Не верь тому, что видишь.

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata, Ekaterina

Ответить
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Queen Margaret
Сообщения: 1979
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2012 6:15 pm
Реальное имя: Рита
Благодарил (а): 48 раз
Поблагодарили: 37 раз
Контактная информация:

Не верь тому, что видишь.

#1 Сообщение Queen Margaret » Вс окт 12, 2014 10:44 pm

Название: Не верь тому, что видишь
Автор: Queen Margaret
Фандом: Пираты Карибского моря где-то между 2 и 3 частью
Жанр: ангст
Рейтинг: R
Размер: мини
Герои: адмирал Норрингтон, Дэви Джонс, Джиллет, Грувз, один женский персонаж, е относящийся к фандому.
Есть упоминания о героях, относящихся к Одиссее капитана Блада Раффаэля Саббатини.
Дисклаймер: Единственное, что мое - так это героиня и задумка. Остальное принадлежит их создателям. Карибы принадлежат матушке Земле, пираты, Норрингтон и так далее тому, кто их придумал.
Предупреждения: смерть персонажей.
Комментарии: posting.php?mode=post&f=4
Итак...

Последний вздох уходящего дня окрашивал море в золото и багрянец, не желая уходить. Но ночь неумолимо вытесняла день и уже ставила свои сверкающие точки на небе и рисовала лунный диск. Но морю будто было все равно, оно все так же ровно дышало, отрешенное от борьбы светил за право украшать бездонное небо мира. Глупцы, неужели они не понимают, что если сейчас здесь светит луна, то где-то на другом конце мира солнце озаряет день. Хотя, какое Карибскому морю дело до того, что там происходит на другом конце света, когда гораздо интереснее то, что здесь вытворяют люди.
Флотилия из трех кораблей, возглавляемая фрегатом «Отважный», так же сопровождаемый кораблями «Стремительный» и легендарным «Летучим Голландцем» гордо расправив крылья, плыла по порю к своей цели.. «Отважным» руководил сам адмирал Джеймс Норрингтон, восстановленный полгода назад и в должности, и в жизненном пути. «Стремительным» же командовал капитан Теодор Грувз, его ближайший друг, человек, на которого он всегда полагался. На "Летучем Голландце" же капитаном был бессменный Дэйви Джонс. Они направлялись по делу из Ямайки на остров Барбадос. Всю неделю пути погода была прекрасная. Казалось, природа старалась похвастаться им своей благосклонностью и щедростью и показывала все свои красоты.
Но сегодня они вдруг обнаружили на горизонте корабль. Это был прекрасный испанский галеон. «Санта Гваделупе» – красовалось на его корме имя. В бортах не было никаких повреждений. Единственное – у него были повреждены мачты и кое-где поломаны реи, а также были порваны паруса. Все это можно было исправить и залатать. Корабль был похож на раненого зверя или птицу со сломанным крылом. Но почему же никого нет? Адмирал насторожился. Близко подходить к громаде он не решался, поскольку за год жизни с пиратами успел познакомиться с их хитростями в бою, и мог предположить, что тишина и пустота на борту могла значить, что это они притаились. Он дал холостой залп. Ответа не последовало. Подождав еще чуть-чуть, Джеймс Норрингтон приказал спустить шлюпку, затем он с несколькими людьми спустился в нее и отправился на галеон, узнать, что там происходит. Поднявшись по трапу, который почему-то оказался спущен, он обнаружил тела мертвых испанцев. Они были везде. Также были ужасные лужи крови, кое-где лежали человеческие части тела или органы. Было такое ощущение, будто здесь орудовало ужасное чудовище. Джеймсу Норрингтону, привыкшему ко всему, вдруг стало дурно.
- Осмотрите корабль, - сказал он пришедшим с ним людям. Он зашел в просторную и богато обставленную капитанскую каюту и обнаружил там ее хозяина. Тот был еще жив и сидел, прислонившись к кровати. С его шеи стекала кровь, на его лице были глубокие царапины, а в глазах были боль и ужас, так же, как и в застывших выражениях лиц его матросов. Джеймс метнулся к нему и спросил:
- Что здесь случилось? Что произошло?
Но тот ничего не успел сказать, только прохрипел что-то непонятное и умер. Он вышел из каюты и обнаружил, что его офицеры ведут под руку девушку. Она была достаточно мила, если исключить то, что была несколько бледна, растрепана и вся в крови. На ней было темно-синее платье, вполне модное. Ее темно-каштановые вьющиеся волосы были распущены и слегка растрепаны, а сама она была ужасно напугана.
- Мисс, Вы говорите по-английски?
- Да, сэр.
-Обьясните, что здесь случилось?
- Пираты… - произнесла она еле слышно и потеряла сознание, или притворилась, что потеряла сознание, как показалось мужчине.
В любом случае, через полчаса здесь были люди с Отважного и Стремительного и отдавали морской пучине тела испанцев на покой. Затем корабль взяли на буксир и поволокли его на ближайший остров для ремонта мачт и последующего препровождения на остров Барбадос, чтобы затем этот прекрасный черный корабль служил Британской короне.
Последний раз редактировалось Queen Margaret Пн окт 13, 2014 10:34 pm, всего редактировалось 1 раз.
Когда-нибудь мои мечты исполнятся. Главное, чтобы я стала этому свидетелем.

Аватара пользователя
Queen Margaret
Сообщения: 1979
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2012 6:15 pm
Реальное имя: Рита
Благодарил (а): 48 раз
Поблагодарили: 37 раз
Контактная информация:

Re: Не верь тому, что видишь.

#2 Сообщение Queen Margaret » Пн окт 13, 2014 10:16 pm

Джеймс Норрингтон, уставший от дел и переживаний дня направлялся в свою каюту, как вдруг услышал крик оттуда. Он сразу же ворвался туда и увидел следующую картину: девушка, которую он привел сюда с испанского корабля бегала по всей каюте от рычащего Дэви Джонса, обнажившего свою шпагу. Это было так нелепо, что Джеймс даже на мгновение не знал что и сказать., пока гостья не подбежала к нему и не спряталась за его спину.
- Что здесь происходит? – нашелся наконец адмирал.
- Эту тварь нужно убить, адмирал , - произнес еле дыша пират.
Джеймс опустил голову и потер лоб, а потом произнес:
- Послушайте, капитан, я, конечно, понимаю, что Вы злы на всю женскую половину человечества за то, что с Вами случилось, но это вовсе не повод для того, чтобы бегать за ними со шпагой наголо. Успокойтесь и возвращайтесь к себе на корабль.
- Ты не понимаешь, это опасная тварь, ее надо убить!
- Что за чушь Вы несете, капитан? Ей всего семнадцать лет! – уже повысив голос, произнес Джеймс, - Идите на Голландец! Это приказ!
Грозно сверкнув голубыми водянистыми глазами, капитан направился к нему. Джеймсу пришлось уступить дорогу и выпустить его через двери на палубу, а там столпилась вся команда Отважного и пират шел между ними. Тут у грот-мачты он остановился и произнес зычным голосом:
- Через неделю назовите мне численность экипажа этого корабля, адмирал! – и исчез. Он даже не представлял, как сильно впечатались его слова в сердца и мысли людей из команды флагманского корабля.
- По местам! – произнес адмирал и вернулся к себе, подошел к солу и тяжело опустился в кресло. Рядом с ним села и девушка. Норрингтон посмотрел на нее и едва улыбнулся.
- Да, женщинам на корабле не место, – произнес он. Она тоже улыбнулась.
- Как Вас зовут, мисс?
- Кэтрин. Кэтрин Макмилан.
- Очень приятно. Адмирал Джеймс Норрингтон, к Вашим услугам.
- Очень приятно сэр. А кто этот жуткий тип?
- Позвольте, сначала я задам Вам несколько вопросов.
- Хорошо, сэр.
- Как Вы оказались на испанском корабле?
- Они напали на Барбадос, сэр, несколько дней назад…
- Да, я слышал об этом.
- …и забрали меня с собой в качестве трофея… - казалось, она вспомнила что-то ужасное, прижала руки к груди и примолкла.
- Я Вас понял. А потом на испанский корабль напали пираты. Кто это был?
- ...Я убежала в трюм, спряталась там и сидела тихо, пока не появились Вы.
- А кто был этот пират?
- Черная Борода! – шепотом с ужасом произнесла несчастная жертва ужасных обстоятельств и посмотрела ему в глаза.
- Ясно. Хорошо, что они Вас не увидели, - сочувствующе сказал Джеймс.
Она расплакалась и Джеймс поднялся и приобнял ее за плечи. Он отвел ее в соседнюю каюту и закрыл за ней дверь, а потом вышел к себе и лег в кровать, но в голове у него крутились слова Джонса, и не у него одного, а у всей команды. И если Норрингтон не пропускал их сквозь призму, как ему казалось, здравомыслия, то у суеверной команды эти слова вызывали трепет.
- Баба на корабле к беде. А эта – подавно.
- Правду говорит спрутолицый, это она виновата в гибели испанцев!
- И что мы с ней сделаем? Убьем? Выкинем за борт? Мы же не какие-нибудь пираты, мы- офицеры королевского флота. Да и адмирал ее ни за что не отдаст.
- Да мы и не скажем ничего адмиралу. Рыбина хочет ее убить. А мы ему в этом поможем.
Так тихо строили планы матросы, доверяя тьме южной ночи свои секреты.
А в это время адмирал припоминал все детали корабля. Никаких дыр в бортах, только переломанные мачты. Убитые, истерзанные тела испанцев. Укусы по всему телу испанского капитана. Что бы все это могло значить?
Когда-нибудь мои мечты исполнятся. Главное, чтобы я стала этому свидетелем.

Аватара пользователя
Queen Margaret
Сообщения: 1979
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2012 6:15 pm
Реальное имя: Рита
Благодарил (а): 48 раз
Поблагодарили: 37 раз
Контактная информация:

Re: Не верь тому, что видишь.

#3 Сообщение Queen Margaret » Пт окт 17, 2014 9:58 pm

Норрингтон заснул лишь под утро, но спал весьма беспокойно. Под утро его разбудил лейтенант Джиллет, его старший помощник.
- Адмирал! - громким шепотом позвал он. Тот сразу проснулся.
- Адмирал, у нас пропали три матроса.
-Как пропали? – подскочив на кровати, спросил тот.
-Не знаю, сэр, их нигде нет.
-На «Стремительном» искали?
-Искали, сэр. И на Голландце тоже искали. Нигде нет. Эти матросы сегодня утром несли вахту.
- Ладно, я сейчас встану. – сказал сильно озадаченный адмирал.
-Да, сэр. - сказал Джиллет и вышел на палубу.
Через несколько минут Джеймс Норрингтон вышел следом. Он увидел, что вся команда столпилась вокруг чего-то и сам подошел посмотреть. Там лежал мертвый юнга, мистер Ричард Норрис. Ему было всего пятнадцать лет. Его лицо было серым, глаза в ужасе раскрыты, а шея вся запачкана кровью, так же, как и посиневшие губы. Зрелище сперва заставило адмирала вздрогнуть. Потом он вздохнул с сожалением, присел и закрыл бедному юноше глаза. Юный мистер Норрис вызывал у Норрингтона только положительные чувства и в глубине души адмирал успел привязаться к нему и полюбить как любил бы своего сына.
Адмирал вдруг обратил внимание на руки и плечи юноши. Было видно, что он боролся за жизнь и дергал кого-то за волосы. Это был небольшой пучок длинных темных волос. Адмирал взял его из рук юноши и, замотав в носовой платок, спрятал в карман мундира. Через полчаса юношу замотали в парусную ткань, адмирал прочитал над ним молитву и его тело отдали морской пучине.
- Позовите ко мне Дэви Джонса! – отдал адмирал приказ.
Дэви Джонс появился в каюте Джеймса напугав его, так как к тому времени адмирал пребывал в тяжелых думах и рассматривал клочок волос.
-Вы звали меня, адмирал?
- Да, я звал тебя. Садись.
Джонс сел. Джеймс налил ему в чашу немного рома и начал разговор.
-Итак, у меня сегодня пропали три матроса и один умер. Вы ничего не хотите мне сказать?
-Я? Даже если я и скажу, Вы мне не поверите. Так зачем мне что-либо говорить? И еще, а Вы читали судовой журнал испанца?
Джеймса будто осенило. Конечно, журнал! И как он раньше не догадался?
- Я Вас понял, капитан. Но мне сложно поверить, что такая хрупкая девушка могла убить четырех сильных мужчин.
-А ты не верь тому, что видишь, - сказал Джонс, допил ром, встал и ушел так же, как и пришел.
Джеймс сразу же вскочил и стал искать судовой журнал с «Санта Гваделупе», но нигде не нашел.
"Странно, куда я мог его девать?" Он перерыл все книги, все документы, но не нашел. Злой и раздраженный, он хотел было выйти на палубу, но тут ему пришла мысль заглянуть к мисс Мелани. Он подошел, резко открыл дверь и заглянул туда. К своему удивлению, он обнаружил, что она спала. Будить ее он не стал и вышел из кают-компании. К счастью, погода на ближайшие два дня сохранилась стабильно-благоприятной. Но за это время пропало еще пять человек. По-видимому, убийца, кто бы это ни был, выбрасывал трупы за борт.
Адмирал Норрингтон обыскал корабль сверху донизу и от носа до кормы, заглядывал в каждый темный гол, под каждую доску и в каждую щель. Ничего подозрительного. Причем делал это в сопровождении всей команды, следовавшей за ним вереницей. «Ничего подозрительного!" – сделал он заключение, а потом прочитал пространную лекцию, ставящую под сомнение храбрость и мужество собранного экипажа. Но это не помогло, поскольку в ту же ночь пропал еще один матрос.
Команда была напугана и с каждым днем все больше возмущалась. В конце концов адмирал решил высадить мисс Макмиллан на ближайшем острове, а до этого запереть ее в каюте по соседству с его каютой дабы наладить дисциплину на корабле и успокоить команду. Девушка была не против, как показалось моряку, и вела себя тихо и учтиво. Адмиралу даже показалось, что она какая-то вялая и бледная и ей все равно что с ней будет.
- Вы не больны? – спросил он.
- Нет, все в порядке. Просто качка вызывает у меня легкую дурноту.
- Может вы побудете на свежем воздухе, а вечером я закрою Вас в каюте.
- Нет, спасибо. Я лучше пойду к себе, отдохну.
И она ушла. Что-то внутри адмирала говорило, что Джонс прав, что лучше действительно убить ее и выкинуть труп за борт. Что-то вызывает у него отвращение и даже некоторый страх. Может, то, что днем она спит и просыпается только под вечер? Или может ее немного вульгарное одеяние и хищноватая улыбка? Или томный взгляд и ненарочные приставания? А может, она с самого начала вызвала у адмирала недоверие и в душе он соглашался с Джонсом? И вправду, кому какое дело до какой-то девчонки, найденной где-то посреди океана? Убил бы ее и все было бы спокойно. Никто бы не спросил его и никто бы не вспомнил. Но за что? Какова причина? Дэви Джонс сказал, что она монстр? А почему он так сказал? Почему она монстр? Что она такого сделала? Напомнила ему его бывшую подругу?
Тут его мысль ушла в воспоминания двухлетней давности. Он вспомнил, как дочь губернатора Ямайки, златокудрая худенькая Элизабет попросила у него спасти кузнеца, случайно забредшего на пиратскую тропку, в качестве свадебного подарка, но спустя пару недель забыла о том, что у них должна была быть свадьба. Эти мысли вызвали у него горькую усмешку. Да, женщины, они такие. Обжегшись об их коварство один раз, видишь его в каждой женщине. И вот, он уже соглашается с тем, что и в этой совершенно незнакомой девушке его настолько много, что невольно называешь ее монстром, хотя она этого даже не доказала.
Но доказательств долго ждать не пришлось.
Однажды ночью к нему ворвался Джиллет, перепуганный, весь исцарапанный, вопя, упал на него и начал трясти:
- Адмирал! Адмирал! Вставайте! Она- вампир! Вампир!
- Что? Кто вампир?
- Девка та! Спасите! Она всех нас убьет! Спасите!
Норрингтон вскочил, взял саблю и тут же подошел к двери, открыл ее и увидел перед собой Макмиллан. Все ее платье было в крови, как тогда, на испанском корабле. Теперь ему было все яснее ясного, но было уже поздно. Губы и подбородок у нее так же были запачканы в крови, как и зубы, из ряда которых выступали два острых клыка. Глаза у нее были как две черные бездны. Она представляла из себя жуткое зрелище, настолько жуткое, что даже если соединить всех матросов Джонса и его вместе с ними, то они покажутся небесными серафимами, по сравнению с ней. Возможно, это связано с тем, что она была испачкана в крови его людей и представляла из себя сейчас смертельную опасность. И еще, она в одиночку расправилась с огромной командой испанцев и его командой. Но на данный момент Норрингтон слушал ее громкое дыхание, переходящее в звериное рычание и готовился к ее нападению. Он вышел из секундного оцепенения и собрал все свое самообладание и храбрость и приготовился к битве. Вот она оскалила зубы и кинулась к нему, но тут между ней и адмиралом выросла громадная фигура, обросшая кораллами и ракушками и девушка, налетев на нее, застыла, а потом дико завопила и упав, рассыпалась пылью.
-Капитан Джонс? – придя в себя, произнес Джеймс. Тот едва повернул голову, - Спасибо Вам.
Джонс резко развернулся и подошел к нему настолько близко, что офицер почувствовал запах моря, рома и табака и посмотрел в его ледяные голубые глаза.
- Я же говорил, что она- монстр. Почему Вы не поверили мне, адмирал? Потому что я - пират? Ну теперь Вы видите все. И заплатили за свое неверие жизнями Ваших людей.
Дэви Джонс исчез, а Джеймс Норрингтон остался осматривать масштабы разрухи и горько сожалеть о своем неверии и нерешительности. Он всю ночь помогал судовым врачам с ранеными и искалеченными матросами. Его глаза наливались слезами и предательски блестели, а в сердце бушевала буря. Из двухсот матросов в живых осталось не больше девяноста. Из них, по крайней мере, тридцать раненых, из которых десять вряд ли вернутся домой. Слишком высокая цена за неверие.
Он зашел в каюту, где жила эта тварь и начал осматривать ее. Под подушкой он обнаружил судовой журнал испанца. Это вывело его из себя и он потерял контроль над собой. Он выругался и в ярости начал раскидывать вещи и пинать кровать. В таком состоянии его застал Джиллет. Он успокоил адмирала. Тот сел на кровать, тяжело дыша.
- Я сильно промахнулся Джиллет. Надо было послушаться Джонса и прикончить эту тварь раньше, чем она убила наших людей.
- Никто не знал, что она…
- Джонс знал! И он говорил. Но его никто не слушал. Черт, почему? Он же знал.
- Все мы ошибаемся, сэр.
- Сто человек – слишком высокая цена.
- Сделанного не воротишь. Надо теперь думать, что делать дальше, адмирал.
- Ты прав.
Когда-нибудь мои мечты исполнятся. Главное, чтобы я стала этому свидетелем.

Ответить

Вернуться в «Фанфикшн по фильму "Пираты Карибского моря"»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя