Дело о печеньках или Заварушка на Кюрасао

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata, Ekaterina

Ответить
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Лунный Ирис
Сообщения: 24
Зарегистрирован: Вт фев 28, 2012 9:07 pm
Реальное имя: Саляхова Рената
Откуда: Сочи
Контактная информация:

Дело о печеньках или Заварушка на Кюрасао

#1 Сообщение Лунный Ирис » Вс авг 18, 2013 12:00 am

Название: Дело о печеньках или Заварушка на Кюрасао
Автор: Лунный Ирис (Саляхова Рената Артуровна)
Фэндом: Фанфик по фильму "Пираты Карибского моря", аниме "Тёмный дворецкий"
Бета: нет
Жанр: джен, романтика, юмор, фантастика, стихи
Пейринг: Дарис Нисс (Гробовщик)/фем!Грелль Рэдклифф, Джек Воробей/Анжелика Тич, Хейл Таленс/Горацио Ильхайо
Рейтинг: G
Размер: миди
Содержание: Бонус для всех, кому понравился фанфик "Тайны временных поворотов". История, приключившаяся с Джеком, Грелль, Дарисом и Анжеликой во время их долгого плавания к Бухте Погибших Кораблей... Нет печенья? Есть приключения!
Предупреждения: ООС, ОМП, ОЖП
Статус: закончен
Дисклеймер: права на героев ПКМ принадлежат Диснею. Права на прототипов аниме-персонажей - мангаке Яне Тобосо
Комментарии: viewtopic.php?f=4&t=1950


Глава 1.

Старый сад мирно дремал под покровом ночи. Даже ветерок не шевелил верхушки деревьев, словно боясь разбудить обитателей старинной усадьбы. Люди спали и, возможно, видели в своих снах ту же Луну, которая сияла сейчас на звёздной вуали неба. Но никому из них не могло присниться то, что Луна разговаривала…

Мягкий серебристый свет окутывал выстроившиеся у ограды растения. Тюльпаны, нарциссы, прекрасные алые розы… Однако лучи светила лишь скользили по ним, отыскивая одно-единственное. И наконец, из самого дальнего уголка сада им ответил любимец.

Ажурные лепестки развернулись, будто приготовившись вобрать в себя частички сияния. А Луна, хоть и оставалась неподвижной, дарила им всё больше и больше своих «поцелуев».

«Пей мой свет. Пей, сколько хочешь – сегодня он весь твой».

Цветок пил, с каждым глотком усиливая любовь королевы ночи. Лепестки благоухали сильнее, уже не в силах сдерживать чувства, рвущиеся из золотой сердцевины. Ещё мгновение – и цветок раскрылся полностью, превратившись в ирис невиданной красоты.

«Что делает такое прекрасное создание в самом дальнем уголке сада? Я видела поля, где тысячи твоих собратьев качали мне головками на ветру».

«Это было на Родине… А здесь я совершенно чужой».

«Люди не знают твоей красоты?»

«Они думают, что она проявляется только при свете дня, когда всё видно ясно и чётко»…

Лучи замерли, не коснувшись последнего лепестка.

«Глупо. Моя подруга Ночь, конечно, имеет привычку играть с людским воображением… но разве не для рассеивания её иллюзий была рождена я?»

«Верно. Однако рассеять иллюзии в человеческом сердце куда сложнее». – дрожь чуть пробежала по изящному стеблю, заставляя цветок закрыться. – «И всё же, прошу тебя, отдай частичку света, что берегла для меня, одному из моих собратьев. Ведь от своей Родины он ещё дальше».

«Хорошо» - сказала Луна и скрылась в густые тучи.

Когда она выглянула снова, её лучи тянулись уже через причудливую решётку окна за много миль от того места, где цвёл ирис. Но другой, пусть и немного меньших размеров, лежал перед ней, сливаясь своей белизной с белоснежной подушкой. Хотя его стебель был срезан и не соприкасался больше с землёй, благоухание от этого не уменьшалось.

«Выпей мой свет. Я дарю его тебе от старшего брата».

Лепестки развернулись и робко затрепетали, наполняясь живительным, одним только им знакомым теплом. Сияние разливалось по всей каюте, освещая лица спящих людей, но в то же время не прерывая их сон. А ирис думал, что для совершенной радости ему не хватает лишь влаги…

Неожиданно его вновь накрыл свет. Однако уже не такой невесомый – это серебро было живым. Теряясь в бахроме лепестков, по венчику скользнула солёная капля, и цветок вдруг обнаружил себя прижатым к щеке, по которой тянулся, извиваясь, уродливый шрам.
- Прекрасный свет… Знаешь ли, сколько ночей мы тебя ждали, Луна?

Добавлено спустя 53 секунды:
Глава 2.

В Карибском море есть корабли, о которых слагают легенды. Один из них под названием "Чёрная жемчужина" как раз в то достопамятное утро плыл на восток... Почему он такой легендарный? Ну, вообще-то, причин много, но автор скромно ограничится лишь тремя. Первое – на всех Семи морях не было судна быстроходнее этого. Второе – одна только «Жемчужина» сумела целой и невредимой вернуться с края света. И третье – её капитаном был не кто иной, как знаменитый…
- ДЖЕЕЕЕЕЕЕЕК!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Увы, дорогие читатели, вам тоже придётся привыкнуть к столь грубому нарушению повествования! Ведь с тех пор, как на корабле знаменитого капитана Джека Воробья появилась завальная парочка из другого мира, всё буквально перевернулось с ног на голову…

Алое нечто пересекало палубу, словно пущенная из лука стрела. Уорэн, Гиббс, Пинтель, Раджетти и, кажется, опять Пинтель – да какая разница, кто попадался ему на пути! Распахнув дверь в капитанскую каюту, чудо с бензопилой проорало:
- ДЖЕК, ТЫ ЧТО, НЕ СЛЫШИШЬ?!!!! Я ведь, кажется, к тебе обращаюсь!!!
Сидевший за столом пират нехотя прочистил уши, а «сугроб» из одеяла в дальнем углу кровати даже не пошевелился.
- Грелль, перестань голосить! Во-первых, со слухом у меня всё в порядке. А во-вторых, ты разбудишь Дариса.
- Сейчас он не проснётся, даже если по нему танк проедет! – огненноволосая девушка бесцеремонно придвинулась к капитану. – Есть проблема КУДА НЕПРИЯТНЕЕ!!!
- Ну, и что же случилось? Ты спалила камбуз? – Воробей явно был готов уже ко всему.
- Нет. ТАМ САХАР КОНЧИЛСЯ!!!!!!!!!!

Некоторое время мужчина с удивлением смотрел на неё.
- И что? - наконец спросил он.
- Ты не понял? - Грелль щёлкнула пальцами у него перед носом. - САХАР, говорю, КОНЧИЛСЯ!!!!!!
- И что из этого? Разве сахар уже сделался продуктом, без которого мы не проживём?
- Вы, может, и проживёте, а Гроби... КАК ЖЕ Я ТЕПЕРЬ СДЕЛАЮ ЕГО ЛЮБИМЫЕ ПЕЧЕНЮШКИ?!!

О, эта загадочная душа жителей Миазара!.. То, что любому нормальному человеку покажется пустяком, для них будет настоящей трагедией. Ну, скажите, неужели была необходимость так вопить и носиться по «Жемчужине», сшибая всех и вся, ради какой-то выпечки???
- А к Анжелике ты обращалась с этим вопросом?
Рыжик упёрла руки в боки.
- Джеки-и-и… ты в самом деле думаешь, что я стала бы заниматься пробежкой с очередным взломом каюты, если бы знала, что у неё на камбузе есть этот несчастный сахар?!

Да, да, дорогие читатели - на самом деле легендарных кораблей в то на редкость достопамятное утро плыло даже два! Но легенды, окутывающие второй от бушприта и до самых кончиков мачт, где развевался, скалясь на ветру, "Весёлый Роджер", были куда более зловещими.
- "Месть королевы Анны"... - вошедший Барбосса усмехнулся себе в усы. - С тех пор, как капитаном на ней сделалась девчонка, там вообще не очень-то внимательно следят за провиантом.
Джек уже собирался что-то ответить на явно поддразнивающий его выпад Гектора, однако Рэдклифф взяла реванш, едва не сбив того с ног (вернее, с ноги):
- Дедушка-а-а-а, что ж мне дела-а-ать?!!!
- Для начала отцепись от меня. - Барбосса, тоже успевший привыкнуть к ежедневным заскокам "внучки", отреагировал совершенно спокойно.
Правда, отцепляться "внучка" категорически не желала.

Джек наблюдал эту сцену, втихаря посмеиваясь. Уж больно комичным было выражение лица старого пирата, на котором крупными буквами читалось: "Я не с этой дурочкой!" Правда, уже через минуту, под аккомпанемент причитаний, он расплылся в улыбке, которая очень не понравилась Воробью:
- Вытри слёзы, деточка. Тот, кто может тебе помочь, вовсе не я, а Джек!
- Э... ты к макаке своей обращаешься? - тот на всякий случай указал на спинку кресла, где, распушившись от возбуждения, подскакивал проворный зверёк.
- Не-а. К тебе!
Грелль со смеху прыснула в рукав и навострила уши. Гектор, между тем, невозмутимо продолжал:
- Завтра в это же время мы должны проплывать мимо острова Кюрасао. Если мне не изменяет память, там есть одна уютная бухточка, где можно безбоязненно сделать остановку и пополнить запасы.
- Голландская колония... - Джек призадумался. - В кои то веки ты прав - там относительно безопасно. Во всяком случае, у меня были стычки с англичанами, испанцами, французами... но ни разу - с голландцами.
Рэдклифф хихикнула:
- Просто удивительно, что ты ещё не успел с ними поссориться!
- Ну, это он так думает. - Барбосса сиял, как медный таз.
Оба будто по команде уставились на него.
- Что... ты... имеешь ввиду? - сквозь зубы процедил Воробей, уже предчувствуя что-то нехорошее.
- В общем-то, пока "Жемчужина" была в моём распоряжении, я успел ограбить на ней пару-тройку голландских судов. А поскольку на них перевозили золото для одного очень богатенького аристократа из дома Оранских*, за голову обокравшего их капитана (то есть, за твою) обещана неплохая награда.
- Как это - за мою?! Ведь грабил ты!
- Хе-хе, грабил корабль под названием "Чёрная жемчужина"! А уж кто капитанствовал на нём в то время, голландцам неважно. Кого поймают, того и вздёрнут, тем более если учесть, что их страна сейчас в хороших отношениях с Испанией, а ты там "прославился" куда больше, чем я.
"Вот старый козёл!" - с досады Джек скрипнул зубами. Но понимал, что ничего поправить уже было нельзя - Барбосса принёс ему такую "славу", которую он в данный момент не пожелал бы врагу. А ведь на Кюрасао, к тому же, ещё находится Виллемстад - главная голландская колония этого архипелага...
- Что ж, Грелль, благодари своего "дедушку". - нахлобучив шляпу, он направился к двери, давая понять, что разговор окончен. - Придётся тебе как-нибудь обойтись без сахара - я не намерен ради него рисковать кораблём и командой.
- О-о-о... - Гектор улыбнулся, когда на пушистых ресничках девушки задрожали слёзы размером с грецкий орех, - гляди-ка - кажется, ты её расстроил. А я думал, у тебя не хватило бы духу отказать леди в столь ничтожной просьбе!
- Кончай придуриваться! - огрызнулся Джек. - Ты же сам прекрасно понимаешь, что по твоей милости эта ничтожная просьба может стоить жизни нам всем!
- Эй, погодь! - неожиданно встрепенулась Рыжик. - А что, если ты просто высадишь нас с Дарисом на этом острове, и мы сами купим то, что нам надо? Кстати, для подстраховки с нами может пойти Энжи, ведь её там тоже никто не знает.

В сущности, идея была стоящей. Во-первых, Нисса и Рэдклифф на Кюрасао никогда прежде не видели (и потому нервы у жителей Виллемстада ещё были в порядке). Во-вторых, Анжелика действительно могла проследить, чтобы они не вляпались в какую-нибудь историю. А в-третьих, даже если её саму где-то заприметят, пиратского клейма у неё нет и выкрутиться сумеет - в этом Воробей был уверен.
- Ладно, можно попробовать. - согласился он. - В конце концов, вы с Дарисом многое для меня сделали, должен же я отплатить вам хотя бы печеньками!
- Ой, до чего милая форма благодарности! - умилилась Грелль.
- Это не благодарность. Просто я терпеть не могу быть кому-то должен...
- ...Особенно, если вспомнить, что в должниках ты ходишь у всех Карибов! - некстати подытожил Барбосса.


ПРИМЕЧАНИЕ: дом Оранских* - Оранская или Оранско-Нассауская династия (нидерл. Oranje-Nassau) — королевская династия Нидерландов с 1815, ветвь Нассауского княжеского дома. С XVI века принцы Оранские — влиятельная олигархическая семья Республики Соединённых Провинций, из которой избирались её статхаудеры (в ряде государств Европы - должностное лицо, осуществлявшее государственную власть и управление на какой-либо территории данного государства). Династический цвет — оранжевый, отсюда название порта Оранж, располагавшегося на Ямайке.

Добавлено спустя 1 минуту 25 секунд:
Глава 3.

- Выбраться в город? - Анжелика на секунду убрала ладони от ручек штурвала. - Почему бы и нет, я согласна. Только... ты уверена, что стоит брать с собой Дариса? Я не в том смысле, что он нам помешает, просто, учитывая его теперешнее состояние...
Грелль, минуту назад перемахнувшая с "Жемчужины" на палубу "Мести", лишь усмехнулась:
- В своём, как ты изволила выразиться, теперешнем состоянии мой Цветик ещё нас с тобой выручит, если мы опять во что-нибудь вляпаемся! Так что берём его без лишних разговоров. К тому же, он и так насиделся в душной каюте.

Насчёт духоты Рэдклифф была права: с самого начала их совместного плавания каюту на корабле Джека пришлось делить на троих. Правда, в итоге с комфортом расположился один Гектор, бесцеремонно завладев кроватью (благо, судовой плотник уже привёл её в нормальный вид, который она потеряла после знакомства с бензопилой). Что же касается самого Джека и Гробовщика - им каждую ночь приходилось устраиваться на полу. Но если Дарис смиренно терпел такой порядок вещей (днём, когда не было Барбоссы, кровать всё же ненадолго доставалась ему), то Воробей просто выходил из себя. Либо старый пират уже страдал склерозом и забывал, что он больше не капитан на этом корабле, либо потеря ноги добавила ему наглости. "Нечего на меня так зыркать - я инвалид! Что? Нисс тоже? Ничего, вы с ним ещё молодые, можете потесниться. А я старый человек и пользуюсь вполне заслуженным отдыхом".

Что ему на это скажешь? Нет, серебряный язык капитана Джека непременно нашёл бы ответ, но из уважения к Гробовщику, который просил не затевать ссор, пока сдерживался. Зато Рыжик была в какой-то степени даже довольна - мол, при первой встрече выкинул меня спать на матрас, теперь погнись на нём сам. Ей было вполне уютно в отдельной каюте, предоставленной Анжеликой, и она охотно уступила бы её любимому, однако тот продолжал жить в тесноте по одной-единственной причине: если бы не его ежедневные вмешательства, Воробей и Барбосса уже сто раз передрались бы между собой.
- Ладно, как знаете. Мы бросим якорь у Пальмового берега.

Когда Грелль с радостной улыбкой побежала к себе, чтобы приготовить одежду, сердце испанки чуть сжалось. Прежде ей доводилось бывать в Виллемстаде, и она знала, насколько красив этот город. Рэдклифф тоже представилась уникальная возможность видеть то, что не увидит больше никто из её мира. А Дарис... всё очарование Кюрасао обойдёт его стороной. Он не полюбуется ни на девственные джунгли, ни на красоту здешних зданий, ни на жаркое карибское солнце. Отныне даже самый погожий день для него чернее непроглядной ночи. Анжелика вдруг сумела представить, насколько это тяжело. Конечно, её не было рядом, когда он потерял зрение в первый раз. Но здесь, в её собственном времени, в её собственном мире они с Джеком - два лучших пирата, каких только знали на Семи морях - не смогли защитить одного дорогого им человека.


* * *

"Интересно, почему это я должен за них волноваться? Я и за родного отца не слишком переживаю, а эти двое - вообще чужие люди! И всё-таки..." - Джек остановился, не дойдя до каюты, - "почему я так легко согласился исполнить прихоть Грелль? Может, они с Гробовщиком для меня уже не настолько чужие?"

Пожалуй, последнее было вернее всего. Живя с бедовой парочкой бок о бок, капитан Воробей убедился, что она стала не только частью его команды, но и частью чего-то гораздо большего. Эти двое были тем, чего не хватало его миру. Он даже ощутил какую-то лёгкую грусть от того, что скоро им придётся расстаться.

Однако тягостные мысли развеялись сами собой: стоило пирату переступить порог каюты, как ему в лицо с глухим хлопком впечаталась подушка, а из угла раздалось знакомое хихиканье:
- Попал!
- Что за... - Джек отшвырнул сию постельную принадлежность подальше. - Дарис, зачем ты это сделал?
Тот кубарем скатился с кровати, не прекращая смеяться:
- Просто захотелось поднять тебе настроение!
- А с чего ты взял, что оно у меня плохое?
- Судя по голосу, который я слышал утром, мордашка у тебя была ну, очень кислая! Если уж даже слепой говорит это, значит, так оно и есть.
- Ты всё слышал? И про голландцев, и про Кюрасао, и про твои дурацкие печеньки?
- Хи-хи, разумеется! Только не называй мои печеньки дурацкими - они же обидятся.
- Знаешь ли, вот мне как-то всё равно! - в тоне Джека слышалось раздражение. - Скажи лучше, с чего твоей невесте во что бы то ни стало приспичило их печь?
Встречный вопрос Нисса прозвучал неожиданно серьёзно:
- Ты полагаешь, это - лишь её прихоть?
- А разве не так?
Гробовщик поднялся и, всё ещё пошатываясь, отошёл к окну.
- Слушай, кэп... что сейчас за стеклом?
- Море. - не совсем уверенно, будто чуя подвох, отвечал Воробей.
- Правильно. А что море значит для тебя?
- Хех, да много чего!.. Но причём тут это?
- Притом, что самым важным из всех для тебя значений наверняка будет: "дом". Да, да - даже психу вроде меня не потребуется много времени, чтобы понять, море - твой дом. Тебя связывает с ним Анжелика, свобода, корабль... А мы с Грелль утратили связь с домом. Это как снасти без мачты - они есть, но им не к чему прикрепиться. Однако их не выбрасывают, ведь придёт время, когда каждой предстоит стать связующим звеном.
Пират кивнул, забыв, что Дарис не мог этого видеть. Он понял, к чему клонит его собеседник. "Дурацкие печеньки" были одними из тех немногих звеньев, что связывали Нисса и Рэдклифф с их миром, с их временем. Чтобы не пасть духом, они старались не упустить даже самых, казалось бы, ничтожных деталей.
- Ладно. - рука сама собой потянулась к злосчастной подушке и хорошенько прицелилась. - Будет тебе печенье. Только сначала...

Добавлено спустя 34 секунды:
Глава 4.

Лунный свет пробивался сквозь шторы, скользил по стенам, рисовал причудливые узоры на каждой складке шёлкового одеяла. Тишину нарушало лишь тиканье часов да неровное, прерывистое дыхание спящего ребёнка. А возле окна в этом свете безмолвно застыл силуэт.

Мужчина, вошедший в комнату, наблюдал, как ветер развевает полы одеяния, и как, отливая причудливым блеском, скользят по волосам лучи полумесяца. Скоро этот поток окутал собой неподвижно лежавшую девочку и бледные губы, проверяя температуру, коснулись жарко пышущего лба малышки.
- Ну, как? - этот вопрос мужчина хотел и боялся задавать одновременно.
Из-под серебристой чёлки на него сверкнул глаз - жёлтый, будто слиток золота в колючей оправе ресниц:
- Она уходит. И я тоже уйду.
- Нет... - две фразы, словно стрелы ударили в сердце. - Ирис, сейчас ты не можешь! Останься, слышишь, я тебе это приказываю!
В устремлённом на собеседника взгляде читалось безразличие и усталость.
- Сколько ни бейся, ты не сможешь отогнать смерть. Век цветка недолог, как и век человека. Все силы, которыми я располагаю, уже отданы твоему дитя. Моё время подходит к концу, дальше ты должен будешь справляться один.
- В таком случае... - мужчина опустил голову, приглушённо всхлипнув, - скажи, есть ли ещё сила, способная ей помочь?
- Многое зависит от твоих молитв. И часть их услышана - цветы скоро распустятся заново.
- О чём ты говоришь?
Ласковая улыбка была подарена полумесяцу.
- Ирис рождает семя, и оно рождает себе подобных. Где бы они не оказались, они будут цвести до скончания времён. После моего увядания разыщи новое семя.
- Я думал, что подобных тебе просто не существует...
- И ты не ошибся: Творец не создал даже двух одинаковых листьев в лесах, можно ли говорить что-то подобное о человеке? Вот почему есть тот, кто не похож на меня - он гораздо сильнее. - теперь улыбка предназначалась уже мужчине. - Я - Ирис, всю жизнь цветущий только возле твоей дочери. И я - женщина, подарившая ей тепло матери, которой у неё никогда не было. Я дышала, пока аромат, приближающийся к этому острову, не заглушил мой собственный. Ожидай его, Пьер Стэвезант.

* * *

- Нет!
- Да!
- НЕТ!!!
- ДА!!!
- Энжи, сколько раз повторять - я ЭТО НЕ НАДЕНУ!!!!
- Пойми наконец, дурочка - голландцы не из тех, кто будет церемониться с дамами! Если в городе объявятся сразу две незнакомые девушки, нам от солдат проходу не будет! И увещеваний твоего Дариса никто не станет слушать.
- Эй, а как насчёт пилы? К её-то "мнению" точно прислушаются!
Испанка глубоко вздохнула, расправляя рукава платья:
- Видимо, ты прямо жаждешь загреметь за решётку... Ну, какой нормальный человек станет бродить по городу с бензопилой?! Да и фехтовать обычные городские жительницы не умеют тоже. Так что хватит пудрить мне мозги - переодевайся и пошли на "Жемчужину"! Кюрасао уже совсем близко.

Грелль надулась, глядя на разложенную перед ней мужскую одежду. Ну, почему как раз тогда, когда им выпал бесценный шанс посмотреть столицу, она должна изображать парня?! Противная Анжелика - сама-то она в платье! И причём, в довольно клёвом...
- Урок публичного унижения! - ворчала Рэдклифф, с такой яростью наматывая вокруг шеи шарф, будто собиралась им задушиться.

Кое-как собрав волосы и привычными движениями затолкав их под куртку, она последовала за пираткой. "Пилу - нельзя, платье - нельзя, каблуки - тоже нельзя... МЕНЯ ОКРУЖАЮТ САДИСТЫ!!!"
- Отлично выглядишь, Тич! - усмехнулся Джек, едва дамы вошли в каюту. - Грелль, не надо скалиться - ты тоже ничего.
- Это типа комплимент? - нахмурилась та, привалившись плечом к косяку.
- Скажу даже так: если бы я не знал, что ты девушка, то, пожалуй, приревновал бы Анжелику.
- Гроби, выкопай ему могилу!!!
- Хи-хи, не думаю, что наш капитан собрался умирать! - Дарис, аккуратно натягивающий сапоги, расплылся в улыбке. - И вообще, не стоит шутить с такими вещами. Лучше скажи, Джек, ты одолжишь мне свой китель? Я ведь до сих пор не подобрал себе рубашку подходящего размера...
- Ладно, бери. - расщедрился Воробей. - Но помни - китель у меня в единственном экземпляре, так что если потеряешь, или порвёшь, оплатишь ущерб.
- Жадина-говядина! - сквозь зубы процедила Грелль, однако её уже ухватили за ухо и потянули к спущенной на воду шлюпке.
- Возвращайтесь до наступления темноты! - прокричал вдогонку Барбосса. - И только попробуйте где-нибудь застрять - уплывём без вас!
Рэдклифф хотела было возмутиться, но Анжелика в очередной раз пресекла попытку, всучив ей вёсла:
- Не обращай внимания на всякую болтовню, лучше греби!
- Э?! А чё я???
- Предлагаешь заставить Дариса? Тогда мы доберёмся до острова не раньше, чем к ночи. Кроме того... - пиратка хихикнула, - сейчас ты, как бы, мой кавалер.

От последней фразы Гробовщик рассмеялся так, что его услышали даже в форте Виллемстада. Грелль проводила взглядом посыпавшихся в море чаек (на шумовые перегрузки птички среагировали быстро) и мрачнее тучи принялась грести к острову:
- Тоже мне - надсмотрщики на галере!

Добавлено спустя 37 секунд:
Глава 5.

Остров встретил их гомоном птиц, лёгким ветром, покачивающим верхушки пальм, и влажно разогретой землёй. Для Анжелики густые и, на первый взгляд непролазные джунгли были делом привычным, вот почему она нашла тропинку сразу после того, как они пересекли обширный пляж. Но не стоит думать, что одна только Грелль была вне себя от восторга, когда ступила в удивительный и незнакомый для неё мир тропического леса.

Цветы рассказывали Дарису о себе своим ароматом. Белые пахли едва уловимо, тонко и застенчиво, словно стесняясь чрезмерного благоухания. Это - орхидеи, "младшие сёстры" ирисов. А другие - вызывающе, ярко, одурманивая переливами запаха. Это - тигровые лилии.

Он не видел деревьев, но слышал их разговор с ветром. Каждое из них говорило по-своему, и каждый листок превращался в отдельное слово. Звуки, запахи, голоса, случайные прикосновения - всё это говорило парню гораздо больше, чем он мог бы увидеть глазами. Ведь внешность подчас затрудняет восприятие истинной сути вещей. Вот почему Анжелика не заметила на его лице и тени печали. Нисс видел мир, просто не так, как она.

Наконец Грелль, державшая его за руку, остановилась.
- Мы уже пришли? - спросил Гробовщик.
- Да, вроде того.
Лес перед ними расступился, открыв величественную каменную стену. Глядя на сторожевые башенки и широко раскрытые ворота, девушка догадалась:
- Энжи, это ведь и есть Виллемстад?
- Именно. Только, боюсь, войти в него будет не так просто.

С этими словами пиратка указала на двух солдат. Рыжик еле сдержалась, чтобы не хихикнуть - уж больно забавной выглядела их цветастая форма! Совсем не то, что у англичан, или испанцев... Однако раз Анжелика их опасалась, значит, они ребята серьёзные.
- И как же нам пройти? - осведомился между тем Ирис.
- Здесь за городом есть деревушка, откуда в Виллемстад приходят крестьяне. Попробую убедить, что я - одна из них, а потом позову вас.
- Я всё понимаю, но к чему такие сложности?
- Просто на Кюрасао сейчас неспокойно, и страже поручено проверять всех, кто входит в колонию. Поэтому умоляю, ведите себя тихо! Скажете, или сделаете что-нибудь неосторожное - влипнем по самые уши! Особенно это касается тебя, слышишь, Грелль? ГРЕЛЛЬ!!! Куда она подевалась?!
Дарис невинно указал в сторону ворот. Посмотрев туда, Анжелика обомлела: похоже, Рэдклифф надоело ждать, и она решила проложить путь своим способом, содрав с ближайшего охранника шляпу.
- Оп-ля!
Солдаты, как и пиратка, обалдели от столь наглой выходки.
- Ты что себе позволяешь, оборванец?!!! - прогрохотал один из них.
Девушка невозмутимо повертела добычу в руках.
- Да вот, проходил мимо вас и подумал: неужели в Виллемстаде все такие деликатные, что стесняются сказать: "Парни, вы ж выглядите как сущие пугала"?

С полминуты солдаты пытались подобрать челюсти, которые стремительно ехали вниз. Похоже, они ещё ни разу не слышали в свой адрес таких оскорблений! Безрезультатно заставляя себя успокоиться, Анжелика шагнула к воротам, чтобы разобраться, однако Грелль уже дала щелбан второму стражнику и стремительно сорвалась с места.
- ЩЕНОК, СЕЙЧАС Я ШЕЮ ТЕБЕ СВЕРНУ!!!

Напрочь позабыв о посте, оба погнались за ней по улицам города.
- Какого Кракена она вытворяет?!!! - прошипела испанка, мысленно готовясь познакомить Рыжика с её же пилой.
Вместо ответа Гробовщик с неожиданной силой сжал её руку и потащил вперёд:
- Скорее! Она даёт нам время пройти!
Вообще-то, дочь Чёрной Бороды не любила, когда её хватали вот так... Но, даже если бы она захотела, высвободиться из хватки Дариса было невозможно.

Добавлено спустя 34 секунды:
Глава 6.

Через несколько минут оба уже брели по извилистой улочке, одновременно высматривая Грелль и пытаясь слиться с толпой. Дарису из-за вскочившей на лбу шишки (подбегая к воротам, он с размаху "поцеловал" стену) последнее удавалось плохо.
- Ты её не слышишь? - время от времени спрашивала Анжелика.
Тот лишь качал головой.
- Сумасшедшая девчонка, что ещё скажешь! Её поймают и бросят в тюрьму! А когда там узнают, что она девушка, устроят допрос с пристрастием... Объявят пираткой... Казнят!
Гробовщик усмехнулся:
- Сколько пессимизма! Это совсем на тебя не похоже.
- Думаешь, я паникую? Я просто в ярости, вот и всё! Твоя драгоценная Грелль загубила нам вылазку.
- Хи-хи, и, тем не менее, она избавила тебя от необходимости врать. По-моему, это хорошо.
- Дарис, не зли меня сейчас!!! Джек знает, чем это обычно кончается!
Судя по голосу, мисс Тич вправду была зла. Парень притих и смиренно поплёлся за ней, время от времени поправляя сползающий китель. Несмотря на слепоту, шагал он вполне уверенно, ведь в его ладони всё ещё была ладонь испанки.

Так они миновали несколько переулков и вышли к порту. Прошло уже без малого полчаса, а Рэдклифф до сих пор нигде не было видно. Нисс выглядел до того пришибленным, что Анжелика наконец оттаяла: "Зачем же я на него ору? Ему и так приходится сейчас несладко".

Рука потянулась погладить серебристо-седую макушку, но в это время прямо возле девушки с крыши свалился кирпич.
- А трогать Гроби нельзя без моего разрешения!
Пиратка вскинула голову: чуть свесившись с карниза, на неё смотрела знакомая бесстыжая рожа.
- Грелль?! Что ты там делаешь?!
- Принимаю солнечные ванны. - та с напускным равнодушием оглядела свои ровные ноготки. - Все эти погони жутко меня утомили!
- Сейчас ты у меня не только утомишься - ты вообще не встанешь!!! Живо спускайся!!!
Тяжко вздохнув, Рыжик одним прыжком соскочила на землю. Правда, вид у неё был аховый.
- Та-а-ак... Кажется, я должна задать тебе несколько вопросов. - Анжелика сделала наступательный шаг в её сторону. - Первый - почему у тебя распущены волосы? Второй - куда делась шляпа? И третий - ОТКУДА ВЗЯЛАСЬ ЮБКА?!!!
- Выменяла на шляпу! - Грелль расправила пышные алые складки и показала язык. - Что, завидно?
Её ничуть не смущало то, что подруга уже вскипела, как чайник. Однако Гробовщик в очередной раз спас ситуацию, втиснувшись между ними:
- Ну, а теперь, солнышко, скажи серьёзно - откуда у тебя сей предмет женского гардероба?
Мисс Тич округлила глаза:
- А разве до этого она говорила не серьёзно?
- Конечно, нет! - Рэдклифф фыркнула со смеху. - Неужели ты думаешь, что я способна распоряжаться чужими вещами? Не веришь - вон, погляди!
Анжелика обернулась. По улице, ругаясь, на чём свет стоит, тащились знакомые солдаты. Очевидно, им уже влетело за оставленный пост у ворот. Но зато один из них крепко сжимал шляпу. Свою шляпу.
- Так откуда же, в конце концов, взялась юбка?
Рыжик принялась самозабвенно кружиться, взметая складками вихрь:
- Я ведь работаю на вашей "Жемчужине" в качестве кока... и Джек мне зарплату не домашними тапками платит! Поэтому я купила её за свои собственные денежки, ясно тебе?
- Ну, и глупо! От солдат точно проходу не будет.
- Не-е-ет, от солдат нам не было бы проходу в том случае, если бы я осталась в мужской одежде: они ж меня теперь знают! А если буду девушкой (как мне, в общем-то, и полагается!), меня не узнает никто! - Грелль лукаво подмигнула. - Да, да, Энжи - не всё тебе одной разгуливать в хорошеньком платьице!
Та вздохнула и посмотрела на Нисса. Будто почувствовав это, он согласно кивнул:
- Уж двух прекрасных дам я защитить сумею, хе-хе!
- Ладно, ты меня убедила... Но больше никаких фокусов!

* * *

Виллемстад оказался не таким уж большим, но чистым и приятным городом. Грелль с интересом рассматривала здания прежде не знакомой ей архитектуры, украдкой наблюдала за прохожими и уже не смеялась, когда рядом мелькала забавная солдатская форма. Белокаменная церковь, чей крест тянулся к самому небу, вызвала у неё уважение, однако больше всего девушку поразила резиденция губернатора.
- По-твоему, она красивее? - удивилась Анжелика.
- Причём тут красота? - вопросом на вопрос ответила Рэдклифф. - Я просто подумала, что в какой бы век мы ни попали, везде встретили бы одно и то же: одни утопают в роскоши и строят себе дворцы (хотя и никому не нужные), а другие вынуждены ютиться в хибарах.
Она указала на группку домиков, которые сиротливо жались к ограде. Возможно, в одном из них жил сам священник со своей семьёй. Испанка не могла не согласиться: принцы и нищие существовали во все времена. И в каждой стране...

Неожиданно Дарис, идущий между ней и Грелль, дёрнул Анжелику за рукав.
- Что такое? - спросила она, останавливаясь.
Гробовщик не ответил, но на его лице расплылась просто блаженная улыбка. Вспомнив, что теперь он ориентируется исключительно по звукам, пиратка прислушалась. И тотчас до её ушей донеслась музыка. Судя по всему, в порту были какие-то гулянья. И уж конечно, это сразу заинтересовало сумасбродную парочку.
- Энжи, пойдём, посмотрим, а? - Рыжик потянула её за другую руку. - Ну, мы шли сюда только за сахаром, что ли???
- А тебе, кажется, мало солдат? Сколько раз повторять - мы не должны привлекать внимания!
- Энжи, ну, пожалуйста-а-а! Смотри, как Дарис туда хочет!
Улыбка Нисса на глазах делалась невинней и шире. Вот чего мисс Тич ожидала меньше всего - так это его заинтересованности музыкой! Однако воспротивиться напору сразу с двух сторон было даже ей не под силу.
- Убедили - сходим. Но ненадолго!

Добавлено спустя 33 секунды:
Глава 7.

Кучка народу собралась на холме возле порта. С мола сюда долетали солёные брызги, и море приносило запах гниющих на берегу водорослей. С другой стороны в лавке цветочницы благоухали ирисы. Их аромат угадывался безошибочно и приятно щекотал ноздри. А на вершине холма, взявшись за руки, танцевали парень и девушка, под ту самую музыку, что Гробовщик услышал ещё из города.
- Скажите, тут праздник? - обратилась к одному зрителю Грелль.
Пожилой мужчина ответил с улыбкой:
- Наверное, вы приезжие, раз ничего не знаете. Ведь сегодня день рождения нашей колонии. По этому случаю вечером губернатор даёт бал в резиденции... Но, как водится, приглашена на него только знать. А мы - простые люди - сейчас веселимся по-своему. Кстати, - он указал на танцующую пару, - вы не хотите принять участие в конкурсе?
"Нет, спасибо - у нас дела!" - хотела вмешаться пиратка, однако глаза Рэдклифф уже загорелись энтузиазмом:
- Круть!!! Что за конкурс?!!!
- Конкурс на самый красивый танец. Победители получат приз - двенадцать пиастров (ровно столько лет исполняется Виллемстаду) и в придачу - редкий цветок. Что скажете, барышня?

В этот момент произошло сразу три события. Первое - Рыжик открыла рот, чтобы ответить согласием. Второе - от столь необдуманного, по её мнению, поступка попыталась удержать Анжелика. И третье - ей помешал Гробовщик, дёрнувший свою невесту на середину круга.
- Дарис... что ты делаешь? - Грелль растерялась, когда поймала на себе столько любопытных взглядов.
Нисс потёрся щекой об её макушку.
- Музыка кончилась. Теперь наша очередь!
"И всё-таки, он ненормальный!" - думала мисс Тич, уже спокойно наблюдая за конкурсантами. - "А я, видимо, ещё ненормальней, раз больше не собираюсь призывать их к осторожности!"

Зато мысли Рэдклифф работали совершенно в ином направлении.
- Нет, нет, постой! Как же мы... Я не умею танцевать под такую музыку!
- И я не умею! - хихикнул Нисс. - Однако похожая играла на улицах нашего города.
- Ты полагаешь, этого достаточно?
- Хих, посмотрим! Просто повторяй мои движения.

Новый порыв ветра разметал полы кителя, взъерошил седые и огненные пряди, сплетая их в одно целое. Девушка и сама не заметила, когда заиграла музыка, но очнулась уже погружённая в танец. Вернее, в то, что танцем назвать было сложно. Так не танцуют люди - так колышутся стебли цветов на ветру. Сначала неспешно и плавно, а потом ускоряясь с каждой минутой, сохраняя необыкновенную лёгкость движений. Этим движениям хотелось следовать. Их хотелось повторять снова и снова, не думая о том, как на это посмотрят. Резкие развороты, удары в такт каблуком сапога, сцепление и разжатие пальцев чуть дрожащих от волнения рук. Не вальс и не танго, не чечётка и не тот стиль, которого придерживались уличные танцоры Шэнварда... Как вообще можно описать танец Ирисов?

Самый прекрасный из них прижимал её к сердцу. Так крепко, что аромат его лепестков заглушал все остальные запахи, обволакивая невидимым ласковым коконом. И даже слепота не помешала глазу, чуть показавшемуся из-под чёлки, влить своё золото в самую душу.

Грелль двигалась, как завороженная поддерживая контакт взглядами. Они говорили друг другу, что делать, общаясь без слов. Шаг, поворот и шаг снова... Изящное движение, будто в ладонях раскрывается цветок... На секунду задержаться в объятиях и разойтись, слушая не музыку, а ритм сердца.

Вдруг Анжелика, дотоле наблюдавшая за реакцией зрителей (и попутно удивляясь, как в разинутые от изумления рты ещё не залетели мухи), почувствовала у себя на плече знакомую руку.
- Энжи, айда к нам!!! - личико Рэдклифф светилось восторгом.
- Прямо сейчас? - опешила та. - Но у вас ведь парный танец...
- Ха-ха, в самом деле? А Дарис так не считает!
Действительно - Гробовщик уже потянул за собой людей с противоположного конца холма. Не желая более медлить, Грелль увлекла навстречу им другую сторону. И испанка не смогла воспротивиться общему потоку веселья. Никогда ещё на улицах Виллемстада не царило такого оживления. Привлечённые звуками горожане стали стекаться в порт отовсюду. А когда музыка стихла, посреди толпы замерла необычная пара. Пряди, вспыхнувшие серебром даже при солнечном свете, разметались и улеглись, в последний раз дохнув живительным благоуханием цветов.

Добавлено спустя 33 секунды:
Глава 8.

- Это было потрясающе! - признала пиратка, едва стихли бурные аплодисменты. - Даже несмотря на то, что вы успели поставить на уши всю колонию.
- Она права - действительно потрясающе! - сквозь толпу протиснулся мужчина, который рассказал Грелль о празднике. - И, как судья, я рад вручить вам первый приз!
В волосах девушки тотчас оказался розовый ирис, а кисет в руках Нисса зазвенел обещанными пиастрами. Мужчина, между тем, продолжал:
- Меня зовут Эмилио Монтенегро. Когда-то я был распорядителем бала у самого короля Испании. Мне доводилось видеть много красивых и необычных танцев, но ваш бесподобен!
- Спасибо! - Рыжик от восторга зарделась. - Слышишь, Дарис - мы выиграли!!! И у нас теперь много денег! Хватит уже носить чужие шмотки, сейчас купим тебе одежду!

Однако Гробовщик её не слышал. И вовсе не потому, что вокруг шумел народ, а потому, что он вручал кисет с пиастрами той самой паре, которая танцевала перед их выступлением. Как их нашёл? Люди, наверное, подсказали.
- Нам?! - худощавый парень с длинными волосами смущённо отстранил его руку. - Что вы - это же ваш приз! Вы его заслужили.
Нисс улыбнулся:
- Мы импровизировали, а вы показали классику. К сожалению, я не имел удовольствия видеть ваш танец, но мне говорили, что он был великолепен.
- Не видели? - переспросила подошедшая девушка.
Грелль с Анжеликой переглянулись, и испанка осторожно потянула Гробовщика за собой:
- Идём, Дарис. Нам сюда.
Тогда голландцы поняли всё.
- Кстати, - незнакомка пожала руку арксуру, - я Хейл. Хейл Таленс. А это мой жених - Горацио Ильхайо.
- Рад познакомиться. - длинноволосый тоже протянул ему ладонь рёбрышком.
- Хе-хе, какое совпадение - и я с невестой! - Гробовщик назвал себя и Рэдклифф. - Ну, а это - Анжелика. Она моя...
- Двоюродная сестра. - поспешила вмешаться пиратка. - Мы не из здешних мест, только что прибыли.
- У вас в Виллемстаде родственники? - поинтересовался Горацио. - Если вы их ещё не нашли, я и Хейл будем рады помочь: мы знаем здесь всех.
- Благодарю, сами справимся.
Со стороны мисс Тич это прозвучало не слишком приветливо. Однако лишь она до сих пор не забыла о мерах предосторожности.
- Что ж... приятно было с вами познакомиться.

* * *

Скоро все трое уже были на рынке.
- Сахар только в кубиках? - разочарованно протянула Грелль. - Ну, если что, его можно будет грызть даже со злости! Так, а ещё мне нужен крем - третью неделю шелушатся руки! Эй, тётя, у вас хоть какой-то выбор косметики есть???

Пока она скакала от одного прилавка к другому, Гробовщик и Анжелика стояли в сторонке (причём выражение лица последней означало: "Лохматый чудик со мной, а к алой фурии я отношения не имею!").
- Почему ты отдал тем двоим выигрыш? - спросила девушка Нисса.
Тот передёрнул плечами:
- Наверное, потому, что им деньги нужнее, чем мне. Слепому и больному на всю голову человеку без разницы, как он выглядит. А Хейл сможет обменяться с Ильхайо подарками.
В его голосе едва уловимо звучала грусть. Именно она до такой степени тронула пиратку, что та не сдержалась и погладила его по голове:
- Всё хорошо. Ты нравишься нам таким, какой есть... Грелль! Хватит лоботрясничать, иди к Дарису! Не видишь разве, что ему одиноко?!

Надо отдать должное Рэдклифф - она тотчас бросила всё (кроме, разумеется, сахара) и помчалась к жениху с такой скоростью, что перевернула чей-то прилавок. Пока Гробовщик помогал ей подбирать апельсины под охи и ахи торговки, испанку внезапно тронули за плечо.

Первое, что бросилось в глаза, когда она обернулась, были волосы, ниспадающие серебристым каскадом. Только потом возникла высокая фигура в белом плаще.
- Что вам угодно?
Хотя незнакомец пах цветами и ещё чем-то приятным, мисс Тич ощутила пробежавший вдоль спины холодок. Особенно после того, как разглядела морщинистые пальцы у себя на плече.
- Я шла на аромат ирисов. - ответило странное существо. - Это ведь тебя сопровождает Белый Цветок?
- Да... - почему-то Анжелика вмиг догадалась, что речь идёт о Дарисе. - Кто вы и что вам о нём известно?
В её ладонь скользнула бумажка.
- Ты задаёшь слишком много вопросов, дочь моря. Он сам рассеет твоё недоумение, если сочтёт нужным... А пока передай ему эту записку.
Девушка уже хотела сжать пальцы, но вдруг остановилась... вспомнив стычку с Элджаем.
- Подождите-ка минутку. Вы подходите ко мне на базаре, даже не называя себя, и просите передать что-то Ниссу. Откуда я знаю, что вы не собираетесь причинить ему вред?
Из-под капюшона послышался тихий смешок:
- Не стоит так опасаться - я вовсе не враг. Просто Ирисы чувствуют присутствие друг друга. Пока они благоухают, в Виллемстаде спокойно... Однако твой друг растерял почти все свои лепестки. Если хочешь подарить ему новые, приходи в восемь вечера на Пальмовый берег.
- И что же там будет? - пиратке всё больше не нравилось, что собеседник знает даже о месте швартовки их с Джеком кораблей.
Голос прозвучал уже издали мягкими бархатистыми нотками:
- Там будет ждать то, что сделает твоего друга счастливее.

Добавлено спустя 31 секунду:
Глава 9.

- ДЕС!!! - спустя час, Грелль с такой силой бухнула на стол блюдо, что команда подпрыгнула. - Сегодня в меню - печеньки от Рэдклифф! Налетай, всем хватит!

Пока матросы с аппетитом уплетали выпечку, она подсела к Ниссу:
- Чего грустим? Я же оставила для тебя больше всех!
- Спасибо, милая, я не голодный.
- Нет?! - девушка на всякий случай приложила ладонь к его лбу. - А ты часом не заболел? Обычно от печенек никогда не отказываешься.
- Я в порядке. Просто с тех пор, как мы вернулись сюда, я чувствую какое-то беспокойство.
- Брось - Энжи не стала говорить Джеку и Барбоссе, что мы вытворяли в Виллемстаде! Наверное, поэтому мы с тобой до сих пор живы и можем самостоятельно передвигаться.
Смешок, раздавшийся из-под седых прядей, показался Грелль лучиком солнца:
- Хи-хи, удачная шутка! Но всё же, я не о том... У меня чувство, будто там, в городе я забыл сделать что-то очень важное. И пока не сделаю, мне нельзя уплывать.
- Ну, уж это чушь! Ты просто вымотался - денёк был насыщенней некуда! Сейчас ляжешь, поспишь и завтра будешь как новенький. А Кюрасао вместе со всем беспокойством останется далеко позади.
При последних словах Дарис ощутимо вздрогнул. Он знал, что капитан Воробей собирается отплыть с утренним приливом, однако ему не давал покоя запах, который он почуял, находясь в колонии: аромат, во много раз превышающий тот, что был у него. И ещё - случайное прикосновение к руке. Всего одно, но какое! Он с трудом удержался, чтобы не последовать за невидимым глазу призывом.

Тем не менее, если душа рвалась обратно на остров, то тело, на чью долю тоже выпало немало испытаний, требовало отдыха. К тому же, у Гектора сегодня ночная вахта, и кровать должна быть свободна.
- А, ладно! - едва заметные клыки сомкнулись на печенюшке, которая жалобно захрустела. - В конце концов, в этом мире перед нами стоит совершенно иная проблема.

* * *

Если вы никогда не были в лесу с наступлением сумерек, вы не поймёте, насколько неуютно чувствовала себя Анжелика, продираясь сквозь густые заросли. Ступая осторожно (поскольку под ногами то и дело ползали змеи), она шла на Пальмовый берег в поисках того незнакомца, который повстречался ей в городе. Девушка не сомневалась, что найдёт его хотя бы по сильному запаху ирисов... однако навстречу из чащи вышла совсем другая фигура.
- Джек?! Какого Кракена ты здесь делаешь?!
- Я мог бы задать тебе тот же вопрос, дорогуша. - пират лихо сверкнул золотым зубом. - Бродишь одна по джунглям, да ещё в такое время... Подозрительно выглядит, а?
Испанка стиснула зубы и сунула руку в карман, проверяя, тут ли записка.
- Свой корабль к отплытию я подготовила. А что делаю здесь - тебя не касается!
Джек приблизился своей неподражаемой походкой.
- Как не касается? Не забывай - теперь мы с тобой капитаны двух кораблей, которые путешествуют вместе... Пусть даже временно, но это так. Значит, мы должны быть посвящены в планы друг друга.
- Интересно же ты заговорил! - Анжелика фыркнула. - Помнится, когда мы прежде плавали вместе, ты исчезал, куда хотел, безо всякого предупреждения. И уж точно не посвящал меня в свои планы!
- Это потому, что доверять тебе было опасно.
- А сейчас разве нет?
Воробей положил руки ей на плечи, и одна из них как бы невзначай скользнула в карман.
- Ну... будь я в шкуре Гробовщика, я бы тебе в данный момент не доверился. Их взаимопонимание с Грелль выше всяких похвал. Но и мы можем достигнуть его прямо сейчас... если ты скажешь мне, дорогая, что это за бумажка.
- Отдай! - спохватилась пиратка. - Отдай, кому говорю - она не для тебя!
- Вот поэтому я и читаю. - сказал Воробей без зазрения совести.
Мисс Тич попыталась выхватить у него записку, но где там! Джек её уже развернул.
- Учти - я скажу об этом Дарису!
Капитан "Жемчужины" ничего не ответил. Несколько секунд он молча щурил глаза на клочок бумаги, а потом вернул Анжелике:
- Держи. Там пусто.
- То есть, как?! - теперь и испанка, забыв про совесть, посмотрела записку.
Действительно - листик был чистый. Она принюхалась - может, всему виной невидимые чернила? Однако ни молоком, ни лимонным соком не пахло.
- М-да... - мрачно изрёк Воробей. - Здорово же тебя надурили!

Добавлено спустя 37 секунд:
Глава 10.

- Нет, нет, погоди... - пиратка принялась вертеть записку в руках. - Я не верю, что он мог так обмануть!
- Кто он?
- Ну, или она...
- Может, вообще ОНО?! О ком ты говоришь?

Видя, что дело приняло серьёзный оборот, Анжелика решила всё рассказать.
- Вот оно что... - протянул Джек, когда её выслушал. - И ты доверилась абсолютно не знакомому человеку только потому, что он показался тебе похожим на Дариса? Эх, как низко пала, моя дорогая Энжи!
- Не намного ниже тебя! - огрызнулась девушка.
- Хе-хе, я, по крайней мере, пират с большим стажем. И уж точно не позволил бы обвести себя вокруг пальца, как последнего лопуха!

Внезапно их спор прервал шорох в кустах. Анжелика насторожилась, Воробей на всякий случай вытащил пистолет. Шорох раздался ещё ближе и прекратился.

Не сговариваясь, оба поспешили туда. Но, стоило им раздвинуть мешавшие ветки, как они увидели, что там никого не было. Лишь на земле лежала какая-то коробка с прикреплённым к ней листочком бумаги... И опять чистым!
- Интересно, мне одному кажется, что кто-то издевается над нами? - произнёс Джек, обшаривая кустарник с другой стороны. - Кстати, милая, ты ведь тоже должна перед Ниссом кое в чём отчитаться!
- В чём же? - та пыталась открыть коробку.
- Да в том, что сразу не отдала ему записку. Ну-ка, признавайся, что собиралась с ней делать?
- Отдать! Но немного... попозже, вот и всё!
- Знаем мы это "немного попозже"! Катишь бочку на меня, а сама, небось, тоже хотела почитать чужую корреспонденцию.
- А ты... - Анжелика наконец справилась с коробкой и замерла, не завершив фразы.
- Что там? - осторожно спросил капитан "Жемчужины".
- Живо на корабль! Нужно показать это Гробовщику!

* * *

Мурлыча себе под нос какую-то весёлую песенку, Грелль подметала пол на камбузе. Неожиданно в дверь просунулся Скрам:
- Рэдклифф, а ты уже слышала новость?
- У меня с вами каждый день новости. - девушка отложила метлу и вытерла руки о передник. - Ну, говори, что там опять случилось?
- Мисс Анжелика, говорят, сегодня вечером ходила на берег!
- И что?
- А то, - с воодушевлением зашептал матрос, - что вернулась она оттуда вместе с Джеком, и сейчас они оба пошли к твоему могильщику.
- Гробовщику! - глаза Рыжика недобро сверкнули. - Так, постой-ка... он же отдыхает! Зачем он им понадобился?!
Пират хотел что-то сказать, но Грелль уже пулей вылетела из камбуза, успев всучить ему метлу:
- Скрам, миленький, прибери здесь, пожалуйста! С меня ещё одна порция печенек!

Тем временем Анжелика и Воробей в нерешительности стояли посреди каюты. Почему в нерешительности? А как бы вы себя чувствовали при виде блаженно-невинного личика, почти утонувшего в серебристых локонах и спящего так сладко, что рука просто не поднималась будить?! Наконец Джек взял инициативу и легонько потряс парня за плечо:
- Дарис, просыпайся! Надо поговорить.
Ответом была тишина.
- Эй! К тебе, между прочим, твой капитан обращается!
Он начал трясти сильнее, но арксур даже не шевелился, спокойно продолжая спать.
- Видишь - это он так проявляет своё уважение! - усмехнулась испанка.
- Энжи, чем издеваться, лучше бы помогла мне! Хотя, с какой стати ему тебя слушать...
- Ну, почему же? Рэдклифф меня кое-чему научила.
С этими словами она погладила шелковистые пряди:
- Вставай, мой хороший.

Фраза оказала волшебное действие - Нисс мгновенно проснулся и сел. Улыбка досталась Анжелике, слюни - Джеку.
- Хи-хи, с добрым... чего-то там!
- Сейчас ещё далеко не утро! - заявил Воробей, вытираясь. - Просто тебе тут письма пишут, а читать приходится нам!
Девушка замахнулась на него:
- Ты соображаешь, что говоришь?! Дарис, не обращай внимания... Вот, эту записку мне сегодня передали на рынке. Сказали, что она для тебя.

Пираты ожидали, что он хотя бы спросит, кто передал, или почему они не отдали её сразу. Однако Гробовщик не произнёс ни слова, лишь развернул бумажку и стал медленно водить по ней кончиками пальцев. Через пару минут его лицо снова озарила улыбка:
- Какое интересное письмо! Хе-хе, не удивлюсь, если вы в него уже заглянули, но ни бельмеса не поняли!
- Так оно не пустое? - спросил Джек.
- Их-хих, ну, конечно, нет! Просто азбука для слепых - это изобретение, которым пользуется ограниченный круг людей.
Теперь Анжелику передёрнуло. Таинственный незнакомец (или незнакомка) оказался дальновидней, чем она предполагала: ему было известно даже о несчастье, постигшем Дариса. Да кто же он, в конце концов, такой?!
- Эй!!! Вы чего тут делаете с моим Гроби?!!! - на пороге, уперев руки в боки, стояла рассерженная Грелль.
- О, привет! Что-то тебя давно не было! - съехидничал Воробей.
- Не было, так буду! - Рыжик бесцеремонно отодвинула испанку. - И непременно спрошу: зачем вы двое на него налетели?! Ты, Джек, вообще весь день дрых, дай человеку поспать!
- Грелль, успокойся! - придержала её мисс Тич. - Нам всего лишь нужно было передать письмо твоему ненаглядному.
- ОТ КОГО?!!!

Добавлено спустя 33 секунды:
Глава 11.

- Радость моя, уймись. - Дарис протянул ей бумажку. - Лучше прочти сама.
К удивлению пиратов, девушка обращалась с запиской тем же способом, что и Гробовщик. И, стоило ей дочитать до конца, как она с радостным визгом повалила его на кровать:
- Гроби, ЭТО Ж КРУТО!!! Нас приглашают на бал!!!
- Бал? Какой ещё бал?! - испанка пыталась её перекричать.
- Бал в резиденции губернатора по случаю дня рождения города. - сообщил Нисс. - Милая, слезь с меня, пожалуйста, а то задохнусь и не смогу им всё объяснить...
Рыжик мигом ретировалась и села, с невинным видом обхватив подушку.
- Итак, - парень положил бумагу на стол, - кто бы это ни писал, он хорошо осведомлён о наших с вами делах. Ему известно, где наша стоянка и сколько у нас кораблей. Он даже знает, что случилось с моими глазами (хе-хе, вот самая любопытная деталь!)... И он предлагает встречу на том празднике, о котором только что так радостно верещала Греллечка.
- Встречу? - Джек нахмурился. - А с чего бы нам с ним встречаться? Мы ведь его совершенно не знаем!.
- Зато он знает нас - этого вполне достаточно, чтобы пойти туда!
- Рэдклифф, подожди! Ты уже забыла Элджая? Ясно, что это - тоже кто-то из вашего времени, и он мог приготовить для вас ловушку.
Гробовщик ткнул пальцем в записку:
- Тут есть постскриптум: "Приди ради спасения новой жизни, потому что моя угасает".
- И-и-и... - протянула Анжелика, - что сие значит?
- Хах, даже не представляю! Не желаешь пойти, чтобы выяснить?
- Минутку! Ты всерьёз собрался принять это сомнительное приглашение?!
- А почему бы и нет?
- Но мы же завтра отплываем!
- Я попытаюсь как-нибудь управиться. Ночь и Луна - моё время.
Пираты вновь переглянулись.
- Пахнет приключениями, не находишь? - улыбнулся Джек мисс Тич.
- Пахнет жареными воробьиными пёрышками. - ничуть не смутившись, парировала та. - Думаю, нет смысла спрашивать, согласен ли ты сопровождать их.
- Конечно, пойду. И не только потому, что я капитан Джек Воробей: ведь кто-то должен уберечь эту парочку от самих себя!

* * *

- Обалдеть!!! Это мне?! - Грелль испустила восторженный вздох и обеими руками вцепилась в красное кружевное платье. - А ты не говорила, Энжи, что у тебя на корабле есть такое!
- Потому что красивая одежда нам не требовалась... до недавнего времени. - испанка вытащила из шкафа похожий наряд голубого цвета. - Имей ввиду - на этот раз для подстраховки с нами пойдёт Джек.
Рэдклифф любовно погладила пилу:
- Для подстраховки есть вот это! И объяснять ей ничего не надо.
- Э, не-е-ет, свою "игрушку" ты сегодня оставишь на корабле! Ещё не хватало, чтобы нас арестовали прямо в резиденции губернатора!
- А, кстати, - девушка вдруг сама опустила оружие, - в чём пойдёт Дарис? Пожалуй, вариант: "китель-штаны-сапоги" здесь не прокатит.
- Само собой - это же дом главы Виллемстада. Но, - Анжелика загадочно улыбнулась, - наш таинственный незнакомец уже всё продумал.
- В каком смысле?
- Увидишь, когда придём в город. Джек и Нисс будут ждать нас неподалёку от резиденции. Всем вместе идти нельзя - можем вызвать подозрения.
- А как насчёт стражи?
- Все солдаты, включая начальника форта, будут заняты на торжественном параде. Идеальное время, чтобы войти без помех!
- Что ж... - Грелль изящно прошлась по каюте, стуча каблучками, - в таком случае, голландской знати представится возможность увидеть сегодня ОСЛЕПИТЕЛЬНО ПРЕКРАСНОЕ АЛОЕ ПЛАМЯ ЛЮБВИ!!! В моём лице, естественно.
Пиратка скривилась.
- Не очень-то увлекайся балом. Мы должны следить, чтобы с Дарисом ничего не случилось.
- Вот заботу о Дарисе предоставь, пожалуйста, мне! Невеста я ему, или кто???
"Личный спиногрыз!" - очень хотелось ответить Анжелике, но она сдержалась.

Скоро обе девушки уже направлялись в город. Не особенно хотелось оставлять "Месть королевы Анны" под присмотром Барбоссы (который, конечно, не преминул сказать: "Вы все явно спятили, и я не удивлюсь, если завтра в рядок будете болтаться на виселицах!"), однако Уорэн с Гибсом заверили, что будут держать всё под контролем.

Ночь была необыкновенной. Анжелике даже казалось, что Луна сегодня светит как-то по-особому ярко, и цветы сильнее благоухают во мраке джунглей. Грелль бодро семенила рядом. Похоже, опасности её ничуть не тревожили.

Войдя в городские ворота, подруги сразу увидели, насколько изменился за день Виллемстад. По улицам маршировали солдаты с начищенным до блеска оружием. Разноцветные ленточки, которыми были украшены деревья и крыши домов, извивались в потоках ветра. Где-то звучала музыка, хлопали пробки от шампанского и слышался счастливый смех. Пёстро, ярко, грандиозно! Но простое, незатейливое празднество на холме у порта всё ещё не выходило из головы.

Губернаторская резиденция встречала гостей всеми своими огнями. У парадного подъезда уже стояли несколько карет. Кавалеры и дамы в великолепных платьях важно шествовали мимо, только изредка задерживая взгляды на не знакомых им леди. Под этими взглядами многие бы растерялись... Но Анжелика для такого была слишком сдержанной, а Рэдклифф - слишком нахальной.
- Вы как раз вовремя, девочки! - из-за угла ближайшего дома выглянул Джек. - Я уж думал, вы куда-нибудь провалились (что немудрено в этих юбках!).
- Хватит ехидничать! - проворчала испанка. - Я и так себя чувствую неуютно.
- А мне наоборот нравится! - Рыжик кружилась вокруг своей оси. - Знал бы ты, КАК ДАВНО я мечтала походить в платье! Но где же мой кавалер?
- Здесь.

Она обернулась на голос и ахнула. Юноша с серебристыми волосами, небрежно перетянутыми на кончиках лентой, в белоснежном камзоле и таких же сапогах протягивал ей руку:
- Я узнаю тебя даже без помощи глаз.
- Ты... - Грелль замерла, не в силах оторвать взгляда от золота, бившего возле зачёсанной на бок чёлки, - Дарис, ты потрясающе выглядишь!!! Так вот что прислали в той коробке...
- Да, там был именно этот костюм. - жестом фокусника Воробей развернул между пальцами три приглашения. - А это - ваши пропуска в сказку на пару часов.
- Откуда они у тебя? - Рэдклифф прищурилась. - Неужели стащил?
- Ха-ха, идея, конечно, заманчивая, но представь себе - нет! Я нашёл их вместе с костюмом. Между прочим, вашу прежнюю одежду сейчас спрятал неподалёку от резиденции. Знаю, звучит ужасно, однако вам придётся переодеться сразу после того, как выйдете с бала.
Грелль моментально насупилась:
- Ну, зачем, а? Ты же испортишь нам всё удовольствие!
- Что поделать - пиратская жизнь нелегка! - подмигнул капитан "Жемчужины". - Если будете ходить по городу в столь приметной одежде, вас сцапают.
- Имей ввиду, сцапают - сдадим и тебя до кучи!
- Всё, хватит! - остановила спорщиков Анжелика. - Надо идти, иначе опоздаем. Рэдклифф, будь рядом с Дарисом. Джек... где ты будешь нас ждать?
- В саду у каменной изгороди. Поэтому с платьями вам придётся распрощаться, ведь сигать через забор в подобных нарядах - самоубийство!

Рыжик буркнула что-то себе под нос, взяла Нисса за руку и они первые зашагали к резиденции. По дороге девушка умудрилась продеть в петлицу возлюбленного цветок ириса.
- Увидимся. - немного поколебавшись, сказал Воробей испанке. - Будь осторожна.
- Ты тоже.

Добавлено спустя 35 секунд:
Глава 12.

Стоя посреди огромной танцевальной залы, Рэдклифф с восхищением оглядывалась.
- Ну, ничего себе – сходили за сахаром! Ка-а-ак же здесь здорово!!! Я и впрямь чувствую себя Золушкой, попавшей в сказку!
- И, надо полагать, твой прекрасный принц – это Дарис? – со смехом предположила Анжелика (которая, несмотря на совсем не привычную для пирата обстановку, держалась уверенно).
- А кто же ещё? Ты похожа на добрую фею… Ха-ха, а Джек у нас типа злая мачеха, которая дожидается за углом со скалкой возвращения падчерицы! – Грелль вздохнула. – Вот пробьют часы полночь – и волшебство кончится…
- Надеюсь, что бегство с бала у нас выйдет без потери всяких там хрустальных туфелек. И ещё что твой возлюбленный уладит всё быстро.

Неожиданно Рыжик взвизгнула и подскочила так, что на неё с осуждающими взглядами обернулись гости:
- Вальс! Вальс начинается! Дарис, давай потанцуем!
- Рэдклифф, не до этого сейчас! - в самое ухо зашептала Анжелика. - Нам нельзя терять бдительность!
- Зато можно слиться с народом. Расслабься и веди себя естественно! Разве тебе часто выпадает шанс бывать на столь роскошных балах?
- Слушай, ты... - начала было испанка, однако её руку вдруг чмокнул какой-то мужчина.
- Что такая очаровательная сеньорита делает в одиночестве? Позвольте пригласить вас на танец.

Нисс не мог видеть всего великолепия, которое его окружало. И уж конечно, он не знал, как много восхищённых взглядов устремилось на них троих. Но даже вслепую он безупречно станцевал вальс, да и пиратка, несмотря на всю её осторожность, позволила себе немного расслабиться.

Когда музыка смолкла, гости вокруг захлопали в ладоши, очевидно, кого-то приветствуя. Под звуки аплодисментов с мраморного балкона спустился мужчина в напудренном парике и богато расшитом камзоле.
- Эй, что за дядя? - по-простому обратилась к одной даме Грелль.
Та воззрилась на неё, как на пришельца с другой планеты:
- Вы только посмотрите, какая невежа! Перед тобой сам губернатор Пьер Стэвезант!
- Ой! - девушка смущённо сделала бровки домиком. - Прошу прощения! Я просто впервые здесь и... ЙЯУЧ!!! Ты чё делаешь?! - зашипела она на ткнувшую её в спину Анжелику.
- Не болтай лишнего!
- Друзья мои! - обратился к присутствующим губернатор. - Как глава Виллемстада, я рад приветствовать вас в своём особняке. Надеюсь, сегодняшний вечер надолго вам запомнится. Но, прежде чем продолжить бал, я хочу поделиться важной новостью: моя старшая дочь Марта Стэвезант вышла замуж за дона Фернандо де Эспиноза - родственника короля Испании.

Аплодисменты зазвучали с удвоенной силой. А когда их опять сменила музыка вальса, мисс Тич, отшившая очередного кавалера, внезапно услышала разговор нескольких женщин, стоявших в стороне.
- Просто нет слов, чтобы описать, насколько успешна партия юной госпожи Марты! - восклицала одна из них.
- Да, бесспорно! - подхватила другая. - Брак с доном Фернандо - это, помимо всего прочего, скрепление дружбы между Испанией и Голландией в Карибском море.
- Правда, сам губернатор что-то не выглядел особо счастливым. - заметила третья. - Или дон Фернандо пришёлся его старшей дочери не по вкусу?
- Дело вовсе не в ней. Достопочтенный Пьер беспокоится за свою младшую. Вы ведь знаете - малышка Алийт уже месяц как страдает от неизлечимой болезни...

Испанку будто варом обдало. "Приди ради спасения новой жизни" - вспомнились строчки из послания незнакомца. - "Выходит, Дарис здесь из-за этой девочки?"

Добавлено спустя 33 секунды:
Глава 13.

Анжелика шла по танцевальной зале, потеряв к балу всякий интерес. Сейчас её волновало лишь то, что она случайно услышала из разговора. Подтвердятся ли эти догадки относительно Дариса? Пожалуй, следует всё обсудить с ним.
- Грелль, - поймала она за руку проходящую Рэдклифф, - где Нисс?
Та вытаращила глаза:
- Чего?! Я думала, он с тобой!
- С какой стати твоему жениху околачиваться возле меня?!
- Да не кричи ты - он только что здесь был!
Девушки огляделись по сторонам. Гости, разбившись на пары, вновь танцевали. Но нигде даже не промелькнула знакомая серебристая грива.
- Честное слово, - вздохнула мисс Тич, - вас обоих надо привязывать!

Её волнение, кажется, передалось и Грелль. Во всяком случае, она уже кусала губу и нервно теребила в пальцах алый кружевной платок.
- Нет, я этого так не оставлю! ГРОБИ, ТЫ ГДЕ?!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
От такого крика скрипач на балконе оборвал струны. Музыка смолкла, все взгляды устремились в одну красную точку, рядом с которой со злости закипала голубая.
- А потише нельзя было? - прошипела пиратка, вцепляясь в шлейф своего платья (ибо руки сами собой тянулись придушить Рэдклифф).
Рыжик же ничуть не смутилась.
- Ну, чего глазеем? У нас тут типа "Золушка" наоборот!
- Дамы и господа, всё в порядке! - сквозь толпу протиснулся невысокий полный мужчина. - Всё в порядке, продолжайте танец! Просим прощения за досадную задержку.

Когда оркестр начал играть, он поманил к себе Грелль:
- Барышня, вы ведь мешаете! И, как распорядитель бала, я буду вынужден попросить вас удалиться, если сделаете ещё что-нибудь подобное.
"Доигралась?" - явно говорил взгляд Анжелики. Рэдклифф картинно заломила ручки:
- Ах, я нижайше прошу меня извинить, господин распорядитель! Просто моя скромная персона в жизни не видела ничего прекраснее этой резиденции, и эмоции, так свойственные хрупкой девичьей натуре, буквально выплёскиваются наружу! Кроме того, на этом самом месте мы с моим женихом только что объяснялись в любви. Да, да, взаимны наши чувства до гроба!!

После такой тирады мужчина целую минуту стоял в шоковом состоянии. Мисс Тич даже заметила, как он всплакнул.
- Но с прискорбием должна сказать вам, - воспользовавшись ситуацией, продолжала Грелль, - что Джульетта лишилась своего Ромео! И кричала, нарушая дисциплину, не устами, а пылающим от любви сердцем! О, достопочтенный церемониймейстер, не видели ли вы, куда пропал мой сказочный принц???
"Вот наяривает..." - думала испанка. - "Сколько ж романов нужно прочитать, чтобы научиться нести такой бред?"

К счастью, на распорядителя он оказал должное воздействие.
- Тот юноша, что был с вами, кажется, недавно вышел через главный вход...
- Какого его туда понесло?! - Рыжик моментально сморгнула слёзы и галопом помчалась к выходу, оставив в шоковом состоянии уже всех присутствующих. - Спасибо, мужик!
Анжелика мрачно подхватила юбки. Ей ничего не оставалось, кроме как поспешить следом.

* * *

В саду было тихо. Даже ветерок не шевелил верхушки деревьев. Лишь иногда в ветвях отряхивалась сонная птица, да слышался далёкий плеск волн на морском берегу.

Но скоро тишину пронзили новые звуки. "Стук-стук-стук" - это стучала трость. Её владелец шёл на знакомый ему аромат ирисов. Собственно, именно он и заставил покинуть бал... В губернаторской резиденции благоухало множество различных цветов, которые украшали колонны, столы и фамильные вазы, но запах любимцев Луны Дарис не спутал бы ни с чем другим.

Джек привалился к дереву у каменной изгороди и тоже вдыхал его, безошибочно распознавая ирис. Только когда навстречу вышла облачённая в белое фигура, он шагнул к ней.
- Ну, наконец-то! Я уже устал тебя ждать, Гробовщик.
- А здесь не ждали тебя. - отвечал незнакомый голос.
Воробей насторожился и положил руку на эфес шпаги.
- Кто ты такой?
- Цветок, который привёл вас сюда. - аромат, идущий от серебристых локонов, заглушил все остальные запахи сада. - Однако благоухание его предназначалось не тем, кто отдал жизнь свою морю.

Едва фигура произнесла последние слова, как капитан "Жемчужины" почувствовал, что оружие выскальзывает из рук. Его никто не забирал - тело само отказывалось слушаться, опьянённое запахом. Когда волосы окутали со всех сторон мягким сверкающим шлейфом, он и вовсе лишился сознания.
- Досадная помеха... - резко обернувшись, незнакомец проделал то же самое с подошедшим Дарисом, - ведь только моё семя сможет спасти Алийт.

Добавлено спустя 46 секунд:
Глава 14.

- Подожди! Грелль, да подожди же, кому говорю!!!
Шумно вздохнув, Рыжик остановилась.
- Ты вообще соображаешь, что делаешь?! Сколько ты ещё намерена снести дверей?!!! - терпение Анжелики, похоже, было на исходе.
- Я намерена снести все двери, что разделяют меня и моего любимого!
- Дурочка, по нашим следам наверняка идёт стража! Если будем и дальше привлекать к себе внимание, нас... - пиратка внезапно замолчала и потянула подругу за угол дома.

Счётчик эмоций у Рэдклифф действительно зашкалил - она даже не заметила, что они уже вышли в сад. Но до каменной изгороди было не добраться, поскольку возле неё стояли солдаты... а у их ног на земле беспомощно распластался Джек. Правда, Гробовщика поблизости уже не было.
- Как они его поймали?!
- Тише! Хочешь к нему присоединиться, что ли?!
Грелль прикусила язык и теснее прижалась к стене. Солдаты, между тем, склонились над пиратом.
- М-да... - усмехнулся один из них, - если я правильно помню, в числе приглашённых такого оборванца не было.
- Может, он перелез через ограду, чтобы посмотреть бал? - предположил другой. - Простолюдины часто это делают.
- Кончайте болтать! - приструнил их третий, по всей видимости, главный. - Лучше проверьте его руки. Что-то мне подсказывает, что сегодня к нам в сети попала крупная дичь...

Анжелика нахмурилась, когда голландцы разглядели татуировку и клеймо, выжженное на запястье капитана.
- Надо же! - начальник стражи потёр ладони. - Никак, пожаловал сам Джек Воробей! Тот мерзавец, что однажды поживился предназначенным губернатору золотом. Ну-ка, тащите его в форт. Сразу после праздника минхер* Стэвезант с ним разберётся.
- Злопамятные. - подвела итог Рыжик. - Ладно, вырубить их для меня - раз плюнуть!
- Погоди! - в который раз одёрнула её испанка, увидев, как солдаты после недолгих поисков нашли в кустах узел со сменной одеждой.
Это обрадовало начальника ещё больше:
- Так-так-так! Выходит, он явился сюда с компанией! И, возможно, она даже на балу сейчас спокойно отплясывает... Улрих, Клайс, уведите его, а я пока вернусь в резиденцию. Не хочется портить всем праздник, но придётся проверить тщательно каждого из гостей.

Когда они ушли, девушки перевели дух и покинули своё укрытие.
- Слыхала? - чуть слышно спросила мисс Тич. - Теперь обратный путь нам заказан... К тому же, я до сих пор не пойму, как Джек позволил им поймать себя столь легко.
- А я не могу понять, где сейчас Дарис! - Грелль начинала злиться, потому что вытащила невесть откуда бензопилу. - Одно утешает - солдаты его, кажется, тоже не видели.
- Э... Рэдклифф, ты пронесла на бал ЭТО?!!! Как умудрилась?!!!
- Под таким подолом не то, что пила - пушечная артиллерия сможет разместиться! Не задавай лишних вопросов, пойдём лучше искать Гроби и спасать твою пташку!
- Во-первых, пташка не моя. А во-вторых, это неосуществимо... в данный момент.
- Почему???
- Да потому, глупая, что нас тоже схватят! Они и без того поняли, что в городе объявились пираты. Патруль прочешет воды вокруг Кюрасао и засечёт наши корабли, если мы не успеем предупредить команду.
Несколько секунд Грелль размышляла.
- Ну, тогда ты возвращайся на Пальмовый берег, а я займусь поисками Дариса.
- Ага, чтобы мне пришлось спасать потом ещё и тебя? Нет уж! Я не могу позволить тебе здесь остаться. При всей твоей силе, - Анжелика обхватила Рэдклифф за плечи, разворачивая лицом к себе, - ты женщина. С этой разнузданной солдатней лучше не сталкиваться.
Её слова прозвучали, как напутствия старшей сестры. И они вмиг охладили пыл девушки. В самом деле, она немногого добьётся, очертя голову бросившись на помощь Джеку и Ниссу. Правильным вариантом будет вернуться на "Жемчужину", обезопасить матросов и сделать в город новую вылазку завтра с наступлением темноты.
- Ладно, убедила. Но не очень-то расслабляйтесь, голландцы! В конце концов, это - только временное отступление.


ПРИМЕЧАНИЕ: минхер* - вежливое обращение к мужчине голландцу.

Добавлено спустя 36 секунд:
Глава 15.

Тот же аромат, что усыпил Дариса, разбудил его вновь. Он чувствовал, как рядом благоухают ирисы. Белые, ведь лишь у них был такой тонкий запах.
- Луна здесь близка, как нигде больше на Карибах. - ласковый голос звучал над ухом и чьи-то пальцы перебирали спутавшиеся серебристые пряди. - Но вволю она поит светом только тебя одного.

Хотя лежать на спине было неудобно, Гробовщик не сделал попытки подняться.
- Цветы... их здесь много?
- О, да. Никто не пересчитывает ирисы в моём цветнике. И они не считают друг друга, потому что слепые, как ты. Однако каждый может рассказать свою удивительную историю. Например, о том, как семя одного из них взошло на пересечении пути времён...
- Кто ты? - спросил Нисс, когда рука провела по его щеке, в точности повторяя линию шрама.
В широко распахнутый жёлтый глаз устремился взгляд другого - такого же:
- Сильвия О Корнэлл. Прародительница рода Ирисов.
- Ты всё время звала меня на этот остров?
- Да, это я звала тебя. - солёная капля упала на щёку Дариса. - Ведь человек, который дорог Цветку, умирает... Впрочем, Цветок засохнет прежде него.
- Хочешь сказать, кому-то нужна моя помощь?
- Я не знаю всех твоих сил. Но зато мне известно, что ирисы только выглядят хрупкими.

* * *

Барбосса подавился любимым яблоком, когда в каюту вошли Грелль и Анжелика.
- Нескромный вопрос, барышни: в какой помойке вас валяли?!

Действительно - в двух ободранных, грязных девицах сложно было узнать тех дам, что ушли в город пару часов назад. Своё платье мисс Тич в хлам изорвала о колючки, а подол был оторван до самых колен. Расцарапанные руки и ноги и взъерошенные волосы, некогда собранные в причёску, дополняли картину.

Впрочем, Рэдклифф выглядела немногим лучше. От её роскошного наряда осталась только верхняя часть - нижнюю заменяли испачканные грязью брюки, которые она умудрилась напялить под платье. Про волосы Гектор бы вообще умолчал: они походили на неудачно свитое гнездо из травы, листьев и застрявших веточек.
- Нам пришлось лезть через ограду в саду. - мрачно пояснила испанка.
- А потом продираться сквозь джунгли другим путём, чтобы не засекли солдаты. - добавила Рыжик.
Старый пират поправил очки, которые сиротливо болтались на одной дужке у неё за ухом.
- А как насчёт ваших кавалеров? Вы потеряли их по дороге, что ли?
- Если бы, если бы... Одного схватили, а другой где-то заплутал!
- Хе-хе, можете даже не говорить, кто есть кто! Интересно, как же вы бросили этих остолопов там одних?
Анжелика рассердилась:
- Кончай подтрунивать! Уж ты-то, я знаю, рад этому больше всех! Ведь теперь тебе представилась возможность опять увести "Жемчужину". Только я не позволю!
- Энжи, не говори такое про дедушку! - с жаром вступилась за Барбоссу Грелль.
- Своего так называемого "дедушку" ты ещё плохо знаешь. А мне его грязные делишки отлично известны. И, если он думает, что про смерть Чёрной Бороды все забыли, он глубоко заблуждается!
Гектор с чувством повертел в руке яблоко.
- Мисс Тич, почему бы нам не оставить сейчас выяснение отношений? Собирайся я захватить корабль, я бы сделал это под покровом темноты, в ваше отсутствие. Лучше давайте вместе подумаем о безопасности наших матросов.
- Хорошо. - наградив его суровым взглядом, отвечала пиратка. - Твои идеи?
- В открытом море "Месть" и "Жемчужину" будет легко обнаружить. Спрячем суда возле берега Приют Контрабандистов.
Как ни было грустно Рыжику, она хихикнула:
- До чего смешное название!
- Смешное, да зато безопасное! Даже губернаторские ищейки не рискнут туда сунуться.
- Почему?
- Этот берег - злачное место для тех, кто ведёт нелегальную торговлю на архипелаге. Властям Виллемстада о ней, конечно, известно, однако если туда забредут патрули, их будет ждать весьма холодный приём.
- Но мореплавателей вроде нас контрабандисты знают. - подхватила Анжелика. - Нам часто приходится прибегать к их помощи, ведь пираты не могут позволить себе открыто появиться в колониях, чтобы купить продовольствие. Поторгуемся, и они предоставят нам надёжную защиту.
Рэдклифф сдвинула брови.
- А если попробуют напасть?
- Исключено. Первое правило настоящего контрабандиста: "Не трогай клиента!"
- Ла-а-адно... А что вы намереваетесь у них выторговать, если не секрет?
- У меня яблоки кончаются. - беззлобно ответил Барбосса.
- У команды на "Мести" - ром. Недостаток сего важного напитка во время плавания может спровоцировать бунт. Вывод - нам всё равно бы пришлось покупать не только сахар.

Слова испанки успокоили Грелль. Хоть она и не подавала виду, однако в случившемся тайно винила себя: если бы не этот сахар для печенек, не пришлось бы расхлёбывать такую кашу!

Добавлено спустя 37 секунд:
Глава 16.

Запах лекарств и болезни пахнул на Дариса с самого порога, стоило ему только сделать шаг в комнату. Будучи гробовщиком, он много раз ощущал это присутствие смерти, которая стояла у изголовья кровати и уже заносила над умирающим свою страшную косу. А её ледяное дыхание сковывало собой всё живое.

Сильвия усадила Нисса на край постели и легонько поцеловала в лоб спящую у стены девочку:
- Проснись, дитя моё. Тот, кого ты ждала, уже здесь.
Малышка с трудом открыла глаза. Мутные, воспалённые, почти ничего не видящие из-за сильного жара. Однако фигуру в белом камзоле она разглядела.
- Сильвиес говорила правду... Ты существуешь...
Дарис не успел опомниться, как его рука оказалась в тёплых и невинных детских ладошках.
- Алийт ждала тебя. - улыбнулась старушка. - Она верила, что легенды, которые я рассказывала ей, оживут.
- Легенды? - переспросил Гробовщик.
- Да. Ты знаешь о Белых Ирисах больше, чем кто-либо другой, потому что они живут в тебе. Ты слеп, хрупок, силён и прекрасен так же, как они. Сделай всё, что в твоих силах.

Ниссу не нужно было объяснять, чего от него хочет О Корнэлл. Едва послушав дыхание девочки и почувствовав характерный металлический запах у неё изо рта, он безошибочно определил болезнь:
- Чахотка. Давно это началось?
- Около месяца назад.
- Тогда ещё не слишком поздно.
- Слава Богу. Ты знаешь, что делать в таких ситуациях?
- Да, знаю. Но мне нужна твоя помощь: вырви и принеси сюда все ирисы, какие цветут вокруг дома.

* * *

Положив локти на перила борта, Грелль рассматривала проплывающие перед ней берега. Сейчас корабли обходили остров, чтобы достигнуть бухты, о которой рассказывал Барбосса. Пальмовый берег остался позади полчаса назад.

Конечно, на душе должно было быть неспокойно... Но цветок ириса нежно благоухал в волосах, успокаивая своим ароматом. Луна лила с неба живительные потоки света, и даже в самом ветре, прилетевшем с юга, будто звучал глас ободрения. "Здесь, на этом острове, я забыл сделать что-то важное". - вспомнились слова Дариса. - "И пока не сделаю, мне нельзя уплывать".

Одна солёная капля всё же упала на стекло. Сняв очки, девушка тщательно протёрла их платком, а когда водрузила обратно, в её изумрудных глазах светилась решимость.
- Что я вижу - наш "ураган", кажется, на время стих?
Обернувшись, она увидела Гектора. Тот стоял рядом в точно такой же позе и улыбался:
- Скучаешь по своему нечёсаному? Вот что значит молодость... Надеюсь только, что у тебя хватит ума не совершать более опрометчивых поступков.
- А ты находишь мои поступки опрометчивыми? - неожиданно спросила Грелль.
- Ну, ещё бы! Ты сумела заразить этой опрометчивостью даже Джека, а ведь он не из тех, кто будет задарма рисковать своей шкурой.
- Ты прав. Однако ж, он рискнул ради меня, Дариса и Анжелики... Теперь твоя очередь.
- Ты о чём это?
Девушка ухватилась за ванты и прыгнула на перила. Что-то завораживающее было в её волосах, стлавшихся алым шлейфом по ветру.
- Я горжусь тем, что мой предок был заботливым капитаном. Ты ни разу не подвёл команду, и я стараюсь не подводить. Как ни странно, это качество я даже через много поколений унаследовала именно от тебя. А посему могу оставить корабли и Анжелику на твоё попечение. Укрой их в бухте и возвращайся ко мне.
- Грелль... - Гектор не завершил фразы, потому что Рэдклифф уже исчезла среди бушующих волн.
Только упавший ирис качнулся пару раз на воде.

Добавлено спустя 33 секунды:
Глава 17.

В окнах домов горело зарево восходящего солнца. Огненный свет сменил серебристый, разметав лучи, будто роскошные алые волосы девушки. В этом живительном пламени Кюрасао и встречал новый день.

Однако не все переживания растворились вместе с ночью. Владелец магазина Лем Таленс был тем, для кого утро было лишь началом страданий. Хоть его торговые дела шли в гору, дом лишился того, что было дороже всех сокровищ на свете. Вот почему он даже не отреагировал, когда над дверью звякнул колокольчик, возвещая о приходе клиента.
- Эй! Ты отец Хейл?
От этого вопроса мужчину будто варом обдало. Подняв голову, он впился глазами в своего посетителя. Или, точнее, в посетительницу, которая стояла на пороге. Грязная, мокрая, будто её макали в бочку с водой... но до сих пор прекрасную в объятиях багрового диска.
- Ты отец Хейл? - ещё раз повторила Грелль.
- Д-д-да... - растерянно пролепетал Таленс. - Откуда вы её знаете?!
Рыжик бесцеремонно выжала волосы прямо ему на стойку.
- Слушай, дай поесть, а! А то я целый час бултыхалась в море, потом до рассвета блуждала в местных дебрях... И от сухой одежды не отказалась бы!
Как ни странно, даже после такого нахальства торговцу не пришло в голову выставить её за дверь. Похоже, он сразу понял - вряд ли перед ним одна из многочисленных подруг его дочери, решившая спросить, почему она не появилась сегодня утром на рынке.

Через несколько минут мокрые вещи уже сушились на заднем дворе, а Грелль, переодевшаяся в платье госпожи Таленс (благо, подходящий размер), уплетала чужой завтрак, в промежутках рассказывая Лему:
- В общем, мы с Хейл познакомились на празднике в честь дня рождения города. Ещё немного, и я бы точно вырвала у неё победу в танцевальном конкурсе, однако ж моя вторая половинка этому воспротивилась.
- Ты имеешь ввиду парня по имени Дарис? - уточнил торговец. - Она мне говорила о нём.
- Ну, про меня, естественно, речи не заходило, да? - Рэдклифф мрачно сдула упавшую на лицо прядь. - Ладно, мелочи... Короче говоря, мне срочно потребовалось вернуться в колонию, а поскольку я тут кроме Хейл никого не знаю, то выспросила у трактирщика, где дом семьи Таленс... Кстати, я наелась, спасибо. Теперь хорошо бы увидеть и её саму...
При последних словах мужчина вдруг обхватил голову руками и заплакал. Ему было стыдно лить слёзы на глазах у незнакомых людей, но, очевидно, нервы были уже на пределе.

Рыжик смутилась. Первой её мыслью было, что она своим дурным поведением довела человека до истерики. Однако торговец рыдал совершенно по другой причине.
- Хейл... Её больше нет!
- Как это?! Она умерла, что ли?!
- Мою дочь вчера отняли у меня!..
- Кто отнял?! Почему??? Да перестаньте же ныть - МУЖИК ВЫ, ИЛИ НЕТ?!!!

Крик заставил Таленса взять себя в руки. Во всяком случае, он более-менее внятно смог объяснить, в чём дело:
- С тех пор, как моя торговля начала процветать, нашей семье не давал покоя местный бандит по кличке Робин Голландец. Я вынужден был каждый месяц платить ему деньги, чтобы он не трогал Хейл... Ведь он наживается за счёт работорговли, преимущественно - красивыми девушками... Но в последнее время ему не удавалось найти подходящего "товара", а вчера на Кюрасао прибыл французский аристократ Жан Флёри. И теперь он собирается продать ему мою дочь!

"Тебя это всё не касается!" - шептал внутренний голос Грелль. - "Ты вернулась сюда исключительно за Джеком и Дарисом, проблем и без того выше крыши! Если потратишь своё драгоценное время на чужих людей, можешь не успеть спасти тех, кто тебе по-настоящему дорог!" Такие мысли осаждали сознание, но ответила девушка совершенно другое:
- Успокойся. Я спасу твою дочь.
- Ты?! - в изумлении переспросил Лем. - Но разве ты справишься в одиночку?
- А кто сказал, что я собираюсь идти к Голландцу одна? Попрошу Ильхайо ко мне присоединиться. Он ведь, кажется, твой потенциальный зять?
- Горацио исчез ещё раньше Хейл... Я понятия не имею, где он в данный момент.
- Да? Ну, и ладно, без него обойдёмся!

Это было сказано так спокойно, что торговец диву дался. Однако в голосе Рэдклифф не звучало и тени самоуверенности. Она всего лишь хотела оказать ему посильную помощь, забыв о собственных неприятностях.
- Спасибо... Ты, наверное, делаешь это потому, что Дарис на твоём месте поступил бы так же?
Уже направившаяся к выходу Грелль обернулась:
- Меня не волнует, как поступил бы Дарис. Я сама приняла такое решение. И на твоём месте я бы молилась о скором возвращении дочери. А если будешь продолжать хлюпать носом, передумаю!!!

Распрощавшись с торговцем, она направилась к городским воротам. Девушка сумела подбодрить Таленса, но умолчала о том, насколько страшно было ей самой. Страшно не потому, что пришлось пока прекратить поиски Дариса и Джека, и не потому, что впереди была очередная схватка с какими-то мерзавцами. Просто случай с Хейл был очень похож на тот, что произошёл в её собственной жизни до того, как она встретила Нисса. И сопротивляться такой волне страха было непросто. "Может, всё-таки передумать, а?"

Грелль посмотрела на тень, отбрасываемую крестом церкви. Чуть извиваясь на неровной, местами взрытой колёсами экипажей земле, она будто указывала собой на тропу. "Раз обещала, иди и не бойся".

Добавлено спустя 48 секунд:
Глава 18.

Этим же утром губернатор возвратился из форта, куда ездил для допроса пойманного пирата. У него не осталось сомнений в том, что это и есть Джек Воробей – тот самый капитан, что когда-то ограбил корабли с его золотом. А значит, суровый приговор, который он вынес ему прямо в тюрьме, должен быть приведён в исполнение как можно скорее.

Однако дома Стэвезанту пришлось на время забыть о Джеке и обратить всё внимание на Сильвию. Ведь у неё были важные новости…

Впервые без стука Пьер ворвался в комнату дочери. Аромат ириса, царивший там, заглушал собой все остальные запахи. Стол, ковёр и даже подоконники были усыпаны лепестками цветов. А Алийт спала спокойно, без всякого кашля. Пропал даже нездоровый румянец, что так часто вспыхивал на её щеках.
- Как же это… - губернатор подскочил, когда под каблуком сапога хрустнул очередной стебель. – Сильвиес, она здорова?!
- Да. И теперь будет жить.
- Всего за одну ночь, пока меня здесь не было… Но какое лекарство ей помогло?!
- Корни белого ириса*. Вот видишь – твои молитвы были услышаны.

Глава Виллемстада плакал, прижимая к себе спящую малышку. Девочка сладко улыбалась во сне и сжимала в ладошках какую-то вещь на цепочке.
- Слава Богу! Я ведь уже почти утратил надежду… Почему же ты не дала ей отвар из корней раньше?
- Я не знала о таком свойстве этих цветов. Есть человек, который знает об ирисах куда больше меня. Это его ты должен благодарить.
Только сейчас Стэвезант заметил Дариса, стоящего на коленях с другой стороны кровати. Судя по всему, он так и уснул в этой позе. А вот белый камзол и седые волосы, которые давно освободились от ленты, подсказали Пьеру, где он уже видел этого человека.
- Он был на вчерашнем балу. И с ним, кажется, приходили ещё две девушки.
- Думаю, их нужно найти.
- Я сегодня же пошлю гонцов – пусть обойдут хоть весь остров в их поисках! Ну, что ты медлишь, Корнэлл, разбуди его!
Старушка нагнулась к Ниссу, но будить уже не потребовалось: от их голосов он проснулся сам.

Не буду описывать, как горячо губернатор выражал ему свою благодарность. Скажу лишь, что спросонья Гробовщик не сразу понял, чего вообще от него хотят.
- У вас славная девочка. - наконец сказал он с мягкой улыбкой. - Благодарите Бога, что она осталась в живых. Я всего-то применил некоторые из своих медицинских знаний.
- И тем не менее, минхер, вы заслужили награду. Не знаю, кто вы и откуда пришли, но можете просить всё, чего хотите!
- Хех, а мне ничего и не надо! Хотя... - арксур на минутку задумался, - я был бы очень вам признателен, если бы вы помогли мне добраться до Пальмового берега. Там меня ждут друзья.
- Хорошо. Я бы с удовольствием проводил вас лично, но увы, мне сейчас надо досконально изучить дело одного преступника.
- Преступника? - переспросил Гробовщик.
- Не беспокойтесь об этом. Хоть он и знаменитый пират, бояться его уже не стоит - казнь назначена на послезавтра.
- Дарис! - Сильвия едва успела подхватить парня, у которого вдруг подкосились ноги. - Что с тобой?! Тебе плохо?
- Губернатор... - голос Нисса ослабел настолько, что превратился в шёпот, - этого пирата зовут Джек Воробей?
- Да... Но почему он вас так взволновал? Если знаете о нём что-нибудь, ваши показания будут полезны следствию.
- Джек - мой друг.
- Что?!

Пьер уложил дочку обратно в кровать и посмотрел на Дариса пристальным взглядом. И, к своему сожалению, убедился, что он не врёт. Даже по голосу это было ясно.
- Значит, вы... тоже пират? Вы пробрались ко мне в резиденцию, чтобы провернуть здесь какое-то грязное дельце?

Из его тона будто по волшебству исчезали все приятные нотки. Однако Гробовщика подобное ничуть не смутило.
- Ну, если хотите, можете называть меня пиратом. В конце концов, мы с капитаном Воробьём плавали вместе довольно продолжительное время... А вот насчёт грязного дельца ошибаетесь. Я пришёл к Алийт по просьбе Ириса.
Губернатор перевёл глаза на старушку.
- О Корнэлл... ты знала, что он пират, и всё равно пустила его сюда?
- Ошибаешься: настоящий пират остался снаружи. Я пустила в твой дом лишь благоухание Цветка. Его молитвы и сила спасли твоего ребёнка.

С этим Пьер не мог не согласиться. Ещё одна ночь - и Алийт была бы уже на том свете. Однако в его жизни было ещё одно бесценное сокровище, которого он лишился именно по вине корсаров. Вот почему глава Виллемстада ненавидел их по сей день.
- Законы Голландии непреложны в отношении морских разбойников. Люди вроде Джека Воробья совершили злодеяния, за которые им только один путь - на виселицу.
- Хи-хи, раз вы это говорите, значит, слепой тут вовсе не я!
- Что вы имеете ввиду?
- Ну, как же... - отряхнувшись, Дарис поднялся с пола, - такое могут сказать только те, кто не видит очевидных вещей. Считаете, Джек может использовать в своих целях кого-то вроде меня?
Стэвезант оглядел едва стоящего на ногах парня и честно признался:
- Нет.
- Правильно. А всё потому, что у него не было никаких целей в отношении вас, или вашей семьи. Я не знаю, как он жил до нашей встречи... но одно знаю точно - он тот, кто заботится обо мне и о всех дорогих мне людях. Такой человек не может быть негодяем. А вот вы им будете, если позволите ему умереть.
- Следи за словами! Ты часом не забыл, что разговариваешь с губернатором? - Пьер повысил голос.
- А вы думаете, я вас боюсь?
Слова застряли у Стэвезанта в горле. Он понял - арксур действительно его не боялся. Не из-за наглости, не из-за того, что ему, как он думал, запудрил мозги этот хитрый разбойник. Просто Нисс действительно считал Воробья своим другом и готов был защищать его до конца. Даже если бы перед ним сейчас стоял весь ныне правящий Голландией дом Оранских, ему бы было до лампочки. Нет, так преступников определённо не покрывают. И всё же...
- Что ж, пожалуй, я готов даже похвалить твоё упорство... однако решение касательно Джека менять не собираюсь. Я представляю закон на этом острове и не могу позволить, чтобы враг закона продолжал жить. Но тебе я обязан жизнью своей дочери, вот почему твоя собственная нуждается в сбережении... если ты забудешь, что вообще когда-либо знал этого пирата.
- Хих! Мне не нужна амнистия такой ценой.
- Подумай, от чего ты отказываешься! Неужели не понимаешь, что сможешь начать здесь новую жизнь?
- Новую жизнь я уже начал, минхер Стэвезант... далеко за пределами Карибов. Но этому миру нужен Джек, и я не уйду отсюда, не убедившись, что у него всё в порядке.
Теперь от взгляда Пьера передёрнуло Сильвию.
- Видит Бог - я пытался тебя отговорить. Однако ещё надеюсь на то, что ты образумишься, и потому даю тебе срок до послезавтра. Если за это время не примешь моё предложение, разделишь участь Воробья. А сейчас, - по мановению его руки в дверях появились солдаты, - отправляйся в форт. Думаю, за решёткой к тебе быстрее придёт правильное решение.
- Нет! - вмешалась О Корнэлл. - Я этого не позволю! Ты не знаешь, что делаешь, Стэвезант!
Но Гробовщик спокойно пошёл на звук их шагов.
- Всё хорошо. Главное - позаботься о малышке.


ПРИМЕЧАНИЕ: вся целебная сила ириса действительно заключена в его корнях. Отвар из них помогает при лечении туберкулёза, пневмонии, коклюша, внутренних паразитов, кишечных заболеваний, водянки, ангины, бронхита, катаре желудка. Корни белого ириса* являются одним из сильнейших антибиотиков, в чистом виде встречающимся в природе.

Добавлено спустя 41 секунду:
Глава 19.

Когда Дарис удалился в сопровождении солдат, О Корнэлл обратилась к губернатору:
- Скажи мне, ты же это всё не всерьёз?
- По-моему, ты и сама должна была понять, что нет и не мешать моим бойцам выполнять их обязанности. - отвечал Стэвезант. - Даже слепому ясно - этот парень слишком необычный, чтобы его убивать.
- Думаешь сделать из него моего преемника?
- Как знать... В последнее время ты часто говорила - твоя жизнь клонится к закату. А на месте одного ириса всегда расцветает другой. Вот почему я готов вытащить Нисса хоть с эшафота. Я уверен, что в компанию пиратов он попал по ошибке, и нет смысла казнить его. Однако чтобы мне можно было всецело ему доверять, он должен сам осознать эту ошибку.
Сильвия глубоко задумалась.
- Знаешь, Пьер... а ведь капитан Воробей может быть не так плох, как ты полагаешь.
- Ты защищаешь Джека?
- Нет. Просто мне кажется, что будь он действительно негодяем, Дарис бы и близко к нему не подошёл.
Заложив руки за спину, губернатор прошёлся по комнате.
- Ты же знаешь причину моего столь непримиримого отношения к пиратам...
- Марина.
- Да. Моя жена скончалась в их лапах! Из-за них я стал вдовцом, а Алийт и Марта остались без матери. И это - далеко не единственная их жертва! Вот почему все, кто плавают под пиратским флагом, или получают клеймо, подлежат истреблению.
Старушка покачала головой:
- Ненависть застилает тебе глаза, мешая здраво оценивать ситуацию. Заставлять Джека расплачиваться за преступления сородичей - это ли не безумие?
- У него тоже есть много грешков. И я никогда не поверю в то, что подобные ему люди способны исправиться. Если подарить ему свободу, он будет бесчинствовать, как прежде. Даже Ирис зря тратит силы на его переубеждение. А потому мой приговор окончательный и обжалованию не подлежит.

* * *

Тюрьма в форте Виллемстада была большой, тёмной и мрачной. Время от времени тишину нарушал звук воды, капающей с потолка, или крик какого-нибудь узника, мучимого кнутом в застенке. Думаете, Джек обалдел, когда проснулся за решёткой? Ничуть не бывало - в его-то насыщенной жизни подобное случалось с завидной регулярностью! Он даже вспомнил, за что его сюда упекли (а ведь обычно под утро память подёргивалась тяжёлой пеленой похмелья).

Однако вскоре ему всё же пришлось удивиться, когда в замке неожиданно звякнул ключ, и охранники швырнули к его ногам Нисса.
- Вот так номер! Какими судьбами, друг Гробовщик?
- Джек! - тот двинулся на его голос и сослепу поздоровался с ближайшей стенкой. - Я тебя нашёл!
- Ещё нет. - пират потянул за рукав своего же кителя, который опять кое-как болтался на Дарисе взамен роскошного камзола (прежние вещички, судя по всему, отдали, считая их более подходящими к окружающей обстановке). - Иди сюда, я здесь!

Это было сказано весьма неосторожно, поскольку от избытка радости, конечно, хлынули слюни. Окончив своё "приветствие", арксур уселся рядом, не выпуская руки Воробья, точно боялся, что он вновь куда-то исчезнет.
- Даже не буду спрашивать, каким ветром тебя сюда принесло... Скажи только, что случилось на том дурацком балу?!
- Меня попросили помочь одной девочке.
- Какой ещё девочке? Тебе что, уже Грелль мало?
- Нет, нет, я имею ввиду маленькую девочку! Она дочь губернатора и тяжело заболела, вот я и решил ей помочь. К тому же, меня попросила об этом Сильвия.
- Тьфу ты, вечно суёшь свой нос, куда не следует! Погоди-ка... Сильвия - это та, которая сбила меня с ног своим запахом???
- Не знаю. Она мне не говорила, что вообще причастна к твоей поимке.
- Ну, кто бы сомневался... Ладно, что там с девчонкой? - наконец оттаял Джек.
- Теперь её жизни ничто не угрожает... чего нельзя сказать о нас.
- Да про меня всё давно уже ясно - губернатор Виллемстада лично посещал тюрьму, чтобы вынести мне приговор. Но ты-то что натворил?!
- Хи-хи, собственно, я здесь из-за тебя оказался!

И Гробовщик поведал капитану о своих приключениях. По мере того, как он рассказывал, глаза его собеседника становились всё больше и больше. А когда Воробей выслушал до конца, то дал ему подзатыльник.
- Раньше я не верил, что ты действительно сумасшедший... Но сейчас твой диагноз полностью подтвердился!
- Ты в этом уверен?
- Ну, а как же иначе?! Лишь идиот мог на такое согласиться! Ты о Грелль подумал?! Что будет с ней, если тебя тоже повесят?!
- Грелль в безопасности, как Анжелика, Барбосса и все прочие. Они уже должны были покинуть Пальмовый берег.
- Всё равно это глупость! Ты мог бы дать губернатору притворное согласие, а потом сбежать.
- Сбежать, тем самым наведя его на след наших кораблей? Да и тебе бы не поздоровилось в любом случае. Кроме того, - Дарис взъерошил чёлку, - ты, кажется, забываешь, что мои возможности в данный момент весьма и весьма ограничены.
Джек прикусил язык. В самом деле - организовать побег в одиночку Гробовщик сейчас бы просто не смог. Для этого требуются чужие глаза, вот почему он счёл нужным воссоединиться с ним.
- Ладно. У тебя есть какой-нибудь план? Имей ввиду - я уже обшарил тут всё снизу доверху, но не нашёл ни малейшей лазейки.
- План у меня всегда есть... - Нисс зевнул во всю ширину рта. - И первый его пунктик - поспать.
- Чего?!!!
- Поспать, да хорошенько. Прошлая ночь была весьма напряжённой, знаешь ли...
- Ну, ты даёшь! Послезавтра утром мы вместе будем болтаться в петле, а ты тихий час вздумал устраивать!
- Разбуди меня, пожалуйста, часика через два... - это было последнее, что сказал арксур перед тем, как улечься на китель и заснуть, свернувшись калачиком.

При всём уважении к Ирису у пирата появилось острое желание дать ему ещё и пинка. Однако он вовремя вспомнил, что лежачих (и слепых), вообще-то, не бьют. Кроме того, Дарис действительно выглядел очень уставшим. Даже его лицо было бледнее обычного. Решив оставить парня в покое до поры до времени, Воробей уселся рядом и стал прислушиваться к звукам, доносящимся из глубин подземелья.

Добавлено спустя 35 секунд:
Глава 20.

Грелль шла по узкой тропинке за воротами города, размышляя о том, как бы поскорее добраться до берега Приют Контрабандистов. Если верить Лему, все свои грязные делишки Робин Голландец проворачивал именно там. Подумать только - если бы не её уход с корабля, она бы ни за что не узнала о постигшем Хейл несчастье! И находилась бы рядом с этим мерзавцем, совершенно ни в чём не подозревая его...

Неожиданно за деревьями раздался цокот копыт. Рыжик подняла взгляд - прямо к воротам ехала повозка, запряжённая парой лошадей. Могучие тяжеловозы взрывали копытами землю и звенели удилами, кусая их до скрежета. На козлах сидел растрёпанный веснушчатый парень. Увидев Грелль, он замахал ей шляпой:
- Эй, чего стоишь на дороге?! Тут, вообще-то, проезжая часть!
- А указателей не поставлено! - буркнула Рэдклифф, но тут же оживилась, разглядев, что лежит у него в повозке. - Сахар, паприка и свежие фрукты? Ты это всё везёшь часом не к минхеру Таленсу?
- Ага, к нему - он мой работодатель... А ты его тоже знаешь?
Вместо ответа по постромкам, которые удерживали оглобли, полоснул нож. Парнишка только присвистнул, когда девушка лихо вскочила на спину освобождённого коня.
- Знаю, и потому могу одолжить его лошадь!
- Э... Ты что делаешь?!!! Ну-ка, слезай, сдурела, что ли?!!! Это лошади минхера, он меня прибьёт, если одна из них потеряется!
- Не прибьёт. Скажи, что её взяла Грелль, и ему сразу всё станет ясно!
Крестьянин хотел спросить ещё что-то, но Рыжик уже хлестнула жеребца прутом по крепкому крупу.

* * *

Солнце уже клонилось к закату, когда Грелль выбралась из чащи на небольшую поляну. Её конь дышал, раздувая могучие бока - для тяжеловоза скачка была суровым испытанием. Сжалившись, девушка сделала остановку возле ручья. Заодно не мешало бы сориентироваться на местности и понять, где она находится.

До сих пор Рэдклифф ехала по дороге, проложенной телегами из ближней деревушки. Сейчас, куда ни глянь, простирался один сплошной лес. Однако это был верный признак того, что нужный ей берег находится рядом: Приют Контрабандистов жители Кюрасао предпочитали обходить стороной.
- Прости, дружочек... - вздохнула она, видя, как жадно конь припадает к воде. - Я совсем тебя загоняла... А знаешь, ты не похож на простую рабочую сельскую лошадку! Может, у тебя и кличка особенная?

Не то, чтобы Рыжик так уж любила лошадей, но белый тяжеловоз вызвал у неё интерес. Вот почему она не поленилась откинуть роскошную гриву и прочитать на сбруе едва заметную надпись: "Фаллада".
- И правда особенная! Значит, так тебя зовут? А меня Грелль, я знакома с Хейл.
Со стороны разговор с лошадью кому угодно показался бы странным, но стоило Фалладе услышать имя госпожи Таленс, как он встрепенулся.
- Видимо, Хейл - твоя хозяйка. - догадалась Рэдклифф. - Что ж, тем лучше. Мы ведь так гнали весь день для того, чтобы спасти её... Она в опасности, понимаешь?
На неё устремился взгляд чёрных глаз. Невероятно, но конь действительно понимал. Подняв голову, он слегка боднул девушку, будто требуя ехать дальше. Воодушевившись, та вскочила ему на спину, и тут же увидела небольшую тропинку, вьющуюся среди пальм. Кое-где даже отпечатались следы лошадиных копыт.

Добавлено спустя 37 секунд:
Глава 21.

Темнота окружала со всех сторон, но Дарис уже не спал. Тяжёлое ощущение собственной убогости, когда нет разницы между тем, открыты у тебя глаза, или закрыты... Впрочем, даже если бы он и получил сейчас возможность видеть, то многого в полумраке тюрьмы всё равно бы не разглядел. Ведь протез невозможно было восстановить в этом мире.
- Ну, наконец-то! Любишь ты подрыхнуть. - раздался знакомый голос.

Нисс инстинктивно вытянул руку, и его ладонь коснулась плеча пирата. Странное дело - после заключения в форт обычно спокойный Гробовщик начал испытывать какую-то несвойственную ему нервозность. Может, дело было в воспоминаниях о лаборатории? Такое предположение сделал Джек, и оно показалось ему вернее всего, когда Дарис, привалившийся было спиной к решётке, отскочил от неё, точно она была из раскалённого железа.
- Эй, ты чего? Не надо дёргаться, с тобой же капитан Джек Воробей! Смекаешь?

Но арксур не смекал. С каждой минутой дрожь била его всё сильнее. Похоже, когда его только-только сюда притащили, он был невозмутим потому, что здорово вымотался за прошедшую ночь. А сейчас стал осознавать своё положение. И пугала его до такой степени отнюдь не предстоящая казнь.

Чего Воробей никогда не умел, в отличие от Гробовщика - так это утешать. Чем он вообще мог его ободрить? Какое слово подобрать, чтобы перестал бояться? Вот если бы здесь была Грелль, или Анжелика, на худой конец... Хотя, нет, слава Богу, что эти две неугомонные барышни сейчас находятся совершенно в другом месте! Но как знать - быть может, скоро они все будут сидеть рядышком и ждать своей участи?

От тягостных мыслей неожиданно оторвал солдат, принёсший пленникам ужин.
- Давайте быстрее, надоело держать эти помои!
- Как будто тебе их есть, солдафон! - усмехнулся капитан, принимая от него две грязных тарелки и пару жестяных кружек.

Про содержимое этих самых тарелок автору стоило бы промолчать... Едва поставив перед Дарисом его порцию, состоящую из напоминающей клейстер каши вперемежку с несвежей рыбой, Джек подумал, что такую бурду парень в жизни не съест.
- Э... это, вроде как, ужин. Ты голоден?
К его изумлению, тарелка была вылизана до блеска за пару минут. То ли Гробовщик пытался таким способом заглушить собственные переживания, то ли... чем же его кормили в "Миллениуме", если даже нечто подобное кажется ему аппетитным?!

Воробей не стал задаваться этим вопросом, и с гораздо меньшей скоростью расправился со своей порцией. Некоторые куски всё же пришлось оставить, ибо прожевать их было непосильной задачей.
- Джек... - наконец, заговорил Нисс.
- Что такое?
- Почему ты не разбудил меня через два часа, как я просил? Ведь на улице наверняка уже ночь.
- Да знаешь, ли, ты так сладко спал, что я не решился.
- Не ври. Ты просто меня пожалел, правда ведь?
Правда. Однако сказать об этом Дарису прямо пират тоже не мог. Каким-то шестым чувством он угадывал, что жалость ему не понравится. Он и без того старался совладать со своими страхами.
- Не стоит, Джек. Я, слава Богу, давно уже привык к трудностям.

Воробей открыл было рот, чтобы что-то сказать, но его прервали крики в коридоре. Гробовщик даже не вздрогнул, а капитан заинтересовался. Прильнув к решётке, он увидел худого длинноволосого парня, которого волокли в соседнюю камеру.
- Отпустите меня! Как вы не понимаете - я ничего не сделал!!! - выходил из себя новый узник. - Тот, кто вам нужен, разгуливает сейчас на свободе!..
Резкий удар прикладом заставил его замолчать. Стражники повернули в замке ключ и удалились. Зато весь страх Нисса сняло, как рукой.
- Эй, ты чего? - спросил Джек, когда он прижался к противоположной стене.
- Голос показался знакомым... Ильхайо! Неужели ты?
Горацио (а это был именно он) за стеной оживился:
- Дарис?! Что ты здесь делаешь?!
- Хи-хи, сижу! А чем ещё можно заниматься в тюрьме?
- Ты его знаешь? - Воробей задал вопрос осторожно, дивясь столь быстрому возвращению "прежнего" Гробовщика.
- Он жених Хейл. Девушки, с которой я, Грелль и Анжелика познакомились во время первого путешествия в город. Горацио, - продолжил арксур, обращаясь к испанцу, - только не говори, что для тебя в форте готовят третью виселицу.
За стенкой раздался вздох - казалось, юноша еле сдерживал плач:
- Неважно, к чему меня приговорили и что со мной будет... Важно то, что Хейл похитили какие-то мерзавцы! А меня оклеветали и кинули сюда.
- Успокойся! Кто похитил твою девушку?
- Насколько я знаю, Робин Голландец... Ты о нём слышал?
- Я слышал. - вместо Дариса отозвался капитан Воробей. - Не самая мелкая сошка в мире пиратов.
При этих словах Ильхайо насторожился:
- Нисс, там с тобой ещё кто-то есть?
- Да, мой хороший друг. Не волнуйся - его можно посвящать в такие дела.

Это, конечно, не особенно обнадёжило Горацио. В конце концов, они все были в одной клетке. Однако чужая проблема быстро отвлекла Ириса от его собственной, и страх, ещё недавно сковавший душу ледяными оковами, рассеялся окончательно.
- Скажи-ка, Джек... ты точно обшарил здесь все углы?
- О чём ты? Я беглец с большим стажем и привычкой подмечать всё вплоть до малейших деталей. А эта камера заперта намертво - мышь не пролезет.
- И всё-таки, я её осмотрю.
- Дело твоё. Но имей ввиду - не найдёшь ничего существенного. Проще притвориться, что у тебя дико разболелся живот, а когда охранники подойдут проверить, садануть их по голове... да хоть этой же миской!
Не успел пират добавить, что идея, в общем-то, стоящая, как Дарис уже оказался у дальней стены с зарешечённым окошком. На его лице играла победная улыбка:
- А вот и наша лазейка! Хи-хи, говорил же я, что ты мог её пропустить!
- Э... ну, вообще-то, это окно.
- Окно ли?
Продолжая посмеиваться, Гробовщик дотронулся до стальных прутьев кончиками пальцев.
- Зрячего внешность может обмануть. Но слепого - никогда.
Только сейчас Воробей с изумлением увидел, что прутья ему поддаются. Похоже, решётка прогнила, и её можно было попросту снять. Однако при взгляде на то, что находилось за ней, даже у бывалого капитана ёкнуло сердце.
- Нисс, а ты в курсе, что дальше стена форта?
- Хех, а внизу, надо полагать, море, острые скалы и метров триста свободного полёта?
- Именно!!!
- Ну, тогда порядок!

Добавлено спустя 36 секунд:
Глава 22.

- Какой ещё порядок?! Ну, нет!!!
- Ну, да! - Гробовщик выглядел таким довольным, будто в конце этого умопомрачительного спуска его ожидала гора печенек.

А спуск и впрямь выглядел умопомрачительным. Хотя капитан "Жемчужины не боялся высоты, но в данном случае риск разбиться в лепёшку был слишком велик.
- Слушай... а может, придумаем другой план?
- Их-хих, ты сидишь тут дольше меня, и тебя за это время не посетила ни одна идея! А сейчас перед нами прямо-таки открыта свободная дорога.
- Если ты ЭТО называешь свободной дорогой... - пират ещё раз глянул вниз. - Видимо, гениальность и безумие вправду две крайности одной и той же сущности...
Арксур улыбнулся:
- Но ты же сам говорил мне однажды: "Когда есть вероятность быть вздёрнутым посреди какого-нибудь порта, истинный корсар должен искать любые пути спасения". А ещё говорил, что восхищаешься теми, кто готов ради достижения цели на всё. Так чего ты ждёшь в данный момент?
- Дарис! Джек! - раздался голос Ильхайо. - Что вы там делаете? Вы нашли выход?!
- Чего орёшь?! - шикнул на него Воробей. - Да, нашли... Только, боюсь, взять тебя будет проблематично.
- За себя я и не переживаю. Главное - спасите Хейл!

В коридоре послышались шаги. Похоже, караульщики делали вечерний обход. Надеясь, что в полумраке они не сумеют разглядеть выбитую решётку, Джек мгновенно перескочил на нары и притворился спящим. Нисс тоже улёгся на разложенный китель.
- Ну как, кончился боевой запал? - осклабился солдат, проводя мушкетом по решётке Горацио. - Или ты наконец понял, что сопротивляться властям бесполезно?
Тот ничего не ответил, даже не поднял взгляд на тюремщика, всем своим видом демонстрируя безразличие.

Усмехнувшись, охранник проследовал к соседней камере, и, едва заглянув в неё, укоризненно покачал головой:
- Нет, все пираты определённо сволочи! Уж мог бы уступить нары этому несчастному - он и так похож на мешок с костями!

Когда солдат скрылся из виду, Воробей сердито прошипел ему вслед:
- Кто тут ещё сволочь, ты, солдафон?!
- Джек, не сейчас! - попросил Дарис, вставая. - Нам надо торопиться, пока ночь молода.

Как только пират убедился, что слежки за ними больше нет, он сел и принялся отцеплять с пояса многочисленные побрякушки.
- Ирис, китель придётся бросить здесь: он может зацепиться за что-нибудь во время спуска.
Гробовщик послушно снял сей уже двадцать раз потрёпанный предмет одежды. Джек тем временем собрался разматывать кушак, но передумал. Один его конец покрепче затянул на себе, а второй обвязал вокруг пояса парня.
- Это страховка на случай падения. Если один из нас сорвётся, другой сможет его удержать.
- Э... а если сорвёмся оба?
- Так, нечего каркать! Надеюсь, что турецкая ткань выдержит.

Через несколько минут два новоиспечённых скалолаза были готовы покорять стены форта... и физически, и психологически, хотя настроиться на нужный лад было довольно трудно.
- Горацио, мы отправляемся! - вполголоса обратился Дарис к сидящему за стеной узнику. - Мы сделаем всё, чтобы спасти твою девушку, верь мне.
"М-да, сколько искренности!" - подумал про себя Воробей. - "Даже не хочется говорить ему, что портить отношения с лучшими контрабандистами архипелага в мои планы не входит... Ну, да ладно - не буду нарушать красоту момента!"
- Я знаю. - отозвался, между тем, Ильхайо. - Знаю, что ты меня не обманешь. Что ж, давайте с Богом.
- Спасибо. Джек, кто полезет первый - ты, или я?
- Лучше ты. Если оступишься, я тебя удержу. А если свалишься сверху прямо на меня, будем учиться летать вместе.
- Ладно.

Капитан "Жемчужины" с некоторой завистью наблюдал за тем, как легко и спокойно арксур начал свой спуск. Впрочем, в этом не было ничего удивительного, ведь окружающий мир более не существовал для него в визуальных образах. И хотя Дарис слышал свист ветра и ощущал, как по спине бегают стайки мурашек, ему было намного легче по сравнению с Джеком, который только что не срастался с щербинами меж каменных плит. Да и вид внизу раскинулся более чем устрашающий...

Спустя десять минут, Нисс уже основательно продрог на холодном ветру, а у пирата почти перестали гнуться пальцы. Однако самое худшее ждало впереди, когда сверху раздался крик часового:
- Эй, вы что, с ума сошли?!!! Живо обратно - убьётесь!!!
Гробовщик замер, не донеся ноги до очередного выступа.
- Нас обнаружили?
Воробей не ответил, глядя в нацеленное на него дуло мушкета.
- Возвращайтесь, или я буду стрелять!
- Фигушки! - усмехнулся бравый капитан. - Что вперёд, что назад - итог для нас всё равно может выйти паршивый!
- Криспин, ты что творишь?! - солдата пихнул в бок сослуживец. - Минхер Хармс сказал - мальчишку не трогать!

Последняя фраза заставила Джека насторожиться, но поразмышлять над ней ему не дали.
- Плевать я хотел на то, что сказал Франк! - сквозь зубы процедил молодой вояка. - Я прикончу этих выродков здесь и сейчас! Из форта Виллемстада ещё никто не уходил!
Пират зажмурился, когда две пули просвистели прямо у него над ухом. Видимо, в темноте, да ещё в такой неудобной позиции стрелок не мог сделать меткого выстрела.
- Джек, почему ты не двигаешься? Что происходит?
- Держись, Дарис, ладно? - это всё, что капитан "Жемчужины" мог в данный момент посоветовать другу.

Солдаты пытались угомонить разошедшегося товарища. Однако тот и не думал бросать оружие. Третья пуля ожгла щёку Воробья, оставив на ней царапину, а четвёртая превратила выступ под его пальцами в каменное крошево. "Так и знал, что это дурацкая идея!" - подумал он, прежде чем ощутил стремительное падение.

Когда кажется, что стоишь на краю гибели, тысячи вещей вспоминаются тебе за одно мгновение. Уж не ведает автор, сколько раз такое было с нашим кэпом (и было ли вообще!), но сейчас перед его мысленным взором в ускоренном режиме мелькали воспоминания... обо всех предыдущих падениях. Выдернул из них лишь неожиданно натянувшийся кушак. Нисс в кровь содрал руки, пытаясь удержать их обоих, и это ему удалось.

Джек стиснул зубы, тоже пытаясь за что-нибудь ухватиться. Как назло, стена теперь была гладкая, безо всяких щербинок и выбоин. Со стороны подобное трепыхание, наверное, выглядело смешно... Однако самому Воробью было не до смеха, особенно когда он заметил, что солдат прицелился в Гробовщика.
- Рядовой Кейл! Отставить, кому сказал! - прорезал тьму новый крик.

Видимо, явился сам Франк Хармс - начальник форта. Прежде чем повернуться к нему, испуганный Криспин всё-таки спустил курок, но капитан "Жемчужины" оказался быстрее, дёрнув Дариса вниз. Ещё три секунды - и оба скрылись в волнах прибоя, подняв каскад брызг до самой Луны.
- Идиот! Кто тебе вообще разрешал стрелять?! - рычал Франк, потрясая Кейла за грудки. - Этого мерзавца должны были повесить ровно через день! А парня губернатор приказал беречь, как зеницу ока!!! Ну, чего встали?!!! - напустился он на остальных солдат. - Довольно глазеть, начинайте поиски!
- Думаете, они живы, минхер? - с сомнением спросил кто-то. - Тут ведь порядочная высота...
- Я слишком хорошо знаю пиратов - живучи, как тараканы! А мальчишка... - начальник форта задумался, - если он такой же, как Сильвия, убить его сложнее вдвойне.

Добавлено спустя 39 секунд:
Глава 23.

Свет пробивался косыми лучами сквозь толщу воды, выхватывая из мрака пузырьки воздуха и стайки мелких рыбёшек. Жёлтый глаз в обрамлении серебра смотрел на Луну, чувствуя, как с каждой секундой она становится для него яснее.
- Сильвия, - никто не мог видеть, как солёной воды в море стало больше на пару капель, - иногда я думаю, почему живёт тот, чья кровь была выжата до последней капли...
- Физические страдания ещё не есть боль души. - тонкий морщинистый палец провёл по уродливому шраму, как сейчас луч светила. - Ирис не цветёт там, где нет этой боли. Твои увечья - лишь тому доказательство. Они обезображивают оболочку, оставляя нутро чистым.
- Выходит, Белые Цветы распускаются только в сердце того, кто сам пролил много слёз?
- Того, кто пролил их с честью. Нести недостойно выпавшие на твою долю испытания - вот одна из главных причин, почему на почвах человеческих сердец не прорастает ни единого семечка. С каждым годом таких сердец всё больше и больше... и твоя осквернённая кровь здесь ни причём.
- Понимаю. Так что ты хочешь, чтобы я сделал?

Рука, мелькнувшая перед взором, вырвала из воспоминаний. И чем ближе становилась поверхность, тем быстрее глаз снова затягивало слепотой. Когда Джек наконец вытащил своего спутника, в его взгляде уже не было и намёка на ещё недавно чёткое видение мира.
- Держись за меня, мы поплывём к речке!

* * *

Фаллада ступал неспешно, высекая искры подковами из придорожных камней. Луна в его глазах светилась так же прекрасно, как на дне залива. Уставшая Грелль то и дело тыкалась лицом в белоснежные пряди. Она вымоталась за этот день не меньше коня. Жеребец капризно встряхивал гривой - мол, нечего в меня сморкаться! Но его наездница пару раз уже чуть не свалилась.

Почему-то в голову лезли мысли о том, что всё происшедшее на Кюрасао - тяжёлый сон. Кошмар, в котором живёшь до рассвета, а когда просыпаешься, тебе кажется - прошла целая жизнь. Впрочем, Дарис прожил так целый год, не различая грани между своим реальным и бессознательным состоянием. Только его шрамы показывали, что весь ужас происходил на самом деле. А ведь точно такие же шрамы покрывали Джека... В этом они были похожи, как две капли воды с единственным различием: боль пирата всегда оставляла метки внутри. Лишь одну из них Рэдклифф видела выжженной снаружи.

Луна молча приняла её жалобы и ничего не ответила. Но прохлада реки, которую вброд переходил конь, заставила ненадолго очнуться. Видя, что вода стоит ему по живот, Рыжик зачерпнула ладонью живительную влагу. "Чистый источник. Не то, что в городе..."

Внезапно ветер, качнувший верхушки деревьев, донёс до неё странные запахи. Казалось, где-то неподалёку развели костёр и... жарят рыбу? Однако в темноте не было видно даже огонька. Грелль повела плечами и на всякий случай схватила уздечку:
- Уж не рядом ли мы с твоей хозяйкой, Фаллада?

* * *

Когда бледный диск ночного светила вынырнул из-за туч в третий раз, он осветил берег небольшой речушки, впадавшей в море. И снова скрылся обратно, будто испугавшись того, как ярко вспыхнули в его лучах серебристые локоны.

Джек тяжело дышал после борьбы с течением. Больше часа ушло на то, чтобы отплыть подальше от форта, и при этом ещё сопротивляться волнам. К счастью, пресная вода встретила их более дружелюбно. Кое-как выбравшись на берег, он плюхнулся на песок рядом с Гробовщиком. Но почти сразу вскочил, спрашивая:
- Эй, ты хоть живой? За всю дорогу не проронил ни слова!
- Я в порядке. Только холодно очень...
- Ишь ты, а я думал, арксуры вообще никогда не мёрзнут! - усмехнулся Воробей, потрёпывая седую макушку. - Что ж, надо разжечь костёр.
- А они... не увидят огня?
- Расслабься - форт теперь далеко. Солдаты наверняка сейчас прочёсывают берег и скалы. Может, уже записали нас в покойники, ты так не считаешь?

Скоро прибрежные заводи осветило пламя. Гробовщик и пират сидели по разные стороны жарко полыхающего огня, суша промокшую одежду и разговаривая. Их беседа была настолько непринуждённой, что глядя со стороны, невозможно было принять их за людей из разного времени. То ли капитан "Жемчужины" наконец начал хорошо понимать арксура, то ли сам Нисс уже проникся духом корсаров... В любом случае, так продолжалось до тех пор, пока Дарис не задал один интересующий его вопрос:
- Можешь оказать мне одну услугу?
- Считай её благодарностью за удачный (правда, с некоторыми изъянами) план побега. Хотя, не разбились - уже хорошо!
Юноша согласно кивнул и полез в карман штанов. Через секунду перед Джеком на вытянутой ладони оказался пузырёк, заполненный вязкой голубоватой жидкостью.
- Что это?
- Анти-окислительный гель для протеза. В нашем мире морской ветер, вода и песок - смертельные враги хрупких электронных устройств... Обычно смазку делает Грелль, но сегодня придётся попросить тебя.
Воробей взял пузырёк и с сомнением посмотрел на Нисса.
- А... Э... в глазу шарить тоже надо?
Тихий смешок был ему ответом:
- Не надо, достаточно только щитка! Хи-хи, вообще ни в каком глазу не следует шарить - ни в настоящем, ни в механическом!
- Ладно, тогда смажу.

Всё же, ему было не особо приятно, когда при каждом его прикосновении проводки, свешивающиеся из чёрного провала, начинали шевелиться. Дарис вызывал это непроизвольными импульсами нервной системы.
- Ну вот, готово! Пойду помою руки от сей липкой дряни...
- Спасибо. - поблагодарил арксур, опуская чёлку.

Некоторое время они сидели молча, потом Гробовщик неожиданно спросил:
- Скажи, Джек... я для тебя обуза?
- Что? - переспросил капитан "Жемчужины", будто не расслышав из-за треска костра.
- Я сильно мешаю тебе? Грелль ведь, наверное, тоже.
- О чём это ты?
- Понимаешь, - Дарис подтянул колени к животу, - ты явно не привык присматривать за кем-то вроде меня... С тех пор, как я начал плавать у вас на корабле, я понял, что самым важным в жизни пирата является его свобода. Но сейчас её у тебя забирает не какой-нибудь Дэйви Джонс, не Чёрная Борода и не лорд Беккет, а я. Уверен, даже с моей невестой было меньше хлопот.
Джек улыбнулся:
- Ты и не представляешь, насколько прав. Я действительно не привык заботиться ни о ком, кроме себя... Однако с вами ситуация совсем другая. Помнишь, во время нашей первой встречи на острове я сказал: "Весь смысл "Чёрной жемчужины" - это свобода"?
- Да, помню.
- Корабль - часть сердца его капитана. Для меня важна свобода, и она же - главная причина моей тебе помощи.
- То есть... ты заботишься о нас просто потому, что тебе так хочется?
- Ага, что-то вроде того. - усмехнулся мужчина себе в усы. - Я крайне редко отдаю себе отчёт в том, почему мне захотелось поступить так, а не иначе. Но ты - один из немногих людей, которых я не брошу на произвол судьбы. Ваши с Грелль жизни тоже стали мне дороги.

Когда Гробовщик услышал эти слова, у него на душе сразу стало светлее. Даже в чужих землях встретились люди, которым он был важен. Вот что не давало ему отчаиваться всё это время.
- Спасибо. Ты и Анжелика нужны нам ничуть не меньше. И даже Барбосса.
При последней фразе лицо Воробья скривила гримаса. Однако он вспомнил, что его старый враг открыл родство с Рэдклифф.
- Я бы тоже хотел попросить тебя об услуге. Обещай - если ваши пути пересекутся с кем-то из моих потомков, им на помощь придёт Белый Ирис.
- Он придёт, Джек. Когда бы ни потребовалось.

Добавлено спустя 46 секунд:
Глава 24.

Ветки в костре догорали, и пламя становилось меньше. Видя, как мрак подбирается со всех сторон, пират ощутил беспокойство: если где-то неподалёку ходит патруль, его сложно будет заметить до того, как он приблизится почти вплотную. Но покоя не давало ещё одно обстоятельство.
- Гробовщик... наш сегодняшний разговор получился вполне дружеским, однако я не всё тебе рассказал.
Жёлтый глаз вопросительно смотрел из-под чёлки:
- Вот как? Есть что-то ещё?
- Видишь ли... - Воробей замялся, думая, как лучше ему объяснить, - ты знаешь - в мире вольных морских разбойников контрабандисты очень многое значат. Оружие, ром, пищу и одежду мы можем выторговать только у них. Поэтому умные корсары предпочитают не портить отношения с такими людьми. А спасение этой девчонки как раз и означает порчу отношений.
Дарис кивнул:
- Я понимаю. Капитан обязан заботиться о благополучии своей команды. Но согласись - бросать Хейл и Горацио в их нынешнем положении нельзя тоже.
- Как будто мне этого хочется... Я просто не знаю, что делать сейчас.
- Утро вечера мудренее. Мы сбежали из тюрьмы - вот самое главное. Вместе, да ещё на свободе придумаем что-нибудь.
- Надеюсь. Ладно, время уже позднее. Ложись спать, а я посторожу.
- Уверен? Ты ведь устал не меньше меня.
- Я не такой дохлый. Так что спи с чистой совестью!
- Ну, хорошо...

Когда Нисс растянулся на земле, сверкающие пряди покрыли его на манер одеяла. Лишь сейчас Джек заметил, насколько во время плавания отросли волосы Гробовщика. Неудивительно, если учесть, что у пиратов вообще не было привычки следить за своими причёсками, и потому на корабле они для этих целей даже ножницы не держали. И всё же, роскошная серебристая грива росла так же быстро, как лепестки у цветов.

* * *

Одноглазый пират по прозвищу Чарли Красавчик неспешно прогуливался у кромки воды. В эту лунную ночь море было спокойным, и в Приюте Контрабандистов кипела жизнь. Сегодня его ребята удачно приобрели целую партию копры*, чёрного дерева и первосортного ямайского рома. Судя по слухам, недавно к берегам Кюрасао причалили два пиратских судна, и, возможно, скоро сюда придут покупатели. Если бы ещё проданные в рабство девчонки не нарушали идиллию своим визгом...
- Дик, да заткни ты их наконец! - ожесточённо бросил через плечо Красавчик. - У меня уже голова трещит!
- А может, тебе самому будет проще заткнуться? - раздался из темноты незнакомый голос.
Пират рывком обернулся. Там, где заканчивалась полоса джунглей, паслась громадная белая лошадь. А на её спине стояла девушка в слегка изорванном деревенском платье, устрашающе поблёскивающих очках и с длинными волосами, стлавшимися алым шлейфом по ветру прибоя.
- Ты ещё кто такая?! - с вызовом спросил её Чарли.
Улыбка девицы очень ему не понравилась.
- Я борец за добро и справедливость, которых так мало на этом несчастном клочке земли! Я настоящая леди и ещё та, кто прямо сейчас вспахает пляж вашими рожами! Вперёд, Фаллада!

Но жеребец, от которого, собственно, и ожидалось вспахивание берега смазливой физиономией Чарли Красавчика и его приспешников, только снова уткнул морду в траву. По затылку Грелль сползла большая жирная капля.
- Э... я сказала: "Вперёд"! Ату их! Неужели забыл, что у них твоя хозяйка?!!!

Столь пламенные речи, однако и сейчас не оказали на животное никакого воздействия. Флегматичный, как подобает тяжеловозу, конь всем своим видом показывал - его в данный момент ничто не интересует больше, чем поздний ужин.

Контрабандисты переглянулись и дружно загоготали. Рэдклифф же стала краснее своих волос, кожей чувствуя - на сей раз влетела по-крупному.
- Эффектное появление, малышка! - оскалился Чарли, подступая к ней. - Ты либо слишком смелая, либо слишком глупая, раз решила прийти сюда в одиночку. Впрочем, здесь собрались ценители красоты со всех Карибов... Ты, конечно, не идеал, но на экспорт испанцам вполне подойдёшь!
Страх объял девушку с новой силой. До чего же хотелось позвать на помощь Дариса, Джека, или Себастьяна, если бы кто-то из них чудом тут оказался!.. Правда, орать она всегда умела отлично, и сейчас не преминула этим воспользоваться:
- ДЕДУШКА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

До сих пор остаётся загадкой, почему Рыжик звала именно Гектора. Может, всему виной кровное родство? А может, она необъяснимым образом ощутила его присутствие где-то рядом, потому что за спиной Чарли тотчас отозвался знакомый голос:
- И чего так орать - у меня нет ноги, а не слуха!
В этот раз обернуться пират не успел. Сначала ему заехали по спине деревяшкой, а потом чем-то гораздо более тяжёлым. Он только заметил, как в воздухе мелькнуло сверкающее лезвие диковинного оружия, брошенного в руки Грелль.
- О чём ты думала, когда тащилась сюда без пилы? - похоже, Барбоссу уже не стесняло обращение к нему Рэдклифф.
Его репутация перед контрабандистами и так была безнадёжно загублена.
Впрочем, как и репутация команды, спешившей на пляж с "Мести королевы Анны"...

Спустя полчаса отчаянного рублева, всё было кончено. Чарли надеялся отлежаться где-нибудь в сторонке, делая вид, что вспахивание песка носом доставляет ему неземное удовольствие, однако был безжалостно перевёрнут на спину и прижат каблуком к этому самому песку.
- Значит так, дорогой, играть я не настроена. - зубья пилы вращались перед самым его носом. - Если ты сию секунду не скажешь, где Хейл, порежу на десять уменьшенных копий! Мне доложили, что среди спасённых девушек её нет.
- Да пошла ты! - с досады пират попытался плюнуть, но в горле совсем пересохло. - Не знаю я никакую Хейл!..
Пила воткнулась в землю в миллиметре от его уха.
- Слушай, дядя, - голос Грелль звучал как никогда холодно и спокойно, - я весь день скакала по джунглям верхом на этом белом танке, порвала чужое платье, сломала два ногтя и испортила всю причёску! Слишком много жертв для того, чтобы добраться до вашего гадюжника, не находишь? Вот почему сейчас я столь нетерпеливо жду ответа на поставленный мной вопрос!
Красавчик посмотрел на Барбоссу в надежде понять - блефует его очаровательная "внучка", или говорит правду. "У неё кишка тонка!" - казалось, говорил его взгляд. Но в глазах старого капитана читалось совершенно другое: "Я бы на твоём месте этого не проверял!"
- Ладно... На Хейл Таленс нам был особый заказ. Вниз по реке есть старая рыбацкая хижина... Девчонка там вместе с Мэтью и кэпом.
Из горла пирата вырвался хрип, когда на него, буквально вдавливая в песок, наступила нога Рэдклифф.
- Если я узнаю, что ты пустил нас по ложному следу, Нисс подарит тебе надгробный камень!
- Нисс?.. - прокряхтел Чарли, чувствуя, что у него вот-вот треснет грудная клетка.
Грелль убрала каблук, и, не удостоив его ответом, подошла к Гектору:
- Слава Богу, ты очень вовремя! А где Энжи и корабль Джека?
- Они с Уорэном отправились выручать нашу блудную пташку. А заодно и твоего суженого.
- Джек и Дарис в беде?!
- Проще говоря, эта парочка опять в грязи по самые уши... Конкретнее - в тюрьме местного форта. Именно такие толки ходят по всему Виллемстаду.
Девушка призадумалась: "Тюрьма... Значит, они оба попали в руки губернатора? Что же произошло той ночью на балу в резиденции?"
- Ладно, в первую очередь надо разыскать Хейл. Ты представляешь, где примерно может быть та хижина?
Барбосса не успел ответить, потому что неподалёку грянул выстрел. Потом ещё один и ещё... Словно кто-то бежал к Приюту Контрабандистов во всю прыть, преследуемый патрулем солдат.

Пираты насторожились. Многие из них были ранены во время боя, однако это не помешало готовности дать новый отпор. Только Раджетти переглянулся с Пинтелем:
- Мне кажется, или я слышал капитана Воробья?


ПРИМЕЧАНИЕ: копра* - высушенные ядра кокосового ореха.

Добавлено спустя 34 секунды:
Глава 25.

Джек проснулся от того, что в ветвях шумно захлопала крыльями птица. Предрассветный туман окутывал берег, и деревья таяли в нём, словно бестелесные призраки. Ветер налетал с моря, качая их кроны, принося с собой терпкий запах водорослей с примесью соли. Запах, который был знаком капитану Воробью уже много лет...

Сладко потянувшись, он взглянул на Гробовщика. Как и следовало ожидать, с уходом Луны волосы лишились своего изумительного блеска и опять лежали спутанными седыми прядями. Но спал Дарис по-прежнему крепко.

Решив, что ничего не случится, пока он пройдётся до кустов, Джек натянул сапоги. Но не успел сделать и шага, как носом к носу столкнулся с отрядом Хармса.
- Ну и ну! Вот так удача! - начальник тюрьмы и ещё трое солдат обступили его со всех сторон. - А мы тебя ночь напролёт ищем, пират. Просто чудо, что ты до сих пор жив.
Тот напрягся, лихорадочно ища выход из сложившейся ситуации. Увы, шпага и мушкет остались в форте, конфискованные при аресте, а одним-единственным кинжалом, спрятанном в сапоге, вряд ли можно было напугать голландцев. Франк, между тем, уже достал кандалы.
- Ну-ка, иди сюда! Нечего упрямиться - чем дольше ты тянешь, тем меньше у меня остаётся терпения.
Он сделал наступательный шаг в сторону Джека, и неожиданно над головой капитана "Жемчужины" просвистела палка.
Едва успев пригнуться, он с изумлением уставился на отключившегося Хармса, и, воспользовавшись замешательством солдат, выпрыгнул из опасного круга. Позади стоял Нисс со сломанной веткой в руках... Кстати, весьма внушительной веткой.

Два солдата с криками: "Минхер!" бросились приводить в чувство своего командира. А третий тоже получил по лицу, но на этот раз от пирата. Схватив Дариса за руку, он стремительно мчался в лес.
- Догнать!!! - вне себя заорал Франк, стоило ему очнуться.

* * *

Получивший выговор Криспин скучал на внеочередном дежурстве у стен форта. Нет, его начальник, конечно, всегда отличался строгостью, наказывая подчинённых за малейшую провинность, но в данном случае молодой солдат склонен был считать, что правда на его стороне. В самом деле, неужели этот странный парень настолько важен, что из-за его персоны можно было позволить удрать разбойнику?! По законам Голландии, за попытку бегства опасного преступника следовало убивать на месте... А разве Джек Воробей не преступник? И тем более, не опасный?!

От размышлений Кейла отвлекли чьи-то шаги. Подняв голову, он почувствовал, как она у него закружилась: в предрассветных сумерках перед ним стояли ДВА капитана "Жемчужины"!

Криспин честно пытался проморгаться, думая, что ему это мерещится. Но один из Джеков тут же отправил его в глубокий нокаут, а второй сказал:
- Ты уверена, что это здесь?
- Разумеется. - ответил первый женским, хотя и нарочито грубоватым голосом. - И нам нужно использовать шанс, пока нет начальника форта...

Горацио, только-только задремавший в своей камере, вздрогнул от топота пробегающих мимо солдат. Похоже, в тюрьму кто-то проник. Но понять, кто именно, мешали крики: "Вот он! Нет, вот он где!!! Куда ты несёшься, я его видел совсем в другой стороне!!!"

Юноше оставалось догадываться, какой смельчак столь искусно запутывал вконец одуревшую стражу. После примерно часовой "игры", которая представляла собой нечто среднее между догонялками и прятками, в коридоре появились две одинаково одетые фигуры. Испанец сжался, когда понял, что перед ним пираты.
- Эй, парнишка, - произнёс один из них, - ты часом не видел здесь заключённого по имени Дарис Нисс? А ещё капитана Воробья, похожего... м-м-м, на нас?

Добавлено спустя 38 секунд:
Глава 26.

Джек не помнил, сколько времени они уже бежали сквозь лес. Ясно было одно - кончаться эти девственные джунгли точно не собирались! Чувствуя, что вот-вот задохнётся, пират наконец остановился и перевёл дух.
- Ты устал? - спросил он Дариса.
Гробовщик слабо улыбнулся, водя ладонью по неистово колотившемуся сердцу. Поскольку им надо было уйти от солдат как можно дальше, он стеснялся просить об отдыхе.

Когда дыхание более-менее выровнялось, капитан "Жемчужины" огляделся. И почти сразу заметил в отдалении покосившуюся хижину. Судя по растянутым на шестах обрывкам, которые раньше представляли собой сеть, перед ним было жилище рыбака. Заброшенное, и потому пригодное для укрытия.
- Пойдём! - сказал он, дёрнув Нисса за руку.

Однако спрятаться внутри они не успели: кустарник с другой стороны ручья закачался, и из него вышли двое дюжих молодцев. На солдат эти ребята не походили точно, но один вёл на поводке пару здоровенных псин в медных ошейниках, а другой тащил на плече девушку. Та отчаянно отбивалась и кричала.
- Впредь не будешь никуда убегать, стерва! - усмехнулся хозяин собак. - Сейчас мои любимчики изорвали тебе только платьице. В следующий раз порвут глотку!
- Эй, кэп, кто там возле нашего укрытия? - второй указал пальцем на незнакомцев.

Едва завидев пирата, мужчина усмехнулся, и, присев на корточки, принялся гладить псов:
- Джек Воробей! Какая встреча!..
- Я тоже рад тебя видеть, Робин. - тот подарил ему невинную улыбку, уже прикидывая, как будет выкручиваться сам и не подставлять Гробовщика под раздачу.
Главарь контрабандистов размеренно продолжал, будто это была всего лишь дружеская беседа:
- Смотрю, ты тоже с девчонкой... Что же вы забрели в такую глушь ранним утром? Может, сбились с пути?
Живой глаз Дариса вылез далеко за пределы чёлки. Воробей прищёлкнул языком и поморщился:
- Роби, а ты когда последний раз проверял зрение?
Голландец присмотрелся к его спутнику лучше.
- Парень, что ли? Какая жалость - мне делали заказ только на девушек! Впрочем, такого дохляка никто бы и не купил... Но вот собачкам на корм сгодится. - неожиданно добавил он и разом отстегнул поводки. - Фас!

Оба пса сорвались с места, будто чёрные молнии. Джек успел рассмотреть лишь то, как они перемахнули через ручей. Ещё секунда - и стальные челюсти клещами сомкнутся на его ногах, не давая сделать ни шагу. Да и невозможно будет убежать от хорошо натасканных охотничьих полукровок...

Однако ничего этого не произошло. Только кровожадный рык сменился поскуливанием. Приоткрыв один глаз, который он было зажмурил, капитан "Жемчужины" посмотрел вниз. Дарис сидел у его ног, как ни в чём не бывало, лаская собак. Огромные звери лизали его с таким видом, словно просили прощения за дерзость напасть. Робин стоял на месте, не веря своим глазам. Эти псы не единожды рвали человеческую плоть в клочья, наслаждались, к его восторгу, каждым глотком свежей крови... И вот сейчас, едва он шагнул к незнакомцу, рычали на собственного хозяина!
- Всё хорошо, Джек. Они уже не опасны.
- Какого... Это что, колдовство?!!! - вне себя от охватившей его ярости, завопил Голландец. - Живо верните собак, трюмные крысы!!!
- Можно подумать, я их держу... - Воробей чуть вздрогнул от прикосновения к своей ладони сначала мокрого языка, а потом холодного носа.
- Не ты, так твой мальчишка!
Гробовщика эта реплика, видимо, позабавила.
- Хи-хи, как хочешь! Ату его, мои хорошие!

Лишь теперь контрабандист убедился, что в действиях Дариса не было ничего сверхъестественного. Просто "любимчики" до такой степени были озлоблены его обращением с ними, что готовы были самого растерзать на части.
- Я ТЕБЕ ЭТО ПРИПОМНЮ!!! - пообещал он, бросаясь наутёк в те же кусты, откуда недавно вылез.

Воодушевившись тем, что противников стало меньше, Воробей направился к Мэтью. Тот до сих пор глупо пялился на происходящее, тем не менее, крепко удерживая брыкающуюся ношу.
- Поставь даму. - спокойно произнёс пират. - Если, конечно, не собираешься прикрывать ею свою жирную тушу.
Оскорбление привело Мэта в чувство. Бросив девушку, будто мешок с картошкой, он двинулся на противника, вынимая из-за пояса кривую абордажную саблю.
- Хейл, привет!
Госпожа Таленс и сама не заметила, когда оказалась за спиной Гробовщика. Но тут же, забыв обо всём, вцепилась в него, как утопающий - в спасательный круг.
- Дарис! Боже, неужели ты меня нашёл?!
- Да, я и Джек. - арксур обнял её в ответ и успокаивающе гладил. - Всё хорошо, ты скоро будешь дома.
- Я всю ночь плутала в лесу, пытаясь сбежать от этих двоих... - Хейл на минуту высунула нос из волны седых прядей. - А Горацио... Я до сих пор не знаю, что с ним случилось!
- Не беспокойся - мы его вчера видели. Правда, не в самом подходящем месте, ну да это мелочи.
- Что значит: "Не в самом подходящем месте"?

Ответа на последний вопрос она не получила - голос Нисса заглушил выстрел. Мэтт неподвижно лежал возле хижины, а пистолет в руке Воробья, который он каким-то чудом ухитрился вытащить у контрабандиста во время боя, всё ещё пускал сизый дымок.
- Вставайте, миледи. - толкнув для верности труп носком сапога, пират протянул ладонь девушке. - Мы отведём вас в безопасное место.
Та поёжилась при виде морского разбойника, но Гробовщик сам вложил её ладошку в крепкие пальцы Джека.
- Знакомься - наш кэп. И он хороший!

* * *

Пираты и контрабандисты замерли, когда из чащи прогремело ещё несколько выстрелов. В течение пяти минут Рэдклифф доблестно сдерживала себя, но потом не выдержала, и, заведя пилу, ломанулась к кустам, будто хотела скосить парой взмахов все джунгли.
- Стой, куда?! - Барбосса ухватил её за шиворот.
- Пусти меня!!! Мы же слышали голос Джека! Он там, и его кто-то преследует!
- Уймись! Тоже хочешь получить пулю?!
Грелль кряхтела от напряжения, однако вырваться из цепкой хватки Гектора даже для неё было непосильной задачей. В это время кто-то из команды крикнул:
- Смотрите, "Жемчужина"!

Все обернулись. Действительно - к берегу, гордо раздувая чёрные паруса, плыл корабль. Этого и дожидалась Рыжик. Воспользовавшись тем, что Барбосса отвлёкся, она дёрнулась снова, и, оставив у него в пальцах свой воротник (наплевать, что вместе с пучком волос!), помчалась в лес.
- Стой, дурочка! - Гектор попытался догнать её, но деревяшка вместо ноги делала его попытки тщетными.
Между тем, мисс Тич и Сэллен уже вышли на пляж.
- Кто это с вами? - нахмурился капитан, разглядев робко жавшегося к Анжелике испанца.
- Его зовут Горацио. Не волнуйся - мы знакомы.
- Вот как? Вы штурмовали форт ради того, чтобы спасти Нисса с Джеком, а вместо них притащили какого-то юнца?
- Он жених Хейл.
- И что с того? Ваша Хейл у меня в печёнках сидит!
- Дарис её ещё не нашёл? - вмешался в разговор Ильхайо.
И сразу же пожалел, что сделал это, поскольку Барбосса моментально окрысился:
- Щенок, тут тебе не розыск пропавших невест!!!

* * *

Капитан Воробей уже сбился со счёту, сколько раз за сегодняшнее утро им с Дарисом приходилось бегать. Стоило расправиться с главарём контрабандистов и почти добраться до желанного берега, как на их голову опять свалился отряд Хармса. Причём "на голову" почти в буквальном смысле, ведь солдаты попрыгали с земляного вала.
Правда, в этот раз пробежка получилась недолгой: арксур, чьи ноги и без того изрядно заплетались, растянулся посреди дорожки.
- Зараза... - процедил Джек сквозь зубы, видя, что нога парня крепко застряла между выступающими из земли корнями.

Он потянул Гробовщика за руку, но тот вскрикнул. Видимо, неосторожное движение причинило ему боль. В это время голландцы подошли на опасное расстояние.
- Бросишь своего приятеля и дашь дёру? - с усмешкой поинтересовался Франк. - В твоём случае я не премину выстрелить в спину.
Обнажив шпагу, он первым двинулся на пирата. Но внезапно от клинка полетели искры: вращающееся лезвие бензопилы разрезало его пополам.
- Грелль?!
Воробей не успел опомниться, как алая молния закинула Хармса в колючки. Остальные бойцы порядком растерялись при виде чего-то растрёпанно-рыжего, в подранном платье и со странно визжащей штуковиной наперевес.
- Дарис, руку!
Взмах пилы раскрошил корни, давая Гробовщику возможность подняться. Однако голландцы, похоже, уже лишились боевого запала. А кто не лишился бы при виде подобного зрелища?
- Олухи, чего вы стоите?!!! - выл, выбираясь из колючих кустов, Франк. - Их же только двое!..

Он собирался выкрикнуть ещё что-то, но возле его виска прогремел невесть откуда сделанный выстрел.
- У вас какие-то проблемы, господа? - на тропе, пока ещё вежливо улыбаясь, стоял Гектор.
Все взоры обратились к нему.
- Разве это не территория Приюта Контрабандистов? - размеренно продолжал капитан. - Так что здесь делают служивые люди? Если только они не желают скорейшим образом отправиться на тот свет, им лучше заняться другим делом. А эти трое - с нами.
- Дедушка-а-а-а! - закатив глазки, восторженно протянула Рыжик, чем вызвала гримасу раздражения и у Джека, и у Барбоссы. - Поняли, вояки? Чешите отсюда, пока не поздно!
- Кроме того, вам ещё будет, чем сегодня заняться. - улыбнулся Нисс, слушая доносящиеся из чащи вопли Робина.

Солдаты думали недолго, и спешно ретировались. Едва они скрылись из виду, как Рэдклифф уму непостижимым образом стиснула в объятиях всех трёх мужчин:
- Ну, ребята, вы дали джазу! До чего же я вами горжусь!!!
- Если не перестанешь нас душить, гордиться будет уже некем! - прохрипел Барбосса. - Гробовщик, уйми свою барышню и идём на берег!..
- С радостью. Вот только заберём госпожу Таленс.
Грелль ослабила хватку:
- Хейл?! Так вы её нашли?
- Да. Она ждёт нас в рыбацкой хижине.

Добавлено спустя 1 минуту 30 секунд:
Глава 27.

Алийт встречала восход с улыбкой. Каждый луч солнца разгонял холод и мрак, зажигая в ослабевшем во время долгой болезни теле зарю жизни. А смерть, так и не дождавшись добычи, отошла от детской кроватки, едва уловимой тенью прочертив на стене.

Девочка не удивилась, когда почувствовала возле себя аромат ириса. Так никогда не пахла О Корнэлл. Сильный и в то же время поразительно нежный, он окутывал её мягким коконом, будто желая оградить от всего остального мира.
- Ты пришёл. - сказала она, зарывшись в серебристые нити хорошеньким носиком.
- Я не смог бы уйти, не попрощавшись. - отвечал Гробовщик.
Ему вовсе не хотелось сейчас плакать... И, тем не менее, слёзы горячим потоком орошали лоб малышки. Алийт скользнула рукой под подушку.
- Знаешь, я хочу тебе кое-что подарить... Когда-то это принадлежало моей маме.
Что-то прозвенело в воздухе и охватило шею тоненькой цепью. Доверившись осязанию, Дарис пощупал предмет у себя на груди. Ровный круг, четыре конца и потрясающе красивый узор, каждый изгиб которого щекотал кончики пальцев.
- Этот крест - единственная память о ней. Я хотела сохранить его навсегда... но теперь хочу подарить тебе. Мама не побоялась бы отдать за меня свою жизнь, и сделала бы всё ради моего спасения. Ты поступил точно так же. Ты так же сильно любишь меня.
- Конечно. Кроме того, - Нисс потрепал белокурую головку, - у меня есть имя, позволяющее его носить.
- Твоё настоящее?
- Да.

Похоже, Алийт забыла о слепоте своего друга, потому что в её глазах читался вопрос. Однако парень не успел на него ответить: в дверях, чуть шурша складками одеяния, появилась Сильвия.
- Пора идти. Друзья уже ждут тебя в моём саду.

Но прежде, чем Дарис вложил свою руку в ладонь старушки, девочка окликнула его снова:
- Ирис! Скажи хотя бы, мы встретимся? Я ещё увижу тебя?
Гробовщик на секунду задумался. Перечёркнутое шрамом лицо озарилось прежней, слегка безумной улыбкой:
- Кто знает! Может, в другое время и в другом месте?

Они успели покинуть особняк до приезда губернатора. Хотя Горацио с семьёй Таленс были вчера у него на приёме и подробно всё объяснили, встречаться со Стэвезантом арксуру совсем не хотелось. Оно и понятно - вдруг Пьер изменит своё решение относительно того, чтобы дать пиратам спокойно покинуть берега Кюрасао?

Ирисы разворачивали лепестки, будто приветствуя своего короля, который шёл мимо них по усыпанной щебнем дорожке. Дойдя до калитки, Сильвия остановилась и выпустила худое запястье.
- Расстанемся тут.

Их первую встречу видели только цветы. Они же стали и свидетелями прощания. Дарис не мог этого видеть, а праматерь рода сейчас им гордилась. Она знала мир, откуда он пришёл, знала и дорогу туда... но не хотела возвращаться, ибо не видела смысла. Век ириса недолог, как и век человека. Все прожитые им годы - лишь капля в безбрежном океане вечности. Вечности на его выбор.
- Прощай. Благодарю, что откликнулся на мой призыв.
- Ты точно не хочешь пойти со мной?
- Незачем. К тому же, я больше не волнуюсь из-за своей смерти: если на землях Севера всё ещё дают всходы мои семена, если Ирис до сих пор наполняет Тагур любовью, она растопит в слёзы лёд человеческого сердца.
- Дарис! Где ты там? Нас уже все ждут!
Гробовщик встрепенулся от звука знакомого голоса. О Корнэлл ушла так тихо, что даже он не услышал.

Однако старушка ещё долго провожала его взглядом из глубины сада. Казалось, вдыхая аромат белых цветов и рассматривая девушку, появившуюся рядом с Ниссом - алую, будто языки пламени - она ощущала едва уловимое дыхание Тагура. Родины, покинутой ею давным-давно, и вновь обретённой в лице двух людей, заброшенных на Карибы неведомыми поворотами времени.

Сильвия видела перед собой Королевство. Такое же, каким оно было много лет назад, когда она пришла на эти земли вместе со своей немногочисленной семьёй. Но сейчас сюда возвращался тот, в ком была сосредоточена сила всех её поколений. Кто бы мог подумать, что она уместится в столь хрупкий сосуд?
- Оставайся здесь, несчастное создание, ибо во всём мире больше для тебя нет места. Оставайся здесь и делай так, чтобы могилы мёртвых были зелёными, а твои друзья живые - под защитой. И удачи тебе... ибо ты - последнее семя Ириса.

* * *

Огромный белый конь неспешно ступал по дороге, усыпанной лепестками цветов. В то утро колокола церкви Виллемстада звонили особенно громко и наполняли воздух чудесной музыкой. А горожане недоумевали, куда же могли деться виновники сего торжества. Так что Фаллада вполне мог собою гордиться, ведь эти двое сейчас ехали у него на спине и целовались уже битый час. Впрочем, хозяйке такое занятие, похоже, доставляло удовольствие. Вот почему жеребец не протестовал против ещё одного наездника. В конце концов, теперь он - часть их семьи...

Первой молодожёнов заметила вскарабкавшаяся на пальму Грелль. Едва всадники выехали из леса, как она тотчас оповестила об этом Мыс Кальвинистов, свистя не хуже Соловья-разбойника (в данном случае - просто разбойницы). "Чёрная жемчужина" и "Месть королевы Анны" грянули торжественными залпами всех орудий, после чего команда высыпала на берег.

Есть ли вообще на свете слова, которыми можно описать свадьбу в кругу друзей, родственников, пиратов и даже контрабандистов??? Да, да - после сдачи властям Робина Голландца многие из его приспешников решили вступить в ряды корсаров. А поскольку бывшие контрабандисты всегда знали, где можно закупиться провизией, необходимость в сотрудничестве с их главарями отпадала сама собой.

Рэдклифф вертелась повсюду. В качестве благодарности за спасение Алийт и дочери минхера Таленса губернатор приказал военным судам обходить сегодня мыс стороной, так что веселье могло продолжаться до поздней ночи. Однако с рассветом всё равно нужно было уплывать, поэтому Рыжик хотела получить максимум впечатлений. Правда, когда Хейл по традиции бросала букет невесты, состоящий из белых и огненных ирисов, его, к великому огорчению Грелль, поймала Анжелика. Впрочем, Джек быстро нашёл, чем можно её утешить: "У вас с Ниссом и так отношения высокого полёта. А наши ещё предстоит наладить!"

Хотя сам Дарис не видел окружающего его великолепия, он тоже чувствовал себя счастливым. До него доносились звуки музыки, весёлый смех и голоса самых дорогих его сердцу людей. Кроме того, на душе впервые за долгое время стало спокойно. Это объяснялось тем, что он недавно услышал от отца госпожи Таленс: суда Элджая, с которыми он столкнулся в море, вообще не принадлежали Ост-Индской торговой компании. Очевидно, Стир использовал имя Беккета в качестве прикрытия для себя и своих подчинённых. Но какие цели они преследовали, прикрываясь этим именем, осталось невыясненным.
- Не думал, что вообще когда-нибудь буду благодарен пиратам, - говорил позже Лем, - однако лучше вас мы ещё никого не встречали. Может, это тот редкий случай, когда простым законопослушным гражданам стоит поучиться у морских разбойников?
Мисс Тич улыбнулась:
- Учитесь, только не слишком часто. Это может войти в привычку.

К вечеру празднество плавно перетекло с берега на корабли. Анжелика нашла Грелль стоящей возле борта "Мести".
- Эй, чего ты тут делаешь? Вечеринка в кают-компании!
- Я думаю. Со мной это редко бывает. - честно призналась девушка.
Испанка не могла сдержать смех:
- Вот как? А ещё, насколько я поняла, твой язык опережает размышления. Но если не секрет, о чём же ты думаешь?
- Джек ведь рассказывал тебе о прошлом Гробовщика?
- Рассказывал. К чему ты вспомнила?
- Тот подарок Алийт... - Рыжик потеребила складки плаща, - она дала ему крест, однако он умолчал о своём истинном имени.
- А ты его знаешь?
- Разумеется. Его зовут Дамиан.
Вот теперь кусочки мозаики понемногу сложились для Анжелики в единый образ. Более того - она угадала ход мыслей Рэдклифф. "Сильвия называла себя прародительницей всех Ирисов... Значит ли это, что настоящее имя Нисса - Дамиан О Корнэлл?"

Возможно, она додумалась бы ещё до чего-нибудь интересного, если бы за её спиной не послышался тихий смешок:
- Дарис, Гробовщик, Легендарный - он всегда останется для тебя другом, как бы ты его ни называла! А сейчас как насчёт печенек? Ведь ради них мы, собственно, и поставили на уши этот несчастный остров!


ДЕЛО ЗАКРЫТО

Дитя Луны

Стеблем воздух вбирая осенний,
Уронив росу с белой каймы,
Ты в ночи под прохладною сенью
Получал поцелуи Луны.

Они с неба струились потоком,
И, как щедрой хозяйки добро,
Лепесток и волос длинный локон
Получали от них серебро.

Расцветали цветы в горах этих,
Наливались там жизнью поля...
Почему же Луна до рассвета
Из них всех выбирала тебя?

О чём вы в темноте говорили?
И какой же ты дар получал?
И какою молитвою были
Те слова, что наш ветер умчал?

Он не пил росы свежую влагу,
Но искрились его лепестки,
Ведь питал его свет, как в награду
Изливаясь из диска Луны.

И к рассвету, когда в тёмных кронах
Заиграл наш шалун-ветерок,
На поляне той рос обновлённый
И наполненный жизнью цветок.

Знаю - твой лепесток до рассвета
Потому целовала Луна,
Что нигде в вековых горах этих
Нет цветка красивее тебя.
Автор с "Самиздата" и "Книги фанфиков".

Ответить

Вернуться в «Фанфикшн по фильму "Пираты Карибского моря"»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость