Сокровище

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata, Ekaterina

Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Сокровище

#1 Сообщение Аша Грейджой » Вс апр 12, 2015 9:40 pm

Название: Сокровище
Фэндом: Пираты Карибского моря
Автор: Аша Грейджой aka Lucrezia Borgia
Жанр: Приключения, детектив, драма, ангст
Пейринг: Гектор Барбосса/НЖП
Рейтинг: PG - 13
Размер: Макси
Персонажи: Гектор Барбосса, Джек Воробей, Сюзанна, Раймон д'Амбуасье и другие.
Содержание: Неожиданно для себя капитан Гектор Барбосса узнаёт, что одна женщина, некогда близкая ему, умерла и оставила после себя некое сокровище, которым оказалась... его дочь! Но вот проблема - девчушка оказалась совсем не такой нежной, милой и покладистой, какой в своё время была её мама. Придётся бравому капитану Джеку Воробью взяться за воспитание Сюзанны... и её отца.
От автора: действие начинается в самом конце третьего фильма. Четвёртый фильм в расчёт не принимается.
Предупреждения: ненормативная лексика
Статус: в стадии написания
Дисклеймер: все герои (кроме авторских) принадлежат Диснею. Все изображения, использованные для иллюстраций, защищены авторским правом и также мне не принадлежат.
Комментарии к фанфику: http://pirates-zone.com/viewtopic.php?f=4&t=2005
Обложка (автор Jack Tsunami):
Внешность Сюзанны: Роуз Лесли
Вложения
сокровище.jpg
lTr3kTFbtJw.jpg
Последний раз редактировалось Аша Грейджой Вс апр 12, 2015 10:07 pm, всего редактировалось 1 раз.
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#2 Сообщение Аша Грейджой » Вс апр 12, 2015 10:00 pm

«Вопросы крови – самые трудные в мире».
М. Булгаков, «Мастер и Маргарита»

«О женщине можно узнать многое,
если взглянуть на её отца».
Итальянская поговорка

"С дочерьми тяжелее, чем на войне"(с)
Эддард Старк, сериал "Игра Престолов"

«Сокровища – это не только серебро да золото»(с)
Капитан Джек Воробей


Глава 1. Роман с художницей

На Тортуге в тот вечер было шумно, очень шумно. Собственно, тихо в этом месте никогда не бывает. Пираты всех мастей заглядывали на этот остров бесконечного веселья, чтобы спустить «заработанные честным трудом» денежки и хорошенько отдохнуть от тягот корабельной жизни, и этому никто не удивлялся. Но недавно произошло событие, которое заставило морских разбойников веселиться пуще прежнего. Грандиозная масштабная кампания по истреблению пиратов, сравнимая лишь с охотой на ведьм, закончилась сокрушительным поражением Ост – Индской Торговой Компании в битве у Бухты погибших кораблей. Да, в тот день пираты достойно дали отпор своим ненавистникам, и теперь бурные празднества по этому поводу не прекращались вот уже вторую неделю.
Флагман эпохального сражения «Чёрная Жемчужина» стоял пришвартованным в порту острова, неподалёку от рыночной площади, где корсары обычно сбывали особо ценную добычу. На этой площади гордо располагалась таверна «Цветущая роза». Именно здесь гулял экипаж прославленного корабля. И именно здесь можно было встретить двух легендарных личностей, каждый из которых именовал себя капитаном «Чёрной Жемчужины». Джек Воробей и Гектор Барбосса. Непримиримые соперники сидели за одним столом и наливали друг другу – невероятное зрелище! Однако, победа над общим врагом разве не есть повод для того, чтобы отложить возобновление выяснения отношений и делёж корабля, и просто выпивать в своё удовольствие?
- Неужели кончилась? – удивлённо вопрошал Джек, тряся пустую бутылку, словно надеясь вылить из неё ещё чуть – чуть рома, хотя бы на пару – тройку глотков.
- Совсем неудивительно, учитывая, сколько ты выдул. – посмеиваясь, ответил ему Барбосса.
- Хорошего рома много не бывает. – верещал Воробей, протягивая руку за очередной бутылкой. – Тебе наливать, или как? – спросил он у коллеги.
- Наливай, что с тобой поделаешь?
Через несколько минут кружки были осушены, и Джек снова недовольно ворчал о том, что ром исчезает слишком быстро, даже послал своего верного старпома Гиббса принести целый ящик, чтобы хватило наверняка. Старпом воспринял приказ капитана слишком буквально, и вскоре на столе действительно стоял ящик с бутылками рома. Теперь душа Джека могла быть довольна.
Опустошив ещё одну бутылку, Воробей бросил взор на своего противника – приятеля. По разумению Джека Барбосса не умел пить совершенно! Ну как можно после пяти бутылок подпирать затылком стену и высматривать отсутствующим взглядом невесть что на противоположной стороне? Джек подвинулся поближе к капитану и пощёлкал пальцами у него перед глазами.
- Гектор, ты ещё здесь? – спросил он, пародируя индийских гипнотизёров.
- Ну, допустим, здесь. – ответил Гектор. – А с чего бы тебе беспокоиться обо мне?
- Да вот просто хотел узнать, о чём ты думаешь. Я, например, не представляю, о чём ещё можно фантазировать, когда вокруг столько выпивки, жратвы, девочек… Точно! – Джек аж подскочил. – Тебе нужно немного любви. Я могу подогнать тебе подходящую цыпу. Смекаешь?
На это Барбосса ничего не ответил. Джек уже успел выдумать тысячу шуток на любой из потенциальных ответов своего «коллеги», но прошло две минуты, три, пять, но Гектор так и не проронил ни слова. Джек нахмурился, огорченный тем, что ему не удалось в очередной раз блеснуть остроумием. Молчаливая попытка предложить выпить успехом также не увенчалась. Воробей обиженно надул губы и отвернулся, но буквально через несколько секунд решил всё-таки продолжить разговор с Барбоссой, хотя и не знал, с чего начать.
- Интересно, как там госпожа Тёрнер? – брякнул Джек, чтобы хоть как-то нарушить тишину.
- Не пропадёт. – уверенно заявил Гектор. – Бесс Суон – крепкий орешек. Мы с тобой хорошенько её поднатаскали.
- Угу… - Воробей на минуту задумался. – А как же, интересно, произошла встреча века? Просто любопытно, хватило ли смелости Дэви Джонсу заглянуть в глаза Калипсо?
При этих словах Барбосса мгновенно помрачнел, а довольная улыбочка исчезла с его лица. Пальцы сжались в кулаки от гнева, дыхание участилось. Джеку понадобилось менее секунды, чтобы определить, что его собрат по оружию закипает от злости.
- Нет, я бы сказал по-другому. – прорычал Барбосса. – Хватило ли Калипсо смелости заглянуть в глаза Дэви Джонсу? Обычная баба – ни больше, ни меньше. Зачем клясться в вечной любви, если за словами нечего нет?
- Похоже, тебя сильно волнует эта тема.
- Ничего меня не волнует!
- Если бы не волновало, ты бы так не взъелся. Или это тебе ром в голову ударил?
- Никакой это не ром, а жизненный опыт!
- Да ты что! – изумился Джек и приблизился к собеседнику. – Тебя зазноба обидела, да, Гектор?
- Какое тебе дело, Воробей? Всё равно не поймёшь.
- Для того чтобы понять или не понять, нужно узнать предысторию, смекаешь?
- Ничего я тебе не скажу.
- Ну уж нет, раз сказал А, говори Б.
- Чем делиться с тобой сокровенным, проще объявить о своём секрете всей команде с капитанского мостика.
- Гектор, ну не будь занудой. Выпей, расслабься, а я обещаю унести твою тайну в могилу. Раз я не сказал Джонсу, кто ему рога наставил там, в домике на болотах, то и сейчас буду молчать, как рыба.
- Джек, я слишком хорошо тебя знаю.
- Вот поэтому могу тебя уверить, что поделиться своим секретом ты можешь только со мной. – Воробей наполнил кружку старого пирата до краёв. – Так что у тебя стряслось?
Барбосса отпил немного из кружки и уставился на пляшущий огонёк свечи, стоявшей рядом. Он мог поклясться, что на секунду в крохотном пламени отразились черты женского лица. Черты, которые он изо всех сил старался прогнать из памяти.
- С женщинами всё сложно. – заговорил Гектор. – Знаешь, Джек, почему они сходят с ума по розам?
- Понятия не имею. – театрально произнёс Джек.
- Потому, что похожи на них. Поведёшься на прекрасный цветок, а напорешься на шипы.
- И ты напоролся на такую вот розу?
- Пришлось столкнуться. – начал свой рассказ Барбосса. - Как-то вышел я в рейд в Мексиканский залив. Поначалу всё шло гладко, но вскоре что-то пошло не так, и удача отвернулась от меня и моих ребят: добычу мы упустили, зато попали в поле зрения офицеров французского флота. Нас гнали до самого Нового Орлеана. Потом по нам открыли огонь, мы даже до порта дойти не успели! Бриг пошёл ко дну, до берега пришлось добираться вплавь.
Той ночью я плыл долго, очень устал, но на этом мои злоключения не прекратились. Береговая охрана оказалась предупреждена о том, что объявлена облава на пиратов. Не успел я толком прийти в себя после неожиданного заплыва, как столкнулся лицом к лицу с вооружённым отрядом. Пятерых я уложил, но подоспели ещё десять - двенадцать, а к тому времени один из этих сукиных детей вонзил мне штык ружья под ребро и сломал шпагу. Мне оставалось либо сдаться на их милость, либо уносить ноги, и я выбрал второе.
В Новом Орлеане я был впервые, и поэтому не знал, куда бегу. По крикам, доносившимся то оттуда, то отсюда, можно было понять, что здесь мне рады будут только на виселице. Пару раз солдатне почти удалось окружить меня. Это обязательно удалось бы им, если бы мне не пришло в голову завернуть в узенький проулок. В темноте я зацепился об что-то, и кубарем покатился вниз по каменной лестнице.
Тогда-то я и встретил её. Напуганная шумом, молодая женщина вышла из дому и увидела меня, раненного, грязного, обессилевшего и валяющегося у её порога. Не задав ни одного вопроса, она стала затаскивать меня внутрь своего жилища. Она успела как раз вовремя – солдаты вычислили то место, куда меня занесло, и пристали к женщине с расспросами. Она отвечала быстро и отрывисто, указывая на сторону, противоположную от дома. Поверив ей на слово, мои преследователи побежали дальше.
Только тогда я осознал две вещи – насколько болезненна моя рана, кровоточащая и сводящая с ума, и как прекрасна моя спасительница, без лишних слов впустившая в свой дом пирата и пустившая солдат по ложному следу. Золотые волосы, светлые зелёные глаза, нежные розовые губы бантиком, нежная кожа, маленькие ямочки на щеках… Не иначе, как милосердный ангел спустился на землю в ту ночь и взял меня под своё крыло.
Эмма, она сказала, что её зовут Эмма. Ещё рассказала о том, как переехала в Луизианну из Руана после смерти родителей. На мой вопрос о том, где она так хорошо научилась говорить по-английски, она ответила, что долгое время по приезду работала прачкой у одного ирландского купца, живущего в Новом Орлеане, оттого и выучила язык. Теперь же она расписывала витражи и посуду, этим и зарабатывала на жизнь.
Но более всего меня поразила безграничная доброта этой женщины. Она отважилась прийти ко мне на помощь когда, казалось бы, должна была поступить с точностью наоборот. По её словам, она не могла позволить толпе вооружённых до зубов солдат наброситься на меня одного, раненного и загнанного в угол. Эмма обработала мне рану цветочным настоем и зашила её так аккуратно, словно той и не было никогда. Каждый день она меняла мне компрессы и поила отваром, утоляющим боль. Она постоянно интересовалась моим самочувствием, не верила, когда я отмахивался простым «Я в порядке», а в первые дни не отходила от меня ни на шаг. Не знаю, откуда она узнала о моей любви к яблокам, я не говорил, но каждый день она мне их приносила.
День ото дня мне становилось лучше. Я понимал, что маленький домик скромной художницы – не самое надёжное убежище, и что рано или поздно мне придётся его покинуть. Но чёрт побери, как же мне нравилось находиться в нём! Эмма поведала мне о своей заветной мечте – стать актрисой, и в подтверждение этого каждый вечер разыгрывала коротенькие сценки пантомиму. Словно Шахеризада, она пересказывала мне сюжеты разных книг, легенды, баллады. Удивительно, как женщина может быть такой образованной и талантливой! Помню, мы даже песни сочинять пытались. Да, я понял, что обрёл в лице Эммы друга, настоящего друга, который рождается один раз в двести лет. Потому я, как мог, оттягивал момент нашего расставания, который был неизбежен.
Однажды я наблюдал за тем, как Эмма расписывает кувшин. Золотые локоны струились по её чуть приоткрытым розовым плечам, и в свете горящих свечей становились похожими на нимб. Она проводила кистью линии на кувшине, отчего напоминала богиню, творящую новый мир, прекрасный, как она сама. В своём скромном бежевом платье, подчёркивавшем осиную талию, с распущенными волосами, с бархатными ладонями и тонкими запястьями, перепачканными краской, она была краше всех принцесс, грациознее всех королев. Я осторожно подошёл к ней и заглянул сзади. Штришок за штришком Эмма вырисовывала цветущую розу на кувшине. Она почувствовала, что я стою за ней и повернулась ко мне. Минуту мы просто смотрели друг другу в глаза… и словно молния сверкнула между нами!
Я потянулся ближе к Эмме, схватил её за талию и впился ей в губы. Она не стала сопротивляться. Я гладил её пальцами по тонкой шее, прижимался к упругой груди, осыпал её лицо поцелуями. Эмма отвечала мне взаимностью, и она была столь мила в своей неопытности и непорочности, что неосознанно разжигала неистовое пламя в моём сердце. В тот вечер я сорвал настоящий приз – её невинность.
С тех пор мы проводили ночи вместе, десять, может, двенадцать ночей. Эмма отдавалась мне с радостью, говорила, что со мной смогла ощутить вкус любви в полной мере. Мы растворялись в наших чувствах без остатка, упивались любовью. Но эта райская нега не могла длиться вечно. Мне пришла пора покинуть Новый Орлеан. С Эммой я проводил меньше времени, чем обычно – я ходил в порт, беседовал с торговцами и трактирщиками, в надежде разузнать что-нибудь о способах добраться до Тортуги, она тоже куда-то постоянно исчезала. У нас оставался один – единственный вечер, когда мы могли побыть в компании друг друга. Сперва мы долго гуляли по безлюдному берегу, слушая плеск морских волн и провожая садящееся за горизонт Солнце. Эмма рассказывала мне какие-то смешные истории, как всегда. Она была мила и весела. Я подарил ей шкатулку в форме ракушки, чтобы она всегда помнила обо мне. Эмма смахнула слёзы и прижалась ко мне. Я сказал ей, чтобы она не грустила понапрасну, ведь я – ужасный человек, убийца и грабитель, и что мне не место подле ангела, а она ответила, что во мне есть свет, что его немного и для глаз посторонних он недоступен, но он есть. Право же, я о себе столь хорошего мнения сам ни разу не был…
Та ночь была лучшей из всех, что мы провели вместе. Небо и звёзды, его дети, были свидетелями нашей страсти. Мы были единой душой, единым телом, единым сердцем. Она всецело принадлежала мне, а я – ей. Внутри нас горел огонь, который ничто на свете не было в силах потушить. Наша любовь в тот миг была сильнее людской ненависти, глупых предрассудков, зависти и вероломства. Наша одержимость друг другом достигла своего апогея… Лёжа под звёздами, я признался Эмме, что хотел бы от неё детей, ибо только такой чистый и непорочный цветок достоин того, чтобы оставить кого-то после себя.
А наутро наступил тот самый момент, который стал неизбежностью. Я прощался с Эммой и пообещал ей, что обязательно вернусь и заберу её с собой. Сказал, что ей больше не придётся расписывать тарелки за сущие гроши, и что покажу ей разные страны и города, научу её ездить верхом, стрелять, плавать, фехтовать, метать ножи, и что обязательно сделаю её актрисой, как она и мечтает, а она пообещала не забывать меня ни на секунду и написать мой портрет в образе морского царя. Долго мы не решались разжать руки, словно старались сохранить тепло. Напоследок она поклялась мне, что будет любить лишь меня одного… Когда корабль уходил всё дальше от берега, а силуэт Эммы становился всё меньше, я тоже принёс клятву, которую никогда не приносил раньше – вернуться и найти Эмму во что бы то ни стало.
Барбосса замолчал. В несколько глотков он опустошил кружку, а затем снова наполнил её. Джек внимательно следил за капитаном, он никогда не видел, чтобы тот так много пил и говорил одновременно.
- Через год я снова приехал в Новый Орлеан. – продолжил Гектор. – Я сгорал от нетерпения, так страстно желал увидеть Эмму, ощутить тепло её тела, пригладить её шёлковые волосы, заглянуть в её ясные глаза. Я добежал до её домика, но никого в нём не обнаружил. Более того, на двери висел огромный замок, покрытый слоем пыли, толщиной в палец, и паутиной. Эмма больше здесь не жила. Я обошёл весь город, опросил всех, кто мог хоть что-нибудь знать, но всё без толку. Я искал Эмму больше месяца, но не нашёл ни одной ниточки, которая могла бы вывести меня на неё. В отчаянии я подумал, что она умерла, и хотел хотя бы возложить букет её любимых белых роз на её могилу. И знаешь что, Джек? Я не нашёл даже места её последнего пристанища! Ни живую, ни мёртвую, я не нашёл Эмму! Я и сейчас не знаю, где она, что она, жива ли она!
Я вспомнил, как она клялась, что не забудет и дождётся. Боже, каким же ослом я был! Я поверил ей на слово! Для той, что грезила театром, врать и притворяться, изображать любовь – необходимые навыки для построения удачной карьеры. Может, она успешно реализовала их, отточив на мне, и сейчас ей рукоплещет публика по всему Старому и Новому Свету. А может, она не стала терять времени в ожидании пирата, и выскочила замуж за постановщика пошлых пьесок, или за смазливого бездарного актёришку, с которым теперь выступает дуэтом: «О, мой Ромео, я за тобой иду на небо!». Вокруг неё, быть может, сейчас увиваются молоденькие поклонники, дарят дорогущие подарки, возможно, кому-то удалось затащить её в свою постель… В любом случае, если она хотела разбить моё сердце вдребезги, то ей удалось это на славу. Я ненавижу эту женщину, Джек. То, что она сделала, простить нельзя. Она – роза с ядовитыми шипами. Она носила передо мной маску ангела, но теперь я знаю правду. Живую или мёртвую, я никогда не прощу Эмму, никогда.
Джек слушал рассказ собрата по оружию и несколько раз менялся в эмоциях. Он никогда не подозревал о том, что Гектору так же можно нанести глубокую рану в сердце, поиграть с его чувствами. По разумению Воробья, сам факт того, что скрытный и, в общем-то, нелюдимый Барбосса питал к кому-то глубокую привязанность, уже был удивителен.
- Я сочувствую тебе, приятель. – произнёс Джек полушёпотом. – Но сколько лет прошло с момента столь красочно описанных тобой событий?
- Семнадцать. – буркнул Гектор и потянулся за бутылкой. Теперь он отпивал прямо из горла сосуда.
- И что, за все семнадцать лет, ты так и не выкинул свою бывшую зазнобу из головы?
- Такое не забывается.
- Ну, если эта… как её… Эмма тебе действительно столь противна, ты бы давно её забыл. А раз через семнадцать лет ты всё ещё помнишь, как её звали, как она выглядела, что говорила, значит, не так уж сильно ты её ненавидишь. Тут скорее сожаление, что ты не можешь встретиться с ней ещё раз. Смекаешь?
- Мне виднее, что это!
- Просто признай, что она всего – навсего ушла. Это ведь не смертельно.
- Джек, я лучше тебя знаю, что чувствую. Это моя жизнь, в конце – концов! – рявкнул Барбосса и осушил бутылку в несколько глотков.
- Так – так, Гектор, ты, похоже, набрался лишнего. – заверещал Воробей. – Пора бы тебе проспаться.
- Ничего я не набрался. – попытался возразить Барбосса.
- Мистер Гиббс, проводите нашего славного капитана наверх до койки, - обратился Джек к своему старпому, - а то он уже в состоянии нестояния.
- Слушаюсь, кэп. – ответил тот и с опаской поглядел на Барбоссу – старый морской волк не намеревался никуда уходить, и, казалось, был готов пристрелить любого, кто сейчас к нему прикоснётся.
- Я никуда не пойду. – решительно заявил Гектор.
- Капитан, вам в самом деле лучше отдохнуть. – Гиббс не знал, как подступиться к Барбоссе, и поэтому решил действовать максимально осторожно.
- Я не устал!
- Вы… немного пьяны.
- Я не пьян!
Смекнув, что ситуация заходит в тупик, Джек решил вмешаться в неё сам. Привстав, он первым делом отобрал у Барбоссы бутылку и швырнул её в приставучего капуцина, который, почуяв неладное, бросился на подмогу своему хозяину.
- Ой, Гектор, не геройствуй, ты уже лыка не вяжешь. – театрально выпалил он, подхватывая своего собеседника под руки. - Гиббс, нам придётся вдвоём тащить его.
- Не смейте! – заорал Барбосса. – Не прикасайтесь ко мне!
- Не слушай его, Гиббс, он сам не соображает, что несёт. – выдал Джек.
- Стой, где стоишь, не то пристрелю, собака! – гаркнул Гектор.
- Я уже не знаю, кого из вас слушать, капитаны! – раздражённо выпалил старпом.
- Меня! – одновременно ответили оба капитана.
Костёр ссоры мог бы разгораться и дальше, превратиться в настоящий пожар. На великих спорщиков уже стали обращать внимание другие посетители таверны, однако это их нисколько не смущало. До серьёзного выяснения отношений между капитанами «Чёрной жемчужины» оставалось буквально пара шагов, как в дверях таверны появился человек в чёрном плаще. Переговорив с хозяином, он осторожно подошёл к буянам и снял капюшон с головы.
- Покорно прошу меня простить, - заговорил он с сильным французским акцентом, - но кто из вас, господа, капитан Гектор Барбосса?
Внезапное появление этого человека немного успокоило капитана.
- Ну я. – ответил Гектор, повернувшись к незнакомцу.
- О, я счастлив, что, наконец, нашёл вас, месье. – сказал посетитель. Это был пожилой человек в скромном одеянии, и лишь деревянное распятье на груди выдавало в нём священнослужителя. – Сперва я искал вас в Порт – Рояле, но ввиду сложившейся там крайне неблагоприятной обстановки, я понял, что поиски следует продолжить в другом месте. Не скрою, я объехал пол – Тортуги, прежде, чем обнаружил вас.
- Вы вообще кто? – сурово спросил капитан. – И что вам нужно от меня?
- Меня зовут аббат де Керльон. У меня есть новости для вас, месье капитан.
- Говорите, мистер де Керльон.
- Но это очень личные новости.
- У меня нет секретов от моих ребят.
«Как же, нет у него секретов», - злорадно подумал Джек Воробей, - «Ишь как закипятился, когда я упрашивал его воспоминаниями поделиться».
- Эти новости касаются только вас и мадам Эммы Рушье. – сказал аббат. – Вы знаете такую особу?
То, что аббат упомянул имя Эммы, стало полной неожиданностью для Гектора. Он обернулся и поглядел на Воробья. Соперник по «Жемчужине» недвусмысленно дал понять Барбоссе, что он всё слышит.
- Полагаю, мы должны переговорить с глазу на глаз? – обратился Гектор к священнику, и тот ответил на этот вопрос утвердительно.
Последний раз редактировалось Аша Грейджой Ср май 20, 2015 9:50 pm, всего редактировалось 3 раза.
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#3 Сообщение Аша Грейджой » Вс апр 12, 2015 10:00 pm

Глава 2. Подслушанный разговор

- Джек, ты уверен, что поступаешь верно? – спрашивал Гиббс у капитана. – Ты и так знаешь многое о Барбоссе, зачем докапываться до подробностей?
- Нет – нет, когда подвернулся шанс узнать больше, упустить его было бы глупостью. – решительно ответил Джек.
- Но ведь мы подслушиваем, когда говорят о личном!
- Ну и что? Можно подумать, тебе не интересно, что там стряслось у Барбоссы с его бывшей пассией.
- Интересно, но…
- Вот видишь! А теперь помолчи, иначе ничего не услышим.
Джек и Гиббс стояли около двери в комнату Барбоссы и подслушивали через щель, о чём тот беседует с аббатом. Новость о призраке из прошлого застала лихого капитана врасплох, тем более, что он сам вспоминал о нём буквально за пять минут до того, как нагрянул посыльный.
- Времени у меня мало, господин аббат, так что говорите скорее. – открыл диалог Барбосса.
- Сын мой, дело, которое мне поручено, очень деликатное.
- Деликатное? – капитан демонстративно хохотнул. – Вы отдаёте себе отчёт, святой отец, с кем вы говорите? Деликатное… «Деликатный пират» звучит примерно так же, как и «сентиментальный палач». Так что подбирайте выражения правильно.
- Хорошо, сын мой…
- И ещё, не называйте меня сыном. На сколько лет вы меня старше? На пять – семь? Я вам разве что в братья гожусь, но никак не в сыновья.
- Пусть будет по-вашему, месье капитан.
Барбосса ходил из стороны в сторону, пытаясь собрать мысли воедино. Изо всех сил он старался подавить порывы любопытства, захлестнувшие его сознание и строил вид, будто равнодушен к произошедшему, и делает великое одолжение де Керльону, принимая его. Сам аббат побаивался начинать разговор первым, в конце – концов, его собеседником был один из самых опасных головорезов Нового Света. Барбосса чувствовал его состояние, поэтому не мог не насладиться своим превосходством. Однако, нужно было переходить к сути, и в голове капитана снова возник образ Эммы. Обезьянка Джек, будто читая мысли хозяина, беспокойно вертелся на своей жердочке.
- Ну и что там хочет от меня мисс Рушье? – раздражённо спросил Гектор у аббата.
- У неё есть просьба к вам. – ответил тот. – Просьба, исполнить которую можете только вы.
- Да ну? – изумился Барбосса. – Через семнадцать лет лживая фифа, что малюет цветочки на тарелках да на окнах, вспомнила о моём существовании! Сперва даёт обещания, которые не выполняет, а потом резко спохватывается! Что за двуличное существо! Небось, тогда счастлива была, что мужика себе отхватила, аж светилась. Жила себе семнадцать лет мирно и счастливо, а сейчас, когда что-то случилось, у неё просьбы появились! И почему ко мне? Раз уж я такой плохой, раз я, видите ли, не достоин дражайшей лицедейки, потому, что стар и нахожусь по другую сторону закона, что ж она не побежала к своим благородным любовникам, коих, я уверен, у неё были сотни?
- Не говорите так, месье. – попытался было утихомирить его аббат де Керльон.
- А как мне ещё говорить об этой суке? Особенно после удара, который она нанесла по моему самолюбию!
Священник покраснел, смутившись от слов, брошенных пиратом. Он не знал, как дальше продолжить диалог с этим человеком. Конечно, он был уязвлён, но, быть может, его отношение к сложившейся ситуации переменится. Барбосса уставился на своего собеседника с видом победителя, уверенного в своих силах и непоколебимого ничем.
- Общаться с этой женщиной у меня нет никакого желания, что бы там ей от меня ни было нужно! – заявил он.
- Вам и не придётся, месье капитан. – мягко сказал аббат. – Мадам Рушье умерла.
От такой новости Гектор опешил. Его глаза округлились, дыхание участилось. Пират с трудом нащупал стул, чтобы поскорее плюхнуться на него. Даже капуцин Джек присмирел. Тем временем, за дверью кое-кто тоже сильно удивился услышанному.
- Что? Что там происходит? – допытывался Гиббс у Джека.
- Тшшшш… Сейчас случится что – то интересное. – прошептал Воробей.
Барбосса почувствовал себя облитым ушатом ледяной воды. Известие о смерти Эммы нагрянуло столь неожиданно. Немного отойдя от шока, он возобновил разговор, как обычно, первым нарушив тишину:
- И когда это случилось? – спросил Гектор, придав голосу уверенности.
- Пять месяцев назад. – ответил аббат. – Я являюсь душеприказчиком мадам Рушье, поэтому мой долг – сообщить вам эту прискорбную весть.
- От чего умерла Эмма?
- Увы, мадам совершила ужасный грех самоубийства. Она повесилась.
«Час от часу не легче», - с горечью подумал капитан, и снова обратился к аббату:
- У неё есть могила, или как обычно, закопали куда придётся?
- Ввиду одного важного обстоятельства, я провёл обряд по всем христианским традициям.
Значит, Эммы больше нет. Странное чувство посетило Гектора: ему совсем не хотелось злорадствовать её смерти. Но, с другой стороны, после того, как она подло обошлась с ним, скорбь не могла проникнуть в его сердце.
- Удивительное дело, - промолвил он, - скверная женщина, которая заставила меня поверить в то, что я кому-то нужен в этом мире, а потом безжалостно выгнала из своей жизни, на том свете, а я – на этом, но мне совершенно нечего сказать по этому поводу.
- Вы в смятении, месье, и это понятно. – ответил де Керльон. – Вы столько лет держали обиду на эту женщину. Но простите ей то, чем она ранила ваше сердце, тем более, когда её уже нет среди нас. Господь учил нас прощать.
- Ну, насчёт того, чтобы простить, я ещё подумаю. – выпалил Гектор, неожиданно перейдя на свой обычный тон и резко сменил тему. – А что там за просьба Эммы ко мне?
- Незадолго до своей смерти, мадам Рушье пришла ко мне и попросила меня стать её душеприказчиком. – начал рассказывать аббат. – Она исповедовалась мне и поведала о связи с вами.
- Подробности можно опустить. Лучше скажите, какая просьба была у Эммы ко мне?
- Мадам Рушье просила меня сообщить вам, что есть некое сокровище, которое должно перейти к вам.
Едва услышав о сокровище, Барбосса заинтересовался поручением аббата ещё больше. Безусловно, эта новость была куда приятнее, чем та, которую де Керльон сообщил пятью минутами ранее. Пожалуй, ей следует уделить пристальное внимание. Между тем, за дверью, Джек Воробей также заинтересовался новостью о сокровище. Он жестом заставил Гиббса не напирать, а сам ещё больше прижался к трещине.
- Ну, за этим дело не станет. – довольно промурлыкал Барбосса. – Давайте его сюда, сокровище это.
Аббат скромно улыбнулся и скрестил руки. Гектор заметил этот жест и сразу заподозрил что-то неладное.
- Какие-то трудности, господин аббат? – спросил он серьёзно.
- Дело в том, месье капитан, что сокровище в данный момент находится в Новом Орлеане, и чтобы забрать его, вам придётся отправиться туда.
- А почему здесь нельзя передать его мне в руки?
- Потому что мадам Рушье распорядилась, чтобы вы лично прибыли за ним, ибо оно представляет особую ценность.
- Это что, бриллианты, которыми испражнялись персидские цари?
Воробей за дверью хихикнул. Аббат снова смутился от услышанного. Да, с этим человеком будет сложно уладить дело. И какова же будет его реакция на то наследство, которое ему придётся принять?
- К сожалению, я не могу сказать сейчас. – промолвил священнослужитель. – Вы должны увидеть его собственными глазами.
- Уж не в ловушку вы меня заманиваете?
- Я исполняю последнюю волю мадам Рушье.
- Мадам Рушье велела вам передать мне сокровище, вот и отдайте мне то, что принадлежит мне!
- Это так, но вы всё же должны явиться в Новый Орлеан. Это обязательное условие для передачи.
- Не несите бред, святой отец. – начал закипать Барбосса. – Больше всего я не люблю, когда меня держат за идиота. – пират вынул шпагу из-за пояса и демонстративно положил её на стол перед собой. – Говорите сейчас же, кто вас подослал ко мне и что вам нужно?
В этот момент капитан пиратов выглядел настолько угрожающе, что аббату стало не по себе. Обезьянка Джек беспокойно заверещал, и перемахнул с жердочки на плечо хозяина. Глядя на своего собеседника, священнослужитель понял, что жизнь его полностью находится в руках этого человека. Любопытство накрыло Джека Воробья с головой, и он слегка приоткрыл дверь, чтобы иметь возможность подсмотреть за происходящим. Де Керльон же испытывал настоящий страх за свою дальнейшую судьбу.
- Умоляю, месье капитан, поверьте, я не собираюсь предавать вас и заманивать в ловушку. – залепетал он. – Ради Иисуса Христа, спасителя нашего, поверьте! Я всего лишь исполняю последнюю волю вашей возлюбленной!
- «Возлюбленная» - слишком громко звучит. Да и потом, кто поручится, что в Новом Орлеане меня не ждёт какой-нибудь урод, жаждущий отомстить за то, что я ему когда-то пальчик порезал, и использующий в своих гнусных целях имя Эммы?
- Вы не желаете слышать правды…
- А вы не желаете сказать мне её. – в ту минуту Барбосса действительно был страшен, всем своим видом доказывая, каким грозным он может быть не только на море, но и на суше. – Отвечайте немедленно, что за сокровище и зачем за ним нужно тащиться в Новый Орлеан? А не скажите…
- Гектор, прекрати мучить старика! – ворвался в комнату Воробей, разрядив, тем самым, накалившуюся до предела обстановку.
Барбосса обернулся и бросил на соперника взгляд, полный ненависти. В глубине души он был готов к тому, что нахальная птаха обязательно встрянет в его дела, но чтобы таким наглым образом… На минуту забыв об аббате, капитан переключил всё своё внимание на визави.
- Ты что здесь делаешь, мать твою?! – проревел Гектор.
- Предпринимаю все возможные меры, чтобы мне не пришлось краснеть за тебя. – невозмутимо ответил Джек.
- Ты подслушивал, не иначе!
- Я ещё и подглядывал.
- Я тебя убью!
- Как оригинально.
- Дети мои, опомнитесь! – вмешался де Керльон. – В горячке вы готовы пролить кровь друг друга, взять на душу грех.
Это заявление немного утихомирило спорщиков. Возвращаться к обсуждению главной темы Барбосса не спешил, важнее для него сейчас было разобраться с вездесущим Воробьём.
- Полагаю, ты слышал всё?
- Да. Сочувствую тебе, приятель…
- Мне твоё сочувствие нужно так же, как собаке пятая нога.
-… Но если бы я был Эммой, я бы тоже от тебя сбежал…
- Если бы ты был Эммой, я бы застрелился.
- И сокровище завещал бы кому – нибудь более адекватному.
- А ты на моё сокровище не зарься.
- На что зариться? Ты хоть знаешь, что это за сокровище? Может, там десятигодичный запас битума или коллекция персиковых косточек.
- Тебе вообще какое дело до сокровища?
- Мы теперь в одной связке, не забывай.
- На долю можешь даже не рассчитывать! Я с тобой не обязан делиться тем, что принадлежит мне!
- Можно подумать, я обязан был делиться с тобой «Чёрной Жемчужиной»!
- Сам виноват в том, что случилось!
- Ой – ой, забыл, как кое-кто ныл, мол, корабля нет, денег нет, жрать третьи сутки нечего, Джек, возьми меня к себе?
Желание врезать наглецу было настолько высоко, что Барбосса был готов прямо сейчас разнести всю таверну в щепки, лишь бы Джек визжал от боли. Мысленно он уже разбивал птахе голову об стену, бросал связанного по рукам и ногам в пропасть, натравливал на него натасканных псов, но пока оставалось только смотреть в бесстыжие чёрные глаза и мечтать о том, чтобы этот мелкий бес корчился и стонал. И вообще, в данный момент у него есть дела поважнее, чем выяснение отношений с Воробьём.
- Мистер де Кельон, - громогласно объявил Гектор, не сводя глаз с противника, - ни в какой Новый Орлеан я не поеду, так как отказываюсь оставлять свой корабль один на один с этим недоразумением!
- На своём корабле я бы всё равно тебя никуда не отпустил, а если самоходом, то пожалуйста, скатертью дорога. – ядовито парировал Джек.
Аббат долго выслушивал последовавший за этим обмен любезностями, пока терпение его окончательно не лопнуло. Однозначно, в этих несчастных сыновей божьих вселились демоны, и за них долго придётся молиться. Но исправить ситуацию нужно немедленно!
- Месье, месье, успокойтесь и выслушайте меня! – призвал аббат к тишине и Барбоссу, и Джека. – Вы можете оба поехать в Новый Орлеан, так чтобы принять сокровище по наследству, месье Барбоссе понадобится свидетель.
- И что, мне тащить его с собой? – изумился тот.
- Знаете, я уже достаточно времени провёл с этим человеком на борту «Чёрной Жемчужины», поэтому за последствия сего вояжа я поручиться не могу. – заявил Джек и прибавил: - Смекаете?
- Вам и не придётся использовать своё судно. – поспешил успокоить обоих капитанов де Керльон. – Чтобы добраться до этого места я арендовал небольшой корабль, так что вы оба сможете мирно ужиться на нём.
Спорщики с недоверием посмотрели сперва на аббата, затем друг на друга. Ни один из них не мог доверить «Чёрную Жемчужину» другому. Но в то же время выход, предложенный де Керльоном, был не лишён здравого смысла. Правда, обоих капитанов терзали сомнения насчёт успешности данного предприятия.
- То есть, вы предлагаете оставить «Жемчужину» на Тортуге, кишащей пиратами, без присмотра, как такового? – выпалил Джек.
- Ну почему? Вы могли бы кому-нибудь поручить приглядывать за вашим судном, если так опасаетесь за него.
Джек и Барбосса бросили взгляд в сторону двери и заметили опасливо поглядывающего Гиббса. Пожалуй, в первый раз этим двоим даже не понадобились слова для того, чтобы понять, насколько одинаково они мыслят. Едва ли не в один прыжок Барбосса очутился за порогом комнаты и едва не сбил с ног загнанного в угол старпома.
- Слушайте внимательно, мистер Гиббс, - строго сказал он, - я должен отлучиться по срочным делам, так что за старшего временно останетесь вы. Но если с кораблём что–нибудь случиться – вздёрну на рее!
С этими словами капитан вернулся к ожидающему его аббату, а Джеку только оставалось прибавить:
- Если с кораблём что-нибудь случиться – я не стану ему мешать.
- Джек, ты веришь в то, что Барбоссе перепали какие – кто богатства? – осторожно спросил Гиббс.
- Это я и собираюсь узнать. – ответил Воробей. – Дело слишком любопытное, чтобы оставлять его без внимания. – затем, немного подумав, прибавил. – Ты, на всякий случай, держи ухо в остро, мало ли, срочно понадобиться твоя помощь.
- Понял, кэп.
Подготовка к отплытию началась немедленно. Через час луизианская «Ласточка» вышла из порта Тортуги и направилась в Новый Орлеан. А Гектор Барбосса всё гадал, что же ждёт его в городе, где произошла встреча, оставившая неизгладимый след в его душе.
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#4 Сообщение Аша Грейджой » Вс апр 12, 2015 10:01 pm

Глава 3. Наследие Эммы

По освещённому солнечным светом Новому Орлеану катился фиакр, запряжённый двумя серыми в яблоках лошадьми. В то время, пока Джек Воробей о чём-то оживлённо болтал с аббатом де Керльоном, не переставая при этом восхищаться городом, Гектор Барбосса предпочёл погрузиться в свои мысли и не отвлекаться на пустые разговорчики. Что уж такого страшного могло случиться, если бы он взял с собой малыша Джека? Подумаешь, непоседливая обезьяна может навредить окружающим! Чем же? Тем, что кусок печенья отберет, и клок волос выдерет? Так он же животное! Нет, нужно запереть его в клетке и оставить на «Жемчужине», и никакие уговоры и угрозы на странного аббата не действовали, а нахал Воробей только удовольствие получил. Что за недалёкие люди? И почему, собственно, нужно было вообще тащиться в пресловутый Новый Орлеан? Разве недостаточно Гектору тяжёлых воспоминаний, связанных с этим местом, так их нужно было разбудить по новой? Здесь родилась его надежда если не на счастье, то хотя бы на его видимость, и здесь же она оказалась погребена под толщей разочарования и досады. Но хуже всего, что Воробей знает всё, до мельчайших подробностей. Впрочем, сам виноват, старый дурень, исповедовался ему, как священнику. Кстати, насчёт священника. Гектор до сих пор был уверен, что де Керльон чего-то не договаривает. О чём-то он умалчивал на протяжении всего пути в Новый Орлеан, и умалчивает сейчас… Если только хитрожопый птах не выудил из него какую-нибудь ценную информацию, которую он может с лёгкостью использовать против него.
Впрочем, сейчас, возможно, Воробей просто нашёл себе интересного собеседника, вот и пристал к нему, как репей к штанам. По-другому объяснить эту бессвязную болтовню невозможно. Да и не зачем, ведь столько нужно обдумать. По крайней мере, прояснилась судьба Эммы, а хорошо это или плохо, Барбосса так до сих пор и не решил.
Фиакр остановился около небольшого, но вполне приличного дома с красивым, ухоженным садиком.
- Прошу месье. – обратился к капитанам де Керльон. – Вот мы и прибыли до места назначения.
- Очень хорошо, а то я уже думал, что засну. – проворчал Гектор.
- Так ты не спал? – шутливо удивился Джек. – Сидел тут, не проронивши ни слова, и в самом деле можно было принять тебя за спящего.
Барбосса сделал вид, будто не услышал шуточки. Сейчас его занимали более важные дела, так что обращать внимание на Воробья не было смысла.
- Ну и что это за дом? – спросил Гектор у аббата. – Здесь лежит то самое сокровище, которое мне оставила Эмма?
- Добро пожаловать в моё скромное жилище, господа. – ответил де Керльон.
- Полагаю, вы держите его здесь, у себя, для сохранности? – осведомился пират.
- Да, месье капитан, здесь оно в безопасности.
Внутреннее убранство дома отличалось простотой, но создавало впечатление уюта. Небольшие комнаты, скромная, но изящная мебель, огромный шкаф с редкими и не очень книгами, ваза с гвоздиками на подоконнике, а также фарфоровая фигура Девы Марии на полке и медное распятье на стене – всё это демонстрировало, что хозяин дома – человек порядочный и поддерживает свой статус. Жестом аббат пригласил обоих капитанов присесть за небольшой стол в его кабинете.
На столе в кабинете аббата стоял небольшой сундучок, украшенный причудливой резьбой. Кто знает, может, там внутри спрятаны драгоценные камни большой ценности, мелькнуло в голове Барбоссы, или документы на элитную недвижимость в Париже. В конце – концов, могла же Эмма что-то накопить за эти семнадцать лет. Вот только непонятно, почему она решила передать своё таинственное сокровище именно ему? Неужели за все эти годы, она не нашла никого, кто мог бы удостоится такой чести?
В дверях показалась полненькая креолка лет тридцати. Она поставила на стол поднос с вином, хлебом и фруктами, перекинулась парой фраз на французском с хозяином дома, после чего убежала по делам. Джек Воробей заметил эту мадам и отметил про себя, что она довольно симпатична.
- Хороший же у вас вкус, святой отец. – весело заявил он.
- Это мадмуазель Колетт, она помогает мне по хозяйству. – пояснил аббат.
- Признайтесь, месье аббат, она вам не только по хозяйству помогает. – продолжал фамильярничать Воробей.
От услышанного глаза де Керльона округлились. Священнослужитель не привык к тому, чтобы с ним общались до такой степени развязно.
- Сын мой, ваши слова больно ранят. – обиженно сказал он. – Не говорите о том, чего не знаете.
- Святой отец, если бы я не знал, как это бывает, то и не говорил бы. – парировал Джек.
- Воробей, замолчи! – рявкнул Барбосса, и, тем самым, пресёк ненужный спор. – Это и есть то самое сокровище, которое завещала мне Эмма? – спросил капитан, указывая на сундук.
- Да, мадам Рушье просила передать вам содержимое этого сундука. – ответил аббат.
- Тогда откройте его, или дайте мне ключ, и я открою сундук сам.
- Не спешите, месье, сперва нужно уладить кое – какие формальности.
- Формальности?
- Да. Уверяю вас, много времени сия процедура не займёт.
Барбосса недовольно закатил глаза. Неужели нельзя обойтись без всех этих дурацких бюрократических проволочек? Тем более, что ждать пират совсем не любил. Воробей оживлённо заёрзал на стуле, чем ещё больше бесил своего напарника – соперника.
Де Керльон вытащил из ящика широкий лист бумаги, перо и чернильницу и протянул всё это Барбоссе.
- Я должен что-то написать? – спросил тот.
- Да, месье.
- Зачем?
- Чтобы беспрепятственно принять материальные ценности, завещанные вам мадам Рушье.
- Ну ладно, что писать-то?
Под диктовку аббата Гектор вывел неровным почерком следующие слова: «Я, Гектор Барбосса, согласен принять наследство, оставленное мне Эммой Рушье, подругой. Я предупреждён о том, что либо принимаю всё наследство, указанное вышеупомянутой особой, либо не принимаю ничего. Претензий по поводу физического состояния и ценности имущества, составляющего наследство, к исполнителю завещания не имею. Подписано лично мной 7 августа 1743 года. Гектор Барбосса». Ниже Джек также под диктовку написал следующее: «Своей подписью удостоверяю истинность вышеизложенного и подлинность сего документа. Документ составлен и подписан в моём присутствии 7 августа 1743 год. К. Джек Воробей».
Аббат прочитал написанное и сперва не понял подпись Джека. Тот объяснил ему, что литера К означает «капитан». Гектор старался держать себя в руках, но понимал, что рано или поздно терпение лопнет, и наглый птах близко познакомится с его кулаком. «Долго же он будет позорить меня, и позориться сам?», - пронеслось в голове капитана. Ну а Воробей не считал, что совершил что-то предосудительное, и был всё так же весел и спокоен.
- Мы закончили с формальностями? – спросил Барбосса, не скрывая своего угрюмого вида.
- Да, эти дела улажены. – ответил де Керльон. – Отныне вы вольны распоряжаться содержимым сундука.
- Любопытно было бы узнать, что там внутри. – выпалил Джек и снова словил полный ярости взгляд Гектора.
- Тебе, между прочим, на это должно бы наплевать! – возмутился последний.
- Зато тебе должно быть интересно. – парировал Воробей.
- Вот, возьмите, пожалуйста. – спокойно сказал де Керльон, протягивая Барбоссе ключ от сундука. Аббат уже привык к тому, что эти двое никак не угомонятся, поэтому решил не встревать в их разборки, чтобы ненароком не нарваться на грубость в свой адрес. – Теперь, месье Барбосса, вы полноправный владелец сего имущества.
- Эмма говорила, что там? – недоверчиво спросил Гектор, вертя ключ в руках.
- Нет, она всего лишь передала мне на хранение сундук. – ответил аббат. – Вскрывать его я не имею права.
- Гектор, не томи уже! – заверещал Воробей. – Открывай!
- Слушай, Джек, кто из нас сейчас наследство принял, ты или я?
- Вы, господин Барон Каспийского моря.
- Да ну? Судя по твоей прыти, дело обстоит с точностью наоборот!
- Открывай, не тяни время!
Барбосса устал спорить с Воробьём. В самом деле, препираясь с ним, он только терял время. Нужно было лишь повернуть ключ в замке, что он и сделал. Интересно, что же там внутри? Деньги? Самоцветы? Старинные вещицы большой ценности? Должно же там быть что-то, что не стыдно назвать сокровищем! Затаив дыхание, капитан откинул крышку сундука…
Его содержимое повергло Гектора в шок. Вместо вожделенного сокровища, его взору предстала куча ненужного хлама. Даже Джек вытаращил глаза от удивления. Поочередно капитаны вытащили из сундука пустую чернильницу, глиняную кружку, ёлочный шар, круглую расчёску, лошадиную подкову, дешёвенький веер, полупрозрачную бутылку, ступку, деревянную фигурку слона, кухонный ковш, курительную трубку и подставку под горячий котёл. На каждом из этих предметов была нарисована какая-то каляка. Пару минут Барбосса не мог собраться с мыслями.
- Что это? – наконец выдохнул он и растерянно заглянул де Керльону в лицо.
- Это наследство, оставленное вам госпожой Рушье. – осторожно ответил тот.
В воздухе снова повисла зловещая тишина. Наконец её нарушил громкий, задорный и совершенно искренний смех Джека Воробья. Барбосса же походил на пороховую бочку, в которую летел зажжённый факел.
- Но это куча мусора! – возмущённо заявил он. – Где обещанное сокровище?
- Видимо, мадам Рушье сочла уместным назвать все эти предметы сокровищем.
С надеждой Гектор заглянул в сундук, стараясь обнаружить в нём что-то действительно ценное. На дне не оказалось ничего, кроме маленького клочка бумаги. Выхватив его, пират развернул его и обнаружил одну – единственную фразу: «Место встречи изменить нельзя».
Джек перестал гомерически хохотать и вытер набежавшие от смеха слёзы. Взглянув на соперника – приятеля, он понял, что сейчас разразится буря. Барбосса находился в шаге от того, чтобы обрушить на аббата и Воробья весь переполнявший его гнев. Глаза его метали молнии, пальцы сжались в кулаки.
- Что вы мне подсунули? – прорычал он – Так вы выполнили последнюю волю Эммы, господин аббат? Вот этому всему место на свалке, а вы выдаёте этот хлам за сокровище.
- Но…
- Вы присвоили себе то, что принадлежит мне, не так ли?
- Гектор, ты же пять минут назад написал, что не имеешь претензий к исполнителю завещания. – попытался урезонить его Джек.
- Да, месье капитан, я тут совершенно ни при чём. Я лишь душеприказчик. – добавил де Керльон.
- Собственно, что тебе не нравится? – понесло Воробья – Все эти вещицы можно под что-нибудь приспособить. Посуду отнесём на камбуз – лишним не будет. Веер повесишь на стену – будет отличное украшение, а подкову можешь вместо дурацкого медальона на удачу носить. А слоник такой милый, самая нужная вещь в хозяйстве! Можно я его заберу?
Последняя реплика стала последней каплей, переполнившей чашу терпения Гектора. Он сорвался с места, словно ошпаренный.
- Да что же вы меня за идиота принимаете?! – взревел он. – Не могла мне Эмма всякую бесполезную хреноту завещать! Не верю! Не за этим я тащился в Новый Орлеан!
- Месье, я ничего не могу поделать. – спокойно промолвил аббат. – Таково было желание мадам Рушье.
Добрых минут десять Гектор метался по кабинету де Керльона, чертыхаясь во весь голос и с упоением костеря аббата, Воробья, Эмму и весь белый свет. Священнослужитель, покрасневший от ужаса, закрывал уши руками, а Джек вытаращил глаза и слушал, пожалуй, самый экспрессивный монолог в своей жизни, где самыми приличными словами были «в» и «на». Наконец фантазия Барбоссы иссякла, он плюхнулся на стул и принялся обмахиваться шляпой. Выдавив из себя улыбку, Джек заботливо протянул ему веер.
- Может, лучше этой вещицей воспользуешься? – спросил он посмеиваясь. – Она же теперь твоя.
Не удостоив Воробья ответом, Гектор вырвал веер у него из рук и швырнул вещь на стол. Будь его воля, он вообще бросил в огонь всю эту чушь, которую обманувший его аббат выдавал за сокровище.
- Вот видите, с кем мне приходится иметь дело. – подытожил Джек.
- Понимаю. – еле слышно выдохнул аббат.
- Впрочем, я уже привык. – продолжил Воробей – Я даже иногда задаю себе вопрос, кто опаснее – голодный медведь или разозлённый ирландец?
- Мы закончили? – спросил Барбосса, наконец, успокоившись. – Теперь можно вернуться на Тортугу с драгоценной кучей мусора?
- Мы ещё не закончили, месье капитан. – ответил де Керльон, мысленно готовясь к новой порции отменной брани.
- Ещё хлама мне подкинуть хотите?
- Нет-нет, это немного другое. Дело касается только вас, месье капитан, и должно быть решено без свидетелей.
Джек четырежды изменился в лице, прежде, чем смекнул, что происходит. Он никак не ожидал, что история с наследством получит продолжение, и в нём он не сможет принять участие. Капитан опустил голову с раздосадованным видом. Что же касается Барбоссы, то слова аббата его крайне заинтересовали.
- Ладно. – Гектор повернулся к Джеку. – Собери эту дребедень и жди меня на улице.
- Почему я должен следить за твоим барахлом? – недовольно выпалил Джек.
- Потому что мы теперь в одной связке, сам так сказал. – ответил Барбосса, наслаждаясь своим положением победителя.
Не скрывая недовольства, Джек небрежно сложил все предметы обратно в сундук. Он потянулся было за скомканной запиской, но собрат по оружию шлёпнул его по руке и спрятал бумажку у себя в кармане. Воробей подхватил сундук, молча отвесил реверанс аббату, и, нацепив любимую треуголку, вышел за порог дома. Теперь Гектор решил, что пришло время получить настоящий клад, и никакая птаха для этого не понадобится.
- Ну, что ещё осталось? – пирата распирало любопытство. – Надеюсь, настоящее сокровище припасли, а не чёрти что.
- Мадам Рушье именно так её и называла. – ответил аббат, стараясь сохранить спокойствие и дружелюбие.
- И для этого нужно было отсылать Воробья, чтобы передать мне его?
- Её.
- Хотя, можно было его вообще сюда не тащить, он и так много знает, а я ему не доверяю. – капитан вальяжно раскинулся на стуле. – Сокровище действительно ценное?
- Самое дорогое, что было у мадам Рушье.
- Ну вот с этого и нужно было начинать! – Барбосса уже представил себя властелином мира. – Так что там за особое сокровище? – Он налился себе полный бокал вина, не спрашивая разрешения у хозяина дома, и принялся с наслаждением потягивать напиток.
- Мадам Рушье просила вас позаботиться о её дочери. – промолвил аббат.
От этой новости глаза пирата округлились, он едва не пролил всё вино на себя. История наследия Эммы становилась всё запутаннее, и к такому сюрпризу Барбосса явно не был готов.
- Что?
- У мадам Рушье осталась несовершеннолетняя дочь. – объяснил де Керльон. – Девушке шестнадцать лет, и она очень мила. Госпожа Эмма называла её своим «сокровищем».
- А я тут при чём? – возмущённо поинтересовался Гектор. – Почему Эмма не обратилась к родственникам девчонки, скажем, к её отцу?
- Месье Барбосса, вы и есть отец дочери мадам Рушье.
Эта новость подействовала на Гектора так, будто в него только что ударила молния. На мгновение он даже позабыл собственное имя и лишился дара речи. Мысли в его голове безнадёжно перемешались. Столько всего навалилось на него за последние дни!
- Не верю. – выдохнул он. – Такого точно не может быть. Где доказательства того, что девчонка от меня?
- Вот. – аббат извлёк из ящика стола свиток бумаги. – Это копия записи из церковной книги регистрации обрядов. «Апреля двадцать второго числа одна тысяча семьсот двадцать седьмого года Anno Domini в церкви Святой Елены, город Новый Орлеан, состоялось крещение Сюзанны Эдит Рушье, дитя женского пола, рождённой от Эммы Рушье и Гектора Барбоссы апреля десятого числа одна тысяча семьсот двадцать седьмого года Anno Domini…» - начал зачитывать он текст документа. Гектор выхватил свиток из рук аббата и уставился на написанное, надеясь увидеть в словах подвох. Ничего не поняв, он кинул бумагу обратно на стол. Пару минут пират лихорадочно соображал.
- Я не видел Эмму семнадцать лет, а девчонке – шестнадцать. – выдал он наконец. – Мисс Рушье могла понести и от другого, а не от меня.
- Простите, месье, но мадам Рушье указала именно вас отцом Сюзанны.
- Она могла и соврать. Ну, или ошибиться. Шутка ли, целый год разницы!
- Ошибки быть не может. Мадам Рушье сказала мне, что вы познакомились летом, не так ли?
- Да, так.
- Прибавьте к этому времени девятимесячный срок беременности. Всё сходится.
Чёрт возьми, а святоша прав! Капитан познакомился с Эммой то ли в июле, то ли в августе, значит, по срокам всё совпадает. Но Барбосса не собирался так просто сдаваться.
- Я не всё время прятался в её жилище, да и она постоянно куда-то уходила. – сказал он, стараясь сохранять спокойствие.
- Хотите сказать, что у вас не было интимной близости с мадам Рушье? – изумился священник.
- Конечно, была, притом по обоюдному согласию! – отрезал Гектор. – Более того, я был у неё первым. Но не думаю, что единственным.
- Быть может, месье, вы сомневаетесь от того, что не знакомы с вашей дочерью? – осторожно предположил де Керльон.
- С моей? – начал закипать Гектор. – Насчёт того, что дочь Эммы от меня, утверждение голословное!
- Я видел девушку, общался с ней, и могу заверить вас, что она не может быть ничьей другой дочерью, кроме как вашей. Судя по описанию, которое мне дала мадам Рушье насчёт вас, юная красавица похожа на отца, насколько я успел заметить. Вы должны познакомиться с ней.
Барбосса схватил бутылку с вином со стола и уничтожил её содержимое за несколько глотков. Кто знает, может этот чокнутый аббат прав, и ему нужно пообщаться с девчонкой, понять, что из себя представляет дочь Эммы? Пожалуй, так поступить будет разумно.
- Ладно. – произнёс Гектор, успокоившись. – Я поговорю с этой девицей, но дальше буду действовать по ситуации. Как вы сказали, её зовут?
- Сюзанна, её зовут Сюзанна.
- Она хоть нормальная?
- Девушка – ангел, чиста душой и прекрасна лицом. – аббат перестал улыбаться, и это насторожило капитана. – Вот только…
- Что?
- Ничего страшного. Она довольно ранимая особа, но я объясняю это её молодостью.
- Где она сейчас?
- В моём доме, в соседней комнате. Я привёз её сюда перед отъездом на Тортугу.
- А она считает кого-то своим отцом?
- Нет, она понятия не имеет, кто её отец.
Ещё один сюрприз! Похоже, все на этом свете сговорились, чтобы свести Гектора с ума! А что скажет Воробей, когда разведает про гипотетическую дочь, и вообразить страшно! Теперь можно будет с чистой совестью напиться до состояния нестояния, чтобы забыть этот кошмар, притом не заботясь о собственной репутации.
- Если вас это утешит, месье Барбосса, из сочувствия к горю несчастной девушки, я похоронил её мать в освящённой земле. – сообщил де Керльон.
- Ага, очень утешило. – отозвался Барбосса. – Вы лучше скажите, как она отреагировала на смерть матери?
- Как может сбившийся с праведного пути ребёнок отреагировать на смерть единственного близкого человека? У бедняжки случилась истерика. Я долго молился за неё.
- Что значит «сбившийся с праведного пути ребёнок»? – с опаской спросил капитан.
- Иногда мадмуазель Сюзанна очень остро реагирует на происходящие события и не всегда отдаёт себе отчёт в творимом. – пояснил аббат. – Как я говорил ранее, она очень ранима. Надеюсь, Господь будет милостив к ней.
- Так мне можно её увидеть?
- Разумеется, месье. Следуйте за мной.
Она подошли к комнате на втором этаже. Стоя перед дубовой дверью, Гектор всё гадал, не соврала ли Эмма аббату насчёт дочери. Раз уж ей удалось однажды обвести вокруг пальца пирата, то что ей стоило проделать то же самое с каким-то священнослужителем? Нет, всё-таки что-то здесь не чисто.
- Погодите-ка! – остановил он де Керльона, собирающегося открыть дверь. – Как вы представите меня девчонке?
- Я скажу ей, что вы – её опекун, которого назначила её мать.
- Опекун? – удивлённо переспросил Барбосса. – И всё?
- Да.
- То есть, вы не предупредили её, что собираетесь привезти Сюзанне её отца?
- Я подумал, что вы сами сообщите ей эту приятную новость.
У Гектора не осталось сил на ярость. Вопросов в этот день возникло больше, чем было получено ответов. На последнюю реплику аббата, он не знал, как реагировать. Больше всего пирату хотелось развернуться и уйти прочь из этого дома, украсть первый же попавшийся корабль, и вернуться на Тортугу. Желательно, без Воробья.
- Сообщу, конечно. – выдохнул Барбосса. – Когда получу убедительные доказательства того, что девчонка действительно моя дочь.
- Надеюсь, это случится очень скоро.
- Но учтите, господин аббат, если я узнаю, что вы меня обманули – пощады не ждите.
Де Керльон ничего не ответил, всего лишь сглотнул слюну. До чего же опасный человек сейчас стоит рядом с ним! Как госпожа Рушье могла связаться с ним, и даже родить от него ребёнка? Ну да ладно, Бог ему судья. А сейчас настала пора представить мадмуазель Сюзанне её гостя.
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#5 Сообщение Аша Грейджой » Вс апр 12, 2015 10:01 pm

Глава 4. Сюзанна

На секунду Гектор представил себе, что сейчас увидит копию Эммы. Он до сих пор не был уверен, что в той комнате сидит его дочь. Доводы аббата как-то не сильно его убедили, а свидетельство о крещении и подделать можно – за пару монет любой умелец изобразит хоть указ короля, да так, что не отличишь от настоящего. Но поглядеть на девчонку всё же придётся, от этого теперь не отвертеться. Странно, ни перед одной битвой матёрый пират так не волновался, как перед встречей с какой-то шестнадцатилетней соплячкой.
Дверь в комнату распахнулась. Де Керльон жестом предложил капитану войти внутрь. Барбосса переступил порог временного жилища той, которую аббат объявил его дочерью, не переставая думать об Эмме.
- Дитя моё, - обратился к кому-то де Керльон. – к тебе пришли. Поздоровайся с человеком, который отныне будет заботиться о тебе.
Теперь Гектор смог разглядеть то самое «сокровище». На кровати в углу, обняв колени, сидела совсем молоденькая девушка в голубом сарафане, надетым поверх белой дневной сорочки с неоднократно зашитыми рукавами. Копна взлохмаченных рыжих волос струилась по её спине, и контрастировала с бледной кожей. Девушка подняла глаза на Барбоссу и стала сверлить его ненавидящим взглядом. От гнева её губы сжались, она нервно затеребила край подола.
- Сюзанна, детка, это месье Гектор Барбосса. – представил ей гостя аббат. – Это твой опекун и друг. Подойди сюда.
Девушка слезла с кровати и подошла к ним. Только сейчас Гектор заметил, что глаза у неё голубые. Рыжеволосая, голубоглазая… Прямо как он. Хотя, это ещё ничего не значит! Рыжих мужчин с голубыми глазами несчётное количество по земле ходит!
Между тем, Сюзанна внимательно разглядывала гостя, не скрывая своего презрения. Она старалась выглядеть грозной и уверенной в собственных силах. Гектору вспомнилось, как и он в свои шестнадцать стремился показать всему свету, что он круче всех. Но причём тут это, в самом деле?
Прошло минуты две, но ни Барбосса, ни Сюзанна не сказали друг другу приветственных слов. Повисшее молчание первой нарушила девица.
- Это и есть мой гувернёр? – обратилась она по-французски к аббату.
- Это твой опекун, дитя моё.
- Неужто не нашлось никого моложе и симпатичнее? Только старое уродливое чучело с бандитской мордой?
- Сюзанна, относись к этому господину с уважением. – попытался урезонить её де Керльон. – В конце концов, твоя матушка выбрала его, и у неё были на то причины.
- Мама явно ошиблась с выбором. – язвительно отозвалась Сюзанна. – У него же на роже написано: «Я порублю тебя на жаркое».
- Что она сказала? – выдал наконец Барбосса, устав гадать, о чём происходит разговор.
- Мадмуазель сказала, что не рада вам. – сымпровизировал де Керльон, чтобы не давать визитёру лишний повод в гневе сжечь его дом.
Теперь настала очередь капитана нахмуриться. Кем малявка себя возомнила? Откуда столько дерзости? Неужто Эмма была такой? Нет, точно не была. Тогда откуда же?
- Даже очень не рада. – добавила Сюзанна, перейдя на английский. – Вон, смотрит на меня, как на кучу дерьма.
- Скажите ей, чтобы уважала выбор матери. – прорычал Барбосса, недовольный последней репликой.
- Месье, она говорит по-английски. – сообщил аббат.
Гектор понял, что установить контакт с девицей теоретически возможно, и для этого не нужно будет каждый раз спрашивать у кого-то «Что она сказала?». Он ещё не решил, стоит ли сейчас с ней здороваться, но на всякий случай изобразил улыбку. Сюзанна в ответ только фыркнула и демонстративно отвернулась.
Теперь де Керльон не стал смотреть сквозь пальцы на её поведение.
- Мадмуазель Сюзанна, - сказал он спокойно, но строго, - твоё поведение в присутствии этого человека – недопустимо и оскорбительно. – говорил аббат по-английски. – Если твоя матушка доверяла месье Гектору, то и ты можешь. Но своими словами и поступками ты только оттолкнёшь его от себя и останешься одна, без помощи и защиты.
- Мне не нужны помощь и защита от старого хрыча! – заявила та.
Для Барбоссы это стало последней каплей. Он резко рванул вперёд, от чего Сюзанна подпрыгнула от неожиданности. Конечно, она ожидала какой-то реакции на свои выходки, но не думала, что всё случится так скоро.
- Вот что, юная леди. – выпалил он, не скрывая раздражения. – Ты сказала, что не рада мне. Спешу сообщить тебе, что это взаимно, и я не понимаю, что делаю здесь и почему не прихлопнул тебя сразу же, как только увидел!
- Ну так прихлопни меня и избавь от своего общества. – огрызнулась девушка, и, немного подумав, добавила: - Пожалуйста, благородный господин.
- Ты следи за своим языком, малолетка! – рявкнул пират.
- Не то что? Вырвешь мне его на глазах у священника? – парировала Сюзанна.
- Для начала тебе следует надавать по заднице, чтобы неделю сесть не могла!
- Да пошёл ты!
- По-английски говори!
- Я сказала: «Я тебя не боюсь»!
Де Керльон покраснел от стыда за них обоих. Воистину, перед ним находились отец и дочь. Сейчас они просто стояли и буравили друг друга полными ярости взглядами. Впервые на его памяти двое людей, увидев друг друга в первый раз, успели поругаться, не успев толком познакомиться.
- Я схожу в уборную, вы не возражаете, святой отец? – неожиданно спросила Сюзанна у аббата.
- Нет. – ответил он. – Но вернись, когда всё сделаешь. Не убегай.
- Не волнуйтесь, не убегу.
С этими словами рыжая спустилась вниз. Проводив девушку сердитым взглядом, Барбосса накинулся на де Керльона и принялся изо всех сил трясти его.
- Сокровище, да? – завозмущался он. – Это вы называете сокровищем? Это… это… это чудовище!
- Я говорил вам, она очень ранимое дитя. – спешно произнёс аббат. – Смерть матери потрясла девочку до глубины души. Скоро она успокоится, и вы сможете взять её под опеку окончательно.
- Что б я таскал за собой эту оторву? – Гектор был похож на извергающийся вулкан. – Да я лучше добровольно отдам себя на корм рыбам, чем привяжусь к ней! И кстати, мистер де Керльон, я вас предупреждал насчёт вранья. Кто сказал мне, что девчонка – ангел во плоти?
- Но месье Барбосса, послушайте…
- Я уже достаточно наслушался, мерси!
- Вы совсем не знаете мадмуазель Сюзанну…
- Что ещё?
Барбосса отпустил священника, но оставался зол, как волк. Не хватало ещё, чтобы святоша упрашивал пирата стать примерным папочкой этой дьяволицы! Воробей будет доволен – его соперник по «Жемчужине» доведён до белого каления, при этом сам он не приложил для этого никаких усилий. Что может быть отвратительней?
- Когда мадмуазель нервничает, она склонна разговаривать с окружающими довольно бестактно и грубо. – сказал аббат с максимальной деликатностью.
- Я заметил.
- Из-за этого она попадает во всякие неприятные истории. За неделю до путешествия на Тортугу я вытащил её из городской темницы для хулиганов. Она попала туда за драку.
- Так она ещё и в темнице побывала?
- Увы, после смерти её матери это случилось трижды.
Это был предел. Впервые за много лет Гектор почувствовал, что ему нехорошо. Столько событий нежданно – негадано навалилось на его голову, что впору было свихнуться. По сравнению с этим, сражение с Летучим Голландцем в водовороте было детской забавой. Капитан не знал, что ему сделать, чтобы успокоиться - спрятаться где-нибудь, чтобы напиться, или разбить что-нибудь здесь и сейчас?
- Вообще-то я человек рассудительный и умею оценивать ситуации, но сейчас я в тупике. – выдал он – Эмма сбегает от меня, спустя семнадцать лет я узнаю, что она умерла и перед смертью навязала мне демона в юбке, якобы мою дочь. Эта история становится всё сложнее, и сложнее, и я сойду с ума быстрее, чем пойму хоть что-нибудь!
Аббат не успел ничего ответить, так как Сюзанна вернулась в комнату. Она откинула с лица рыжие локоны, и снова уставилась на своего опекуна.
- Ну, что дальше? – спросила она у де Керльона – Оставляете меня один на один с моим престарелым угрюмым другом?
- Дитя моё, не отзывайся так о своём наставнике. – спокойно ответил тот – Месье Барбосса зла тебе не желает.
«Угу, конечно», - подумал пират, - «Пять минут знакомы, а меня она уже нереально бесит».
- Если не желает зла, то почему смотрит на меня, как на ядовитую змею? – продолжила язвить Сюзанна.
- Потому что ты своим поведением другого не заслуживаешь! – резко ответил ей Гектор.
Девушка недовольно закатила глаза. Де Керльон с сожалением покачал головой. Барбоссе жест показался знакомым, и это его немного спугнуло.
- Где живёт девчонка? - просил он у аббата.
- В пансионате супругов Жюйяр на улице Весенни. – ответила вместо священника Сюзанна – А что, ты собираешься поселиться по соседству?
Капитан не удостоил её ответом. Он лишь бросил презрительный взгляд на аббата. Тот съёжился, подбирая слова.
- Постарайтесь быть с ней ласковым, месье. – промолвил он, изображая спокойствие – Благословляю вас.
- Ой, оставьте это благословение при себе, святой отец. – отмахнулся Гектор и обратился к Сюзанне – Пошли.
- Одну минутку! – остановил де Керльон капитана и протянул ему небольшой свиток.
- Это ещё что? – недовольно спросил тот.
- Я не знаю, что это такое, но мадам Рушье просила меня передать это вам.
Барбосса едва ли не выхватил свиток из рук аббата и спрятал его в кармане.
Сюзанна с наигранно покорным видом спустилась по лестнице. Эмма, что за чертовку ты мне оставила, думал Барбосса. Управиться с ней будет, пожалуй, гораздо труднее, чем с командой самых сумасшедших и отчаянных морских разбойников в Карибском море. Но ничего, решил капитан, способ укротить девчонку обязательно найдётся.
- Умоляю вас, месье, - продолжал наставлять его аббат, - сдерживайте свой гнев и ни в коем случае не поднимайте на бедняжку руку. Она этого не перенесёт.
- А я-то думал, вы перестали учить меня, мистер де Керльон. – отозвался пират.
- Я просто советую вам сделать, как лучше. – ответил тот.
Гектор презрительно фыркнул. Ему лучше было знать, что делать и как себя вести с наглой малолеткой. Разыгрывать из себя любящего папочку он не собирался – если Сюзанна заслужит порку, то она её получит. Собственно, сегодняшним приветствием она уже заслужила наказания. Пират вышел за порог дома вслед за девушкой, схватил её за плечо и развернул к себе.
- Слушай внимательно и запоминай. – строго сказал он – Не знаю, кто и как тебя воспитывал прежде, но с сегодняшнего дня главный – я, и ты будешь слушаться меня. И очень не советую тебе ссориться со мной.
- Ой, я поняла, что ты – грозный дядька, который будет всё запрещать. – дерзко ответила Сюзанна. Секунду спустя она заметила тележку, рядом с которой стояла её приятельница . – Я перекинусь с ней парой слов, если ты не против?
- У тебя три минуты. Время пошло.
Не тратя ни секунды, девушка подбежала к своей знакомой и принялась о чём-то радостно щебетать с ней. Тем временем Гектор старался отыскать взглядом вездесущего Воробья. Удалось ему это довольно быстро – эксцентричный пират напропалую флиртовал с какой-то девицей, отставив сундучок с вещами Эммы в сторону. Да уж, в этом весь Джек. Барбосса подошёл к напарнику – сопернику и оттащил его от красотки.
- Что? В чём дело? – заверещал Воробей. – Получил ты своё особое сокровище?
- Рыжую девицу видишь? – вместо ответа Гектор указал на Сюзанну.
- Вижу. – ответил Джек и сразу нахмурился. – А зачем она тебе? Ты слишком стар для неё – я бы ей дал не больше семнадцати. Ты же извращенцем, вроде не был никогда.
- Молчи, Воробей, у тебя одно в голове! – возмущённо рявкнул на него Барбосса – Аббат сказал, что это моя дочь от Эммы!
Джек искренне изумился до глубины души. Новость о том, что в Новом Орлеане у Барбоссы есть дочь, шокировала его.
- Оу. – выдохнул он, не зная, что сказать ещё. Наконец лихой капитан широко улыбнулся, и принялся трясти руку своему коллеге – Поздравляю счастливого папулю!
- А ну не издевайся надо мной! – рявкнул Гектор и вырвался от Воробья.
- Почему издеваюсь? – парировал тот – Я очень рад за тебя. Ты нашёл свою родную кровинушку, живую память о безвременно почившей возлюбленной, и теперь тебе не будет одиноко. Смекаешь?
- Родную? – Барбосса был в шаге от того, чтобы взбеситься – От меня не могла родиться такая ядовитая змея! Когда Нострадамус предупреждал о пришествии Антихриста, он явно имел в виду её!
- Уверен, у неё ангельский характер. - продолжал насмехаться Джек – Не знаю, как насчёт её мамы, но говорят, если девушка похожа на отца, то она обязательно будет счастлива.
- Я понимаю, тебе приятно дразнить меня, Джек, но в этой ситуации нет ничего смешного!
- Согласен, ничего смешного, но я впервые встречаю человека, который не рад такому прекрасному событию. Кстати, как её зовут?
- Сюзанна.
- О, прямо как в той песне: «Сюзанна, Сюзанна, Сюзанна, как я тебя люблю!»
Ожидать понимания от Джека Воробья было плохой идеей. Ничего сочувственного этот шут не скажет, а наоборот, он только что получил превосходную почву для издевательств. Барбосса отвернулся от Джека и двинулся в сторону Сюзанны. Та поспешно закончила беседу с приятельницей и развернулась к своему опекуну.
- Ну что, здесь начнёшь пытать меня, или спрячешь в каком-нибудь сарае? – насмешливо спросила она.
Вместо ответа Гектор схватил девушку за локоть и подтащил к себе. Этот жест крайне не понравился Сюзанне.
- Что я такого сказала?! – завозмущалась она.
- Показывай дорогу до дома. – произнёс капитан таким тоном, которым он обычно отдавал приказы членам команды.
Сюзанна глянула на него исподлобья, однако подумала, что лучше сейчас ей промолчать. Барбосса кивком головы дал знак Джеку, чтобы тот следовал за ними. Эксцентричный пират подхватил сундук с барахлом и зашагал вслед за Гектором и Сюзанной, держась при этом на расстоянии и продолжая мило беседовать с новоорлеанской красавицей, решившей составить ему компанию. Барбосса тащил девушку за локоть, толкая её вперёд.
- Отпусти, мне больно. – заявила она – Так можно и руку вывернуть.
- Ничего, цела будешь. – ответил капитан.
- Тебе было бы приятно, если б тебя так таскали?
- Меня ещё и не так таскали, так что помалкивай, соплячка.
- Ну будь человеком, отпусти! – взмолилась Сюзанна – Тебе мама велела заботиться обо мне, а ты мне сейчас неудобства создаёшь, причём весьма болезненные.
Чёрт, а ведь она кое – в чём права! Пусть Сюзанна и скверная девица, но, возможно, в этом нет её вины. Просто её мать не удосужилась толком воспитать дочь.
- Проси, как следует. – сказал капитан более спокойно.
- Это как?
- Скажи: «Господин Гектор, отпустите меня, пожалуйста».
- А просто так ты меня отпустить не можешь?
- Нет.
- Господин Гектор, отпустите меня, пожалуйста. – произнесла Сюзанна с надрывом в голосе и с вымученным выражением лица.
Ну вот что с ней делать, а? Может, она не притворяется и ей действительно больно, ведь она совсем недавно от мамкиной юбки оторвалась. Да и Воробей сзади волочется, как пить дать, будет кровь пить насчёт методов воспитания. Барбосса решил всё же отпустить девчонку.
Но едва получив свободу и сделав буквально пару шагов, Сюзанна сорвалась с места и стремглав побежала прочь, приподняв край подола. Всё произошло так быстро, что Гектор не успел даже ахнуть.
- Стоять! – крикнул он и сделал безуспешную попытку схватить рыжую за плечо. Вот только девица оказалась проворнее. За пару – тройку прыжков она оказалась далеко впереди.
Понимая, что просто так схватить бунтарку не удастся, Барбосса бросился к всё ещё пребывающему в эйфории от приятного общения Джеку и резко толкнул его, чем вызвал неудовольствие последнего.
- Что ты стоишь, лясы точишь?! – крикнул он и указал на удирающую Сюзанну – Лови девчонку!
- Она что, сбежала? – удивился Джек.
- Быстро!
Воробья не пришлось просить дважды. Передав сундук собеседнице, он вместе с Барбоссой ринулся на поимку Сюзанны, оставив новоорлеанскую красавицу с крайне растерянным видом.
Однако поймать оторву оказалось не так уж и просто, как казалось на первый взгляд. Сюзанна неслась что было сил, петляя по переулкам, бросаясь то туда, то сюда, стараясь запутать своих преследователей. Она ловко перескакивала через неожиданные препятствия, пару раз падала в лужи, но преимущества не потеряла. Правда, скрыться в толпе рыжеволосой девушке в ярком платьице не удалось. Как бы быстро она не бежала, она ни на секунду не пропадала из виду Барбоссы и Джека.
Пробегая в узком проулочке, Сюзанна едва не врезалась в торговца посудой, закончившего работу и посчитывающего сегодняшний доход. Маленькая и юркая, девушка легко проскочила мимо. Около минуты торговец смотрел ей вслед, соображая, что сейчас было, но потом случилось страшное. Какой-то мужик, подозрительно похожий на пирата, пролетел мимо, и сшиб на своём пути прилавок. Стоявшие на нём горшки, кувшины и тарелки полетели на землю и разлетелись вдребезги, а тот вихрь в широкой шляпе с перьями даже не обернулся! Что уж там говорить об извинениях. За ним едва поспевал второй, тоже похожий на пирата, но при этом разодетый гораздо чуднее. Он выкрикивал что-то невнятное, обращаясь то к одному, то к другому прохожему, однако по тону можно было понять, что он за что-то извиняется. Торговец молча наблюдал за тем, как сумасшедшая троица скрывается в глубине города.
- Сволочи! – наконец выкрикнул он в бессильной злобе.
Погоня продолжалась. Сюзанна, безусловно, знала город, в котором родилась и выросла, но сейчас она бежала, куда глаза глядят. В какой-то момент она поняла, что понятия не имеет, куда ей теперь податься. Девушка оказалась на развилке у стены и выбирала дорогу, которой ей теперь стоит проследовать.
- Вон она! – услышала Сюзанна голос за спиной. Обернувшись, она поняла, что ещё немного, и навязанный опекун и его помощник схватят её. Не раздумывая больше ни секунды, девушка ринулась влево.
Спустившись по лестнице, приведший к развилке, Джек и Гектор поняли, что зря теряют время.
- Давай в окружную! – предложил Воробей.
- Хорошая идея. – неожиданно поддержал его Барбосса. – Загоняй её, а я перехвачу.
- А как насчёт…
- Да грёб твою мать, делай, как я говорю!
«Как прикажите, капитан», - подумал Джек, и побежал влево, преследуя Сюзанну.
Узкий коридор, по которому бежала девушка, казался бесконечным. Проворный пират решил не терять времени, и стал карабкаться по стенке со множеством выбоин. Поднявшись выше, ему удалось разглядеть рыжую девчонку, которая, похоже, заблудилась, и теперь приостановилась и двигалась дальше неспешным шагом, надеясь выбраться незамеченной. Это дало Воробью возможность сходу сообразить, что нужно сделать и прокрасться к ней как можно тише и аккуратнее.
Сюзанна двигалась медленно, постоянно оглядываясь и реагируя на каждый шорох. Теперь ей показалось, что она скрылась от погони, но до конца не была уверена, сумеет ли она добраться до пансионата незамеченной и непойманной. Пятясь назад, она завернула за какой-то угол.
- Мадмуазель! – услышала она и мгновенно обернулась. Перед ней стоял тот второй, в треуголке, и нахально улыбался, демонстрируя золотые зубы. – Неужели вы покинете такого обаятельного парня, как я? – пытался он очаровать девушку.
Но Сюзанна не собиралась сдаваться. Быстренько нагнувшись, она зачерпнула в ладонь грязь и швырнула её Джеку в лицо, после чего снова бросила наутёк.
- Зараза! – отплёвываясь и вытирая глаза, выдохнул Воробей.
Сюзанна стрелой полетела к противоположному концу коридора. Уж теперь она точно сбежит, и её ни за что не поймают. Да, ей на славу удалось облапошить этих двух придурков.
Едва девушка успела это подумать, как кто-то выскочил перед ней прямо на дорогу.
- Попалась!
Через секунду она оказалась зажатой в объятьях, столь крепких, что впору было в них задохнуться. Взглянув на того, кто её изловил, девушка едва не заплакала – она оказалась в руках у того старого дядьки, которого мама через аббата приставила приглядывать за ней! Ну всё, теперь её дела плохи.
- Детка, ты меня рассердила окончательно! – рычал Барбосса – Я не знаю, что сделаю с тобой, но эта выходка безнаказанной не останется, так и знай!
- Ааааа! – заголосила Сюзанна, вырываясь из хватки Гектора – Помогите! Спасите! Меня хотят похитить!
- Не ори, дурёха! – прикрикнул на неё пират, но на парочку уже стали обращать внимание прохожие.
Джек Воробей подоспел как нельзя вовремя – Сюзанна отчаянно брыкалась, лупила своего опекуна маленькими кулачками, визжала во всю глотку, даже пыталась кусаться. Зрелище было и комичным, и жалким - здоровый и сильный мужчина не мог совладать с маленькой хрупкой девушкой, которая сопротивлялась так, что её пришлось оторвать от земли и скрутить. Без лишних расспросов Джек ринулся на помогу Гектору и схватил егозу за ноги.
Между тем к беспокойной троице стали подходить люди. Кое-где замаячили вооружённые люди в мундирах. Пришлось Воробью взять на себя обязанность успокоителя толпы.
- Всё в порядке господа, всё в порядке. – радостно сообщил он прохожим – Эта крошка недавно потеряла мать, перенервничала и сбежала из дома. Мы едва её изловили.
- Простите, месье, но кем вы ей приходитесь? – спросила какая-то женщина.
- Мы её дяди. – беззастенчиво соврал пират.
- Он врёт! – взвизгнула Сюзанна – Я их не знаю! Только сегодня познакомилась!
- Бедняжка, умом не здорова. – наигранно произнёс Джек – Её с детства лечат, но безрезультатно. Хотим в монастырь её отправить.
- Воробей, хватить болтать! – командным тоном произнёс Барбосса – Пошли уже.
Ему удалось практически обездвижить Сюзанну. Девушка повисла у него на плече, но не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Единственное, что ей было доступно, это повороты головы. Джек улыбнулся толпе и последовал за Гектором. Но едва он успел сделать пару шагов, как его кто-то окликнул. Это оказалась та самая красавица, с которой он флиртовал пятнадцать минут назад.
- Месье Джек, месье Джек! – воскликнула она и вручила Воробью сундук Барбоссы – Вы забыли это.
- Благодарю, прелесть моя. – ответил капитан.
На этот раз Сюзанне было действительно больно. Её руки и ноги затекли, а висеть на плече весьма неудобно. Может, стоит попросить вежливо?
- Отпусти меня. – едва ли не хныча пролепетала Сюзанна – Мне вправду больно. Я не вру.
- Ага. – резко ответил ей Барбосса – Я тебя отпущу, а ты ноги в руки и тикать?
- Нет, на этот раз нет.
- Так я тебе и поверил.
- Да не сбегу я!
- Не знаю, в кого ты пошла умением врать, но явно не в маму.
- Ну пожалуйста!
- Нет!
Наблюдавшему за этой картиной Джеку неожиданно стало жалко девочку. И это несмотря на то, что она запустила в него пылью. Вид у неё был настолько жалкий, что Джек подумал, что оказавшись на месте Гектора, он ни за что бы так не поступил. Воробей счёл нужным вступиться за Сюзанну.
- Знаешь, я бы посоветовал тебе всё же отпустить девчонку. – сказал капитан коллеге - Не думаю, что она сейчас притворяется.
- Мне лучше знать, что делать. – проворчал Барбосса.
- А я думаю, что она будет после этого более послушной в знак благодарности. – не отступал от своего Джек.
Гектор брезгливо поглядел сперва на него, затем на Сюзанну. Девочка выглядела замученной, а Воробей невинно улыбался, словно изображал кота, выпрашивающего у хозяина вкусняшку. Бывалому морскому волку показалось, что всё вокруг делается ему назло. Пожалуй, в последние несколько дней всё так и происходит. Пожалуй, следует прислушаться к Джеку, всё - таки своё психическое здоровье дороже. Барбосса опустил Сюзанну на землю, развернул её к себе и заглянул ей в лицо.
- Только не вздумай сбежать ещё раз. – грозно предупредил он – Иначе за последствия я не ручаюсь.
- Не вздумаю. – ответила девушка, сухо всхлипывая.
- Показывай дорогу к своему дому.
- Ты собираешься…
- Делай, что я говорю, иначе опять скручу.
Волей – неволей Сюзанне пришлось подчиниться. Она бросила на Джека взгляд, полный благодарности. Тот ответил ей кивком головы, намекая, что всё в порядке. Девушка зашагала на улицу Вессени, а пираты проследовали за ней.
Никто из троицы не заметил, как за ними наблюдал человек в тёмном плаще. Лицо его было скрыто под капюшоном, так что никто из немногих прохожих не мог толком его разглядеть. Незнакомец проводил троицу взглядом.
- Любопытно. – прошептал он – Нужно срочно доложить монсеньору. Похоже, у нас возникла проблема.
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#6 Сообщение Аша Грейджой » Вс апр 12, 2015 10:02 pm

Глава 5. Пансионат на улице Весенни

Хозяева пансионата знали, что к Сюзанне будет приставлен опекун – аббат де Керльон заблаговременно предупредил их. Когда девушка вернулась домой вся грязная, лохматая, да ещё и в сопровождении двоих мужчин, подозрительно смахивающих на пиратов, они не поверили, что всё это время она находилась в доме священнослужителя. Едва Сюзанна переступила порог пансионата, к ней сразу же пристали с расспросами.
- Что ты опять натворила? – первым делом спросил господин Жюйяр – Почему в таком виде? Уж никак подралась?
- Да уж, рада бы подраться, только из той схватки я бы не вышла живой. – ответила та.
- Это почему?
- А вы посмотрите на моих гувернёров. Особенно вон на того, в круглой шляпе.
Господин Жюйяр глянул на тех, на кого указала Сюзанна, и почувствовал, как по его спине пробежал холодок. Дай бог, чтобы эти люди оказались миролюбивыми, несмотря на внешний вид…
Джек и Барбосса не могли не привлечь к себе внимания. С первой же секунды своего пребывания внутри пансионата, Воробей принялся очаровывать его хозяйку. Плавной походкой он приблизился к широко распахнувшей от удивления глаза женщине и, не спрашивая у неё разрешения, поцеловал даме руку. Та обомлела окончательно.
- Прошу прощения за столь беспардонное вторжение, но меня и моего коллегу привело сюда участие к судьбе несчастной сироты. – затараторил он – С вашего позволения, должен задать один вопрос, который существенно облегчит наше с вами дальнейшее общение. Вы говорите по-английски?
- Д-да. – растерянно ответила госпожа Жюйяр – Немного. Среди наши постояльцы много иностранцев, так что невольно приходится говорить с ними на их языки.
- Чудно! – не переставая улыбаться, произнёс Джек – Знаете, опека над кем – либо – занятие хлопотное, требует постоянного внимания.
- Так вы есть опекун для Сюзанна?
- Вообще-то он – Воробей указал на приближающегося к нему Барбоссу – А я помогать буду.
- Скажи ей, что мы временно будем жить рядом с девчонкой. – полукомандным тоном произнёс последний.
- Могу тебя обрадовать, эта мадам понимает по-английски.
- Тем лучше. За этой сорвиголовой нужен глаз да глаз.
Мадам Жюйяр, как и её муж, долго не могла прийти в себя от знакомства с новыми постояльцами. Что касается Сюзанны, то она закатила глаза, услышав, что теперь будет вынуждена соседствовать с угрюмым дядькой со злобной рожей и его придурковатым дружком. Мало было неприятностей, так ещё и эти навалились мёртвым грузом. Не скрывая своего недовольства, девушка поднялась вверх по лестнице, демонстративно топая как можно громче.
Барбоссе не понадобилось много времени, чтобы понять, что это значит. Ничего, ничего, это сейчас она пыжится, но скоро станет его уважать. Разве с ним не было точно так же? Опытные моряки запросто вымуштруют любого выскочку, а уж такой прошаренный в этом деле бывалый морской волк, как Гектор Барбосса, тем более. Послушание девчонки лишь вопрос времени.
- Так значит, она здесь живёт? – спросил он у хозяев пансионата, провожая Сюзанну сердитым взглядом.
- Да, здесь. – ответила мадам Жюйяр – Её мать выкупить для неё весь верхний этаж, чтобы её девочка никто не мешать.
- А мадам Эмма делила с ней комнату? – поинтересовался Джек прежде, чем Гектор успел сказать хоть что-то.
- Нет, мадам жить за город. – услышал он в ответ.
Похоже, сюрпризы никогда не кончатся! Какой же стервозной негодяйкой нужно быть, чтобы поселить своего ребёнка отдельно от себя! Отвратительно. За последнее время Барбосса узнал об Эмме столько нового, и уже не был уверен, что это предел.
- Она хоть навещала дочь? – в его голосе отчётливо слышались нотки скепсиса.
- Да, мадам навещать дочь. – ответил хозяин пансионата – Не сказать, чтобы часто, но такое случаться.
- Значит, нечасто?
- От случая к случаю. Знаете, мать эта девушка была весьма занятая персона, и не мочь уделять дочери много внимания.
- А чем таким она занималась, что редко виделась с дочерью?
- Мадам быть актриса.
Вот это новость! Даже Джеку стало любопытно. Он посмотрел на Барбоссу с единственной целью узнать его реакцию, и сделал вывод, что если бы сейчас тот жевал свои любимые яблоки, то непременно бы поперхнулся. На время Гектор потерял дар речи, так что Джек решил продолжить разговор с хозяевами пансионата сам.
- Надеюсь, мадам всё же проявляла заботу о своём ребёнке. – сказал он – Я, конечно, понимаю, спектакли, гастроли, репетиции, но и о родной детке забывать нельзя.
- Разумеется, месье. Мадам регулярно давать деньги на содержание Сюзанна, даже оплачивать её обучение в приходская школа. Подарки ей привозить на праздники. Она быть единственный человек, кого девочка слушаться.
- Ага… - Джек на секунду задумался и выстрелил совсем неожиданным для Гектора вопросом – А кто отец девчонки?
- Ну, какая тебе разница? – недовольно прервал его Барбосса – Разве это важно?
- Мадам об этом никогда не говорить. – сказал господин Жюйяр – Она даже строго – настрого запретить поднимать этот вопрос.
- Вот и правильно. – Гектор немного подумал, а затем продолжил – Мы поселимся рядом с ней. И никаких возражений.
- Но мадам выкупить весь четвёртый этаж только для Сюзанна…
- Мадам больше нет, теперь за Сюзанну отвечаю я. Ну и мой приятель… Немного… Чисто символически.
- Простите за неудобный вопрос, месье, но как вы намерены расплачиваться?
- В кредит.
- Но месье, мы не мочь содержать постояльцы в кредит!
- Сделайте для нас исключение. – вмешался в диалог Джек – Забота о девочке сейчас является для нас самой важной и первоочередной. О плате за проживание договоримся, когда утрясем все дела. Войдите в наше положение, мы будем бесконечно благодарны. Смекаете?
Глядя на эксцентричную парочку, супруги Жюйяр решили всё же уступить им. Строгость и суровость одного с лихвой компенсировались обаянием и тёплой аурой второго. К тому же, на непоседливую девчонку, похоже, нашлась управа, ведь до сегодняшнего дня единственным человеком, который имел на неё хоть какое-то влияние, была её мать.
- Прошу, месье, проходите. – любезно предложил господин Жюйяр.
Пираты проследовали за хозяином пансионата на четвёртый этаж. Жилище не самое роскошное, но Сюзанну хотя бы никто не тревожил. Мысль об этом показалась на удивление утешительной для Барбоссы. Хотя… Для ребёнка можно было бы подобрать жильё и получше.
На этаже располагались четыре комнаты. Как оказалось, лишь две из них находились в распоряжении Сюзанны, но две другие Эмма запретила сдавать внаём. Впрочем, для опекунов девочки хозяева решили сделать исключение.
- Когда мадам Эмма навещать дочь, она останавливаться в эта комната. – указала мадам Жюйяр – Мадмуазель Сюзанна проживать за стенка.
- Хорошо, я займу её. Подготовьте всё необходимое. – сказал Барбосса приказным тоном – Этого устройте напротив. – добавил он, указав на Джека.
- А нельзя ли мне самому решить, в какой из оставшейся двух комнат поселиться? – обиженно произнёс тот.
- Ваш друг прав, так как комната напротив комната мадмуазель Сюзанна так же принадлежать ей. – согласился господин Жюйяр.
- И что с того? – не унимался Воробей – Я, как и мой коллега, теперь принимаю участие в воспитании мадмуазель Сюзанны, и я должен прийти ей на помощь в любой момент, когда это потребуется.
- Джек, место! – с торжествующим видом произнёс Гектор, и ещё долго наблюдал, как его напарник, опустив голову, грустно отпирает дверь вручённым ему ключом и осматривает своё временное жилище.
Однако настало время и Барбоссе обустраиваться. Едва зайдя в комнату, он широко распахнул глаза от изумления. Всю обстановку помещения составляли кровать около стены, небольшой столик около неё, комод с зеркалом да пустой сундук. Ничего не скажешь, странные апартаменты для актрисы. Ну ладно, жить можно, а настоящий пират должен уметь преодолевать любые трудности, в том числе с жильём.
- Оу, я погляжу, служительница Мельпомены жила, как монахиня. – заметил бесшумно покравшийся Воробей.
- Не твоё дело. – отрезал Барбосса.
- Настоящая спартанская обстановка – ничего лишнего.
- Джек, уйди.
- Хорошо – хорошо. В конце – концов, должен же кто-то из нас навестить малышку Сюзи.
- Нет, без меня не смей! – остановил Джека Гектор – Такой перец, как ты, может сотворить с малолеткой… - на минуту он притих, обдумывая дальнейшие слова.
- Что? – издевательски спросил Воробей.
- Всё, что угодно!
- А чего ты так печёшься о ней? Ты же не веришь в то, что она твоя дочь.
- Ну знаешь ли, в любом случае я найду способ уберечь её от тебя.
Джек лишь развёл руки и вышел из комнаты. Направился он, как и говорил, к Сюзанне. Чёрт, лучше действительно за ним последовать.
В комнату девушки пираты вошли без стука, чем весьма её разозлили. Сюзанна буравила своих новых друзей полным ярости взглядом.
- Вообще-то, нехорошо вламываться к человеку без предупреждения. – проворчала она – Вам ещё повезло, что я причёсываюсь, всего – навсего.
Обстановка жилища Сюзанны была чуть разнообразнее, чем её матери. Рядом с кроватью располагался широкий трельяж со множеством ящиков, на стене висело приличное зеркало, а под ним находилась полочка с тазиком и кувшином для умывания. На столике рядом со шкафом красовались всякие безделушки и куклы. На банкетке у стены, противоположной той, у которой стояла кровать, возлегали две подушки с вышитыми на них белоснежными водяными лилиями. Девушка заметила, с каким интересом визитёры осматривают комнату.
- Неплохо, правда? – промолвила она.
- Мне нравится. – с улыбкой ответил Джек.
- Мама постаралась. – произнесла Сюзанна – Правда, с её особняком не сравнится, что ни говори.
- Она жила в особняке? – удивлённо спросил Гектор.
- Да, Гийом и Иветт должны были поставить вас в известность. – подтвердила девушка без энтузиазма.
- Непорядок, когда мать и ребёнок живут раздельно.
- Знаю.
Сюзанна выглядела довольно печальной при этих словах. Она помрачнела и опустила голову. Если бы не её несносный характер, её можно было бы и пожалеть. В конце концов, она ещё ребёнок.
- Мама была настоящей любимицей публики. – начала рассказывать Сюзанна, усевшись на банкетку – Она служила в английском театре, и была задействована в львиной доле постановок. Поклонников у неё было несчётное количество. Наверное, поэтому она жила в шикарном доме – хотела подчеркнуть свой статус знаменитости. Кстати, господа гувернёры, - внезапно она сменила тему и посмотрела на мужчин со строгостью – вы кто такие?
Оба пирата опешили от такого вопроса. Ни у Джека, ни у Гектора не нашлось слов, чтобы на ходу придумать что – нибудь в ответ. Пришлось импровизировать.
- Детка, мы же твои друзья. – взял на себя инициативу Джек – Тебе незачем волноваться.
- Ага, особенно вот этот, - огрызнулась Сюзанна и указала на Барбоссу – взвалил меня на себя и поволок, как мешок с мукой. Хороший такой друг. Ну так кто вы?
- Мы будем тебя воспитывать, поэтому не задавай этот глупый вопрос. – отрезал тот – Тебе должно быть всё равно, кто мы.
- Если не хотите говорить, значит, вам есть что скрывать. – с подозрением произнесла девушка.
- Ой, ну что, что мы можем скрывать? – шутливо спросил Джек.
- Вы пираты, да?
Сюзанна буквально выстрелила вопросом. Как она узнала? Может, её кто – то предупредил? Впрочем, это не столь важно. Главное, придумать что-нибудь, что мало-мальски успокоит девочку.
- Дорогая, ты, наверное, перепутала нас с кем-то. – принялся импровизировать Воробей, широко улыбаясь.
- Вот только не надо принимать меня за круглую дуру! – грозно выпалила Сюзанна, подскочив с места – Думаете что, я не обратила внимания на ваш внешний вид, на оружие, которым вы обвешали себя, на ваш говор? Меня, знаете ли, не радует тот факт, что ко мне приставили гувернёров – уголовников! Либо мама не соображала, что делала, либо аббат меня подло и цинично обманул!
- Да как же у тебя, бестия, хватает наглости заявлять подобное, глядя нам в глаза? – взорвался Барбосса.
- Скажи ещё, что я не права! – парировала девушка.
- Ну, допустим, права, мы пираты. Мы разбойники и негодяи. А твоя мама прекрасно соображала, что делала, ибо большего ты не заслуживаешь.
- Нет! Тебя я точно не заслужила! Ты мне не гувернёр, а настоящий тюремщик!
- К твоему сведению, я – пиратский капитан, и я поставлю тебя на место! Не таких ещё усмирял!
- Ещё бы, такой страшила!
- Я-то страшила? Боюсь спросить, в кого ты уродилась?
Сюзанна лишь фыркнула. Она сложила руки и недовольно закатила глаза. Она не заметила, как её опекун сделал то же самое. Забавно стало только Джеку. За всё время перебранки Гектора и Сюзанны, он тщетно пытался вставить хоть слово, поэтому ему осталось только наблюдать. Воробью не понадобилось много времени, чтобы обнаружить поразительное сходство между этими двумя. Однако слушать ругань и дальше он не собирался.
- Ладно – ладно, Сюзи, ты угадала. – затараторил Джек – Мы действительно пираты, но мы не причиним тебе вреда, так как уважаем последнюю волю твоей мамы. Мы поладим с тобой, если ты будешь хорошо себя вести, и тогда у нас будет полное взаимопонимание. Обещаешь? – спросил он более ласковым тоном и погладил девушку по щеке.
- Я постараюсь. – ответила Сюзанна, улыбнувшись ему в ответ. Она поправила платье и взъерошила волосы. Вот с этим милым она, пожалуй, пойдёт на контакт – по крайней мере, он её не скручивал.
- Моё имя ты знаешь, - сказала она спокойно, практически дружелюбно – а как мне тебя звать?
- Я – капитан Джек Воробей, - ответил пират – но ты можешь звать меня просто Джек. – он указал на Барбоссу – А его зовут Гектор.
- Она уже знает. – проворчал тот.
- Между прочим, среди поклонников моей мамы было много пиратов. – сказала Сюзанна, пропустив мимо ушей последнюю реплику. – Один из них был настолько сражён её талантом, что сделал ей особенный подарок.
- Да ну? – изумился Джек – И что же это?
- Пошли, покажу.
Сюзанна схватила Джека за руку и выбежала с ним из комнаты. Она повела его на чердак. Эксцентричный пират приготовился увидеть нечто невероятное. Какого же было его удивление, когда, взобравшись на чердак, он очутился… в голубятне. Помещение оказалось специально приспособленным под жилище для птиц. Сюзанна взяла мешочек с зерном, и принялась рассыпать голубиную еду по клеткам.
- Кушайте, кушайте, мои хорошие. – ласково произнесла она – Гийом и Иветт, небось, нечасто к вам приходили, пока меня не было.
Джек осматривался и одновременно наблюдал за девочкой. В своей заботе о птицах она показалась ему такой трогательной. Ему стало понятно, что к голубям юное создание привязано больше, чем к людям. Где-то он уже наблюдал подобное, только не мог вспомнить, где именно. И, кажется, там не голуби участвовали.
- Так значит, птичек твоей маме поклонник подарил? – нарушил тишину Джек.
- Ага. – отозвалась Сюзанна – Очень богатый пират. Эти голуби всегда найдут дорогу на Тортугу, долетят до неё из любого места. – девушка открыла клетку и протянула руку к одной из птиц – Кстати, это Жаклин, мамина любимица. – она обратилась к Джеку – Хочешь покормить её?
- А она мне пальцы не оторвёт?
- Нет, не оторвёт.
Сюзанна насыпала горсть зерна в ладонь Джеку и показала ему, как следует кормить голубя.
- Нравятся тебе мамины птицы? – спросила она.
- Конечно! – ответил пират – У твоей мамы был отличный вкус.
Девушка слегка улыбнулась. Она погладила птицу и закрыла клетку.
- Мне кажется, кое – кто заждался нас. – внезапно произнёс Джек.
- Да уж, не хватало ещё, чтобы он подумал, будто ты меня совращаешь.
В отсутствие Сюзанны и Джека Барбосса нашёл, чем занять себя. Воспользовавшись тем, что хозяйка комнаты сейчас не на месте, он принялся изучать её личные вещи. Фигурки животных, куклы разной степени дороговизны, несколько книжек, в основном глупых дамских романчиков, расчёски и заколки, пудра, краски для глаз и для губ, письменные принадлежности. В общем, ничего интересного. Наверняка большинство из этих предметов является подарками матери. Если только этот позолоченный медальон с выгравированной звездочкой.
Гектор уже собирался открыть его, когда в комнату вошли Сюзанна и Джек. Увидев в руках у своего навязанного опекуна медальон, девушка изменилась в лице. Она в один прыжок оказалась рядом с пиратским капитаном и вырвала вещицу у него из рук.
- Не трогай его! – закричала она – Никогда не прикасайся к нему! Понял?
- Ты можешь не орать? У меня от тебя голова болит. Сил моих больше нет противостоять твоим звериным выходкам и воплям!
- Это твои трудности!
- Так, так, ребята, давайте жить дружно. – вмешался в разгорающуюся ссору Воробей – Уже поздно, а вы всё ещё кричите друг на друга. Чего доброго всех постояльцев распугаете, они сбегут, и достопочтенные супруги Жюйяр разорятся – кто захочет соседствовать со столь скандальными особами?
Отец и дочь продолжали испепелять друг друга ненавидящими взглядами. Достаточно было одной маленькой искорки, чтобы вспыхнул пожар. Наконец Сюзанна решила прервать повисшую угрожающую паузу.
- Пойдёмте вниз, поужинаем. – предложила она – Мне чертовски хочется жрать после сегодняшних приключений.
- А почему именно жрать? – спросил Гектор с явно выраженным сарказмом – Почему не хавать, не рубать, не шамать?
- Ой – ой, можно подумать, вы, пираты, изъясняетесь между собой, как Чосер в своих стихах. – парировала Сюзанна.
- Мы – пираты, нам простительно. А вот вы, мадмуазель, извольте выбирать выражения, чтобы не добивать свою и без того убогую и насквозь мокрую репутацию.
- Что?
- Рот закрой!
- Пойдёмте ужинать! – поставил точку в сим диалоге Джек.
Полчаса спустя все трое сидели в уютной столовой на первом этаже. На столе стояло блюдо с ароматной жареной ветчиной и горшок с капустой с луком и сыром. Джек и Сюзанна спокойно ужинали в тишине. Что касается Барбоссы, то он глядел в тарелку, не выказывая ни малейшего желания попробовать то, что лежало в ней. Воробей заметил поведение компаньона, поэтому решил прервать затянувшуюся паузу.
- Хозяйка всегда так дивно готовит, или она решила сегодня нас побаловать? – спросил он у Сюзанны.
- Я бы не сказала, что дивно, - ответила та – как обычно. Есть можно.
- А ты помогаешь ей готовить?
- Приходится время от времени. В конце – концов, когда то же мне придётся жить одной, и за меня готовить никто не будет.
- Надеюсь, у тебя всё получится.
- Я тоже на это надеюсь. Кстати, Колетт, которая прислуживает де Керльону, своей стряпней меня чуть в могилу не свела. – добавила девушка, немного подумав.
- Да ты что? – удивился пират – Как же так?
- Её суп на вкус, как блевотина, а на вид, как дерьмо. И пахнет, кстати, также. Отрава же!
- И что, она насильно заставляла тебя это есть?
- Можно сказать и так. Когда я высказала ей, что я думаю об этой лаже, она огрела меня кочергой.
- Кочергой?
- Ага. Спасибо, что, хоть, не горячей. Хочешь, ссадину на плече покажу?
- Что ты, я верю тебе.
Снова повисла пауза. Нарушали её только разговоры проходящих мимо постояльцев да лай собак на улице. На этот раз первой заговорила Сюзанна, причём на совершенно отвлеченную тему.
- Вы, пираты, много путешествуете, да? – неожиданно спросила она.
- Естественно. – ответил Джек – Для нас обитать долгое время на одном месте – непозволительная роскошь.
- Тогда скажи мне, как человек многое повидавший, чем в Старом Свете женщины красят волосы?
- Ну… - задумался Воробей – Хной.
От такого ответа Сюзанна насупилась и надула губы. Джек сделал вывод, что услышанное её обидело.
- По-твоему, я недостаточно рыжая? – спросила она так, словно не смогла смолчать в ответ на оскорбление.
- А чем тебе не нравится твой цвет? – искренне недоумевая спросил Джек – Тебе очень идёт.
- Ха, в нашем роду все женщины – зеленоглазые блондинки, одна я бракованная. – безрадостно ответила юная сорваница – Рыжие волосы и голубые глаза у меня от папаши – негодяя.
От последней фразы Барбосса насторожился. Что девчонка имеет против рыжих волос и голубых глаз? Не намекает ли она непосредственно на него? Однозначно, к её дальнейшим словам стоит прислушаться.
- Почему негодяя? – осведомился Джек – Ты его хорошо знаешь?
- Не знаю, и знать не хочу! – выпалила Сюзанна – Сволота, бросил нас с мамой, а мы ни сном, ни духом, где он, что он. Поди, даже не ведает, что у него есть дочь в Новом Орлеане.
- Да, ситуация нехорошая. – согласился Джек, поглядывая на Гектора. Тот изо всех сил старался сохранить спокойствие.
- Это ж мерзавец первостатейный. – продолжала девушка – Для него мама ничего не значила. Отнёсся к ней, как к какой-то марамойке, и сбежал, потаскун проклятый.
- Во стервец! – промолвил Воробей, воображая, что сейчас творится в голове у его заклятого друга.
- Небось, сидит сейчас в притоне, жарит блядюру, а о маме не вспомнил ни разу! Подонок!
- Ой, подонок.
- Если встречу когда – нибудь этого оглоеда, придушу на месте.
- И правильно сделаешь.
- Теперь ты понимаешь, почему я не хочу быть похожей на эту блядскую рожу?
- Понимаю.
- Для меня все рыжие мужики с голубыми глазами – враги по умолчанию. Я похожа на одного такого говнюка, который испортил жизнь маме, а это унизительно для меня.
- Да, как только таких земля носит?
Джек покосился на Барбоссу. Тот находился в шаге от того, чтобы психануть. Этот разговор его не просто злил, но чертовски бесил. Дыхание капитана участилось, на виске запульсировала жилка, лоб покрылся испариной, а глаза едва ли не налились кровью.
- Надеюсь, этого шкуру уже не носит. – добавила Сюзанна – А если носит, то пусть он поскорее сдохнет, сраный педераст.
- Хватит! – взревел Гектор, со всей силы треснув по столу кулаком, да так, что его партнёр аж подпрыгнул на месте от испуга – Заткнись, малолетка, не то вырву твой поганый язык! – Барбосса был зол, как чёрт – Я не позволю тебе так отзываться об отце! Кем бы он ни был! – спешно прибавил он.
- Буду отзываться о нём так, как он этого заслуживает! – защищалась Сюзанна.
- Ну уж нет, ты обязана этому человеку жизнью, поэтому закрой рот!
- Ничем я ему не обязана!
- Он твой отец!
- Засунуть член в женскую промежность ещё не значит стать отцом!
- Ты у меня сейчас заработаешь! – Барбосса уже занёс руку, чтобы ударить девочку, однако его остановил Джек.
- Шкипер, успокойся! – крикнул он без единой нотки весёлости в голосе – Не смей её бить!
- Отстань, Воробей, она давно нарывалась!
- Да, поколоти меня, давай! – истерично закричала Сюзанна – Первопроходцем в этом деле не будешь! – из глаз девушки хлынули два потока слёз – Все вы только и можете, что дубасить меня! Ненавижу людей!
С этими словами девушка рванула из столовой и стрелой понеслась в свою комнату. Добрых минут пятнадцать понадобилось Джеку, чтобы уговорить её впустить его внутрь. Что касается Барбоссы, то он предпочёл вернуться к себе. Как бы там ни было, но происшествие за ужином расстроило его. Он так устал от скандалов, что теперь ему хотелось лишь одного – чтобы этот кошмар закончился. Боже, какой сегодня трудный день!
Дверь в комнату распахнулась и в помещение вошёл Джек. Весь его привычный задор пропал, словно и не было никогда. Взгляд капитана словно говорил коллеге, что он ему противен.
- Знаешь, как она ревела сейчас? – промолвил он с презрением – Я едва успокоил девочку. Могу тебя поздравить – теперь она тебя боится, ты добился своего. Всем отцам отец, блин.
- Ты слышал, как она меня оскорбляла? – попытался защититься Гектор.
- Ах, тебя? Ты, кажется, отрицал своё отцовство. Что же случилось? – в голос Джека снова стали возвращаться нотки сарказма – Похоже, ты начинаешь что-то понимать лишь тогда, когда твоё самолюбие начинают неистово избивать, смекаешь? Как ты дальше намерен общаться с Сюзи?
- Никак. Выдам её замуж, и привет горячий.
- О, да, нечто подобное я и ожидал услышать.
- Но ты тоже хорош, подыгрывал ей. Знал же, что мне, мягко говоря, неприятно выслушивать о себе всякую грязь.
- Принял близко к сердцу её слова, да?
- Допустим.
- Значит, косвенно ты признаёшь себя отцом этой девушки? Иначе бы ты так не взвёлся и скандал не закатил.
- Джек, что тебе нужно? – устало спросил Гектор.
- Это не мне, а тебе нужно помириться с дочкой. – спокойно ответил тот.
- Ты веришь, что она моя дочь?
- Конечно, верю. Поверишь и ты.
Душевное спокойствие важнее всего, рассудил Барбосса. Если единственный способ его достигнуть, это устаканить отношения с Сюзанной, то придётся пойти по этому пути, чем чёрт не шутит. Но насчёт их родства старый морской волк всё ещё не был однозначно уверен. За девчонкой стоит понаблюдать. В конце – концов, она ему самому кого –то напоминает.
- Попробуй с ней подружиться. – неожиданно произнёс Джек.
- Это ещё зачем? – недоумевал Гектор – Что мне даст такая дружба?
- Может, девчонка откроет тебе какие-то тайны из жизни Эммы. – предположил Воробей – Например, как она стала актрисой и что толкнуло её на столь отчаянный шаг, как самоубийство. Смекаешь?
- И что мне делать?
- Докажи ей, что ты, рыжий мужик с голубыми глазами, ей не враг. Сделай что – нибудь, что растопит её сердце. В конце – концов, она – дочь той самой Эммы, единственного человека, которому ты был небезразличен, которого ты называл ангелом. Сделай приятное девочке. Можешь обратиться ко мне за советом, если ничего не будет получаться. – Джек повернулся к выходу – Подумай над этим. Приятных сновидений!
Оставшись один, Гектор долго собирался с мыслями. Как бы ни было ему гадко это признавать, но Воробей оказался прав – Сюзанна была единственной ниточкой, которая могла бы вывести его на всю правду об Эмме. А вдруг несносный птах прав и в другом, и рыжая сорвиголова действительно является дочерью лихого капитана? Слишком много вопросов, слишком много.
Голова пирата раскалывалась от боли, глаза закрывались сами, настойчиво требуя отдыха. Ладно, утро вечера мудренее. Барбосса повернулся к одной-единственной горящей свече на столике у кровати, и задул её пламя.
Последний раз редактировалось Аша Грейджой Ср июн 24, 2015 6:22 pm, всего редактировалось 1 раз.
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#7 Сообщение Аша Грейджой » Вс апр 12, 2015 10:03 pm

Глава 6. Воспитание детей и родителей

Гектора рано утром разбудил шум за стенкой. Судя по всему, Сюзанна уже проснулась, и принялась разбирать свои вещи. Через пару минут до слуха пирата донеслись звуки закрывающейся двери. Неужто рыжая куда-то собралась ни свет ни заря?
Едва приоткрыв дверь, Барбосса заметил маленькую фигурку Сюзанны, покидающей коридор. Голову девушка покрыла чёрным платком, на плечи накинула чёрную шаль. Наспех накинув жилет и китель, Гектор последовал за ней, стараясь передвигаться незаметно и тихо. Спящего Воробья он решил не ставить в известность. Осторожно выглядывая из-за двери, капитан выследил, куда отправилась Сюзанна.
С внутренней стороны пансионата хозяева разбили небольшой палисадник. Несколько кустов роз сидели прямо под окнами кухни. Девушка с тоской посмотрела на них и срезала три белых цветка. Она нежно погладила их лепестки, словно они были живые, и двинулась дальше. Гектор внимательно следил за тем, куда она пойдёт, ни на секунду не упуская девочку из вида. Мало – помалу он заметил, как она всё больше и больше отдаляется от квартала, где жила, и движется по направлению к церкви. Поравнявшись со зданием, Сюзанна на минутку остановилась, перекрестилась и принялась обходить церковь с боку. Капитану не оставалось ничего другого, кроме как последовать за ней. Довольно скоро его взору открылось новоорлеанское кладбище.
Действительно, куда ещё могла пойти девочка, закутавшись в чёрное? Барбоссе даже не пришлось гадать, на чью могилу пришла Сюзанна. Она остановилась около одной из могил на окраине окутанного серым утренним туманом кладбища и возложила розы к камню у изголовья. Постояв пару минут, девушка плюхнулась на колени. Наверняка единственное, о чём она думала, так о том, чтобы хоть на пару минут оказаться в материнских объятьях… Глядя на несчастную сиротку, сидящую у могилы матери, Гектор почувствовал, как его сердце сжимается от болезненных воспоминаний, так некстати взбудораживших память…

***
Дождь с утра барабанил по прохудившейся крыше обветшалого домика. На полуразвалившемся лежаке, который когда-то был кроватью, прикрытая тоненьким одеялом, лежала женщина, смертельно бледная и ослабевшая настолько, что была не в состоянии поднять руку, чтобы обнять своего сына, стоявшего около неё на коленях. Тринадцатилетний мальчик положил голову на грудь матери, крепко сжимая её ладонь. Огонёк одной – единственной свечи освещал комнату, и казалось, что если он потухнет, ночь в этом домике не окончится никогда.
- Мамочка, не уходи. – шептал мальчик, сглатывая слёзы – Что я буду делать без тебя? Я же останусь один.
Женщина улыбалась из последних сил. Она хотела что-то сказать сыну, но ком застрял в горле и дыхание сперло. Несчастная знала, что дни её сочтены, но ничем утешить своего ребёнка не могла. Она могла лишь одарить его взглядом, полным нежности. Денег на лечение не было, дров тоже, и топить рассыпающуюся от старости печку было нечем. Женщине было больно осознавать, что она оставляет свою единственную радость в жизни с пустыми руками и на произвол судьбы.
- Мамочка, пожалуйста, останься со мной.
Ночная тьма напускала больше трагичности на разворачивающуюся драму. Дождевые капли просачивались в комнату, и крохотный огонёк изо всех сил сопротивлялся им. Он словно чувствовал, что скоро вместе с ним угаснет человеческая жизнь.
- Мамочка, не покидай меня, не оставляй меня одного.
Ценой невероятных усилий, женщина погладила сына по лицу. В последний раз сжав руку своего ребёнка, она закрыла глаза, улыбка застыла на её лице. Огонёк свечи погас, а мальчик ещё долго плакал над медленно остывающим телом матери.

***
Придя в себя, Гектор перевел дыхание и снова поглядел на Сюзанну. Девушка так и сидела на земле, уставившись на могильный камень. Пират подошёл к ней, однако не решился положить ей руку на плечо. Да и не пришлось – Сюзанна уже заметила его.
- Я пришла к маме. – сказала она так, будто совершила проступок и теперь оправдывалась – Я ведь не сделала ничего плохого?
- Нет. – спокойно ответил Барбосса. – Не бойся меня, я тебе зла не желаю. А что накричал на тебя вчера, так это эмоции захлестнули. Ты на голой земле сидишь, простудиться можешь. – добавил он, решив сменить тему.
- В таком случае я поем мёду и выздоровею.
Снова повисла ненавистная тишина. Капитана посетило чувство, что ему стоит поскорее убраться от этого места. Ему казалось, будто дух Эммы витает где-то рядом, и от этого холодело на душе.
- Пойдём домой. – едва ли не доброжелательно произнёс Гектор, чем удивил самого себя.
- Угу, побуду здесь ещё немного, и пойдём. – безразлично ответила Сюзанна.
- Если заболеешь, я тебя лечить не буду.
- Давай ты не будешь разжигать срач на маминой могиле?
Да, ругаться не из-за чего и в таком месте будет неразумно. И что теперь делать? Ждать, пока начнёт мерещиться всякая чертовщина, а девчонка, насидевшись на холодной земле, завтра свалится с жаром? Пират водил глазами по сторонам, чтобы хоть как-то себя отвлечь, пока не обнаружил, что Сюзанна уставилась на него. Из – под вязанного траурного платка выглядывали её растрепанные рыжие локоны.
- Что у тебя было с моей мамой? – спросила она – Откуда ты её знаешь?
- Ну… Когда – то она оказала мне услугу. – импровизировал Барбосса. Он счёл неуместным сразу посвящать девочку в историю своего знакомства с Эммой.
- Ты был её поклонником, да?
- В какой-то степени.
- Уж не знаю, что толкнуло маму поручить именно тебе опеку надо мной. – продолжила Сюзанна - Она была хорошей, но всегда немного странной. Впрочем, она была актрисой, так что, возможно, то были издержки профессии. Она всегда остро реагировала на какие – то важные моменты из жизни. – глаза девушки стали влажными от наворачивающихся слёз – Провал последнего спектакля её расстроил. Видишь, насколько сильно?
Слова Сюзанны насторожили капитана. Провал спектакля? И всё?
- Мама всегда так серьёзно относилась к своей работе? – осторожно спросил он.
- Да, всегда. – последовало в ответ.
Добровольно уходить из жизни из-за какого-то спектакля неразумно, рассудил пират. Тем более, когда у тебя проблемный ребёнок. Хотя… Если бы ему самому предложили выбор между карьерой фермера или смертью на эшафоте, он бы выбрал второе, ибо пиратство было смыслом жизни Гектора, и ничто никогда не смогло бы его заменить. Похоже, что Эмма так же не представляла своей жизни без театра.
- А у тебя была мама? – неожиданно спросила Сюзанна.
- Была.
- Она была хорошей?
- Очень.
И зачем только девчонка подняла эту тему? Не успел Барбосса отойти от состояния, когда внутри всё сжимается от неожиданно нагрянувших переживаний, как оно волной накрыло его снова. Капитану не очень-то хотелось поддерживать столь щекотливый разговор, но никаких идей насчёт того, как его свернуть, у него не было.
- Что случилось с твоей мамой? – продолжила допытываться девушка.
- Она умерла. – отрывисто ответил Гектор.
- И сколько тебе было?
- Меньше, чем тебе сейчас.
- Мамы имеют свойство умирать, когда мы ожидаем этого меньше всего. – не по-детски серьёзно заметила Сюзанна и возразить на этот счёт было нечего.
Туман над кладбищем стал потихоньку развеиваться, но ветви деревьев, покрытые густой листвой, слабо пропускали утренний свет. Прохлада начала пропадать, хотя ветерок немного сбивал температуру воздуха. Роса исчезала с травы, и земля просыхала, нагреваясь.
Казалось, ничто не нарушило бы скорбной тишины в месте, ставшим последним пристанищем для сотни человек, но где-то рядом с могилой Эммы раздалось шуршание и хруст. Бросив настороженный взгляд на кустарники, сидящие неподалёку, Барбосса инстинктивно схватился за эфес рапиры. Сюзанну немного испугал этот жест.
- Ты явился на кладбище вооружённым? – удивлённо спросила она.
- Милочка, не забывай, я – пират, и всегда должен опасаться нападения. Охотники за головами готовы полжизни отдать, чтобы передать такого, как я, властям. – Гектор поднял девочку на ноги, несмотря на её сопротивление – А сейчас пойдём отсюда, пока не стало слишком людно.
- С чего ты взял, что там охотник за головами? – недоумевала Сюзанна – Может, обычная лиса забрела.
- Лисе здесь делать нечего. – отрезал капитан – Ни курятника, ни компостных куч в таком месте не наблюдается.
- Ты ничего не скажешь маме, пока мы ещё здесь?
- А есть ли смысл? Всё равно мёртвые ничего не слышат и не скажут в ответ.
Пока эксцентричная парочка удалялась прочь от могилы, кусты снова зашевелились. Всё это время они служили убежищем человеку, который накануне наблюдал за Сюзанной и её опекуном. Раздражение и злость завладели им.
- Что же это за мужик, в конце – концов? – прошипел он – Почему он крутится около девчонки?
Сюзанна и Гектор шагали по улицам пробуждающегося города. Практически всю дорогу они ни о чём не договаривали. Девушка сняла с себя и платок, и шаль, и небрежно свернула его, и теперь едва ли не волокла их за собой по земле. На шее у неё болтался тот самый медальон, который она ревностно оберегала от посторонних. На языке вертелся тот самый вопрос, классически проигнорированный её опекуном, и теперь девушка набиралась храбрости задать его ещё раз, прикидывая реакцию собеседника.
- Ты на мой вопрос не ответил. – наконец заявила она уверенно.
- Какой ещё вопрос?
- Что у тебя было с моей мамой?
Гектор остановился, не зная, что ему лучше сказать. В конце концов, он решил уйти от ответа.
- Я же говорил, твоя мама оказала мне услугу.- выпалил он – В третий раз повторять не собираюсь.
- Я помню. – ответила Сюзанна – Но меня не услуга интересует, а степень близости вашего знакомства.
- Воспитанные дети не задают взрослым подобных вопросов. – прорычал Барбосса. Ему не хотелось продолжения вчерашнего, но, видимо, дело к тому и катилось.
- Вообще-то мне уже шестнадцать, в моём возрасте иные девушки замуж выходят. Я знаю, откуда берутся дети, что обычно делают в брачную ночь, и почему у женщин бывают регулы.
- Молодчинка.
- Так что у тебя было с моей мамой? – продолжала упорствовать Сюзанна.
Капитан не удостоил её ответом, а лишь ускорил шаг. Не хватало ещё открыть девчонке всю правду. Кто может предсказать, как она себя поведёт? Между тем Сюзанна настаивала на своём.
- Если ты был её любовником, так и скажи! Я не стану возмущаться, нет. Я должна знать всю правду о человеке, которому мама доверила меня. – она обогнала пирата и встала у него посреди дороги – Не отстану, пока не ответишь. Что у тебя было с моей мамой?
Барбосса остановился и метнул в девушку взгляд, полный ярости…

Джек Воробей, когда проснулся, очень удивился, не обнаружив ни Гектора, ни Сюзанны. Попытки выследить их поблизости успехом не увенчались. Пират спустился вниз, чтобы расспросить хозяев. Едва столкнувшись с мадам Жюйяр, он на минуту забыл, о чём хотел её спросить, уставившись на шикарный бюст ещё не старой женщины.
- Эээммм… Доброе утро, прекрасная госпожа. – выдохнул Джек с улыбкой.
- Как вам спалось, месье? – спросила женщина, не скрывая удивления.
- О, великолепно. – отозвался Воробей – Как младенец на ложе из облака. Постель такая мягкая, тёплая, бельё пахнет ромашками. Вы, наверное, стираете его в цветочном отваре, и это восхитительно. И комната такая уютная. А вы чему так удивлены?
- Знаете, мы нечасто слышать столь тёплые слова от наши постояльцы. Большинство из них относиться к наш труд, как к обыденность. – ответила мадам – В знак благодарность вы можете завтракать бесплатно, месье.
- О, весьма польщён, но вопреки известной пословице, я бы предпочёл явиться на завтрак с двумя персонами, которых, почему-то нигде не вижу.
- Насчёт Сюзанна я думать, она идти на могила её мать, - поделилась своими соображениями хозяйка – но вот про её опекун я не знать, что сказать. Возможно, он сопровождать её.
Джек покивал головой в знак согласия. Про себя он отметил, что женщина ещё не утратила своей привлекательности. Похоже, она прочитала его мысли и засмущалась, словно девица.
- Мне нравится цвет ваших волос. – промурлыкал Джек – Что это за тон?
Мадам Жюйяр не успела ничего промолвить в ответ. Со стороны входа послышался какой-то шум, а через несколько секунд хлопнула дверь. Сжимая платок и шаль в одной руке, и придерживая край подола в другой, мимо них стрелой пролетела Сюзанна. Она взбежала вверх по лестнице, перепрыгивая через ступеньку. Вслед за ней в коридор пансионата забежал Гектор. Он был зол, как чёрт.
- Что это за тон?! – крикнул Барбосса вверх, глядя на то, как девчонка стремительно летит в свою комнату на последнем этаже.
- Что у вас опять стряслось? – недоумевал Джек.
- Отдышаться дай, потом расскажу.
Хозяйка пансионата ошеломлённо хлопала глазами, пытаясь понять, свидетелем какой сцены она только что стала. Всё произошло столь стремительно, что она не могла внятно сформулировать вопрос. Между тем, Барбосса обратил свой взгляд на женщину и спросил таким тоном, будто это был не вопрос, а приказ:
- Есть у вас что – нибудь съедобное?
- Д-да. – ответила мадам Жюйяр – Я как раз хотеть пригласить вас на завтрак.
- Вот и замечательно. – Гектор повернулся к Джеку – Воробей, составишь мне компанию? Парой слов перекинуться надо.
- Разумеется. – ответил птах – Воспитатель воспитателей к вашим услугам, сэр.
Оказавшись в столовой, и, дождавшись, пока их оставят одних, Гектор подвинулся поближе к напарнику.
- Она сведёт меня с ума. – сказал он, щедро вычерпывая кашу из горшка – Вроде утро нормально начиналось, поговорили друг с другом по душам, но тут девке понадобилось знать, был ли я любовником её матери.
- И что, ты ответил, что тебя с Эммой связывала только дружба? – усмехнувшись, спросил Воробей, и прибавил, заглянув в котёл – Не умни всё в одну харю, мне тоже есть что-то надо!
- А что я должен был ответить? «Дорогая Сюзанна, я спал с твоей мамой, и она всю жизнь считала меня твоим папой, так что здравствуй, любимая доченька», так что ли?
- Надеюсь, так ты не ответил?
- К’онешно, нет!
- Проглоти сначала, потом говори.
- Я ничего не стал ей говорить. – объяснил Барбосса – Зачем сейчас её шокировать? Да и потом, я не отрицаю, что девчонка могла родиться и от меня, но мне нужны абсолютно точные доказательства.
Воробей хлопнул себя по лбу ладонью. Долго же яблокоед будет собирать какие-то мифические доказательства? Ну хоть сам признался в вероятности своего отцовства, какой – никакой, а наметился прогресс.
- Я с ней пять минут пообщался, и уже понял, кто её папа. – произнёс Джек – Смекаешь?
- Если ты обо мне, то не спеши с выводами. – предостерёг его Гектор – За пять дней такой вопрос решить нельзя, а ты про пять минут говоришь. Слушай, - капитана заинтересовало содержимое чугунного блюда с огромным многослойным омлетом, которое Воробей подтянул поближе к себе – для тебя одного такой порции будет слишком много, так что делитесь, сэр.
- Да у вас, сударь, запросы королевские! – возмутился птах – Умял почти всю кашу, теперь ещё и за омлетом тянешься! Мне что есть, по-твоему?
- Ой, много ли нужно маленькой птичке? Клюнул пару раз и всё.
- Не издевайся! А ну, дай сюда!
Джек буквально выдрал блюдо из рук Гектора, чем немедленно вызвал бурю по отношению к себе. Барбосса не желал уступать сопернику, и потянулся за едой, из-за чего получил довольно тяжёлый шлепок по руке. Решив не поддаваться наглости Воробья, Гектор всё же рванул посудину на себя.
- Да ты обнаглел! – заверещал Джек.
- А ты разве нет? – парировал Барбосса.
- Ты меня так голодом заморишь!
- Да каким там голодом, тебя же ни задушишь, ни убьёшь.
- Этот завтрак не только для тебя, так что отдай мне мою часть!
- Ага, себе только возьму.
- Ты же почти всю кашу слопал, не жирно ли будет?
- Нет, в самый раз.
- Троглодит…
- Я тут главный, так что извольте закрыть рот, мистер Воробей. – прорычал Барбосса, теряя терпение.
- Хорошо, закрываю. – Джек вальяжно развалился на стуле – Но в таком случае, проблемы с девицей, мистер Барбосса, решайте самостоятельно.
Гектору крайне не понравились эти слова. Он бы с большим удовольствием сбежал из этого города, оставив рыжую бестию на попечение заклятого друга. А вот, кстати, и она. Явилась кровушки попить.
- Обо мне судачили, не так ли? – спросила Сюзанна с претензией.
Оба капитана обернулись в её сторону. Девушка уже принарядилось в своё любимое голубое платьице, и подвязала волосы лентой.
- Вижу, что обо мне. – заявила она, и, не спрашивая разрешения, уселась за стол, нарочно подсев поближе к Джеку – Если хотите спросить, почему я задержалась, так это потому, что ходила кормить голубей. Кстати, мои птицы сыты, а я голодна. – Сюзанна потянулась к блюду с омлетом – Спасибо, что оставили мне хоть что-то.
- Каши возьми. – едва ли не заботливо посоветовал ей Гектор – Ты с раннего утра не ела.
- Ты ей каши оставил? – удивился Джек – Надо же, подумал о ребёнке!
- Не надо называть меня ребёнком. – отрезала Сюзанна, расправляясь с едой – Ребёнка с ложечки кормят, и он под стол пешком ходит, а я давным – давно эмоспирированная.
- Какая, прости? – спросил Джек, широко распахнув глаза и уже расплываясь в улыбке.
- Эмоспирированная. – повторила рыжая.
- Котёнок, ты хотела сказать «эмансипированная»? – осторожно поправил девушку пират.
- Неважно, как оно говорится, но суть одна и та же.
Слушая Сюзанну, Барбосса едва сдерживал смех. В кой-то веки девчонка не бесила его, а веселила. Но от последней реплики он всё же расхохотался. В самом деле, должна же она хоть иногда быть забавной?
- Слушай, эмоспирированная, ты потому отдыхаешь в темнице для хулиганов, что самостоятельная и крутая? – выдохнул он, еле успокоившись.
- Со мной обходятся нечестно! – ответила девочка – В последний раз вообще ни за что под замок посадили.
- Всех ни за что сажают. Что ты натворила?
- Защищалась! – заявила Сюзанна – Эта нахалка Софи Лессар открывала свой грязный рот на маму и на меня. – девушка сжала кулаки от гнева – Она поливала нас помоями, кривлялась, обзывала меня уродиной. Но когда она прошлась по теме смерти мамы, я не выдержала и врезала ей по наглой роже, а потом схватила её за волосы и повалила в грязь. Так мы и катались, пока нас жандармы не разняли. Меня, понятное дело, избить дубинками и в темницу, а Лессар все принялись жалеть, ведь её отец – глава совета по торговле с метрополией, а значит, такая хорошая девочка из высшего общества априори невиновна. – Сюзанна помрачнела – Сколько себя помню, меня всегда били, особенно в детстве, а до мамы практически ничего не доходило, так тщательно всё скрывали. Но ничего, если сбудется моя мечта, они будут меня бояться. Я заставлю их вздрагивать от одного упоминания моего имени, ибо несладко им придётся.
Слушая девочку, Гектор вспомнил, как в её возрасте мечтал о чём-то подобном, как стремился стать важным и знаменитым. Отчасти, так и случилось. Быть может, из-за острого желания преодолеть бесконечный поток несправедливости и обид, тем более, когда единственный человек, который может тебя защитить - ты сам. Теперь то же самое происходит и с Сюзанной. Удивительное, но, к сожалению, безрадостное совпадение.
- А что б ты хотела, это ведь высшее общество. – промолвил Джек – Такой бред не только в Новом Орлеане творится, уж ты мне поверь.
- Сильно же та девка тебя обидела? – осторожно спросил Барбосса потому, что нужно было что-то сказать.
- Спрашиваешь. – буркнула рыжая – Если бы мы столкнулись на каком-нибудь безлюдном пустыре, я бы её убила. Честно. Если не верите – спросите Бьянку, она свидетель того, что случилось.
- Кто такая Бьянка? – полюбопытствовал Джек.
- Подруга моя. Всю жизнь вместе. – ответила Сюзанна – Она вот – вот должна зайти за мной, а вместе с ней придёт Поль с товаром для Гийома и Иветт.
- А Поль – это ваш друг, да? – продолжал спрашивать Воробей.
- Да. Но для Бьянки он больше, чем друг. – девушка заулыбалась – Они мечтают пожениться. Не зря же они несколько раз уединялись.
- Прелестно! – прощебетал Джек – Знали бы кое-кто, что с глазу на глаз можно не только заниматься фехтованием, от многих бед ушли бы. Кстати, а ты не мечтаешь выйти замуж за кого-то?
- В ближайшее время нет. Пусть кто-то первым захочет жениться на мне, а я рассмотрю предложение, но не сейчас.
- Ха, это занятно.
Раздавшийся у чёрного входа звон колокольчика оповестил хозяев пансионата о том, что к ним пришли с торговлей. Сюзанна подскочила с места, и побежала открывать. Улыбка сияла на её лице. Через минуту в коридоре послышался звонкий девичий смех. Вскоре рыжая заглянула в столовую в сопровождении другой девушки.
- Знакомьтесь, это Бьянка. – представила она подругу пиратам.
- Привьет. – улыбаясь промолвила девушка с чёрными волосами и с карими глазами, облачённая в тёмно – зелёное платье с повязанным спереди белым фартуком.
- Как поживаешь, куколка? – Воробей уже кружил вокруг молоденькой брюнетки, и в его глазах разгорался огонь.
- Я прийти к Сюзанна. – хихикая, ответила она.
- Да, она говорила об этом, но не упомянула о том, какая симпатичная у неё подружка. – пират уже не стеснялся флиртовать с девушкой.
- Вы опоздать, месье, я уже любить другой. – весело сказала Бьянка.
- Да, в этом моя вина. – шутливо сказал Джек.
- Кстати, Поль принёс яблоки. – как бы невзначай сообщила Сюзанна – За всё заплачено, так что я угощаю. – она протянула Воробью спелый зелёный плод – Держи, Джек, ты заслужил.
- О, мадмуазель, я польщён таким вниманием, но почему бы тебе не предложить яблоко вот этому уважаемому господину? – он указал на Барбоссу, всё это время не проронившим ни слова – Так ты его обрадуешь.
- Ну хорошо. Забыла, как его там?
- Они есть Гектор.
- Гектор, лови яблоко!
С этими словами Сюзанна подкинула капитану плод. Тот успел перехватить яблоко, пока оно не разбило ничего на столе.
- Спасибо, детка. – с иронией сказал Барбосса – И за то, что не в голову.
Сюзанна лишь улыбнулась в ответ. Она протянула второе яблоко Джеку.
- А тебе отдаю своё. – выдохнула она – Надеюсь, я не обидела маминого друга, и он не побрезгует яблоком.
- О чём ты говоришь? – поспешил успокоить её Джек – Уж чем - чем, а яблоком он точно не побрезгует.
- Если ты не против, то мы с Бьянкой поднимемся ко мне на минутку, а потом пойдём, хорошо? Она цветы у входа оставила, как бы не утащили.
- Конечно, я не против.
Взявшись за руки, обе девушки быстренько поднялись вверх по лестнице. Проводив их взглядом, Джек, не переставая улыбаться, повернулся к Барбоссе. Тот задумчиво вертел яблоко в руках.
- Вот только не говори, что она подлизывается. – произнёс птах, созерцая это зрелище.
- Она не подлизывается, и вряд ли станет. – ответил Гектор – Такая, как Сюзанна, на такое не пойдёт.
Молча согласившись с ним, Джек вышел в коридор. Там он заприметил рослого русоволосого парня в сером дублете, о чём-то беседовавшим с господином Жюйяром. Судя по всему, это был тот самый друг Бьянки. Что-то в нём насторожило пирата, но он пока сам не понимал, что именно. Подождав, пока хозяин пансионата закончит рассчитываться с ним, Воробей подошёл к молодому человеку.
- Эй, приятель, можно тебя на пару слов? – окликнул его Джек.
- Желаете что-то купить, месье? – спросил тот.
- Ты Поль? – спросил Воробей.
- Да. – ошарашенно ответил юноша – Откуда вы знаете?
- Я ещё знаю, что ты пришёл сюда со своей девушкой – заметив, как молодой человек занервничал, Джек доброжелательно улыбнулся ему и протянул ему руку – Не бойся, я всего лишь друг Сюзанны. Капитан Джек Воробей.
- Очень приятно, месье. – взволнованно промолвил Поль – Мой отец – фермер, если пожелаете что-то купить, обратитесь ко мне. Для друга нашего друга мы всегда сделаем скидку.
- Хороший парень. – одобрительно кивнул Джек.
Весело смеясь, на первый этаж спустились Бьянка и Сюзанна. Последняя повязала белый передник, а в руках девушка держала внушительного размера коробку.
- Всё, мы уходим. – сообщила она.
- Куда это? – осведомился пират.
- На работу. – ответила рыжая – Найдёшь нас на рынке у моста. И Гектору так скажи, чтобы не переживал за меня.
- Договорились.
Помахав на прощание, Сюзанна вместе с друзьями скрылась за дверью. Джек не заметил, как сзади к нему подошёл Гектор.
- Я всё слышал. – сказал он – Подойдём-ка к хозяевам.
- Хочешь обсудить условия проживания в кредит? – усмехнувшись спросил Воробей.
- Нет, тут другое. – серьёзно ответил Барбосса, и это заставило птаху насторожиться.
Господина Жюйяра они нашли во дворе. Мужчина занимался починкой двери сарая. Внезапно выросшая позади него тень напугала хозяина пансионата, и он поспешно обернулся. Увидев, что перед ним опекун Сюзанны, он облегчённо выдохнул.
- Месье, вы меня напугать. – промолвил он – Я подумать…
- Вы били Сюзанну? – неожиданно спросил Барбосса, и это ввело Жюйяра в ступор – А ваша жена?
- Мы… Девочка быть непослушна, мать закрывать на это глаза… - пытался оправдаться горожанин.
- Если Сюзанна хоть раз пожалуется мне, что вы подняли на неё руку, обещаю, вы глубоко пожалеете об этом. – грозно предупредил его капитан.
Мужчине достаточно было только посмотреть на своего собеседника, услышать интонацию его голоса, чтобы понять, что он не шутит. Господин Жюйяр испуганно покивал головой в знак согласия.
- Что она делает на рынке? – не менее серьёзно спросил Барбосса, поняв, что хозяин пансионата внял предупреждению.
- Девочка продавать безделушки. – с опаской ответил Гийом – Она делать это ещё когда мадам была жива, но тогда она давать деньги на содержание дочери, ведь мадам неплохо зарабатывать служба в английский театр. Боюсь, на продажа грошовые безделушки бедняжка Сюзанна долго не протянуть.
Ничего больше не спрашивая, Барбосса удостоил Жюйяра лишь ледяным взглядом и вернулся к поджидавшему его на крыльце Джеку.
- Ну, чем займёмся в Новом Орлеане? – как всегда шутливо спросил он – Ознакомимся с красотами города? Будь моим проводником, раз уж бывал здесь. Кстати, могу тебя поздравить, курс на сближение взят верно. Если бы не ссора на почве любопытства девочки, ты был бы на все сто достоин похвалы.
- Мы пойдём в английский театр. – сухо сказал Гектор, оборвав несносного собеседника – Очень интересно, что же это за спектакль такой, из-за которого Эмма наложила на себя руки.
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#8 Сообщение Аша Грейджой » Вс апр 12, 2015 10:04 pm

Глава 7. Английский театр

Отыскать здание английского театра в Новом Орлеане было несложно. Роскошное здание с флюгером в виде льва по праву считалось одним из самых красивых во всей колонии. Обилие лепнины на стенах и колоннах его не портило, на окнах красовались витражи, а изящные лианы цветущего плюща придавали зданию дополнительный шарм. Вокруг театра пестрели афиши, анонсирующие новые спектакли. Однако капитаны «Чёрной Жемчужины» явились в театр вовсе не для того, чтобы посмотреть очередную модную пьесу, хотя Джек Воробей и высказал такое желание.
Директор театра, господин Жан дю Гресси, сидел у себя в кабинете и занимался редактированием новой пьесы. Солнце ещё не осветило своими лучами новоорлеанскую землю, когда он усердно скрипел пером, переписывая реплики персонажей и делая пометки в уголках страниц. Со свечей капал горячий воск, заливая узоры подсвечника, а от крохотных огоньков больше не было пользы. Неожиданно в дверь постучали, и в кабинет вошёл швейцар.
- Месье дю Гресси, к вам посетители. – объявил он.
- Если это д’Эрвезье, скажите ему, что я свои обязательства выполнил и все сборы уплачены неделю назад. – отозвался тот.
- Нет, месье, это частные лица, англоговорящие.
- Если по поводу пятничного спектакля, то все отзывы можно оставить в журнале в фойе.
- Эти господа уверяют, что цель их визита – задать вам несколько вопросов об одной из ваших служащих.
- Одной из служащих? – удивился дю Гресси – Неужели очередная безумная выходка Мери Илрезью? – директор театра глубоко вздохнул и поправил сползающий вниз парик – Хорошо, пригласите их.
Через пару минут визитёры уже находились внутри кабинета директора театра. Сперва дю Гресси подскочил на месте, увидав, кто к нему пришёл, даже потянулся за именным кинжалом, что лежал в ящике стола.
- Спокойно, мистер, ни резать, ни стрелять в вас мы не будем. – поспешил успокоить его Джек – И хотя мы и являемся теми, о ком вы подумали, намерения у нас вполне мирные.
- Хор… хор… хорошо. – проглатывая слова, ответил дю Гресси. Жестом он предложил посетителям присесть, так как слов подобрать не мог.
Первым делом Барбосса демонстративно выложил на стол пистолет и рапиру, и повесил шляпу на край стула. По одному его внешнему виду директор театра понял, что разговор ему предстоит не из приятных, а звать солдат и жандармов сейчас не самая лучшая идея. Обстановку разряжал Воробей, который улыбался, как ни в чём ни бывало.
- Итак, чем обязан честью видеть вас, господа? – немного успокоившись, спросил дю Гресси.
- Вы расскажите мне кое – что об одной из актрис вашего театра. – спокойно произнёс Барбосса, но так, ни одному здравомыслящему человеку не пришло бы в голову отмолчаться.
- Это вопрос или…
- Видите ли, господин артист, - заговорил Воробей – мой собрат по оружию горит желанием услышать от вас историю одной мадам, которой недавно ваш театр бесславно лишился. Смекаете?
Дю Гресси задумался. За последнее время театр, которым он руководил последние восемнадцать лет, понёс всего одну существенную потерю, при этом о трагедии знали все служащие. Что же нужно паре незнакомцев, изрядно смахивающих на разбойников?
- Я догадываюсь, кого вы имеете в виду. – промолвил он негромко – Но что конкретно вы хотите узнать?
- Как долго в вашем театре служила Эмма Рушье? – уверенным тоном спросил Барбосса, глядя французу в лицо.
Услышав вопрос, дю Гресси искренне удивился. Он стал перебирать в памяти всех актрис, которые когда – либо состояли в труппе его театра, но женщины, которую звали Эмма Рушье, он вспомнить не мог.
- Прошу меня простить, месье, - заговорил он – но я не знаю никакой Эммы Рушье.
- Что?
Гектор не знал, как реагировать на такой ответ. Ему не хотелось верить в происходящее, но действительность доказывала ему обратное. Джек заметил, в какой ступор впал его партнёр, и взял инициативу на себя.
- Подумайте хорошенько, мистер дю Гресси. – он указал на Барбоссу – Мой коллега расстроен, а если вы ему ничего не объясните, он расстроится ещё больше, и тогда за последствия я не отвечаю.
- Вы хотите сказать, что не знаете, кто служил в вашем театре? – заинтересованно спросил Гектор, и в его голосе прозвучала претензия.
- В моём театре служат выходцы с Британских островов. Исключение составляла одна – единственная француженка, местная жительница.
- И её звали Эмма Рушье, не так ли?
- Нет.
- Глаза зелёные, волосы золотистые, губы бантиком, ямочки на щеках. – Барбосса чувствовал, что начинает злиться, поэтому изо всех сил старался сохранить спокойствие – Вспоминайте, ведь от этого зависит ваше будущее.
- В труппе действительно состояла женщина с такими приметами. – ответил дю Гресси, будучи не в силах скрыть волнения – Но её звали Наталин д’Ормерьяк. И поступила она на службу по рекомендации губернатора. Это она ушла из жизни столь трагически.
Недостаточно будет сказать, что Гектор ожидал такого ответа в самую последнюю очередь. Сказанное поразило его, словно удар молнии. Он не знал, что ответить, так велико было потрясение. Нет, этот бред, похоже, не закончится никогда. Понимая состояние партнёра, Джек решил сам продолжить беседу с дю Гресси.
- И что, вы приняли её без проблем? – спросил капитан.
- Разумеется! Не мог же я отказать самому губернатору. – ответил директор театра – К тому же, мадмуазель д’Ормерьяк была чрезвычайно одарённой, талантливой женщиной, если не сказать больше.
- Больше?
- Да. Она была задействована в большей части постановок, и каждый раз спектакли с её участием собирали полный зал. На спектаклях с ней присутствовали самые уважаемые и состоятельные люди, а песни, которые она исполняла на закрытых мероприятиях, обязательно должны стать бессмертными. Её обожала публика. Наталин была одинаково хороша в роли королевы и в роли рабыни, в роли доброго ангела и роли дьявола во плоти.
«Угу, и в роли неверной любовницы и безответственной матери была просто гениальна», - отметил про себя Барбосса.
- Вы столь высоко цените, вернее, ценили сие дарование. – продолжал Воробей – Как же вы теперь без неё?
- После смерти нашей примы театр два месяца не давал представлений. – грустно ответил Жан – Найти замену Наталин оказалось нелегко. Не сразу нашлись желающие, пойти на этот шаг. Кое – кто высказывал предложение закрыть театр. Однако, как я подумал, Наталин такое положение дел совсем бы не обрадовало. В память о ней мы продолжили работу, и не сняли с репертуара пьесы, в которых она принимала участие.
- Какие, например?
- В первую очередь бессмертные шекспировские «Отелло», «Макбет», «Король Лир», «Антоний и Клеопатра», «Много шума из ничего», «Укрощение строптивой» и «Двенадцатая ночь». Не обошлось без сочинений господина Мольера – «Тартюф», «Мещанин во дворянстве» и «Мизантроп». А также «Собака на сене» господина де Вега, «Филастр» господ Бомонта и Флетчера, «Белый дьявол» господина Уэбстера, «Мариамна» господина Лермита, «Сид» господина Корнеля. Ещё следует обязательно упомянуть «Волчицу Изабеллу», «Дочь Понтифика», «Анну и Генриха» и «Королеву Йорков».
- А эти произведения кто написал?
Дю Гресси улыбнулся, услышав этот вопрос. Ему всегда нравилось, когда кто-то интересовался пьесами, к которым он имел непосредственное отношение. Заметив, как жаждит его собеседник получить сведения, директор театра выпрямился и приобрёл довольный вид.
- С автором сиих пьес вы имеете честь сейчас разговаривать. – ответил он, выказывая гордость за себя.
- О, какая удача! – воскликнул Джек – Надеюсь, нам с коллегой как-нибудь посчастливится увидеть ваш спектакль на сцене, мистер дю Гресси!
В этот момент Гектор понял, что разговор рискует перейти в совершенно иное русло. Не хватало ещё, чтобы Воробей принялся обсуждать Шекспира с этим типом, который, кажется, чего-то не договаривает. Так, чего доброго, кто – нибудь проболтается о присутствии пиратов, и тогда придётся принимать оборону. Пора взять инициативу в свои руки.
- Если Эмма… то есть Наталин была столь бесподобной, то почему же она полезла в петлю после провала спектакля? – поинтересовался капитан, вовремя заткнув своего заклятого друга – Как вообще случилось так, что спектакль с божественной Наталин провалился?
- Есть кое-что, что не подвластно актёрам, какими бы одарёнными они ни были, месье, - грустно ответил француз – например, предпочтения публики. Предсказать, что драма «Кардинал и королева» (моего авторства, между прочим) окажется не по вкусу зрителю, не мог никто. Критики отнеслись к ней довольно холодно, публика – тем более. То же самое происходило, когда мы ставили «Венецианского купца» Шекспира, а что творилось после премьеры «Учителя танцев» Лопе де Вега, описать словами невозможно! Пришлось возвращать зрителям деньги, уплаченные за билеты, а кое-кто из особо недовольных грозился сжечь театр. – дю Гресси помрачнел ещё больше – И что самое неприятное, мадмуазель д’Ормерьяк играла в этих пьесах главные женские роли.
- И как же она восприняла постигшие её неудачи? – заинтересованно спросил Барбосса, опередив раскрывшего рот Джека, который приготовился спросить то же самое.
- Болезненно, как и вся труппа. – сказал дю Гресси – Но тогда она держалась молодцом, никто не видел, чтобы она пролила хоть одну слезинку, наоборот, Наталин утешала своих коллег, как могла. Что нашло на неё на этот раз – не понимаю. Быть может, роль в пьесе много для неё значила, но если бы это было так, я бы узнал об этом в первую очередь. А быть может, она приняла роль слишком близко к сердцу. Никто не ожидал от неё такого поступка.
И сказать по этому поводу было нечего. История со смертью Эммы поистине приобрела неожиданный оборот. Пока Гектор собирался с мыслями, Джек снова встрял в разговор.
- Она всегда вела себя столь странно? – быстренько спросил он.
- Бывало, что и странно. – задумчиво ответил директор театра – Она хоть ни разу не опоздала на репетицию или спектакль, ни разу не отлиняла от гастролей или частного выступления, но мне периодически приходилось выделять дополнительное свободное время. И я не уверен, что она всегда тратила его на свою дочь.
- Погодите, откуда вы знаете про дочь? – стрелой выпалил Гектор. Глаза его загорелись, и появилось жгучее желание прижать директора театра к стене.
- Наталин сама рассказала. – непринуждённо ответил тот – Девочке должно быть лет пятнадцать…
- Шестнадцать. А не упоминала об отце её дочери?
- Нет. Один раз намекнула на то, что он умер. Я ничего не знаю об этом человеке.
«Вот это новость! Я ещё и умер для неё. Потрясающе!»
- Так вот, Наталин отлучалась довольно часто, иногда не объясняла зачем. Мне хочется верить, что ради дочери, но теперь мадмуазель д’Ормерьяк ничего не сможет рассказать.
- Верно…
- Вы знали, что Наталин жила в особняке за городом? – поинтересовался Джек.
- Конечно. Это ведь губернатор поселил её там. Насколько я знаю, дом опечатали и скоро его выставят на продажу. Но кто захочет приобрести дом, в котором кто-то повесился?
- Так ваша прима повесилась в собственном особняке?
- Увы, это так. Её обнаружили висящей на люстре, а в комнатах царил настоящий хаос. Возможно, Наталин пребывала в истерике, оттого и опрокинула и разломала всю мебель, сорвала все гобелены и полностью разворошила камин.
- Ага…
- Прошу прощения, господа, - неожиданно спросил Жан – но с какой целью вы интересуетесь судьбой Наталин? Вы её родственники?
- Да. – в лёгкую соврал Джек.
- Странно, она никогда о вас не рассказывала. – выдохнул дю Гресси.
- О, Нэтти всегда была такой немного скрытной. – оправдался Воробей.
«Никто и не представлял, до какой степени», - хотел было добавить Барбосса, но промолчал. Теперь, когда вопросов накопилось больше, чем было получено ответов, нужно было действовать быстро.
- Мистер дю Гресси, - обратился к французу капитан – если мне и моему напарнику придётся воспользоваться костюмерной вашего театра, как скоро вы нас впустите в неё? Плата будет щедрой.
Директор театра неслабо удивился вопросу.
- Пожалуй, если костюмы и реквизит, которые вы захотите взять не будут нужны для представления, то в память о Наталин и из уважения ко всему, что она сделала для процветания театра, я разрешу вам это. – осторожно ответил он, заставляя себя смотреть собеседнику в лицо.
- Я не просил у вас разрешения, сударь. – сказал Гектор посмеиваясь – Я спрашиваю, как скоро вы нас впустите в костюмерную?
- В любой момент, господа, хоть сейчас! – заявил дю Гресси.
- Благодарю, но мы вернёмся чуть позже. – Барбосса поднялся, собрал своё оружие и направился к выходу, утаскивая за собой Воробья – Только о нашем визите прошу никому не рассказывать. – добавил он у порога.
- Конечно, месье, об этом не может быть и речи. – заверил его директор театра.
- Удачи вам в творчестве! Надеюсь посетить вашу новую премьеру! – добавил Джек, отвесив поклон французу.
Когда визитёры скрылись за дверьми, Жан облегчённо выдохнул. По-хорошему, ему стоило сообщить жандармам, что к нему приходили двое вооружённых людей сомнительной наружности, один из которых завуалированно угрожал ему, и спрашивали о недавно умершей ведущей актрисе. Однако зачем дразнить судьбу? Пусть приходят за костюмами. Если что, власти узнают. Но тогда его самого могут судить за пособничество преступникам (а дю Гресси не сомневался насчёт того, с кем он только что имел дело)! Впрочем, чем чёрт не шутит, отношения этих людей с Наталин д’Ормерьяк, их личное дело… Хотя… Если всплывёт его секрет… Остаётся надеяться, что этого не случится.
Вечерело. Людей на улицах поубавилось. Но в английский театр спешили зрители. Едва пираты вышли из здания театра, Джек моментально сменил доброжелательное и задорное выражение лица на возмущённое и яростное. Ему абсолютно не понравилась идея напарника.
- Какая костюмерная? – едва ли не истерично выпалил он – Ты что задумал? Решил в актёры податься вслед за Эммой, да?
Барбосса сделал вид, будто ему наплевать на тон, которым Воробей вздумал разговаривать с ним. Он повернулся к нему с непроницаемым лицом и загадочно промолчал в ответ. Джек же не унимался.
- Хотя, тебе бы актёрское ремесло пошло бы как нельзя лучше. – ядовито заметил эксцентричный пират – У меня был старпом, который так искусно прикидывался порядочным и верным, что если бы мне сказали, какую кобру, вернее, какого кобра я пригрел на груди, я бы живот надорвал от смеха. Серьёзно, Гектор, становись актёром!
- Помолчи хоть пять минут! – прикрикнул на него Барбосса – Предстоит рискованная вылазка, нужна твоя помощь.
- Ой, да неужели? – изумился Джек – Если хочешь знать, мне совершенно неинтересно, что там у тебя на уме. И вообще, твоя женщина – ты и разбирайся! И дочку свою воспитывай сам!
- Воробей, ты должен пойти со мной!
- Должен? Я находиться в этом городе не должен, а ты про какую-то вылазку с переодеванием толкуешь.
- Джек, прошу тебя!
- Может, ещё на колени встанешь?
Гектор скривился и демонстративно отвернулся. Просить помощи у этого фигляра было плохой идеей. Капитан сжал кулаки от обиды. Он был готов наорать на Воробья, прогнать его. Да только никаких идей насчёт того, как поступить в случае, если так случится, у него не было.
- Ладно, приятель, не драматизируй. – снисходительно промурлыкал Джек – Разве я оставлю Сюзи один на один с таким папашей, как ты? Ну, так зачем тебе понадобилась театральная костюмерная?
- Тебе же неинтересно это знать.
- Это я так, не подумав брякнул.
- Нужно сходить кое–к–кому в гости.
По дороге к пансионату пираты обсуждали услышанное от директора театра. Капитаны старались говорить потише, чтобы не привлекать к себе дополнительного внимания… Которое, кстати, уже привлекли, сами того не подозревая…
- Тебе ничего в рассказе того типа не показалось странным? – спросил Воробей.
- Конечно, показалось! – с жаром ответил Барбосса – Ты сам посуди: Эмма и под вымышленным именем выступала, и по протекции губернатора в труппу попала, и отдельно от дочери жила, и главное, не додумалась свести счёты с жизнью раньше, ведь у неё случались и более серьёзные провалы, чем последний. Не подозрительно ли всё это?
- Да, странно.
- Вот я и собираюсь выяснить, как это всё связано между собой.
Капитаны завернули за угол и оказались в узком проулке, окружённые высокими каменными стенами.
- Для этого ты хочешь реквизировать костюмчик из театра? – продолжал вопрошать Джек.
- Угадал. – ответил Гектор – И для тебя тоже.
- Вообще-то мне не в первой играть в переодевалки, и не скажу, чтобы я был в восторге, но ради участия к судьбе бедной сиротки и её неисправимого упрямца – папочки, пожалуй, соглашусь. – Воробей улыбался от уха до уха – И вообще по поводу этой идеи должен сказать тебе… Берегись!
Напавшие на капитанов проходимцы рассчитывали застать их врасплох. В какой-то степени, им это удалось, однако, не настолько, чтобы те не успели обнажить сталь. Пятеро против двоих – не такие уж неравные силы. Пираты приняли бой с уличными разбойниками. Клинки скрестились несколько раз, молниеносная атака оказалась удачно отбита. Ещё несколько выпадов и перекрёстных ударов, и в наступление перешли уже капитаны. Через несколько минут на земле валялись пять трупов нападавших.
- Что это было? – удивлённо спросил Джек.
- Вероятно грабители – предположил Барбосса – Давай обчистим их, раз уж закололи.
- Ха, ограбили грабителей! – весело заметил Воробей.
Быстренько распотрошив карманы незадачливых разбойников, капитаны извлекли из них кошельки, набитые золотом. Очень странно, учитывая, что те хотели поживиться за их счёт. Но этого Воробью показалось мало, и он решил попутно снять с одного из них кольцо с агатом, а с другого золотую серьгу.
Но шум скрестившихся клинков не мог не привлечь к себе внимания. К месту происшествия вовсю спешили люди в мундирах. Джек и Барбосса не нашли ничего лучшего, чем скрыться от них в гуще домов.
- Как думаешь, тот мужик, с которым мы сегодня разговаривали, как-то связан с нападением на нас? – прошептал Джек.
- Не думаю. Ему бы понадобилось время, чтобы разыскать ублюдков, подкупить их и натравить на нас. – ответил Гектор.
- Логично.
- Надо бы убраться отсюда, и чем скорее, тем лучше.

***
Сюзанна уже ждала своих опекунов в пансионате. Она накрыла на стол и подала свежевыпеченный пирог и ягодный напиток. Одета девушка была опрятно и красиво, хотя прежде её не особо заботил внешний вид.
- Где вы пропадали весь день? – непринуждённо спросила она у пиратов.
- Да так, по своим профессиональным делам мотались. – с неизменной улыбкой ответил Воробей – А как твои успехи по части продажи сувенирчиков?
- Сегодня получилась отличная выручка. – похвасталась Сюзанна – Целых двадцать три су. Давненько у меня не появлялось столько денег. Бьянка на своих цветах и Элен на пряже зарабатывают, конечно, немного больше, но для меня такие деньги – достижение.
- Умничка! Я в тебе не сомневался.
Сюзанна довольно заулыбалась. Нечасто в жизни ей случалось слышать похвалу. Такое проявление внимания проникло ей в сердце, и теперь её некая предвзятость по отношению к одному из новых неожиданных знакомых улетучилась.
Пока рыжая отлучилась на кухню, Джек тихонько промолвил:
- Папаша, ты не молчи, как пень, спроси что-нибудь у девочки. – обратился он к Гектору.
- Что спросить?
- Что угодно. Похвали её. Видишь, как она обрадовалась.
Вот только возможность спросить что-то у Сюзанны никак не представлялась. Девушка рассказывала о том, как у неё покупали поделки, как она обменивалась шутками с Бьянкой и Элен, как весь рынок ловил сбежавшего поросёнка. Джек активно поддерживал беседу, задавал вопросы, смеялся над шутками и шутил сам. Гектор же выжидал удобного момента, чтобы поспрашивать девочку о кое-каких непонятных вещах, на которые она, возможно, могла бы пролить свет.
- Сюзанна, расскажи-ка о маме. – наконец выдал он, когда Воробей прекратил сыпать остротами.
- Разве ты мало о ней знаешь? – шутливым тоном спросила она – Я думала, любовник моей мамы должен был знать её довольно близко. Ладно, что тебе рассказать?
- Ты когда-нибудь видела маму на сцене?
- О, да, четыре раза я была на её представлениях. – лицо Сюзанны засияло от приятных воспоминаний – Мама была гениальна. Когда я смотрела на неё, мне хотелось смеяться вместе с её героинями, плакать с ними, пожалеть их или разорвать на мелкие кусочки. Она играла так, будто жила жизнью персонажа. Порой я не замечала других актёров рядом с ней, настолько она была хороша. Она не могла унести все цветы, которые ей дарили восторженные зрители, так что приходилось пользоваться услугами лакея.
- А за кулисами ты бывала?
- Нет. Мама приводила меня на представление и сразу отсылала обратно в пансионат, когда оно заканчивалось. С дурочкой Мери Илрезью только пару раз я пересекалась. Я бы не обратила неё внимания, если бы эта кривляка не прикапывалась к маме.
- Они что, не любили друг дружку? – полюбопытствовал Джек, неожиданно влезший в беседу.
- Ой, эта история уже достойна того, чтобы лечь в основу пьесы. – загорелась Сюзанна – Илрезью должна была играть в спектакле «Волчица Изабелла» главную роль – королевы Изабеллы Французской. Поначалу никаких проблем не было, но за три дня до премьеры эта фифа укатила в Лондон за любовником! Представляете? В результате спасать спектакль поручили маме. Она за три дня выучила роль, и вышла на сцену в предчувствии, что загубит всё дело. Но премьера увенчалась оглушительным успехом! В общем, всё прошло на ура.
Через пару месяцев возвращается Илрезью и заявляет, что, мол, мама у неё славу украла, и что она поступила не по-товарищески, и что все, кто служит в этом театре – дураки и сволочи, а месье Жан пехает свою приму, поэтому и отдаёт ей лучшие роли, которые ранее предназначались другим. – рыжая презрительно фыркнула – Да что эта прошмандовка знает о славе? Сыграла удачно Мессалину, и теперь на лаврах почивает, будто она и есть Мельпомена во плоти. И находятся ещё такие мудаки, которые в это верят, и готовы стереть в порошок любого, кто не падает, сражённый наповал небесной красотой и безграничным талантом англичанки итальянского происхождения, которая так удачно сделала карьеру в театре во французской колонии. Эта курица долго с мамой не разговаривала, а потом стала к ней в подруги набиваться.
- А ты не знаешь, можно ли с ней пообщаться в Новом Орлеане? – заинтересованно спросил Барбосса, посчитав, что эта женщина может кое-что объяснить в поведении Эммы.
- Знаю. Нельзя. – ответила Сюзанна, лишив его, тем самым, надежды на это – За несколько месяцев до смерти мамы она снова кинула труппу и смылась в Бостон. Не удивлюсь, если к очередному воздыхателю.
- А ты знала, что мама выступает под псевдонимом?
- Конечно.
Вдруг девушка помрачнела и уставилась на тарелку с куском пирога. С одной стороны она думала, что должна сказать ещё кое-что, но с другой сомневалась, а стоит ли? В конце – концов, откровенничать перед малознакомыми людьми, идея далеко не самая лучшая. Однако, если о тебе кто-то заботится, а желание выговориться велико, то почему бы и нет?
- Я, конечно, люблю маму даже после её смерти, но иногда мне кажется, что театр она любила больше. – произнесла она.
«Не ты одна так думаешь», - подумал Гектор, и бросил сочувственный взгляд на рыжую.
- Почему ты так думаешь? – вопрошал Воробей – Уверен, дела обстояли иначе.
- Как почему? Она жила отдельно от меня, приезжала не очень часто, можно сказать, иногда. Конечно, она привозила мне подарки, даже леденцы на Рождество, но мне всегда хотелось, чтобы она просто задержалась на пару дней со мной. Но у неё всегда были гастроли, репетиции, примерки, тут уж не до меня. Она так и не вышла замуж, не знаю, почему. Может потому, что знала, что муж станет ревновать её к театру. Кстати, - внезапно сменила тему девушка, заметно повеселев – хотите, покажу кое-что?
- Что-то помимо птичек? – спросил Джек.
- Ага. Вам понравится обоим.
Пришлось капитанам проследовать за Сюзанной в её комнату. Едва оказавшись внутри, рыжая нырнула под кровать, да так, что подол задрался, и бежевые панталоны показали себя миру. Однако Сюзанна ничего не заметила (ну или сделала вид, будто ничего не заметила), лишь преспокойно вылезла, улыбаясь и сжимая в руке… закупоренную бутылку.
- Я бы ни за что не показала это Гийому и Иветт, иначе бы они меня высекли. – объяснила она – В какой-то степени я их понимаю, они же, как – никак, хозяева пансионата, мне ещё жить здесь. А вы – пираты, вы поймёте меня.
- Солнышко, и что же это у тебя? – ласково спросил Джек.
- О, эту вещь Бьянка с трудом достала, и то не без помощи Поля. – девушка вытащила пробку из бутылки – Ни у одного из нас не хватило бы денег даже на один стакан, а тут его видите сколько!
- Так что же это?
- Виски. Настоящий, шотландский.
- Ого, да ты настоящий гурман! – изумлённо выдохнул Воробей, и в его голосе слышались нотки одобрения – Я, конечно, больше предпочитаю ром, но где-то слышал, что виски популярен в кругах шотландской аристократии. А ты его пробовала?
- Пару раз. Поль из-под полы доставал. Хочешь пару глотков сделать?
- Если ты не возражаешь.
Сюзанна не возражала. Она доброжелательно протянула бутылку Джеку. Однако не успел тот взять сосуд в руки, как Барбосса одним резким движением вырвал заветную склянку.
- Мать знала? – грозно спросил он, обращаясь к Сюзанне. Та многозначительно промолчала в ответ. – Значит, не знала. Что предпочтёшь для порки, ремень или шиповый прут?
- Я ничего не сделала! – взвизгнула девушка, вскочив на кровать, цепочка медальона, который всё так же болтался на её шее, зазвенела – За что?
- За всякую дрянь, которую ты распиваешь, словно старый боцман! – гаркнул Гектор, да так, что Воробью показалось, что он оглох.
- Ой, а ты, будто, не распиваешь! – парировала девушка.
- А ты меня с собой не ровняй. Кто ты, а кто я?
- Я – не матрос с твоего корабля, чтобы ты орал на меня и всё на свете запрещал! Отдай сейчас же!
Морской волк и не думал так поступать. Он подошёл к окну, распахнул его и швырнул бутылку вниз. Сюзанна кричала что-то по-французски, когда до её слуха долетел звук бьющегося стекла. Джек попытался её утешить, но она вырывалась от него.
- Воробей, пошли отсюда. – произнёс Гектор с чувством исполненного долга.
- Да, иди! – прикрикнула Сюзанна – Ты меня бесишь больше, чем грязная сучка Лессар и её братец вместе взятые!
- Если ещё раз узнаю, что ты пьёшь всякое дерьмо, точно выпорю! – агрессивно выдохнул капитан – И если услышу от тебя хоть одно бранное слово, заставлю тебя пожалеть о том, что ты открыла рот!
Сюзанна продолжала что-то кричать, когда Барбосса вытолкал из комнаты Джека, вышел сам и громко захлопнул за собой дверь. Эта рыжая не была бы собой, если бы не испортила ему настроение. А ещё несносный птах подпрыгивает рядом и смакует его кровь.
- Выбрасывать бутылку было лишним. – категорично заявил он – Не хочешь делиться с ребёнком, ладно, распили бы вместе. Но в окно-то зачем? Жалко же, добро пропало.
Барбосса бросил на напарника такой взгляд, что тот решил всё же свернуть тему бутылки виски. Как же они оба его достали! А завтра с этим шутом в опасном мероприятии участвовать, как бы чего доброго не подвёл. Остаётся надеяться, что за ночь рыжая бестия и капитан – попугай успокоятся, и можно будет продолжить копание в тайнах актрисы из английского театра.
Эх, Эмма, если бы ты сейчас была рядом, ты бы не позволила дочери пуститься во все тяжкие. Если бы ты сейчас была рядом…

***
Ночь окутала Новый Орлеан, и город мирно засыпал в её объятьях. Только в маленьком домике в глубине серых, похожих друг на друга улиц плясал свет от огня в маленьком камине, перед которым лежали мужчина и женщина. Симпатичная златокудрая француженка причудливо сплетала пальцы, и тени на стене становились похожими на собаку, кошку, птичку, лошадь, корову, барашка, и это веселило рыжего ирландца, обнимавшего милую подругу за плечи. Пара веселилась и смеялась, нисколько не заботясь о том, что они могут кого-то разбудить.
- Чив – чив - чив, - щебетала девушка – я птичка – синичка, и я хочу танцевать.
- Ну, так танцуй, я же не запрещаю. – посмеиваясь, сказал ей её гость.
- Как пожелает мой великолепный морской лев. – ответила француженка, и изогнула руки так, что тень на стене приобрела очертания птицы, раскинувшей крылья, и поочерёдно прыгающей то на одной, то на другой лапке. Девушка насвистывала весёлую мелодию, и её спутник засмеялся во весь голос.
- Эмма, ты прелесть. – восхищённо выдохнул он – Покажи ещё раз.
Эмму не пришлось просить дважды. Она снова изобразила птичку, танцующую под весёлую песенку. Для своего друга она могла изобразить что угодно, ведь так редко над её шутками смеялись столь искренне.
- Расскажи мне что-нибудь, славная моя. – попросил мужчина.
- Гектор, расскажи мне что-нибудь. – ответила девушка.
- Тебе не будет интересно слушать, как я жёг корабли, присваивал себе чужие сокровища и перерезал глотки врагам.
- Твоя жизнь интереснее моей. В ней хотя бы есть приключения.
- Смертельно опасные, а власти их не одобряют.
- Но они есть. А в моей жизни нет ничего – ни приключений, ни кораблей, ни сокровищ, даже врагов нет. – Эмма грустно воздохнула – У меня есть только краски и кисти, и больше ничего.
- У тебя есть талант. – утешил её Гектор – С ним ты точно не пропадёшь.
Француженка грустно улыбнулась. Она так хотела сказать, что талант не заменит ей жизни, которую она всегда хотела бы иметь. Жизни, которую она хотела бы навсегда связать со своим опасным случайным знакомым, который вдруг стал ей так дорог.
- Когда ты уезжаешь? – спросила она с тонкой ноткой меланхолии.
- Через два дня.
- Два дня… Нам осталось всего два дня.
Пират развернул девушку лицом к себе и заглянул ей в глаза. Он мог бы вечно любоваться её глазами, похожими на два изумруда.
- Тогда, может, не будем терять времени даром? – заигрывающе предложил он.
- Да, это хорошая идея. – согласилась блондинка.
Двое прикоснулись друг другу губами, почувствовали тепло и нежность, и вдвоём унеслись в страну неги, где никто не мог запретить ему наслаждаться её телом, а ей ощущать его в себе.
Последний раз редактировалось Аша Грейджой Сб май 30, 2015 7:09 pm, всего редактировалось 1 раз.
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#9 Сообщение Аша Грейджой » Вс апр 12, 2015 10:05 pm

Глава 8. Игра в переодевание

- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. – проворчал Джек – Я, например, не знаю, что ты делаешь.
- Джек, ты не поверишь, но глядя на тебя, я каждый день думаю то же самое. – раздражённо ответил Барбосса.
- Ты просто завидуешь тому, что я – гений импровизации.
- Слушай, гений импровизации, отставь свои фокусы, и делай в точности всё, что я скажу, без отсебятины.
- Хорошо, хорошо, только не надо повышать на меня голос.
- КТО ЭТО ГОЛОС ПОВЫШАЕТ?!
- Я понимаю, у тебя день с утра не задался, но не надо срываться на мне.
- Ты не знаешь, как я умею срываться.
Джек Воробей подозревал, что когда – нибудь ему придётся пожалеть о том, что он помогает закадычному врагу, и вот, похоже, этот день настал. Мало того, что ему с утра пораньше снова выпала «честь» утешать доведённую до слёз Сюзанну, так теперь он вынужден торчать в костюмерной театра и напяливать на себя дурацкие тряпки и тренироваться перед зеркалом изображать умное лицо. А то иначе как можно притвориться важным чиновником, если не корчить из себя умника? Впрочем, для Воробья было не впервой прикидываться представителем другой профессии, но тогда он действовал исключительно в собственных интересах. Но судьба – однозначно злодейка, раз заставила его согласиться на вылазку, которая нужна, прежде всего, Барбоссе. Интересно, как он будет выглядеть в гражданском?
Результат превзошёл все ожидания Джека. Завидя заклятого друга в костюме представителя интеллигенции, он сперва долго пожирал его отсутствующим взглядом, затем брезгливо поморщился, а после этого внезапно залился громким хохотом, близким к истеричному, да так, что закололо в животе. В самом деле, если бы он не знал, что человек в атласном фиалковом жюстокоре, визуально увеличивающим и без того немаленький воротник – жабо, такого же цвета камзоле, расшитом замысловатым узором, розово – коричневых кюлотах, и в туфлях со здоровенными позолоченными пряжками, который сейчас стоит перед ним – Гектор Барбосса, он бы просто тихо похихикал.
- Прежде, чем гоготать, милый Джек, посмотрел бы на себя. – прорычал Гектор, закатив глаза.
- Какой ты красивый, ей, богу. – едва успокоившись, выдохнул Воробей – Почему я не девушка? Я бы влюбился с первого взгляда.
- Ха-ха, ха-ха, парик надень, не то твои пакли на голове выдадут тебя с потрохами. – парировал Барбосса – И вообще, тебе малиновый не идёт, в нём ты на шута похож, а не на парижского инспектора.
- А ты знаешь, на кого похож? – обиженно выпалил Джек – На урода. И на придурка. И на уродливого придурка.
Гектор презрительно фыркнул в ответ. Пусть оскорбляет, сколько угодно, но роль свою отыграет до конца. Осталось недолго потерпеть присутствие птахи – всего лишь до того момента, когда в истории с Эммой будут расставлены все точки над i, а такой момент наступит скоро.
- Дай я тебе волосы нормально подвяжу, чтобы ты ещё большим чучелом не выглядел. – продолжал щебетать Джек.
- Смотри, лысым меня не сделай – проворчал Гектор и тут же сменил тему – Ты хоть помнишь свою легенду?
- Да помню, помню. Я – важный парижский чиновник, королевский инспектор, разъезжаю по колониям с проверкой статистики расследований убийств и самоубийств, двух раззяв уже приказал доставить на ковёр к министру внутренних дел. Ну, а как насчёт тебя?
- Я прикинусь писателем. Кто из авторов сейчас в моде?
- Ну… Генри Филдинг, например.
- Значит, буду Генри Филдингом.
От услышанного Джек снова разразился громом задорного смеха. Он представил себе реакцию Генри Филдинга на новость о том, как какой-то самозванец, используя его честное имя, допытывался у губернатора Луизианны подробностей жизни актрисы провинциального театра.
- Ну и что должен подумать многоуважаемый господин де Салюс, когда к нему явится мордоворот, вдвое старше настоящего Генри Филдинга и представится Генри Филдингом? – насмешливо спросил он – Вот представь, приходишь ты к нему, рассказываешь свою легенду, а он такой возьми из шкафа «Историю приключений Джозефа Эндрюса» и глянь на портрет автора на первой странице. Вот скандал какой будет!
- Судя по тому, что рассказал об этом Салюсе дю Гресси, опасаться стоит его жены, это она читает всё подряд.
- Я думал, ты не сильно доверяешь этому порядочному и застенчивому театралу с нервным тиком.
- Я и сейчас не доверяю, но единственное более – менее внятное объяснение поведения Эммы дал только он… Ай!
- Простите, ваше сиятельство. И да, я всё ещё считаю, что расколошматить бутылку виски было опрометчивым решением. – недовольно добавил Воробей, переменив тему разговора – Так бы не пришлось выискивать этот паршивый абсент, когда в колонии его достать практически невозможно, и размер взятки губернатору можно было бы сделать больше. И вообще, я считаю, что к де Салюсу должен идти я, смекаешь?
- Если сегодня к де Салюсу пойдёшь ты, то завтра мы с тобой оба пойдём на виселицу, смекаешь?
Через полчаса оба капитана были готовы к вылазке. Они могли бы выйти из костюмерной гораздо раньше, если бы не торчали у зеркала и не обменивались друг с другом колкими шуточками относительно внешнего вида друг друга. По счастью, Жан дю Гресси любезно предоставил им лошадей из собственной конюшни, избавив их, таким образом, от надобности уподобляться цыганам. Так по крайней мере они выглядят солиднее и гораздо спокойнее, и вообще хотя бы отдалённо напоминают писателя и чиновника.
- Джек, ты смотри, не разгоняйся, как в прошлый раз. – предупредил Барбосса с насмешкой в голосе – Меня рядом не будет.
- Не напоминай мне про прошлый раз! – взъелся Воробей – И вообще, если бы не ты, я бы пристрелил тварь, которая чуть не сбросила меня.
- Если бы не я, эта тварь сбросила бы тебя. – с укором ответил Барбосса – И вообще, Джек, заболтались мы, пора бы и выдвигаться, в смысле, выезжать.
Вопреки самым неприятным ожиданиям, никто из горожан не стал обращать внимания на двух безвкусно наряженных наездников, одного на белом коне, другого на вороном, неспешно прогуливавшихся по уютным улочкам Нового Орлеана. В какой-то момент Джек решил свернуть к рынку у моста, чтобы поздороваться с Сюзанной, однако понимания у Гектора эта идея не нашла. В кой-то веки Воробей согласился со своим заклятым другом – не зачем Сюзанне узнавать их. Да и потом, вопросы насчёт их внешнего вида последуют незамедлительно, а отвечать на них у пиратов желания не было.
- Кстати, а как ты собираешься общаться с губернатором? – брякнул Джек, чтобы прервать затянувшееся молчание – Языком жестов, что ли?
- Что-нибудь придумаю. Вообще по легенде я здесь проездом, и не обязан свободно изъясняться на тысяче языков.
- Вот поэтому я изображаю чиновника, а ты всего лишь второсортного писаку, который за пределами Англии не шибко-то известен.
- Но зато я рискую меньше, так как с писателя спрос меньший. – лицо Гектора расплылось в ехидной улыбке – А вот если королевский инспектор позволит себе ляпнуть лишнего, ему обязательно голову снимут. – он обратил внимание на развилку дороги – Ладно, месье инспектор, вам нужно повернуть вправо. Только не вздумайте пускать кобылу галопом во избежание неприятностей.
-Я так и сделаю. Удачи, мистер Филдинг. – насмешливо выдохнул Воробей, прежде чем разминулся с Барбоссой. Последний проводил его взглядом и пустил своего вороного мерина мелкой рысью. Пусть только у птахи всё получится, и он ничего не сожжёт, не разгромит, никого не покалечит, а главное – пусть его не разоблачат, а принимая во внимание его поведение, остающееся эксцентричным чуть чаще, чем всегда, это будет нетрудно. А вот и резиденция губернатора. Ну, была – ни была.
Капитан остановился около ворот особняка и спрыгнул на землю. Он взял коня под уздцы и подошёл ближе к стражникам, стараясь сохранять аристократические манеры, и не переставая доброжелательно улыбаться.
- Qui êtes vous? Pourquoi venez vous? (Кто вы? Зачем вы здесь?) – первым делом спросил караульный.
- Discúlpeme? (Простите?) – вежливо произнёс Гектор, поражаясь самому себе. Он бы мог в лёгкую перебить этих ничтожных солдатишек, благо четверо на одного – не самая трудная задача, которую приходилось решать бывалому пирату. Но в данный момент этого ни в коем случае нельзя делать, ибо во-первых, подкрепление солдатне подоспеет незамедлительно, во-вторых, сразу всем станет понятно, что из себя представляет визитёр. Между тем солдаты о чём-то пошептались между собой, и через пару минут к капитану вышел их командир.
- Месье иностранец? – спросил он по-испански – Вы испанец?
- Англичанин. – ответил пират всё так же учтиво – К сожалению, я не говорю по-французски, а ваши люди, похоже, не знают английского.
- Я полагаю, вы просите аудиенции у губернатора де Салюса?
- Совершенно верно.
- Как мне вас представить, месье?
- Скажите губернатору, что прибыл Генри Филдинг – английский писатель и драматург.
Глаза у офицера округлились, он едва не потерял дар речи. Нечасто знаменитости, особенно иностранные, удостаивали Новый Орлеан своими посещениями. Но откуда французу было знать, что перед ним не известный писатель, а известный пират? Офицер приказал что-то своим людям, и поспешил проводить Барбоссу в приёмную губернатора. Тот в душе насмехался над невежеством француза и его склонности к лакейству.
- Господин де Салюс сейчас занят, но через несколько минут он обязательно вас примет, месье Филдинг. – объявил он, выйдя из кабинета де Салюса.
- Благодарю.
Несколько минут затянулись почти на час. Гектор уже поймал себя на мысли, что попусту теряет время, ожидая неизвестно чего, а ещё ему хочется спать. Интересно, все высокопоставленные мерзавцы любят томить людей ожиданием, что божество в их лице явится простым смертным? Наконец пожилой дворецкий с абсолютно непроницаемым лицом пригласил его пройти в кабинет губернатора.
Господин де Салюс был несказанно рад принять у себя столь интересного гостя, как Генри Филдинг, пусть даже и не догадываясь о том, кто на самом деле сейчас находится перед ним. Это был худощавый мужчина с вытянутым лицом, приплюснутым носом и тяжёлыми мешками под глазами. С серого парика щедро сыпалась пудра, а улыбку обезображивала широкая щербина между передними зубами.
- Месье Филдинг, - пропел он – добр’о пожаловать в Новий Ор’леан. Пр’ошу, пр’исаживайтесь.
- Премного благодарен вам за любезный приём, господин губернатор. (Боже, мужик, воспользовался бы ты услугами переводчика, не позорился бы. Священник и торговка цветами изъясняются лучше, чем ты.) – ответил Барбосса, усаживаясь в кресло напротив стола рабочего стола губернатора.
- Чьем могу быть полезен изьвьестному писателю? – спросил де Салюс.
- Видите ли, я собираюсь писать новый роман. – принялся объяснять капитан – В первых главах действие происходит в Новом Орлеане. Герою моего будущего произведения предстоит познакомиться с актрисой, и эта встреча перевернёт всю его жизнь. Но вот незадача – когда дело коснулось героини, муза покинула меня, я совершенно потерян в утверждении её прототипа и я никак не могу развить образ. Не могли бы вы рассказать о настоящей знаменитой актрисе, которая могла бы разрешить мою проблему?
- Пр’остите, господин писатель, но почьему ви р’ешили обр’атиться ко мне, а не к дир’ектору театр’а? В Новим Ор’леане дьействует замьечательний английский театр’, и месье дю Гр’есси обязательно помьожет вам и р’асскажет всё о льюбой из его подопечних ар’тисток.
- Я уже был у господина дю Гресси, и он рассказал мне кое-что интересное, однако мне бы хотелось услышать подробности именно от вас.
- И что же ви хотите, чтоби я р’ассказал?
- Директор английского театра упомянул в нашем разговоре некую Наталин д’Ормерьяк. Он сказал, что вы были её самым большим поклонником, и что благодаря вам театр приобрёл такую жемчужину. Скажите, ваша светлость, так ли это?
Де Салюс перестал зиять щербатой улыбкой и мгновенно помрачнел. Он поглядел на гостя с недоверием. Гектор понял, что этому типу не нравится его осведомлённость, однако продолжал держать лицо.
- Мадьмуазель д’Ор’мер’ьяк действительно поступила в тр’уппу благодар’я моему ходатайстьву. – промолвил губернатор вежливо, но с холодком в голосе – Но это всё, что я могу вам р’ассказать.
- Но мне интересно, с чего вы решили пристроить эту женщину в театр? – продолжал допытываться Барбосса.
- Месье Филдинг, ви хотите, чтоби я р’ассказал вам то, что вам знать не положено. – отрезал де Салюс.
Упрямство француза не стало преградой для лихого пирата. Не переставая улыбаться, он беззастенчиво вытащил из кармана камзола кошелёк, вытащил из него пригоршню монет, отсчитал десять штук и выложил их на стол перед де Салюсом. Тот с вожделением покосился на золото.
- Не волнуйтесь, господин губернатор. – заверил его Гектор – Будучи писателем, я переложу эту историю на собственный лад и никто ни о чём не догадается. Кто станет копаться в подоплеках художественного вымысла и разбираться, что послужило автору источником вдохновения?
- Всьё равно, эти сведения составьльяют госьюдарственную тайну, и разглашению она не подлежит. – не уступал француз. Пришлось капитану раскошелиться ещё на десять монет.
- И всё-таки, господин губернатор, быть может, вы поделитесь со мной этой тайной? Уверяю вас, по строкам моего произведения никто ни о чём не догадается.
Де Салюс долго колебался. То, что просит рассказать этот англичанин, представляет собой очень важный секрет. Но, чёрт возьми, он готов заплатить за него неплохую сумму! Да и сам по себе он производит довольно приятное впечатление, так что отказать ему трудно. Наконец, пересилив себя, губернатор сгрёб монеты в одну кучку и спрятал их в ящик письменного стола.
- Что ж, кое-чем я готьов поделиться с вами, месье, - произнёс он после краткого раздумья – но только не випр’ашивайте подр’обности, их ви от меня не услишите.
Услышу, обязательно услышу, ведь это по твоей милости Эмма угодила туда, откуда её нагнала смерть, подумал Барбосса.
- Я буду довольствоваться тем, что вы мне предоставите. – вежливо ответил пират на предложение француза.
- Так вот, месье, мадьмуазель д’Ормерьяк была обичной уличной тансовщицей, когда я имел честь познакомьиться с ней. – начал рассказывать де Салюс – Она пр’ивьлекла моё внимание своей кр’асотой, грасией и лёгкостью движений. Я видел её несколько р’аз, когда она виступала, и каждый р’аз это было великольепно. Было бы жестьоко бр’осить ей пар’у су и пр’ойти мимо. Поэтому я р’екомендовал месье Жану дю Гресси, дьир’ектору английского театр’а, пр’инять мадьмуазель в тр’уппу, а так как бьедняжка испитывала сер’ьёзние пр’облемы с жильём, я распорьядился выделить ей достойный дом за гор’одом… И кто бы мог подумать, что с ней можьет случиться такая тр’агедьия? Я бесконечно скор’блю по мадьмуазель.
- Это всё?
- Да, месье.
Рассказ губернатора звучал не очень-то правдоподобно. Капитан уже стал подозревать, что между де Салюсом и дю Гресси мог существовать сговор. Хотя… Не может быть, чтобы двое столь разных людей вели какое-то совместное дело. Да и не танцовщицей вовсе была Эмма. Нужно раскручивать эту крысиную морду дальше.
- Благодарю вас, господин де Салюс. – Гектор был самой любезностью в этот момент – Вы оказали мне весьма ценную услугу, когда мой новый роман выйдет в свет, я обязательно упомяну вас в числе лиц, оказавших мне помощь в подборе материалов к нему.
- О, месье, я вр’яд ли досьтоин такой честьи. – расплылся в улыбке француз.
- Позвольте в знак моей бесконечной благодарности предложить вам выпить со мной по стакану абсента высочайшего качества. – пират извлёк из внутреннего кармана камзола заветную бутылку и водрузил её на стол.
- Ах, месье, ви смутьили меня!
- Прошу, не отказывайтесь.
- Хор’ошо, но только немного, а то мне пр’едьстоит ещё долго р’аботать.
- Конечно, что за вопрос.
Губернатор позвонил в колокольчик, и приказал вошедшему слуге принести два бокала. Через несколько минут Барбоса вовсю опаивал своего собеседника, предлагая ему выпить за то и за это, умудряясь при этом не затрагивать темы поступления Эммы в театр. На его счастье, де Салюсу напиток понравился, и он всё реже отказывался от новой порции. Наконец его разморило, француз развалился в кресле, парик слетел с головы, обнажая огромную лысину, обрамлённую жиденькими каштановыми с проседью волосами.
- Я вижу, в Новом Орлеане талантливых людей можно встретить где угодно, даже на улице. – осторожно промолвил Барбосса, раскручивая де Салюса.
- О да. Нигьде в Амьер’ике нет такого кольичества гениев. – пьяно пробормотал тот, кивая головой.
- Но не всем выпадает честь попасть в настоящий театр по вашей протекции, господин губернатор.
- Разумеется. Мадьмуазель Эмма должна была гор’диться тьем, что её талант стал главной причиной того, что мы вибрали именно её.
- Какая мадмуазель Эмма? – спросил Гектор, не скрывая интереса.
- Эмма Р’ушье. – принялся объяснять де Салюс – Она р’асписывала посуду для моей сюпр’уги, и как-то обмолвилась, что мечтает быть актр’исой. Вот я и пр’едложил ей возможьность сделать кар’ьеру в английском театр’е в обьмен на услугу во благо госьудар’ства.
- А как же Наталин д’Ормерьяк?
Де Салюс пьяно расхохотался. Сомнений у Барбоссы больше не осталось – сейчас этот уродец выложит ему всю правду об Эмме. Абсент сделал своё дело.
- Месье, вы не поньимаете. – брякнул француз – Наталин д’Ормерьяк – вымышленное имя Эммы Р’ушье. Под ним она виступала и гастьр’олировала. Не могьла же она выполнять задание под собственным именем.
- Какое ещё задание?
- Я поручил мадьмуазель Рушье отискать сокьровища ордена бенедьектинских моньахов, тайно перьевезённых в Америку при восшествии Генриха Бурбона на французский престьол.
«Сокровища? Эмма не упоминала ни о каких сокровищах. Уж не потому ли она не сочла нужным ставить меня в известность?»
- Как ви поньимаете, благодаря театру мадьмуазель могла бьеспрепьятсвенно выпольнять свою миссию. – продолжил пьяную болтовню де Салюс – Едьинственным условием было отсутствие знакомств с людьми внье закона: мошенниками, разбойниками и пирьатами.
«Да, я Эмму не знал совершенно».
- Скажите, а семья у мадмуазель была? А дети?
- Нет. Бедьняжка была совсем одна. Насьледников после себя не оставьила, так что её особьняк виставлен на торги.
- Господин губернатор, вы такой приятный собеседник. – выдохнул Гектор, улыбаясь и тщательно скрывая своё волнение – Если вы не против, то разрешите мне откланяться. Огромное спасибо за гостеприимство.
- Аurevoir, месье писатель, и удачи вам в вашем тьворчестве. – ответил де Салюс.
Капитан был вежлив и учтив со всеми, кто попадался на его пути, начиная от дворецкого, проводившего его до дверей особняка, и заканчивая конюхом, который подвёл коня к крыльцу. Но стоило Барбоссе отъехать буквально пару метров от ворот, как улыбка пропала с его лица, и его перекосило от гнева. Что же происходит, чёрт возьми?! Почему эта проклятая баба не сказала ему ни слова? Спектакль, спектакль… Не из-за спектакля она в петлю влезла, нет. Всё из-за поганого сокровища, пропади оно пропадом!
Погружённый в пучину мрачных раздумий, Гектор не заметил, как некий всадник в чёрном плаще с капюшоном на голове, последовал за ним едва ли не от самого дома губернатора. Только при повороте в узкий проулок, в поле зрения пирата попала бурая лошадь, и мрачный человек, сидевший в седле. Стоило Барбоссе остановиться на минуту, как тот также остановился. Всё ясно, теперь его преследуют.
Гектор сделал вид, будто не замечает происходящего. Он тронулся с места дальше, и таинственный незнакомец незамедлительно последовал за ним. Капитан не спешил гнать лошадь – мерин ступал спокойным шагом. Преследователь поступил точно так же. Что же делать? Пустить коня галопом означало привлечь к себе лишнее внимание. Наверняка этот тип сделает то же самое. В надежде сбить человека в плаще с толку, морской волк стал петлять по переулкам, заезжая за любые попадавшиеся ему на глаза повороты, но тот не отставал. Незнакомец держался на расстоянии, но выпускать капитана из виду не собирался. Кто же это такой? Что ему нужно? Впрочем, какая разница? В любом случае, намерения у него совсем недружелюбные.
Только бы не встретить по дороге Воробья и Сюзанну, особенно Сюзанну. Если птахе ещё можно сделать знак, чтобы он молчал, то девчонка, если застанет своего опекуна в таком виде, обязательно подойдёт к нему и потребует объяснений, а лучшего способа подставить самого себя в сложившейся ситуации Барбосса представить не мог. Но может быть и так, что его уже опознали и теперь хотят арестовать, поэтому таинственный наездник так настойчиво следует за ним. Быть может, Воробья уже взяли и он раскололся, чтобы отмазаться самому или, по крайней мере, смягчить свою участь. О, да, это он может!
Между тем, расстояние между капитаном и его преследователем сокращалось. Может, стоит остановиться и принять бой? Это единственный выход, возможный на данный момент. Едва Гектор собрался с духом, чтобы осуществить задуманное, как из-за угла прямо перед ним очутился другой наездник. Этот уже своего лица не скрывал. Молодой высокий парень с тёмными волосами, обрамляющими лицо, и карими глазами, с лёгкой щетиной на щеках, подбородке и над верхней губой. Он презрительно осматривал пирата, гарцуя на сером жеребце.
- Остановитесь, месье капитан. - сказал он довольно прохладным тоном. В иной ситуации Барбосса счёл бы это дерзостью – Спешить вам некуда.
- Вы меня с кем-то путаете, я вовсе не капитан. – попытался отвертеться тот.
- Ни с кем я вас не путаю. – настаивал на своём молодой человек – Вы – Гектор Барбосса, известный пират, объявленный в розыск как на самих Британских островах, так и в восемнадцати колониях в Новом Свете.
Гектор оглянулся, и понял, что окружен. Таинственный преследователь в плаще теперь находился не более, чем в трёх метрах от него.
- Только не вздумайте пустить свою лошадь галопом. – продолжил парень – Развернуться вам негде, ведь улочки слишком узкие, да и тупиков много. Предлагаю вам спешиться.
- Хотите взять меня живьём? – процедил Барбосса, осознавая, что деваться ему некуда – Так просто вам это не удастся. – хорошо ещё рапира и кинжал при нём, а коня можно заставить лягнуть нападающего.
- Я не хочу убивать вас. – ответил незнакомец – Монсеньор д’Амбуасье желает познакомиться с вами.
- Кто такой д’Амбуасье?
- Это я. – человек в плаще скинул капюшон с лица – Успокойтесь, я не жандарм и не охотник за головами, и даже не работаю на Британскую корону.
- Благодаря вам, уважаемый господин, я знаю, что чувствует зверь в лесу, когда понимает, что на него идёт охота. – Барбосса сбросил маску учтивости и презрительно оглядел нового знакомого.
- Повторяю, я не ставил своей целью охотиться за вами. – выдохнул мужчина – Я всего лишь интересуюсь жизнью пиратов, и горю желанием познакомиться с вами – настоящей живой легендой Семи Морей.
- Чего вы хотите от меня? – резко спросил Гектор.
д’Амбуасье изобразил вежливую улыбку, однако в его серо – голубых глазах отразился триумф от одержанной маленькой победы. Его помощник разделял чувства хозяина.
- Я приглашаю вас к себе в гости. – непринуждённо ответил француз.

***
Джек Воробей вернулся в пансионат, когда на улице завечерело. Дурацкий костюм парижского инспектора успешно удалось вернуть на место и снова облачиться пиратом. Всё прошло на удивление легко, Гектор может быть доволен, тем более, что Воробей достал ему подарок. Кстати, где этот «образцовый» папаша и ночной кошмар всех зелёных яблок? Неужели ему так понравилось пить с губернатором? А ещё его, Джека, попрекает тем же самым. Ничего, если ему будет нужно, сам управится и дорогу к пансиону найдёт, ждать своего сообщника лихой капитан не желает.
Сюзанна сегодня закончила торговлю довольно рано, поэтому Джек удивился, узнав, что она уже несколько часов дожидается своих опекунов.
- А где твой приятель? – непринуждённо спросила девушка, встречая Воробья.
- Вообще-то Гектор – большой мальчик, и за него я ответственности не несу, поэтому мне крайне затруднительно ответить на твой вопрос. – театрально произнёс пират, активно жестикулируя – Смекаешь?
- Не смекаю! – возразила Сюзанна – Ушли чёрти куда, а меня в известность не поставили! Тоже мне, гувернёры. А этот Месье Скандал считает меня исчадьем ада. Слышал, как он взбесился, когда я запретила ему хватать мой медальон? Самому-то неприятно, когда его вещи трогают. Вот сейчас вернётся пьяным в лоскуты и скажет, что это я его довела.
«Никогда не видел его упившимся до зелёных чертей, но, боюсь, сегодня может случится это поистине историческое событие.»
- Сюзи, не обижайся. – поспешил утешить её Джек. Он зашагал по комнате взад – вперёд, когда излагал свои мысли – Пойми правильно, для такого жизнью жжённого, битого, травленного сурового мужика забота о девочке – сиротке в диковинку. От тебя он требует полного послушания, так как кичится своим авторитетом в пиратской среде. Он привык к образцовой дисциплине на корабле, и никак не может смириться с тем, что в данный момент мы на нём не находимся (ох, стоило бы тебе узнать о делишках твоего папаши, когда он у меня «Чёрную Жемчужину» умыкнул, и что получил за это, но ты же меня тогда своим кровным врагом объявишь). И, учитывая это, я бы не советовал тебе срывать с него шляпу в отместку за то, что взял твой медальон, чтобы просто посмотреть на него.
- А я не хочу, чтобы кто-то смотрел на мой медальон. – обиженно промолвила рыжая – Ни он, ни ты, ни кто-либо другой.
Сюзанна плюхнулась на кушетку у окна и развернулась к подоконнику. Похоже, настроение её испортилось. Джек осторожно подошёл к ней. Он заметил, что девушка сейчас думает о чём-то своём с тем же выражением лица, что и Барбосса, когда он не в духе. Интересно, а сама Сюзанне не кажется подозрительным столь откровенное сходство между ней и её опекуном? Не спрашивая разрешения, Воробей присел рядом и незаметно положил ладонь на руку Сюзанны.
- Не расстраивайся, всё перетрётся. – спокойно сказал он – Когда-нибудь этот старый придирчивый коммандос тебе понравится, и ты ему.
- Ты думаешь? – безразлично спросила девочка.
- Я знаю.
Сюзанна развернулась к Джеку и неожиданно спросила:
- Ты ничего не потерял?
Воробей удивлённо вытаращил глаза.
- Что я должен был потерять?
Рыжая лукаво улыбнулась и откинулась на подлокотник. Из-под корсажа она извлекла на свет ничто иное, как… компас Джека! У последнего от удивления глаза едва не вылезли из орбит.
- Где ты его нашла? – едва ли не истерично выдохнул он.
- Нашла? Да я его свистнула у тебя.
- Что?
Воробей потянулся за компасом, чтобы выхватить его, но девчонка, хихикая, отдёргивала вещицу назад. Пират почувствовал, что закипает. Теперь он стал понимать своего заклятого друга – Сюзанна начала бесить и его тоже.
- А ну, отдай!
- А ты не бросай вещи абы где. Пока ты круги по комнате наяривал, компас валялся на полу, вот я его и подобрала. А что? Если плохо лежит, что б не взять?
После этих слов девушка доброжелательно протянула своему приятелю компас и громко рассмеялась. Джек забрал вещицу обратно и захохотал вместе с ней. В том смехе, которым разразилась Сюзанна, он услышал знакомые звуки. На лице капитана красовалась улыбка, но в душе он негодовал.
«Вот же барбоссовская порода.»
Неожиданно Сюзанна прекратила хохотать и уставилась на Джека. Интересно, что она задумала на этот раз? Хитрожопая, как её батя.
- Пойдём, покажу тебе кое-что. – промолвила она, подскочив с места и схватив Воробья за руку.
- Что-то новое в голубином царстве? – иронично спросил Джек.
- Нет, на этот раз другое. Мадам Иветт, я и месье Джек в мастерской, мы заняты! – крикнула рыжая, завидев в коридоре госпожу Жюйяр.
- Какая ещё мастерская, Сюзи? – недоумевал Воробей, едва успевая перепрыгивать за рыжей ступеньку за ступенькой.
- Сейчас увидишь. – ответила та и подмигнула.
Последний раз редактировалось Аша Грейджой Сб май 30, 2015 4:41 pm, всего редактировалось 1 раз.
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#10 Сообщение Аша Грейджой » Вс апр 12, 2015 10:05 pm

Глава 9. Кое – что новое

Его усадили в кресло и сняли повязку с глаз. Яркий свет на несколько секунд ослепил его, но Барбосса привык к нему довольно быстро. Сейчас он мог понять, куда его привезли. Помещение было небольшим, но довольно уютным. Мебель, обтянутую кожей, украшала резьба, выполненная в виде вьющегося плюща. Зеркало красовалось в позолоченном багете. На противоположной стене висел портрет красавицы, возлегающей с обнажённой грудью на кушетке, устланной розами. Окна были занавешены тёмными бархатными портьерами. Серебряные подсвечники, инкрустированные самоцветами, светились сами, и служили прекрасным дополнением к свечам. А за роскошным вязовым столом восседал хозяин дома. По правую руку от него стоял уже знакомый Гектору молодой человек, который саркастически ухмылялся и держался довольно высокомерно.
- Расслабьтесь, месье Барбосса. – доброжелательно заговорил д’Амбуасье – Я не убиваю гостей, находящихся под моей крышей. Это было бы крайне подло.
- Насколько я знаю, в гости ходят по доброй воле. – ответил капитан и недоверчиво оглянулся ещё раз – И видят, куда идут.
- О, если вас смутил способ, которым вы сюда попали, то спешу вас успокоить – по окончании нашей беседы мои слуги проводят вас до того самого места, с которого вас увели, и вернут вам вашу лошадь. Раймон д’Амбуасье всегда держит своё слово.
- Очень надеюсь на это.
д’Амбуасье вальяжно развалился в кресле. Расположился он как нельзя удачно – прямо напротив Гектора. Тот сделал вид, будто ему всё равно, однако в душе его зародились подозрения, не хочет ли новый знакомый попросту поиздеваться над ним? Мало того, что этот странный тип едва ни не насильно привёз его к себе домой с завязанными глазами, так ещё изо всех сил рвётся показать, что он хозяин положения. Ладно, какое-то время можно поиграть и по его правилам, нужно только выяснить, что этому сукину сыну нужно.
- Для начала позвольте мне рассказать немного о себе. – нарушил кратковременную тишину француз – Моё имя вы знаете. А это Арман, - он махнул рукой в сторону стоящего рядом парня - мой помощник. Нет такой просьбы, которую он не мог вы выполнить. Собственно, и просьбы, и приказы он исполняет одинаково хорошо. – д’Амбуасье встал и зашагал по комнате – Я путешественник, разъезжаю по всему Новому Свету, знакомлюсь с людьми, собираю байки, легенды местных жителей, словом, времени зря не теряю. У меня есть собственная домашняя флотилия, многочисленные рудники в Америке приносят мне хороший доход, так что я могу себе позволить подобное удовольствие. Но больше всего мне нравится общение со знаменитостями, в том числе, прославившимися отнюдь не в мирных сферах.
- Вижу, к пиратам вы неравнодушны. Так стремились побеседовать со мной, что даже силой к себе домой приволокли. – насмешливо заметил Барбосса – Или я ваш кумир?
- О, просто вы объявились в городе, и я не мог упустить возможность познакомиться с прославленным пиратом. – объяснил француз. Он заметил, как дверь в зал приоткрылась, и в проёме показалась стройная фигурка в ярком жёлтом платье, похожем на восточный наряд.
- Заходи, Розочка, не стесняйся. – пригласил девушку д’Амбуасье.
В комнату вошла невысокая черноволосая красавица. Её наряд действительно походил на восточный – широкая юбка, похожая на шаровары, шелковый узорчатый полукафтан с широкими рукавами, из-под которых выглядывали рукава рубашки, широкая яркая шаль, с вышитыми на ней цветами. На голове маленькая шапочка, к которой была прикреплена кружевная полупрозрачная чадра, скрывавшая лицо от носа до подбородка. Грациозной кошачьей походкой чаровница подплыла к французу и что-то нашептала ему.
- Саригюль говорит, что ужин готов. – объявил Раймон – Если вы не против, месье капитан, я приглашаю вас.
- Каким ядом еду приправляли? – саркастично спросил тот – Лично я предпочитаю змеиный.
д’Амбуасье снисходительно улыбнулся. Он ожидал услышать нечто подобное. На лице Армана нарисовалась ядовитая ухмылка.
- Монсеньор, он вам не доверяет. – произнёс он прохладным тоном.
- О, это же была просто шутка, Арман. – отозвался хозяин – Но, как я полагаю, месье капитан заботится о своей безопасности, я не вправе осуждать его за это. Как ты считаешь, Саригюль? Будь добра, красавица, накрывай на стол.
Саригюль кивнула головой в знак согласия. Повинуясь своему хозяину, она удалилась из кабинета, как бы случайно проведя кончиками пальцев по плечу Гектора и стараясь заглянуть ему в глаза.
«Замечательно, уже и девки в ход пошли».
Красотка заманчиво повиляла бёдрами, прежде чем скрыться. Через полчаса она расставила на столе шикарный фарфоровый гарнитур и кружевные салфетки. Слуги поочерёдно внесли говядину с перцем и абрикосами, перепелов в сырном соусе, тунца с лимоном, буженину, яйца, фаршированные орехами, три кувшина с вином и вазу с фруктами. Сама девушка скромно встала позади хозяина и сложила руки в замок у груди. Арман вышел чуть вперёд, показательно повесив кинжал на видное место на поясе.
«Ах, они мне ещё и угрожают. Ладно, ладно. Ждут, что я буду сопротивляться, от всего отказываться. Наивные чудаки».
д’Амбуасье источал обаяние. Любой бы мог потерять голову от его улыбки и блеска глаз. Любой, но не Гектор Барбосса.
- Как вам нравится мадмуазель Саригюль? – спросил он, кивнув в сторону восточной красавицы.
- Она довольно милая. – любезно ответил пират, на что француз лишь засмеялся.
- Как вы можете судить о том, милая ли она, когда вы даже не видели её лица? – весело и непринуждённо спросил он, имитируя удивление – Вся её красота доступна только мне. Ну, ещё иногда и Арману, с моего позволения. Разъезжая по всему свету, вы должны были знать о нравах Востока. Видите, Саригюль настолько благочестива, что даже не разговаривает вслух ни с кем из посторонних.
В подтверждение этих слов Саригюль прикрыла глаза, соглашаясь с хозяином. Тот принялся выдерживать паузу. На нечто подобное Барбосса и рассчитывал. Пусть не питает лишних иллюзий, ожидания его не сбудутся. Но и стоит приглядеться к этой компании, просто так хватать человека на улице ради того, чтобы просто поговорить, они не будут.
- Могу я предложить вам чашу прекрасного анжуйского красного? – любезно спросил д’Амбуасье, которому, по всей видимости, надоело ожидание невесть чего.
- С превеликим удовольствием. – улыбаясь, ответил Гектор, ни на секунду не задумавшись.
И всё произошло именно так, как подозревал морской волк. Француз и его сообщники никак не ожидали получить положительный ответ так быстро. Слегка опешив, д‘Амбуасье спешно переглянулся с Арманом. Тот был удивлён не меньше хозяина.
- Мистер д’Амбуасье, вы, кажется, хотели предложить мне анжуйского красного? – напомнил хозяину дома Барбосса, не переставая улыбаться и получая неподдельное удовольствие от происходящего.
- Ах, да. – опомнился француз и обратился к своей прелестной служанке – Саригюль, голубушка, налей мне и нашему гостю.
д’Амбуасье был поражён тем, насколько непринуждённо собеседник принял угощение, даже на вопрос о том, не боится ли он отравления, тот ответил, что нет, как и того, что его могут схватить вооружённые люди прямо за обеденным столом. Между тем, капитан пиратов, хотя и изображал из себя благодарного гостя, ни на секунду не забывал, что всё может обернуться именно так, как провокационно говорит его новый подозрительный знакомый. Но ни питьё, ни еда, отравлены не были, а в двери никто не постучался с требованием выдать укрывающегося здесь преступника.
Но вряд ли этого типа интересуют всего – на всего подробности пиратской жизни. Гектор на ходу сочинил историю о том, как гонял по всему Атлантическому Океану испанский корабль, груженый золотом, как экипаж сопротивлялся, но, разумеется, тщетно. Далее последовал рассказ о неожиданной перестрелке с турецкими корсарами, и последовавшей за этим грандиозной работы по превращению одного корабля в два. И напоследок история о том, как на борт проникла некая девица под видом целительницы, которая оказалась королевской шпионкой. д’Амбуасье делал вид, будто очень слушает и вникает в детали.
- И что же вы сделали с ней? – спросил он с интересом.
- А как вы думаете? – насмешливо ответил ему гость.
Между тем капитан ни на минуту не терял бдительности. Не забыться, и случайно не ляпнуть чего лишнего было довольно трудно, вот где позарез нужен Воробей – уж он мастер в деле заговаривания зубов. Но ещё сложнее было не переборщить с выпивкой, иначе приём, который Барбосса использовал против губернатора Салюса, может сработать против него. Да уж, без помощи неугомонной птахи приходится туго.
- Я, конечно, могу кое – в чём ошибаться в своих знаниях о пиратах, ведь мне не часто приходится общаться с ними столь близко, но есть один момент, который был бы мне весьма любопытен. – заинтересованно промолвил француз.
- Спрашивайте, мистер, я весь во внимании.
- Правда ли, что люди вашего рода деятельности занимаются поисками различных кладов не реже, чем нападениями на корабли?
- Хотите, чтобы я дал вам урок по приобретению соответствующего навыка?
- Я просто интересуюсь. Вот лично вам приходилось ли когда – нибудь искать настоящее сокровище?
«Сокровище, значит. Уж не о том ли сокровище он толкует, что погубило Эмму? Просто так этот мошенник ничего спрашивать не станет, на роже написано. Вот, кажется, и нарисовалась причина, по которой я здесь. Надо бы выбираться отсюда, да побыстрее. Эх, был бы здесь Воробей, он бы давно что-нибудь придумал».
- Для начала, мистер, вам следует знать, что не все сокровища одинаково безвредны. – уверенно произнёс Гектор, обдумывая каждое своё следующее слово – Оно, ведь, знаете, как бывает? Найдёшь, такой, сундук, думаешь: «О, удача привалила! Я богатый сукин сын», и всё такое. А потом раз тебе! И ни пить, ни есть, ничерта не можешь, и потом приходишь к выводу, мол, нахрена такая жизнь, лучше сдохнуть.
- Я не понимаю, к чему сейчас вы мне это рассказываете? – недоумённо спросил хозяин дома – Уж не пьяны ли вы?
«А это хорошая мысль! Воробей наверняка бы поступил именно так».
Гектор подсел поближе к д’Амбуасье и глупо захихикал. Довольная улыбочка мгновенно пропала с лица француза. Арман, стоявший рядом, скривил недовольную рожу. Его хозяин заметно заволновался.
- Полагаю, анжуйское вино сильно ударило вам в голову, месье. – безрадостно промолвил он.
- Сынок, не говори глупостей. – ответил капитан, приобняв его – Меня дубинкой по голове били и сломали… дубинку… Понимаешь? Мне ничего не может ударить в голову.
- И всё же…
- Меня ещё хотел испугать Голучий Летандец… - продолжал имитировать опьянение Барбосса, отпив для вида из кувшина – То есть Логучий Гетандец… То есть Гутучий Легандец… Короче, проклятый корабль. И я даже не обернулся. А когда я пересекал Дырдыр… Дарлан… Дындар…
- Дарданеллы?
- Да, его, родимый, какие-то турки…
Гектор замолчал и уставился в потолок. Фантазия его иссякала, а долго импровизировать, как Джек, он не мог. Если так пойдёт и дальше, то он непременно оступится, и тогда его разоблачат.
Арман буравил капитана ледяным взглядом. Семена подозрения стали прорастать в его душе. Бабосса заметил, как парень пялится на него, откинулся на спинку стула и принялся тихонько раскачиваться из стороны в сторону.
- По зелёной глади моря,
По равнение океана… - вырвалось у него совершенно неожиданно.
Арман больше не стал терпеть. Молодой человек выглядел спокойным снаружи, но в душе дико бесился от того, что не может понять, пьян ли этот старый дурак, или нет. Он нагнулся к хозяину и стал нашептывать ему на ухо.
- Монсеньор, разрешите мне окатить его холодной водой. – прошипел он – Если пират действительно налакался, он отреагирует соответствующе, если же – нет, то совсем по-другому.
- Корабли и капитаны,
Покорив простор широт…
- Нет, не стоит. – возразил д‘Амбуасье – У пьяного человека обычно язык без костей. Оставь всё как есть.
- Мира даль деля на мили,
Жизни даль деля на вахты…
- Но он ничего не скажет. Я подозреваю, что этот человек – искусный притворщик.
- Отрезвлять его сейчас не имеет смысла. Хотя… - француз на секунду задумался – Можно поступить иначе.
- Держат путь согласно фрахта
В порт, в порт.
- Что вы предлагаете?
- Оставим его на улице. Пьяного пирата обязательно схватят, и когда ему явится спасение в лице меня, он добровольно выложит всё, что нам нужно… Или можно просто его отпустить, и он сам приведёт нас, куда нужно. Что скажешь?
- Неплохая идея, монсеньор, но трудная в исполнении.
- Мы будем стараться.
- МОООООРЕ, МООООРЕ,
Мир бездонный,
Пеееееный шелест
Волн прибрежных…
- Месье капитан! – окликнул Гектора француз.
- А?
- Я думаю, что вы устали и хотите вернуться туда, где вы остановились. – заботливо предложил д’Амбуасье – Кстати, где вы остановились? В какой гостинице?
«Ты что, мерзавец, хочешь, чтобы я тебя прямиком к Сюзанне привёл?»
- «Дерзкая девка». – влёт ответил пират – Идеальное обслуживание и берут недорого.
- Тогда я и мой помощник рады проводить вас. – д’Амбуасье был сама любезность – Если вы не против.
- Я… я сам дойду. Вы только лошадку мою верните мне.
- Обязательно. Саригюль, куколка, можешь убирать!
«Они не могли не завязать мне глаза. Какие заботливые засранцы. И будут же следить, куда я пойду.»
Предчувствие не обмануло Барбоссу. Сперва его выбросили из кареты едва ли не лицом в грязь. Затем резко сорвали повязку с глаз, натянутую так туго, что впору было лишиться их обоих. Ну а под конец Арман, желая позабавится, плеснул ему в лицо тем самым вином, которое подавали на ужин.
- Простите, месье, я хотел предложить вам выпить, но случайно споткнулся. – сказал он насмешливо.
- Спасибо, молодой человек, вы очень любезны. – улыбаясь ответил капитан.
«Будь мы на борту «Жемчужины», я бы отправил тебя на корм акулам, щенок.»
- До свидания, господин капитан, ибо я надеюсь, мы с вами будем видеться часто. – едва ли не торжественно произнёс д’Амбуасье.
Гектор лишь отвесил салют в ответ, и, взяв лошадь под узцы, побрёл куда глаза глядели. Новые знакомые выждали, пока он отойдёт на приличное расстояние, и осторожно двинулись следом. Пират шёл, не разбирая дороги, но преследователи не выпускали его из виду. Морской волк понял, что сам загнал себя в тупик. Сегодня вечером ему и без того остро не хватало Воробья, а сейчас – тем более. Что же делать? Подпустить их поближе, а потом развязать драку? Не ожидают же они нападения от пьяного старика? Похоже, это единственно возможный выход.
Неожиданно за поворотом раздались шаги. По слаженному топоту Гектор понял, прямо к нему навстречу движется небольшой отряд жандармов. Оказавшись между молотом и наковальней, капитан решил вести себя естественно и идти вперёд, также изображая пьяного. В патруле было шестеро человек. При большом желании и высоком умении, их можно было бы уложить всех, но лучше этого не делать. Может быть, даже его не узнают.
Едва пропустив патруль мимо себя, Гектор осторожно обернулся. Ни д’Амбуасье, ни его слуги видно не было. Очевидно, вооружённые люди их спугнули. Не успел Гектор облегчённо выдохнуть, как столкнулся лицом к лицу с офицером – командиром патруля.
- Qui es tu? (Вы кто такой?) – строго спросил он – Que faites-vous ici en ce moment? (Что вы здесь делаете в такое время?)
Ответить пирату на этот счёт было нечего. Осталось лишь разыграть дурочка и глупо похихикать, чтобы произвести соответствующее впечатление.
- Vous êtes-ivre? (Вы пьяны?) – спросил офицер.
«Похоже, он принимает меня за пьяного. Значит, я хороший актёр.»
Глядя на улыбающегося человека с абсолютно дурацким выражением лица, офицер решил не продолжать с ним бесполезного разговора. Брезгливо поморщившись, он двинулся своим чередом.
- Partir d'ici! (Иди отсюда!) – грубо бросил он, перед тем, как удалиться – Pauvre cheval. (Бедная лошадь.) Comme il n'a pas été coupé? (Как он её ещё не пропил?)
Теперь можно было успокоиться. Ни странный дотошный француз с прихвостнем, ни случайно встретившиеся жандармы не стали помехой. Но ещё не известно, как дело повернётся дальше. Не теряя больше ни секунды, Барбосса вскочил в седло и пустился прочь по улице, пока его не хватились.
Капитан не удостоил дю Гресси ответом на вопрос, почему он вернулся на четыре часа позже своего напарника, и пропустил мимо ушей причитания о том, что теперь директору театра придётся ночевать на рабочем месте. Быстро вернувшись в свой привычный вид, пират направился в пансионат на улице Весенни. Воробей наверняка уже дрыхнет, если, конечно, его не потянуло в кабак. Только бы не вздумал привести в пансионат шлюху – Сюзанна не должна стать свидетельницей такого позора.
В пансионате свет горел не во всех окнах. Большинство обитателей уже легли спать, лишь кое-где на первом этаже ещё кто-то занимался своими делами… Как и на четвёртом. Значит, Сюзанна ещё не спит.
- Месье Гектор, вы вернуться так поздно. – встретила его госпожа Жюйяр.
- Скажите спасибо, что я вообще вернулся. – прорычал в ответ Барбосса. Сегодняшнее происшествие изрядно обозлило его, и не хватало ещё, чтобы неугомонный птах и рыжая бестия вбили последний гвоздь в крышку гроба его спокойствия – Что сейчас делает Сюзанна?
- Мадмуазель закрыться в мастерская с месье Джек, и весь вечер не выходить.
От изумления капитан потерял дар речи. Воображение уже рисовало ему картины самого постыдного содержания. Как они могли!
- Где эта мастерская? – прорычал он.
- На четвертый этаж крайняя дверь направо. Вы должны быть видеть.
Гектор был наверху уже через несколько секунд. В его душе поселилось жгучее желание сделать с Воробьём что–нибудь плохое, и чем болезненнее, тем лучше. Так и знал, что дело этим закончится! Ну, ничего, получат все, в том числе и рыжая вертихвостка.
- А ну, открывайте! – проревел капитан, забарабанив кулаками в дверь – Воробей, я знаю, что ты здесь и чем занимаешься!
Ответа не последовало.
- Сюзанна, открывай по-хорошему, и я не буду избивать тебя до крови!
Никакого движения.
- Вы что, хотите, чтобы я дверь снёс?
Молчание.
- Тогда готовьтесь, голубки, я захожу!
Ни громкий стук в дверь, ни угрозы, перешедшие в действия, не испугали ни Джека, ни Сюзанну. Дверь в мастерскую едва выдерживала натиск взбешённого пирата. Наконец тоненький засов сорвался вместе с петлёй, дверь распахнулась, и Барбосса ввалился в комнату.
Джек спокойно восседал в кресле с важным видом и с веером в руках. Сюзанна стояла напротив у мольберта, в одной руке держа палитру, в другой кисть. Рядом с ней стоял столик, на котором уютно расположились графит, баночки с краской, белила, тряпочки и кисти. Девушка делала аккуратные штрихи по холсту, натянутому на мольберт. Не сразу она удостоила своего опекуна вниманием, а когда повернулась к Гектору, выглядела совершенно спокойно.
- Задвижку починишь сам. – промолвила она так, словно ничего не случилось.
- Так вот чем вы занимаетесь… - ошарашенной промолвил пират, пройдя дальше по мастерской и разглядывая развешанные по стенам картины. То были изображения цветов, лошадей, котят, даже панорама улицы, на которой проживала Сюзанна – Так значит, ты тоже рисуешь?
- Что значит «тоже»? – мгновенно отозвалась рыжая.
- Знаешь, все рыжеволосые девушки, с которыми мне приходилось иметь дело, умели хорошо рисовать. – отвертелся Гектор, когда понял, что едва не выдал самого себя. Сюзанна лишь усмехнулась.
- Значит, все рыжие талантливы. – весело ответила она.
И возразить на этот счёт было нечего. Талантливая девушка, талантливый пират… Да, в этом она права.
Сюзанна с невозмутимым видом продолжила рисовать. Барбосса подсмотрел из-за плеча девушки, и его взору открылся готовящийся портрет Воробья. Недурно, весьма недурно, отметил про себя капитан. У девчонки действительно отлично получается. И её запястья… Такие тонкие и изящные… И перепачканные краской… Где-то пират уже видел нечто подобное. Тогда другая девушка рисовала розы на кувшине. И этой девушкой была мать Эмма… И вот сейчас Сюзанна поразительно похожа на мать.
Присутствие в комнате конкурента по кораблю начало раздражать Джека. Пару раз он поморщился, пофыркал, но это не произвело на Барбоссу никакого впечатления. Тогда хитрый пират решил прибегнуть к помощи Сюзанны.
- Сюзи, скажи, тебе комфортно сейчас творить? – спросил он.
- У меня такое ощущение, будто за мной следят. – ответила девушка.
- Это не ощущение, за тобой действительно следят.
Это замечание пришлось Гектору не по нраву. Он выпрямился и грозно посмотрел на Воробья. Тот сделал вид, будто ничего не замечает.
- Когда Сюзанна в компании такого, как ты, за ней нужен глаз да глаз. – прорычал он.
- Ой, знаю я, что ты подумал, когда узнал, что я нахожусь с ней в одной комнате. – парировал Джек.
- А что, по-твоему, я должен был подумать?
- Что-нибудь другое. Или фантазии нет совсем?
- Месье, будьте любезны заткнуться оба! – прервала мирную беседу Сюзанна – Я из-за вас не могу сосредоточиться. – она повернулась к Гектору – Особенно из-за тебя. Вломился без разрешения, и теперь всё вдохновение из меня выбиваешь.
Барбосса ахнул, когда услышал эти слова, Джек хохотнул. Сюзанна продолжала рисовать, оставаясь совершенно невозмутимой.
- Да тебе мозги выбить надо за такие слова! – прорычал Гектор, трясясь от ярости – Хотя, выбивать уже нечего. Как выбить то, чего нет?
- Просто ты боишься умных женщин! – огрызнулась рыжая.
- Ты-то умная? Да моя обезьяна гораздо умнее, чем ты!
- У тебя есть обезьяна? – удивилась Сюзанна.
- Да. Умная, ловкая, послушная… - капитан принялся нахваливать своего питомца.
- Грязная, противная и блохастая! – вставил Джек брезгливым тоном.
- А ты вообще сиди тут и помалкивай! – рявкнул Гектор, повернувшись к заклятому другу.
- С чего это? Я тоже присутствую в этом помещении, следовательно, имею такое же право на участие в разговоре. И кстати, девчонка права, здесь ты – третий лишний.
- Давно ты главным стал, Воробей?
- Так, я из-за вашей грызни не могу сосредоточиться! – выпалила Сюзанна.
- Слышал, что человек говорит? – заверещал Воробей – Всё, шкипер, уходи, ты нам мешаешь.
Слишком поздно Джек понял, что сболтнул лишнего. В один прыжок Гектор оказался около него и схватил за шиворот. Воробей не собирался сдаваться, и попытался высвободиться из хватки, чтобы не оказаться размазанным по стенке. Джек боднул противника и попытался укусить его. В ответ Барбосса отвесил ему мощную пощёчину, вложив в удар всю силу. Эксцентричный пират взвизгнул, и собирался было впиться ему ногтями в лицо, как оба капитана едва не оглохли от леденящего душу крика Сюзанны.
- Вы мне всё испортили, два придурка! – девушка от злости швырнула в сторону палитру и кисть – Из-за вас я теперь портрет не напишу! Вы меня своими разборками в конец затрахали!
Услышав тираду Сюзанны, Гектор вдруг неожиданно стал спокоен, как удав. Джеку не понравилось такое положение дел, он даже испугался за девушку. Рыжая сама очень быстро поняла, что перегнула палку – опекун надвигался на неё с таким грозным видом, что впору было бежать, куда глаза глядят. Наконец за спиной Сюзанны оказалась стена – пятиться дальше было уже невозможно.
- Мыло есть? – строго спросил суровый капитан.
- А зачем тебе?
- Увидишь.
По тону своего опекуна Сюзанна поняла, что лучше ему сейчас не перечить. Она подошла к ящику с принадлежностями для рисования и извлекла из него кусок бледно – серого мыла. Девушка не спешила отдавать его, так как заподозрила неладное.
- Вообще-то, - сказала она – я держу его здесь, чтобы быстренько отмыть руки от краски. Ну, чтобы другие двери не пачкать, предметы…
- Открой рот шире и вымой язык. – произнёс Гектор так, словно он только что отдал приказ на корабле.
- Что?
- Мне кажется, ты перебарщиваешь, приятель. – Джек вскочил с места и подбежал к парочке – Ну вырвалось у крошки в сердцах нелитературное слово, ну что тут такого? Если тебя так раздражает брань, то вымой для начала язык себе, потом предъявляй претензии ребёнку, если наглости хватит.
- Я кому сказал, вымой язык? – продолжал настаивать на своём Барбосса, игнорируя слова Джека – Живо.
- Не слушай его, Сюзи, наш дорогой Гектор в пылу эмоций такие трёхэтажные ораторские шедевры выдаёт, что даже я смущаюсь. – не унимался Воробей, за что и был грубо оттолкнут назад.
Теперь Сюзанне стало по-настоящему страшно. Она с опаской взглянула на опекуна и поняла, что он не шутит. Сглотнув слюну от волнения, девушка несколько раз провела языком по мылу. В этот момент её едва не вырвало. Едкая пена осела во рту, даже дышать стало трудно. Она собралась сплюнуть эту гадость, но Гектор не позволил.
- Не так рано, милочка, мой хорошенько. – издевательски процедил он.
- Я сейчас весь пол заблюю! – едва ли не плача выдохнула Сюзанна.
- Ничего, уберёшь за собой.
- Хорошо, я не буду больше ругаться!
Джек сложил руки, будто в молитве. Сюзанна была готова разрыдаться. Она умоляюще посмотрела капитана.
- Ладно, иди, умойся, только не надо реветь. – произнёс он с раздражением – Но имей в виду, я буду заставлять тебя мыть язык с мылом всякий раз, как только услышу от тебя ругательство. Так что в твоих интересах выбирать выражения, мадмуазель.
Рыжая, не теряя ни минуты, побежала вниз, чтобы поскорее избавиться от гадости во рту. Джек укоризненно поглядел на товарища.
- По-моему, ты был с ней слишком суров. – заметил он.
- А по-моему, в самый раз.
Поддерживать разговор на эту тему было бессмысленно. Кому, как не Джеку было знать, что Барбосса ни за что не уступит, как бы неправ он ни был. Ему оставалось лишь похвастаться перед заклятым другом сегодняшней находкой.
- Я тут такое для тебя откопал, ты придёшь в восторг. – верещал он – Эта вещь объясняет если не всё, то очень многое. Я такое узнал, такое узнал…
- Я тоже кое-что узнал. – ответил Гектор, перебирая вещи в сундуке с хламом от Эммы – Причиной смерти Эммы стал вовсе не спектакль.
- Вот как?
- Да. Губернатор завербовал её с целью отыскать какое-то сокровище, и, видимо, в этом деле она продвинулась довольно далеко. Провал спектакля – байка для отвода глаз.
- Тем более, тебе будет интересно прочесть вот это. – Джек с довольным видом протянул Гектору скомканную бумажку, которую прятал в рукаве – Я покопался в архиве и выудил это из папки с документами по делу о самоубийстве актрисы Наталин д’Ормерьяк.
- И что я должен прочесть? – недовольно выдохнул Гектор – Здесь же по-французски написано!
- Ах, извини. – Воробей взял в руки лист и принялся зачитывать вслух – Так, это неинтересно, преамбула, бла-бла-бла… Вот. «Правое запястье самоубийцы вывихнуто, сломаны большой и указательный пальцы на левой руке, большой, указательный и безымянный пальцы на правой руке. На ладонях имеются следы крови. Четыре ребра сломаны. На лбу обнаружена гематома диаметром два с половиной сантиметра…» Чуть меньше дюйма – пояснил он и продолжил читать «Нижняя губа разбита. Кремовое платье, в которое была одета госпожа д’Ормерьяк, разорвано в шести местах. Следствие пришло к убеждению, что самоубийца перед смертью нанесла себе травмы в приступе истерики, который случился после провала последнего спектакля с её участием.» - Джек свернул документ – Смекаешь?
Выражение лица Барбоссы несколько раз сменилось от удивления и шока до странной зловещей улыбки. Воробей не рискнул предположить, о чём он думает сейчас, однако ему было ясно одно – он всё понял правильно.
- А я пришёл к убеждению, что Эмме помогли уйти на тот свет. – наконец прошипел он – И дело замяли. Всё сходится.
Капитан принялся копаться в вещах с удвоенной силой. Наконец он нашёл то, что искал и продемонстрировал находку Джеку. Тот недоуменно покачал головой. Ему было крайне тяжело угнаться за мыслями партнера.
- И что это значит? – спросил он, наконец.
- А ты не догадываешься?
- Нет.
С торжествующим видом Барбосса развернул бумажку. Воробей глянул на неё… и сразу смекнул, что к чему.
- Это то, о чём я думаю? – спросил он также довольно.
- Угадал.
Листок, изрисованный линиями, пунктирами и крестиками, не мог быть ничем иным, кроме как картой, на которой был указан путь к сокровищу. Никогда ещё соперники по «Чёрной Жемчужине» не мыслили так одинаково.
- Теперь нам это сокровище нужно найти позарез. – произнёс Гектор с видом победителя – И чем быстрее, тем лучше.
- У нас что, есть конкуренты?
- Представь себе, есть.
- Губернатор?
- Ещё кое-то. Это он задержал меня по пути из губернаторского логова. Чтобы сбежать от него, мне пришлось разыграть опьянение. Никогда ещё не чувствовал себя большим идиотом. Теперь нам стоит быть вдвое осторожнее, так что воздержись от всяких там фокусов на публике.
- Наш противник опасен?
- Похоже на то. Сейчас расскажу…
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#11 Сообщение Аша Грейджой » Сб апр 18, 2015 1:45 pm

Глава 10. Курс на сближение
Аббат де Керльон собирался уже уходить на мессу, когда на пороге собственного дома его застали неожиданные посетители. Священник без труда узнал их – тот самый пират, с которым он недавно имел дело, и его эксцентричный друг. Без лишних слов аббат пригласил их войти внутрь, едва не выронив из рук триптих. Судя по настроению визитёров, разговор предстоял не из приятных. Барбосса смерил де Керльона ненавидящим взглядом. Будь его воля, он бы допрашивал этого мерзавца с пристрастием, причём с неслабым. Но ведь Воробей будет сопротивляться, дурак мягкотелый!
- Дети мои, полагаю, у вас есть ко мне важное дело? – спросил де Керльон, немного собравшись с мыслями.
- Да, есть. – холодно ответил Барбосса. То, что случилось потом, не мог предвидеть даже Джек. Гектор сгрёб аббата за грудки и прижал к стене, едва не разбив последнему голову.
- Ты всё знал, ублюдок! – ядовито прошипел он – Ты всё знал, но предпочёл промолчать! Неужели ты всерьёз полагал, что я ни о чём не догадаюсь?
- Приятель, не перегибай палку! – попытался одёрнуть его Джек, оставаясь при этом в стороне – Мёртвым он ничего не скажет.
- За что? – с плачем в голосе вопрошал де Керльон – За что вы меня бьёте? В чём моя вина?
- Хватит врать, святоша! – бушевал Гектор – Не смей утверждать, будто ничего не знал!
- Я вас не понимаю, сын мой, что я должен был знать?
- О занятиях Эммы! – под натиском Джека Барбосса немного успокоился и отпустил несчастного аббата – Неужели она не говорила, что делает в свободное от выступлений время?
- Разве госпожа Рушье не проводила это время с дочерью? – искренне недоумевая, спросил де Керльон.
Гектор счёл такое высказывание наглостью и ложью. Руки его затряслись от желания врезать этой французской свинье, и если бы в кабинете не присутствовал Воробей, он бы это сделал. Джек решил, что пора ему вступить в диалог.
- Мой дорогой коллега сделал несколько удивительных открытий об образе жизни его покойной зазнобы. – принялся объяснять он, активно жестикулируя – О том, что мадам Эмма всегда мечтала стать актрисой, не знал никто, кроме него, и вот теперь оказалось, что так оно и стало. Мадам Эмма служила в английском театре, под псевдонимом Наталин д’Ормерьяк, и была настоящей знаменитостью, вы это знали?
- А разве этого кто-то не знал? – ещё больше удивился священник.
- Как видите.
Гектор не знал, чего ему хотелось больше, смеяться или плакать. Это существо с лоснящимися от жира щеками и с крестом на пузе, похоже, издевался над ним. Вероятно, он не стал раскрывать все карты потому что предвидел его реакцию, но не исключено, что сам имел виды на сокровища.
- Быть может, вам господин д’Амбуасье не знаком? – прохладным тоном спросил Барбосса.
- Нет, не знаком, уверяю вас!
- И про сокровища вы ничего не знаете?
- Какие сокровища?
- Бенедиктинских монахов, в Америку перевезённых при восшествии на престол Анри Бурбона.
Аббат вытаращил глаза и открыл рот, чтобы что-то сказать, но не мог подобрать слов. Эти два пирата, особенно опекун дочери мадам Рушье, изрядно его напугали. Ответов на их вопросы у него не было.
- Месье, поймите меня правильно, - начал оправдываться он – я понятия не имею ни о каких сокровищах. Госпожа Рушье ничего подобного мне не рассказывала. Умоляю, поверьте мне!
Гектор испепелял священника взглядом. Мысленно де Керльон уже прочёл заупокойную молитву, то и дело, поглядывая на пиратское оружие. Он непременно обмочился бы, если бы перед выходом из дома не справил нужду.
- Господин аббат, лично я вам верю, - дипломатично заговорил Джек – но мой коллега – нет. В ваших интересах подобрать более веские доказательства того, что вы ни о чём не знаете, одних слов здесь будет мало, смекаете? Я, конечно, постараюсь удержать его от применения насилия, но всё остальное зависит только от вас.
Бросив испуганный взгляд то на одного, то на другого капитана, де Керльон лихорадочно соображал, что делать. Может, этот странный человек с золотыми зубами, что постоянно улыбается, выслушает его? По крайней мере, выглядит он не столь устрашающе, как тот второй.
- Я всё расскажу, месье, только прошу вас, не делайте мне больно. – промолвил он с мольбой в голосе.
- Вот видите, святой отец, вы можете быть разумным, стоит только захотеть. – доброжелательно ответил Воробей.
Получив относительную свободу, де Керльон уселся в кресло и налил себе воды. Немного успокоившись, он был готов к разговору. Оба капитана без слов дали ему понять, что внимательно его слушают.
- Прежде всего, дети мои, прошу меня простить, если чего-то не сказал сразу. – произнёс он – Я и подумать не мог, что вы не знали о занятии мадам Рушье и её сценическом псевдониме.
- Ваша неосмотрительность едва не вышла вам боком, господин аббат, хотя я и предупреждал о последствиях. – процедил Барбосса.
- Если тебе не интересно – встань и выйди. – одёрнул его Джек – Продолжайте, святой отец. – обратился он к аббату.
- Признаюсь, я сам был поражён тем, что Наталин д’Ормерьяк вовсе не Наталин д’Ормерьяк. Она пришла ко мне приблизительно за месяц до смерти, и попросила стать её душеприказчиком, а также разыскать месье Барбоссу и поручить ему от её имени опеку над мадмуазель Сюзанной.
- А что вообще она о себе рассказывала?
- Месье, это тайна исповеди. Если я посвящу вас в подробности – я нарушу клятву, данную мадам Рушье перед лицом Господа.
- Боюсь, господин аббат, сейчас это не имеет никакого значения.
- Увы, я не могу открыться, ибо в таком случае запятнаю свою душу. Нет, месье, по правилам тайна исповеди нерушима и неприкосновенна.
- Вы сейчас не в том положении, чтобы ссылаться на правила.- ледяным голосом вставил Барбосса.
- Ой, Гектор, тебе вечно что-то не нравится! – взвизгнул Джек – Только у меня беседа наладилась, как тебе понадобилось осклабиться.
- Замолчи по-хорошему, не то я тебе это устрою. – услышал он в ответ.
- Тише, господа, тише! – предпринял попытку утихомирить капитанов аббат.
Оба пирата немного присмирели, но с удовольствием закатили бы драку. Воробей принял невозмутимый вид, словно ничего не произошло и снова обратился к де Керльону.
- Святой отец, подумайте хорошенько. – промурлыкал он – Рассказав нам о содержании исповеди госпожи Эммы вы не запятнаете свою душу. Вы поможете уберечь от беды малышку Сюзанну. Разве не с этой целью вас посещала мадам Рушье? Разве вы не сочувствуете бедняжке, оставшейся совсем одной и на попечении вот этого индивида? Мадмуазель Сюзанна отчаянно нуждается в помощи, и разве вы откажите ей? Вспомните о христианском милосердии, ведь уж кто – кто, а вы, в смысле, люди вашей профессии, должны распространять его в первую очередь.
Аргументы, приведённые Джеком, оказались достаточно сильными. Аббат задумался. Ему не хотелось нарушать тайну исповеди, но желание помочь сироте разгоралось в его сердце неистовым пламенем, особенно после убедительных речей Воробья. Тщательно обдумав все дальнейшие слова и действия, де Керльон всё же решил сделать так, как его просят пираты. Вернее, один из них.
- Мадам Рушье приходила ко мне на исповедь. – начал рассказывать он – Сперва она открыла мне своё настоящее имя. Потом рассказала о том, что у неё есть дочь, о существовании которой никто не знает. Когда я спросил, что побудило её вступить в брак тайно, мадам ответила, что никогда не выходила замуж, а с отцом её ребёнка состояла во внебрачной интимной связи, хотя и непродолжительной. Мадам показала мне свидетельство о крещении её дочери и просила меня не выдавать её властям за то, что она была любовницей известного пирата. А чуть позже она явилась с другой целью. – де Керльон грустно вздохнул – Мадам Рушье сказала, что чувствует, что скоро предстанет перед Господом. Она слёзно просила меня разыскать отца мадмуазель Сюзанны и передать девочку под его защиту. Также она просила передать ему… то есть, вам, месье Барбосса, сундук с личными вещами, а так же заклеенный лист бумаги, вероятно, какое-то письмо. Вы только не подумайте, что я ознакамливался с его содержимым, нет. Я и сейчас не знаю, что это было. – священник перевёл дух прежде, чем закончить – А через несколько дней мадам Рушье обнаружили в собственном особняке. Её тело болталось в петле на люстре… Печальное зрелище… Бедная Сюзанна сперва не поверила мне, когда я сообщил ей эту прискорбную новость, а затем кричала от горя, захлёбывалась слезами, когда увидела тело матери в саване.
Гектор представил себе описываемую аббатом картину, и невольно ощутил то же самое, что и Сюзанна, когда застала мать мёртвой. Конечно, бурную реакцию девчонки оправдать мог кто угодно, но вот сам капитан… Ему не хотелось в это верить, но чувство понимания прочно поселилось в его душе, и внутренняя злость бесилась от того, что уступает место чему-то другому, неизведанному... Продолжать разговор с де Керльоном стало невыносимо.
Джек бросил взгляд на соперника по «Жемчужине». По его реакции он догадался, что пора сворачивать столь щекотливую тему.
- И ни слова про сокровища? – наигранно весело спросил он.
- О сокровищах, месье, я узнал полчаса назад от вас! – ответил аббат – А что, по-вашему мадам Рушье могла повеситься из-за сокровищ?
- Всё, уходим отсюда. – неожиданно агрессивно выпалил Барбосса – Слышал меня, Воробей?
Джек молча покивал головой, скривившись и прищурив глаза. Спорить с этим упрямцем – дело рискованное, особенно когда он в плохом настроении.
- Если вы не против, господа, я тоже уйду. – промолвил де Керльон – Я опаздываю на мессу, и мне не хотелось бы огорчать прихожан.
- Мы не против, ибо ваша святая рожа нам опостылела! – рявкнул Гектор, схватив Воробья за руку, и уволакивая его за собой.
- До свидания, святой отец и спасибо за милую беседу! – успел выкрикнуть Джек, перед тем, как скрыться за дверью, и оставить аббата один на один со своими ощущениями от произошедшего.
Гектор тащил за собой Джека, не обращая внимания на его визги и неуклюжие попытки высвободиться. Морской волк был мрачнее тучи. Поход к святоше ничего полезного не дал, пират только расстроился. А всё из-за Эммы! Ну почему, почему она не сказала о Сюзанне?! Как будто мало было горя, пережитого им в детстве, так ещё пусть девчонка испытает то же самое?
- Да ты слышишь меня, или нет?! – сорвался на крик Воробей.
- Нет, не слышу, и слушать не собираюсь!
- Ты со мной сейчас обращаешься, как с малолетним ребёнком, мне это не нравится! Ты ущемляешь мои права! Отпусти меня сейчас же!
- Закрой рот! – Барбосса был готов разорвать Воробья на мелкие кусочки. Жаль, что они не на «Жемчужине», не то он запихнул бы наглого птаха в дуло пушки и выстрелил – Мне и без твоих истерик лихо!
- Ещё скажи, что это я надоумил тебя потащиться к аббату для выяснения отношений! – парировал Джек – А сейчас отпусти меня, иначе я тебя укушу!
Гектор грозно посмотрел на соперника по «Жемчужине». Тот старался выглядеть гневно и важно, но на деле получалось смешно и нелепо. Суровый капитан резко толкнул птаху в грудь, и тот завалился прямо в грязную лужу. Тихо выругавшись сквозь зубы, Воробей поднялся, кое-как отряхнулся и засеменил за удаляющимся заклятым другом. Вот и как с ним можно иметь какие-то дела?
Деньги, добытые у незадачливых грабителей, заканчивались, и теперь обоим капитанам нужно было подумать над тем, где их добыть ещё. Можно было наведаться к евреям в разменную лавку с перстнем, а можно было точно так же напасть на кого-нибудь. Джек решил действовать на свой лад. Он незаметно смешался с толпой, и прежде, чем Барбосса хватился его, птах вернулся с добычей – кошельком, набитым золотом.
- Теперь ты мне обязан! – заявил Воробей.
- Головной болью я тебе обязан, с этим не спорю.
- А расплачиваться за жильё в кредит чем будешь? Яблоками?
- Нравится же тебе доставать меня!
- А тебе – меня!
Всю оставшуюся часть пути пираты не обмолвились друг с другом ни словом. Джек предпринял было попытку завернуть в кабак, но Гектор снова завалил его в лужу, резко одёрнув от дверей заведения, предварительно отобрав кошелёк. Воробью стало ясно, что сегодня Сюзанной придётся заниматься ему самому, ибо яблокоед уйдёт в себя и вернётся ближе к ночи.
Прямо с порога пансионата к капитанам пристал господин Жюйяр. Он явно был чем-то встревожен, может быть, даже рассержен, однако старался не давать чувствам развернуться в полную силу.
- Господа, прошу меня простить, но вы мочь разорить меня! – обратился он к капитанам – Вас начать бояться постояльцы, двое уже сбежать! – он повернулся к Барбоссе – Вы, месье, постоянно ругаться с Сюзанна, никто не мочь больше это терпеть, но даже подойти к вам есть страх! Я думать опекун Сюзанны есть воспитывать её, но не ссориться с ней каждый день.
Гектор бросил на хозяина гостиницы такой свирепый взгляд, что у того мгновенно пропало желание и дальше предъявлять претензии. Капитан лишь закатил глаза и отправился к себе. Джек решил продолжить разговор.
- Вы уж простите его, он сегодня не в духе. – безмятежно заявил он – День с утра не задался. Чтобы поссориться с ним, не нужно прилагать титанических усилий. Это как бросить горящую лучину в кучу вскрытых бочек пороха.
- Я понимать… - тихо промолвил Гийом – Я также хотеть обсудить вопрос об оплата проживания. Вы сказать…
- Заплатим, скоро заплатим, заплатим за всё, смекаешь?
Этот тип улыбается так мило, что, право, ему трудно отказать.
- Хорошо, месье, я подождать ещё недолго. – сказал хозяин гостиницы.
- Я знал, что вы – человек толковый. – прочирикал Воробей – Кстати, а где мадмуазель Сюзанна?
- Мадмуазель здесь, она никуда не уходила. – господин Жюйяр притих, и затем, подумав, прибавил – У девочки есть та же проблема, что и вы. С оплата проживание. Я сегодня заходить к ней, она заверить меня, что скоро заплатить. Не могли бы вы убедить её сделать это как можно скорее?
- О, за этим вопрос не станет!
- Надеюсь на это, месье.
В голове хитрой птахи созревал новый коварный план. Если папаша временно забыл о дочурке, то почему бы не воспользоваться данным обстоятельством? Убедившись, что заклятый друг не следит за ним, Джек неслышно прокрался к двери в комнату Сюзанны. На негромкий стук никто не ответил. В мастерской тоже никого не было. Девушку Воробей нашёл на чердаке, кормящей голубей.
- Так быстро? – спросила она, едва завидев Джека – Месье Скандал тоже вернулся?
- О, Сюзи, с прискорбием сообщаю тебе, что ты бесконечно права. – пропел Воробей – Признаться, я удивлён, что вижу тебя в пансионате. Я думал, что ты сейчас находишься на рынке.
- Чтобы находиться на рынке, нужно что-то иметь с собой. – ответила рыжая – У меня бусы и браслеты все купили, а новых нужно наделать великое множество.
- Зачем множество? У тебя появились постоянные покупатели, берущие товар с запасом?
Сюзанна глянула на него, широко распахнув глаза от изумления.
- Ты что, ничего не слышал? – выдохнула она.
- А что я должен был слышать? – растерянно спросил Джек, глупо улыбнувшись.
- Так ведь в субботу на гранд - площади торговая гильдия из метрополии организовывает большую ярмарку! - радостно пропела девушка – Будет уйма народу, и, конечно, я должна продать кучу всего, чтобы у меня были деньги! Как можно явиться на ярмарку без денег? Даже леденца не будет. А вечером – танцы! – Сюзанна светилась от радости - Разве это не здорово?
- А сегодня какой день?
- Сегодня уже среда!
- И тебе, разумеется, хочется попасть на танцульки?
- Ещё как хочется! Все будут там, и я должна быть. – рыжая распрямила плечи и вытянулась, прибавляя своему виду важности – В конце концов, я имею право на то, чтобы показать, какая я красотка и как здорово я танцую, так?
- Да, котёнок, тут я с тобой полностью согласен. – ответил ей Джек, одобрительно улыбаясь.
«Интересно, в кого же ты такая самоуверенная уродилась? Впрочем, не надо догадываться, я уже знаю».
Лицо Сюзанны обрело довольное выражение. Девушка получила неподдельное удовольствие от того, что заслужила чьё-то одобрение. Вот он, подходящий момент, чтобы попытаться перетащить её на свою сторону. Сохранить сие дельце в тайне от кое-кого будет нетрудно. Воробей подкрался к ней сзади, выждал, пока она закончит кормить птиц, и слегка приобнял её за плечи.
- Скажи, Сюзи, ты любишь приключения? – спросил пират ненавязчиво.
- Можно подумать, их кто-то не любит. – ответила рыжая.
- Ну, люди всякие встречаются. Вот ты что думаешь насчёт приключений?
- Вопрос трудный. Если задница просит приключений, это ещё можно понять. Гораздо хуже, если приключения приводят к заднице.
А у девчонки всё в порядке с юмором. Воробей не мог не посмеяться над её шуткой. Как не мог и не заметить, как громко она смеётся сама. Каких же ещё доказательств требует лучший друг всех обезьян?
- Зачем ты спрашиваешь? – выстрелила вопросом Сюзанна, внезапно прекратив заливаться громоподобным смехом.
- Просто я подумал, - продолжил Джек, отведя девушку в сторону – что юная особа с таким внушительным запасом жизненных сил, не должна тратить всё своё драгоценное время за прилавком рынка.
- У тебя есть предложения?
- Как сказать… В большинстве своём девушки страшно скучают, когда в их жизни долго ничего не происходит. – промурлыкал хитрый птах – А вот если бы, скажем, они узнали, что могут помочь кому-то в одном секретном деле…
Джек не успел договорить. Голуби подняли шум и захлопали крыльями, увидав чужака. Сюзанне насилу удалось утихомирить птиц. Барбосса брезгливо оглядел помещение и обратился к Джеку.
- Вот ты где околачиваешься, когда я тебя по всему пансионату ищу! – капитан поглядел в сторону Сюзанны – Как дела, эмоспирированная?
Девушка хихикнула, однако отвесила реверанс в ответ. Воробей немного расстроился, однако ему пришлось проследовать за Гектором. Да уж, нельзя ничего планировать, пока он находится поблизости.
- Слушай внимательно. – строго сказал Гектор – Нам дело с сокровищем нужно уладить как можно скорее.
- Да, сокровище – важнее всего. – театрально согласился Джек, распираемый желанием глянуть на реакцию заклятого друга.
- Я тут заметил одну вещь. – продолжил Барбосса – Если помнишь, дю Гресси рассказывал, что Эмма постоянно куда-то отлучалась из театра? Так вот, зная про Сюзанну, о сокровище он не знал. Губернатор же наоборот, отправил Эмму на миссию по поиску сокровища, не зная о существовании Сюзанны. Если верить им на слово (а я к этому не склонен), то получается, что между ними не было сговора. Почему же тогда проклятый аббат не в курсе?
- Спросил бы его самого… Погоди-ка. – выдохнул Воробей, неожиданно сообразив – Уж не собираешься ли ты рассказывать дю Гресси про клад?
- Когда треснусь головой о стену, непременно расскажу. Меня другое интересует. Может, имел место сговор между Эммой и дю Гресси? Надо как-то выяснить, не задавая театралу наводящих вопросов.
- Но ты же сам только что сказал, что дю Гресси ничего о поисках Эммой сокровища не знал!
- Но ведь догадываться, что его любимая актриса не просто так постоянно куда-то отлучается, он вполне мог.
Джек замолчал. Он уставился на Гектора, что-то записывающего и вглядывающегося в карту. Всё понятно, этот таинственный клад занял его сознание чуть больше, чем полностью. Или не полностью?
Воробей заглянул Барбоссе через плечо. Тот отвернулся от назойливого птаха, и прикрыл от него свои записи. Джек не отставал, и всё равно стремился разузнать, что делает его собрат по оружию.
- Да что ж тебе, наконец, нужно?! – выпал Барбосса, когда его терпение лопнуло – Если есть, что сказать, то говори, не виси над душой! Если не помогаешь, то будь добр хотя бы не мешать!
- Позволь полюбопытствовать, что ещё тебя волнует, помимо возможной роли нашего друга дю Гресси в истории с сокровищем? – осведомился Джек.
- Есть одна вещь. – спокойно ответил Гектор – Как там сейчас поживает мой малыш Джек? Чем этот пропойца кормит его? Небось, отрубями травит.
- О, твоя забота о противном грязном примате, безусловно, трогает, - пропел эксцентричный пират, сделав вид, будто не замечает злобного взгляда, коим его одарил его коллега – но есть ещё одна живая душа, остро нуждающаяся в твоём участии. Как-никак, а всё же вы родственники.
Нечто подобное Барбосса и ожидал услышать. Этот раздолбай теперь постоянно будет напоминать ему о девице. Морской волк закатил глаза и развернулся к Воробью.
- Ты с ней прекрасно ладишь, Джек. – сказал он наигранно доброжелательно – Я не стану возражать, если с Сюзанной будешь возиться ты. Мне же нужно разузнать, что представляет собой троеклятое сокровище, и почему Эмма поплатилась жизнью за его поиски.
- А девочка, между прочим, хочет попасть на праздник в эту субботу. – промолвил Джек с надеждой в голосе.
- И ты хочешь, чтобы я составил ей компанию?
- Ты хотя бы поинтересуйся, что она намерена предпринять, чтобы не выглядеть неудачницей на фоне подружек.
- Что, мне всё бросить, и пойти к ней с допросом?
- Скорее, с дружеской беседой. Яблоком её угости – в этом вы друг друга понимаете. Про обезьяна своего гадкого расскажи, это её заинтересует. – Джек безмятежно улыбался – Ты ведь хочешь, чтобы она оказала тебе содействие в поисках сокровищ (или она примкнёт ко мне)? Да и потом, Эмме бы понравилось, что ты уделяешь внимание её единственной дочери, смекаешь?
Чёрт бы побрал этого фигляра! То ли поблагодарить его за совет хочется, то ли убить. Неожиданное предложение Воробья сбило Гектора с толку. Не хватало ещё, чтобы он упрашивал его сделать что-то, напоминая об Эмме. И вообще, его отношения с Эммой и Сюзанной не Джекова ума дело!
- Зачем ты спекулируешь именем Эммы, бессовестный? – выдохнул Барбосса, сжимая пальцы в кулаки от бессильного гнева.
- Я спекулирую? – изумился Воробей – Эмма что, была моей женщиной?
- Вот за что ещё тебя не любят, помимо всех твоих «замечательных» качеств, так это за то, что ты за языком своим не следишь. – обиженно хохотнув, процедил Гектор – Если я навещу девчонку, ты отстанешь от меня и не будешь отвлекать от важного дела?
- Условие не совсем корректное, ведь мы в одной связке! – выпалил Джек – Но я постараюсь сделать всё возможное, чтобы Ваше Превосходительство не кипятилось.
- Уж постарайся, хотя это и будет нелегко.
- Ну а если что-то пойдёт не так, ты знаешь, кого звать, приятель. Я буду рядом. – Воробей состроил довольную мину и щёлкнул пальцами – Да, не приставай к её медальону. Она даже мне запрещает его трогать. – добавил он, выглядывая из-за двери.
Гектору не сильно хотелось идти к девчонке. Не факт, что этот прохвост сдержит слово. И Эмма… В самом деле, какова была бы её реакция, если бы она увидела свою дочь и её потенциального отца если не друзьями, то хотя бы приятелями? Не исключено, что положительно. Пирата посетило ощущение, будто дух Эммы сейчас находится около него и смотрит ему в лицо. Но, тем не менее, ничего не может отменить факта, что эта женщина бросила его самым предательским образом! Ладно, я сделаю это, подумал бравый капитан, но ради себя и своего спокойствия. И чтобы тебе не было обидно, милая.
Гектор спустился вниз и направился в сторону кухни, не обратив внимания на Воробья, заигрывающего с хорошенькой молоденькой постоялицей. Там он беззастенчиво вытащил из корзины несколько яблок (видишь, на что я иду, милый Джек, чтобы ты отвязался от меня?) и поднялся к Сюзанне. Девушки в её комнате не оказалось. Но дверь в мастерскую была приоткрыта.
Сюзанна сидела за столом и что-то раскрашивала. Пират присмотрелся к ней внимательнее. Нет, так не бывает! Болотная ведьма не знала о существовании Эммы и не могла вернуть её с того света вместе с ним! Перед глазами Гектора внезапно возникла сцена, когда белокурый ангел расписывал кувшин…
Но на этот раз это была не Эмма, а её дочь. Барбосса прислушался – девушка что-то напевала. Может быть, одну из тех песен, которыми его развлекала её мать, когда ухаживала за ним?

- My life will never be the same,
My heart is burning without shame,
I feel the sun in me,
When you return, you'll see a change.

My heart is whispering your name,
My love is coming once again,
And I shall always be,
All you believe, all you can dream.
I'm not the same…

Some people search all their lives.
I feel that my turn has come to reach high into the sky,
And finally a star shines on me,
Finally I can touch eternity!

My life will never be the same,
Your love surrounds me once again,
And this will rise and blow,
And show me all I need to know.

My heart is whispering your name,
My love is calling you again,
I wish you knew how true
My feelings are, only for you.

Our lives will never be the same!
My love's an ever-lasting flame,
Burning eternally for you alone
When you're with me, in love again.

Слушая Сюзанну, морской волк приблизился к ней. Окончив петь, девушка оглянулась и заметила гостя.
- Хорошая песня. – вкрадчиво заметил капитан – Её тебе мама пела, да?
- Да. – ответила та – Мама сочинила её сама и пела только мне. Кроме меня её никто не знает.
- Вот как?
- Да. – рыжая глубоко вздохнула – Мама говорила, что хочет спеть эту песню ещё одному человеку, но никогда не называла его имени.
- Ясно… - Гектор не знал, о чём ещё поговорить с девочкой. Неожиданно он вспомнил, что держит в руках яблоки. – Яблочка хочешь?
- Хочу, если оно не отравлено.
Капитан протянул девочке плод и уселся рядом с ней. По столу были разбросаны какие-то детали, нитки, иглы, повсюду были расставлены баночки с красками. Сюзанна что-то мастерила и раскрашивала. Действительно, дочь своей матери.
- У тебя правда есть обезьяна? – тихо спросила она.
- Да, есть. Очень умный и ловкий малыш. Мой главный помощник, который, порой, справляется лучше, чем вся команда. Без него мне пришлось бы туго.
- Как его зовут?
- Джек.
- Джек? – девушка засмеялась – Совсем как твоего друга!
- Да, я назвал его в честь Воробья.
Рыжая негромко посмеялась. В этот момент она стала ещё больше похожей на Эмму. Гектор этого не мог не заметить.
- Ты становишься настоящей красавицей, когда улыбаешься. – сказал он полушёпотом и поймал себя на мысли, что улыбается девочке в ответ – А если убрать волосы с лица, совсем загляденье. – прибавил он, смахивая с её личика волнистую прядь – Ну вот, совсем другим человеком становишься, когда не корчишь злобные гримасы.
- Знаешь, а ты тоже. – весело добавила Сюзанна.
Кого-то ещё девчонка напоминала Барбоссе. Кого-то, кого он хорошо знал. Слишком знакомый довольный взгляд. А этот медальон, болтающийся у неё на шее… Интересно, она сама его смастерила?
- Что ты делаешь? – поинтересовался он, стараясь выглядеть более – менее дружелюбно.
- Я хочу попасть на праздник в субботу, а для этого нужны деньги. – ответила Сюзанна – Мне нужно продать как можно больше бус, чтобы собрать нужную сумму.
- И задорого продаёшь свои поделки?
- Нет. Кто даст больше двух су за такое уродство?
- Почему же уродство?
- Сам погляди: разве эти деревяшки сравнятся с настоящими алмазами, изумрудами, гранатами и всякими им подобными? – Сюзанна сгребла в кучу готовые бусы, подвески и браслеты – Богачам эта дребедень ни к чему.
Девочка принялась шлифовать деревянный кругляш тоненькой пилочкой. Удивительно, как ловко у неё получалось превратить обычную невзрачную деталь в настоящее произведение искусства. Закончив со шлифовкой, Сюзанна взяла тонкую кисть и раскрасила готовую бусину в тёмно – красный цвет. Затем она зажала её между двумя лучинками и щедро покрыла её каким-то маслом. После этого она отложила деталь в сторону.
- Пусть высохнет. – объяснила девушка.
- А кто тебя учил? – осторожно поинтересовался Гектор.
- Никто. – ответила Сюзанна – Само всегда получалось. Может, кто-то из моих далёких предков был художником?
«Был, конечно. И не такой далёкий, как ты думаешь».
Рыжая принялась нанизывать детали на ленту. Она чередовала большие чёрные и маленькие красные. Получался довольно симпатичный браслет. Не может быть, чтобы такие красивые штучки никому не нравились!
- Ты думаешь, что у тебя получится всё продать к субботе?
- Если не всё, то большую часть. – девушка грустно вздохнула – У Бьянки, вон, новые ленты и гребешок, Элен серьги подарили. А у меня есть только это. Не надевать же мне то, что делаю на продажу.
- Почему?
- Так ведь засмеют. Я хочу выглядеть на празднике красиво, разве это противоестественно? У меня даже духов нет – мама не разрешала ими пользоваться, а купить сама не могу, очень дорого. Придётся просить у Бьянки душистого масла. Не то же самое, что парижский парфюм, но всё же лучше, чем вообще ничего.
Где-то сзади скрипнула половица. Капитан и маленькая художница обернулись. Хитрый Джек попытался было скрыться за дверью, но не успел. Единственное, что ему оставалось делать, это виновато улыбаться.
- Не обращай внимания, Сюзанна, у этого нахала подслушивать вошло в привычку. – недовольно проворчал Барбосса, смерив соперника презрительным взглядом.
- Дверь за собой закрывай, и не буду подслушивать. – невозмутимо ответил тот – И вообще, если не хотите выслушать моё предложение, я могу развернуться и уйти, ничего не сказав.
- Вот и уходи! – бросил ему Гектор.
- Нет, говори! – отрезала Сюзанна.
- Пусть уходит, он никогда ничего путного придумать не может.
- А я хочу послушать!
- Слово дамы – закон. – согласился с девушкой Джек, и прежде, чем его заклятый друг успел вставить хоть слово, продолжил – Чтобы запастись всем необходимым для праздника, крошке Сюзи необязательно торчать на рынке, зазывая прохожих приобрести её побрякушки.
- Что ты хочешь сказать? – с недоверием спросил Гектор.
- Почему бы завтра нам просто не прогуляться по городу с нашим милым рыжим котёнком, и помочь ей приобрести всё, что ей нужно для того, чтобы выглядеть сногсшибательно на танцах, смекаете? – ответил Воробей, не меняя весёлого выражения лица.
- Да! Я согласна, согласна! – взвизгнула Сюзанна, подпрыгнув на месте от восторга.
- Зато я не согласен! – резко возразил Барбосса – Мы сюда не для прогулок по городу приехали, а решать важную проблему! Но разве можно тебя, лентяя разэтакого, заставить заниматься делом?
- Важная проблема – это воспитание меня. – парировала Сюзанна, вызвав одобрение у Воробья – Ты же хочешь, чтобы я вела себя хорошо, не так ли? А если я завтра выйду на прогулку, то покладистее воспитанницы у тебя не будет. Кстати, - прибавила она – можешь составить нам компанию.
- Я? – глаза капитана едва не вылезли из орбит – Тебе Джека мало?
- Нет, ей не мало. – ответил за неё Джек – Мы вполне можем отлично провести время вдвоём, ты не будешь мешать нам, а мы – тебе.
- Ещё чего! – Гектор почувствовал, что начинает беситься – Я не оставлю Сюзанну одну в твоей компании! Пойду с вами.
- Я… я пошутила. – растерянно промолвила Сюзанна.
- Поздно, детка, ты должна была хорошенько подумать, прежде чем что-то сказать. – торжествующе объявил её опекун.
- Зачем ты её пугаешь? – едва не плача протянул Джек.
- Чтобы такой, как ты, дурака не навалял.
- У тебя одно в голове!
- Как и у тебя!
- Всё, прекратите спорить! – прикрикнула девушка и топнула ножкой – Мы пойдём втроём, и это больше не обсуждается!
Слова были произнесены так, что оба пирата услышали в них нечто знакомое. По тону и формулировке Воробей предположил, что кое-кто мог говорить устами рыжей сорваницы… Как и Барбосса. Последнего даже потянуло довольно улыбнуться. Ну вот, пошли дела кое-как, подумал Джек, поочерёдно поглядывая то на Сюзанну, то на Гектора.

***
Наступил вечер, и жизнь в колонии постепенно замирала, но только не в негритянской деревне. В одной из хижин молодая белая женщина облачалась в дорожное платье и плащ. Чернокожая старуха стояла рядом с ней, а на пуфике у входа сидела девушка-негритянка, державшая на руках свёрток с младенцем. Закончив одеваться, белая женщина взяла свёрток и счастливо поглядела на дремавшего в нём ребёнка.
- Твоя дочь прекрасна, дитя моё. – хриплым голосом сказала старуха.
- Да, редкая красавица. – подтвердила девушка.
- И всё же я не понимаю, почему ты спешишь вернуться в город, едва родив? – вопрошала старуха – Сомневаюсь, что ты достаточно окрепла за три дня.
- Я бесконечно благодарна тебе за заботу, Вега, но я не могу задерживаться здесь надолго. – ответила Эмма (а это была именно она) – Меня ждут неотложные дела. Да и многие люди захотят меня видеть.
- Хорошо, если ты готова взять на себя ответственность за всё, что может случиться с тобой в ближайшем будущем, то я не вправе тебя задерживать. – вздохнула Вега – Если тебе понадобится помощь лекаря, ты вольна обратиться ко мне в любой момент.
- Не волнуйся, я обо всём подумала. – заверила её молодая блондинка – Я никогда не забуду твоей доброты, и Мадины тоже.
Девушка заулыбалась, опустив глаза от смущения. Вега по-матерински поцеловала Эмму в лоб.
- Если ты готова, дитя моё, иди и обрадуй своего мужа. – нежно промолвила она.
- Мужа?
Последнее слово застигло актрису английского театра врасплох. Когда Эмма обратилась к Веге за помощью в принятии родов, она ничего не сказала об отце ребёнка, да та и не спрашивала. Что ж, теперь придётся выкручиваться.
- Да, он будет счастлив. – уверенно сказала Эмма, ловко скрыв волнение. В самом деле, будет ли счастлив её прекрасный капитан, когда увидит эту малютку, посланную им Богом?
- Девочка чудесна! Как ты хочешь её назвать? – полюбопытствовала Мадина.
- Я хочу, чтобы у моей голубоглазой дочери было такое же красивое имя, как она сама. – сияя от счастья, произнесла Эмма.
- Ей подошло бы имя Сюзанна. – предложила девушка.
- Верно. – согласилась целительница – Пусть это имя принесёт малышке счастье и любовь.
- Обязательно принесёт. – сказала Эмма, кивнув головой – Моя Сюзанна…
Попрощавшись с негритянками, актриса вышла на широкую дорогу и остановила проезжавший мимо экипаж. Заплатив вознице золотом, она попросила его довести её до города, на что тот охотно согласился. Во время пути Эмма неотрывно смотрела на крохотного человечка, завёрнутого в одеяльце. Тоска и тревога наполняли сердце молодой женщины не меньше, чем любовь и нежность. Что же ей теперь делать? Появление ребёнка, тем более, от человека, находящегося в розыске за пиратство, поставило всё её дело под угрозу. Как просто было бы постучаться в двери какого-нибудь монастыря и передать малышку на воспитание монахиням. Но что же останется бедной женщине на память об отце её дочери? Да и как может мать так поступить? Эмма изо всех сил старалась сдерживать слёзы, но в какой-то момент поняла, что силы её на исходе.
«Милая моя, любимая доченька. Едва ты родилась, а уже попала в беду. Если кто-нибудь узнает о том, кто твой папа, мы обе полетим в бездну. Но не бойся, крошка, не бойся. Мамочка сумеет защитить тебя от любых невзгод и опасностей, даже если для этого ей придётся отдать свою жизнь».
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Аватара пользователя
Аша Грейджой
Сообщения: 64
Зарегистрирован: Вт апр 07, 2015 5:53 pm
Реальное имя: Ольга
Откуда: Смола
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 9 раз
Контактная информация:

Re: Сокровище

#12 Сообщение Аша Грейджой » Чт май 07, 2015 7:32 am

Глава 11. Большая прогулка

Сюзанна проснулась в приподнятом настроении. Давно у неё не было таких дней, когда можно пожить в своё удовольствие. Тем более, что ей надарят кучу подарков, а ведь на дворе не Рождество и её День Рожденья не сегодня. Девушка заплела волосы в две пухлые косички и надела яркий красный сарафан поверх белой сорочки. Она показалась себе красивой и счастливой, и никакая неприятность (ну или с редким исключением) не сможет испортить ей настроение. Правда, первым делом она утихомирила великих спорщиков, которые опять устроили грызню на ровном месте. Но уже через час рыжая едва ли не летала от счастья, бодро вышагивая по улицам Нового Орлеана, и медальон также весело подпрыгивал у неё на шее, позвякивая цепочкой.
Жизнь в городе кипела, как бульон в котелке. В цехах не прекращалась работа, и из окон каждого из них доносились разнообразные запахи: из кузнечного – раскалённого железа и угля, из ткацкого – щелочи и краски, из пекарни – свежего, горячего хлеба. Вот если бы ещё лошади не мочились а собаки не гадили прямо на дороге и из дубилен не выворачивали отработанный жир на улицу, было бы идеально. Чернокожие невольники таскали туда – сюда мешки с грузом и катили перед собой тачки, либо погоняли осликов с корзинами, висящими у животных по бокам, мелкие торговцы зазывали прохожих приобрести у них то одно, то другое, бульварные девки подманивали к себе потенциальных клиентов, и Гектор одёргивал Джека всякий раз, когда на пути возникала одна из таких дам. Витрины лавок портных пестрили манекенами с образцами платьев, пошитых по последней европейской моде. Наверняка за такими охотятся все модистки Парижа. То и дело Сюзанна останавливалась около витрин, чтобы повоображать себя в одном из представленных нарядов. Кое-где играли бродячие музыканты и мимо проносились фиакры, запряжённые четвёрками лошадей элитных пород.
- Ну как вам город? – поинтересовалась Сюзанна.
- Мне нравится. – бодро ответил Джек – Частичка Франции в Америке.
- Ещё бы, колония-то французская! – ответила ему рыжая.
Пройдя буквально квартал, Сюзанна с вдохновением принялась рассказывать своим опекунам о здании, открывшемся их взору.
- Это здание театра, где служила мама! – восторженно выдохнула она – Вы, наверное, слышали о нём?
- Конечно, золотце, кто же не знает о знаменитом английском театре? – пропел ей в ответ Воробей.
- Жаль, нас внутрь не пустят. Если только как зрителей.
- Да, жаль. (там мы уже побывали, но тебе об этом пока рано знать)
- А вон там – Сюзанна махнула рукой вправо, когда они спустились немного ниже – церковь Святой Елены. А если мы завернём вооон туда, то придём прямо к церкви Святого Людовика. – девушка помрачнела – Между прочим, маму похоронили на том кладбище. – она кивнула головой в сторону Барбоссы – Вон он знает.
Воробей удивлённо поглядел на собрата по оружию.
- Что ж ты, стервец, молчал всё это время? – брезгливо спросил он.
- Чтобы ты вопросов потом меньше задавал. – мрачно отозвался тот.
- Вот только не начинайте выяснять отношения здесь и сейчас, не то я сейчас заведу вас в лес, свяжу и брошу в болото, и вами крокодилы пообедают! – решительно заявила Сюзанна.
Оба капитана немного опешили от таких слов. Сюзанна же выглядела довольно решительно. Воистину дочь пирата.
- Ну что ты, котёнок, никто ни с кем не ругается и ругаться не собирается. – широко улыбнувшись, промурлыкал Джек и решил сразу же сменить тему – Так что вчера про ленты говорила?
- Точно, ленты! – девочка снова ободрилась – Я знаю, где продаются самые красивые. Вон там, например. – она махнула рукой в сторону череды лавок, расположившихся по обеим сторонам улицы, и теснившихся друг с другом - Дороговато, правда, но оно того стоит. И чепец мой старый и страшный, пустить на заплаты давным – давно пора. И шпильки бы новые прикупить, а то те, что мама дарила, сломались окончательно. И не первые попавшиеся, а хорошие, которые задёшево продавать не будут. И ещё подвесочку какую-нибудь милую, и серьги к ней.
- У тебя деньги на всё – про всё хоть есть? – поинтересовался Гектор.
- Конечно, есть! – ответила рыжая – Правда, большую часть из них я откладывала на плату Гийому и Иветт, но ничего страшного, я продам кукол, и тогда закрою все долги.
- Кукол? – изумился старый морской волк – Ты это серьёзно?
- Ну да, а что тут такого?
- Это же память о матери!
- Я в куклы уже много лет не играю, а на память о маме у меня множество других вещиц есть. Подумаешь, куклы какие-то.
Сюзанна развернулась, и собралась было пойти дальше, но Барбосса схватил её за плечо и развернул к себе. Джек уже подумал было, что он хочет её ударить, и приготовился оттащить её. Однако этого не понадобилось. На сей раз Гектор ограничился одним лишь выговором.
- Что б вы знали, мадмуазель, мне на память о моей матери не осталось ничего! – рявкнул он своим привычным тоном.
- Но ведь она мне не только кукол дарила…
- Неважно, главное, что дарила. Было бы ей приятно узнать, что единственная и любимая дочь так легкомысленно относится к её подаркам?
- А чем мне тогда по долгам расплачиваться?
- Если меньше сегодня потратишь, то больше останется на погашение долга. И вообще, старайся как можно реже влезать в долги, не то последствия не заставят себя долго ждать. – Гектор хитро улыбнулся и обратился к Джеку – Не так ли, мой распрекрасный пернатый друг?
- Ты что-то расчувствовался малость, заболел, что ли? – выдохнул Воробей, перестав грызть ноготь на мизинце.
- Должен же кто-то научить девчонку уму-разуму. Ты для этой роли не годишься, как ни старайся.
- Так что, мне вообще ничего нельзя купить для праздника, что ли? – Сюзанна была готова расплакаться.
Мгновенно сообразив, Джек нашёл выход.
- Послушай, солнышко, есть одна идея. – эксцентричный пират был бесконечно горд тем, что ему в голову пришла столь шикарная мысль – Если злой дядя Гектор не разрешает тебе тратить твои деньги, то я разрешаю тебе тратить мои. Смекаешь?
С этими словами Джек довольно вручил Сюзанне несколько монет, извлечённых из кармана камзола. Гектор смотрел на это действо с идеально круглыми от изумления глазами. Уровень наглости Воробья не мог не поразить его. Нет, это даже не наглость, это нечто похуже.
- И на что, интересно, мы жить будем, а, Воробей? – спросил он с претензией – Как за кредит расплачиваться собираешься?
- Ой, не оставлять же ребёнка без всего, о чём она просит. – отмахнулся тот – Иначе зачем мы её вытаскивали на эту прогулку?
- Да, зачем ты меня сторожить вызвался? – так же дерзко спросила Сюзанна и повернулась к Джеку – Чтобы это был последний раз, когда ты меня ребёнком называешь!
- Зачем тебе покупать дорогие побрякушки? Неужели тебя красивые, но более доступные не устроят?
- Это уж мне решать. Ну так что, я побежала?
Барбосса закатил глаза и посмотрел на Сюзанну так, словно хотел сказать, что сдаётся. Девушка поняла это и довольно заулыбалась. В шутку она обняла своего опекуна, и побежала прямиком в лавку. Джек чувствовал себя победителем, и уже собрался составить ей компанию, как собрат по оружию остановил его.
- Что ты себе позволяешь, грёб твою мать? – завозмущался он – Забыл, кто здесь главный, и чем мы вообще должны сейчас заниматься?
- Ничего я не забыл! – обиженно заявил Джек – Будет у нас время найти пресловутое сокровище, которое тебе дороже Эммы и её детки!
- С чего ты взял? – злобно прорычал Барбосса.
- Как это с чего? Кто с утра до ночи твердит о том, что нужно поскорее вылезать на его поиски, строит теории, одна другой интереснее, конкурентов обнаружил, даже сейчас рвётся его откапывать?
- Я про Эмму и Сюзанну. С чего ты взял, что сокровище мне дороже, чем они?
Уж чего – чего, а такого поворота Джек не мог ожидать. Конечно, он рассчитывал на то, что лёд тронется, и недоумение сменилось какими-то другими эмоциями, на удивление приятными. Однако тон, которым были произнесены эти слова, всё же более устрашал, чем радовал.
- Оу… - выдохнул капитан – Ну… Особой теплотой по отношению к Сюзанне ты, вроде, не отличался… Хотя вчерашняя сцена мне понравилась, ты делаешь успехи! Кстати, ты до сих пор уверен, что Эмма разлюбила тебя?
- Я сам запутался. – Гектор изрядно занервничал – Ведь всё на то и указывает! Она же меня бросила, ведь бросила? А потом, когда припекло, бросилась на поиски, чтобы я присмотрел за её оторвой, и ещё песни лирические сочиняла. Странно всё это.
- Ага. – согласился Джек, а затем прибавил – Но я бы, например, не стал посвящать столь душевные песни нелюбимому человеку, смекаешь?
- О да! Что-то я не припоминаю, чтобы ты своим подружкам стихи писал!
- Вот не надо наговаривать на меня! – Воробей принял обиженный вид – Да будет тебе известно, я своим подружкам…
Тут он замолчал и принялся активно жестикулировать, словно старался что-то сказать, причудливо сгибая пальцы и выворачивая кисти рук. Слова не лезли ему на язык, хотя пират и подбирал их с яростным отчаянием. Гектор лишь веселился, глядя на него. Нет, этот чудак неисправим! Что ж, если он хотел продемонстрировать чудеса пантомимы, то, пожалуй, это ему удалось на славу.
- Ничего не писал. – раздражённо выпалил Джек, когда понял, что все его попытки оправдаться не дали результатов.
- И учитывая это, я не советовал бы тебе говорить за Эмму. – подытожил Барбосса, посмеиваясь над союзником.
-А я и ничего не говорю, я просто имею в виду… - Воробей заметил, как Сюзанна выходит из одной лавки и сразу же скрывается в другой – Что теперь твоя очередь сделать Сюзи приятное.
- Ох, и любишь же ты перескакивать с темы на тему, Джек. – иронично выдохнул Гектор.
- Ничуть! – парировал тот – Ты вчера был на высоте, а сегодня успех нужно закрепить, смекаешь? Для того, чтобы девчонка оказалась полностью в твоей власти, ты должен немного подыграть ей, сделать что-то, что ей понравится. Мы для того и вышли на прогулку, чтобы дать Сюзи маленькую возможность почувствовать себя нужной и важной.
- Мы вышли? Я просто приглядываю за вами, двумя несчастными случаями.
- Ой, Гектор, ты просто недооцениваешь себя! Вчера у тебя прекрасно получилось тепло поговорить с девочкой. Так что следующий ход твой.
Как раз по окончании их разговора, Сюзанна вышла из очередной лавки. Выглядела она довольной и счастливой. Девушка приблизилась к своим опекунам, слегка пританцовывая и подпрыгивая.
- Ну, красотка, как всё прошло? – живо поинтересовался у неё Джек.
- Ой, замечательно! – пропела та – Я купила всё, что хотела, и даже больше, и всё благодаря тебе, Джек! – рыжая обняла его и сжала в объятьях так сильно, что Воробей почувствовал себя в тисках. Он с мольбой взглянул на Гектора. Тот снисходительно покивал головой, прощая товарища.
- Я буду самая красивая, правда? – полюбопытствовала Сюзанна, хитро улыбаясь.
- Эта истина доказыванию не подлежит. – заявил Джек.
Глядя на эту веселящуюся девчушку, Барбосса невольно вспомнил, как когда-то сказал Эмме, что хочет от неё детей. То была последняя ночь, которую они провели вместе… Есть поверье, что слова, сказанные в нужное время в нужном месте при нужных обстоятельствах, обязательно воплотятся в жизнь. В том, что Сюзанна – дочь Эммы, Гектор уже не сомневался. Но насчёт отцовства его сознание разламывалось от догадок. Если он и есть отец Сюзанны, то почему её мать не предприняла никаких попыток уведомить его? Запрет на связь с пиратами можно было с лёгкостью обойти; смогла же Эмма скрыть беременность и факт существования дочери от губернатора Салюса. Значит, у неё была на то причина. И самая разумная… Нет, об этом лучше не думать. А доказательства, которых пират требовал с завидным упорством, всё сыпались и сыпались. Нет, не может быть так много совпадений!
Пока компания продолжала прогулку, Сюзанна то и дело показывала свои покупки. Ленты, кружева, гребень, серьги, подвеска – каждую из этих вещей рыжая демонстрировала с нескрываемой гордостью, величественно вытаскивая из корзинки. И при этом ей не пришлось никого убивать или грабить. Хотя по поводу последнего пункта Гектор мог поспорить, ведь платить за проживание рано или поздно придётся (хотя можно и просто сбежать, но это в самом пиковом случае). Но девочка так довольна. От одной мысли об этом капитану захотелось улыбаться.
Проходя мимо лоточника, изготавливавшего леденцы, Сюзанна остановилась и учащённо задышала. Она пристально смотрела, как продавец протягивает детям вкуснейшие конфеты на палочке.
- Обычно, когда мама приезжала на Рождество, она всегда привозила мне паточный леденец, иногда два. – произнесла она с нежностью – Я всегда любила Рождество, ведь тогда я могла насладиться леденцом. – девушка резко помрачнела – Но теперь это в прошлом, я должна свыкнуться с этой мыслью.
Гектор сочувствующе посмотрел на девочку. Он вспомнил одного мальчика, который точно так же обливался слюной, проходя мимо лотка с конфетами, но всё, что оставалось делать пареньку – это смотреть на счастливые лица других детей, получивших заветное лакомство, и облизываться. Паточные леденцы стоили недёшево, а мальчик часто ложился спать голодным, так как денег не хватало даже на обыкновенный хлеб, так что о конфетах можно было и не мечтать… Даже на Рождество…
Сюзанна опешила от того, что суровый и строгий опекун вложил ей монетку в руку. Она бросила на Барбоссу взгляд, полный удивления. Как, впрочем, и Джек, открывший рот от изумления.
- Ну, что стоишь? – подстегнул девочку капитан – Беги за леденцом, не то тебе ничего не достанется.
Та не стала спорить. Рыжая со всех ног бросила к лотку, не веря своему счастью. Джек, проводив её взглядом, облизал губы и обратился к напарнику.
- Пожалуй, мне тоже стоит взять леденец. – заявил он – Ты будешь?
- Нет.
- Конечно, это ведь не яблоки.
- Джек, ты меня достал.
- Кстати, насчёт леденца. Ты поступил правильно. Видел, как Сюзи обрадовалась? Глядя на неё, мне самому захотелось отведать сию конфетину.
- Оно тебе надо?
- Надо.
Сюзанна вернулась к ним, облизывая леденец и причмокивая от удовольствия.
- Я попросила того дядьку, чтобы побольше патоки добавил. – гордо сообщила она – Чем больше патоки, тем вкуснее. Хотите попробовать?
- После того, как ты его весь обслюнявила? – Гектор наигранно поморщился – Спасибо, не надо.
- Очень хочу. – отозвался Джек и вытащил из кармана очередную монету – Сейчас я вернусь.
Сюзанна проводила его, насмешливо хихикая. Она снова облизала леденец сверху вниз несколько раз.
- Спасибо. – негромко сказала она Гектору – С твоей стороны это было так неожиданно.
- Пользуйся моментом, пока я добрый. – ответил пират.
- Всё равно, мне приятно.
«Ещё бы тебе не было приятно. Кто теперь на Рождество тебе леденец подарит? Как же мало нужно человеку для счастья. Ну, ты хоть знаешь, каковы эти чёртовы леденцы на вкус, оттого ты так любишь. Я вот леденцы не люблю… Но, пожалуй, не буду говорить тебе об этом, иначе ты решишь, будто я завидую тебе… А может я просто рад за тебя?»
Джек вернулся, улыбаясь до ушей и во всю демонстрируя только что приобретённую конфетину. Леденец оказался вдвое больше того, что купила Сюзанна. Последняя широко распахнула глаза от удивления. Через несколько секунд она взорвалась заливистым смехом. Опекун девушки последовал её примеру. Воробей же непонимающе уставился на них обоих.
- В чём дело? – непринуждённо спросил он.
Ни Гектор, ни Сюзанна не могли перестать хохотать, глядя на этот огромный леденец, с которого капала патока. Джек совершенно искренне не понимал, что он сделал, что вызвал такую реакцию.
- Знаешь, этого хватит на четверых. – наконец выдохнула Сюзанна, немного успокоившись.
- Ты с таким удовольствием смакуешь свою конфету, что и мне захотелось. – оправдывался Воробей – Почему тебе можно, а мне нельзя? – спросил он обиженно.
- После сегодняшней сцены, дорогой Джек, не спрашивай, почему никто не спешит воспринимать тебя всерьёз. – Барбосса до сих пор трясся от смеха – Какой суровый капитан пиратов, трепещите, враги!
- Леденец – смертельное оружие! – добавила Сюзанна – Как огреет по голове, череп проломит, и мозги вытекут.
- Ядовитую патоку на кожу капнет и отравит.
- Палочкой в глаз ткнёт.
- Может, вы прекратите издеваться надо мной? – выпалил Джек, теряя терпение.
- Хорошо – хорошо, уж прости нас, засранцев эдаких. – пропела рыжая, улыбаясь от уха до уха – Пойду я к Бьянке, нужно душистого масла у неё попросить. – сообщила она.
- Зачем тебе душистое масло? – поинтересовался Гектор.
- Потому, что духов нет! Я на духи года три копить буду. Но что самое противное, они нужны мне сейчас!
- Дай тебе их сейчас, ты на себя весь флакон выльешь.
- Ну и что с того? А девушке сегодня без парфюма нельзя.
- Умрёшь ты без него, что ли?
- А вдруг?
- Почему я жив без него?
- Потому, что ты не девушка.
- Да ну? Вот открытие какое!
- Да ты ничего не понимаешь!
В воздухе запахло жареным – это Джек понял, когда Гектор резко остановился и сжал кулаки. Сюзанна нахмурилась и демонстративно засунула в рот леденец, изображая великую обиду. Злобно зарычав, Барбосса быстрым шагом удалился прочь, едва не сбив Воробья с ног.
- Полагаю, ты брякнула чего-то лишнего. – произнёс Джек.
- Да сам он виноват, совсем меня не понимает. – ответила Сюзанна.
- Сюзи, раз уж мы остались одни, могу я обсудить с тобой одно дельце? – деликатно спросил птах, приобняв девушку за плечи, и потихоньку уводя её в сторону – Что ты знаешь о сокровищах?
- Каких сокровищах? – недоверчиво спросила девушка.
Джек несколько раз огляделся по сторонам. Не хватало ещё, чтобы кто-то подслушал их разговор. А пока нет главаря, ситуацией воспользоваться не просто можно, а нужно.
- Как бы ты отреагировала, если бы узнала, что где-то в Луизиане, возможно, в окрестностях Нового Орлеана спрятано целое состояние?
Ответ на свой вопрос Воробей получил в виде затянувшегося молчания. Сюзанна долго обдумывала то, что ей только что сказал её приятель.
- И что это значит? – осторожно спросила она.
- Именно то, о чём ты подумала. – ответил капитан, лукаво улыбаясь.
- Хочешь сказать, что тебе нужна моя помощь в поисках сокровищ?
- Ты очень сообразительная девочка.
- В Луизиане, говоришь? – Сюзанна почувствовала, что заинтригована – Откуда ты мог узнать?
- Не забывай, что я – пират, а мы – мастера поисков кладов. – весело напомнил ей Воробей.
Рыжая собралась что-то сказать, но Джек обернулся и помрачнел. Его собрат по оружию вернулся. Как же не вовремя!
- Держи, только не надоедай мне.
С этими словами Барбосса вручил Сюзанне… небольшой стеклянный флакончик с пробкой в виде цветка. Мгновенно сообразив, что к чему, Джек удивлённо распахнул глаза. Как же он сам не додумался до такого шага? Сюзанна же на несколько секунд потеряла дар речи. Руки её тряслись, и девушка приложила все усилия для того, чтобы удержать заветный флакон.
- Это духи, так ведь? – спросила она с надеждой.
- Да, духи. – ответил ей опекун – Надеюсь, ты успокоишься и закроешь эту тему.
- Спасибо. – выдохнула девушка – Это первый подарок, который я получила за последние полгода. До этого от души мне что-то дарила только мама. Нет, я не утверждаю, что Бьянка и Элен ничего мне не дарили. Но это были мелочи, и то только на Рождество и на День Рожденья. Ну и на Пасху порой.
- Не понимаю, огорчил ли я тебя, или обрадовал?
- Обрадовал, конечно, обрадовал! Даже не верится, что купил их для меня.
- Купил? – морской волк искренне изумился от последней реплики – За кого ты меня принимаешь, девочка? Невысокого же ты обо мне мнения.
- Значит, ты их украл? – выдохнула та.
- Если тебе не нравится, отдай назад, и я верну их обратно.
- Нет-нет, мне нравится… - рыжая почувствовала, что хочет заплакать, но она быстро подавила в себе это желание – Но я не ожидала, что… что…
- Что злой суровый дядька, который тебе всё запрещает, такой подарок сделает?
- Ну… да. – Сюзанна немедленно откупорила флакон и понюхала его содержимое – Какой тонкий запах. Долго выбирал?
- Я вообще не выбирал. Первый попавшийся с витрины в карман засунул и пошёл дальше.
Девушка захихикала и заулыбалась. Она выглядела такой счастливой, будто ей не духи подарили, а сундук с золотыми слитками и трехсотлетний замок где-нибудь в Шотландии. Кто знает, может, она сейчас обрадовалась бы любому подарку? В конце - концов, после смерти матери девчонке больше никто ничего не подарит. Может поэтому сегодня её распирает желание летать?
- К этим духам нужны красивые цацки. – заявил Воробей – Хочешь, я добуду для тебя самые дорогие, которые в Париже носят фрейлины королевы?
- Так, Джек, на минутку. – прорычал Гектор, схватив заклятого друга, и оттащив его в сторону – Ты что вытворяешь? Ты кого соблазнить надумал? Даже моё присутствие тебя не смутило!
- Ой, а ты ревнуешь, что ли? – парировал Джек.
- Ревную? Ха-ха, да ты бредишь!
- Знаешь, не будь Сюзи твоей дочерью, ты был бы на все сто прав, но сейчас на все сто прав я. Но не беспокойся, папаша, реальных поводов для ревности я тебе не дам, так как девчонка, во-первых – твоя дочь, и во-вторых – очень твоя дочь, так что если вы вспыхнете оба, окружающим лучше спасаться бегством. Ну, или молиться, если нет возможности бежать.
«Черти, сделайте милость, заберите этого паяца!»
- Кстати, что ты думаешь о том факте, что Сюзи поблагодарила тебя за столь драгоценный подарок? – не унимался Воробей.
- Если бы она меня не поблагодарила, она лишилась бы того, что приобрела пару минут назад.
- А ты часто благодарил кого-то за подарки?
- Спросил бы лучше, часто ли я получал подарки? Рассуждать тебе очень легко, ведь насколько я знаю… - Барбосса осекся и покосился в сторону – Ты смотри, какая персона здесь!
Джек оглянулся и сразу же понял, кого имеет в виду собрат по оружию. Рядом с Сюзанной стоял один их общий знакомый и о чём-то разговаривал с девушкой. Видимо, спрашивал о её жизни после смерти матери.
- Дю Гресси. – прошептал он – Интересно, что ему нужно?
- Это мы сейчас узнаем.
Дю Гресси довольно тепло общался с Сюзанной. Логично было бы предположить, что ему приятно поговорить с дочерью некогда любимой актрисы. Да и самой девушке не было в тягость ответить на пару вопросов знакомого. Она улыбалась и оживлённо кивала головой, болтая с дю Гресси.
- О, мистер директор театра, как мы рады вас видеть! – пропел Джек, изображая радость и размахивая леденцом, пачкая патокой камзол собеседника – Приятно видеть, что вы в хороших отношениях с малышкой Сюзи. Это, знаете ли, дорого стоит!
- Вы что, знакомы? – удивилась Сюзанна.
- Разумеется, ведь твоя мама была актрисой, а кто может рассказать о всех её достижениях максимально подробно, чем её непосредственный начальник? – протараторил Воробей.
- Непосредственный? – Сюзанна снова ничего не поняла. Как, впрочем, и сам дю Гресси.
- Господа, я рад узнать, что вы хорошо заботитесь о мадмуазель Сюзанне. – добродушно произнёс Жан, успокоенный дружественным настроем Джека.
- И я рад узнать, что вы хорошо к ней относитесь. – вежливо и с улыбкой ответил ему Барбосса, отчего директор театра непроизвольно вздрогнул.
- Да, да, месье Жан – хороший. – согласилась Сюзанна.
Нехорошее чувство посетило дю Гресси. Всякий раз, когда он встречается с этими двумя, он обязательно рискует. Неужели и сегодня случится нечто подобное?
- Сюзанна, детка, иди, погуляй, - произнёс Гектор, обращаясь к девочке, настолько ласково, что Джек вытаращил глаза от изумления – а мы с дядей Джеком поговорим с мистером Жаном.
Девушка переглянулась с Воробьём. Тот лишь пожал плечами, и состроил гримасу, не зная, что ответить.
- Иди, погуляй. – повторил Сюзанне её опекун спокойным тоном, но так, словно это был приказ.
Изобразив безмятежную улыбку, рыжая подчинилась. Джек собрался было составить ей компанию, но не удалось – Гектор остановил его, ухватив за предплечье. Дю Гресси понял, что предчувствие его не обмануло – разговор предстоял далеко не самым приятным.
- Так куда Эмма девалась в перерывах между спектаклями и выступлениями? – спросил Барбосса с холодом в голосе.
- Да, нам это очень важно знать. – согласился Джек.
- А это имеет отношение к воспитанию мадмуазель Сюзанны? – поинтересовался директор театра.
- О да, самое непосредственное. – заверил его Воробей.
- Куда ещё могла отлучаться одинокая мать, кроме как к своему ребёнку? – дю Гресси не понимал, зачем нужно задавать вопрос, ответ на который более, чем очевиден – Или вы полагаете, что у неё мог быть тайный воздыхатель?
- О воздыхателях госпожи д’Ормерьяк, мон ами, вы должны знать лучше остальных. И о всех её несостоявшихся женихах тоже.
При последних словах Жан изрядно занервничал. Он изо всех сил старался выглядеть спокойным, даже улыбался. Да вот только не удалось ему сбить с толку пиратов. Гектор едва ли не по-дружески обнял его и заглянул в глаза.
- Мистер дю Гресси, вы ведь горите желанием что-то сказать мне. – произнёс он, наслаждаясь своим превосходством в сложившейся ситуации – И без всякого сомнения, вы это скажите. Я внимательно вас слушаю.
- Уточните, пожалуйста, что вы хотите узнать? – спросил директор театра, придав голосу уверенности.
- Где ваша прима скрывалась, когда не была занята в театре?
- Я же говорю, свободное время она проводила с дочерью.
- Даже когда была на гастролях?
- Что-то не так?
Теперь дю Гресси посетило чувство сожаления, что он не сдал своих новых знакомых жандармам сразу же, как только они заявились к нему впервые. Впрочем, ещё не поздно исправить это досадное упущение, позвать на помощь и заявить во всеуслышание, что эти люди – опасные разбойники, которых ищут по всему Новому Свету… Но при этом существуют и другие способы покинуть сей бренный мир, менее болезненные и более спокойные. Кто знает, вдруг ему не удастся привести свою идею в исполнение до того, как острый клинок пронзит его насквозь?
- Если вы о том, что мадам д’Ормерьяк категорически отказывалась выходить замуж, то здесь я вам ничем помочь не могу. – сказал Жан решительно – Да, я тоже не могу понять причину такого упрямства. Женщиной она была красивой, многие мужчины мечтали о ней. У неё была дочь, и хотя бы ради неё Наталин могла создать семью, родить других детей, а мадмуазель Сюзанне было бы приятно иметь братьев и сестёр. Странная, очень странная женщина.
- Да, странное поведение. – согласился Джек – И как бы его объяснили? Лично вы?
- Если Наталин обожглась на отношениях с отцом её дочери, то это не означает, что все мужчины такие. Она так и не научилась доверять мужчинам, хотя и позволяла им флиртовать с собой. – дю Гресси производил впечатление человека чем-то обиженного – Я думаю, Наталин прошла мимо своего счастья. – печально добавил он.
Гектор слушал француза и старался анализировать сказанное. Обожглась на отношениях с отцом её дочери? Странная формулировка. На отношениях с ним, капитаном, обжечься она точно не могла. Или…
- Кто отец Сюзанны? – строго спросил Барбосса прежде, чем Джек успел вставить какую-нибудь неуместную реплику.
- Я не знаю. – честно ответил дю Гресси – Если бы знал, то давно назвал бы вам имя, но на нет и суда нет.
- А она что-нибудь рассказывала о нём?
- Ничего. И не горела желанием рассказывать, даже наоборот.
- Тогда откуда такой однозначный вывод, что мадам д’Ормерьяк обожглась на отношениях с этим человеком?
- Ну а с чего бы ей запрещать говорить о нём и изо всех сил противиться браку?
«Да, с чего бы это? Поклонников у неё было много, так почему же не воспользовалась шансом? Боялась, что я стану ревновать?.. А вдруг и приревновал бы, почём мне знать? Идиотская женская манера – создавать себе проблему, а потом держать её в секрете и толком не объяснить, что случилось. А теперь я точно не узнаю, почему Эмма так себя повела. Мертвецы ничего не рассказывают, а живые никогда ничего не знают.»
Продолжить разговор помешала Сюзанна. Она вернулась с прогулки и спешила похвастаться очередной покупкой. Волей – неволей капитанам пришлось последовать за ней.
- Мистер дю Гресси, наш с вами разговор мы не закончили. – предупредил Гектор директора театра.
- Вы очень приятный собеседник, с нетерпением будем ждать встречи. – добавил Джек, не переставая улыбаться.
Сюзанна подпрыгивала на ходу. Она была крайне довольна тем, что потратила деньги на себя, любимую, оттого и могла взлететь высоко в небо от счастья. Девушка демонстративно взяла Джека под руку и была готова пуститься с ним в пляс.
- Ты такая радостная, смею предположить, оттого, что один пункт из твоего списка желаний осуществлён. – предположил Воробей.
- Ага. – ответила рыжая – Бусы я себе всё-таки купила. Красивые. Все девчонки когда увидят, умрут от зависти.
- Так и будет, дорогая, не сомневайся.
- Эх, видимо, мне самой судьбой суждено продать кукол.
При этих словах девушка покосилась на Барбоссу. Она ожидала, что он скажет ей в ответ нечто похожее на выговор, да и Джек приготовился к этому, однако ничего подобного не произошло. Молчание опекуна не понравилось Сюзанне, да и её эксцентричный друг помалкивал. Пришлось ей самой взяться за продолжение разговора, тем более, что и повод нашёлся.
Рядом с рыбной лавкой, в куче отбросов копались маленькие дети. Белые и чёрные, они носили жалкие лохмотья и едва ли не дрались друг с другом из-за тухлой рыбьей головы. Сюзанна окинула их сочувствующим взглядом.
- Несчастные. Наверняка они сироты, которым нечего есть и негде переночевать. Скорее всего, они попадут в рабство и, возможно, умрут где-нибудь на хлопковой плантации от жары, голода и побоев надсмотрщиков. – печально промолвила она – Не дай бог так жить.
- Если ты будешь тратить денег больше, чем имеешь, составишь им компанию, хотя, как я погляжу, твоя душа желает такой участи больше всего – саркастично заметил Гектор.
- Ну вот, опять ты пугаешь ребёнка! – выпалил Джек.
- Не называй меня ребёнком, сколько раз повторять?! – приструнила его Сюзанна – А чтобы хотеть так жить, нужно быть дураком.
- И что ж сделает не дурак, чтобы не докатиться до их уровня? – поинтересовался старший капитан.
- Всё, что угодно. – не задумываясь, ответила девушка – Да хоть солжёт, украдёт, убьёт, лишь бы не голодать. Уж во всяком случае, не станет просить милостыню, это слишком легко. Мама говорила, что жизнь складывается из борьбы, а эти просто не хотят или не умеют бороться. Поэтому мне их жаль.
- Суровая была у тебя мама. – заметил Джек.
- И мудрая. – едва слышно добавил Гектор.
Эти нищие дети, копошащиеся в куче рыбных отбросов… Лучше гнать от себя противные тяжёлые мысли… Улов небогатый – всего несколько рыбин, которые нужно растянуть на три дня. Стайка кошек, бегущая следом. Пришлось бросить им одну самую мелкую, и поскорее уйти прочь, пока они заняты её дележом. Кроме этой рыбы, на поимку которой ушёл почти весь день, есть дома будет нечего. А сам этот дом когда-нибудь снесёт ветром к чёртовой матери, или любой сильный ливень размоет его стены….
Джек пощёлкал пальцами перед лицом Барбоссы.
- Гек, ты ещё с нами? – спросил он фамильярно.
- Куда же я от вас денусь?
- Ты сейчас чуть в стену не врезался, думая о своём, а меня вечно попрекаешь, мол, я под ноги не смотрю, я неуклюжий…
Джек не успел договорить. Он споткнулся о камень и завалился в лужу. Поднялся он под оглушительный смех Гектора и Сюзанны.
- Не вижу ничего смешного. – обиженно заявил Воробей.
- Ах, маленький мальчик Джеки оскорбился до глубины души. – насмешливо протянул Барбосса и Сюзанна согласилась с ним – Больно шлёпнулся, испачкался, ай-яй-яй, как же ему жить дальше?
- Вы мне оба надоели! – Джек был готово сорваться – Я ухожу от вас!
- В монастырь? – Гектор получал удовольствие от насмешек над заклятым другом.
- Нет, всего лишь в таверну. Хоть передохну от твоего общества.
- Тогда и я заверну в гости к Бьянке. – заявила Сюзанна – Хочу, чтобы она первая увидела, что у меня теперь есть.
Теперь пришла очередь Джека злорадствовать. Ему было приятно наблюдать за тем, как выражение лица его визави сменилось трижды за несколько секунд.
- Ох, Сюзи, мы оставляем нашего распрекрасного капитана в одиночестве этим вечером. – произнёс он торжественно.
- Не волнуйся, я не буду задерживаться, а то вдруг ты подумаешь, что меня насилуют или я валяюсь где-нибудь мёртвая в канаве, вся в крови и без пары передних зубов. – добавила рыжая.
- Ты знаешь, в чём заключается коварство судьбы, дорогая? – строго спросил Гектор – Частенько она воплощает сказанные слова в жизнь, и ты, и только ты в состоянии противостоять ей.
- Вот и буду противостоять, и сама решу, какой будет моя судьба.
- Ну, раз ты так уверена в себе, то пожалуйста, иди, и постарайся сделать так, чтобы с тобой не случилось ничего из того, о чём ты только что говорила.
Сюзанна улыбнулась, обрадованная тем, что опекун отпускает её, и незамедлительно устремилась прочь. Джек повернулся к напарнику. Эксцентричный пират желал поскорее отойти по своим делам, поэтому не стал растрачивать время на слова.
- Я тоже пойду. – сообщил он, и, не дожидаясь ответа, зашагал в другую сторону в поисках питейного заведения.
«Иди, иди. Мне пара лишних часов без тебя как бальзам на душу.»
Джек жалел о том, что отдал большую часть денег Сюзанне. На то, что осталось, особо не разгуляешься. Вряд ли в этих местах можно найти ром, но приличную выпивку – вполне. Можно зайти в порт и поспрашивать заезжих моряков, где можно провести вечер за кружкой бодрящего напитка и в приятной компании. А можно довериться интуиции и приложить самостоятельные силы на поиски.
За спиной капитана раздался стук маленьких каблучков. То была Сюзанна. Она выследила Джека и теперь спешила перехватить его.
- Пойдём со мной. – сказала она, хватая его за руку.
- Если ты хочешь составить мне компанию, котёнок, тебе стоит выбрать другое время. Допустим, зайдём мы с тобой вдвоём в таверну, расслабимся, и тут заходит в ту же самую таверну месье Гектор и видит нас с тобой вместе. Представляешь, какой скандал разразится?
- Не разразится. Мы идём не в таверну, а к Бьянке.
- Зачем?
- Увидишь.
Сопротивляться не было никакой возможности, да и желания. Сюзанна тянула Джека за собой, петляя в лабиринте жилого квартала. Позади остался и рынок у моста, и церковь святого Людовика, и английский театр, будь он неладен. Наконец девушка остановилась возле одного из серых домов с глиняной крышей и постучалась в дверь. Открыли ей не сразу, так что пришлось юной хулиганке постучать ещё раз.
Наконец на порог дома вышла Бьянка. Оглядевшись по сторонам, она быстро запустила подругу с её приятелем внутрь.
- Ты не против, если я друга своего привела? – спросила Сюзанна у подруги, разговаривая с ней по-французски.
- Добрый вечер, прекрасная мадмуазель. – приветствовал девушку Джек, сняв шляпу и отвесив поклон.
- О, месье, а вы хорошо знаете наш язык. – восхитилась Бьянка.
- Дорогуша, я провёл пять лет на французском корабле. Хочешь – не хочешь, а язык выучишь, смекаешь? – ответил ей Воробей, не переставая улыбаться.
- Сюзанна, так ты не одна? – раздался голос из комнаты.
Навстречу компании вышел Поль, возлюбленный Бьянки. Девушка встала рядом с ним и обняла за талию. Голубки легонько поцеловались, не стесняясь своих гостей.
- Оу, у вас счастливая идиллия! – пропел капитан.
- Да, и скоро мы станем семьёй. – добавила Бьянка – Сюзанна будет подружкой невесты, не так ли?
- Разумеется! – ответила та.
- А как я люблю свадьбы! Нигде столько не наливают, и нигде нет такого количества еды, а ещё музыка, и фейерверки иногда! – Джек, похоже, радовался больше всех – А меня пригласите? Обещаю, мой подарок затмит все остальные, и на его фоне другие будут выглядеть просто хламом.
- Пригласим, - пообещала Бьянка – вы друг нашего друга, месье, и вам мы ни за что не откажем.
- Зовите меня просто Джек, ребята. – капитан источал обаяние – Ну, ещё можете называть капитаном Воробьём.
- А ещё капитан Воробей может обеспечить праздничный пир напитками, каких в Америке не найти. – сообщила Сюзанна, и Джек кивнул в подтверждение её слов – Считайте, что это ещё один подарок.
Бьянка и Поль посмеялись. Парень прижал к себе девушку и погладил её по щеке. Та смотрела на него, как на божество.
- Самый главный подарок судьба мне преподнесла в тот день, когда я встретил Бьянку. – произнёс он с такой нежностью, что невозможно было не умилиться – Всю жизнь я буду благодарить небеса за ниспосланную любовь. Никакая сила не сможет разлучить меня с моей королевой, моей благоухающей розой, путеводной звездой.
- Поль, ты помнишь, почему я здесь? – посмеиваясь, прервала сцену Сюзанна.
- Ах, да, - отозвался юноша – подождите минутку.
Он скрылся за занавеской, отделявшей один проход от другого. Джек бросил взгляд на Сюзанну. Та находилась в предвкушении чего-то грандиозного.
- Я полагаю, вы затеваете нечто неприлично приятное, да? – полюбопытствовал эксцентричный пират.
- Сюзанна говорила вам, Джек, что Поль умеет доставать из-под полы редчайшие товары из Европы? – осведомилась Бьянка.
- И ты ему помогаешь, не скромничай. – добавила Сюзанна.
- Так вот, сегодня нам удалось достать кое-что.
- Что же? – Джек был крайне заинтересован – Дамы, вы меня интригуете.
В эту самую минуту к компании вернулся Поль. В руке он сжимал закупоренную бутылку. Внутри плескалось нечто, что вызывало бурный восторг у девушек. Настоящий шотландский виски.
- Пока родителей нет дома, я могу позволить себе делать всё, что вздумается. – объяснила Бьянка.
- Было трудно, но ради любимой я готов вывернуться наизнанку, чтобы ей было приятно, отдать последние деньги за такую редкость. – сказал Поль и в подтверждение своих слов положил свободную руку на талию девушки.
- Сынок, я научу тебя добывать контрабандные специи и сахарный тростник в обход проклятой Ост – Индской Торговой Компании, и ты не то, что бутылку виски, целый Лувр купить сможешь. – заверил его Джек.
Компания дружно засмеялась. Сюзанна ни на минуту не пожалела, что привела с собой нового друга. Бьянка и Поль также попали под обаяние Воробья. Ни он, ни она не стали возражать против его присутствия. Именно неугомонному капитану Поль предложил первый стакан шотландского напитка.
«Если Гектора нет рядом, я могу спокойно выпить… И не только выпить… Сейчас-то он не помешает мне заманить Сю в предприятие по поиску сокровищ.»
- Мне приятно, голубки, что вы оказываете моей скромной персоне столь пристальное, и, в общем-то, подобающее внимание, - чуть ли не торжественно произнёс Джек, - но мне хотелось бы переговорить с глазу на глаз с вашей милейшей подругой. Это возможно?
- Конечно. – отозвалась Бьянка – Проходите вон туда, мы вас не потревожим.
Брюнетка провела их в помещение, где родители Бьянки обычно заготавливали товар на продажу. По дороге Джек стянул вторую бутылку, которую Поль неосмотрительно оставил на видном месте. Молодой человек заметил это, однако не решился сказать вслух. Как – никак, а Джек Воробей всё же оставался пиратом, и данный факт останавливал его от необдуманных шагов.
Сюзанна плюхнулась на мешок с табачными листьями и устроилась поудобнее, Джек уселся рядом. Он вручил девушке чашечку и наполнил её наполовину.
- Ты как-то говорила, что пробовала виски? – уточнил он у рыжей.
- Да, в тот самый вечер, когда дядя Гектор выкинул трофейную бутылку в окно. – ответила та.
- И каков же твой опыт?
- Пару раз по паре глотков.
- Сегодня я разрешаю тебе сделать пару пар глотков.
Сюзанна довольно улыбалась. День прошёл как нельзя удачно. В корзинке лежали покупки, дожидаясь момента, когда их используют по назначению. Сейчас она находится в приятной компании и ей предлагают выпить, при этом никто её за это не отругает и не выпорет. Лучшего девушка не могла себе в данный момент пожелать.
- Ну что, vivе le l’amour (Да здравствует любовь)? – пропела она.
- Vive la liberté (Да здравствует свобода)! – ответил Джек.
Чашечка стукнулась с чашечкой, и обе они были опустошены. Желая поразить приятеля, Сюзанна выпила всё в один присест. Язык обжигало, но девушка осталась довольна собой.
- Неплохо для первого раза. – похвалил её Воробей.
- Спасибо. – Сюзанна залилась румянцем – А можно ещё?
- Можно, радость моя, для того, кажется, ты меня и позвала.
Ещё раз они выпили по полчашки. Потом ещё раз. Наконец Джек решил, что пришла пора раскручивать девчонку, и принялся рассказывать ей истории о том, как он искал сокровища в разных уголках Карибских островов, да и по всему свету, как сражался с разного рода злодеями, спасался от разных чудовищ и как выпутывался из опаснейших переделок. Сюзанна с удовольствием слушала его рассказы, не задумываясь о том, что не всё в них правда и то и дело просила подлить ей ещё.
- Какая у тебя интересная жизнь. – промолвила она, пригубив очередную порцию. Девушка икнула и захихикала – Так что ты там говорил про какой-то клад в Луизиане?
- Ты для начала скажи, готова ли ты принять участие в их поисках?
- Раз уж я оказалась на попечении пиратов, почему бы недолго не пожить пиратской жизнью?
- Ты права, куколка. В тебе гораздо больше пиратского, чем ты думаешь. Кровь, знаешь ли, сильная вещь…
И тут Джек понял, что только что сболтнул лишнего. Если Гектор решит вырвать ему язык, то это будет справедливо. Однако Воробей не мог себе позволить добровольно согласиться на наказание. Придётся выкручиваться, другого выхода он сам себе не оставил.
- Какая ещё кровь? – недоумённо спросила Сюзанна.
- Я говорю, что иногда дух пиратства заложен в человеке в крови. – принялся отмазываться Джек. Он выпил очередную порцию виски и продолжил – Тягу к приключениям невозможно приобрести, с ней нужно родиться. Ты либо авантюрист, либо нет. Вот для чего существует «Чёрная Жемчужина»? Думаешь, это обычный рядовой корабль? Нет, «Чёрная Жемчужина» являет собой свободу. Я хочу, чтобы каждый, кто увидит её, знал, что свобода выглядит именно так. Любой корабль может быть средством передвижения по морю, но далеко не каждый корабль может олицетворять свободу…
- Джек, выпей со мной ещё! – потребовала Сюзанна, и Воробей не смог ей отказать – А ты любил кого-нибудь, как Поль любит Бьянку? – неожиданно спросила она.
- Я много кого любил, и могу тебя заверить, крошка, все женщины на Тортуге без ума от меня. – похвастался бравый капитан.
- И все они красивые?
- Конечно.
- А я красивая?
- А ты красивее всех.
Сюзанне было приятно услышать такие слова. Аж в жар бросило. Может. это от количества выпитого? Нет, точно от комплимента. Вот, как здорово, даже голова закружилась от счастья! Девушка вытянула губки.
- Ты бы полюбил меня? Поцеловал бы меня? – неожиданно спросила она.
- Тебя бы полюбил кто угодно, а поцеловать тебя – большая честь. – ответил Джек и нежно взял её за подбородок.
- А вот я не собираюсь тебя целовать.
- Тогда зачем ты так смешно выпячиваешь губки?
Сюзанна издала смешок и потянулась к Джеку. Тот приобнял её одной рукой. Он не зайдёт слишком далеко, всего один поцелуй, да и Гектор не узнает. Один маленький поцелуйчик…
Неожиданно в лицо Воробью ударила мощная струя рвоты. Сюзанна опустила голову вниз – её рвало со страшной силой. Наконец она потеряла сознание и рухнула в лужу грязно – розовой кашицы. От неожиданности Джек мгновенно протрезвел, и стал лихорадочно соображать, что теперь делать.
«Он меня прикончит. Прибьёт, и мокрого места не останется. Что же делать? Что делать?»
Подарки делятся на два вида: которые не сделали, и которые лучше бы не делали.

Ответить

Вернуться в «Фанфикшн по фильму "Пираты Карибского моря"»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 3 гостя