вне себя от ярости.
- Что прикажите, монсеньор? – спросил Арман, не убирая руки от обожжённого лица.
- Когда найдёшь их, доставь девку ко мне. – прорычал тот – А тех двоих убей.
- Как их лучше убить?
- Медленно.

***
Они шагали по улицам Нового Орлеана, ступая по грязи и лужам. Джек старался держаться подальше от Сюзанны, которая бежала за своим отцом, сжав край подола в одной руке и собрав пальцы в кулак в другой, и выкрикивала всякие ругательства на французском языке. Что касается Гектора, он был мрачнее ночной тьмы. Он был полностью погружён в свои мысли, и пропускал мимо ушей вопли рыжей девчонки. А та едва ли не разрывала себе горло своими криками.
- Ты лжец! Ты гадкий обманщик! – надрывалась она – Ты поигрался с мамой, а потом бросил её! И меня тоже бросил! Бросил нас обеих! Предатель, подлый грязный предатель!
Барбосса и хотел было ударить дерзкую девицу, но ведь Воробей не позволит. Случится ещё одна драка, налетит солдатня, наутро оба капитана отправятся на виселицу, а Сюзанна кончит свои дни в темнице. Как только Эмма могла управляться с ней?
«Лучше бы я никогда её не встречал. Глядишь, жить было бы легче.»
Сюзанна настойчиво требовала внимания к себе, поэтому обогнала Гектора и продолжала третировать его своими претензиями.
- Всё это время ты мне лгал! – кричала она – В тебе нет ничего святого! Бросил нас с мамой и укатил украденное пропивать! Ты – подлец и мерзкая шкура! Ты ни разу о нас не вспомнил, ни разу! Ни разу не предпринял попытку найти нас!
- Как?! – рявкнул морской волк, когда его терпение лопнуло – Как бы я вас искал, ничего о вас не зная? И это не я бросил твою мать, это она меня бросила! Она тебе не сказала? О, да, проще было наплести, что я её изнасиловал, выставить меня чудовищем и извращенцем, чем честно признаться, КТО виноват в разрыве.
- Ты лжёшь! – рыдала Сюзанна – Как я могу тебе верить? Ты и так морочил мне голову, как только появился!
- Ну, так иди, и сражайся против того типа одна, без моей защиты!
- Вот и пойду! Ты не защитил маму! Тебя не было рядом, когда ты был ей нужен! Я ненавижу тебя, ненавижу!
- Так, хватит! – взревел Джек, не выдержав – Я устал от вас обоих! Орёте так, что впору оглохнуть!
Гектор и Сюзи замолчали, удивлённо уставившись на Воробья. Птах старался выглядеть грозным, хотя получалось не слишком убедительно. Но разборки этих двоих ему изрядно надоели, и он больше не мог этого скрывать.
- Вот что, дорогие мои, как же вы мне дороги. – заговорил он – Ещё сегодня утром вы вели себя, как одна команда, как одна семья. Но сейчас, я вижу, что так оно и есть – две бочки с порохом, которые кинули в костёр, пылающие ненавистью друг другу, упрямые, рыжие – бесстыжие. Если хотите, чтобы д’Амбуасье добрался до того, за что Эмма положила свою жизнь, продолжайте собачиться. Но если у вас есть хоть капля уважения к её памяти и капля здравого смысла, вспомните, на минутку, что вы родные люди, и будет вам счастье.
- Я что-то не пойму, милый Джек, ты заботишься о нас, или о своей доле сокровищ? – с недоверием спросил Барбосса – С какой стати ты лезешь не в своё дело?
- Если это не моё дело, то я сажусь на первый же корабль и оставляю вас наедине. – парировал тот – И вообще, одно прекрасно сочетается с другим. А я устал вас слушать, так можно и душевное здоровье подорвать. Так что либо успокаивайтесь и миритесь, либо сожрите друг друга, но без моего участия. Смекаете?
Гектор вздохнул и посмотрел на Сюзанну, как на настоящую дочь. Слёзы, бегущие из глаз девочки, перемешались с каплями дождя. Она опустилась на колени, опустошённая и разбитая.
- Почему? – выдохнула она.
- Послушай меня. – спокойно и по возможности ласково сказал ей капитан, поднимая её на ноги – В том, что случилось, моей вины нет. Твоя мама действительно исчезла, и я не смог её найти. Я считал, что она предала меня, поэтому не предпринимал попыток найти её. Но если бы я знал, что у меня есть такая прекрасная дочь, столь похожая на меня, я бы вернулся, и этого кошмара не случилось бы. Я бы вон его помедлил бы спасать, чтобы защитить вас. – при этих словах довольная улыбочка Джека мгновенно исчезла, но появилась гневная гримаса – Но клянусь тебе, девочка, вместе мы сможем отомстить этим мерзавцам за смерть твоей мамы. Вместе мы обязательно победим. Ты – моя дочь, моя кровь, моё сокровище. Ты принадлежишь мне.
Сюзанна сглатывала слёзы. Она улыбалась, и как никогда чувствовала себя в безопасности.
- Папа. – промолвила она, обнимая отца – Помоги мне, папа.
- Пойдём, дочка, хватит мокнуть под дождём. – ответил Гектор, набрасывая ей камзол на плечи.
Джек не мог спокойно смотреть на эту сцену. Он пропустил мимо ушей всё, что было сказано после той, взбесившей его фразы. Его буквально трясло от гнева. Выждав, пока Сюзанна отойдёт вперёд, он едва ли не набросился на заклятого друга, и не будь здесь девчонки, загрыз бы его.
- То есть ты бы оставил меня гнить в Тайнике Дэви Джонса, чтобы решить собственные проблемы? – выпалил птаха с яростью.
- Да. – услышал он в ответ.
- Ты – чудовище!
- Я тоже люблю тебя, Джек.
«Скорее бы найти это троеклятое сокровище, тогда я получу свою долю, и пусть они оба катятся к чёрту!»

***
Она брела по тёмной улице, незнакомой и страшной. Шум ветра и волчий вой были единственной музыкой, звучащей на ней. Только тьма и тени демонов были её спутниками. Женщина блуждала в этом страшном месте, и не могла найти спасительной дороги.
Где-то вдалеке Эмма заметила знакомую фигуру. Этого человека она узнала бы из тысячи. Неужели её капитан вернулся к ней? Сердце актрисы забилось сильнее, кровь закипела. Со всех ног она побежала к мужчине, стоявшему к ней спиной.
- Гектор! Гектор, ты вернулся! – кричала Эмма – Мой капитан вернулся!
Но пират даже не обернулся. Он даже не слушал её. Эмма остановилась, заподозрив что-то неладное.
- Гектор? – еле слышно выдохнула она – Любимый, с тобой всё в порядке?
Гектор повернулся к молодой женщине, и та ахнула от ужаса. Из его сердца струилась кровь, а дорожка лунного света, упавшая ему на лицо, превратила его в чудовище, безобразное, похожее на оживший скелет. В какой-то момент мужчина начал рассыпаться, словно куча песка, а Эмма не могла даже крикнуть от страха…

Она открыла глаза и оторвала голову от подушки. Эмма тяжело дышала, и испуганно озиралась по сторонам. Убедившись, что она находится рядом с дочерью, в пансионате, женщина облегчённо вздохнула и снова опустила голову на подушку.
- Это сон, - прошептала она самой себе – просто дурной сон.
Эмма не знала, что только что на Исла-де-Муэрто прозвучал тот самый единственный выстрел…
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#18 Сообщение Аша Грейджой » Вс июл 19, 2015 6:18 pm

Глава 16. То, что сокрыто

Никогда ещё Сюзанна не засыпала такой счастливой. Наверное, не такая уж и злодейка её судьба. В кой-то веки девочка чувствовала, что одобряет выбор матери. Теперь ей уж точно не будет страшен никто и ничего.
Тем временем, отец рыжей сорваницы обсуждал со своим заклятым другом план дальнейших действий.
- Я что-то не понимаю, нам придётся вернуться с пустыми руками, или у тебя есть запасной вариант? – не унимался Джек.
- Я не позволю подонку д'Амбуасье одержать верх и найти сокровище первым. – уверенно ответил Гектор.
- И как же ты собираешься это сделать? Не хочу, чтобы вышла ситуация, будто я заставил Гиббса сгонять туда – обратно без какого – либо результата.
- Не волнуйся, Джек, такой ситуации не случится, уж я об этом позабочусь.
- Вот и позаботься, я от своей доли не отказался пока.
Барбосса посмотрел на Воробья с укором. Если этот шут не помогает, а лишь мечтает о своей доле, пусть хотя бы не мешает. И вообще, его пора занять каким – нибудь делом.
- Для начала раздобудь денег, а то у нас ни гроша не осталось. – сказал он, уткнувшись в свои записи.
- Намекаешь на то, что нужно сбыть украшения, оставшиеся у Сюзи после визита к нашему любезному недругу?
- Не намекаю, а так и говорю.
- Как скажите, командор.
Джек направился к выходу своей знаменитой походкой в развалочку. Разважничался, подумал он, а между тем, найти сокровища в его интересах… И тут Джек понял, что упустил одну важную деталь.
- Кстати, ты не сказал мне, какова будет моя доля. – выпалил капитан, высунув голову из-за двери.
- Сокровище, не твоё, забудь. – услышал он в ответ – Теперь я его хозяин, и я решаю, какова будет твоя доля.
- И какова она будет?
- Когда найдём сокровище, тогда и поглядим.
«Я, похоже, никогда не узнаю, что получу за все мои труды. Главное, лишь бы не корзину яблок, а что-нибудь посущественнее.»
Когда, наконец, Джек пропал из поля зрения Барбоссы, отчего последний мог вздохнуть с облегчением. Наконец – то ему удастся спокойно поработать. Капитан разложил перед собой раздобытую где-то карту Нового Орлеана и карту, которая привела его к месту, где должны были быть спрятаны сокровища. Определённо, происходит что-то странное. Знала ли Эмма о том, какой сюрприз таится в этой пещере? Вероятно, кто-то побывал там до неё. Но Эмма же не была глупой женщиной, зачем бы ей отдавать ему карту, на которой указан путь к месту, где ничего нет? Вопросы, одни вопросы, и ни одного ответа на них. Кроме, пожалуй, страшной тайны обстоятельств гибели женщины, которую он когда-то… когда-то… Нет, сейчас не время думать об этом! Нужно разгадать загадку с этим чёртовым кладом.
Воробей долго не возвращался, однако для Гектора это не имело ровным счётом никакого значения. Если не просадит деньги на выпивку и шлюх, и если его не поймают, то с ним всё в порядке. Да и время быстрее идёт, если делом занят. Наконец, в дверь постучали.
- Ты на удивление рано вернулся, я уже думал, не пойти ли тебя по кабакам выискивать. – отозвался Барбосса.
- Папа, можно мне войти?
Это оказалась Сюзанна. Она не сразу решилась отвлечь отца от дел, но её любопытство перешло все возможные границы. Теперь она стояла у двери, готовая к тому, что ей откажут.
- Входи, если ты ненадолго. – спокойно ответил ей Гектор.
Девочка улыбнулась и вошла в комнату. В руках она держала поднос с едой. Она уселась рядом с капитаном, не зная, как открыть разговор. Наконец, рыжей удалось собраться с мыслями.
- Ты, наверное, устал. – сказала девушка, подвинув поднос поближе к отцу.
- Что это?
- Цыплёнок, тушёная морковь, хлеб и молоко.
Гектор устало улыбнулся. Давно о нём никто так не заботился. В последний раз это было семнадцать лет назад…
- Ты сама хоть ела? – спросил капитан, улыбаясь дочери.
- Конечно. – промолвила та – У меня для тебя есть ещё кое-что.
Девушка извлекла из кармана спелое зелёное яблоко. Гектор и хотел было сдержаться, но не смог. Раскат зычного смеха прогремел, как гром, на весь пансионат. Сюзанна принялась хохотать вслед за ним. Немного успокоившись, рыжая перевела дух, прежде, чем продолжить разговор.
- Как ты познакомился с мамой? – скороговоркой спросила она.
- Зачем тебе знать?
- Как зачем? Я хочу знать больше о человеке, от которого я произошла.
- Рано или поздно ты должна была спросить это. – промолвил Гектор, вложив в слова долю ласки – Однажды твоя мама спасла меня от преследования. Если бы не она, я бы не сидел сейчас с тобой, и не разговаривал. Она лечила мои раны, пела мне песни. Она отнеслась ко мне… по-человечески.
Сюзанна слушала его, и представляла маму в объятьях этого человека. Она вспомнила своё первое впечатление о нём. Не в меру строгий, грубый, заносчивый, высокомерный, привыкший лишь командовать. Но если бы не он, кто знает, была бы ли она сейчас в живых? Что мама в нём нашла? Непонятно. Зато благодаря ему, она существует на свете…
- У тебя были другие женщины? – полюбопытствовала Сюзанна.
- Были.
- И они тебя любили?
- Не думаю.
В воздухе повисла пауза. Сюзанна знала, что должна спросить, но у неё не хватало духу. Как – никак, но задавать вопрос человеку со столь крутым нравом на весьма деликатную тему, она побаивалась. Пусть даже этот человек – её собственный отец. Но, как известно, фортуна любит смелых. В конце концов, если она промолчит, то никогда не соберёт фрагменты мозаики в единую картину. Девушка решила рискнуть.
- А маму ты любил? – спросила Сюзанна, придав голосу больше уверенности – Как долго ты её знал?
- Недолго. – с лёгкой ноткой печали выдохнул морской волк – Месяца полтора она лечила меня, и две недели мы просто любили друг друга.
- Так мало?
- Мало, но за столь короткий срок я получил столько добра, сколько не получал за всю свою жизнь, не до встречи с твоей мамой, ни, тем более, после.
- Странно, мне казалось, что для того, чтобы между двумя людьми разгорелись чувства, должно пройти больше времени.
- О, какой же ты всё-таки ребёнок. Ничего ты не знаешь, милая Сюзанна.
Счастливая улыбка озарила лицо девушки. Давно у неё не было такого сильного и мудрого друга. Едва она собралась что-то сказать, как дверь в комнату отворилась. Джек Воробей, вернувшийся из вылазки, бесцеремонно ворвался в личное пространство своих подельников, лишь изобразил весёлую виноватую ухмылку.
- Миль пардон, господа, я зайду попозже. – быстро поговорил он, собираясь скрыться за дверями.
- Нет, Воробей, никуда ты не пойдёшь! – рявкнул Барбосса так, что Джек невольно вздрогнул – Сюзанна, возвращайся к себе.
- Но, папа, я… - попыталась возразить та.
- Быстро.
Поделать нечего, придётся подчиниться. Отец девочке достался довольно строгий, и настаивать на своём сейчас неуместно. Пришлось ей встать и выйти из комнаты. С другой стороны, ей было обидно, что эти люди, которые, казалось, раскрылись перед ней полностью, всё ещё имеют от неё какие-то тайны. Ну, ничего, подумала рыжая хулиганка, я закроюсь в мастерской, и буду рисовать, а когда они начнут спрашивать, что я делаю, не буду показывать.
Тем временем между капитанами едва не возник очередной конфликт.
- Это было так похоже на тебя, дорогой Джек, задержаться на пару – тройку часов, учитывая, что на нас официально открыта охота. – принялся вычитывать подельника Барбосса.
- Вот так всегда, вместо слов благодарности я слышу упрёки! – обиделся Воробей – Сейчас уйду, и спущу все добытые деньги в ближайшем кабаке!
- Кого ты этим удивишь?
- А я, между прочим, зря времени не терял, и кое-что выяснил. Это напрямую касается нашей безопасности и крошки Сюзи.
От услышанного Гектор даже подскочил на месте. Неужели от этого клоуна какая-то польза?
- Что ты узнал?
- Песчаная змея выползла из логова. Один верзила в таверне…
- Ага, так ты, всё-таки просадил наши деньги!
- Так вот, один верзила хвастался своему дружку, - обиженно продолжил Джек – что подходит к нему такая дамочка, а лицо под платком (читай, чадрой) спрятано, даёт ему горсть золотых монет, и говорит, Джек Воробей и Гектор Барбосса здесь, в Новом Орлеане, а если он нас убьёт, то её хозяин заплатит вдвое больше.
Ох уж этот д’Амбуасье! Быстро же он начал действовать. Вон, возложил на свою турецкую шлюху обязанности вербовщика. Впрочем, ожидать другого от этого ублюдка не стоило.
- Итак, сокровища мы не нашли, нас, возможно, уже преследуют очень злые французики, у тебя проблемная дочь. – подытожил Птах – Что намерен предпринять?
- Для начала поесть и поспать. – невозмутимо ответил Гектор – Я уже с ног валюсь, а на свежую голову соображать легче.
- А ты не обнаглел, приятель? – завозмущался Джек – Хочешь, чтобы Я решал ТВОИ проблемы?
- Хочу, чтобы ты дал мне пару часов покоя, а со своими проблемами я и сам справлюсь.
«Ну, раз сам, значит сам! Сам ищи свои дурацкие сокровища, сам их перевози, сам воспитывай своё чудовище! Только долю мою отдай.»
Джек сидел у себя в комнате и угрюмо уставился на бесполезную карту. Как он позволил себе вляпаться в такую переделку? Воистину, любопытство сгубило кошку. Как просто было всего – навсего не вмешиваться в дела Барбоссы, отпустить его одного в Новый Орлеан, и разбирался бы он сам со своими проблемами. Теперь, вон, нужно придумывать оправдание для Гиббса, мол, искали сокровище, но не нашли ничего, кроме нескладной и вздорной девчонки, которая пошла в своего папашу.
Эксцентричный капитан крутил в руках фигурку слона из коллекции хлама, которым его заклятого друга одарила бывшая пассия. Определённо, эта женщина обладала чувством юмора, раз додумалась передать ему бессвязный набор вещичек. И ещё нарисовала на каждой из них что-то. Джек взял в другую руку веер и раскрыл его. И здесь рисунок. Джек бросал взгляд то на фигурку, то на веер, пытаясь понять, зачем это было сделано. Наконец, интересная мысль посетила его голову.
«Что-то оригинальное до такой степени, что похоже на разрозненные кусочки одного целого. Прям головоломка какая-то. Детская игрушка, собери мозаику, и получишь картинку… Картинку…»

Гектор спал глубоким сном. Даже выстрел пушки не сумел бы разбудить его. Но и до этого нехорошие мысли крутились у него в голове. Эмма мертва, Сюзанна в опасности, сокровище невесть где. Ситуация, в которую он угодил, походила на болото – чем больше дёргаешься, пытаясь выбраться, тем глубже вязнешь. В этой игре он либо победит, либо погибнет, третьего не дано.
- Вставай, папаша, есть новости!
Воробей ворвался в комнату заклятого друга, словно ураган. Больше всего в этот момент Барбоссе хотелось огреть его по голове, и лучше всего, если со смертельным исходом. До какой же степени нужно быть наглым, чтобы поднимать шум, зная, как он устал? Оно и понятно, ведь заранее было известно, на чьи плечи ляжет вся самая тяжёлая работа.
- Просыпайся, скорее, не то я ничего не скажу! – не унимался Птах.
- Говори скорее, иначе мне придётся силой заставить тебя замолчать. – спросонья проворчал ему в ответ Гектор.
- Если тебе всё ещё интересно, я знаю, где сокровища. – невозмутимо промурлыкал Джек.
- Шутишь, да?
- Нисколько. Поднимайся, не то я уйду за ними один.
- Я тебе уйду один!
Через минуту оба капитана разглядывали предметы, оставленные Эммой. Джек разложил их на столе в каком-то странном порядке. Наверное, что-то невероятное ему в голову взбрело, подумал Барбосса. Хотя, ему не привыкать к сюрпризам от заклятого друга.
- Что это значит? – спросил Гектор, ничего не понимая в происходящем.
- Приглядись повнимательнее. – услышал он в ответ – Ничего не замечаешь?
- Замечаю. Ты разбросал по всему столу мусор, что оставила Эмма.
- А что на вещичках нарисовано? Приглядись внимательнее.
Каляки, нарисованные Эммой, имелись на каждом предмете. Может, дело в них? Гектор принялся внимательно их разглядывать. Предметы были разложены в некоем определённом порядке, но капитан не спешил просить подсказку у напарника. Две палочки на кружке, квадратик и палочка на подставке под горшок, кружок и несколько линий на веере…
- Погоди. – изумлённо промолвил морской волк, не отрывая глаз от этой мозаики – Если соединить всё, что нарисовано на этих предметах, получится… Дом.
- Вот можешь же, когда захочешь! – пропел Воробей – Осталось лишь смекнуть, что это за дом.
Однако долго думать Барбоссе не пришлось. Он вытащил со дна сундука записку, и развернул её.
- Место встречи изменить нельзя. – прочёл он вслух – Место, где мы с Эммой познакомились. Её старый дом. – лицо пирата озарила улыбка – Сокровища могут быть там! Эмма нашла сокровища и перепрятала их в своём старом доме. Просто невероятно!
- Ох, и хитрая тебе досталась баба! Оно и понятно, с кем поведёшься, от того и наберёшься. – промолвил Джек с наигранной ноткой зависти – Полагаю, ты хочешь отправиться туда?
- Да, правильно полагаешь. И немедленно!
- Чудно! Пойду, обрадую Сюзанну.
- Нет, на этот раз она с нами не пойдёт.
- Но ей было бы приятно узнать…
- Она с нами не пойдёт. В третий раз повторять не буду.
Через полчаса оба капитана вышли на улицу под прикрытием ночи и с маленьким фонарём, которым мог поместиться на ладони. Барбосса отверг любезное предложение Джека воспользоваться компасом, а тот отнёсся скептически к его желанию найти заветный дом по памяти. Один из нас точно слетел с катушек, думал Воробей, надеюсь, что не я. Бродить по тёмным переулкам было довольно рискованно, пару раз заклятым друзьям пришлось прятаться от патрулей жандармов. Но, несмотря на это, нужно было продолжать двигаться вперёд.
В какой-то момент Гектор почувствовал, как бешено колотится его сердце. Значит, цель где-то совсем близко. Вот лестница, ведущая вниз улицы, вот аллея… Словно вчера случилась встреча, изменившая жизнь грозы морей раз и навсегда! Джек смотрел на его поведение, и где-то в душе ему захотелось посмеяться над ним.
«Может, стоит держать его при себе в качестве собаки – ищейки? Сказать, мол, его дорогая дама сердца зарыла клад вон там, там и там, а ты должен его отыскать. Да, так можно поступить: я милостиво разрешаю ему занимать место на «Чёрной Жемчужине», а он для меня всякие сокровища ищет. Взаимовыгодное сотрудничество.»
Предвкушая удовольствие, которое он получит, когда часть сокровища окажется у него в руках, Джек не заметил, как на ходу врезался в стоящего посреди дороги Барбоссу. Тот не обратил на такой пустяк внимания. Он просто стоял и разглядывал старый, обветшалый дом с заколоченными окнами, в котором явно давно никто не жил.
- Не очень похоже на храм любви. – констатировал Джек, окинув домишко придирчивым взглядом.
- Тебе не понять. – спокойно и умиротворённо ответил Гектор.
- Ещё бы, я не знаток сараев.
«Вот и о чём с ним можно говорить? Когда это странное существо с ветром в голове поймёт, что кто-то может помнить женщину дольше трёх дней? Похоже, никогда. Ну, ладно, чёрт с ним.»
На старой полусгнившей двери висел жалкий замок. Не лучшая защита от воров. Хотя, откровенно говоря, любой бы вор разочаровался, проникнув сюда. Сорвать с двери замок не составило большого труда, и капитаны «Чёрной Жемчужины» проникли внутрь.
Помещение выглядело грязным и неухоженным, но тому имелось объяснение. Гектор оглядывался по сторонам, надеясь разглядеть что-нибудь знакомое в темноте. Но нет, от места, в которое он попал семнадцать лет назад, не осталось ничего. Нет больше красок, которыми светилось жилище художницы, но пыль и паутина в изобилии. Где-то на полке Джек нашёл старую, затвердевшую свечу. Как – никак, а ещё один источник света не помешает. Хотя Птах и не был особо брезгливым, но внутренний вид дома ему понравился ещё меньше, чем внешний.
- Было весьма оригинальной идеей спрятать ценности в таком зачухлом и жалком месте, как это. – произнёс он – Твоя зазноба не страдала банальностью.
Не отвлекаясь на разговор, Барбосса принялся обыскивать помещение, смахнув ладонью пыль с заслонки печи. Ничего. А вот рундук, покрытый паутиной. Снова ничего. Как и в захламленной кладовой.
- Тебе не кажется, что эта вертихвостка унесла с собой в могилу тайну настоящего местоположения сокровищ? – спросил Джек, не скрывая разочарования.
- Во-первых, не называй Эмму вертихвосткой в моём присутствии, - резко ответил ему Гектор – а во-вторых, нет, не кажется!
- Тебе виднее.
Из всех мест, куда можно было бы спрятать какие-то вещи, непроверенным остался лишь погреб. Пожалуй, лучшее место для тайника, тем более, когда задвижка щедро залеплена воском. Изрядно потрудившись над тем, чтобы освободить её от воска, капитаны всё же проникли внутрь погреба и осветили его фонарём.
То, что предстало их взору, не могло не удивить. Все полки, все углы были до отказа забиты небольшими мешочками, в которых пираты обнаружили золотые монеты, драгоценные камни и украшения большой ценности, да и некоторые из них валялись прямо на полу, под ногами. Некоторым из них было на вскидку не менее пятиста лет. Вот что представляло собой злосчастное сокровище, за которое Эмма уплатила кровавую цену…
- Я ни разу не видел эту даму, но я в экстазе. – пропел Джек – Аж зависть берёт. Хочу себе такую же.
- Вот знаешь, Джек, мне приятно сейчас чувствовать сейчас своё превосходство. – промурлыкал в ответ Барбосса – Но не думаю, что ты был бы достоин такой женщины.
- Такой женщины, которая бросила своего мужика без объяснения причины, ну да, ну да. – ядовито парировал Воробей – Видал, что с Джонсом стало?
- Но его женщина не была такой умницей, как Эмма.
Ответить на это было нечего. Джеку осталось лишь театрально вздохнуть и оживлённо разглядывать содержимое мешочков. Все эти ценности могли бы поместиться в три – четыре мешка, но понемногу их переносить гораздо удобнее, решил весёлый пират. Что касается его заклятого друга, то он долго не мог поверить в свершившееся.
- Я поражаюсь этой женщине, Джек. – выдохнул Гектор – Это предприятие – гениально! Ей не хватило буквально немного до полной победы, но… Но это не отменяет моего восхищения!
- Да, но как она перетащила всё это из пещеры в свою конуру? Явно не за один раз, и не за два. И как-то сумела вытащить всё это добро из пещеры. Головастая, ничего не скажешь.
- Она могла научиться кое – у кого.
- А будь она не художницей и по совместительству актрисой, а пираткой, ты бы взял её к себе в команду?
- Возможно.
- Не смотря на то, что баба на корабле – к беде?
- Баба бабе рознь. Бывает, что одна баба стоит сотни мужиков, а смотришь на иного мужика, и думаешь: «Ну девка девкой!».
- Ха, есть такое дело.
«Вот ты, Джек, считаешь себя великим шутником, а сам вслушиваться в то, что тебе говорят, не умеешь.»
Пересчитав все мешочки, капитаны долго спорили насчёт того, как с ними следует поступить. Остановились на том, что самый опасный вариант – тащить это добро в пансионат, как и пытаться перепрятать в более лучшее место. В старом полуразвалившемся домишке искать сокровища будут в последнюю очередь. Задвижка на дверце погреба пришла в негодность, так что её пришлось завалить мусором. Закончив возиться с кладом, Барбосса устало плюхнулся на найденный где-то стул.
- Надеюсь, твой пьянчуга – старпом приведёт сюда «Жемчужину» раньше, чем д’Амбуасье с прихвостнями обнаружит местоположение клада. – сказал он со всей серьёзностью.
- Дай тебе волю, ты бы погрузил сокровища в первую попавшуюся лодку, - ехидно подметил Джек - а сверху усадил Сюзанну, и лично довёз драгоценный груз куда-нибудь подальше на Антильский архипелаг.
- Возможно. – Гектор покосился на Джека – Тебе это кажется забавным?
- Что ты!
- Вот и помалкивай.
Сжав губы, Воробей обошёл помещение, пытаясь разглядеть его получше, и поигрывая вовремя украденным и груды сокровищ колечком. В какой-то момент он пришёл к выводу, что более убогого места, которое могло послужить гнёздышком для возлюбленных, он ещё не видел.
«Я, конечно, всё понимаю, с милым (в данном случае с милой) рай и в шалаше, но всё же от кое-каких удобств отказываться не стоит. Например, от камина. Что-то я нигде его не вижу… А вот это могло бы походить на камин… Да, это и есть камин. Правда, маловат. Маловат настолько, что прогреть дом можно с великим трудом. От свеч было бы больше пользы.»
В надежде отыскать свечи, Джек принялся нащупывать полочку над камином. Единственной вещью, которая оказалась на ней, была какая-то игрушка. Или фигурка. Что-то похожее на большую ракушку.
«Какая интересная вещица. Интересно, можно ли её добавить в общую кучу сокровищ? Простовата на первый взгляд, но за три – четыре дублона загнать можно. И всё же, что это? Игрушка? Пудреница? Шкатулка?»
И тут Джека словно молния поразила. Что там яблокоед говорил про шкатулку?
- Скажи-ка, немилый приятель, тебе знакома эта вещь? – пропел он, подсовывая Барбоссе в лицо находку.
- Ну-ка, не тычь в меня всяким хламом! – вспыхнул он, отмахиваясь.
- А я думал, что ты когда-то сделал драгоценной Эмме подарок… Нет, не Сюзанну, ещё раньше.
- Что ты имеешь в виду?
Джек спокойно положил на стол обнаруженную вещицу. Сперва Гектор брезгливо фыркнул, оглядев её, но уже через несколько секунд его мнение изменилось. Он схватил её, и повертев в руках, ахнул. Капитан принялся едва ли не разламывать ракушку пополам.
- Что ты делаешь? – спросил Джек, наблюдая за тем, как его соперник-напарник ковыряет ножом таинственную ракушку.
- Вскрываю шкатулку. – непринуждённо ответил тот – Что ещё по-твоему?
Через несколько секунд шкатулка треснула под натиском лезвия ножа. Осталось только откинуть крышку и проверить содержимое. К огорчению Барбоссы, внутри не оказалось ничего ценного. Ничего, кроме маленького листка бумаги, сложенного вшестеро. Затаив дыхание, Гектор выхватил записку из шкатулки. К сюрпризам он привык, так что мысленно приготовился получить ещё один. Развернув бумажку, капитан принялся читать то, что было в ней написано.
Снедаемый любопытством, Джек осторожно заглянул заклятому другу через плечо. Аккуратно выведенные чернилами строчки поразили даже его.
«Милый Гектор! Если это письмо попало к тебе в руки, это значит, что мы больше никогда с тобой не увидимся. Столько лет прошло, но лишь сейчас я могу сказать тебе то, что обязана сказать.
Любимый, прости меня! После того, что я сделала, ты имеешь право ненавидеть меня. Я не сдержала своего обещания, я исчезла, не сказав тебе ни слова. Но я сама не рада, что позволила впутать себя в аферу с сокровищами. Дурой я была, повелась на обещание доли, чтобы обеспечить безбедное будущее, этим лишь разрушила две человеческие судьбы, твою и свою. Прости меня, умоляю, прости, ибо я сама себя никогда не прощу!
Я могла бы сказать, что после тебя я не спала с другими мужчинами, но это была бы ложь. Да, ты не был единственным, но могу клятвенно тебя заверить – Сюзанна твоя дочь. Она – единственное напоминание о тебе, мой милый капитан, ведь она так похожа на тебя. Она дерзкая, смелая, у неё огненный темперамент, как у её прекрасного отца. Скоро ты поймёшь это. Сюзанна – милая девочка. Ты обязательно полюбишь её. Вы должны держаться вместе, ведь вы – моя семья.
Я скрылась от тебя, моё сердце, не потому, что мои чувства остыли, но потому, что я оказалась в безвыходном положении. Если бы кто-то узнал, что я полюбила известного пирата, и даже прижила от него ребёнка, что было бы со всеми нами? И всё из-за проклятого сокровища! Меня больше нет, мой капитан, но я прошу тебя, сделай с ним что-нибудь, пока оно не попало не в те руки. И позаботься о нашей дочери, о настоящем сокровище, что есть у нас. Кто лучше других знает о сокровищах, как не пират, и кто лучше защитит девушку, как не её отец?
Ещё раз прошу простить меня за боль, которую я тебе причинила. Поверь, хотя теперь это будет сложно, я любила лишь тебя, только тебя, никого больше не впустила в своё сердце, хотя могла сделать это много – много раз. Но если другая вдруг возьмёт тебя в плен своей красоты и нежности, не противься, я лежу в земле, а ты должен жить ради счастья дочери и своего. Береги Сюзанну, и береги себя. Бесконечно и вечно любящая тебя, Эмма.»
Гектор тяжело задышал, не зная, как ему лучше отреагировать на то, что он только что прочитал. Несколько раз он сменился в лице, сжимая губы и щуря глаза, чтобы ни в коем случае не выдать Воробью той бури эмоций, которая неожиданно захватила его. Но долго это продолжаться не могло. Капитан вскочил с табурета, и стал метаться по комнате, словно лев по клетке. В бессильной злобе он перевернул стол, пнул ногой старенькую низенькую решётку камина, и, не задумываясь, ударил кулаком в стену. Будь его воля, подумал Джек, он и голову бы себе разбил. Устав носиться туда – сюда, Барбосса встал лицом у стены, прижался к ней, и свернулся в комок, словно нашкодивший кот в ожидании наказания. Стрела сожаления неожиданно пронзила грудь Воробья.
«Бог ты мой, ему, наверное, сейчас очень плохо. Похоже, он только что понял, какую женщину потерял. Своего рода овдовел. Он ведь действительно мог бы быть счастлив с ней…»
Гектор повернулся к Джеку, счастливо улыбаясь. Птах не сразу понял, с чего вдруг случилась такая перемена. Таким искренне радующимся он его не видел никогда за всё время знакомства.
- Минуту назад, ты был готов крушить здесь всё подряд, может, и я попал бы под раздачу. – произнёс он, боясь сболтнуть лишнего – Уж я-то знаю, что в момент сильных переживаний к тебе лучше не подходить. Но обрадовался-то чему? Что приятного в смерти дорогой зазнобы?
- Джек, ты не понимаешь. – полушёпотом ответил Гектор – Я всегда считал, что она меня бросила, забыла, вспомнила только тогда, когда вокруг неё сжималось кольцо. Я думал, что она после меня сто раз могла влюбиться в кого угодно. Но всё это оказалось не так. И как же я рад, Джек, что все эти годы я ошибался!
Птах самодовольно улыбнулся, глядя на светящегося от радости заклятого друга. Вероятно, если бы эта женщина была жива, он был бы самым счастливым пиратом на Карибском море. Тогда бы ему хватило энергии на гораздо большее, чем он натворил в Новом Свете, хотя, куда уж больше. Глядишь, и «Чёрную Жемчужину» не стал бы угонять…
- Знаешь, в чём разница между тобой и Дэви Джонсом? – спросил Воробей не то насмешливо, не то сочувствующе, положив своему союзнику руку на плечо.
- В чём?
- Ты своё сердце не додумался вырезать и спрятать, и правильно сделал.
- Джек, если говоришь то, что думаешь, это значит…
- Это значит, что ты мне не чужой, не смотря на кое-какие трудности в общении, сотрудничестве и владении «Чёрной Жемчужиной».
Барбосса посмотрел на Джека, как на играющего ребёнка, милого и забавного. Капитан отметил про себя, что ему стоило бы благодарить судьбу за то, что она свела его с двумя людьми – с Эммой и с Джеком. Наверное, если бы не он, то быть Сюзанне в монастыре, и это в лучшем случае, а убийца её матери получил бы своё и преспокойно наслаждался бы жизнью. Только этого не произойдёт, не для того старый морской волк не спал столько ночей.

***
В тот вечер уполномоченный представитель королевского министра иностранных дел в Америке господин Венсан Лефевр устраивал грандиозный прием в честь годовщины воцарения династии Бурбонов. В числе приглашённых значились многие крупные шишки Луизианы. В том числе губернатор де Салюс. В роскошном особняке не умолкала музыка, а столы ломились от изобилия блюд и вина. Слуги – негры едва успевали менять посуду. Музыканты играли без устали то веселёную мелодию, то печальную. А на возвышении перед ними стояла молодая светловолосая женщина, и пела. Голос её был настолько чарующим, что никто из присутствующих не мог не заслушаться им.

- Je bascule l'horizontal,
Démissionne ma vie vertical,
Ma pensée se fige animale
Abandon du moi.
Plus d'émoi,
Je ressens ce qui nous sépare
Me confie au gré du hazard.
Je vis hors de moi et je pars
À mille saisons, mille étoiles.

Comme j'ai mal!
Je n'verrai plus comme j'ai mal,
Je n'saurai plus comme j'ai mal,
Je serai l'eau des nuages.
Je te laisse parce que je t'aime,
Je m'abîme d'être moi-meme.
Avant que le vent nous seme,
A tous vents, je prends un nouveau depart.

Plus de centre tout m'est égal,
Je m'eloigne du monde brutal,
Ma mémoire se fond dans l'espace.
Ode la raison,
Qui s'efface
Je ressens ce qui nous sépare
Me confie au gré du hazard.
Je vis hors de moi et je pars
A mille saisons, mille etoiles.

Comme j'ai mal!
Je n'verrai plus comme j'ai mal,
Je n'saurai plus comme j'ai mal,
Je serai l'eau des nuages.
Je te laisse parce que je t'aime,
Je m'abîme d'être moi-meme.
Avant que le vent nous seme,
A tous vents, je prends un nouveau depart.

- Браво! – раздалось со стороны стола чиновника – Мадам д’Ормерьяк, вы великолепны!
Наталин д’Ормерьяк учтиво улыбнулась, и сделала изящный реверанс. Под бурные аплодисменты она спустилась с помоста и вернулась к своему месту за столом. Сидевший рядом с ней Жан дю Гресси расплылся в нежной улыбке, глядя на свою приму. Безусловно, он был рад, что её сегодняшнее выступление удалось.
- Господин дю Гресси, где вы нашли эту богиню? – поинтересовался Лефевр.
- О, это долгая история. – ответил директор театра.
- Госпожа д’Ормерьяк в своё время поразила меня своим талантом. – добавил губернатор – Я не мог допустить, чтобы столь прекрасная фея зарыла свой талант в землю.
- Вы очень любезны, господин де Салюс. – скромно опустив глаза, промолвила Эмма.
- Видите, господа, до чего скромна моя королева сцены! – пропел дю Гресси – Слава её ничуть не испортила.
Эмма посмеялась и не отказалась выпить бокал вина вместе с людьми, пожелавшими видеть её на празднике. Лёгкая и непринуждённая беседа, оригинальные яства, брызги шампанского. Эмма покорно принимала всё это, осознавая, что это часть игры. Спектакля, с которого она сбежала бы с превеликим удовольствием.
Откуда-то со стороны запасного выхода, прикрытого тяжёлой занавеской, показался человек, до сегодняшнего вечера не знакомый приме английского театра. Высокий, хорошо сложенный, в костюме, шитом по последнему слову парижской моды, он не мог не произвести впечатления на женщину. Что-то кольнуло в сердце актрисы. Словно гроза над ней пронеслась. Таинственный незнакомец не сделал ни шагу, но тонко уловил настроение Эммы. Он приветливо улыбнулся и сделал шаг вперёд.
- А, господин д’Амбуасье, я уже думал, что вы не приедете! – приветствовал своего гостя министр – Проходите, вам здесь всегда рады!
- Благодарю, монсеньор. – любезно ответил д’Амбуасье, и присоединился к столу хозяина дома и его почётных гостей.
- Господа, позвольте мне представить Раймона д’Амбуасье – моего друга из Бордо. – торжественно произнёс Лефевр.
- Приятно с вами познакомиться, господин д’Амбуасье. – приветствовал его де Салюс – Но мне было бы очень приятно узнать род вашей деятельности, и причину, приведшую вас в Новый Орлеан.
- Я много путешествую, господин губернатор. – начал свой рассказ Раймон – Собираю байки, легенды, мифы жителей разных местностей и поселений, записываю их, можно сказать, сохраняю для потомков, немного пишу, немного перевожу… - он бросил взгляд на Эмму – И завожу новые приятные знакомства.
- А с госпожой Наталин д’Ормерьяк вы знакомы, господин д’Амбуасье? – поинтересовался дю Гресси.
- Нет, к сожалению, мне не удалось увидеть легендарную артистку воочию. До сегодняшнего дня.
- Я тоже безумно рада знакомству с вами. – ответила Наталин, продолжая улыбаться.
- Вы слышали, господин д’Амбуасье, как божественно госпожа д’Ормерьяк исполняет песни своего (прошу обратить на это пристальное внимание) сочинения? – поинтересовался дю Гресси – Эти гимны достойны лишь восхищения.
- О, месье Жан, прекратите! – кокетливо попыталась протестовать Наталин.
- Если вы, прекрасная муза, не споёте для нас, я сочту это, как оскорбление, нанесённое короне. – пошутил де Салюс.
- Что ж, если так, то мне не остаётся ничего другого, как спеть. – наигранно выдохнула Эмма, и под громкий звук аплодисментов поднялась на помост. Она подала знак музыкантам, и мелодия потекла рекой по зале.

- Wish you were here,
Me, oh my countryman,
Wish you were here,

Wish you were here,
Don't you know the stove is getting colder,
And I miss you like hell,
And I'm feeling blue…

I've got feelings for you, baby,
Do you still feel the same?
From the first time I laid my eyes on you,
I felt joy of living,
I saw heaven in your eyes,
In your eyes…

Wish you were here,
Me oh my countryman,
Wish you were here,

Wish you were here,
Don't you know the stove is getting colder,
And I miss you like hell,
And I'm feeling blue…

Слушая песню, Раймон внимательно разглядывал молодую женщину, неоднократно замечая, что она то и дело бросает на него взгляд то спокойный, то опасливый. Что-то с ней не так, подумал француз. Он щёлкнул пальцами назад, подзывая, таким образом, к себе своего слугу.
- Что прикажите, монсеньор? – спросил Арман.
- Что-то мне не нравится эта певичка. – прохладно произнёс д’Амбуасье – За ней стоит проследить.
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#19 Сообщение Аша Грейджой » Вс ноя 15, 2015 7:32 pm

Глава 17. Как снег на голову
Недолго Барбосса пребывал в радости от того, что правда, наконец, открылась ему. Он не просил Воробья рассказывать о его бесконечных любовных похождениях, и ему не было интересно, что он там думает об идеальной женщине. Так, чего хочешь, совсем настроение испортит.
- А я рассказывал о той итальяночке, которая была такая гибкая, что любила на идеальный мостик вставать во время утех? – протараторил Джек.
- Да, раз пятнадцать. – раздражённо выпалил Гектор.
- Тогда расскажу в шестнадцатый, ибо не уверен, что рассказывал в первый раз. – продолжил Птах – Так вот, эта Франческа… или Лаура… или Джулия… Неважно, главное, что итальяночка, подходит ко мне как-то с букетом ромашек…
- Да мне наплевать на твою итальяночку с букетом ромашек! – закипел Барбосса, повысив голос – Будь добр, заткнись и не беси меня!
- Но эта история красивая и романтичная, почему ты не хочешь послушать?
- Не хочу и всё тут!
- Ага, я понял, тебе просто не с чем сравнить. Тебя однажды по головке погладили, уже романтика. Зависть – грех.
Больше Гектор не мог терпеть этого клоуна. Он резко развернулся и влепил Воробью знатную затрещину, отчего последний грохнулся в лужу. Джек скорчил недовольную рожу, поднялся, отряхнулся и принял горделивый вид.
- Вообще-то я могу вызвать тебя на дуэль за столь вопиющее проявление неуважения. – заявил он – Но, поскольку, меня волнует судьба бедной девочки, нашедшей неуправляемого отца, я не хочу её расстраивать, а по сему пойду, поищу более благодарного слушателя.
- Где поищешь?
- В какой-нибудь славной таверне.
- Вот и иди, сыскарь. Может, дружка своего пропитого встретишь. И постарайся не потопить нас с Сюзанной, если в руки властей попадёшься.
- Не бойся, Сюзанну не потоплю точно.
Гектор решил просто промолчать в ответ. Ему не хотелось становиться похожим на своего заклятого друга. Быстрыми шагами он направился назад, к пансионату, а Джек не стал ждать, пока его окликнут, а просто отправился на поиски таверны. Барбосса проводил его брезгливым взглядом.
«И за что я терплю этого дурака? Его матери стоило пришибить его ещё когда он у неё в утробе сидел!»
Сюзанну он нашёл в мастерской. Девушка сидела на полу напротив мольберта с заброшенной картиной. Она с печалью в глазах разглядывала свой медальон, вернее, то, что находилось у него внутри. Девушка не сразу заметила отца. Гектор постучал в открытую дверь, чтобы известить Сюзи о своём присутствии.
- Опять бросили меня одну. – промолвила она обиженно – Вы с Джеком постоянно что-то скрываете, как будто я шпионю на Испанию.
- А может, это я шпионю на Испанию. – посмеявшись, ответил ей капитан – Сама подумай, явился к тебе незнакомый дядька, представился твоим отцом, а его с виду придурковатый дружок ему подыгрывает. Всё это должно показаться, как минимум, подозрительным, не так ли?
- Шпион, не шпион, но в первые дни я тебя ненавидела. – ответила девочка – А сейчас мне стыдно.
- Я знаю человека, который на твоём месте отреагировал бы точно так же.
Сюзанне не пришлось долго думать, кого он имеет в виду. Она понимающе улыбнулась, и снова уставилась на свой медальон. Её до сих пор гложили тревоги и сомнения.
- Вы нашли сокровище, да? – полюбопытствовала юная художница – Поэтому вас всю ночь не было?
- Скоро тебе придётся уехать отсюда. – ответил ей отец, присаживаясь рядом.
- Это понятно, но сокровище… Вы нашли его или нет?
- Его нашли не мы, а твоя мама.
- Наверное, потому, что у неё был очень хороший учитель.
Гектора не могла не забавлять эта девчонка. У неё невероятная жажда жизни, в Новом Орлеане ей тесно. Если бы она стала пираткой, возможно, реализовала бы себя в этом деле весьма успешно, особенно, если её научить, что да как правильно делать. Но кто из пиратов не ступает по лезвию ножа каждый раз, когда выходит в рейд? Не хватало ещё, чтобы этого рыжего чёртика в первом же бою сразила шальная пуля или что похуже. Да и не стоит ей лезть в такое неблагодарное и опасное дело. Она достойна большего.
Ох уж эти мысли! Едва они успеют прийти в голову, как обязательно окажутся озвученными!
- Я хочу стать пираткой. – уверенно промолвила Сюзанна – Хочу путешествовать по всем морям, куда глаза глядят. – она повернулась к морскому волку и заглянула ему в глаза – Возьми меня в свою команду.
- Да ты что, девчонка, совсем ума лишилась? – резко осадил её Барбосса – Ты хоть понимаешь, о чём просишь?
- Понимаю, не глупая.
- Как раз глупая! Ты всерьёз собираешься рисковать своей жизнью и проливать чужую кровь?
- Это мне говорит человек, который постоянно делал то же самое? А как насчёт другого? Поиск сокровищ, открытие новых земель, удивительные приключения – что в этом плохого?
«Всё ясно, Воробей хорошо над ней поработал. Наплёл всякой чуши, а она поверила. Но это естественно, что этот неоперившийся птенец знает о жизни? Ничего, вот вернётся великий морской паяц, я с ним побеседую.»
- Ты вообще слышишь себя? – строго прорычал Гектор, глядя дочери в глаза – Это Воробей, небось, так красиво всё расписал, вот ты и купилась. – на лице капитана заиграла саркастичная улыбка – Твой развесёлый друг не упомянул о том, какой это тяжёлый физический труд, а? Ты готова двадцать три часа в сутки драить палубу, на которую постоянно гадят чайки, откачивать залившуюся в трюм воду, которая быстро тухнет, создавая невыносимую вонь, вместе с миазмами от тухлой рыбы, рвоты и мочи, вить канаты, об которые некоторые здоровые и сильные мужики руки царапают, ставить паруса, поднимать со всей командой якорь, толщиной в человеческую ногу, а в порту чистить дно от морской соли?
Сюзанна поморщилась и отвернулась. Джек действительно ни о чём подобном не рассказывал. Или отец просто хочет её отпугнуть?
- Но ведь ты – капитан! – попыталась возразить девчонка.
- А ты думаешь, капитанами становятся просто так? Пришёл, такой, салага, в порт, и говорит: «Дайте мне корабль с командой, я собираюсь стать капитаном». Чтобы стать капитаном, нужно такую школу пройти, что тебе и не снилась! И не спал я сутками, и тяжести таскал, и ел всякую дрянь один раз в день, если не отберут, и били меня, и травили, и стреляли в меня, и топили, и то, что я вообще с тобой сейчас разговариваю, результат борьбы за выживание.
Сюзанна слушала отца и постоянно менялась в лице. Она не могла понять, зачем он ей это говорит. Просто пугает, или ещё что-то? Мама почти ничего о своей работе не рассказывала, только несколько раз на спектакли водила, но в подробности не посвящала. Но то, что ей только что рассказал отец, изрядно смутило девушку.
- А коком можно? – осторожно спросила она.
- Ага, ещё веселее. – Барбосса вошёл в кураж и уже в открытую насмехался над девчонкой – Сутки напролёт чистить рыбу, чтобы накормить человек, эдак, пятьдесят, тяжело наработавшихся за день, и столько же супа наварить, и следить, чтобы еда не испортилась (а в море она портится быстро), и поддерживать огонь в печи, следя при этом, чтобы не было пожара (а при качке, и, тем более, во время шторма, это немудрено), и всё это в невыносимой жаре и вони. Такой жизни ты хочешь?
- Нет. – разочарованно выдохнула Сюзанна.
- Вот и не говори больше глупостей. – капитан снова стал строг и непреклонен – Лучше рисуй, и не лезь туда, в чём ты совершенно не разбираешься.
Он направился к выходу, но Сюзанна не сдавалась. Но попыталась схватить его за рукав.
- Папа, я хочу…
Она не успела договорить. Дверь захлопнулась прямо перед её носом. Рыжая скривилась и топнула ножкой. Как она будет уживаться с этим человеком, если в своём стремлении уберечь её от всего и всех, он не хочет её выслушать?
Сюзанна решила вернуться к рисованию. Какое-то время ей казалось, что это занятие отвлечёт её. Вон, розочки ярче получились. Глядя на своё творение, девушка погрустнела. Ей захотелось посетить одно место, где всегда нужны розы, причём белые розы…
Сюзи долго не решалась потревожить отца. Предугадать его реакцию на просьбу она не могла. Особенно после того неприятного разговора. Собрав всю волю в кулак, девушка постучалась в дверь.
- Заходи, Сюзанна. – услышала она в ответ.
Юная художница проникла внутрь комнаты. Она не знала, с чего начать разговор, поэтому спросила первое, что пришло в голову.
- Как ты узнал, что это я? – выдохнула она, придав голосу немного уверенности.
- Воробей ворвался бы без стука. – ответил Гектор.
Девочка тихонько засмеялась.
- А я не просто так пришла. – весело промолвила она – Мне нужно выйти кое-куда. Можно?
- Куда выйти?
- Хочу сходить к маме на могилу.
Да, нужно было готовиться к любому исходу. Огонь вспыхнул в глазах морского волка, и всё умиротворение в мгновение ока исчезло с его лица. Он резко развернулся к дочери. Назревало продолжение сегодняшнего бессмысленного спора.
- На могиле мамы сидят пара человек, которые за горсть монет готовы не раздумывая, засунуть тебя в мешок и приволочь прямиком к д'Амбуасье. – раздражённо выпалил пират – А по дороге на кладбище ещё человек десять с радостью сделают то же самое, только предварительно изнасилуют тебя.
- Но ведь со мной будешь ты, а тебя убить невозможно.
- Вообще-то возможно, если хорошенько постараться (спроси у Воробья).
Разочарованно Сюзанна прикусила губу и опустила глаза вниз. Она не могла скрыть своей обиды. С одной стороны, отец прав, ей опасно находиться на улице, но с другой стороны, ей так не хватало матери.
- Я так давно не была на могиле мамы. – произнесла она, чуть ли не плача – А теперь не знаю, смогу ли я ещё когда-нибудь прийти к ней. – глаза девочки стали мокрыми – Я скучаю. Очень скучаю. Папочка, сходи со мной к маме. Пожалуйста. – Сюзи была готова расплакаться.
Барбосса закатил глаза и отвернулся. Сначала Воробей допекал его, когда в таверну отпрашивался, теперь девчонка. С огнём играется, не иначе. Хотя… Он сам не помнил, где похоронены его родители. Более того, черты их лиц стёрлись из памяти, остались только невнятные образы. Что тянет Сюзанну к кучке земли, в которой лежит груда костей? Наверное, старается не забыть, какой она была, её мать. Он тоже постарается не забыть.
- Ладно, не реви. – немного остыв, сказал он – Но от меня ни на шаг.
От счастья Сюзанна была готова летать. В один прыжок она подбежала к отцу, повисла у него на шее, и нежно чмокнула в щеку. Не разреветься было крайне трудно, но девочка подавила в себе это желание. Через пять минут она уже стояла у порога, закутанная в чёрную шаль и с тремя белыми розами в руках.
По дороге на кладбище они не обмолвились друг с другом ни единым словом, просто держались как можно ближе друг к другу, не забывая оглядываться по сторонам. Мало ли, кто им может встретиться на пути. У могилы они тоже пробыли недолго. Как ни пыталась Сюзанна упросить отца хоть немного пообщаться со своей бывшей возлюбленной, но так и не добилась результатов. Погладив землю у последнего пристанища матери, юная художница зашагала прочь, вытирая слёзы с лица. Когда теперь она сможет навестить маму в следующий раз?
- О чём ты думаешь? – спросила девушка у отца, заметив, что он ушёл в себя.
- О том, какая ты у меня красавица. – шутливо ответил тот.
- Нет, о чём-то другом.
- И о том, какой красавицей была женщина, что произвела тебя на свет.
- А я думаю о том, что я устала от одиночества, и больше не могу ждать по несколько месяцев тех трёх дней, которые могу провести с близким человеком. Последние полгода я переваривала мысль о том, что теперь одиночество наступило навсегда. – девочка грустно улыбнулась – От одиночества меня спасали песни матери. Хочешь, спою для тебя?
- Только не здесь и не сейчас.
- Тогда ты спой мне.
- Может, ещё и станцевать?
- Ты не знаешь песен?
- Знаю, но они грубые и пошлые, с мамиными не сравнятся. Они не предназначены для твоих ушей. Тебе не понравятся.
Сюзанна не стала его осуждать. Всё-таки, петь на улице означало создать себе кучу проблем. День выдался холодным, и Сюзанна успела пожалеть о том, что не взяла шаль потеплее. Она стала кутаться в ту, что есть, и жаться ближе к отцу. Гектор одарил дочку снисходительной улыбкой и протянул ей локоть. Так юная художница и шла по улице, держа отца под руку, и чувствовала себя спокойной и радостной.
Неожиданно капитан остановился около здания с вывеской, на которой были изображены перекрещенные сабля и пистолет.
- Это что, оружейная лавка? – спросил он у Сюзанны.
- Да, я постоянно прохожу мимо неё, когда иду на рынок. – ответила девушка – Её держит какой-то испанец.
- Очень хорошо. – Гектор отпустил девочку – Как раз нужно кое-какие запасы пополнить. Я зайду туда, а ты стой здесь, и ни на шаг не уходи. Если что случится – кричи.
- Поняла.
Оставшись одна, Сюзанна заскучала. Девушка старалась лишний раз не поднимать голову, опасаясь быть замеченной. Она шаркала ногой по земле, не обращая внимания на суетливых прохожих, негров, погоняющих куда-то осликов и мулов, солдат, чётко отбивающих ритм при ходьбе. Ей хотелось зайти в лавку, чтобы быть рядом с отцом, но девица, заглядывающая туда, где продают оружие, не может не вызвать подозрений. Поскорее бы родитель закончил свои дела, а то ей становится не по себе.
- Детка, как я рада тебя видеть! – неожиданно раздалось за спиной.
От этого окрика Сюзанна невольно вздрогнула. Она развернулась, и с ужасом взглянула на женщину, окликнувшую её.
«О, нет! Только не она! Пусть она подумает, что ошиблась!»
Желанию Сюзанны не суждено было сбыться. Высокая женщина с густой копной светлых волос, безвкусно одетая, подбежала к девушке, и крепко обняла её. Дочь Барбоссы подумала, что сейчас задохнётся в ядовитых испарениях её тяжёлых приторных духов.
- Дорогая, как я рада видеть тебя! – пропела она по-французски – Наконец-то я снова вижу тебя, милая Соланж!
- Я Сюзанна, мадам Илрезью. – прошипела в ответ Сюзанна.
- Конечно, милочка, конечно, я помню. – женщина расплылась в улыбке, которую юная художница сочла фальшивой – О, как же я тебе сочувствую! У тебя случилось такое горе, что не каждому дано пережить, а ты, как я вижу, держишься. Умница! – эксцентричная дама потрепала девочку за щеку, из-за чего той захотелось укусить её за палец – Как подумаю о том, что ты живёшь в нужде, у меня сердце останавливается!
- Мадам, у меня всё есть. – попыталась возразить Сюзи.
- О, Сабрина, не капризничай! Тебе ведь уже четырнадцать, и ребячиться ни к чему.
- Я Сюзанна, и мне шестнадцать.
- Ну, тем более. Пойдём, я куплю тебе вкусненького.
Мадам схватила Сюзанну за руку и потащила за собой. Девочке было больно, она была готова расцарапать эту противную тётку, укусить её, лишь бы отстала. Как мама могла её терпеть? Нужно позвать отца на помощь.
- Отпустите меня! – завопила она во весь голос – Отпустите немедленно!
- Тише, дорогая, ты напугаешь прохожих. – попыталась урезонить её мамина подруга.
- Ну и пусть! – продолжала надрываться Сюзи – С вами я никуда не пойду!
Мадам хотела сказать юной художнице ещё что-то, но не успела. Чья-то тяжёлая рука схватила её за плечо и с силой оттолкнула её от девушки.
- А ну, убери от неё свои грязные руки, тварь! – крикнул напавший по-английски.
Женщина опешила от такого обращения. Она не знала, что с ней можно разговаривать в столь грубом тоне. Сюзанна же жалась к отцу и смотрела на мадам с презрением. Барбосса был вне себя от ярости.
- Что б я тебя, сука, рядом с этой девочкой больше не видел! – грозно прорычал он, испепеляя противницу ненавидящим взглядом.
- Как вы смеете, месье, угрожать мне? – спросила она, повысив голос – Вы знаете, кто я такая? Вижу, что не знаете. Я – Мери Сара Илрезью, именитая актриса из английского театра!
Гектор, собравшийся увести Сюзанну, остановился, словно громом пораженный. Дочка что-то говорила об этой особе… Да, она может что-то знать о секретах Эммы.
- Девочка уходит со мной! – объявила Мери, и снова протянула руку к Сюзанне – Я была подругой её матери, и я не оставлю бедняжку в компании такого зверя, как вы, сударь! – заявила она с апломбом.
- А я – опекун, назначенный её матерью, и она уйдёт со мной. – парировал капитан, и добавил, резко повернув разговор в другое русло – А вы, мадам, действительно были подругой её матери?
- Лучшей и единственной. – Илрезью изо всех сил старалась придать себе важности – О существовании девочки, не знал никто, кроме Жана дю Гресси, и меня. – актриса снова расплылась в улыбке – Помню, как мы с Жаном зашли в гримерную Наталин, и видим картину маслом: она стоит в одной сорочке, и живот размером с барабан. Разумеется, мы никому не раскрыли её тайны. Хотя Наталин не отличалась особенной красотой и талантом…
«Всё ясно, дальше можешь не продолжать, завистливая ты курица.»
-… поклонники у неё водились всегда, и, держу пари, один из них и стал отцом прелестной Сибеллы.
- Меня зовут Сюзанна. – прошипела дочь Эммы.
- Да ну? – наигранно изумился Гектор – Интересно, кто бы это мог быть?
- Ой, не знаю, проходимец какой-то, Наталин даже бесилась, стоило кому-нибудь задать этот вопрос. – выдохнула Мери, состроив глупую рожицу – А больше всего расстраивался Жан. Он считал его своим соперником, мешающим Наталин выйти за него замуж.
От услышанного Барбосса лишился дара речи. Такого предвидеть он никак не мог. Выпустив Сюзанну, он подошёл ближе к гризетке.
- Дю Гресси делал Наталин предложение? – ошарашенно спросил он, заглядывая актрисе прямо в глаза, отчего та непроизвольно вздрогнула.
- Ну да, он ведь был влюблён в неё, и это естественно. – последовало в ответ – Все об этом знали. И главные роли он ей постоянно давал, и цветами заваливал, и песни для неё сочинял, и парфюм из Парижа выписывал, но эта дурочка ни в какую, угу. А потом её форменное упрямство и бестактность надоели даже ему. Помню, иду я к нему, чтобы сообщить, что покидаю труппу и уезжаю в Бостон, и вижу, как она ползает перед ним на коленях, умоляет чем-то помочь, спрятать что-то или кого-то, но он ей отказывает (что правильно). Так Наталин демонстративно выбежала из его кабинета и выскочила на улицу, прямо под снегопад с дождём, даже ожерелье по дороге выбросила! – Илрезью сжала губы – Не хочу обижать малышку Сильвию, но то, что случилось с её матерью, рано или поздно должно было случиться.
Больше всего в этот момент Гектору хотелось разорвать двух человек - Мери Илрезью и Жана дю Гресси, особенно последнего. Он представил себе, как вытирает его кровь со своих рук, и от этого перехватывало дыхание. Пират взял дочь под руку, и, не говоря ни слова, направился с ней вниз по улице, к дороге, ведущей к пансионату.
- Погодите, месье, зачем вы уводите Сигулену? – попыталась остановить его Мери – Ответьте мне!
- Я уже сказал, что являюсь опекуном Сюзанны, и не тебе, актрисулька, указывать, что мне с ней делать! – в грубой форме ответил ей морской волк.
- Но, господин, разве вас не привлекает моё общество? – актриса кокетливо заулыбалась, и положила Гектору руку на плечо, а сама потянулась к его лицу – Я могу сделать для вас то, на что это дитя не способно…
- Отстань от меня, проститутка! – рявкнул тот, вырываясь от неё, и ускорив шаг.
Обескураженная Илрезью стояла, как вкопанная. Она поверить не могла, что власть её чар не абсолютна.
- Ах ты, извращенец! – заревела она, и на её ор обратили внимание все, кто находился поблизости – Грязный уродливый мужлан!
- Потаскуха!
- Содомит!
Поняв, что истерикой она ничего не добьётся, Мери демонстративно направилась к стоящей неподалёку карете.
- Орревуар, Сесилия! – брезгливо крикнула в сторону стремительно удаляющейся Сюзанны, после чего залезла в экипаж, и приказала кучеру трогать с места.
Сюзанна тихо посмеивалась над сценой, свидетельницей которой она только что стала. Пожалуй, решила она, это гораздо лучше того, что ей доводилось видеть во время маминых спектаклей.
- Она дура. – промолвила девочка негромко – Завязывать с ней разговор было не самой лучшей идеей.
- Пожалуй, ты права.
- Она всегда завидовала маме. Вон, какую чушь придумала про маму и месье Жана. А сама любовников меняет, как перчатки. – юная хулиганка на минутку задумалась – Слышал, как она меня назвала Сесилией?
- Да, слышал. Ей было с чего завидовать твоей маме, ибо в этой бабе ничего выдающегося, кроме сесилий, нет.
Девочка залилась громким смехом. А с этим человеком, подумала она, может быть очень даже весело! Гектор тоже был доволен собой – ещё один шаг на пути сближения с дочкой сделан. Но есть и другое, менее весёлое обстоятельство. Проклятый дю Гресси заглядывался на Эмму! Вот почему он так старательно уходил от ответа на вопрос о её ухажёрах! Небось, каждый раз смотрел на неё, и облизывался, сгорал от одной мысли, что она ему недоступна. Теперь понятно, почему он так беспокоился о наличии у любимой актрисы семьи и других детей. Как будто в Новом Орлеане не было других женщин! Вот и забирал бы себе ту нахальную гризетку! Капитан представил себе, как пальцы дю Гресси касаются нежной шейки Эммы, и волна холодной ярости накрыла его с головой. Так и отрубил бы этому негодяю руки, тянувшиеся к чужой женщине… И ещё какую-нибудь часть тела, выходящую из-под контроля при виде красавицы…
- Правда же? – раздался голос Сюзанны.
- Что ты говоришь?
- Что если бы у неё было всё хорошо, стала бы она периодически бросать труппу ради очередного любовника?
- Это неразумно.
- Вот я об этом и говорю.
Они продолжали путь в молчании. Сюзанна легонько улыбалась, а её отца всё так же колотило от гнева. Ненависть к дю Гресси затмевала все остальные мысли, желание выругаться отборной бранью дошло до всех возможных пределов. Лишь одно радовало Барбоссу – Воробей где-то бегает, и не пристаёт к нему со своими «мудрыми» советами.
Скрывать раздражение пирату становилось труднее с каждой минутой. Сюзанна заметила это, и решила немного разрядить обстановку.
- И всё-таки, мне нужно спеть для тебя. – вкрадчиво заметила она.
- Попозже, милая.
- Нет, сейчас, ты соскучился по маминым песням.
То, что стала петь Сюзанна, на несколько минут выветрило из Гектора весь гнев. Где-то раньше он слышал эту песню. Уж не из уст ли Эммы?

- Take your chance for paradise,
I'm looking in your eyes,
You might be mine tonight.
Yeah, i'm feelin' like a fool,
'cause you still act so cool,
Spend the night with me.

I can lose my heart tonight!
If you're lonely, feel alright.
This is just the night for me and you.
I can lose my heart tonight!
Are you lonely deep inside?
There is something in the air tonight.

I can feel it everywhere,
There's magic in the air,
You might be mine tonight.
Yeah, i feel so hypnotised,
I feel like paradise,
I see heaven in your eyes.

I can lose my heart tonight!
If you're lonely, feel alright.
This is just the night for me and you.
I can lose my heart tonight!
Are you lonely deep inside?
There is something in the air tonight.

- Эту песню твоя мама пела мне каждый вечер, когда лечила раны. – с налётом грусти заметил Гектор – Говорила, что она снимает боль.
- И как, помогло?
- Если бы не помогло, меня бы сейчас не было рядом с тобой.
Наконец они вернулись в пансионат. Первым делом Барбосса властно приказал хозяевам не беспокоить их, давая понять, кто здесь на самом деле хозяин. Остаток вечера они провели, играя в покер, вернее, Гектор учил дочь играть, не забывая при этом рассказывать ей забавные истории о своей бурной молодости. Сюзанна смеялась, грустила и вздрагивала, слушая их. Она отметила про себя, что ей, не смотря ни на что, повезло с родителями. У неё был замечательный учитель артистизма, и есть прекрасный учитель выживания.
- Папа, ты точно хочешь увезти меня отсюда? – спросила она, решив, что чем-то нужно продолжить беседу.
- Да, когда сюда прибудет мой корабль.
- А куда?
- Пока ещё не решил, но туда, где ты будешь в безопасности.
- Ты научишь меня плавать и ездить верхом?
- Обязательно.
Сюзанна светилась от счастья. У неё давно не было таких вечеров, когда ей не нужно было запасаться поделками на продажу, и не надо было засыпать, гадая, побьют ли её завтра, или нет, и главное, что теперь она больше не одна. А ведь совсем недавно она смирилась с тем, что осталась в одиночестве. Впрочем, какое значение имеет то, что было раньше?
Гектор смотрел на дочку, на её улыбку, и теперь видел в ней не только её мать.
«А ведь я в её годы мог бы быть таким, как она сейчас – хоть немного, но счастливым, знающим, что его кто-то любит, стоило лишь оглянуться. Хотя, быть сильным и важным не только для команды, но и просто для кого-то – это так бодрит!»
- Пойду я спать, ладно? – спросила Сюзи.
- Конечно.
- А ты так не споёшь мне? Хотя бы одну из этих грубых, пошлых песен, не предназначенных для моих ушей? – девочка посерьезнела – Чего ты смеёшься? Мама же мне больше ничего не споёт! Или ты в самом деле не знаешь лирических песен?
- Одну, пожалуй, знаю. – вздохнул морской волк – Но ты можешь не понять.
- Я постараюсь. – ответила юная художница и прислонила голову к плечу отца.
Гектор заволновался. Петь для кого-то ему никогда ещё не приходилось (пьяные оры вместе с командой во время похождений в молодости не в счёт). Даже для Эммы. Наконец он собрался с духом, и представил себя в том старом домике, держащим милую подругу в своих объятьях.

- По зелёной глади моря, по равнине океана
Корабли и капитаны, покорив простор широт,
Мира даль деля на мили, жизни даль деля на вахты,
Держат курс, согласно фрахта, в порт, в порт.

Море, море - мир бездонный,
Пенный шелест волн прибрежных…
Над тобой встают, как зори,
Над тобой встают, как зори,
Нашей юности надежды.

Моряку даны с рожденья две любви - земля и море.
Он без них прожить не может - ими счастлив он и горд.
Две любви - к земле и морю, в нём живут неразделимо,
А граница между ними - порт, порт.

Море, море - мир бездонный,
Пенный шелест волн прибрежных…
Над тобой встают, как зори,
Над тобой встают, как зори,
Нашей юности надежды.

- А говорил, что все песни, которые ты знаешь – грубые и пошлые. – нежно промурлыкала Сюзанна.
- Ты устала, девочка, иди спать. – ответил ей отец, пригладив волосы на её голове.
- Доброй ночи, папочка.
«Да какая она, к чёрту, добрая, когда над нами кружат вороны. Наивный ты ребёнок, смогла бы ты заснуть, если бы знала, что мы рискуем не проснуться утром?»
- Тебе тоже, милая.
Рыжая хулиганка скрылась в своей комнате, и как только она закрыла за собой, Барбосса снова побагровел от ярости. Ему захотелось зайти на кухню, взять горящих углей, и спалить проклятый английский театр, желательно, если его директор будет находиться внутри. Гектор представил себе, как его руки сжимаются на горле этого мерзавца, как угасает в нём жизнь, и эти фантазии заряжали его энергией.
«Ну, скот, когда я до тебя доберусь, ты не жилец! Я из тебя кишки выдавлю через твой поганый рот! А ещё можно выкинуть тебя, выродок, на необитаемый остров с пистолетом с одной пулей, как Воробья… Кстати, где этот кутила?»

***

Репетиция давным – давно окончилась, но двое человек не спешили покидать здание театра. Жан дю Гресси сидел в зале, и играл на рояле. Пару дней назад он сочинил песню, и теперь исполнял её той, кому он её посвятил.

- Подними глаза в рождественское небо,
Загадай все то, о чем мечтаешь ты,
В жизни до тебя я так счастлив не был,
Для тебя одной, их так любишь ты -
Эти белые цветы...
Я люблю тебя до слёз!
Каждый вздох, как в первый раз,
Вместо лжи красивых фраз
Это облако из роз.
Лепестками белых роз
Наше ложе застелю.
Я люблю тебя до слёз,
Без ума люблю...

Белизной твоей манящей белой кожи,
Красотой твоих божественных волос,
Восхищаюсь я, и мне всего дороже -
Все у нас с тобой только началось.
Я люблю тебя до слёз!

Я люблю тебя до слёз!
Каждый вздох, как в первый раз,
Вместо лжи красивых фраз
Это облако из роз.
Лепестками белых роз
Наше ложе застелю.
Я люблю тебя до слёз,
Без ума люблю...

Наталин д’Ормерьяк слушала балладу, и печально улыбалась. Ей льстило внимание директора театра, но ничего чувствовать к нему она не могла. Она сидела на банкетке около рояля, распущенные золотые волосы струились по её спине, а в глазах отражалась лёгкая грусть. Она должна была что-то сказать своему художественному руководителю, но слова не приходили ей на ум.
- Тебе не нравится? – спросил дю Гресси, устав от повисшей паузы.
- Нравится, - поспешила ответить Эмма – но… Ты понимаешь…
- Понимаю. – выдохнул артист – Ты представляла его, когда слушала.
- Жан…
- И что самое смешное, я даже не знаю, кто он! Почему ты не подпускаешь меня к себе? Что за призрак стоит стеной между нами?
- Жан, я не буду говорить на тему моих мужчин.
- Конечно, ведь он – мой соперник.
- Кто это он?
- Это и я хотел бы знать. Кто отец твоей дочери, и почему ты так отчаянно цепляешься за него?
- Ни за кого я не цепляюсь!
- Если бы он любил тебя, то не бросил бы, и был бы сейчас с тобой, сделал бы тебя счастливой! Но его нет. А я смогу то, чего не смог он – дать тебе счастье.
Не в силах больше поддерживать разговор, Эмма встала, и вышла из зала. Дю Гресси проводил её взглядом, полным отчаяния. Долго же ему покорять этот неприступный бастион? Когда же она, наконец, перестанет грезить о том, кому оказалась не нужна ни она, ни её дочь?
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#20 Сообщение Аша Грейджой » Вс ноя 15, 2015 7:33 pm

Глава 18. Затянувшаяся погоня
Тёплые лучи солнца разогнали хмурые тучи, два дня висевшие над Новым Орлеаном. Гектор проснулся в одиннадцать часов с дикой головной болью. Злоба на дю Гресси, на то, что он заглядывался на Эмму, не только не прошла, но и возросла от одной мысли о том, что он хотел стать её мужем. Но и это не самое страшное! Этот сукин сын ещё и отказал ей в помощи, когда она в ней так нуждалась! Пусть молится, куча дерьма, недолго ему прохлаждаться на этом свете осталось!
На столе стояла кружка молока, свежевыпеченный хлеб и ваза с яблоками. Сразу было видно, что это работа Сюзанны. В этом плане девочка пошла в мать – такой человечности днём с огнём не сыщешь.
«Эмма гордилась бы нашей дочкой. Она так добра, что лучшей девушки не существует во всём мире. Воробей мне завидует, ведь у него такого сокровища не было, нет и не будет. Да он и не достоин, чтобы…»
Неожиданно Барбоссу посетило чувство, будто ему нужно немедленно ворваться в комнату к заклятому другу. Вчера он не видел его у себя. Зная этого прохвоста, можно предположить, что он попал в переделку.
Птахи в комнате не оказалось. Капитан с ужасом понял, что заклятый друг не появлялся ему на глаза уже сутки! Если его схватили, если его пытают… Так ведь пропадёт всё, что удалось построить с неимоверным трудом! Гектор рванул к дочери. Он обнаружил её в мастерской, занятой написанием очередного шедевра.
- Сюзанна, твой развесёлый друг в пансионате не появлялся? – выдохнул он, ворвавшись в помещение.
- Разве он не у себя? – удивилась та – Вы же постоянно вместе о чём-то шушукаетесь, что-то планируете, а я никогда ничего не знаю.
- Так ты его сегодня не видела?
- Нет, а что?
«Всё ясно, пропал, стервец. Небось, сидит сейчас в застенках в ожидании повешанья, если уже не болтается в петле! Или валяется в какой-нибудь канаве, ножами истыканный, или с пулей в голове!»
- Вот что. – тихо произнёс Гектор, закончив мерить комнату шагами – Я пойду, поищу нашего славного Джека, а ты сиди и никуда не высовывайся.
- Можно я пойду с тобой?
- Ни в коем случае!
- Не зная французского, тебе будет трудно искать Джека.
- К трудностям мне не привыкать.
Сказано – сделано. Оставив Сюзанну наедине с её картинами, морской волк вышел из пансионата. Он понятия не имел, куда идти и где искать Птаха. Хорошо, если он просто пьян, ведь с ним может случиться всё, что угодно.
«Только бы этот ненормальный был жив и здоров, не то всех нас на дно утащит. Знать бы ещё, где он может находиться.»
Едва Барбосса успел подумать о Воробье, как тот врезался в него со всего хода. Ничто не могло смутить весёлого авантюриста. Даже столкновение с заклятым другом, раздражённым и злым.
- Гектор, а я как раз шёл к тебе с новостями. – пропел он, широко раскинув руки.
- Пока ты шляешься, чёрт знает где, я себе места не нахожу! Почти полдень уже, а ты только сейчас из кабака вылез!
- Боишься за меня, что ли?
- За себя и за дочь. Один твой неверный шаг, и мы все покойники!
Джек поморщился. Ему хотелось бы высказать своё «фи» яблокоеду, но он заметил его неприкрытое волнение. И вызвано оно было явно не отсутствием Воробья всю ночь.
- У тебя что-то случилось. – едва ли не серьёзно произнёс он.
- Некорректный вопрос. – проворчал Гектор.
- Это не вопрос. – продолжил настаивать на своём Джек – По глазам вижу, что-то случилось. И что же?
- Этот ублюдок дю Гресси звал Эмму замуж за него. – прорычал Барбосса, побагровев от злости и сжав руки в кулаки – Хочу найти эту шкуру и выдавить из него жизнь.
Быстро сообразив, что к чему, Джек состроил довольную мину. Вообще-то он знал, что заклятый друг рано или поздно дойдёт и до такого состояния, и вот этот момент настал. Можно сказать, Воробей снова оказался прав. Такой расклад его изрядно забавлял.
- Да ты ревнуешь, как я погляжу. – умиротворённо промурчал он.
- Ты что, бредишь? – моментально отозвался Барбосса, почернев от ярости.
- Ха, ревнуешь, ещё как! – Джек находился в приподнятом настроении – Вон, скривился весь, стоило помянуть дю Гресси!
- Не произноси этого имени в моём присутствии!
- Отчего же? Он тебе так противен?
- Он заглядывался на Эмму, похотливая мразь!
- Вот и как после таких высказываний ты можешь утверждать, что не ревнуешь? Что это по-твоему?
- Не знаю! – Гектор перевёл дыхание и немного успокоился. Ему тяжело было признавать это, но, похоже, паяц Воробей прав. Отчего же ещё ему так противно представлять дю Гресси рядом с Эммой? – Я не знаю, что меня грызёт, но мне погано на душе.
- Всё ты знаешь, дорогой мой Отелло, так что признайся самому себе, что кипишь от ревности, глядишь, полегчает.
Гектор лишь промолчал в ответ, по обыкновению закатив глаза, наслушавшись Воробьиного чириканья. Со своими чувствами он сам разберётся, не прибегая к помощи пернатого.
- Ладно, что там за новость, которой ты так спешил поделиться? – устало выдохнул морской волк.
В миг Джек принял серьёзное выражение лица. Радость куда-то улетучилась, а новость, которую он принёс, была совсем безрадостной.
- Помнишь того аббата, который, собственно, и познакомил тебя с крошкой Сюзи? – спросил Воробей, активно жестикулируя.
- Конечно, помню, наглая святейшая рожа, что указывала мне, как воспитывать мою же дочь!
- Так вот, он мёртв.
- И что с того?
- Десять ножевых ранений. Смекаешь?
От такой новости Барбосса опешил. Его глаза округлились, и Джек подумал, что они сейчас вываляться из орбит. Что крутилось в голове у союзника, какие мысли его одолевают, он догадывался. Его интересовало другое – что он намерен делать дальше?
- Ты думаешь о том же, о чём и я? – осторожно спросил Птах.
- Это д’Амбуасье. – выплюнул Гектор – Он наверняка пытал аббата, о чём-то спрашивал. А потом убил.
- Ты догадываешься, что он хотел узнать?
- И узнал. – капитан развернулся в сторону пансионата – Идём, Сюзанна в опасности, нужно спрятать её куда-нибудь.

Рыжая хулиганка кормила голубей и думала о своих родителях. Она не могла представить, как двое столь разных людей могли полюбить друг друга? Как вообще возникает любовь, почему она приходит так неожиданно, и почему толкает людей на странные поступки? Вот бы и ей понять, что чувствовала мама, когда познакомилась с папой…
Внизу послышались шум и возня. На верхний этаж кто-то бежал со всех ног, и Сюзанне пришлось выйти в коридор. На лестнице она увидела отца.
- Что случилось? – удивлённо спросила она.
- Не стой тут, как вкопанная, а собирай вещи! – рявкнул Барбосса, и в его глазах разгоралось пламя – Живо!
- А что случилось?
- Потом побеседуем, собирайся!
- Сюзи, детка, я бы на твоём месте сделал так, как велит папа. – прочирикал подоспевший Джек.
Гектор уже ворвался в комнату дочери, и принялся тщательно перебирать весь её гардероб. Яркие и модные наряды он швырял прямо на пол за ненадобностью, а скромные и неприметные платья, юбки и корсажи складывал отдельно на кушетку. Джек занялся примерно тем же самым, но только он копался в личных вещах юной художницы. Та застыла на месте от изумления, но минутное замешательство довольно скоро сменилось праведным гневом.
- Да что здесь вообще происходит?! – взревела она – Мне когда-нибудь скажут хоть пару слов о том, в каком котле я варюсь вместе с вами?!
- А ну, замолчи, а барахло своё собирай! – заявил ей в ответ отец – У тебя пять минут, так что поторопись!
- Так к чему эта спешка?! – не унималась девушка.
- Сюзи, речь идёт о твоей жизни, - вмешался Джек – так что делай, как велит папа, и не погибнешь.
Сюзанна не знала, что ответить на это. Судя по накалившейся атмосфере, дело обстояло худо. Ей больше не хотелось раздражать отца, и она примкнула к Джеку. Она перебирала свои бусы, безделушки, краски для губ и век. Прежде всего, она поспешила надеть на шею медальон, цепочку которого утром собиралась почистить, но не успела. Гектор наблюдал за дочерью и не понимал, что она делает.
- Знаешь, я сейчас сомневаюсь в том, что ты моя дочь. – процедил он.
- Что на этот раз я делаю не так? – едва не заплакала Сюзи.
- Бери с собой только самое необходимое. – ответил ей капитан – То, без чего можно обойтись, оставь здесь. Джек тебе поможет выбрать.
- Так вот почему я со всяким барахлом дело имею! – возмутился Воробей – Сюзи могла бы и сама решить, что ей нужно, а что нет, а я – заняться чем-то посерьёзнее.
- Мне нужно взять пудру, румяна, духи, гребни, бусы, серьги, думаю, может, ещё кукол, что мама подарила, прихватить. – промолвила рыжая.
- Ничего из этого тебе в ближайшее время не понадобится!
От такого заявления девушка опешила. Джек почувствовал, что сейчас должно случиться нечто малоприятное. Он положил на место корзинку с клубками шерсти на место и скромно отошёл в сторону. Не хватало ему попасть под раздачу в назревающей разборке.
- Ты, кажется, недавно был против того, чтобы я продавала кукол, а сейчас требуешь, чтобы я оставила их. – возмущённо произнесла Сюзанна.
- Недавно ты не была в смертельной опасности. – возразил ей отец.
- Скажи ещё, что мне краски, кисти, мольберт и холсты взять нельзя.
- Да, нельзя.
- Что вообще взять можно, раз самое необходимое нельзя?
- То, что ты считаешь самым необходимым и есть самое ненужное.
Сюзанна почувствовала, что закипает. Пусть этот человек и приходится ей отцом, но это не означает, что он не может раздражать её. По крайней мере, в первые дни их знакомства ему это удавалось на ура. Неужели сейчас произойдёт то же самое?
- Джек, скажи ему, что я в силу возраста сама способна решать, что мне нужно, а что – нет. – проговорила она недовольным тоном.
- Джек, скажи ей, что она ещё глупое существо, которое надо ещё учить и учить. – процедил ей в ответ отец.
- Передай ему ещё, что он забыл, что не на корабле находится!
- Передай ей ещё, что она забыла, с кем разговаривает!
- «Джек, скажи то», «Джек, скажи сё». – Воробей начал выходить из себя – Я вам что, голубиная почта?
- Воробьиная! – ответили одновременно Гектор и Сюзанна. Спустя пару секунд, когда они поняли, что сказали, залились громоподобным смехом, да так, что Джеку показалось, что он вот-вот оглохнет. Перестав хохотать, девочка собралась с мыслями и умоляюще посмотрела на отца.
- Птиц хоть можно забрать? – спросила она с мольбой в голосе – Не то они пропадут без меня.
- Хорошо, птиц забирай. – подумав, ответил ей капитан – Только побыстрее.
Не тратя ни минуты драгоценного времени, девочка побежала на чердак. Джек проводил её глазами и обратился к заклятому другу.
- Где ты собрался её прятать? – спросил он едва ли не серьёзно.
- Для тебя это имеет значение?
- Конечно! Девчонка стала мне, как дочь.
- Поищу место. – ответил Гектор спокойно, можно сказать, умиротворённо – Но в этом пансионате она больше не задержится ни на минуту. Я так решил. А ты пока собери предметы, на которых Эмма дом свой нарисовала, и сожги их к чёртовой матери!
Спустя четверть часа троица спустилась по лестнице, волоча за собой тюк с вещами и широкую клетку с голубями. Рыжая егоза надела на себя плащ с капюшоном, под который тщательно убрала волосы. Происходящее изрядно походило на бегство. Хозяева пансионата не сразу сообразили, что происходит.
- Месье, куда вы уводить Сюзанна? – поинтересовался Гийом, подбежав к грозному опекуну девчонки.
- Не твоё дело! – услышал он в ответ.
- Спокойствие, мы просто переезжаем! – поспешил разрядить обстановку Джек.
- Как переезжать? – изумилась Иветт – Долго она отсутствовать?
- Сколько понадобится, сколько и будет! – рявкнул Гектор и одёрнул заклятого друга, собирающегося продолжить разговор – Идём, ничего с ними болтать!

Бьянка лежала на кровати, слушая, как её возлюбленный играет на гитаре. Её черные волосы струились по обнажённой спине, а в карих глазах сияло солнце. Для неё ещё продолжалась вчерашняя ночь, полная любви и нежности. Поль сидел рядом, наигрывая старинную лирическую мелодию, а Бьянка кончиками пальцев касалась его плеч.
- Если я попрошу тебя сыграть её ещё раз, ты сделаешь это? – спросила она тихим ласковым голосом.
- Конечно. – ответил молодой человек – Я буду играть её до тех пор, пока тебе не надоест.
- А если мне никогда не надоест?
- Тогда я никогда не прекращу играть.
Бьянка потянулась к любимому, и нежно поцеловала его в губы. Поль погладил её по щеке. Он намотал прядь её волос на палец.
- Любимая, ты похожа букет цветов, а твои шелковые волосы пахнут мёдом. – прошептал он.
- Через несколько дней мы станем мужем и женой, и букет станет твоим навсегда, а я буду носить под сердцем твоего ребёнка.
- Может, ты уже его носишь?
Девушка заулыбалась и обняла Поля. Он чувствовал её дыхание на своих губах. Желание охватило обоих. Они были готовы любить друг друга до бесконечности. Стоило влюблённым едва одарить друг друга поцелуем, как в дверь постучали.
- Ты кого-то ждёшь? – спросил Поль – Твои родители должны вернуться лишь вечером.
- Да. – согласилась Бьянка – И вообще, я ждала в гости весь гарнизон морской пехоты, но ты пришёл первым, и встречу пришлось отменить.
Юноша посмеялся и снова прижался губами к лицу невесты. Они и рады бы были продолжить заниматься любовью, но в дверь снова постучали, громче и настойчивее. Кому-то не терпелось ворваться в дом.
- Мы не будем им открывать. – промолвила Бьянка – Пусть думают, что дома никого нет.
Поцеловаться молодым так и не дали. Можно было подумать, что кто-то собрался выломать дверь. Даже Бьянка заволновалась.
- Может, действительно что-то серьёзное случилось? – предположила она – Вдруг родители вернулись?
На этот раз постучали в окно. Приподнявшись, Бьянка заметила рыжую макушку. Сюзанна пару раз подпрыгнула и помахала рукой, чтобы подруга смогла её узнать.
- Это Сюзанна. – произнесла брюнетка – Думаю, ей лучше открыть. Одеваемся.
Наспех торговка цветами натянула панталоны и первое попавшееся под руку платье. Поль скрылся за занавеской, и одевался уже там. Растрёпанная, в кое-как надетом платье, на ходу поправляя рукава, Бьянка подошла к двери. С обратной стороны уже послышались ругательства. Девушка собралась с духом, и открыла.
В дом ворвался опекун Сюзанны, за ним его эксцентричный помощник, Сюзанна же вошла последней, таща за собой клетку с голубями.
- Слушай внимательно. – обратился Барбосса к Бьянке – Пока я занят, твоя подруга поживёт у тебя.
- Да, цветочек, теперь крошка Сюзи нуждается и в твоей помощи. – весело прощебетал Воробей, бросив тюк с вещами у порога.
Бьянка оторопела. Она с испугом поглядывала на незваных гостей. Что-то подсказывало девушке, что добром эта затея не кончится, однако она сочла своим долгом принять у себя подругу.
- И запомни, - продолжил Гектор – она не выйдет отсюда до тех пор, пока мы не зайдём за ней. Ты поняла?
Бьянка покивала головой в знак согласия. Сюзанна прошла в комнату и уселась на кушетку. Проводив взглядом Джека и Гектора, она, наконец, скинула плащ и откинулась на спину. Бьянка пристроилась рядом с подругой.
- Что случилось? – спросила она – Тебя от кого-то прячут?
- Я не знаю. – ответила Сюзи – Мне самой ничего не объяснили. (вообще-то случилось многое, но пока я промолчу) Сказали собираться, вот я и собралась. Но спасибо, что приняла меня.
Через минуту к девушкам присоединился Поль. Он не решался выйти, пока опекуны Сюзанны находятся внутри. Юноша слышал всё, что было сказано ранее.
- Я думаю, эти господа просто заботятся о тебе и оберегают от несчастья. – произнёс он – Они поступили правильно, отправив тебя к Бьянке.
- Надеюсь, это так. – печально промолвила Сюзанна.
- Не бойся, здесь ты в безопасности. – поспешила заверить её подруга, обняв за плечи.
- Я отлучусь ненадолго, принесу каких-нибудь фруктов. – сказал Поль и вышел за дверь.
Сюзанна не знала, что ей делать. С одной стороны она хотела выговориться, но с другой боялась, что сболтнёт лишнего. Девушка стала нервно теребить край платья. Бьянка решила всё же разговорить её.
- Объясни мне, что происходит? – осторожно спросила она – Я никому не скажу, даже Полю.
- Не могу. Ты не поймёшь.
- Да брось, ты ещё ничего не сказала!
- А если скажу, обещаешь сохранить это в тайне?
- Обещаю.

Между тем, два капитана срочно решали, что нужно предпринять дальше. На счету была каждая секунда, и никто не мог сказать, с какой стороны может произойти нападение. Прежде всего, хозяев «Чёрной Жемчужины» интересовал вопрос о том, как поступить с сокровищами.
- Ты будешь на меня ругаться, говорить, что это дурацкая идея, и вообще, не моё дело, но великие ценности, заботливо перевезённые бенедиктинскими монахами в Новый Свет, лучше всего оставить там, где они находятся сейчас. – предложил Джек – Посуди сам: два мужика, волочащих куда-то мешки, набитые непонятно чем, разговаривающие между собой не по-французски, на другом языке, выглядят как-то подозрительно.
- Когда твой пропитый старпом прибудет? – проворчал в ответ Барбосса – У меня острая нехватка «Жемчужины».
- Ты не поверишь, но я не меньше тебя скучаю по моему прекрасному кораблю. Кстати, почему бы тебе не присмотреть себе здесь какое-нибудь корыто, чтобы потом не возникало неловких ситуаций, связанных с командованием моим судном? Порт здесь неплохой.
- Я всё думаю, не забыли ли мы что-нибудь, пока готовили Сюзанну к переезду? – промолвил Гектор, пропустив мимо ушей последние слова Воробья – Такое ощущение, что всё-таки забыли.
Джек напряг память. Сборы происходили в состоянии аврала, упустить из виду какую-то деталь было совсем несложно. Только самое необходимое, как и велел этот несносный любитель грязных противных обезьян. И содержимое заветного сундука Эммы сожжено, хотя Джеку и было жаль многое из него. Но подозрение, что чего-то не хватает, возникло и у эксцентричного авантюриста. И, похоже, не зря.
- Помнишь карту, по которой мы вышли к опустошённой твоей ненаглядной актрисой пещере? – спросил он, внезапно остановившись.
- Помню, а что?
- Она-то, как раз, и осталась в пансионате.
Гектор резко повернулся к заклятому другу и едва не превратил его в пепел взглядом. Ничегошеньки нельзя доверить этому раздолбаю! А ещё удивляется, почему его капитаном никто не называет.
- То есть, ты хочешь сказать, что забыл про вещь, за которую д’Амбуасье сожжёт весь город, если потребуется? – прорычал он.
- Я забыл? – парировал Джек – Мне кажется, кто-то кричал: «Скорее! Скорее!».
- Но как можно было забыть про карту?!
- Как можно было не признавать такую замечательную девчонку, как Сюзи, своей дочерью?!
Не говоря больше ни слова, Гектор схватил Джека за локоть и потащил за собой. Тот с силой вырвался, не желая быть ведомым, особенно грозным яблокоедом.
- Прекрати обращаться со мной, как с ребёнком! – прорычал он.
- Прекрати болтать всякую чушь, и вести себя, как ребёнок! – услышал он в ответ.
Джек нахмурился, но ничего больше не сказал. Капитаны возвращались в пансионат, чтобы забрать несчастную карту, так некстати оставленную. Препираться по дороге было бы крайне неудачным занятием, привлекающим к себе повышенное внимание, поэтому отсутствие беседы было проявлением разумности. По крайней мере, на них не набросятся. Сразу…
Конечно, жандармы иногда встречались на пути капитанов, но на этот раз их почему-то было слишком много. Это обстоятельство не могло не натолкнуть на соответствующие подозрения.
- Справа по борту солдатня. – скороговоркой пробормотал Джек, дёрнув Гектора за рукав.
- И слева. – ответил тот – Предлагаю ускорить шаг. Что на это скажешь?
- Пожалуй, я приму это предложение.
Вот только предпринятая мера не сильно им помогла. Блюстители порядка не отставали от капитанов, и также ускорились, как и они. Сбить служивых с толку также не удалось – трюк с петлянием по проулкам не сработал. А разделиться, значило упростить жандармам задачу по их поимке.
- Мessieurs, arrêtent! (Господа, остановитесь!) – послышалось сзади - C'est un ordre! (Это приказ!)
- Нам только что приказали остановиться. – полушёпотом сообщил Джек товарищу.
- Я понял. – ответил Барбосса – нужно бы сориентироваться, сколько их и сильно ли вооружены.
- Не думаю, что мы выйдем победителями, когда у них сильный численный перевес.
- У тебя есть другие идеи?
- Вообще-то… Нет.
Между тем, служивые перешли к более активным действиям. Капитаны заметили, что их постепенно начали окружать. Именно в таких ситуациях и нужно держать оружие наготове.
- Arrêtez-vous, ou nous mettons en vigueur! (Остановитесь, или мы применим силу!) – повторил командир отряда.
Положение было безвыходным. Нужно правильно рассчитать силы, иначе дело – дрянь. Продолжая уверенно двигаться, словно не замечая происходящего, Джек и Барбосса завели своих преследователей на узкую развилку между домами. Весь отряд не смог бы разместится здесь, лишь несколько человек. Но пиратам только это и было нужно!
Обнажённые пиратские клинки пересеклись с солдатскими, и на улице разгорелась драка. Жандармы атаковали капитанов, но столкнулись с небывалым сопротивлением. Двумя выпадами Гектор разоружил первого служивого, набросившегося на него, а затем одним резким, почти неуловимым движением рассёк его вдоль всего тела, от горла до низа живота. Джек сумел стравить двух других, напавших на него, друг с другом, так что эти солдатики прикончили друг друга. Капитаны кружили в смертоносном танце, накалывая врагов на сабли, как куски мяса на вертел. Вдвоём они уложили человек десять, и пока остальные замешкались, решили покинуть это место прежде, чем другие желающие продырявить шкуру пирата успели приступить к этому делу.
Преследование переросло в настоящую погоню и вышло на улицы Нового Орлеана. Солдаты всё прибывали, и простое сражение с ними явно закончилось бы победой последних. Джек с силой толкнул от себя бочку с водой, чтобы жандармы, которые упали, поскользнувшись, немного затормозили продолжение охоты на капитанов. Но едва выскочив на дорогу, капитаны поняли, что те служивые, с которыми они бились несколько минут назад, были лишь частью отряда, так что дальнейшее отражение атаки выглядело самоубийственным.
- Я, конечно, всё понимаю, - затараторил Джек – спартанский царь Леонид твой кумир, слава его трёхсот воинов мешает тебе спать по ночам, но, пожалуйста, давай не будем повторять его подвиг, а? Особенно учитывая, чем битва закончилась конкретно для него и его отряда.
- Беги, Джек, я тебя не задерживаю! – рявкнул в ответ Гектор.
- Не задерживаешь? – пропел Воробей – Чудно!
Не говоря ни слова больше, он развернулся, и принялся бежать в одному ему известном направлении. Справедливо рассудив, что в данный момент Сюзанне нужен живой отец, Гектор, скрепя сердце, решил последовать его примеру, тем более, что для хорошей драки места нужно больше.
Нелепо и в высшей степени неуместно было бы сейчас вспоминать такое, но события семнадцатилетней давности словно всплыли из глубин памяти. Старый морской волк успокаивал себя, как мог.
«Тогда ситуация была несколько иная, я не знал, куда бегу! Хотя, я и сейчас не знаю, куда бегу. Всё Воробей, будь он сто раз неладен! Из-за него один из этих молокососов сможет похвастаться перед подружками, как знаменитого пирата одной пулей в затылок уложил, как оленя на охоте! Но кто тогда позаботится о Сюзанне? Ей будет всё равно, на лоб ли, или на затылок её недавно обретённый папаша принял смертоносный выстрел.»
Дорожка, ведущая вниз к городу, разделилась на две части. Одна из них вела прямиком к зданию шикарной гостиницы для весьма состоятельных гостей города, состоящей из нескольких корпусов, а другая спускалась к рынку у моста. Здесь-то и разошлись пути капитанов. Джек устремился вниз по каменной тропе, а Барбосса, растолкав перед собой негров и белую прислугу, ворвался внутрь гостиницы, наглухо проигнорировав все обращения к себе, от вежливых (которые закончились довольно быстро), до ругательных и непристойных.
Спасаясь от погони, Джек петлял туда – сюда, огибая встречных прохожих и оборачивая по пути всё, что попадалось ему под руку, чтобы у его преследователей было больше проблем. Вскоре на его пути возникли торговые ряды. Рынок у моста мог бы послужить идеальным прикрытием, подумал авантюрист. Недолго думая, он нырнул под первый же прилавок, извинившись перед торговкой, демонстрирующей великолепное белое кружево своей покупательнице. Женщина вскрикнула, но изворотливый пират уже прокрался мимо неё, и скрылся под другим. Хлынувшая на рынок солдатня изрядно напугала собравшихся, и на улице поднялась паника. Хватали всех и вся, пристально заглядывая каждому в лицо. А Джек то и дело прятался то за одним, то за другим прилавком, попутно спотыкаясь, и, если повезёт, прикарманивая обороненные покупателями и продавцами монетки. С его лёгкой руки на землю падали овощи, пироги, птичьи тушки и яйца, горшки, заботливо вылепленные гончаром прямо на месте, всякие полезные в хозяйстве мелочи и тюки с шерстю и сукном. Запнувшись об один из таких тюков, Джек и сам упал, и продавщицу на землю повалил.
- Покорно прошу прощенья, я бы поболтал с тобой, красотка, но у меня дела. – прощебетал он, и побежал дальше. Воробей не обратил внимания на то, что с этой девушкой он уже однажды встречался…
Выскочив за пределы рынка, Джек опасливо оглянулся. Вроде как отстали. Но пересидеть где-нибудь, чтобы наверняка ни с чём ушли, не помешает. Хитрый пират рванул к зданию напротив, и прыгнул в густую кучу соломы, надеясь зарыться в ней. Он не мог предвидеть, что на него может рухнуть кто-то сверху…
Оказавшись внутри гостиницы, Гектор меньше всего думал о том, что может кого-то напугать своим неожиданным появлением. Ковровые дорожки после того, как по ним пробежался лихой капитан, спасаясь от преследования, пришли в негодность, не говоря уже о сорванных гобеленах и куче белья, которое служанки в ужасе побросали на пол. Кроме того, ни один горшок с цветами, ни одна статуя не удержалась на месте, и грязи от осколков и земли не убавилось. Мало того, здание гостиницы включало в себя не один, а несколько корпусов, соединённых между собой палисадниками.
«Жалко топтать такую красоту, но обойти её нет возможности. Хорошо бы было вернуться сюда, и спросить у хозяев, что это за цветы такие. Может, Сюзанна ими заинтересуется.»
Один корпус сменялся другим, и всё повторялось снова и снова. Испуганный визг прислуги, шокированные постояльцы, цветы и еда, очутившиеся на полу, отборная ругань и бесплодные попытки жандармов добраться до капитана. В конце каждого корпуса находилась либо кухня, либо прачечная, что изрядно усложняло задачу выбраться отсюда целым и невредимым.
В очередном корпусе не произошло ничего оригинального, за исключением того, что капитан решил сменить тактику. Взбежав по лестнице на второй этаж, Барбосса выстрелил в шпагат, на котором висела массивная люстра, и та упала на солдат, охотившихся на пирата. На втором этаже оказался роскошный дамский салон. Находящиеся внутри женщины разразились чудовищным криком ужаса, наспех натягивая на себя халаты и сорочки. Тонны пудры и красок для век, бровей и губ, метры тканей, кружев и шиньонов, бессчётное количество шпилек и заколок взмыли в воздух и сразу же оказались на полу. В панике их топтали и работницы вместе с клиентками, не только их незваный гость. Женщины вопили, как резанные, и были готовы выскочить из окон.
«Да не нужны мне ваши сиськи, истеричные вы идиотки! Ну, почему это дерьмо свалилось на меня? Где Воробей? Какого хрена я очутился в его шкуре? Скорее бы выбраться из этого кружевного ада!»
Сметя на своём пути несколько стульев, столик, банкетку и клетку с канарейками, Гектор оказался в конце коридора. Единственным выходом из тупика служила дверца, ведущая на балкон. Корпуса гостиницы закончились – этот последний. Внизу лишь хозяйственный двор, а около стены лежит кучка соломы. Прыжок с такой высоты сулил лишь переломы обеих ног, и чтобы избежать этого, нужно быть неугомонным Джеком Воробьём. Да, он бы, пожалуй, так и поступил бы, но нужно срочно найти альтернативный способ спуститься вниз. Например, по водосточной трубе.
«Ну, что, тряхни стариной, мужик. Тем более, там солома внизу. Если на свете есть Бог, то слава ему за то, что Воробей этого не видит!»
Спуститься вниз оказалось не так легко, как могло показаться на первый раз. Барбосса быстро понял, что в последний раз занимался чем-то подобным в возрасте лет двадцати пяти, ну, максимум, тридцати. Это только хитрожопый Джек может выделывать невероятные трюки, нисколько не заботясь о том, что о нём подумают окружающие. А вот если бы кто из экипажа «Чёрной Жемчужины» застал сурового капитана за таким занятием, всё, авторитету конец, лишь одни насмешки.
Погружённый в неприятные мысли, Гектор не заметил, как случайно оступился. Высота была небольшой, но приземление произошло жёстче, чем он мог ожидать. Вместо соломы ему попалась чья-то спина…
- Аааауу! – вскрикнул Джек, ошеломлённый таким вот сюрпризом.
- Что, не ожидал? – выдохнул Гектор, скривившись – Я сам в шоке от собственной выходки, но на моём месте ты бы ещё и не такое выкинул.
- Между прочим, мог бы и смотреть, куда летишь! – ядовито парировал Воробей.
- Так, я не собираюсь с тобой спорить! – Барбосса был готов взорваться – Нужно немедленно найти убежище! Нас вот-вот схватят!
Капитан не представлял, насколько он был близок к истине. Служивые уже вплотную подобрались к злосчастному коридору, а лучшей точки для обстрела, чем балкон, было не найти. Авантюристы успели выбраться из соломы и скрыться за углом за секунду до того, как жандармы очутились на том самом балконе. Но это не значило, что теперь они в безопасности.
- Далеко мы не убежим, нужно где-то пересидеть. – констатировал Гектор, оглядев внутреннюю часть двора.
- Только, если там. – ответил Джек, указав в угол, где кормились куры.
Жандармы обошли весь двор, заглядывая за каждый угол. Один из них счёл своим долгом проверить небольшой колодец во дворе. Кроме тёмной воды, он ничего в нём не нашёл. Закончив обход, солдаты удалились прочь, извинившись перед хозяевами гостиницы за доставленные неудобства. Только после этого капитаны «Чёрной Жемчужины» смогли вынырнуть. Едва они перевели дыхание, как им пришлось нырнуть снова – кто-то из слуг заглянул внутрь и опустил вниз ведро. По счастью он не вытащил на поверхность вместе с водой капитанскую шляпу.
- Знаешь, Джек, меня что-то не очень радует перспектива просидеть по грудь в воде чёрт знает сколько времени. – проворчал Барбосса глядя, как заклятый друг безмятежно улыбается и радуется невесть чему.
- Да не волнуйся ты так! – ответил тот – Скоро они все разойдутся, тогда и вылезем.
- Скоро это когда?
- По крайней мере, к тому времени, как стемнеет, точно.
- Как стемнеет?!
Гектор представил себе, как топит этого вертихвоста, и сжал пальцы в кулаки. Что стоит прижать нахала ко дну колодца и не позволить ему вырваться? Только какая-то неведомая сила мешает ему сделать это.
- Знаешь, а Сюзанна всё ещё ждёт нас. – процедил Барбосса, злобно сверля Воробья взглядом, и Джеку не пришлось гадать, о чём он думает – Мало ли, что она решит. Вдруг отправится искать нас?
- Да не волнуйся ты так, папаша, вернёшься к своей кровинке целым и невредимым. – заверил его Воробей – Потерпи чуть-чуть, за час-полтора ничего с твоим рыжиком не случится.
Час-полтора затянулись на три-четыре. Промокшие и замёрзшие, Джек и Барбосса вылезли из колодца, когда на улице уже вовсю царствовали сумерки. Продолжать путь в таком состоянии было небезопасно, но ситуация сложилась безвыходная. Солдатни хотя бы убавилось. Да и если идти не прямым путём, а огородами, меньше шансов попасться на глаза заинтересованным личностям, да и можно немного сократить путь. Наконец капитаны попали на улицу Весенни, в конце которой был расположен пансионат, некогда служивший Сюзанне домом.
- Я говорил тебе, что всё пройдёт гладко? – победно спросил Джек.
- Мы ещё не достигли результата, так что помолчи-ка пока. – одёрнул его Гектор, недовольно поморщившись.
- Успокойся, нас никто за нами не следит!
- А меня не покидает ощущение, что за нами хвост.
- Просто ты устал.
Между тем Барбосса остановился сам и притормозил Воробья. Где-то неподалёку раздавались тяжёлые звуки шагов – капитанов действительно кто-то преследовал. На всякий случай пираты вооружились и притаились под навесом у какой-то лавки. Кто-то, сильно хромая, едва ли не бежал за ними. Шаги звучали всё отчётливее, таинственный преследователь приближался. И вот, чьи-то очертания появились из-за угла. Капитаны одновременно выскочили из своего укрытия и резко направили острия сабель на потенциального врага.
Преследователем оказалась Бьянка. От испуга девушка упала на землю, держась за живот. Выглядела она ужасно – бледная, заплаканная, корчащаяся от какой-то боли. Джек подскочил к девушке и приподнял её с земли. Бьянка истекала кровью – в животе у неё зияла колотая рана.
- Месье, я искать вас… - с трудом пролепетала она – Искать вас… Я должна сказать…
Девушка с трудом переводила дыхание. Видимо, каждое слово причиняло ей невероятные мучения. Она бледнела всё больше, силы медленно покидали её.
- Тихо, детка, помолчи пока, а мы тебя вылечим. – с наигранной веселостью прощебетал Джек, ощущая, как сжимается его сердце от лицезрения этой картины.
- Нет, я сказать… - продолжала настаивать на своём Бьянка – Они прийти и ворваться в дом… - она обливалась слезами – Они забрать Сюзанна!
Эта последняя фраза потрясла Барбоссу больше, чем всё то, что он пережил за сегодняшний день. Если бы сейчас в капитана угодила молния, он бы этого не заметил. Он опустился к Бьянке и схватил её за голову.
- Как забрали?! – проревел он, тряся брюнетку – Кто они?
- Я не знать… - промолвила девушка, задыхаясь – Они прийти и схватить её… Сюзанна брыкаться, кусаться, но они… Они всё равно скрутить её и унести… Они всё перебить в дом, даже голуби… - Бьянка едва ли не впала в истерику – Поль привести их…
Теперь настала очередь Джека вспыхнуть. А ведь ему этот парень понравился! Хитрый пират даже подумывал над тем, чтобы взять его в команду. Как он мог так обмануться?
- Почему Поль их привёл? – ошарашенно спросил он.
- Я не знать… - ответила Бьянка, начиная плакать – Просто привести… А когда они начать приставать ко мне, он пытаться что-то сказать, но они заставить… заставить… - она уже рыдала.
- Что заставили?
- Ударить меня. – Бьянка захлёбывалась слезами – Он взять нож и ударить… Они все уйти… Унести Сюзанна… - девушке становилось всё труднее и труднее дышать – Я хотеть предупредить…
- Детка, мы тебя поняли. – промолвил Джек с нежностью – Мы тебя сейчас перенесем в пансионат и перевяжем раны. Будешь бегать потом, как заведённая. Вот увидишь.
- Не ходить… Пожалуйста… - едва слышно выдохнула Бьянка – Как мне больно… - девушка стала холодной, как льдинка. Она повернулась к Барбоссе – Месье, а правда, что вы… Что вы…
Речь брюнетки оборвалась. Тело девушки обмякло, и она повисла на руках Джека. Воробей сам был в шоке от того, что произошло. Ему понравилась девушка, тем более, близкая подруга Сюзанны. Гектор наклонился поближе к остывающему трупу.
- Да, правда. – прошептал он.
Но оплакивать невинную жертву было некогда. Уже через минуту на улицу стали стекаться жандармы. Пришлось капитанам бросить тело девушки и спасаться самим. Дневная погоня повторялась. Джек и Барбосса снова столкнулись с необходимостью уносить ноги от служивых, в перерывах от погони сражаясь с особо прыткими.
- Слышишь, нам тут кричат, что мы убили аббата. – сообщил Птах.
- Я догадываюсь, на кого они повесят убийство девчонки. – отозвался Гектор.
- А куда мы, собственно, бежим?
- В дом Эммы!
Но добраться до заветного укрытия не удалось. Отряд отрезал путь, ведущий прямиком к старому домику, так что пришлось развернуться. Кольцо вокруг пиратов постепенно сжималось. Теперь им действительно некуда было бежать, кроме одного – единственного проулка. Ничего необычного – те же дома, те же мешки и ящики под ногами, те же лающие собаки. Неожиданно перед капитанами оказался тупик. Ловушка!
- Месье! – раздалось откуда-то сзади – Месье! Подой’тите сюда!
Девушка подзывала к себе пиратов, совершенно не задумываясь. Как – будто она была давно с ними знакома. Голос звучал довольно безобидно, можно сказать, убедительно. Так как другого пути для спасения не было, пришлось довериться девчонке. Барбосса не мог поверить, что это происходит с ним.
«Это что, второе отделение какого-то спектакля? Всё это уже когда-то происходило. Я, наверное, схожу с ума, и скоро стану похожим на Воробья.»
Девушка впустила капитанов в свой дом и поспешно заперла дверь.
- Мен’я зовут Элен. – представилась она – Я подьруга Сюзанна. Я вас помнить.
- Оу, котёнок, ты так вовремя! – радостно пропел Джек – Ты нас просто спасла!
- Я поньять, что ви в беда. – отозвалась Элен.
Тем временем Гектор напряжённо вглядывался в окно. Солдаты могли нагрянуть в любой момент. А вот, кстати, и они.
- На нас охотятся, если ты ещё не в курсе. – строго сказал он – Если мы сейчас попадёмся, то и тебя потянем за собой.
- Да, я поньимать. – согласилась девушка, покивав головой – Вам нужно спрьятаться.
- Если ты нам поможешь, будешь большой умницей. – добавил Джек, одарив её милейшей улыбкой.
Солдаты действительно обходили каждый дом в поисках сбежавших преступников. Они опрашивали всех, кто что видел, кто что слышал, замечал что-то подозрительное. Наконец очередь дошла и до дома Элен. Когда в её дверь постучали, девушка открыла с совершенно невозмутимым видом.
- Прошу прощения, мадмуазель, что нарушаю ваш покой, но я и мои люди ищем опасных преступников по всему Новому Орлеану. – объяснился офицер – Это опасные пираты, которые объявлены в международный розыск. Помимо этого, в нашем городе они убили аббата – настоятеля церкви Святого Людовика и молодую торговку цветами, предварительно изнасиловав её, как мы полагаем. Я вынужден обыскать ваш дом.
- Обыскать? – удивилась Элен.
- Да. Мы полагаем, что преступники могли найти укрытие в одном из домов этого квартала. – услышала она в ответ.
- Что ж, если это нужно, пожалуйста, ищите. – промолвила подруга Сюзанны – Но уверяю вас, месье, мне бы и в голову не пришло бы прятать у себя дома таких страшных людей.
- Я верю вам, мадмуазель, но таков наш долг.
- Дай Бог, месье, не встать мне между вами и вашим долгом.
Жандармы оглядели дом в поисках беглецов. В комнатах и в кухне никого не обнаружили, на чердаке и в погребе тоже. Хозяйка дома спокойно сидела в углу и вязала. Ни малейшего подозрения эта скромная миловидная девушка не вызывала. Закончив осматривать дом, жандармы ещё раз извинились за причинённые неудобства и удалились восвояси.
Едва Элен захлопнула за ними дверь, она принялась освобождать своих гостей из укрытий. Она развязала один из мешков, стоящих на кухне, и, выбравшись на волю, Гектор Барбосса глубоко задышал, ощутив приток воздуха. Торговка сукном открыла заслонку печи, и откуда-то из трубы свалился Джек Воробей. Он откашливался от всякой дряни, которой надышался в дымоходе, всё его лицо было перепачкано сажей.
- Боюсь, я оставил трубочиста без части заработка. – произнёс он и повернулся в сторону хохочущего заклятого друга – А ну, не смейся! Можно подумать, ты выглядел бы лучше, посидев там!
- Да, я пока в здравом уме, чтобы лезть в печную трубу. – парировал Гектор.
Как бы там ни было, но в доме подруги Сюзанны капитаны были в безопасности. Служивые, обыскав весь район, ушли с пустыми руками. Теперь опасаться их внезапного визита было не нужно.
- Расскажьитье мне, что слюч’илось? – спросила Элен, когда всё утряслось.
- Дорогуша, то, что я и мой коллега тебе расскажем, может сильно задет твоё нежное девичье сердечко. – принялся обрабатывать её Джек – Для начала набери себе воды и присядь, да так, чтобы можно было прилечь, если тебе станет совсем нехорошо.
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#21 Сообщение Аша Грейджой » Вс ноя 15, 2015 7:34 pm

Глава 19. Война началась
Элен слушала рассказ о произошедшем, едва сдерживая себя от того, чтобы закричать от ужаса. От услышанного она побледнела и даже расплакалась. Только вчера они втроём стояли рядышком на рынке у моста – она, Бьянка и Сюзанна, перешёптывались и смеялись, ходили на танцы, смотрели выступления циркачей, и вот теперь одна из них мертва, а жизнь другой висит на волоске. Насколько жестока может быть судьба!
После того, как Джек поведал Элен о случившемся, ему на пару с девушкой пришлось успокаивать закипающего от гнева Барбоссу. Тот грозился найти Поля и выпотрошить его прямо сейчас, как и достать из-под земли д’Амбуасье и его свору. В эту минуту суровый пиратский капитан был готов стереть с лица земли Новый Орлеан, чтобы добиться желаемого.
- Этот урод зажился на этом свете, я помогу ему его покинуть! – рычал Гектор, метясь по комнате.
- Да, урод зажился, но сейчас тебе лучше успокоиться. – попытался урезонить его Джек.
- И как же я должен успокоиться? Моя женщина убита, а до этого её домогался паршивый директор театра, моя дочь похищена, до моих сокровищ я не могу добраться, плюс на меня идёт облава. Ничего не скажешь, поводов для спокойствия предостаточно!
- У меня самого душа болит, как подумаю о том, что эти человеческие отбросы могут вытворять с крошкой Сюзи.
- Вот только каркать не надо!
Тем временем Элен повозилась на кухне и вышла оттуда с дымящейся глиняной кружкой, в которой булькала какая-то приятно пахнущая жидкость. Гектор с недоверием посмотрел на девушку и на то, что она держала в руках.
- Я так понимаю, я должен выпить это, чтобы оно как-то мне помогло успокоиться? – с подозрением спроси капитан, указывая на кружку.
- Ну… Oui (да)… - осторожно промолвила в ответ девушка.
- И что это за зелье?
- Смьесь пьеречная мята, пустырник и шишки хмель.
- Сама выпей.
- Но месье…
- Не расстраивай девочку, выпей хотя бы из уважения к её дорогой подружке. – пришёл Джек на помощь к Элен.
- Вот ещё! – огрызнулся Барбосса – Буду я пить за упокой какой-то девки, которую видел пару раз в жизни!
- Вообще-то я про Сюзанну. – обиженно добавил Воробей.
- Так и сказал бы сразу, а не ходил вокруг да около! – Гектор выхватил кружку у Элен из рук – Оно точно поможет?
- Обьязательно.
На деле же помогла не одна кружка, не две, и даже не три. Лишь после четвёртой порции целебного напитка капитана пиратов сморило в сон. Ну а его заклятый друг не стал терять времени даром. Призвав на помощь всю свою хитрость и смекалку, весёлый пират предпринял отчаянную вылазку в место, в которое не получилось добраться накануне…
Гектор проспал полдня. Однако, проснувшись, он не мог сказать, что успокоительный отвар как-то на него подействовал. Голова всё так же болела, чувство тревоги не прошло, а наоборот, усилилось. Едва отойдя ото сна, Барбосса первым делом подумал, что находится в пансионате, и что Сюзанна где-то неподалёку. Осознать действительность оказалось весьма горько и неприятно, да ещё и Воробья рядом нет.
Ну, чёрт же побери, опять этот прохвост где-то шатается! За окном уже темнеет, а он всё по кабакам бегает, засранец эдакий! Неужели совсем перестал что – либо соображать? Вскочив с койки, и поспешно одеваясь, Гектор напряжённо выглянул в окно, надеясь застать любителя рома во дворе. Нет, его там нет. Час от часу не легче!
На деле же Воробей оказался в большой комнате. Он пребывал в приподнятом настроении и что-то с энтузиазмом рассказывал Элен. Та с упоением слушала эксцентричного гостя и постоянно что-то спрашивала.
«Ещё одну дурочку в заблуждение вводит. Потом они думают, что жизнь на корабле – райское блаженство.»
Джек заметил стоявшего в углу товарища. Выражение лица удалого пирата мгновенно сменилось – похоже он прочитал мысли заклятого друга.
- Можешь ещё покемарить, пока мы с мадмуазель Элен мило беседуем. – недовольно произнёс он.
- Ага, а в это время Сюзанну наверняка пытают. – отозвался Гектор – Волноваться не о чем, совершенно согласен. Самый лучший повод для сна!
- Между прочим, у меня для тебя есть хорошая новость. – продолжил Птах, встав с кушетки и подойдя к нему поближе – Я сумел пробраться в пансионат и сжёг эту поганую карту.
- Поздравляю. Что дальше?
Воробей загадочно улыбнулся. Он завернул за угол проёма в кухню и извлёк из-за него некий предмет, похожий на ящик, накрытый платком. Капитан сорвал покрывало с предмета. Им оказалась небольшая клетка, в которой отдыхал белый голубь.
- Любимица Сюзи вернулась. – торжественно объявил он – Смекаешь?
- «Чёрная Жемчужина» здесь? – приободрившись, выдохнул Барбосса, уже представив себя за штурвалом любимого корабля.
- Плюс сто очков за сообразительность. – ответил ему Воробей – А ты, старый пройдоха, не верил в Гиббса. Теперь ты ему ящик рома предоставишь.
- Это я уж сам решу. – прервал его Гектор.
На минуту старый морской волк задумался. Конец этой истории совсем близок, осталось только вырвать дочку из лап негодяя и решить вопрос с сокровищем, тогда можно и смываться отсюда. Только какой шаг предпринять дальше? При большом желании можно убить сразу двух зайцев.
- Как думаешь, зачем д’Амбуасье понадобилась Сюзанна? – спросил Гектор у соперника - напарника по кораблю.
- Мммм… информация? – предположил Джек.
- О кладе или о матери?
- И о ней тоже.
- А что важнее?
- Можьет быть, эти л’юди хотеть, чтоби Сюзанна показать дьорога? – раздался сзади голос Элен.
Капитаны обернулись к девушке. Та испуганно опустила голову вниз. Юная торговка лихорадочно соображала, что сказать в своё оправдание.
- Просьтите, - промолвила она – это не моё дьело, но я волноваться за Сюзанна.
- Ничего страшного, красавица, это только делает тебе честь. – поспешил успокоить её Джек.
Что касается Барбоссы, он серьёзно задумался над словами Элен.
«Карту из предметов мы сожгли вместе, о её истинном значении не знает даже Сюзанна, так что вариант с сундуком с барахлом можно отмести сразу. Если Джек не врёт и сжёг карту на самом деле, то подступиться им не к чему. Никто, кроме нас троих, не знает дороги к месту, обозначенному на ней… И ведь им в самом деле может понадобиться проводник!»
- Действительно. – сказал капитан серьёзно – Сюзанна – их единственная возможность попасть прямиком к сокровищам.
- Думаю, кое-кто должен оказаться на месте раньше д’Амбуасье и его шайки. – констатировал Джек.
- А как быть с «Жемчужиной»?
- Я встречу Гиббса и приведу корабль к бедовому местечку.
- Обнадёживаешь меня, чтобы бросить в критический момент? Это будет в твоём стиле.
- Малышку Сюзи я не брошу точно.
«Не бросит он, конечно. Не бросит свою долю от сокровищ. Выкрутасы пусть для девиц прибережёт. Вот, одна уже в шаге от того, чтобы влюбиться. Морочить людям головы у него получается лучше всего.»
- Я ещё должен сделать кое-что. – произнёс Гектор так же серьёзно.
- Сгонять на свой страх и риск в дом зазнобы? – шутливо спросил Джек.
- Нет. На кладбище.
Через несколько минут Элен осматривала палисадники соседских домов, выискивая белые розы. Найти цветы было полдела, но срезать три штуки оказалось куда сложнее. Дважды хозяева прогоняли незадачливую похитительницу чужих роз, и лишь третья попытка увенчалась успехом. Девушка аккуратно держала заветный букет и бежала назад, к дому. Гектор окинул добытые цветы придирчивым взглядом. Вот здесь лепесток смялся, здесь стебель короче, чем у двух других, а эта роза слишком шипастая.
- Ладно, всё же лучше, чем ничего. – подвёл он итог, понимая, что альтернативы нет никакой.
- Я поражаюсь тому факту, что ты сам принял решение навестить могилу Эммы, без чьей-либо подсказки. – сказал Джек.
В ответ Барбосса лишь поморщился. Этот шут не мог не вставить реплику тогда, когда не просят! Но кое-в чём Птах был прав – суровому капитану нелегко далось такое решение. С Сюзанной было как-то проще. Но другой возможности возложить на могилу Эммы её любимые цветы больше не будет ни у него, ни у неё.
- Пошли. – скомандовал он.
- Вот видишь, с кем я имею дело? – обратился Джек к Элен, и та покачала головой в знак согласия.
Беспрепятственно дойти до кладбища под покровом темноты было вполне возможно. От жандармов в пиковой ситуации можно было и скрыться. Однако без происшествий всё же не обошлось. Проходя по одной из улиц, Джек заметил парня, куда-то торопящегося и озирающегося по сторонам. Если бы Воробей не запомнил лица юноши, он не обратил бы на него внимания.
- Эй, стойте. – тихо сказал он своим спутникам – У нас тут общий знакомый нарисовался.
- Неужто д’Амбуасье? – наигранно удивлённо спросил Гектор.
- Нет, но тебе стоит поболтать с ним.
Поль надеялся успеть домой до наступления темноты, но не вышло. Вчерашние события его полностью опустошили, словно вырвали сердце из груди, но что сделано, то сделано, а держать хорошую мину при плохой игре было необходимо. Он не сразу обернулся, услышав звуки шагов позади себя. По крайней мере какому-нибудь обнаглевшему негру он всегда сможет дать отпор. Но в данном случае его преследовал вовсе не негр.
- Поль! – окликнула его Элен, стремительно приближаясь – Нам нужно поговорить!
Чутьё подсказывало парню, о чём будет разговор, поэтому он лишь ускорил шаг. Не хватало ещё оказаться в руках у жандармов по наводке приятельницы. Но тут из-за угла на него надвигался ещё один человек. Это был тот самый эксцентричный друг Сюзанны, которого она однажды приводила в гости к Бьянке. Вероятно, он захочет развернуть тему недавнего происшествия.
- Эй, приятель, постой-ка! – произнёс Джек довольно серьёзным тоном, словно подловил матроса с «Жемчужины» на провинности.
- У меня нет времени! – бросил Поль и снова ускорил шаг. Поняв, что от него не отстанут, он бросился бежать.
Попытка к бегству провалилась. За первым же поворотом молодой человек столкнулся с грозным опекуном Сюзанны. Поль был готов поклясться, что видит перед собой настоящего дьявола. Барбосса схватил его и прижал к стене, удерживая одной рукой, а другой приставив лезвие сабли к горлу юноши.
- Мадмуазель Элен, если этому ублюдку будет что-то не понятно из моих слов, переведите ему. – прорычал он, сжигая Поля ненавидящим взглядом – Теперь ты. – капитан с трудом подавил в себе желание зарезать его здесь и сейчас – Один вопрос: почему?
От страха молодой человек не мог вымолвить ни слова, хотя что-то сказать надо было. Но как можно собраться с мыслями, когда тебя держит в руках такое вот чудовище в человеческом обличии?
- Почему?! – снова спросил Барбосса, ударив своего пленника головой о стену.
Поль не мог подобрать слова, как ни старался. Тем более, эти двое стоят, и смотрят. Элен его презирает, это понятно, а этот… как его?.. дай ему пистолет, и он высадит в него все пули.
- ПОЧЕМУ?! – в очередной раз прорычал Барбосса, ударив парня ещё сильнее.
- Не горячись, приятель, не то будучи мертвецом, он ничего не сможет тебе рассказать. – спокойно произнёс Джек.
Это был, пожалуй, единственный аргумент, способный удержать Гектора от мгновенной расправы над предателем. Он немного ослабил хватку, не убирая при этом лезвие от горла молодого человека. Тот мысленно молился о снисхождении. Однако, глядя на человека, который захватил его, надеяться на что-либо было бесплодной идеей.
- Поль, скажи, зачем ты это сделал? – спросила Элен умоляюще – Своего греха ты уже не смоешь, но, по крайней мере, облегчишь душу.
Поль сглотнул слюну и огляделся. Деваться ему было некуда, и на помощь никто не придёт. А обмануть опекуна Сюзанны вряд ли удастся.
- Я не знаю их. – пролепетал он – Поймали на улице и точно так же оружие приставили, и спросили, мол, жить хочешь? Если хочешь, то скажешь, где в данный момент находится девчонка, и дали приметы. Сюзанны.
- Он говьорить, что не знать эти ль’юди, - переводила Элен – Что они угь’рожать и застьявить его покьазать, где сейчас Сюзанна.
- Я сделал всё, как они велели, но они всё равно грозились убить меня. – добавил Поль дрожащим голосом – Сказали, что Бьянка погибнет либо от руки того парня с ожогом, либо от моей. Тогда они сохранят мне жизнь. – на его глазах начали проступать слёзы.
- И ты с лёгкостью согласился? – издевательски спросил Джек.
Поль ничего не мог ответить. Он лишь посмотрел на своего мучителя взглядом, полным отчаянной мольбы.
- Я полагаю, он только что проканючил, что не хотел никого убивать и предавать, да? – предположил Гектор.
- Что-то в этом роде. – согласился Джек.
- Это всё?
Больше Поль ничего сказать не мог. Он только учащённо дышал. Он с надеждой поглядел на Элен. Та волновалась и уже думала о том, как бы замолвить словечко за старого знакомого.
- Ну, раз всё, значит, всё.
Одним резким движением Барбосса провёл холодной сталью по горлу юноши. Тот упал на землю, обливаясь кровью, которая мощным потоком хлынула из него. Элен ахнула от ужаса, и её стошнило на том же месте, где она стояла. Джек развернул её в сторону, чтобы отгородить от кошмарного зрелища. Гектор же вытер кровь с сабли о дублет своей жертвы.
- Это тебе за Сюзанну. – прошипел он без единой капли сострадания.
На пути к кладбищу лишь иногда Джек предпринимал попытки разговорить своих спутников. Бесполезно. После увиденного Элен боялась открыть рот, Гектор просто пропускал мимо ушей реплики заклятого друга. Собственно, зачем сейчас открывать беседу?
На кладбище слово нарочно стало холоднее. Северный ветер нагнетал больше мрака и накаливал атмосферу. Не сразу Гектор решился подойти к могиле Эммы. Джек хотел было подтолкнуть его, но получил удар по руке.
Суровый капитан долго смотрел на могильный камень, подбирая нужные слова. Обряд казался ему ненужным и бессмысленным. В самом деле, лежит груда костей под землёй, ну и что с того? Джек стоял в сторонке и делал вид, будто скучает, а сам потихоньку завязывал флирт с Элен. Ладно, сейчас он хотя бы не пристаёт с поучениями.
Моменты, проведённые вместе с этой прекрасной женщиной, всплывали в памяти, и словно рвали душу на мелкие кусочки. Её добрые глаза, шёлковые волосы, нежные руки – как же горько осознавать тот факт, что всё это осталось в прошлом! Но что самое страшное – ничего нельзя исправить.
- Вообще-то мёртвые ничего не видят и не слышат, но Сюзанна утверждает обратное. – полушёпотом произнёс Гектор, глядя на могилу – Я не знаю, зачем занимаюсь этим, но раз нужно… Здравствуй, Эмма. – он положил розы к изголовью – В том, что случилось, никто не виноват. Тебя не вернуть, и я, наверное, зря теряю время, стоя здесь. Эти негодяи отобрали тебя у меня и у Сюзанны, но одно я знаю точно: они заплатят за это своими жизнями. Я не отдам им нашу дочь. Клянусь.
Сказать больше было нечего. Барбосса развернулся и посмотрел на Джека. Тот своим видом дал ему понять, что не собирается вмешиваться в происходящее. Да и вмешиваться уже было некуда – капитан вернулся к своему напарнику.
- Ухаживай за этой могилой. – сказал он Элен.
- Хорьошо. – ответила она.
- Теперь ты. – Гектор решил обсудить с Джеком важный вопрос прямо на месте – Что ты намерен сейчас предпринять?
- Встретить свой корабль, разумеется! А ты?
- А я пойду к той пещере за Сюзанной.
- Сейчас? – Джек широко распахнул глаза от удивления – И один?
- Нет, буду ждать, пока д’Амбуасье убьёт мою дочь, пока прибудет подкрепление! Отвлеку его беседой, ибо тема давно назрела.
- Может, лучше поменяемся ролями? Я ведь знаю, как ты умеешь разговаривать с теми, кто тебя обидел.
- Нет, выйти на встречу к этому сукину сыну должен я.
Странное чувство посетило Воробья. С одной стороны ему хотелось протянуть яблокоеду свой компас, но с другой стороны, в памяти всплывали его притязания на «Чёрную Жемчужину».
«Ладно, если сам не попросит, значит, он ему не так уж и нужен.»
И действительно, Барбосса не стал просить у Джека чудо – компас. Она сразу направился к злополучной пещере по той дороге, которая привела его к конечной цели в первый раз. Птах давался диву всё больше и больше.
- Ты ничего у меня не хочешь попросить? – спросил он на всякий случай.
- Нет, ничего.
- Может, всё-таки, хочешь?
- Да. Есть одно пожелание. – Гектор заглянул Джеку в глаза – Не опаздывай.
Птаху не хотелось поначалу в этом себе признаваться, но он сразу понял, что имеет в виду Гектор. Ему оставалось лишь пожать ему руку и пожелать удачи. Что ж, видимо, он знает, что делает.
«Ладно, старый лис, я постараюсь не опоздать. Но не забывай, ради кого вообще-то я это делаю.»
Барбоссе действительно не понадобился компас Джека, чтобы отыскать дорогу к месту, где поначалу он надеялся найти сокровище. Какая-то неведомая сила в совокупности со злостью двигала его вперёд. Он знал, что негодяй дАмбуасье ничего не посмеет сделать с Сюзанной, пока не доберётся до клада. А что, если уже добрался? Что если девочка оказалась ему больше не нужна? Нет, не из такого Сюзанна теста, чтобы вот так легко сдаться. Наверняка она сейчас сопротивляется изо всех сил. Сопротивляется, и в тайне надеется, что отец придёт к ней на помощь.
«Эта самоуверенная французская сволочь ещё не знает, что бывает с теми, кто пытается отобрать у меня то, что принадлежит мне. Когда узнает, будет уже поздно. И очень больно, я ему это устрою.»
Вот и он – каменистый холм с пещерой. Именно сюда убийца Эммы должен прийти за сокровищем. Сюда же он должен привести Сюзанну. Что ж, остаётся ждать и надеяться на то, что он рассчитывает на смерть капитанов и не ожидает засады у самой цели.
Ожидание затянулось. Гектор провёл в зарослях неподалёку от холма половину дня и целую ночь, не смыкая глаз. Может, он совершил ошибку? Может, стоило сразу рвануть к логову д’Амбуасье? Ах, да, Воробей же благополучно сжёг его особняк. Теперь злодей может быть где угодно. Ладно, можно подождать ещё немного, ведь уже утро. Должно же хоть что-то произойти!.. И, может, Воробей всё же решил помочь вызволить Сюзанну (и свою долю) и не уводить «Чёрную Жемчужину» раньше времени.
Наконец, вдалеке послышались шаги. Гектор был уверен в том, кто сюда направляется. Звуки становились всё отчётливее, можно было услышать и голоса. Капитан затаился в глубине своего укрытия, выжидая нужный момент. И вот, к заветной пещере подошёл десяток вооружённых человек. И во главе их д’Амбуасье, выродок. Но самое отвратительное зрелище оказалось впереди. Арман, мерзкий прихвостень д’Амбуасье, которому Джек ловко опалил рожу, пинками толкал перед собой Сюзанну. Руки у девушки были связаны, платье выпачкано, волосы спутаны в воронье гнездо. Судя по тому, что она постоянно спотыкалась, ей пришлось изрядно поголодать.
«Она сопротивлялась. Скоты давили на неё, а она сопротивлялась. Умничка.»
Не тратя времени даром, предводитель приказал своим людям начать разгребать завал. Шестеро сильных здоровых парней справились с этим гораздо быстрее, чем Барбосса вместе с дочерью и заклятым другом. Когда последний камень был убран с дороги, д’Амбуасье приказал одному из подручных войти внутрь, что тот и сделал. Через пять минут парень выскочил из неё, словно ошпаренный.
- Монсеньор, там ничего нет! – удивлённо выдохнул он.
- Как нет? – спросил тот с недоверием.
- Нет. – повторил подельник – Пещера пуста.
д’Амбуасье всё ещё не верил его словам. Он поспешил заглянуть в пещеру сам. Увиденное потрясло его до глубины души. Подельник оказался прав – внутри не было ничего, кроме кучки земли под ногами.
- Монсеньор, я полагаю, до нас здесь кто-то побывал. – произнёс выглядывающий сзади Арман.
Чувство горького разочарования посетило д’Амбуасье. Никогда ещё он не чувствовал себя таким униженным. Он стрелой вылетел из пещеры, подошёл к Сюзанне и грубо схватил её за волосы.
- Твоя мать была здесь?! – проревел он – Это она всё вынесла?!
Рыжая не ответила. Она лишь наградила его взглядом, полным ненависти и отвращения. Естественно, её враг не мог принять молчание за полноценный ответ.
- Говори сейчас же, маленькая ты паршивка, куда твоя сука – мать дела мои сокровища? – продолжил наступление мужчина.
Сюзи скривилась и отвернулась. д’Амбуасье схватил её за лицо и с силой развернул к себе.
- Монсеньор, позвольте, я подправлю ей личико, чтобы развязать язык? – вмешался Арман.
- Я ей сам личико подправлю, если будет и дальше кочевряжиться. – сплюнул его хозяин – Если ты сейчас же не скажешь мне, куда шлюха, что произвела тебя на свет, дела мои сокровища, я с радостью отдам тебя своим ребятам на забаву, и к ночи ты очень сильно устанешь. А утром всё повториться по новой, и будет продолжаться ровно до тех пор, пока ты будешь в состоянии хоть сколько-нибудь двигаться.
- Если ты к ней ещё раз прикоснёшься, тебе нечем будет щупать своих девок. – раздалось сзади.
Д’Амбуасье и компания резко обернулись. Рожу Раймона перекосила злоба, лицо Сюзанны озарила светлая улыбка. Гектор Барбосса стоял в нескольких метрах от противников, гордый и уверенный в себе. Подельники д’Амбуасье мгновенно нацелили на него пистолеты, а Арман одной рукой схватил Сюзанну за плечо, а в другой у него сверкнул нож.
- Вижу, вы один, месье капитан. – процедил Раймон – Ваш собрат по оружию бросил вас в столь щекотливой ситуации? Что за чёрная кошка пробежала между вами? Делёж сокровищ, не так ли?
- В загадки играть у меня времени нет. – оборвал его Гектор – Если хочешь обсудить сокровища, пожалуйста, готов в этом услужить. Но сперва я предъявлю свои условия.
- Mon ami, ты не в том положении, чтобы ставить условия.
- А ты именно в том положении, когда человек готов на всё, чтобы получить то, к чему стремится всей душой.
- Говоря такие слова, будь последовательным – ты тоже готов на всё, чтобы получить желаемое. Или просто любишь поискать соринки в чужом глазу?
- Мои представления о чести и справедливости обсудим в другой раз. А сейчас я продаю информацию.
- Информацию? – глаза д’Амбуасье заблестели недобрым огнём – Так, это уже лучше.
- Но за сведения я потребую плату.
- Я даже знаю, какую именно.
Сюзанна приказала слезам сидеть там, где они и сидят, но сдерживаться с каждой минутой становилось всё труднее и труднее. Барбосса протянул руку дочери. Он был спокоен так, словно нечто подобное происходило с ним каждый день.
- Сюзанна, иди сюда. – сказал он властно и без эмоций.
Арман с превеликим удовольствием прикончил бы Сюзанну здесь и сейчас, но хозяин жестом повелел ему отпустить её. Пришлось ему подчиниться и разрезать верёвки, связывающие запястья девушки, после чего он грубо толкнул её от себя. Не веря до конца, что это не сон, Сюзанна медленно двинулась навстречу отцу. С каждым пройденным шагом она чувствовала, будто только что преодолела десяток миль. Но и сейчас она не в безопасности – в любой момент ей могут выстрелить в спину. Остаётся лишь верить в то, что отец всё продумал до мелочей.
Наконец, она смогла взять его за руку. Гектор схватил дочь и прижал к себе.
- У меня за поясом стилет. – прошептал он ей – Возьми его, только осторожно.
Сюзанна так и поступила. Под видом обнимания она нащупала оружие и спрятала его под целый рукав, не тронутый вчерашней дракой. Девушка шагнула назад и спряталась за спиной отца.
- Плату вы получили, месье капитан. – прохладным тоном произнёс д’Амбуасье – Теперь выкладывайте товар. Где мои сокровища? Ты их забрал?
- Да, я забрал. – ответил Гектор, посмеиваясь – Но оттуда, где они сейчас находятся, тебе их не достать.
- То есть как?
- На дне залива сокровища. Я их утопил.
Глаза француза стали идеально круглыми от шока. В душе он был готов услышать нечто экстраординарное, но что б такое… Его чёрное сердце питало надежду, что его оппонент блефует, и авантюрист решил узнать правду, во что бы то ни стало.
- Как ты мог утопить целое состояние? – спросил он ошарашенно.
- Легко. Взял лодку, погрузил в неё мешки с сокровищами, отвёз подальше от берега и выбросил за борт.
- Нет, я о другом. Зачем ты это сделал?
- Зачем? Чтобы эти жулики – монахи не вводили людей в заблуждение, выдавая крашеные стекляшки и груду бесполезных, таких же крашеных цацек за драгоценные камни и предметы старины большой ценности. Сокровищам твоим три дуката – красная цена.
В этот момент д’Амбуасье понял, что закипает от злости. Он представил себе, как пронзает этого наглеца остро наточенной шпагой снова и снова.
- Откуда мне знать, что ты не лжёшь? – осторожно спросил он, сохраняя самообладание – Как ты мог бы понять, камни ли это, или, как ты говоришь, крашеные стекляшки?
- Уж поверь мне, при моей профессии, если не умеешь отличать одно от другого, рискуешь быть обманутым, или продешевить еврею – ювелиру. – услышал он в ответ.
- Монсеньор, неужели вы ему верите? – проворчал Арман, вложив в свои слова всё презрение.
- Не верю, но и доказать обратное не могу.
Ржание лошади возвестило всю компанию, собравшуюся у пещеры, что они здесь не одни. Через пару минут к ней присоединился целый эскорт. Впереди скакала женщина, голова которой была покрыта на восточный манер, а половину лица скрывала чадра. Это была Саригюль – верная помощница д’Амбуасье, столь же жестокая, сколь и красивая. Спрыгнув на землю, она сбросила свой головной убор и сорвала чадру. Девушка бросила на Барбоссу и его дочь саркастичный взгляд.
- Монсеньор, сокровища найдены. – радостно сообщила она.
Эта новость взбудоражила воображение Раймона. На несколько секунд он потерял дар речи. Сказанное Саригюль в корне отличалось от того, что он узнал несколько минут назад от Барбоссы.
- Как найдены? – переспросил он – И главное, где?
- В одной таверне я встретила Джека Воробья. – докладывала Саригюль с неподдельным удовольствием – Поскольку он был пьян и до этого момента не видел моего лица, мне не составило большого труда затащить его в постель, и потом развязать ему язык. Он рассказал мне, что сокровища спрятаны в одном старом заброшенном доме, - красавица покосилась на Гектора – где когда-то жила любовница нашего старого знакомого. Я распорядилась забрать сокровища оттуда, а дом сжечь.
- И где они сейчас?
- На борту «Цыганки». Ценности уже погружены, корабль готов к отплытию.
На секунду Барбосса закрыл глаза и глубоко выдохнул. К такому потрясению он готов не был. Это означало полный провал мероприятия.
«Так и знал. Нельзя было доверяться этому шуту. Но нужно держаться. Нельзя позволить этой падали окончательно взять верх.»
Что касается Раймона д’Амбуасье, то его новость об успешном поиске сокровищ более, чем порадовала. Он повернулся к Гектору и смерил его взглядом победителя.
- Что ж, месье капитан, ваша прекрасная игра провалилась. – злорадно произнёс он, а Арман обнажил зубы в коварной улыбке, предвкушая кровопролитие – Не стоило вам вмешиваться не в своё дело. Так бы вы сохранили жизни и себе, и дочери. Увы, ваш жизненный путь оборвётся в этом месте.
- На руки мои посмотри. – прорычал капитан – Ими я тебя убью, даю слово.
- Слишком громкие слова для человека, стоящего у последней черты. – ответил француз.
Головорезы д’Амбуасье стали стекаться к своему хозяину, Арман встал у него по правую руку. В воздухе запахло жареным. Гектор обнажил свой меч.
- Сюзанна, - обратился он к дочери – по моему сигналу ты немедленно побежишь в лес.
- Нет, я не брошу тебя! – заупрямилась та.
- Раз я сказал, побежишь, то побежишь, не спорь со мной.
Французский авантюрист смотрел на них, и не скрывал злорадства. В очередной раз он убедился в собственном превосходстве. Битва выиграна. Что ему теперь может сделать раненный лев?
- Капитан Барбосса, – промурлыкал он – Гектор, вы не понимаете. Я ведь даю вам шанс умереть не на виселице, а с оружием в руках, как настоящему воину, мужчине. Я бы мог передать вас в руки властей и всё на этом бы закончилось. Но я этого не сделал. Ведь я…
Раймон не успел договорить. Его прервал пушечный залп. Снаряд угодил прямо в каменный холм. Откуда-то снизу на место встречи стали прибывать вооружённые люди в пиратских лохмотьях. Теперь настала очередь Барбоссы ликовать – «Чёрная Жемчужина» здесь!

***
Ещё ни одна аудиенция не давалась Эмме так тяжело, как это. Положение, в которое она попала, оказалось ещё более затруднительным, чем она думала в начале. Она долго подозревала, что за ней следят, но сейчас её страхи стали обретать вполне конкретную форму. Актриса понимала, что скоро всё может завершиться для неё трагедией. Но ведь есть Сюзанна! Что будет с ней, если матери не удастся укрыть её от опасности? Чтобы защитить своего единственного ребёнка, женщина пошла на отчаянный шаг. И вот, более получаса она молила директора театра помочь ей.
- Жан, у тебя связи в Париже, в Лионе и в Марселе, сделай же что-нибудь! – просила она, обливаясь слезами.
- Если это только в твоих интересах, то и действовать должна только ты. – ответил дю Гресси.
- Но у меня нет и половины того, что есть у тебя!
- У тебя есть красота, популярность и деньги. А ещё протекция губернатора, обратись к нему.
- К губернатору? Тогда уж сразу к палачу!
- Я не понимаю, чего ты хочешь добиться?
- Помощи, Жан, помощи! – Эмма плюхнулась на колени – Умоляю, переправь мою дочь во Францию от своего имени!
- Милая Наталин, - ответил он, поднимая её на ноги – свою дочь я бы переправил, и переправил бы Сюзанну, если бы ты согласилась сделать меня её отчимом. Но твоя гордость сделала это невозможным. Даже сейчас она мешает тебе внятно объяснить мне, что грозит твоей дочери.
Наталин вытерла слёзы. Ей не хотелось верить в то, что она сейчас сделает, но раз другого выхода нет…
- Я понимаю. – она опустила руку на колено дю Гресси – Гордыня – смертный грех. Наверное, ты прав, и я подвержена ей. – её пальцы прикоснулись к бедру, словно крылья бабочки – Но я готова искупить свою вину. – она провела рукой по его лицу и волосам – Порой ради детей матери идут на любое безрассудство – актриса прикоснулась большим пальцем к его губам.
- Безрассудство – подходящее слово. – промолвил дю Гресси, отстраняясь от неё.
- Я так полагаю, это значит «нет»? – выдохнула Эмма, прибавив голосу твёрдости.
- Ты правильно полагаешь.
- А что, если я уйду из труппы?
Директор театра с жалостью посмотрел на свою приму. В глубине его сердца ещё жила любовь, которую та отказывалась принимать. Но ведь игра этой женщины не могла быть вечной, и вот теперь страдают они оба. Жестокая, жестокая стерва по имени Судьба!
- Этому никто не удивится. – тихо промолвил Жан – Во всём обвинят пресловутый спектакль.
Эмма поняла, что напрасно теряла время и унижалась перед этим человеком. Что он вкладывал в фразу «Я люблю тебя», когда говорил её? Только сейчас она поняла цену его словам. Не желая оставаться в этом кабинете ни минутой более, блондинка выбежала в коридор, едва не сбив с ног свою коллегу Мери Илрезью, стоявшую за дверью.
- Что ты делаешь? – удивилась она – Что происходит?
Эмма не отвечала, лишь удалялась вглубь коридора.
- Наталин, ты слышишь меня?
Но Наталин некогда было останавливаться, чтобы побеседовать с ней. Только что молодую женщину лишили последней надежды на относительно благополучный исход событий для её дочери. Эмма чувствовала, что задыхается, она вышла за порог театра, с силой оттолкнув от себя дворецкого и сорвав с шеи и выкинув дорогое колье. Актриса брела по улице, словно не замечая дождя, мешавшегося с хлопьями снега. Слёзы ослепляли её, а ветер гнал вперёд. Она шла по дорогам Нового Орлеана, подавленная, униженная и измученная.
Наконец она набрела на какую-то беседку, и ввалилась в неё, обессилев. Она больше не могла сдерживаться, и зарыдала. Всё кончено, она погибла! Скоро она упадёт в огонь и потянет за собой дочь. И что самое страшное, никто и ничто больше не в состоянии ей помочь…
Или же нет? Быть может, ещё есть такой человек, который наверняка сумеет защитить если не их обеих, то хотя бы Сюзанну? Им может быть лишь один человек во всей Вселенной…
- Гектор… - прошептала Эмма, немного успокоившись – Если ты жив, ты поможешь мне. Поможешь Сюзанне. Поможешь, правда?
Но одно дело сказать, и совсем другое – воплотить. С отцом своей дочери Эмма не виделась более пятнадцати лет. Что если его уже нет в живых?
«Нет, он жив. Я чувствую, я знаю. Мой капитан сумеет спасти мою девочку.»
До моря она дошла за десять минут. Глядя на волны, Эмма могла только сглатывать слёзы и молиться.
- Господи, смилуйся над нами. – шептала она, а ветер лишь теребил её золотистые локоны.
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#22 Сообщение Аша Грейджой » Вс ноя 15, 2015 7:35 pm

Глава 20. Танец смерти
Битва началась незамедлительно. Численный перевес на поле боя не принадлежал ни одной из сторон, так что шансы у команды «Чёрной Жемчужины» и людей д’Амбуасье были равны… Не считая, пожалуй, возможности оставшихся на борту корабля пиратов палить по противнику из всех пушек. Но капитан Джек Воробей решил приберечь этот приём на самый крайний случай, чтобы ядром случайно не задело одну юную особу, находящуюся в самом эпицентре событий.
- Сюзанна, беги! – во весь голос крикнул Барбосса, обратившись к дочери – Не оглядывайся! Беги, не оглядывайся! И ни о чём не думай!
Девушке не пришлось повторять дважды – впервые она не стала спорить с отцом, и сделала то, что ей велели. Сжимая в руке стилет, она со всех ног бросилась в густые заросли. Она не оглядывалась – так ей казалось, что можно быстрее скрыться. Сложнее было не угодить в болото, но это препятствие казалось юной художнице вполне преодолимым.
- Догнать девчонку! – взревел д’Амбуасье – Живо!
Послушная Саригюль незамедлительно бросилась в погоню. Теперь жизнь Сюзанны как никогда зависела только от неё самой.

***
Тем временем у пещеры пламя сражения разгоралось всё сильнее и сильнее. Удар за ударом то одна, то другая сторона попеременно оттесняла противника дальше от пресловутой пещеры. Всё, что происходило, напоминало Гектору потасовку в таверне на Тортуге, только на этот раз ставки были гораздо выше. Его люди, не понимающие, что на самом деле происходит, и кому нужен этот бой, кололи и рубили случайных врагов. Навстречу им время от времени вылетали свинцовые пули из мушкетов и пистолетов противников. Внизу что-то взорвалось, чьи-то голоса перекликались на разных языках, а тех, кто орал громче всех, Барбоссе хотелось сбросить со скалы в первую очередь. Где-то неподалёку шумно издыхал какой-то конь, головорез, словивший нож в грудь, повалился на землю и покатился вниз, над головой капитана пролетел камень, и лишь по чистой случайности бросивший его, не попал в цель.
Здесь нужен не один корабль, чтобы расстрелять засранцев, решил Гектор, а минимум три, причём линейных. Но с тем же успехом можно пожелать и прихода помощи в лице прекрасной воинственной принцессы с ручным драконом, как в старинной сказке.
Едва взошедшее солнце скрылось за тяжёлыми серыми тучами. Налетел ветер, и вскоре на землю стали падать мелкие, но тяжёлые капли. Люди кишели повсюду – одни лихо орудовали мечами, другие размахивали боевыми топориками, третьи чередой выстрелов укладывали то одного, то другого своего противника. Барбосса знал, что на каждого члена экипажа «Жемчужины» его коварный французский соперник приведёт двоих своих головорезов. Надеяться можно было лишь на свои силы, ведь выстрелов орудий с корабля было немного, а всю команду Воробей не смог бы высадить для сухопутного сражения.
«Что ж ты, мать твою, так редишь с залпами? Ядра экономишь или порох? Ладно, тебе было бы приятно попасть в меня, но и жизнь Сюзанны сейчас на волоске! И всё из-за тебя, чёртов бабник! Только не вздумай бежать, я ж тебя из-под земли достану!»
А ветер, тем временем, крепчал, и дождь теперь лил, как из ведра. Теперь палить из пушек было бесполезно, а битва на мечах стала решающим фактором победы или поражения. Джек Воробей наблюдал за происходящем на берегу через подзорную трубу.
«Такое ощущение, что дело заступорилось. Даже интересно посмотреть на итог противостояния яблокоеда с обидчиками его дочурки и его самого… Или лучше присоединиться?»
- Мистер Гиббс! – окликнул Джек своего старпома – Ещё одна шлюпка есть?
- Капитан, но ведь там дерутся! Вдруг вас заденут? – попытался возразить тот.
- Если заденут одного рыжего чёртика, её огнедышащий дракон – папаша испепелит меня и лишит…
- Чего?
- Не важно. Но лишиться такой вещи было бы досадно.
Всё, что осталось Джошами – удивлённо вытаращить глаза. Вот и понимай эти слова, как хочешь. Однако сражение продолжалось, а у развеселого капитана разыгралось боевое настроение.
Между тем, Гектор отчаянно старался добраться до д’Амбуасье. Негодяй стоял в сторонке, и лишь наблюдал за тем, с каким усердием его враг разбрасывает нападающих на него молодцов. Где-то в глубине души он был поражён тем, как настойчиво порой человек может добиваться своей цели. Француз едва ли не восхищался противником. Однако трезвый и холодный рассудок напоминал ему, что этот человек всё же остаётся его врагом, и им движет страстное желание отомстить за смерть его любимой женщины и матери его дочери. На всякий случай Раймон положил руку на эфес шпаги. Кто знает, вдруг этот хищник окажется на расстоянии двух метров от него?
- Монсеньор, отдайте мне его! – едва ли взмолился Арман, до сих пор не вступивший в схватку.
- Нет, ты мне нужен для более важного дела. – ответил хозяин - с этим наглецом я разберусь сам. Ты пока поспеши на помощь Саригюль, ведь рыжая наверняка будет сопротивляться, а она мне нужна живой.
Жестокому юноше пришлось подчиниться. С сожалением он шёл на задание, ведь он лишился возможности проткнуть врага хозяина насквозь… Ну, ничего, когда придёт время, он сможет отыграться на его дочке.
Никто, даже он сам, не мог бы сказать, находится ли Барбосса в боевой горячке, но, судя по жару, с которым он отдавался бою, скорее да, чем нет. Пусть скачут вокруг, думал он, всё равно им не жить. Если с головы Сюзанны упадёт хоть один волос, трупов здесь заметно прибавится, а тот, в чьих интересах страдания девчонки больше всего, будет венчать собой их гору! Это место залито кровью, но, боже, по сравнению с тем, что будет, это сущие пустяки!
Где-то вдалеке показался Воробей. Он выписывал невообразимые трюки, скакал, словно цирковой акробат, сбивая противников с ног не столько фехтованием, сколько трюками. Когда на птаху пытались напасть с двух сторон, он подпустил их поближе к себе, а потом ловко отпрыгнул в сторону, и молодчики сами не заметили, как закололи друг друга. Ещё одного он отправил на встречу лбом с удачно подвернувшимся камнем. Третьему хватило лишиться уха, чтобы прекратить бой с, казалось бы, загнанным в тупик Воробьём.
Но присутствие Джека имело и обратную сторону. Всем нутром Барбосса чувствовал, что не может видеть это недоразумение, постоянно величающее себя капитаном.
«Вот только разберусь с французом, ты у меня тоже получишь, засранец! Из-за тебя эта свистопляска и началась!»
Гектор не знал, кого ему сейчас ненавидеть сильнее. Ему одинаково хотелось и выпотрошить д’Амбуасье, и разбить голову Воробью. Но пока есть проблема поважнее – выйти живым из этой схватки. А ещё найти Сюзанну. Она находится в не меньшей опасности.

***
Сюзанна бежала изо всех сил. Сейчас ей было наплевать, куда несут её ноги, лишь бы подальше. А как же отец? Что будет с ним? Мать она уже потеряла, неужели ей суждено навсегда остаться сиротой? Всё, что ей оставалось делать, это бежать, и повторять про себя совет, данный отцом. Возможно, первый и последний в её жизни.
«Не оглядывайся. Беги, не оглядывайся. И ни о чём не думай.»
Но не думать было невозможно. В данный момент юная художница рисковала либо быть пойманной, либо свалиться в реку и утонуть в ней, на радость голодным крокодилам. А ещё можно стать добычей рыси или свирепая самка оленя может принять её за хищницу, угрожающую её детёнышам, не говоря о том, что впопыхах наступить на змею – легче лёгкого.
«Не оглядывайся. Беги, не оглядывайся. И ни о чём не думай.»
Пробегая мимо густых кустов, Сюзанна спугнула стаю цапель. Птицы гвалтом взмыли в небо, едва не сбив девушку с ног. От неожиданности дочь Барбоссы подпрыгнула и зашаталась. Она едва не упала, но всё же успела ухватиться за ветвь куста. Как оказалось, весьма удачно – девушка по щиколотку провалилась в вязкую топь. Сюзанна сделала попытку выскочить из неё, но лишь увязла глубже. Толи ветка куста оказалась слишком слабой, то ли у рыжей сорваницы вспотели ладони, но она почувствовала, что не может удержаться. Проклятая ветка выскальзывала из рук, а гадкое нечто, не похожее ни на землю, ни на воду, продолжало поглощать девочку. Сюзанна решила сделать резкий рывок вперёд, но после этого обнаружила себя увязшей по пояс. Сердце Сюзанны бешено заколотилось.
«Нет, нельзя сдаваться! Папа не сдался бы!»
Сжав зубы от отчаяния и злости, Сюзанна потянулась к другой ветке. Куст как будто стал дальше. Собрав всю волю в кулак, девочка ухватилась за край повисшего прута, и что было сил, подтянулась, медленно продвигаясь вперёд. Она подтянулась ещё раз и ещё раз. Осторожно, шаг за шагом, дочь Барбоссы вылезала из болота. Она мёртвой хваткой вцепилась в другие прутья. Теперь выбираться стало легче. Сделав последнее невероятное усилие над собой, Сюзанна рванула вперёд, вложив в движение все оставшиеся силы. Теперь она почувствовала под собой твёрдую землю.
Девушка отползла подальше от этого места и растянулась на животе. Она сама ещё не до конца верила в то, что ей удалось самой вырваться из когтей смерти. Чувство облегчения и гордости захлестнуло её.
«Я сделала это! Боже, спасибо тебе, спасибо! Мама, папа, вы бы сейчас гордились мной!»
Сюзанна не обращала внимания на тяжелые капли дождя, падающие на землю. Ей было достаточно того, что она осталась в живых. Рыжая перевернулась на землю. Дышать воздухом, освеженным дождём, так приятно! И не важно, что платье вымокло до нитки и от ворота до края подола перепачкано грязью, его ведь можно и отстирать.
Но долго лежать на земле Сюзанна не могла. Нужно срочно найти кого-нибудь из людей, решила девушка, хотя бы деревню индейцев. Белой колонистке, заблудившейся в лесу и пришедшей с миром, они наверняка помогут добраться до города, и возможно, разузнать что-нибудь о судьбе отца… Точно! Ему ведь нужна помощь! Сюзанна поднялась с земли. Её словно молния поразила.
«Я должна что-нибудь предпринять! Найти хоть какую-нибудь помощь! Кто-нибудь, но обязательно поможет нам!»
Но буквально через несколько секунд юная художница поняла, что помощь в данный момент нужна ей самой. Саригюль выследила дочь Барбоссы, и теперь со всех ног неслась к ней с отнюдь не добрыми намерениями. Сюзанна вскочила с места, и пулей полетела прочь. Приспешница д’Амбуасье не отставала от неё. Если бы не требование хозяина доставить ему девчонку в целости и сохранности, восточная красавица с удовольствием подстрелила бы её в бедро соляной дробью. Настоящая охота, ни дать, ни взять! А Сюзанна поражалась самой себе, откуда у неё нашлось столько силы бежать дальше, особенно после приключения с болотом. Стилет, который дал отец, Сюзанна потеряла, так что в критической ситуации (а она, несомненно, наступит) ей придётся рассчитывать на болезненность своего укуса и силу удара в глаз. Саригюль догоняла, и Сюзанне пришлось ускориться. Спасаясь от преследования, рыжая перепрыгнула через лежащее на дороге поросшее мхом бревно, но зацепилась за торчащую корягу. Упасть сейчас было совсем некстати, тем более, когда на тебя охотятся, как на лису.
Едва поднявшись, дочь Барбоссы снова упала, но на этот раз от того, что Саригюль схватила её за лодыжку, растянувшись, при этом, сама. Рыжая лягнула её, чтобы высвободиться, однако приспешница д’Амбуасье не думала сдаваться. Она ухватила Сюзанну за край юбки, та потянула его к себе, оставив в руке у противницы целый лоскут. Соображая на ходу, что в сложившейся ситуации предпринял бы отец, юная художница покатилась в сторону, чтобы встать быстро, и, по возможности, не попасться снова. Саригюль подобралась к ней на расстоянии вытянутой руки. Не зная, откуда она взялась, Сюзанна подняла с земли толстую жабу и швырнула её в противницу. Та испугалась, когда жаба упала ей на лицо, и отпрыгнула назад. Не менее напуганная амфибия со всей присущей ей скоростью запрыгала прочь, чтобы, как она решила, не стать обедом более крупного зверя, поймавшего её. Саригюль схватила Сюзанну за локоть и отвесила ей мощную пощёчину, в надежде сбить её с ног снова. Однако рыжая удержалась и лягнула турчанку в живот. Та пошатнулась, что дало возможность Сюзанне небольшой шанс рвануть вперёд. Однако погоня продолжилась не более десяти минут. В какой-то момент Саригюль сумела намотать прядь её волос себе на руку. Сюзанна мгновенно развернулась к ней и инстинктивно вцепилась своей мучительнице в руки. Дочь пирата наступила турчанке на ногу, вложив в удар всю силу. Та нагнулась, но добычу свою не выпустила. Тогда Сюзанна схватила Саригюль за выбившуюся из причёски прядь волос и потянула на себя. Не ожидавшей такого хода восточной красавице пришлось на секунду разжать руки. Сюзанна собралась было бежать дальше, но на этот раз противница вцепилась обеими руками ей в талию. Обе девушки покатились вниз, к протоку реки.
Саригюль удалось ухватить Сюзанну за лицо, однако в тот же момент она взвыла от боли, когда последняя впилась зубами ей в ладонь. Турчанка снова наградила рыжую пощёчиной, затем ещё одной. Наконец, Сюзанна перехватила её руку, и сдавила так сильно, что приспешница д'Амбуасье стала сама вырываться от неё. Дочь Барбоссы для надёжности поочерёдно ударила её обеими ногами, и, освободившись, поднялась и отпрыгнула чуть назад. Она схватила лежащую рядом палку и замахнулась ей на противницу. Та перехватила её на лету и потянула на себя. Она стремилась во что бы то ни стало отобрать палку у Сюзанну, и тянула её к себе изо всех сил. Рыжая не собиралась уступать своё незамысловатое оружие, и поэтому тянула его на себя. Горя желанием одержать верх, Саригюль ударила Сюзанну ногой по колену. Рефлекторно девушка разжала руки и опустилась на ушибленное колено. Что касается Саригюль, то ей повезло куда меньше. Обратной силой её отбросило назад, и, потеряв равновесие, девушка упала в мутную речную воду, покрытую ряской.
То, что случилось дальше, шокировало Сюзанну. Всплыв, жадно вдыхая воздух, Саригюль ещё не встала на ноги, как рядом с ней показалось длинное, отвратительное чудовище, не спускающее с неё черных, блестящих глаз. Турчанка обернулась, но выбраться из воды не успела - крокодил напал на нее сзади, схватив ее своими мощными челюстями за руку и плечо. Его зубы разорвали ей щеку и шею, и из зияющих ран хлынула кровь. Девушка пронзительно закричала.
Сюзанну сковал неподдельный ужас. Она стояла на месте, как вкопанная, тараща глаза. Что-то внутри неё говорило, что она должна помочь несчастной, но оковы страха не давали ей даже пошевелиться. Широко раскрыв глаза, которые, казалось, готовы были лопнуть от страшного напряжения, Саригюль медленно ушла под воду вместе с вцепившимся в нее крокодилом.
Тварь, крепко ухватив челюстями свою жертву, бросала её из стороны в сторону. Её окровавленные ноги шевелились в воде, подобно водорослям, и время от времени на поверхности появлялось ее обезображенное лицо, на котором застыло выражение непередаваемой боли и ужаса. Она продолжала захлебываться водой, и её крики становились все тише, а беспорядочные движения все слабее. Наконец, повинуясь инстинкту, крокодил нырнул, чтобы окончательно утопить её. В тот момент, когда проливной дождь, наконец, закончил орошать землю, Саригюль исчезла из виду в кипящем водовороте грязи и крови. Ряска окрасилась в алый цвет, а то место, в котором крокодил боролся со своей добычей, запузырилось. Всё было кончено.
Сюзанна до сих пор находилась в шоке от произошедшего. Потоки желчи подкатили к её горлу, голова закружилась. Только теперь до неё дошло, что случилось, и от этого по телу девушки побежали мурашки. Двое начал боролись в ней, как решила она – сострадания и сожаления.
«Не будь слабачкой, эта гадюка тебя похитить хотела, или что похуже! – Но ведь она погибла такой страшной смертью. – На её месте могла быть ты! Откуда тебе знать? Я бы сумела вырваться и не упала бы туда. – Хочешь сказать, что одолела бы эту сумасшедшую, при этом оставшись в живых сама, и её на тот свет не отправила бы? – Да, именно так! – Но ты это сделала, и лишь благодаря этому спаслась. – Я не нарочно! – Какая, собственно, разница, когда девка из банды ублюдка, убившего твою мать, мертва?»
Сюзанна решила, что именно эту, последнюю мысль, обязательно озвучил бы отец. А жалеть Саригюль всё же было странной идеей.
Неожиданно сзади кто-то резко схватил дочь Барбоссы за волосы.
- Вот ты где, маленькая рыжая крыса!
Сюзанна задёргалась, но от этого Арман сжал её пряди в кулаке ещё сильнее. Он прижал её к себе, от души ударив девушку в бок. Та пыталась врезать ему в ответ, но парень за пару секунд поставил её на колени и выкрутил руку.
- Это твой стервец – папаша научил тебя делать глупости, когда ты во власти более сильного? – прорычал он.
- Допустим, это у меня от папы. – огрызнулась Сюзанна – Он с тебя три вонючие шкуры спустит!
- Смотри, сучка, как бы не вышло наоборот. – отрезал Арман. Поднимая её на ноги.
Рыжая, невзирая на боль, крутанулась назад и укусила Армана за запястье. Тот инстинктивно разжал руку, и юная хулиганка бросилась бежать. Но далеко ей уйти не удалось – метров через двенадцать Арман снова схватил её за руку, но Сюзанна размахнулась посильнее, и зарядила подручному д’Амбуасье кулаком в лицо, причём в обожжённую сторону. Тот взревел от боли, но девчонку не выпустил. Он приподнял её, держа одной рукой за шею, другой за талию.
- Благодари монсеньора за то, что он повелел взять тебя живой! – злобно крикнул он – Не знаю, зачем ты ему понадобилась, но этот удар не сойдёт тебе с рук. Ты будешь заливаться горькими слезами, когда я буду вторгаться в тебя снова и снова, не сомневайся!
Арман лишил девочку возможности вырваться и потащил за собой. Сюзанна кричала во всю глотку, стараясь дозваться хоть какой-нибудь помощи, но бесполезно. Приспешник д’Амбуасье то и дело ударял её об дерево.
- Если не заткнёшься, бастард, тресну тебя головой об камень! – рявкнул Арман.
- Твой хозяин велел тебе доставить меня живой, слышишь ты, животное? – грубо отозвалась Сюзанна.
- Да, и если бы не это его требование, ты ответила бы за животное по полной, мерзавка!
Навстречу Арману верхом на гнедых лошадях выехали трое молодчиков из свиты д’Амбуасье. Сюзанна поняла, что дела её плохи. Парни схватили девушку, и, не смотря на её сопротивление, связали её по рукам и ногам. Рыжую взвалили на круп лошади, в седло которой вскочил Арман.

***
Битва у пещеры продолжалась. Ненадолго команде «Чёрной Жемчужины» удалось оттеснить банду д’Амбуасье чуть дальше в лес. Неистово нападая то на одного, то на другого противника, Гектор Барбосса был одержим идеей добраться до главаря и отправить его на тот свет. Тот наблюдал за происходящим и ухмылялся. Француз не просто верил в победу, но был железно в ней уверен. Его визави был того же мнения, но только насчёт себя.
Что касается Джека Воробья, то единственное, что его сейчас занимало, это прорваться сквозь дерущуюся толпу и найти Сюзанну. Откуда-то перед ним возник один из головорезов, надеясь сразить эксцентричного пирата одним неожиданным нападением. Он сделал резкий выпад, стремясь нанести противнику страшный удар. Джек ловко отпарировал, и, в то время как его оппонент выпрямлялся, словно змея, ускользнул из-под его руки и насквозь пронзил его своей рапирой. Заметив, что его пытаются окружить, развеселый капитан бросился к ближайшему дереву и ухватился за лиану. Забравшись повыше, он выждал момент, когда приспешники коварного француза скопятся рядом с его убежищем, и неожиданно спрыгнул вниз. Воробей кружил на лиане, сшибая на своём пути обалдевших от его выходки молодчиков. Приземлившись, он швырнул в одного из них камень, и в два прыжка продвинулся вперёд. Двое из тех, кого он сбил, всё же напали на Воробья, задерживая его. Тому ничего не оставалось делать, как отбиваться, изворачиваясь и отвлекая их.
Шаг за шагом Джек оказался в паре метров от своего заклятого друга. Гектор оказался перед нелёгким выбором: можно было добраться до д’Амбуасье и снести ему голову, но так же можно было дотянуться до Воробья, вспороть ему брюхо, отрезать всё, что можно отрезать, и скормить диким зверям, обитающим в этой местности. Пожалуй, так он и поступит, но сперва нужно разобраться с французом. Или всё же с Воробьём? Проблем у ирландца прибавилось из-за него!
«Эх, поскорее бы всё закончилось, тогда никто и ничто не помешает мне изничтожить тебя, негодное ты существо! Молись, чтобы я не исполосовал тебя на глазах у врага, чтобы радость ему не доставить!»
Появившийся на поле боя Арман с помощниками, принёс облегчение д’Амбуасье. Теперь французский авантюрист точно знал, что одержал верх. Барбосса же оказался обескуражен увиденным – его дочь была привязана к крупу коня!
- Papa, papa, sauve moi (Папа, папа, спаси меня)! – кричала она во весь голос, и пирату не нужно было гадать о смысле фразы – он понял её интуитивно, без всякого перевода.
- Всё, уходим! – скомандовал Раймон – Сделаем лишь остановку в форте Ле Фью Нуар на случай непогоды. – он обратился к пиратам – Угостите напоследок этих оборванцев сонными шарами!
С этими словами француз вскочил на лошадь и по его жесту головорезы натянули на лица какие-то тряпки, не то платки, не то маски, которые используют врачи, когда обследуют чумных больных. Джек заметил это. И живо смекнул, что ничего хорошего пиратам это не сулит. Он оказался прав – прихвостни д’Амбуасье вытащили кто из-за пазухи, кто из кармана штанов стеклянные шарики, наполненные какой-то дрянью. В миг на корсаров обрушился дождь из этих странных примочек, разрывающихся при соприкосновении с землёй. Серого цвета пар вырвался из каждого шарика. Один такой снаряд разбился аккурат под ногами Воробья.
Все, кто вдохнул испарения, теряли равновесия, и падали, словно свежескошенные колосья. Джек почувствовал, что у него закружилась голова. Всё перед глазами резко уплыло. Стоять на ногах он больше не мог.
- Зараза! – успел выдохнуть он перед тем, как упасть.
Барбосса не замечал ничего, что творилось вокруг. Если бы мимо него пронеслось стадо слонов, он и его бы не заметил. Возникни на его пути стена, он опрокинул бы её в два счёта. Он видел только Сюзанну, связанную, беспомощную и плачущую. И ещё глаза. Глаза негодяя, который лишил её матери. Гектор выхватил из-за пояса пистолет и прицелился. Возиться с д’Амбуасье он не намеривался.
«Надеюсь, ты успел попрощаться со своей жалкой, лишённой всякого смысла, жизнью, паскуда?»
Нападение сзади произошло внезапно. Кто-то одной рукой схватил капитана за шею, с другой с силой прижал ему к лицу тряпку, насквозь пропитанную какой-то гадостью. В нос резко ударил ядрёный запах серы пополам с неким не менее вонючим маслом. Миазмы этой смеси обжигали лёгкие и разрывали горло.
«Не дыши! Не смей вдыхать эту дрянь!»
Однако последовать приказу, отданному самому себе, не получилось. Как Гектор ни пытался, но задержать на ходу дыхание у него не получилось. Напавший словно пытался затолкать ему тряпку то ли в нос, то ли в глотку. Сукин сын вцепился так крепко, что в упор не поддавался попыткам морского волка сбросить его с себя, тем более, что с каждой секундой последний становился всё слабее и слабее.
Наконец капитан понял, что больше не может сделать ни выдох, ни, тем более, вдох. Ноги словно стали ватными. Хватка ослабла, и оторвать от себя проклятую тряпку стало невозможно. Глаза Гектора закрывались сами, он почувствовал, что падает. В последнюю секунду он успел подумать об Эмме…

***
Сюзанна уже ложилась спать. Завтра ей предстоит проводить мать в очередной тур, хотя рыжая хулиганка не понимала, как можно после оглушительного провала спектакля организовывать какие-то поездки с концертами. Странный же этот месье Жан дю Гресси. Другой бы на его месте уже давно бы сложил с себя полномочия директора театра, а этот, вишь, вцепился в своё место обеими руками, поэтому и гоняет свою приму туда-сюда. Сюзанна взяла с собой в постель книжку. Она не сильно хотела её читать, но Элен посоветовала, и Сюзи согласилась прочесть исключительно из уважения к подруге. Да так и заснёт быстрее, хоть какой-то плюс от этой чуши без внятного сюжета, с плоскими героями и с унылыми диалогами.
В дверь девушки постучали, и из-за неё выглянула Эмма.
- Ты ещё не ложишься? – спросила она.
- Нет. – ответила Сюзи – Заходи, мам, я ещё не скоро лягу.
Эмма улыбнулась дочери и вошла к ней. Она уселась на край кровати и пригладила девочке волосы. Сердце женщины пылало от желания провести всю жизнь с этим рыжим чертёнком. Они могли бы вместе путешествовать по миру, писать картины, выступать на деревенских ярмарках… Но нет, это всё пустые, несбыточные мечты, воздушные замки, бесконечно далёкие от земли.
- Сюзанна, доченька, - наконец заговорила актриса – мне нужно сказать тебе кое-что важное, пока я не уехала.
- Конечно, мама, говори.
- Девочка моя, послушай. – промолвила Эмма полушёпотом – Когда-нибудь ты столкнёшься с ситуацией, когда тебе нужно будет сделать выбор. И обстоятельства могут сложиться так, что выбрав одно, более заманчивое, ты неизбежно потеряешь другое, более нужное и ценное. – голос женщины дрожал, словно она была готова расплакаться – И этим выбором ты загубишь две судьбы – свою, и ещё чью-то. И этот человек будет страдать так же сильно, как и ты потом. С твоей стороны твой выбор будет выглядеть, как предательство. Но что самое ужасное, возможности объясниться перед этим человеком у тебя не будет. Никогда так не делай. Понимаешь меня?
Сюзанна приподнялась повыше. Никогда ещё она не слышала от матери ничего подобного.
- Понимаю. – ответила она – Но почему ты говоришь об этом?
Эмма нежно улыбнулась. Она обняла дочь за плечи.
- Я просто хочу, чтобы ты была счастлива, дочка. Будь сильной, и помни, что я всегда с тобой, что бы ни случилось.
Она говорила так, словно это было её завещание. Сюзанна заметила, как на глазах матери наворачиваются слёзы. Что-то подсказывало девочке, что не всё так просто.
- Это всё из-за спектакля, да?
Эмма проигнорировала вопрос. Сюзанна взяла её за руку.
- Мамочка, не расстраивайся ты так из-за него. – промолвила она – Будут ещё другие спектакли, более успешные. Не переживай так, не надо.
Забота дочери тронула женщину. Но знает ли она, что спектакль, провал которого стал неожиданностью для всех, не имеет никакого отношения к буре, что бушует в сердце актрисы? Как же это беспокойное создание будет дальше идти одна?
- Я больше не переживаю. – ответила Эмма. Она нежно прижала дочь к себе – Я так люблю тебя, моё сокровище.
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#23 Сообщение Аша Грейджой » Вс ноя 15, 2015 7:35 pm

Глава 21. Курс на форт Ле Фью Нуар
Красные, зелёные, синие, чёрные и белые полосы причудливо переплетались между собой, складываясь то в звёзды, то в стрелы, то в ещё какие-то фигуры. По светло – лиловому небу плыли ядовито – желтого цвета облака, и, опускаясь всё ближе к земле, превращались в рыжих лошадей. С поросших папоротником гор, куда побежал табун, спускалась стая каких-то птиц, одновременно похожих на ворон и гусей. Птицы взмывали вверх и каменели, приобретая новые черты. Из каменных горгулий, парящих в воздухе, вырывались фонтаны молока. Разливаясь по земле, молоко превращалось из ручейков в море, по которому проплывали ладьи викингов. По мере приближения, суровые скандинавские воины всё живее и живее плясали, прыгая по кругу, и размахивая боевыми топориками. Один из них подрубил мачту, и та, падая, выстрелила, словно пушка. Золотое ядро, вылетевшее из орудия, раскрылось на лету, освобождая белого грифона. Верхом на существе восседал Джек Воробей, и ехидно улыбался. Он снял шляпу и помахал ею. Внезапная вспышка молнии ударила в развесёлого пирата, и тот стал стремительно увеличиваться в размерах, становясь всё больше и больше…

Внезапно всё исчезло. Лишь темнота, какие-то звуки вдалеке и ощущение качки. Гектор Барбосса почувствовал, что глубоко дышит и лежит на чём-то более – менее мягком. Не сразу у него получилось открыть глаза, но всё же он это сделал. Оказалось, он находится в каюте «Чёрной Жемчужины». Обезьянка – капуцин, мирно дремавший рядом с ним, подскочил и радостно заверещал. Хозяин нежно улыбнулся ему, и потянулся к животному.
- Здравствуй, здравствуй, малыш. – полушёпотом произнёс он, радуясь тому, что не потерял возможности говорить – Скучал по мне, да?
Джек пискнул и оскалился, изображая счастливую улыбку. Он уткнулся в ладонь хозяина, требуя, чтобы его погладили. Барбосса так и поступил. Он был бесконечно рад снова увидеть любимого питомца.
- Если бы ты знал, что со мной приключилось. – тихо проговорил он, словно не веря самому себе – Как-будто я чужую жизнь прожил. Я думал, что ничего серьёзного не произойдёт, я управлюсь за пару дней и вернусь. Но нет, на меня словно лавина обрушилась.
Рядом на столе что-то зашевелилось. Джек недовольно вякнул. Гектор повернул голову в сторону и увидел клетку, в которой сидел белый голубь. Это была Жаклин – любимая голубка Сюзанны.
Сюзанна! В последний раз Гектор видел дочку, когда люди д’Амбуасье куда-то увозили её. Барбосса подскочил с места, будто его обдали крутым кипятком. Он обошёл всю каюту, словно собирался что-то найти, но успокоиться ему это не помогло. Капитан уселся на край кровати и постарался расслабиться. Капуцин не понимал причин столь странного поведения хозяина. Он удивлённо уставился на него.
- Знаешь, давно я не был столь близок к проигрышу. – тихо выдохнул Барбосса, обращаясь к зверьку.
Его взгляд устремился на птицу, сидящую на жердочке в клетке. Как бы она не оказалась единственной памятью о дочери и о женщине, которая могла бы быть… могла быть… быть его… Неважно!
Рядом с клеткой капитан заметил ещё одну памятную вещь, ту, которую Сюзанна берегла, как зеницу ока. Медальон со звёздочкой. Должно быть, она расстроилась, когда не обнаружила его у себя. Гектор взял вещицу, и повертел её в руках. Что же, всё-таки, она значит для неё? Может, это подарок матери? Как же девочка обрадуется, снова наденет медальон на шейку!
Едва Барбосса подумал над тем, чтобы открыть медальон, как у входа в каюту послышались шаги. В проём заглянул Джошами Гиббс. Увидев, что соперник капитана Воробья пришёл в себя, он тот час же поспешил скрыться. Однако, даже будучи не в самом лучшем состоянии, был так же решителен и строг, как и подобает хорошему капитану.
- Назад! – громко и властно приказал он, и старпому Джека пришлось подчиниться.
- Хвала Небесам, капитан, вы вернулись! – пропел он, приближаясь к Барбоссе – А мы уже думали, что ваше дело – дрянь. Хотели было нападать на все встречные корабли подряд, чтобы врача найти на борту (во, сказал в точности так, как Джек учил, не ошибся). Проклятый эфир никак не выветривался. Всё перепробовали, и водой на лицо брызгали, и…
- Какой ещё эфир? – ледяным голосом спросил Барбосса.
- Серный эфир. – ответил Гиббс – Те французы напичкали его паром свои снаряды и усыпили всех. Джек и остальные больше часа проспали, насилу разбудить удалось. Вы же такую дозу вдохнули, что впору медведя завалить.
- И долго я не приходил в себя?
- Почти трое суток.
Трое суток! Это прозвучало, как «три года». За трое суток д’Амбуасье мог сделать с Сюзанной всё, что угодно. Этого сукина сына необходимо догнать, не смотря ни на что!
- Куда мы вообще плывём? – поинтересовался Гектор.
- Джек что-то говорил про французский форт, он проложил туда курс. – сообщил Джошами – Однако команда в замешательстве, ведь всем сказали, что у вас какие-то сокровища украли, и их нужно отвоевать, но многим не понятно, почему всё происходит в спешке и так сумбурно.
Стоило Гиббсу помянуть развесёлого капитана, как Барбосса переменился в лице. Его затрясло от гнева, губы задрожали, а малыш Джек, заметив, что хозяин злится, поспешил забиться в угол. Глаза Гектора налились кровью, и казалось, что он вот-вот вспыхнет, как костёр, в который кинули целую бочку с порохом. Ну, или с ромом.
- Где это патлатое чучело? – злобно процедил капитан.
- Кто?
- Да дружок твой, что бесится, когда его капитаном не кличут.
- Джек? – Гиббс был удивлён, каким тоном ему был задан вопрос – Он… На квартердеке. – старпом осекся, он почувствовал, что зря только что сказал это – Что ему передать?
Гектор проигнорировал вопрос. Он застегнул рубашку, натянул сапоги и направился к выходу. Гиббс даже не подумал встать у него на пути, ибо в тот момент Барбосса был способен в буквальном смысле на всё, а жить хотелось. Пылая огнём ненависти, не обращая внимания на болтовню и возню матросов, суровый капитан поднимался на квартердек. Его заклятый друг воспринял его прибытие, как приятную мелочь.
- Оу, вижу, ты уже восстановился! – пропел он – Я-то думал, ты ещё проспишь денёк – полтора. – Джек был весел, и вёл себя совершенно непринуждённо – Ты будешь рад услышать, что курс к форту Ле Фью Нуар я проложил. Ну, может, небольшая корректировка понадобится. Идём в восемь узлов, но ничего, вот усилится ветер, так разгонимся во все десять. Ещё, возможно, грянет шторм, так что мы чуток притормозим, но будь уверен, сильно не отстанем от бандита – француза. В общем, я всё сделаю, а ты пока отдыхай, представляй себе, как обнимешь Сюзи, когда встретишь её.
Гектор остановился напротив Джека и смерил его испепеляющим взглядом. В тот же миг Воробей понял, что зря только что распинался перед ним. Он не понимал, чем вызвано такое настроение соперника по «Жемчужине».
«Это ему так эфир в голову ударил?»
- Что случилось-то? – с надеждой в голосе спросил Джек.
Произошедшее секундой спустя, Птах не мог предвидеть. Барбосса ухватил его обеими руками за горло, да так сильно, будто собирался удержать только что пойманную и вырывающуюся на свободу рыбу. Инстинктивно Воробей вцепился ему в руки, но хватка оказалась слишком сильной для того, чтобы оказать достойное сопротивление. Всего за какую-то минуту у Джека подкосились ноги, и стоять ровно он не мог. Он видел перед собой не человеческое лицо, а лик дьявола, перекошенный от ненависти и ярости, ибо в тот миг Барбосса был воистину страшен. Спазмы сковали горло Воробья, от нехватки воздуха его лёгкие были готовы разорваться, сердце забилось с невероятной частотой. Лицо его приобрело фиолетовый оттенок. В глазах удалого авантюриста стремительно темнело.
Наконец, Гектор разжал руки – пятеро здоровых мужчин сумели оттащить его в сторону. Птах рухнул на спину. Он лежал, содрогаясь в конвульсиях, выпучив глаза и глотая воздух ртом. Барбосса же горел желанием добить его.
- Сволочь! Потаскун! – орал он, изо всех сил стараясь вырваться – Я убью тебя, дерьма кусок! Убью! Мразота, что б ты сдох! Сукин сын, ты всегда штанами думаешь! Ты умрёшь в муках! – он заревел на матросов, которые его держали – Отпустите меня! Отпустите, вонючие собачьи отродья, не то скормлю акулам! Отпустите, чтобы я эту гниду прибил!
Наконец половине команды удалось увести бушующего Гектора вниз. Ещё долго его не могли успокоить.
Гиббс осторожно приподнял Джека. Тот не мог прийти в себя от столь шокирующего нападения. Руки его ещё тряслись, он не мог удержать флягу, протянутую старпомом.
- Бесноватый… - прохрипел Птах через силу – Ему место в богадельне.
Воробей смог встать лишь с десятой попытки, да и то с помощью старпома. Естественно, командовать кораблём, будучи в таком состоянии, он не мог, хотя сперва и рвался продолжить это дело. Гиббс не просто довёл капитана до каюты – он его туда дотащил. Джек плюхнулся на кровать. Только сейчас он начал немного успокаиваться.
- Я немного отдохну… - прохрипел он – А ты… а ты… присмотри пока за кораблём.
- А если Барбосса начнёт командовать?
- Не спорь… С ним… Это моя прерогатива… - Джек постарался принять серьёзный вид – Держите пока… Этот курс.
- Есть, капитан!
Проводив взглядом своего старпома, Воробей уставился в потолок. Вот что нашло на яблокоеда? Набросился с угрозами, чуть не убил.
«Или он рехнулся до такой степени, что вздумал срывать на мне злость? Ну, ещё бы, не обезьяну же свою блохастую пинать. Даже не удосужился объяснить, в чём дело. В следующий раз я отплачу ему той же монетой!»
Барбосса явился минут через десять. Он сел на стул и повернулся к Джеку так, чтобы оказаться напротив него. Тот съежился и отодвинулся подальше. Однако его соперник был спокоен и не настроен к вражде.
- Не бойся, Джек, я тебя не прикончу. – произнёс он устало – Но, чёрт же побери, почему ты так беспечен? Почему, зная, что любой встречный пьянчуга может за пару монет принести наши головы врагу, ты прыгаешь в постель к незнакомой девке, принимаешь из её рук выпивку и развязываешь язык? Ты не задумывался над тем, что она может перерезать тебе глотку во время утех, а? – Джек заметил, что злости в Гекторе не осталось ни капли – И вот теперь ни Сюзанны, ни сокровищ. И силы мои заканчиваются.
Джек не мог понять, кто сейчас разговаривает с ним – грозный разбойник, наводящий ужас на воды Карибского моря, или обессиливший, поседевший, измученный старик, у которого пропали всякие эмоции. Птах почувствовал, что злость, раздражение и обида на соперника за нападение постепенно исчезают, уступая место совсем другим чувствам. Словно сердце сжималось от одной мысли о том, что бушующий огонь, который он знал много лет, угасает, и скоро может случиться так, что от неукротимого пожара останутся одни угли.
А Гектор… Он сам не мог объяснить, даже самому себе, что с ним происходит. Он остро нуждался в новых силах, но где их взять? Как подняться, чтобы не упасть ещё ниже? Если есть на свете Бог, то он наверняка издевается над ним и получает от этого удовольствие. Но нужно взять себя в руки. Слишком часто жизнь отбирала у капитана то, что могло скрасить его жизнь. Больше такое повториться не должно.
Барбосса откупорил бутылку рома и предложил её Джеку. Он не сразу решился взять сосуд.
- Джек, не глупи. – всё так же спокойно произнёс Гектор – Если я захочу кого-то убить, то застрелю, заколю, вздёрну. Задушу, вон. Но травить еду и напитки не по моей части, ты знаешь.
Поморщившись, понюхав содержимое бутылки, Джек всё же решил употребить его внутрь. Ничего сверхъестественного с ним не случилось, хотя Воробей и ждал от соперника какого-то подвоха. Вроде как пить можно, решил он, и опустошил всю бутылку. После сильнейшего переживания, приняв горячительного, пират не мог долго противиться сильнейшему желанию провалиться в глубокий сон.
«Ну вот, он подмешал-таки что-то в ром! Вдруг яд? Нет, вроде не яд. И вроде не подмешивал ничего. Почему тогда так спать тянет?»
Ответить на этот вопрос Птах не успел. Он глубоко зевнул, и, будучи не в состоянии больше держать глаза открытыми, переместился в объятья Морфея. В каюте могла происходить дуэль на пистолетах, и её шум не разбудил бы его. Да хоть симфонический оркестр пусть репетирует! Джек погрузился в сон глубоко, и если не надолго, то на несколько часов точно.
Между тем, Барбосса думал, что сейчас нужно сделать, и что можно изменить. Он бросил взгляд на карту. Если Джек знает что-нибудь о месторасположении форта, и если он не соврал, шансы нагнать д’Амбуасье довольно велики. Для начала Гектор сверил координаты, нанесённые Воробьём с фактическими показаниями секстанта. Ничего подозрительного. Допустим, все трое суток «Чёрная Жемчужина» держала скорость в восемь узлов. Тогда, она должна была пройти около пятисот семидесяти шести миль… Приказав повторно измерить скорость корабля, рассчитав с помощью квадранта координаты, и проверив точность курса по-новой, капитан пожалел, что оставил заклятого друга в покое – «Чёрная Жемчужина» прошла менее пятисот миль, да ещё и отклонилась от курса!
«По-хорошему, этого засранца стоит разбудить, и поддать ему ещё, а то сегодня он слишком легко отделался! Тут даже не на пол-румба погрешность! Пусть встаёт и сам объясняет, где мы сейчас находимся!»
Но винить кого-либо было бессмысленно. В конце-концов, Джек чаще полагается на показания своего странного компаса, чем обычных навигационных приборов, пора бы с этим свыкнуться. Хотя, может, сбой произошёл потому, что в данный момент он ничего не контролирует. Барбосса уставился на вещицу, лежащую на столике рядом с развесёлым капитаном. Ему показалось, что птаха издевается над ним, даже в спящем состоянии. Последовать примеру заклятого друга капитан не хотел, и всячески сопротивлялся возникшей сумасшедшей идее.
«Действовать по методу Воробья? Что может быть глупее? Не нужен мне его компас! Я прекрасно знаю, чего хочу! Сейчас скорректирую курс, и всё будет в порядке… Нет, не нужен мне его хлам! Не хочу я его брать! Бесполезная вещь, уповать на неё бессмысленно.»
Голубка в клетке заверещала. Она была голодна, и требовала, чтобы её покормили. Обезьянка Джек приблизился к ней, и принялся кривляться и скалить зубы. Совсем как его тёзка. Жаклин забила крыльями, и капуцин отпрыгнул назад, но не спускал с птицы глаз, даже привстал на задние лапы, стараясь выглядеть более грозным. Гектор нашёл зрелище презабавным. Эта живность напомнила ему его собственные мелкие стычки с Воробьём. Сюзанне бы эта сцена тоже понравилась.
«Сюзанна… Девочка, как ты там сейчас? Не бойся, скоро я приду, и твоим обидчикам мало не покажется!»
Как бы малыш Джек ни был против, но всё, что ему осталось делать, это смотреть, как хозяин скармливает какой-то несносной птице сушеные яблоки, которые хранил для него. Зверёк жалобно заскулил, требуя к себе внимания. Гектор пригладил его по головке.
- Скоро нас станет больше, милый. – промолвил он ласково – У тебя появится, так сказать, названная сестрица. Но это не означает, что я стану любить тебя меньше. Да и о тебе самом будут вдвое лучше заботиться. Я, вот, вообще, почти всю жизнь заботился о себе сам, так как больше никого не было. А тебе чертовски повезло, парень. – капитан покосился на карту, разостланную на столе - Осталось лишь выпустить нашего общего друга из клетки.
Барбосса подошёл к Воробью, чтобы ещё раз убедиться, что он действительно спит, и за ними никто не следит. Собрав всю волю в кулак, он схватил компас, и с замиранием сердца откинул его крышку. Магнитная стрелка завертелась, словно механизм в музыкальной шкатулке…

Парой минут спустя в кают-компанию ворвался Гиббс с делегацией из десяти членов экипажа «Чёрной Жемчужины».
- Капитан, нам… - попытался было он что-то сказать, но Барбосса одним жестом велел ему говорить тише – Джек что, спит? - удивлённо спросил он.
- Как видите, мистер Гиббс, так что с дражайшим Джеком, жалким подобием капитана, пообщаетесь чуть позже, когда проснётся. – ответил Гектор своим обычным командным тоном – Теперь докладывайте.
- Ка-капитан, - заговорил старпом, явно не готовый к такому повороту – надвигается шторм, а никакой земли на горизонте не наблюдается. Команда хочет знать, куда мы всё-таки направляемся, чтобы рисковать своими жизнями?
- Курс зюйд-зюйд-ост два румба. – услышал он в ответ.
- Но капитан, так мы ляжем в крутой бейневинд, а тут ещё шторм на носу!
- Вздумали обсуждать мои приказы, мистер Гиббс?
Тот покачал головой, представляя, что с ним может сделать Барбосса, если дать ему повод. Трое из пришедших с ним матросов перешептались между собой. Всё-таки дело осталось не решённым.
- Так что насчёт того, чтобы переждать непогоду, кэп?
Вместо ответа Барбосса вышел из каюты и поднялся на капитанский мостик. Он сам встал у штурвала и вдохнул солёный морской воздух полной грудью. Обезьянка запрыгнула хозяину на плечо. Небо заволокли тяжёлые серые тучи. Ветер крепчал, ударяя в паруса. Волны почернели и покрылись гадкого вида серой пеной. Качка усилилась, и от этого судно стало набирать скорость.
«Действуй, папаша! Это твой час!»
В это время Джек Воробей проснулся. Он даже удивился тому факту, что его действительно не отравили. Снаружи происходила какая-то возня, а судя по качке, назревала буря. Барбоссы рядом нет, командует, значит. То-то его противного примата нигде не видно, да и карты с приборами лежат не там, где они находились, когда Джек прикасался к ним в последний раз. Хорошо, хоть птицу дочери не додумался выпустить. И медальон… Почему он не забрал медальон Сюзанны? И почему, в свою очередь, она с такой ревностью его оберегает от посторонних глаз?
«Малышка Сюзи, конечно, не будет против, если я загляну внутрь её драгоценного медальона. Всё равно она не узнает.»
Подстрекаемый любопытством, эксцентричный пират повертел вещицу в руках прежде, чем вскрыть её. Он поднёс медальон к зажжённой свече, чтобы лучше разглядеть то, что находится внутри. Находка заставила его улыбнуться.
- Оу. – заметил он про себя – Недурный вкус.
Шатаясь не то от слабости, не то нарушенного равновесия корабля, Воробей пару раз прошёлся взад – вперёд, чтобы привыкнуть снова стоять на ногах. Он собрался, было, выйти из каюты, но тут его зоркий глаз пал на собственный компас, лежащий прямо на столе. Крышка его была открыта, стрелка строго держала выбранный курс.
«Ах, ты, старый хитрый волчара! Так и знал, что рано или поздно ты это сделаешь! Вишь, как приободрился за мой счёт.»
Едва Воробей оказался снаружи, он моментально всё понял. В ближайшие пару дней ему не удастся командовать собственным кораблём. Неслыханно!
- Слушай мою команду! – ревел Барбосса, словно старался перекричать раскаты грома - Брасопь грота – рей! Приведись к волне! Бакштаги круче держать! Гроты натянуть! Подтянуть фок!
Он крутанул штурвал, и судно повернулось вправо, резко сменив направление движения. Палубу заливал проливной ливень. Периодически небо освещали вспышки молнии. Волны поднимались всё выше и выше, и одна за одной обрушивались на палубу. Корабль шатало так, что устоять на ногах можно было, лишь намертво приклеившись к доскам. Сделав невероятное усилие над собой, Джек Воробей рванул к заклятому другу.
- Ну, объясни на милость, куда мы идём?! – прокричал Птах.
- Не знаю, куда идёшь ты, а я – к форту Ле Фью Нуар! – услышал он в ответ – Там ждёт меня моё сокровище!
«И моё тоже… Ладно, на этот раз прощу, но если узнаю, что ты снова трогал мой компас… Твоими яблоками кашалоты закусывать будут.»
- Я знаю, где находится форт! – продолжал кричать Гектор – Там, откуда идёт шторм!
- Но кэп, если мы пойдём прямо, не циркулируя, рискуем потерять корабль! – попытался возразить Джошами.
- Не спорь с ним, Гиббс, не то мы рискуем оказаться потерянными в открытом море. – урезонил его Джек.
- Жаль медленно идём! – заметил Барбосса – Паруса не убирать!
- Но Томпсон доложил, что идём в двенадцать узлов, с учётом ветра!
- Пусть в двадцать один, но мы идём прямо по этому курсу! – капитан довольным взглядом оглядел сражающуюся с бурей команду – Так держать!
Держась за основание вантов, Джек отступил в сторону. Конечно, порой он видел Гектора, раззадоренного и пылающего жаром битвы с чем угодно и с кем угодно, но что б такое…
- Знаю, о чём ты думаешь, Джек, но я не отступлю! – обратился к нему Барбосса, не оборачиваясь. В это время вновь накатившая волна ударила в корму и разбила фонари.
- А не боишься, что своим упрямством типичного Овна, ты загубишь МОЙ корабль? – ядовито выдохнул тот.
- Нет, не боюсь! МОЙ корабль всё выдержит, и не из такого выбирался!
- Я бы на твоём месте всё же циркулировал, чтобы добраться до Сюзи целым и невредимым!
На этот раз Барбосса, повернувшись, метнул в Воробья такой свирепый взгляд, что тот поймал себя на мысли, что убежал бы от этого человека, если бы было куда бежать.
- Ты никогда не будешь на моём месте! – решительно возразил он – Знаю, ты сочувствуешь моей девочке, но почувствовать всё то, что чувствую я, пройти через то, через что иду я, ты не сможешь никогда!
- Да я всего лишь тактику предложил!
- Ты что, не веришь мне? – прорычал Гектор.
- Я… Я просто забочусь о корабле. – ответил Джек и опустил голову – Скажи, а ты не думал, что Сюзанна может?.. - осторожно спросил он, тщательно подбирая слова.
Барбосса посерьезнел. Он устремился взглядом куда-то вперёд и задумался над чем-то своим. Накатившая волна чуть не сбила его с ног, но он оставался так же невозмутим. В одном капитан был уверен наверняка.
- Она жива. – произнёс он так, словно констатировал факт.
- Да, ты не можешь думать по-другому.
- А я и не думаю. Я знаю.

***
За всё время пути, Сюзанна так и не смогла толком поспать. Да и зачем? Когда над тобой висит дамоклов меч, и судьба единственного человека, который мог бы прийти к тебе на помощь, единственного родного человека на всём белом свете, неизвестна, обстановка явно не располагает к спокойному сну. Через узкие щёлочки в обшивке она пыталась разглядеть чёрные паруса, спешащие за ней в погоню. Но нет, кроме маленькой флотилии д’Амбуасье, других кораблей видно не было. Время от времени в камеру карцера, где содержали девочку, приносили миску с каким-то варевом, которым впору кормить свиней, а не людей. Сюзанна с удовольствием вылила бы эту дрянь на пол, но всё же делала неимоверные усилия над собой, чтобы проглотить хотя бы пару ложек не то каши, не то баланды. В первый раз её вырвало, и она вышвырнула миску с оставшимся подобием еды из камеры, но через пару минут явился Арман, и пригрозился отрезать ей волосы и использовать их как тряпку, чтобы драить палубу, если она ещё раз наблюёт. В своих мечтах дочь Барбоссы представляла, как отец протыкает этого негодяя своим мечом снова и снова, но утешения от этого было мало. Фантазии о том, как произойдёт встреча, о том, как она обнимет папу и Джека, как закончится весь этот кошмар, помогали ей не сойти с ума в этом месте, царстве темноты, духоты, вони и сырости.
Наконец, Сюзанне удалось немного задремать. В своём сне девушка переместилась в город, незнакомый, но удивительно красивый и яркий, словно воплотившийся с картины, одной из тех, что она писала в те долгие минуты, часы, дни одиночества. Она уже не была простой скромной художницей, но грозной воительницей, валькирией. Проскакав на прекрасной белой лошади половину улиц города, она прибыла к прекрасному замку на отвесной скале, позади которой раскинулось играющее синее море, и во дворе которого вовсю кипело сражение. Сюзанна спрыгнула с коня, выхватила рапиру, и присоединилась к дерущимся. Она фехтовала так, словно держала меч ещё со времён колыбели. Девушка без особого труда раскидала пару десятков разбойников, ведь они не могли справиться с такой мастерицей клинка, как она. Неожиданно со стороны моря раздался пушечный залп. Затем ещё один, и ещё один. Замок и его двор опутало облако из дыма. В серой дымке показался корабль о чёрных парусах с таким же черным флагом. Приблизившись к замку на самое короткое расстояние, команда корабля принялась палить по злодеям, с которыми билась Сюзанна, и что самое интересное, снаряды попадали именно в тех, плохих. А ещё спустя пару минут, начался штурм замка. Пираты брали его на абордаж так же ловко, как и корабль, гружёный золотом.
Наконец, из дымки навстречу к Сюзанне вышел вооружённый человек в широкой шляпе с потрёпанным плюмажем. Вне всякого сомнения, это был капитан пиратов. Гектор Барбосса присоединился к дочери, и вскоре сражение закончилось безоговорочной победой пиратов. Барбосса лично открыл дверь замка, и Сюзанна вместе с ним заглянула внутрь. Навстречу им выбежала молодая блондинка в прекрасном красном платье. Эмма обняла и поцеловала дочку, а затем подошла к своему мужчине и нежно заключила его в свои объятья. Сюзанна подошла к родителям и втиснулась между ними. Теперь мы вместе, решила она, и ничто не в силах разлучить нас.
- Просыпайся, пиратское отродье! – прозвучал над ухом голос Армана – Мы прибыли в форт Ле Фью Нуар. Только не вздумай бежать, не то пулю в затылок словишь моментально.
Сюзанна решила не отвечать на этот выпад, а просто проследовала туда, куда её повели. По трапу она спустилась с остальными к подъёмному мосту – причалу. Д’Амбуасье надел на себя парадный костюм, словно явился на официальный приём в Версаль. Сюзанна смотрела на этого человека с презрением. Церемониальность, с которой его встречал комендант форта, не вызвала у девушки ничего, кроме ненависти.
- Господин д’Амбуасье! – восторженно пропел он – Рад приветствовать вас в форте Ле Фью Нуар!
- Удача, господин Ландеран! – объявил д’Амбуасье, пожав ему руку – Я нашёл те самые сокровища, что были утеряны при воцарении славного короля Анри Четвёртого. К сожалению, моя верная саруханская невольница погибла при исполнении своего долга, а ведь именно благодаря ей, ценности возвращаются на родину. Конечно, кое-кто хотел мне помешать, но злодеи уже наказаны. – авантюрист сменил тему - Я прошу у вас разрешения сделать остановку в форте. Надвигается шторм, мне и моим людям нужно где-то переждать его, а также привести мои корабли «Цыганка», «Бернадотта» и «Галлия» в порядок. Для безопасности и надежной сохранности сокровищ я так же прошу временно разместить их в стенах форта.
Ландеран кивнул головой в качестве знака согласия. В поле его зрения попала Сюзанна, которую, закованную в кандалы, уводили вниз, в застенки.
- Кто это юное создание? – спросил комендант.
Раймон зловеще ухмыльнулся, услышав, каким ласковым тоном начальник крепости спросил о его пленнице.
- Увы, монсеньор, чем милее зло, тем труднее его распознать. – ответил он посмеиваясь – Эту девушку зовут Сюзанна Рушье. Она дочь аферистки и шпионки Эммы Рушье, более известной, как Наталин д’Ормерьяк – актриса новоорлеанского английского театра. Её мать пыталась отобрать у меня сокровища по наущению колониальных властей.
- Ох, какая скверная история. – демонстративно согласился Ландеран.
- Но это ещё не всё. – добавил д’Амбуасье – Знаете, кто её отец?
- Кто же?
- Гектор Барбосса. – Раймон сделал паузу, чтобы насладиться реакцией Ландерана – Да-да, тот самый дьявол - ирландец, который держит в ужасе все карибские колонии и американское побережье.
- Не может быть!
- К сожалению, это так.
- И что же вы намерены сделать с мадмуазель?
- Лишь то, что надлежит сделать, месье Ландеран. Я перевезу её в Бордо, оттуда доставлю в Париж, где её будут судить за пособничество родителям в совершении ряда преступлений против французской Короны. Скорее всего, девушку повесят. Боюсь, юный возраст и красота не помогут ей избежать сурового наказания.
- Dura lex sed lex (Закон суров, но это закон). – печально заметил начальник крепости.
- Вы совершенно правы, монсеньор. – ответил Раймон – Теперь позвольте пройти внутрь – ветер крепчает. И пусть о моих кораблях позаботятся.
- Конечно – конечно, месье. Гарнизон форта полностью в вашем распоряжении.
Д’Амбуасье в сопровождении коменданта направился в покои для гостей, а солдаты гарнизона форта сгрузили сокровища в соответствующее хранилище.

Дочь Барбоссы заперли в маленькой тюремной каморке, привязав её к столбу посередине. Из маленького окошка своей камеры Сюзанна наблюдала за рождающейся бурей. Ей и раньше случалось переживать удары стихии, но настоящего морского шторма она ни разу не видела. Девушку не пугал вой ветра и холод, насквозь пронизавший помещение. Зажжённый факел, служивший единственным источником света, отбрасывал на стены причудливые тени. Она заворожённо смотрела на волны, поднимающиеся одна за одной, на стрелы молнии, освещающие на несколько секунд море.
«Папа, сколько раз ты переживал такое? Сколько раз ты вёл корабль сквозь бушующее море, не боясь разбиться о скалы? Быть может, сейчас ты спешишь ко мне, сквозь ураган и ливень? Папочка, я держусь, но мне страшно. Этот негодяй сказал коменданту крепости, что отвезёт меня в Париж, чтобы судить и повесить, но не сказал, за что. Неужели у этого человека были отец и мать?»
Размышления Сюзанны прервал Арман. Он вошёл к пленнице, злорадно ухмыляясь. Молодой человек встал прямо перед ней.
- Монсеньор не хочет, чтобы ты сдохла раньше положенного срока. – строго сказал он и протянул к её лицу ковш с водой – Пей. Живо.
Сюзанна бросила на него свирепный взгляд и боднула ковш. Вода мгновенно расплескалась по полу. В ответ Арман ударил девушку по голове посудиной. Дочь пирата лишь стиснула зубы от боли.
- Не могу понять, в кого ты уродилась такой упрямой сукой. – прорычал парень – Твои родители друг друга стоили, два отпетых бандита, только один действовал на море, а другая на суше. Но, не смотря на это, стоит признать, что твоя мать была хитрой стервой, не то бы сдохла гораздо раньше. Однако, перехитрить моего хозяина ей не удалось.
- Нет, удалось. – ледяным тоном ответила Сюзанна – Она нашла сокровища раньше твоего хозяина.
Глаза Армана загорелись бешеным огнём. Он опустился на корточки, чтобы смотреть девочке прямо в лицо. Сюзанна изо всех сил старалась внешне сохранять спокойствие, однако мысленно уже впилась ногтями в рожу мерзкого чудовища, смотрящего на неё.
- А я тебе не рассказывал, как убивал твою мамочку? – прошептал Арман – Нет? Что ж, нужно исправить это досадное упущение. Помнишь, за три – четыре дня до того, как аббат де Керльон сообщил тебе, что твоя матушка повесилась, переживая за провал спектакля, ты проводила её в очередные гастроли? Так вот, в тот момент никаких гастролей не было. Она бегала по своим грязным делам, запутывая след, стараясь сбить монсеньора д’Амбуасье с толку. Гастроли должны были начаться чуть позже, чем с того момента, как ты распрощалась с мамочкой.
Твоя сука – мать возвращалась в свой особняк глубокой ночью. Она всегда брала крытое ландо, если хотела добраться до дома незамеченной. Обычно у калитки её встречал дворецкий, но в ту ночь он к ней так и не вышел. Больше получаса твоя мать прождала его, прежде, чем решилась отпереть калитку самостоятельно. Откуда ей было знать, что мы проникли в её логово, перебили всех её негров и белую прислугу, трупы спустили в ближайшее болото и спокойно ожидали её в самом доме? Мы оставили зажжённым свет в гостиной, чтобы она ни о чём не смогла догадаться. Так и случилось. Эмма сама отперла и входную дверь. Тут её и насторожила тишина. Она принялась звать своих слуг, зашла то в одну, то в другую комнату, но никого не обнаружила. Похоже, она сильно испугалась, и начала что-то соображать, но было поздно.
Монсеньор д’Амбуасье вышел из укрытия в тот момент, когда эта шмара попыталась покинуть особняк через чёрный вход на кухне. Твоя мать всё поняла. Она схватила нож, и принялась угрожать монсеньору, мне и нашим ребятам. Мой хозяин попытался было наладить с ней диалог, мол, скажи, где сокровища, и тебя не тронут. Но Эмма отказала ему в грубой форме. Тогда он приказал взять суку. Твоя мать метнула (или думала, что метнула, я, кстати, склонен ко второму варианту) нож в одного из наших парней и принялась бежать. Далеко ей уйти не удалось. Я поймал её и стал допрашивать с пристрастием, но ничего путного твоя мать не сказала, лишь сыпала проклятьями и угрозами. В конце концов, монсеньору надоело слушать её истерику, и он приказал мне повесить негодяйку.
Твоя мать довольно забавно дрыгала ногами, когда я поднимал её на верёвке всё выше и выше от пола. Перед смертью она успела выкрикнуть что-то типа «Мой мужчина отомстит за меня!», но никто не воспринял эти слова всерьёз. Убедившись, что паршивка мертва, мы принялись обыскивать её чёртов особняк. Перерыли всё – шкафы, рундуки, кладовую, чердак, даже разворотили кухонную печь и камин, но так и не нашли ценности. Остальное тебе известно.
Сюзанна слушала рассказ, и чувствовала, как в ней закипает ярость. Слёзы наворачивались на глазах девочки, и от этого её боль становилась лишь сильнее, а ненависть – жарче. Она представила себе, как на этот рассказ мог бы отреагировать отец.
- И он отомстит. – процедила дочь Барбоссы.
Арман воспринял эту реплику, как проявление бессильной злобы.
- Папочка больше не придёт тебе на помощь. – ядовито прошипел он – Он мёртв. Наверняка его тело уже валяется на дне Мексиканского залива. Серный эфир сжёг ему все лёгкие.
- Он жив. – уверенно произнесла Сюзанна.
- Да, ты не можешь думать по-другому.
- А я и не думаю. Я знаю.
Арман взял девушку за подбородок и взглянул на неё.
- А ты красивая. – выдохнул он, и получил плевок в глаз в ответ – Тварь! – рявкнул он, отвесив Сюзанне пощёчину в ответ. Слуга д’Амбуасье направился к выходу – В ночь перед твоей казнью я приду к тебе и возьму тебя, и буду брать снова и снова, и петля с открывающимся под ногами люком покажется тебе избавлением! И воды не получишь до завтрашнего полудня!
Молодой человек скрылся за дверью темницы. Сюзанна снова устремила взгляд на бушующее море. Она всем сердцем верила, что вот-вот к форту подоспеет настоящий пиратский парусник и начнётся суровый бой.
«Папочка, родной, мама до самого конца, до самой своей последней минуты верила, что ты спасёшь её. Она не хотела умирать. Папа, я тоже хочу жить! Спаси меня, папочка!»
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#24 Сообщение Аша Грейджой » Вс ноя 15, 2015 7:36 pm

Глава 22. Канонада
Шторм бушевал всю ночь. К утру буря более - менее стихла, но проливной дождь не позволил Раймону д’Амбуасье продолжить путь сразу же, как непогода сдаст свои позиции, и вплоть до этой минуты разгуливал неслабый ветер, дувший в сторону форта. Пришлось отложить время выхода до следующего утра, хотя корабли были готовы отправиться в плаванье в любой момент. Следующий рассвет должен был стать сигналом к выходу в море.
Французский авантюрист прогуливался по стене форта вместе с комендантом.
- Свежий морской воздух, бесспорно, успокаивает перед сном. – довольно произнёс он.
- Да, особенно, когда вам нужны силы. Путь до Бордо не близкий. – ответил ему комендант.
- Вы бесконечно правы, месье Ландеран. – согласился д’Амбуасье – Тем более, что опасаться мне больше нечего.
- Но ведь в здешних водах ещё не перевелись пираты.
- О, им я смогу дать отпор. Единственный пират, которого мне стоило опасаться, мёртв, а его дочь в моих руках. Кстати, - добавил француз любезным тоном – ваша милая идея с испарениями серного эфира сработала на ура.
- Я рад это слышать – Ландеран на минуту задумался – А как же вам удалось обставить гибель той женщины, как самоубийство?
- Поверьте, это было несложно. Хотя, признаю, по началу возникли некоторые мелкие трудности. Например, в какой-то момент Рушье догадалась, что за ней, возможно, следят, поэтому стала массово увольнять слуг. Вероятно, боялась, что среди них может оказаться шпион. Да и поведение её в последние дни оставляло желать лучшего. Никто из жандармов и не удивился, когда не обнаружил в доме ни души. Насколько я знаю, сейчас этот особняк выставлен на продажу, но, чувствую, покупатель найдётся ещё не скоро. Вы бы стали покупать дом, в котором свершилось самоубийство?
- Вряд ли.
- Я тоже.
- А что же с девчонкой? Вам действительно ни капли не жаль её? В конце - концов, она ничего не совершала.
- Жалеть дочь преступников? Я ещё не сошёл с ума. Кто может поручиться в том, что она не вздумает отомстить за родителей?
Аргумент оказался достаточно убедительным, и Ландеран молча согласился с ним. Да и зачем продолжать беседу на не самую приятную тему, когда можно обсудить хотя бы погоду? После дождя так легко дышится, и хотя этой ночью разгуливает ветер, а завтра встанет солнце, и погода обещает быть идеальной.
- Я думаю, вы устали, месье. – обратился комендант форта к своему гостю.
- Пожалуй, вы правы, монсеньор. – с улыбкой ответил тот – Пора бы мне уже и вернуться в свои покои.
Ландеран собрался было что-то сказать, как к нему подбежал один из солдат гарнизона. Вид у него был взволнованный, будто весь пантеон Олимпа явился к нему собственными персонами.
- Монсеньор комендант, разрешите доложить! – выкрикнул он.
- Докладывайте, Беланже.
- У Южной башни замечено какое-то движение. – доложил солдат – Никаких сигналов не подаётся, мы не можем понять, что это.
- Это корабль? – с подозрением спросил д’Амбуасье.
- Невозможно распознать. – ответил Беланже.
Раймона охватило чувство тревоги. Он точно знал, что всю дорогу от Нового Орлеана до форта Ле Фью Нуар его никто не преследовал. По крайней мере, ни одного доклада о встречных либо идущих следом кораблях от вахтенных не поступило. О том, что прибывшие гости – пираты, речи идти не может. Ирландца нет в живых, его сумасшедшего дружка, изрядно смахивающего на рождественскую ёлку, скорее всего, тоже. А если это испанцы или англичане, то разговор с ними будет коротким. Вместе с комендантом д’Амбуасье направился к Южной башне крепости.
Дозорный вглядывался в темноту ночи через подзорную трубу. Стоящие вблизи корабли частично закрывали обзор, что совсем не улучшало положения смотрящих. Молчание раздражало д’Амбуасье. Он выхватил у соглядатая трубу и принялся высматривать что-то, что могло вызвать такой переполох в гарнизоне.

На борту «Чёрной Жемчужины» были потушены все огни, гакабортные лампы и те не горели, и члены экипажа выжидали сигнала к действию. На полуюте стояли Джек Воробей и Джошами Гиббс. Капитан разглядывал форт через подзорную трубу, выбирая удобное место для первого выстрела. Его смущало, что несколько кораблей закрывали лучшую мишень.
- Джек, ты уверен, что трюк с вельботом удастся? – осторожно спросил Гиббс.
- Однажды в Картахене я проделывал нечто подобное, всё прошло как по маслу. – ответил Птах – Те раздолбаи и очухаться не успели, как я уже был по ту сторону ворот. – он принял более серьёзное выражение лица – Меня беспокоит только наш швейцарский стрелок. Его кипучая деятельность, небось, заставит всех проверить собственную выносливость.
- Думаешь, Барбосса промахнётся?
- Думаю, нам нужно будет обыскать форт до того, как от него останутся одни руины. После того, как любитель грязных макак обожрал весь камбуз.
- Ну, не преувеличивай.
- А я и не преувеличиваю. Я вообще впервые видел, чтобы в одного человека столько влезло. И не надо меня тремя сутками злосчастными доставать! – Джек снова вооружился подзорной трубой и устремил взгляд к Южной башне – И ещё я хочу, чтобы он сам нас не выдал, светлячок хренов. Пусть молится свой Калипсо, чтобы по ту сторону ничего не заметили.
А в это время Гектор Барбосса пристроился на гондеке, готовый выпустить пулю в бочку пороха, помещённую в вельбот, хотя больше ему хотелось увидеть д’Амбуасье и застрелить его. Крохотный огонёк свечи позволял ему видеть цель, оставаясь незамеченным. Всё же, отметил про себя капитан, идея с плывучей бомбой не такая уж и невыполнимая, хоть раз Воробей придумал что-то стоящее. Лишь бы ветер не подвёл и не сменил направление. Наспех соорудив подобие мачты и паруса и сгрузив на борт шлюпки три бочки с порохом, пираты отправили своего троянского коня по направлению к кораблям, пришвартованным у Южной башни, уповая на милость ветра. А где-то там Сюзанна отчаянно ждёт помощи…
«Не бойся, девочка, сейчас папа устроит плохим дядям фейерверк.»
По мере приближения к форту, плавучая бомба приобретала всё более отчетливые очертания. Ветер гнал её прямиком к флотилии д’Амбуасье. Тот напряженно гадал, что же это может быть. Только когда вельбот подошёл вплотную к кораблям, Раймон понял, что должно случиться.
- Остановите вельбот! – крикнул он – Если загорятся «Бернадотта» и «Галлия», произойдёт цепная реакция!
Солдаты в панике заметались по стене. Ландеран не знал, как поступить – если не уничтожить невесть откуда взявшуюся шлюпку - фантом, может случиться непоправимое, но если прогноз д’Амбуасье верен, то взрыв вельбота спровоцирует взрыв на близлежащих кораблях, которые, к тому же, до отказа загружены порохом и боеприпасами. Гарнизон был приведён в полную боевую готовность за пару минут, но чёткой команды от командующего не поступило. От волнения Раймон д’Амбуасье был готов поверить в любую чертовщину.
- Господин Ландеран, почему вы ничего не предпринимаете? – спросил он едва ли не вызовом.
- Я понимаю вашу тревогу, господин д’Амбуасье, но я думаю о том, как защитить крепость и корабли!
- Не надо думать, сделайте что-нибудь!
А на борту «Чёрной Жемчужины» царило совсем другое настроение. Гектор Барбосса словно чувствовал состояние своего врага. Ехидно улыбаясь, капитан переглянулся со своей обезьянкой. Малыш Джек оскалил зубы в улыбке и подмигнул хозяину. Сочтя этот жест за сигнал, Барбосса нажал на спусковой крючок. Вылетевшая пуля угодила точно в цель…
Всё произошло так, как предсказывал д’Амбуасье. Взрывная волна поразила его корабли. Вооружённые суда вспыхнули, как спички. Зарево пожара осветило форт. Словно раскат грома оглушил французского авантюриста.
- Защищайте корабли! – командовал Ландеран – Ну, живо!
Три судна, стоящие рядом с «Галлией» и «Бернадоттой», загорелись, задетые огненной вспышкой. Солдаты бегали взад – вперёд, не зная, чем заняться в первую очередь, тушить уже горящие корабли или спасать те два, которые ещё на плаву. Наконец, комендант приказал срочно взойти на борт оставшихся галеонов и оборонять форт.

Джек Воробей наблюдал через подзорную трубу за поведением защитников форта. Его эффектный трюк сработал как нельзя лучше, и удалой капитан действительно гордился собой. Теперь настало время для активных действий, тем более, упускать шикарную возможность разбить противника, захваченного врасплох, было бы глупо. Джек самодовольно улыбался. Наконец-то его заклятый друг одобрил его затею, тем более, что желаемые результаты вот они, во всей красе.
- Что дальше, кэп? – спросил Гиббс, готовый выполнить любой рискованный приказ Воробья.
- Поднять паруса! Права руля! – скомандовал тот – Идём в наступление!
В это время на шкафут поднялся Барбосса с обезьянкой на плече. Вид кораблей, идущих в ловушку, придал ему новых сил. Основные силы противника выведены из строя, а это означало, что наступила пора для выполнения, пожалуй, самой трудной части плана. «Чёрная Жемчужина» неслась навстречу французам. Гектор поднялся на полуют, довольно бесцеремонно оттолкнул рулевого, и сам встал за штурвал.
- Я знал, что ты это сделаешь. – подметил Джек.
- Кто ж ещё, кроме меня? – шутливо согласился Гектор.
Со стороны форта раздались пушечные залпы. Его защитники поняли, с кем имеют дело, и комендант Ландеран принял решение разнести «Жемчужину» в щепки либо ближним боем, либо артобстрелом точно. Д’Амбуасье живо наблюдал за происходящим. Он навёл окуляр подзорной трубы на пиратский корабль. Предчувствие не обмануло его.
- Клянусь кровью Христовой, господин Ландеран! – выплюнул он в бессильной злобе – Этот человек – настоящий дьявол! Не понимаю, каким образом он сумел вернуться из ада, но я поражён тем фактом, что он это сделал! Заставьте его, чёрт возьми, вернуться в пекло!
Ландеран наблюдал за кораблём, совершившим дерзкое нападение на форт. Он пытался понять, что намерен предпринять наглец, потревоживший покой французов. Пока комендант разглядывал палубу «Чёрной Жемчужины», в поле его зрения попал ещё один человек. Едва заприметив его, Ландеран ахнул и уронил свой инструмент.
- Там… там… он! – едва ли не плача протянул комендант – Воробей!
Д’Амбуасье от злости стиснул зубы. Он должен был предвидеть, что ирландец потащит за собой своего чудаковатого дружка.
- Почему вы не сказали, что здесь будет и Воробей?! – в панике прокричал Ландеран.
- Признаю свою ошибку. – подавлено ответил Раймон.
- Исправьте её немедленно!
- Будет сделано. Но для этого позвольте задействовать «Цыганку». Один её внешний вид заставит этих проходимцев вздрогнуть. Уверяю, нам даже стрелять не придётся.
Оба корабля французского флота циркулировали круг за кругом, пытаясь догнать «Чёрную Жемчужину». Однако сделать это оказалось совсем непросто. Пиратское судно легло в фордевинд, отчего набрало приличную скорость. Королевские галеоны были слишком тяжелы, чтобы маневрировать так же быстро. В какой-то момент Ландеран заметил, что они просто ходят кругами.
- Этот негодяй Воробей издевается над нами! – командующий крепостью находился в шаге от истерики – Беланже, он должен умереть! Слышите?
- Он не сможет долго циркулировать даже при благоприятном ветре. – ответил Беланже.
- Мне на это наплевать, Воробей должен отправиться в ад! И приятеля своего тоже прихватить за компанию!
- Что прикажите?
- Выкатить орудия! Шквальным огнём из всех пушек избавить мир от этой гадины!
Тем временем «Жемчужина» продолжала пляску с королевскими галеонами. Поведение служивых насторожило пиратов.
- Кэп, вам не кажется, что нас окружают? – спросил Гиббс у Джека.
- Ты слышал, Тень Посейдона на Земле? – переадресовал Джек вопрос старпома Барбоссе – Окружают нас. Прекращай играть с ними в кошки – мышки, и открывай огонь!
- Если окружают, то сами себе делают хуже! – отрезал Барбосса – Джек, ты уж потерпи пару минут, а?
- Если мы будем терпеть ещё пару минут, то на воздух взлетим мы. И вообще это дело нужно было провернуть по-тихому, а то так и тянет последовать благороднейшей пиратской традиции. – Птах навёл подзорную трубу на Южную башню – Докладываю мистеру Я – Пру – Как – Баран – На – Новые – Ворота – И – Не – Колышет, что на нас в придачу и орудия наводят. Интересно, кто там всем заправляет? – Джек снова устремил взгляд на форт – Лицо знакомое, я угрожал ему прежде?
- Капитан, сэр! – крикнул откуда-то снизу матрос, и на это обращение откликнулись и Джек, и Барбосса – По левому борту судно с архангелом на ростре!
- Капитан по правому борту судно с розой на ростре! – крикнул другой, и снова отреагировали оба капитана.
Прежде, чем Джек успел промолвить хоть слово, Гектор взял всю инициативу на себя. Глаза его горели неистовым пламенем, казалось, он и есть огненная стихия в человеческом обличии.
- Держитесь крепче, ребята, сейчас прокатимся с ветерком! – крикнул он во весь голос. На минуту Воробей подумал, что сейчас оглохнет от его хохота.
Оба французских корабля вплотную подобрались к «Чёрной Жемчужине». Казалось, теперь ничто не помешает им потопить легендарный пиратский фрегат. Пушки на стене форта так же были заряжены и нацелены на корабль. Ещё немного, и от парусника останутся одни лишь обломки…
«Жемчужина» буквально выскочила из смертоносных объятий в одном кабельтове от преследователей. И дернул же чёрт капитанов обоих судов дать команду открыть огонь! То же самое сделал и командующий крепостью Ландеран. Парусники обстреляли друг друга огнём из всех пушек, а залпы со стороны форта лишь усугубили дело. При виде того, что случилось, комендант едва не свалился со стены, зажав рот, чтобы не закричать. Он приказал немедленно прекратить огонь, но какой от этого был толк, когда его последние корабли загорелись и сильно накренились в предсмертной агонии? Спасать суда было уже поздно, и выжившие члены экипажа уже просто прыгали за борт, надеясь спасти хотя бы собственные жизни.
Что касается пиратов, то они не стали тратить время на ликование. На этот раз Барбосса согласился с мыслями Джека насчёт того, с какой позиции будет удобнее вести обстрел стены. «Чёрная Жемчужина» поравнялась с Южной башней, готовая к дуэли на пушках.
- Зарядить пушки! – командовал Гиббс - Наводить на орудия врага и ждать команды!
А на той стороне Ландеран в состоянии едва ли не паники пытался чем-то командовать. Его солдаты второпях заряжали орудия, целились в парусник, но шансов на победу у них не было. Оба капитана «Жемчужины» прекрасно это понимали. Осталось совсем немного…
- ОГОНЬ! – скомандовал Барбосса, разрывая себе горло криком.
- Огонь! – подхватил Джек.
- Огонь! – вслед за ним повторил Гиббс.
Дождь из пушечных залпов обрушился на крепость. Пушки форта взрывались одна за другой, не успев толком выстрелить. Камни разлетались в разные стороны, задевая тех несчастных, что не успели отбежать в сторону. Из-за суеты и возни солдаты не успевали заряжать орудия и производить ответные выстрелы. С каждым новым залпом с борта «Чёрной Жемчужины» стена рушилась всё больше и больше.
- Прикончите их! – надрывался Ландеран – Разнести пиратское корыто в щепки! – пытался он командовать – Огонь! Огонь!
Следующий залп повредил парапет, на котором стоял комендант. Взрывом участок стены обрушился, и тяжёлые камни погребли под собой незадачливого вояку. Зарево пожара освещало крепость и бухту.

- Они разбегаются, как тараканы! – ликованию экипажа «Чёрной Жемчужины» не было предела.
Джек Воробей разделял настроение команды. Самое трудное осталось позади, да и любимый корабль не сильно пострадал. Он бросил взгляд на боевого нетоварища, стоящего рядом с ним на шкафуте. Барбосса выглядел возбуждённым и настроенным решительно.
- Что дальше, папаша? – весело спросил Воробей.
- Штурмуем форт, и дело с концом. – услышал он в ответ – Сметём эту поганую цитадель к чёртовой матери!
- Вот и славно, учитывая, что там сейчас творится, это будет не трудно.
Но загадывать наперёд было не самой лучшей идеей. Никто не мог предвидеть, что с обратной стороны крепости выйдет внушительного вида каракка, вооружённая почище, чем те корабли, с которыми только что сразилась «Жемчужина». Флагманское судно д’Амбуасье «Цыганка» стремительно приближалась к пиратскому паруснику. Хозяин корабля остался в форте и наблюдал через подзорную трубу за происходящим в бухте.
- Давай пальнём по ним первыми. – скороговоркой промолвил Джек и скомандовал на опережение – Поворот оверштаг!
«Чёрная Жемчужина» резко повернулась правым бортом к неприятельской каракке. Воспользовавшись тем, что Гектор что-то разглядывал через подзорку и погрузился в свои мысли, Джек подпустил «Цыганку» поближе. На корабле показались готовые к стрельбе пушки. Каракка двигалась, плавно лавируя, отчего прицелиться в неё было довольно трудно. Не теряя времени зря, Джек скомандовал открыть огонь.
Залп из десяти пушек обрушился на «Цыганку», но судно от этого не сильно пострадало. Казалось, оно восприняло обстрел, словно человек укус комара.
- Ох, кэп, похоже, у этой посудины неслабая защита! – ошарашенно поделился впечатлениями Гиббс – Настоящие доспехи, ни дать, ни взять!
- Сам вижу! – отозвался Воробей.
- И что теперь?
Барбосса напряжённо пытался понять, в чём подвох. Его не покидало ощущение, что есть в «Цыганке» некое слабое место. Наконец, когда с «Жемчужины» прогремел залп, его осенило.
- Отставить огонь! – скомандовал он – Двойной оверштаг! Брасопь фока-рей!
Джек и глазом не успел моргнуть, как заклятый друг снова оказался за штурвалом. На сей раз он немного сдал назад, но набрав скорости, резко рванул вперёд. Только сейчас до Воробья дошло, что происходит. Гектор направил корабль идти на таран, и, похоже, получал от этого удовольствие.
- Стой! – закричал Птах – Нельзя! Ты нас всех сведёшь в могилу!
- Если тебе страшно, прыгай за борт! – рявкнул Барбосса в ответ – Мой корабль меня не подведёт!
- Свой корабль используй хоть в качестве брандера, но МОЙ не губи!
В это время Раймон д’Амбуасье, приготовившийся к триумфу, понял замысел врага. Он мгновенно изменился в лице. Теперь он находился в шаге от провала. Авантюристу было горько осознавать, что его провели дважды.
- Будь ты проклят, собака! – прошипел он, вложив в слова всю ярость и злобу и поспешил скрыться.
По мере приближения к «Цыганке» Джеку хотелось закричать, и это желание становилось всё жарче и жарче, и в какой-то момент весёлый капитан поймал себя на мысли, что последовать совету яблокоеда – не такая уж и плохая идея.
- Капитан, может, лучше открыть огонь? – с надеждой в голосе спросил Гиббс.
- ЛОЖИСЬ! – скомандовал Джек, готовясь в буквальном смысле ко всему.
- Береги голову, ХАХАХАХА! – с жаром добавил Барбосса.
Со страшнейшим треском «Чёрная Жемчужина» врезалась во вражеский парусник. Каракка разлетелась на кусочки, словно фрагменты мозаики. Куски дерева и обшивки посыпались на палубу «Жемчужины», будто льдинки града. Моряки сжимались в комок, закрывая головы руками. Даже малыш Джек предпочёл спрятаться на нижней палубе. От громоподобного грохота запросто можно было оглохнуть. Рядом с полубаком рухнула грот-мачта, по овердеку проехал фрагмент фальшборта, фока-рей, падая, оцарапал бизань- мачту. Джек Воробей едва успел отскочить в сторону, прежде, чем в метре от него упал брус.
- Уф, чуть сердце не выскочило! – простонал капитан, и посмотрел, что творится за бортом – Ну и бардак! – констатировал он, глядя, как протараненная каракка уходит под воду – Даже интересно, как тебе вообще удался этот фокус?
- Баржа нашего французика обшита фанерой. – ответил Гектор и тут же поправил себя – То есть была обшита фанерой. И пушки не для пальбы, а для устрашения – муляжи гипсовые.
- А это как ты понял?
- Когда ты приказал стрелять, при попадании в одну такую, она не задымилась, в отличии от тех, что были на стене крепости.
- Оу. Тебе не в пираты, тебе бы в сыщики или в шпионы.
- Вот знаешь, Джек, иногда я не могу понять, ты сейчас оскорбил меня или сделал комплимент?
- А, как хочешь, так и понимай. – Воробей придирчиво оглядел «Жемчужину» - Палуба вся исцарапана, обшивка подрана, небось ещё бушприт поломан! Ремонт оплатишь из собственного кармана.
Пиратский парусник вплотную подошёл к стене форта. Пираты, вооружившись кто мечами, кто боевыми топорами, прыгали в шлюпки, и, подобравшись к суше, бросились на штурм стены. Заткнув за пояс несколько метательных ножей и усадив на плечо верного спутника - капуцина, Барбосса собрался присоединиться к тем членам команды, которые брали крепость на абордаж. Неожиданно перед ним возникла фигура Воробья.
- Знаешь, я тут сейчас подумал…
- Ты подумал? Вот это новость!
- Хаха – хаха, сейчас уведу «Жемчужину», и выпутывайся, как знаешь!
- Ладно, что ты там подумал? Только говори скорее!
- Я найду крошку Сюзи, а француза, так и быть, отдаю тебе.
- О, Джек, ты так великодушен, но Сюзи я постараюсь найти и сам. Впрочем, если сделаешь полезное дело, я не стану возражать. – Гектор обратился к оставшимся на борту – Уничтожьте эту проклятую крепость, и чтобы духу её не было через час!
Не говоря ни слова больше, немилые приятели залезли в шлюпку, не заметив перед этим, как пожали друг другу руки…

***
Дремавшая Сюзанна вздрогнула от первого же выстрела. Сперва ей показалось, что её убивают, оттого она подскочила на месте. Одна за другой в темноте возникали огненные вспышки. По крикам и тревожному оживлению, по оглушающей пальбе и ругани солдат девушка догадалась, кто стал причиной переполоха, и её лицо озарила искренняя улыбка. Сюзи стала рваться из пут, чтобы дотянуться до окошка. Больше её не пугал грохот канонады, он стал для неё настоящей музыкой.
- Папа! – кричала она во весь голос, словно надеялась, что её услышат – Папа, я здесь! Джек, я здесь! Меня заперли здесь! Папа, я жива!
Девушка понимала, что шансов у неё нет, но не сдавалась. Она не боялась охрипнуть, продолжая звать отца. Она надеялась выбраться на свободу, могла бы сорвать решётку с окна голыми руками.
«Господь прочёл мои мысли! Отец жив! Он пришёл, чтобы спасти меня!»
Но радость девочки была недолгой. По ту сторону двери раздался скрип поворачивающегося в замочной скважине ключа. На пороге каморки возник Арман. В его руке сверкал охотничий нож.
- За проделки своего отца ты, тварь, ответишь по полной! – прорычал он – Я забью тебя кулаками до смерти! – он смерил дочь Барбоссы голодным, звериным взглядом – Но сперва…
В один прыжок Арман оказался рядом с Сюзанной. Он рассёк верёвку, связывавшую девушку, грубо схватил её за волосы и повалил на пол.
- Раздвигай ноги, сука! – прорычал он.
- Нет! – визжала Сюзи.
- Раздвигай, я сказал! – приказывал приспешник д’Амбуасье, хватая её за бёдра.
- Неееет!
- Заткнись, бастард пирата, и делай, что я говорю!
Парень крутил своей жертве руки, силой напирая на неё, раздвигая ей бёдра и прижимая её к полу, надавливая коленом в живот. Он собрался было ударить Сюзанну, даже занёс над ней нож. Не зная, откуда у неё взялась эта сила, юная художница на лету перехватила его руку и вырвала оружие. Одним резким движением она полоснула своего врага по правому уху. Тот взвыл от боли и упал на спину. Сюзанна воспользовалась этим, и, не теряя ни минуты, вскочила на ноги, вылетела из каморки и побежала, куда глаза глядят. Она знала, что за ней гонится рассвирепевший Арман, и что остальным приспешникам убийцы её матери не составит особого труда схватить её, но она не сдавалась.
Петляя туда – сюда по всему форту, девочка оказалась около огромного декоративного окна, которому пушечным ядром выбило витраж с какой-то библейской сценой, и теперь из покорёженной дыры валил дым. Увидев корабль, безжалостно обстреливающий цитадель, Сюзанна заметно приободрилась. Но ещё большую радость ей было видеть, как кучка храбрецов принялась штурмовать крепость. Среди людского муравейника девочка не смогла не разглядеть статную фигуру в широкой шляпе с плюмажем.
«Он пришёл! Папа нашёл меня!»
- Папа, я здесь! – крикнула Сюзанна, сложив руки рупором. Она крикнула бы ещё раз, но сверху послышались тяжелые шаги. Девушке пришлось спасаться бегством, чтобы не попасться в лапы преследователей.

А тем временем Гектор Барбосса был готов поклясться, будто слышал голос дочери. Он повернул голову в сторону, откуда, как ему показалась, его позвала Сюзанна, но кроме дыма и каменной стены он ничего не увидел.
«Я найду тебя, доченька. Я уже здесь.»
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Ответить

Вернуться в «Фанфикшн по фильму "Пираты Карибского моря"»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 3 гостя