Тайны временных поворотов. Часть 3

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata, Ekaterina

Ответить
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Лунный Ирис
Сообщения: 24
Зарегистрирован: Вт фев 28, 2012 9:07 pm
Реальное имя: Саляхова Рената
Откуда: Сочи
Контактная информация:

Тайны временных поворотов. Часть 3

#1 Сообщение Лунный Ирис » Сб авг 17, 2013 11:16 pm

Название: Тайны временных поворотов. Часть 3
Автор: Лунный Ирис (Саляхова Рената Артуровна)
Фэндом: Фанфик по фильму "Пираты Карибского моря", аниме "Тёмный дворецкий", аниме "Хеллсинг"
Бета: нет
Жанр: джен, романтика, ангст, юмор, фантастика, психология, стихи
Пейринг: Дарис Нисс (Гробовщик)/фем!Грелль Рэдклифф, Джек Воробей/Анжелика Тич
Рейтинг: G
Размер: миди
Содержание: История подходит к своему завершению, однако время ещё приготовило нашим героям немало удивительных поворотов. Действительно ли столь различные миры пересекаются так тесно, как думает Джек? Что связывает Грелль с пиратами Карибского моря? Какова на самом деле сила и цель прибытия Нисса? Всё это и многое другое ждёт в последней части фанфика "Тайны временных поворотов".
Предупреждения: ООС, ОМП, ОЖП
Статус: закончен
Дисклеймер: права на героев ПКМ принадлежат Диснею. Права на прототипов аниме-персонажей - мангакам Яне Тобосо и Коте Хирано
Комментарии: viewtopic.php?f=4&t=1948&p=78115#p78115


ЧАСТЬ 3. СВЯЗЬ МИРОВ.

Глава 1.

Рассекая океаны,
Растворяясь в темноте,
Ищешь ты цветок желанный…
Не найдёшь его нигде!

Тот цветок не расцветает
И не вянет никогда.
Он в земле не прорастает,
Его почва – лишь душа.

Аромат его витает
Не по воздуху полей.
Семя в сердце оставляя,
Он цветёт среди людей.

В чувств прекрасных перламутр
Окунается не раз…
Загляни душе вовнутрь –
Есть ли он в тебе сейчас?


Сидя в капитанской каюте, Грелль расчёсывала волосы и напевала эту старую, уже ставшую легендарной песню. Карибы, понятное дело, ещё её не слышали, но в Тагуре она звучала на каждом шагу. А ведь вдохновением для неё послужила старая-престарая сказка, которую из уст в уста передавали в Северном Королевстве. Сказка об ирисе, который влюбился в девушку...

От приятного занятия отвлекла внезапно скрипнувшая (и, к счастью, в очередной раз поставленная на место) дверь. Как и вся команда, Рыжик радовалась спасению брига, однако лицо вошедшего капитана отчего-то было мрачнее тучи. Причина тому, по мнению Грелль, только одна, вот почему она елейным голоском спросила:
- Джеки, ты за ром сердишься, да? Я больше ни бутылочки не возьму, честное слово!
Но Воробей вообще проигнорировал её слова. Лишь тяжело повесил на крюк свой китель, снял шляпу и улёгся на кровать, жалобным хрустом напомнившую, что она перепиленная.
- Рэдклифф...
Слово, прозвучавшее с совсем не свойственной Джеку серьёзной интонацией, заставило девушку обернуться. Глаза, в которых отражались неверные огоньки горевших в каюте свечей, смотрели на неё как-то пристально.
- Рэдклифф, расскажи мне о Гробовщике.

Добавлено спустя 39 секунд:
Глава 2.

- Чего? - Грелль показалось, что она ослышалась.
- Я выразился непонятно? - пират едва сдерживал гримасу раздражения, но из себя его выводила вовсе не девушка, а впившаяся в кожу мерзкая железяка. - Я хочу, чтобы ты рассказала мне о своём парне.
Та всё ещё недоумевала:
- А зачем тебе это нужно?
- Раз прошу, значит нужно! Логично?
- Просто... - Рыжик замялась, - просто довольно неожиданно. Раньше ты про него никогда особо не спрашивал. И что же конкретно тебе хочется знать, дорогой мой?

Последняя фраза прозвучала прямо-таки с вызовом. Воробей не мог не улыбнуться, поняв, что его подруга имеет ввиду.
- Не волнуйся - я, конечно, мастер по части очарования, но отбивать тебя у Гробовщика в мои планы не входит.
- Ну, смотри у меня. - в глазах Грелль появилась настоящая дикость. - Ты стал очень важным человеком в моей жизни, мне даже кажется, что я люблю тебя так же, как Себастьяна... Но не смей путать эти чувства с настоящей любовью.
- Ладно тебе! Чего надулась, как мышь на крупу? - снимая напряжение, Джек ободряюще подмигнул. - Поверь, я ни за что не стану удерживать женщину, которая не желает быть моей.
- Это утешает. Так что ты хотел узнать? Надеюсь, тебе не нужна вся его история?
- А почему бы и нет? Ночь ещё молода.
- Да, но... видишь ли, дело в том, что он не любит распространяться о своём прошлом. Даже я узнала о нём совсем недавно!
- И всё же, кто имеет право о нём знать?
- Лишь самые близкие люди.

Джек невольно усмехнулся себе в усы, вспомнив разговор с Дарисом на борту "Разящего". Перед тем, как плыть к берегу Исла де Муэрте, парень задал ему по-детски наивный, однако до глубины души поразивший вопрос:
- Будешь со мной дружить?
"Псих ненормальный!" - так бы подумал капитан Воробей раньше. Однако в то мгновение что-то будто перевернулось у него в сердце, ведь подобного ему ещё никто не говорил. Дружба с другими корсарами была негласной, и, кроме того, когда угодно могла превратиться в предательство. Если это было выгодно "другу", или самому Джеку. Но сейчас ситуация была совершенно другой. Он немного времени провёл с этим странным, похожим на старика юношей, а тем не менее, уяснил себе чётко - Ирис его не предаст. Вот почему он только отвернул рукав рубашки и показал ему выжженное на запястье клеймо:
- А как насчёт этого?
- Мне всё равно, кто ты. Я уже считаю тебя своим другом, поскольку вижу - ты хороший человек.
"Хороший, аж из ушей хлещет!" - словно молния, пронзила воспоминание ухмыляющаяся рожа Элджая. - "Контракт наш ещё не забыл?"
- Что с тобой? - испугавшись внезапной перемене на лице Джека, Грелль потрясла его за плечо.
- А? Ты о чём? - тот словно из транса вышел. - Пустяки, я просто вспомнил, как однажды твой любимый назвал меня другом. А раз так, то я имею право получить о нём информацию, разве нет?
Девушка внимательно посмотрела на него.
- Что ж... в конце концов, ты единственный, кому мы вообще можем здесь доверять. Хорошо, я расскажу тебе, что из себя на самом деле представляет Дарис, хоть и не совсем понимаю, с чего вдруг возникла столь острая в том нужда. Однако ты должен пообещать, что никому больше об этом не скажешь.
- Можешь не сомневаться - я могила. Кстати, а почему ты зовёшь его Ирисом?

* * *

- Кто мог знать, что безродный арксур, полукровка, впервые вступивший на земли Тагура, впоследствии станет гордостью всего Северного Королевства? Явно не местные жители, враждебно принявшие тогда ещё пятнадцатилетнего парнишку, который резко выделялся среди них не белой, как снег кожей и не чёрной гривой волос (ибо подобные признаки характерны для любого тагурца), а необычным цветом своих дивных глаз. Именно они считались позором, получившимся от смешения кровей уроженцев Юга с кровью владык бескрайнего Севера. Однако всей последующей жизнью мальчик, чьего имени не знал никто из его даже самого ближайшего окружения, доказал, насколько условны национальные различия.

Своим добрым, отзывчивым нравом он привлекал к себе людей отовсюду, и скоро собрал собственную армию миротворцев. Потрясающая военная выучка, владение особыми боевыми приёмами уже в столь юные годы сделали его героем. Но не только в этом заключалась его сила: способность влиять на людей помогала вести переговоры даже с самыми отъявленными нарушителями закона. Немало террористов по всему миру сложили оружие после долгого, содержательного разговора с этим человеком. Сам король Тагура неоднократно оказывал ему почести и представлял к различным наградам. Однако его имени, родителей, даты и места рождения никто до сих пор не знал. Вот почему в народе и среди миротворцев он получил прозвище Ирис. Этот цветок, являющийся в Северном Королевстве символом верности, силы и целомудрия, как нельзя лучше олицетворял собою характер парня. А образ Ириса с алебардой, чьи лезвия были подобны раскрывающимся лепесткам цветов, стал легендарным.

Словом, всё было бы хорошо, но у таких людей, как он всегда находятся завистники. Особенно выделялся среди них его же первый помощник, звавшийся Лэри Пауэрсом. Лэри тоже был арксуром, более того – они с Ирисом давно сжились, как родные братья. Он доверял ему во всём, и это стало его самой большой в жизни ошибкой…

Случилось так, что секретная организация «Миллениум», впоследствии объединившая в себе весь преступный мир Четырёх Держав, собралась нанести удар по Тагуру. Однако её главаря – Вернера Брэгстера – очень смущали миротворцы Ириса, которые к тому времени достигли такого числа и силы, что в первом же бою могли втоптать его солдат в землю. Электрические алебарды и стрелы, изобретённые их предводителем, позволяли им с лёгкостью уничтожать даже тяжело вооружённых андроидов. Вот почему столкновение с ними могло закончиться полным провалом. И всё же, благодаря своим доносчикам, Вернер сумел отыскать их слабую сторону. Ею был Пауэрс. Дело в том, что братские чувства уже давно охладели в нём. Снедаемый завистью к своему лучшему другу, Лэри думал лишь о том, как бы убрать его с дороги и прибрать армию к рукам.

Глава "Миллениума" заключил с ним сделку, суть которой состояла в следующем: "Я помогу тебе осуществить твою мечту и взять миротворцев под свой контроль. Даже более того - мы не станем нападать на столицу, пошарим по окрестностям и удалимся, а ты сможешь стать героем, якобы прогнав нас с ваших земель. И в обмен на всё это я прошу только одного - отдай нам своего предводителя, потому что вы, арксуры, как известно, обладаете редкой выносливостью, а в наших лабораториях сейчас ставят эксперименты на людях. Жестокие, конечно, ибо наука всегда требует жертв! Но зато это - стопроцентная гарантия, что твой враг никогда уже живым не вернётся. Обещаю, я лично прослежу за тем, чтобы с ним там покончили побыстрее".

Лэри, естественно, согласился. Но он не знал, что у "Миллениума" в этом деле был свой интерес... Брэгстер специально выбрал Ириса для участия в эксперименте, целью которого было создать самое совершенное живое оружие в мире, послушное, выносливое, практически не уязвимое. Секретная разработка Арео-модуля (чипа, вживляющегося под кожу и позволяющего брать под контроль абсолютно любую технику), случайно попавшая в лапы трупорезов "Миллениума", стала гвоздём всех этих опытов. Прошлые пленники умирали от имплантации даже одного из них.
Джек, не удержавшись, спросил:
- А сколько же этих штук было в Дарисе?
- Пять.
- И они... до сих пор в его теле?
- Они не прижились: тырить чужие разработки технологи "Миллениума" мастера, а вот как следует в них разобраться толку у них, по-видимому, не хватало. В украденном чипе отсутствовал какой-то очень важный элемент, без которого функционирование было невозможным... Так что зря они целый год кромсали парня на лабораторном столе.

Конечно, всё это время миротворцы его искали. Королевская армия не дремала тоже, однако усилия были тщетными: Ирис исчез, словно в воду канул. А его место благополучно занял Пауэрс... Впрочем, править мудро и справедливо он так и не научился, ведь недаром же говорят: на чужом несчастье счастья не построишь.

Пират с искренним сочувствием смотрел на свою собеседницу. Да, многое из того, что рассказывала девушка, было ему непонятно. Однако суть он уловил безошибочно.
- А год спустя, - продолжала, смахнув едва заметную слезинку Грелль, - в морозную Рождественскую ночь к воротам Шэнварда подошёл неведомый странник. Высохший, как скелет, с длинными седыми волосами, покрытый ужасными рваными шрамами и, к тому же, совершенно слепой, он двигался к городским воротам, уповая лишь на помощь свыше. Было видно, что зрения он лишился не так давно, потому что ориентировался совсем плохо, а то, что на нём надето, вообще трудно было назвать одеждой. Он не дошёл всего несколько метров до спасительных домов и свалился в сугроб. Последнее, что он успел шепнуть, были слова молитвы о помощи. Именно они вместе с ветром полетели к чёрному, усыпанному звёздами бархату неба. И сейчас же бездомные собаки, что околачивались у ворот, роясь в кучах мусора, легли вокруг и стали его согревать. Так продолжалось до первых лучей солнца... А утром мимо того места проходили горожане. Среди них была я с Себастьяном и нашим молодым господином. Хоть и носила очки, но мгновенно заприметила псов и побежала к ним, чтобы посмотреть, что случилось.

Знаешь, Джек... всегда, всю свою сознательную жизнь я хотела, что рядом со мной был человек, любящий меня всем сердцем. Который примет меня такой, какая я есть. Которому я не разонравлюсь, даже если не смогу исполнить его мечты. И то святое Рождественское утро вручило нас с ним друг другу. Стоило мне лишь раз приподнять его со снега - измученного, изуродованного, лишённого рассудка от страха и сжигающей боли - как я поняла, это всё просто тени. Тогда у меня на руках лежал прекрасный Цветок. И лепестки его были белее самого чистого снега...

А потом я молилась, наплевав на все прогнозы врачей, что в таком состоянии спасти его невозможно. Чудо случилось снова - через долгие недели отчаянной борьбы со смертью мой Цветок вновь распустился. К сожалению, он мало что мог о себе вспомнить, помнил лишь то, что его зовут Дарис. Кроме того, он явно чего-то боялся, словно до прихода в Шэнвард кто-то преследовал его на протяжение долгого времени, и продолжает преследовать сейчас. Но после эта боязнь пропала.

Я была с ним постоянно, выхаживая своими руками. И чувствовала, как с каждым прожитым днём влюбляюсь всё больше и больше. А когда впервые увидела его, уже окрепшего и одновременно всё такого же хрупкого, на поле цветов под Луной, заглянула в глаза, вдохнула аромат волос, то поняла, что все красавцы Тагура просто меркли возле него. Да мне никого из них и даром не было надо! Только вот... Дарис, несмотря на частично вернувшееся к нему зрение и почти полную самостоятельность, всё же считал, что я только из жалости провожу с ним время. Пришлось сказать о своих чувствах первой. Знаешь, он тогда плакал... Плакал, потому что считал, что бесполезные и больные люди не нужны никому. И хотя граф предлагал ему полное содержание за свой счёт, он всё же нашёл работу, чтобы понравиться мне ещё больше. Но с его возможностями ему сгодилась только профессия Гробовщика.
- А своих миротворцев он помнил?
- Он даже забыл, кем являлся до того, как попал в лаборатории "Миллениума". Они причинили ему много боли, однако там у его организма появились кое-какие способности... Некоторые из них ты уже видел.
- А сейчас?
- Сейчас память вернулась к нему. Миротворцы свободны, Лэри больше нет. Правда, некоторым из его приспешников удалось сбежать.

Добавлено спустя 36 секунд:
Глава 3.

Когда Рэдклифф окончила свою повесть, в каюте надолго воцарилось молчание. Девушка не говорила больше ни слова, ожидая реакции Джека, а тот всё ещё обдумывал то, что от неё услышал. И совесть, чей голос он столь упорно заглушал прежде, теперь кричала во всю силу: "Ты думал о Грелль и команде, когда соглашался на предложение Стира, но по отношению к Дарису это - не оправдание! Неужели забыл, насколько он тебе доверяет?! Если предашь его, будешь таким же, как Пауэрс! А предательства второй раз ему не выдержать!"
- М-да... Честно говоря, подружка, сегодня тот день, когда ты сумела шокировать самого капитана Джека Воробья! Слыхал я на своём веку удивительные вещи, но подобное слышу впервые. У меня, конечно, были подозрения, что твой дружок жил непростой жизнью, однако если бы узнал его историю от кого-то другого, то ни за что бы в неё не поверил. И знаешь, почему? Потому что Дарис, которого знал я, был всегда весёлым, улыбчивым и беззаботным. Казалось даже, будто он живёт, как во сне, или в каком-то собственном, далёком от реальности мире...
Пират осёкся, поймав на себе строгий взгляд изумрудных глаз.
- Ты правда думал, что он такой? Сразу видно, что ничегошеньки о нём не знал. - девушка опустила голову так низко, что волосы совсем закрыли лицо. - Чудик, сумасшедший, старикашка, урод - кто угодно, но только не человек, вытерпевший в жизни больше, чем все твои моряки вместе взятые! Судишь по внешности, забывая о главном, что, увы, вполне в духе людей... Весёлый и беззаботный? Да даже я не знаю, сколько слёз он льёт каждую ночь! Ты когда-нибудь не мог заснуть из-за того, что тебя беспрестанно терзают кошмары? Ты страдал от бессонницы, потому что ни одно лекарство на тебя просто не действует?! Ты вскакивал раз за разом, снова и снова, отдаляя от себя всякую возможность сна и покоя? Ты мучился болью во всём теле, на котором не осталось живого места?! Тебя трясло в лихорадке так, что даже кровать под тобой ходила ходуном?! Нет? Если нет, не смей больше говорить о беззаботности Дариса. Его дурашливость - маска, за которой надёжно скрывается горе, поскольку лишь таким образом он может жить дальше среди обыкновенных людей. Ну, и ещё потому, - последнюю фразу она произнесла почти шёпотом, - что никто из них не должен видеть, как Цветок Ириса, дарящий им утешение, плачет сам.

Можете не верить, дорогие читатели, но вот сейчас капитан Воробей был готов провалиться сквозь землю! Тон, которым Рыжик проговорила всю эту тираду, пробрал его не то, что до печёнок - до самых костей! Да, жизнь научила Джека частенько изображать из себя бесчувственное бревно, однако в действительности было наоборот. Живя в суровом мире пиратов, поневоле приучаешься подавлять в себе элементарные человеческие чувства. Многим они со временем даже начинают казаться слабостью, поскольку от сострадания, например, к врагу, можно было запросто получить и пулю в спину, и кружку рома с отравой.

Однако он, слава Богу, ещё не забыл, как надо сочувствовать. Тем более, по отношению к Гробовщику, который уж точно был ему не враг.
- Ладно, милочка, успокойся. - сказал он, украдкой бросив взгляд на браслет. - История твоего любимого, бесспорно, очень душещипательная, но отнюдь не приближает нас к цели. Если хочешь найти его побыстрее, помоги мне получить обратно "Жемчужину". Она - самый быстроходный корабль в Карибском море, а вот на этой лоханке мы даже до Тортуги будем плыть месяц.
Грелль вытерла щёки:
- Что ж... тебе виднее. Прости меня за излишнюю эмоциональность, просто я действительно рассердилась.
- Что ты - мне круто повезло, что ты опять не начала пилить мою мебель!
- Не обольщайся - всё ещё впереди, капитан!
"Главное - протянуть время!" - мелькнуло в мыслях у Джека. - "Протянуть и обдумать, как избежать новой встречи с Элджаем... Грелль нельзя говорить о нашей сделке - она не станет ждать разъяснений, а просто порежет меня аккуратными такими фестончиками... Ну, конечно так и сделает, услышав, что я предал её любимого! Но... если обсудить это с самим Дарисом, думаю, он всё поймёт. Стир наверняка один из тех приспешников Лэри, которому удалось уйти от возмездия в Северном Королевстве. А Нисс как никто другой знает его слабые места... Эх, выяснить бы ещё, где он сам-то находится!.. Интересно, от этого куска металла есть какой-нибудь прок?"

Девушка подошла к окну, чтобы открыть его, и пират, улучшив минутку, вновь посмотрел на своё запястье. Синяя точка мигала непривычно быстро, двигаясь к центру экрана. "Не может быть... Он уже совсем рядом, получается!"
- Джек! - заставил его вздрогнуть крик Грелль. - Там чужой корабль!

Добавлено спустя 32 секунды:
Глава 4.

Некоторое время заглянувшая на камбуз Анжелика не понимала, откуда доносится незатейливая детская песенка. Правда, голос, напевавший её, невозможно было спутать ни с одним другим.
- Гробовщик, где ты?

Не успела она это сказать, как прямо перед ней с потолка шлёпнулось что-то чёрное, лохматое, хихикающее и аппетитно хрустящее печенькой:
- О! Какие люди! Редко увидишь тебя средь бела дня в моей скромной обители, капитан!
Девушка улыбнулась:
- Мы с тобой плаваем уже больше недели, а ты до сих пор не желаешь взрослеть.
- А что, так надо? - Дарис сел на полу у её ног.
- Да! - пиратка закатила глаза. - В этом вы очень похожи с Джеком.
Неожиданно он поднялся и трогательно, почти по детски положив голову ей на плечо, шепнул из своей серебристой гривы:
- Скажи, ты же не бросишь его снова? Ты всегда-всегда будешь рядом с ним?
- Гробовщик, я...
Анжелика растерялась, но парень не дал ей договорить:
- Ты же не охладела к нему за то время, что мы провели в пути?
- Послушай, - глубоко вздохнув, она чуть отстранила его от себя, - я сказала тебе правду о своих чувствах к капитану Воробью (пожалуй, только тебе единственному). Однако у нас с ним ситуация не настолько простая, как у вас с Рэдклифф, и разрешить её одним махом не удастся тоже. Ты понимаешь, о чём я?
- Понимаю. Ты собираешься разобраться по ходу событий.
- Вот-вот. Наверное, ты уже успел заметить, что я не из тех барышень, которые при первом же случае вешаются мужикам на шею и признаются в безумной любви.
- Ага... Хи-хи, но зато я заметил из твоих рассказов, что ты поступаешь подобным образом, когда тебе что-то нужно!
- Нахал! - испанка шутливо опрокинула его обратно на пол. - Стукнуть тебя, что ли?
- Хих, не взыщи! Живу с пиратами и учусь у пиратов!

Вдруг на пороге появился Раджетти. Судя по тому, как он запыхался, бежал сюда со всех ног. Девушка мгновенно посерьезнела:
- В чём дело, матрос?
- Кэп, прямо по курсу какой-то бриг! - взволнованно сообщил одноглазый. - А флаг на его мачте пиратский!
Анжелика и Нисс переглянулись. Гробовщик лишь невинно пожал плечами:
- Алебарду брать?

* * *

Грелль порядком испугалась, разглядев на приближающемся к ним судне череп и скрещенные абордажные сабли. "Ничего себе... Мы ж только недавно с одними сцеплялись! Лезут, как мухи на мёд!"
- Кэп, мы будем готовиться к бою? - спросила она, повернувшись. - Эй! Ты почему мне не отвечаешь?! Заснул, что ли?!!!
Этот крик вывел пирата из состояния оцепенения, в которое он впал, будто загипнотизированный пялясь на синюю точку.
- Стой, Рэдклифф! В этот корабль нельзя стрелять, там...
- Что? Что там, Джек?
"Тьфу ты, чуть не проболтался! С каких пор стал таким невнимательным, капитан Воробей?!" - мысленно выругал он сам себя, а вслух сказал:
- Я имел ввиду, что там могут быть пираты, желающие вступить в переговоры. По нашему Кодексу, им запрещено отказывать в этом.
- Ну, как знаешь... Надеюсь, всё закончится столь же мирно, как на флагмане Дугласа!

Похоже, Рыжик уже успела по достоинству оценить серебряный язык кэпа. Однако ничего предпринять Джек попросту не успел. Едва взглянув в подзорную трубу, девушка завопила на весь бриг:
- ДАРИС!!! ТАМ ДАРИС!!!
- Где?! - подскочив от неожиданности, спросил Воробей.
- Да там же, на борту шхуны!!! ИИИИИ, ЛЮБИМЫЙ, Я ИДУ К ТЕБЕ!!!
Что произошло дальше, пират не видел, ибо труба довольно метко прилетела ему в глаз. А когда он снова получил возможность видеть, за бортом раздался негромкий всплеск.
- ТЫ ЧТО, СОВСЕМ СБРЕНДИЛА?!!!!!!!!!!!!!! - заорал он мелькнувшей в волнах алой головке. - Ты же не умеешь плавать!!! Вернись сейчас же, дурёха, ЭТО ПРИКАЗ!!!

Какое там "вернись"! Рэдклифф совершенно его не слушала. Ничто сейчас не имело для неё значения, кроме корабля, на всех парусах идущего следом за "Морским волком", на борту которого она только что увидела самого дорогого ей человека. И даже не заметила, как тело само собой начало совершать те нужные движения, чтобы удерживаться над водой.

Добавлено спустя 34 секунды:
Глава 5.

- КАКОГО... ГРОБОВЩИК, ТЫ ЧТО ТВОРИШЬ?!!!

Анжелика кинулась к борту в попытке поймать Нисса за шиворот, но тот, совершив виртуозно ловкий прыжок, очутился в море.
- Ты окончательно свихнулся?!! - шипела пиратка, бросая ему канат. - Живо обратно, кому говорю!!!
- Энжи, там Грелль! И она плавает!
- Плавает?!

Девушка с сомнением взглянула на волны. Казалось, что от брига к ним вообще идёт торпеда. Во всяком случае, если бы она побывала в 21-ом веке, то никакое другое сравнение ей бы сейчас просто на ум не пришло. Рэдклифф плыла, взбивая руками и ногами такое огромное количество пены, что от неё в страхе шарахались даже собравшиеся поохотиться барракуды. А со стороны "Антропоса" к ней более спокойно, но не менее быстро плыл Гробовщик.

Капитан Воробей и мисс Тич стояли на палубах своих кораблей, с интересом наблюдая за сумасбродной парочкой. Увы, ни нежных поцелуев, ни жарких объятий не получилось. Вместо этого влюблённые сначала крепко треснулись лбами (вы, наверное, понимаете, КАК несладко пришлось Ниссу, учитывая твёрдость черепа Грелль), после чего принялись... увлечённо топить друг друга.
- Хи-хи, где ж ты была, моя радость? Разве я не просил тебя, чтобы мы держались вместе?
- Дарис, наконец-то я тебя нашла!!! Прости, я сама не знаю, как это всё получилось... Но больше я от тебя никуда-никуда, честное слово!!!
- Я был на острове!
- А я - на Тортуге!
- Я плавал с Анжеликой!
- А я - с Джеком Воробьём!
- Я закормил команду печеньками!
- А я перепилила кэпу кровать!
- Я выучился морскому делу!
- А я дралась с пиратами!
"Боже мой!" - Анжелика смотрела на эту потасовку, распугавшую половину морских обитателей, и ощущала, как тоже потихоньку съезжает с катушек. - "Я-то думала, хоть невеста у него нормальная... Но нет - они стоят друг друга!"

* * *

- Звали, мой господин?

Слегка запыхавшийся Франсуа появился на пороге капитанской каюты. Стир же продолжал сидеть за столом, разглядывая старую, пожелтевшую от времени фотографию. Четверо молодых миротворцев, которые кольцом окружали своего предводителя, смотрели на него в ответ.
- Точки воссоединились. - произнёс он и провёл кончиком пальца по экрану браслета. - Теперь, когда Птица и Цветок собраны в одном месте, мы можем сделать то, что задумали.
- Не моё дело, конечно... - помолчав, отозвался Сволд, - но только ли месть побуждает вас к этому действию?
Элджай улыбнулся:
- Ты долгие годы служил мне, Франсуа, не раз доказал свою преданность... Что ж, думаю, ты вправе знать мои истинные мотивы насчёт Легендарного Ириса. На самом деле месть тут имеет относительно небольшое значение. Моя цель - уничтожить семена полукровок, которые он носит с собой.
- То есть? Я не понимаю вас, господин! Вы же сами мне говорили, что все арксуры...
- Генетически пассивны. Я знаю. - тагурец вгляделся в лицо черноволосого юноши в центре снимка. - Но этот обладает активными генами. Да, да, он и есть тот самый "король", что может передавать их по наследству. Более того - несмотря на изменения, которым его подвергли, у него до сих пор есть подружка... Ты понимаешь, друг мой, что случится, если они вернутся в Шэнвард и будут там вместе?
Мужчина кивнул:
- Понимаю. Речь в данном случае идёт не просто о расторжении счастливого союза двух молодых людей.
- Их союз ничем не был бы примечателен в этом мире. Но в нашем Ирис и его избранница могут стать прародителями целого народа... а может, даже расы.
- Расы арксуров. - эти слова в полумраке каюты прозвучали для Стира, как смертный приговор.
- Результаты этих исследований мне передали ещё в "Миллениуме". - он выудил из ящика стола кипу мелко исписанных бумажек. - Если верить им, второй родитель станет лишь носителем его крови. Носителями генов будут дети. И что гораздо хуже - они тоже смогут передавать их впоследствии. Вот как может произойти то, о чём я тебе минуту назад говорил. Я не желаю возвращаться обратно в Тагур... - чёрные глаза недобро сверкнули, - но я ни за что не позволю этим мерзким выродкам жить на одной земле с нашим великим народом! Чистых кровей год от года становится всё меньше. Сагрины, арксуры и прочие отбросы общества вот-вот одержат над ними верх. Впрочем, бродяги-кочевники для нас не представляют опасности... чего нельзя сказать о полукровках, нашедших, наконец, своих короля и королеву. Так что мне необычайно повезло встретить здесь их обоих! И главное - шанса не упустить.

Добавлено спустя 35 секунд:
Глава 6.

Скоро весёлая парочка уже сидела на палубе брига, усердно поливая её водой и совершенно не обращая внимания на столпившихся вокруг пиратов. Только спустя несколько минут Грелль подняла голову от плеча Дариса, в которое было уткнулась, и недовольным голосом произнесла:
- Чего пялитесь? Никогда не видели, как люди встречаются, да?!
Она и не заметила, что помимо команды, за ними уже довольно продолжительное время наблюдали Джек и Анжелика.
- Радость моя, не хами, пожалуйста. И хватку ослабь, а то у меня сейчас кишки наружу полезут. - мягко, но властно сказал Гробовщик.
- Ой, прости, милый! - та разжала свои стальные объятия и только сейчас обратила внимание на испанку. - Кстати, а она кто такая?
Девушка с приветливой улыбкой протянула ей руку:
- Ты, должно быть, Грелль? Рада познакомиться, я Анжелика Тич. Твой парень мне много о тебе рассказывал.
- М-да? - Рэдклифф смерила её внимательным взглядом и на всякий случай притянула Нисса обратно к себе. - А мне Джек, странное дело, ничего о тебе не говорил!
- Это потому, что со мной у него связаны не самые приятные воспоминания. Так ведь, капитан Воробей?
Пират нервно сглотнул, прочитав лукавство в устремлённых на него карих глазах. И было чего бояться! Он подозревал, что Анжелика уже успела познакомиться с Дарисом, однако не ожидал, что их встреча произойдёт так скоро... Впрочем, мисс Тич пока не предпринимала против него никаких враждебных действий. И на том спасибо!

* * *

Вечером все четверо сидели в капитанской каюте на бриге. Грелль и Гробовщик только что закончили рассказ о своих приключениях, а вот пираты пребывали в молчании. Нет, первое время Джек пытался шутить, но слова сами собой застревали у него в горле при одном лишь взгляде на Анжелику. Всё-таки, слишком странным было у неё выражение лица! Прежде он её такой не видел, это заставляло опасаться. И неизвестно, сколько бы ещё длилось подобное напряжение, если бы пиратка вдруг не вспомнила об одном занятном случае:
- Грелль, а знаешь, я при первой встрече никак не могла рассмешить Нисса! Чего только ни пробовала - он не сдавался.
Рыжик, уютно устроившаяся возле Дариса, рассмеялась:
- Да ты просто не знала самого лёгкого способа! Вот посмотри: стоит сделать так - и всё мы расскажем, да, Гроби?

Повалив Гробовщика на пол, она принялась его щекотать. Действительно - способ оказался простейшим и самым, что ни на есть эффективным... Во всяком случае, несчастную дверь в каюте третий раз сорвало с петель, а в кубрике от такого хохота попадали из гамаков матросы.
- ИХ-Х-ХИ, ГРЕЛЛЯ, ХВАТИТ!!! Хи-хи-хи, ну, хватит же! Ладно... аха-а-а... будем считать, ты заплатила за информацию с авансом!
- Что, видала? - Рэдклифф наконец оставила в покое любимого и заботливо вытерла слюни, текущие уже целым потоком. - У, тут прямо Ниагарский водопад...
- А при мне он ничего подобного не делал. - Анжелика с явным недоумением наблюдала за происходящим.
Грелль же гордо заявила, чем вызвала смех уже у всех присутствующих:
- Это потому, что слюнями он мажет только тех, кого любит!

Добавлено спустя 43 секунды:
Глава 7.

- Значит, залог любви у тебя слюни. - сказал Джек, когда девушки отправились спать на "Антропос" и оставили их с Дарисом наедине. - А залог дружбы будет такой же?
- Хи-хи, если хочешь, да! - хохотнул в рукав Гробовщик и тепло улыбнулся. - Как же давно я тебя не видел! За те годы ты ничуть не изменился.
- Ты тоже. Впрочем, о чём я говорю - у вас же там время течёт совсем по-другому! Но я рад, что мы снова встретились. - Воробей старался не показывать своего волнения, ведь точка на его браслете мигала всё чаще и чаще. - Грелль говорила мне, что ты предпринял второе путешествие на Карибы для того, чтобы повидать меня.
- Да, я хотел убедиться, что с тобой всё в порядке. Кстати, спасибо, что позаботился о ней. Надеюсь, перепиленная кровать была единственным беспокойством, которое она тебе доставила?

"Джек!" - тотчас вспомнилось капитану Воробью. - "Слушай, я тут бочку разлила в погребе, ты извини... Но ребята из команды почти всё подлизали! Джек, можно я полазаю по грот-мачте? Честное слово, не спилю весь такелаж, как в прошлый раз! ДЖЕ-Е-ЕК, МЕНЯ ОПЯТЬ УКУСИЛ КРАБ!!! СДЕЛАЙ ЧТО-НИБУ-У-У-УДЬ!!!"
- Нет. - он беззаботно махнул рукой. - С Грелль никаких хлопот не было - она вообще отличная девчонка! Даже помогла мне отбить корабль от других пиратов.
- О-о, да, это в её духе! Хотя, я всегда волнуюсь, когда она сражается без меня.

Дарис сейчас выглядел весёлым и беззаботным, однако Воробей понимал: время на исходе, а значит, хочешь не хочешь, придётся перейти к главной теме.
- Послушай, Гробовщик... - он подёргал украшенную бусами бороду, - Рэдклифф ведь поведала мне ещё кое-что.
Парень на секунду поднял голову, а потом, усмехнувшись, принялся вертеть в руках компас, разглядывая его со всех сторон:
- Да-а? Хи-хи, интересно, что же это может быть?
- Твоя история. Теперь я знаю её от начала и до конца.
Джек ожидал реакции. Падения компаса на пол, вскрика, изумлённого, или хотя бы посерьезневшего лица... Однако ни один мускул Ириса даже не дрогнул.
- Хих, правда, что ли? И что такого занятного она обо мне рассказала?
- Я ведь говорю тебе - всё.
- Хе-хе, удачная шутка, мой дружочек! Если учесть, что всего о себе не знаю даже я сам.
- Хочешь сказать, она в чём-то солгала мне?
- Тэ-тэ-тэ, я этого не говорил! И потом, Грелль, в отличие от твоей подруги, не умеет лгать столь виртуозно.
- Моей... подруги?
- Хи-и-и, ну, конечно! - седая чёлка Гробовщика почти вплотную придвинулась к носу капитана. - И знаешь, что скажу по секрету? Врёт она, прежде всего, самой себе.
"Неужели его слова означают, что у неё ко мне ещё остались какие-то чувства? Ладно, с Анжеликой можно разобраться потом. Сейчас гораздо важнее поставить его в известность о том, что происходит".
- Дарис, - пират впервые обратился к арксуру по имени, и это вызвало у него некоторое подобие удивления, - а ты никогда не задумывался над тем, что сталось с твоими предателями, ушедшими от рук Тагурского правосудия?

Добавлено спустя 35 секунд:
Глава 8.

Стоило Грелль ступить на борт "Антропоса", как она сразу же столкнулась носом к носу с Раджетти и Пинтелем. В сгущающихся сумерках те сначала не поняли, кто перед ними, а потом, узрев знакомую алую шевелюру, с воплем отскочили под прикрытие мачты.
- Ну и ну! Вот так встреча! Да вылезайте, мужики, я не кусаюсь!
Пираты опасливо покосились на неё из убежища.
- Похоже, знакомство ещё свежо в их памяти. - заметила Анжелика.
- К-к-кэп... - заикаясь, выдавил одноглазый, - она ч-что, теперь будет плавать с нами?!
- Если возникнет такая необходимость, да.
Даже в полумраке было видно, как побледнели лица несносной парочки. Однако Рыжик неожиданно примирительно обратилась к ним:
- Слушайте, парни, простите за ту сцену на острове... Я не должна была с вами так обращаться. Просто я тогда была очень напугана.
- Это называется: "напугана"?! - вытаращил глаза Пинтель. - Да ты набросилась на нас, будто дикая кошка!
- Ну, потому и набросилась. Я вообще, знаете ли, с испугу и прибить могу...

В конце концов, между ними установился нейтралитет. Видя, что девушка извинялась искренне и даже вернула им украденные (пусть и насквозь промокшие) шмотки, пираты перестали её опасаться. Кроме того, они делали это ещё из уважения к Дарису. Не то, чтобы Раджетти и Пинтель сильно сдружились с ним за время совместного плавания, просто до сих пор помнили об услуге, оказанной им Гробовщиком.

А в каюте Рэдклифф и вовсе ждал приятный сюрприз: зеркало на стене! Взвизгнув от восторга, она рванула ленту, стягивающую волосы, и, достав из кармана плаща складную расчёску, начала приводить себя в порядок.
- Класс, Энжи! Не то, что у Джека в каморке! Ой, а можно, я возьму вот этот гребешок?
- Бери. - испанку несколько удивила столь резкая смена настроения на миролюбивое: ведь ещё недавно Грелль от ревности готова была на неё зашипеть.
- И-и-и, спасибо!!!

Рэдклифф унялась лишь тогда, когда каждый волосок на её голове стал лежать, как положено. С удовольствием пихнув в ящик стола более не нужную ленту, она повернулась к Анжелике:
- Не сердись, что встретила тебя в штыки. Просто я не привыкла видеть ещё какую-нибудь девушку в непосредственной близости от Гробовщика.
- Ты напрасно беспокоишься. - усмехнулась пиратка, скрестив руки на груди. - Я не имею на твоего Дариса никаких видов. Правда, должна признаться, немного тебе завидую: он замечательный человек. Не то, что некоторые...
- Джек тоже замечательный! - с жаром заступилась за капитана Воробья Грелль. - Он заботился обо мне всё это время, терпел мои выходки, за которые любой другой на его месте давно бы вышвырнул в море! К тому же, мне есть, с кем его сравнивать: я уже имела дело с пиратами и знаю, какие среди них встречаются негодяи... А ты-то разве не его девушка?
Ещё недавно мисс Тич вполне могла бы ответить: "Да", поскольку той ночью на палубе Дарис действительно помог ей разобраться в себе. Но сейчас, очутившись рядом с Джеком, она почувствовала, как из глубин её души вновь начинает подниматься обида.
- Я же говорила - здесь неоднозначная ситуация... Раскладывать её по полочкам было бы слишком долго и утомительно. Давай лучше отдохнём - нам завтра ещё плыть через Каменные пещеры.
- А что это?
- Небольшая цепь островов, где находится тайное убежище моего отца. Лишь мы двое знали, как до него добраться.
- Знали? - уточнила Рыжик.
- Да. Он умер примерно месяц назад. Умер из-за твоего разлюбезного Джека.
Грелль хотела спросить, что это значит, но не успела: стену каюты продырявило невесть откуда взявшееся ядро.

Добавлено спустя 38 секунд:
Глава 9.

Анжелику отбросило в дальний угол, что спасло её от ощерившихся по краям пробоины обломков. Она попыталась подняться, однако замерла, придавленная весом Рэдклифф: та, похоже, приземлилась прямо на неё.
- Грелль, чего ты разлеглась, вставай сейчас же! Не видишь разве, что на нас напали?!
Но Рыжик не шевелилась.
- Грелль! Грелль, ты меня слышишь?!

Видя, что её крики остаются без ответа, Анжелика перевернула девушку лицом вверх. Прилипшие ко лбу волосы сливались с цветом крови, бегущей из рассечённого виска.
- Это плохо... Держись!
Отшвырнув в сторону несколько балок, прижавших ноги Грелль, испанка подняла её на руки и стала пробираться к выходу из каюты. Но, стоило ей переступить порог, как ударил новый залп, от которого шхуна разлетелась в щепки. Уже падая в море, Анжелика увидела взрыв, взвившийся к небу из порохового погреба.

Зарево помогло ей найти под водой Рэдклифф. Та стремительно опускалась вниз, в глубину, и пиратка, задержав дыхание, нырнула за ней. Успела схватить за шиворот и выдернуть на поверхность воды... И только сейчас понять, почему Рыжик показалась такой непривычно тяжёлой.
- Пинтель?!
- Уф, спасибо, кэп! - отплёвываясь от солёных брызг, прохрипел толстяк. - Я уж думал, мне конец - зацепило обломком мачты...
Но мисс Тич уже не слушала. До крови прикусив губу, она снова собиралась нырнуть, как вдруг возле неё появился Раджетти, прижимающий к себе бесчувственную Грелль:
- Кэп, это вы? Похоже, мы единственные, кто смог уцелеть...
- Что за... А НУ, УБЕРИСЬ ОТ МЕНЯ, ГАДЁНЫШ!!! - неожиданно пришедшая в себя девушка заколотила по нему руками и ногами.
- УЙЯЯЯ, БОЛЬНО!!! Уймись, дурочка, я тебя спас!!!
"Боюсь, ненадолго!" - подумала Анжелика, видя, как из темноты их кольцом окружают три боевых корабля.

* * *

"Началось... Я так и знал!" - глядя в подзорную трубу, Джек едва слышно скрипнул зубами.
- Эй, что случилось?

Дарис тоже бросился к окну, забыв, что так и не закончил разговор с пиратом. И вздрогнул всем телом, когда увидел уходящие под воду останки шхуны.
- "Антропос" атаковали. - мрачно сообщил Воробей. - Видимо, он даже не успел приготовиться к бою. Но я вижу в море Грелль, Анжелику и ещё двух оболтусов...
Гробовщик указал ему на суда:
- Надо поспешить, пока их не окружили!
- Поправочка: поспешишь ты. А я поднимусь на борт флагмана неприятеля.
- Для чего?
- Это суда Ост-Индской торговой компании, с которой мне уже доводилось иметь дело. Не волнуйся, я смогу всё уладить. Просто сделай, как я тебя прошу.
Парень хотел ещё что-то спросить у него, но не успел: сбросив китель, капитан прыгнул в море и поплыл к кораблю Дугласа с подветренной стороны.

Добавлено спустя 36 секунд:
Глава 10.

- Да кто ж это такие, якорь им в глотки?! - шипел Пинтель, изо всех сил цепляясь за подскакивающий на волнах бочонок. - И главное, какого Кракена им от нас надо?!
Раджетти, ухватившийся за кусок мачты вместе с Анжеликой и Рэдклифф, ответил:
- Это, наверное, лорд Беккет! Я только что видел флаг Ост-Индской компании...
- Лорд Беккет давно помер, балда! А эти, как видишь, на мертвецов не похожи!
- Ну, значит, преемник его! Они же так и не прекратили охотиться за стариной Джеком.
- Кстати, мы с ним этих ребят уже встречали... - сказала Грелль, держась за всё ещё кровоточивший висок. - Но тогда он как-то сумел отбояриться, и они оставили нас в покое.

При последних словах испанка усмехнулась:
- Я даже знаю, как: наверняка по своему обыкновению отправил их туда, не знаю куда, искать то, не знаю что. А потом они сообразили, что их одурачили, и вернулись мстить.
- А вот тому доказательство: в нас уже целятся! - одноглазый указал на ближайшее судно. - Эй, вы, между прочим, корабли перепутали!!!
- Ничего, они итак совершили свою самую большую в жизни ошибку... - Грелль заорала так громко, что на вражеской палубе её сто процентов услышали. - ВАШЕ ГРЯЗНОЕ ЯДРО УДАРИЛО ЛЕДИ ПО ЛИЦУ, НЕГОДЯИ!!!!!!!!!!!!!!!! ДА Я ВАС ПОРВУ, КАК ТУЗИК ГРЕЛКУ!!!!!!!!
Пираты ошалело уставились на неё. Похоже, даже в столь опасной ситуации Рыжик по-прежнему не ведала страха. Хотя бояться, по их мнению, сейчас было самое подходящее время.

Вдруг по одному из кораблей ударил залп невидимых во тьме орудий. Рэдклифф улыбнулась, узнав пушки "Морского волка": бриг пытался прорвать оцепление и прийти им на помощь.

Расчёт Джека оказался верным: несмотря на численное превосходство, фрегаты Стира были довольно неповоротливыми. Во всяком случае, развернуться и ударить по маленькому, вёрткому бригу ни один из них сразу не смог. Это дало ему возможность проникнуть в центр круга и бросить утопающим спасительный канат.
- Быстрее, быстрее! - торопила Анжелика, подталкивая Грелль вверх. - Они вот-вот откроют огонь!
В темноте кто-то подал девушке руку. Рэдклифф с радостью ухватилась за неё, думая, что это Дарис. Но вместо него её втащил на борт старпом:
- У нас нет времени, мисс! Уходим!
- Не выйдет - они слишком близко! - Раджетти с ужасом смотрел на ощетинившиеся пушками корабли. - С такого расстояния достанут в два счёта!
Гиббс ничего не ответил, лишь сделал знак рулевому, и тот крутанул штурвал, разворачивая судно почти на все 180 градусов. Слава Богу, что ещё дул попутный ветер!

Однако залпов с фрегатов больше не раздалось. Они даже не сдвинулись с места, будто забыли о существовании брига. Пожалуй, причиной подобного явления могло быть только одно: на борту флагмана происходило что-то важное.

Видя, что "Морской волк", пользуясь случаем, начинает отходить на безопасную дистанцию, Грелль подскочила к Джошами:
- Мистер Гиббс, а где Дарис и Джек?!

Добавлено спустя 52 секунды:
Глава 11.

И всё же, в одном капитан Воробей ошибся: пробраться на борт флагмана незамеченным ему не удалось. Как не вовремя он позабыл о браслете, отслеживающем его перемещения! Впрочем, эта промашка была простительной: пират до сих пор не мог привыкнуть к ощущению чего-то чуждого на своём запястье.
- О! Как мило, что ты заглянул, Джек!
Элджай, Франсуа и столпившиеся на палубе матросы встретили его гадкими усмешками. Мысленно просчитав возможные варианты отступления и убедившись, что все они в данной ситуации вряд ли сработают, Воробей, по своему обыкновению не показывая ни малейшего беспокойства, шагнул им навстречу:
- И тебе привет, Арчи! Можно узнать, зачем ты потопил ту несчастную шхуну? Если решил поразвлечься, она была не самой подходящей для этого целью. А если планировал утопить меня, то неужели уже забыл про наш договор?
- Нет, странный вы всё-таки народ - корсары! - ухмыльнувшись, Стир покачал головой. - Всегда ищете какой-то подвох, ловушку, ход противника с дальним прицелом... А я ведь всего лишь хотел, чтобы твои попутчики нам не мешали.
- Что ж, прекрасно! Полагаю, я заслужил награду? - Джек вытянул вперёд руку с браслетом.
- Ну, разумеется - свою часть сделки ты выполнил. Ирис в пределах моей досягаемости, так что... Франсуа, сними передатчик.
Сволд приблизился к пирату с небольшим стальным стержнем и, ловко повернув им внутри отверстия на браслете, расстегнул ободок.
- Благодарю вас! - капитан с обворожительной улыбкой отступил к перилам борта. - Теперь я могу считать себя свободным? Помнится, мы не договаривались, что я должен участвовать ещё и в поимке вашего арксура.
- Конечно... И я даже помогу тебе уйти навсегда!

Когда Франсуа успел подобраться сзади? Воробей услышал только свист воздуха, рассекаемого шпагой, и рефлекторно вырвал из ножен свою. Однако вместо неё лезвие ударило в древко сверкающей алебарды.

Ветер разметал полы балахона, казавшиеся ещё чернее на фоне серебристого потока волос. Дарис улыбался, улыбался, несмотря на опасность, и с такой лёгкостью отводил смертельный удар от Джека, словно Сволд был для него не более, чем пушинкой.
- Уйди с дороги, пока ещё можешь.
Франсуа яростно зашипел и усилил нажим. Но ответный удар в ключицу едва не вышиб из него дух. Он вскрикнул и откатился обратно к ногам Стира, пытаясь выровнять ритм готового выпрыгнуть сердца.
- Что же ты не отвечаешь, Элджай? - покрытые шрамами пальцы провели по лицу, откидывая в сторону непослушную чёлку. - Разве не ты так мечтал увидеть Цветок?

Добавлено спустя 34 секунды:
Глава 12.

- Гробовщик?..

Стоило Джеку взглянуть на то, что всё это время скрывалось под густыми прядями, как он ощутил холодок вдоль своей поясницы.

Свет выглянувшей Луны освещал перед ним живое и мёртвое. Живым было золото, бьющее восхитительным блеском из глубины жёлтого глаза. Казалось, только серебристые стрелы ресниц сдерживают этот наполненный жизнью нескончаемый поток, рассыпая его при каждом повороте головы еле заметными искрами. А мёртвой была сталь, переливающаяся всё в тех же бледных лучах ночного светила. Сталь вместо правого глаза, окаймлённая крохотной сетью багрово-розовых шрамов. И из её глубины раздавался лишь приглушённый скрежет, когда детальки складывались в причудливые комбинации, подчиняясь импульсам нервов, и позволяя своему обладателю видеть окружающий мир.

Будто угадав состояние пирата, Дарис повернулся к нему в профиль.
- До чего же трогательно! - хохотнул Элджай. - Ты наконец научился скрывать свои недостатки... Ну, а что скажешь ты, Воробей? Хоть теперь не жалко его отдавать?
Нисс слегка повёл бровью.
- Что, удивлён, отродье? Странно - тебе же не привыкать к предательству! Впрочем, знакомство с Лэри, похоже, прошло впустую: как был доверчивым простаком, так им и остался. - Стир торжествующе взглянул на Джека. - Да, да - тот, кого ты столь усердно тут защищаешь, на самом деле предал тебя! Только благодаря ему, ты стоишь сейчас передо мной.

Если бы у капитана Воробья была возможность заткнуть Элджая, он бы сделал это с большим удовольствием! Однако улыбка, с которой ответил своему врагу Гробовщик, привела его в замешательство:
- Предатель? Хех, по-моему, такое определение к нему не совсем подходит! Скорее уж, он был просто пешкой в нашей с тобой незаконченной партии.
- В кои-то веки ты прав: партия действительно осталась незавершённой. - из-под складок плаща тагурца тоже развернула лезвия алебарда. - А Луна сегодня такая прекрасная, разве ты не находишь? Интересно, чьи лепестки она поцелует на этот раз...

Затаив дыхание, пират ожидал развязки, потому что впервые в жизни не знал, что делать и как помочь. Даже с Уиллом, пронзённым клинком Дэйви Джонса, ситуация была гораздо проще. Теперь же перед ним собирались сойтись в схватке двое людей, принадлежащих совершенно иному миру... Миру со своими законами и правилами, в котором ему не было места.

Добавлено спустя 31 секунду:
Глава 13.

- Джек, - неожиданно ласково прозвучал голос Нисса, - иди домой.

Воробей с изумлением поднял на него взгляд.
- Анжелика очень ждёт тебя, я знаю. И о Грелль нужно позаботиться тоже.
Всё это он говорил без тени злобы, хотя злиться, по мнению Джека, на него можно было сполна. Хоть пират и продумывал, как можно было бы спасти Ириса, однако ж ничего так и не сделал.

Он хотел что-то сказать, но Дарис уже обратился к Стиру:
- Элджай, отпусти его. Ведь это касается лишь тебя и меня.
Тот криво усмехнулся:
- С чего ты взял, что я исполню твою просьбу и отпущу его?
В мачту возле его уха воткнулась стрела. Тагурец нервно повёл плечами - даже ему не под силу было совершить столь молниеносный бросок.
- Я не сказал: "Прошу". - из тона Гробовщика будто по волшебству убирались все мягкие и спокойные нотки. - Я сказал: "Отпусти".

Нет, положительно, умом этих жителей Севера было не понять! Вместо того, чтобы броситься на Нисса в ответ на такую дерзость, Элджай неожиданно согласился:
- Хорошо. В конце концов, должен же я хоть что-то преподнести в дар Живой Легенде перед тем, как она навсегда исчезнет с лица нашего и здешнего мира.
- Всё в порядке, иди. - шепнул Джеку арксур. - Ты великий пират, но нынче это не твоя битва. С ними должен справиться я.
"Ты что, и вправду на меня не сердишься?!" - собирался спросить капитан Воробей (ибо такое на его памяти происходило вообще впервые), однако произнёс абсолютно другое:
- Я вернусь за тобой.

Как ни странно, Стир сдержал своё слово: шлюпка с пиратом на борту отчалила от флагмана и безо всяких препятствий скрылась в темноте, в том же направлении, куда ушёл "Морской волк". Гробовщик вздохнул с облегчением и поудобнее перехватил алебарду.
- Мне вот интересно узнать, полукровка, - Элджай с его командой уже начали зажимать его в круг, - ты действительно настолько наивен, или просто не в меру самоуверен?
- Просто я не позволю больше никого в это втянуть.

Они набросились скопом, словно стая голодных волков, готовых разорвать на части добычу. Каждый был вооружён и крепко помнил приказ капитана: убить. Но свет, горевший ярче Луны, заставил их отшатнуться назад. Гребя к бригу, Джек слышал, как серебристые стрелы насквозь пробивают тела, как звенят "лепестки" алебарды, скрещиваясь сразу с несколькими клинками за раз. В ночь летели стоны и предсмертные крики, однако ни один из них не был криком Нисса. Только в волны, слегка кружась на ветру, упали несколько окрашенных кровью цветов.

Добавлено спустя 33 секунды:
Глава 14.

Луна скрылась за тучи, оставив во мраке и море, и скользящий по его глади потрёпанный бриг. Капитан Джек Воробей вновь стоял за штурвалом, вновь был свободным и вновь мог отправиться, куда пожелала бы его душа... Да только тьма в ней была погуще, чем та, что копошилась вокруг корабля.
- Ты так и не сказал ей? - спросила сидевшая на ступенях трапа Анжелика.
- А смысл? - вопросом на вопрос отвечала из потёмок фигура. - Она бы меня всё равно не послушала.
- Да уж, послушать тебя трудно! Точнее, от этого потом непременно вляпаешься в какое-нибудь дерьмо.
- Это ты на себя намекаешь, любимая?
- А что, не правда? - пиратка вдруг рывком поднялась с места и очутилась возле мужчины. - И на себя, и на Дариса, и даже на Грелль намекаю! Признай, Джек - все, кто с тобою сталкиваются, в конечном счёте страдают! Будь на их месте какой-нибудь мерзавец, вроде того, что пытался убить моего отца, я бы не стала жалеть... Но эти двое даже ещё не познали счастливой жизни друг с другом! У нас ничего не вышло, так хоть бы они...
Она отвернулась, не завершив фразы. А Воробей удивился, в первый раз услышав в темноте еле слышный всхлип.
- Этот парень многое изменил во мне. Нынче подобных ему осталось совсем мало... Зато таких, как ты - вон, в ряд стоят, бери, не хочу! Ты уникальный, но ты ещё и препорядочная сволочь.
- Минутку, дражайшая моя Анжелика! Если я правильно понял, ты пришла сюда только для того, чтобы смешать меня с тем же самым дерьмом, чтобы тебе одной в нём не было скучно? Тогда извини - я пас! И вообще, - голос Джека чуть дрогнул, - раз Гробовщик настолько хороший, почему же ты не решила остаться с ним? Или уже потеряла сноровку вешаться на шею юнцам?
Звук пощёчины эхом отдался аж в парусах.
- Придурок! Дарис помог мне понять то, до чего мы с тобой так и не доросли! Он говорил о том, что на самом деле нам было нужно взять друг от друга! И тебе, я думаю, он пытался внушить то же самое!
"Она очень тебя ждёт!" - прозвучали в памяти слова Нисса.
- Чушь собачья. Кто он такой, чтобы вмешиваться в мою жизнь и советовать мне что-либо?!
- Если тебя время от времени не направлять, ты в трёх соснах заблудишься! - мисс Тич усмехнулась. - Впрочем, как и все мы... Кстати, я знаю, почему ты так говоришь: тебе хочется забыть про то, что ты ничего не смог для него сделать. Привёл (пусть сам того не желая), бросил и сбежал, как у тебя всегда хорошо получалось.
- Я обещал за ним вернуться!
- Вернуться за мной ты тоже обещал когда-то! И я уже привыкла не верить ни единому твоему слову!
- А сама-то!..
- ЗАМОЛЧИТЕ ОБА!!!!!!!!!!!!
Пираты вздрогнули и одновременно повернулись к трапу. Там, тяжело привалившись к перилам, стояла Рэдклифф.
- Грелль... - Анжелика скрипнула зубами, ощутив, как предательски ноет под повязкой плечо, - Грелль, ты всё слышала?
- От начала и до конца. - Рыжик так топнула ногой, что каблук, разбрасывая щепки, вошёл глубоко в ступеньку. - И Я ВООБЩЕ НЕ ПОНИМАЮ, КАКОГО ВЫ ТУТ РАЗГЛАГОЛЬСТВУЕТЕ!!!!!!!!!!!!
- Это... потому, что тебе хочется поскорее спасти Дариса?
- Это потому, что вы ведёте себя, как конченные идиоты!!! Для тебя, - она ткнула пальцем в грудь капитана, - и для тебя, - тычок в сторону Анжелики, - всё было разложено чётко по полочкам! Почему же у вас такая дурацкая привычка - по сто раз запутывать свои отношения?! Как будто это может сделать взрослее... Вы осуждали меня и Ириса за глупую детскость, но у нас, по крайней мере, по части любви всё ПРЕДЕЛЬНО ЯСНО!!!

Прокричав эту тираду одним духом, она устало потёрла висок, скрытый бинтами. Казалось, что зелёные глаза излучали раздражение и даже ненависть, однако испанка сразу разглядела - в них просто поселилась печаль. Печаль не только за Дариса, но и за них.
- Рыжик, ну, ладно тебе! - как можно ласковее сказала она, притянув к себе девушку. - Мы с этим оболтусом постоянно так - то миримся, то ругаемся... Будто вы с Гробовщиком никогда этого не делали!
- Никогда. - честно призналась Рэдклифф.
"Вот же повезло!" - мисс Тич про себя даже присвистнула. А Грелль продолжала:
- Меня учили желать в жизни счастья не только для себя одной... Но сколько бы я вам его ни желала, сколько бы Дарис не подталкивал вас друг к другу, окончательный выбор всегда остаётся за вами! И в моей черепушке, несмотря на всю её крепость, совершенно не укладывается, почему вы тут тянете кота за хвост. Хватит уже раздумий, начинайте действовать!

Добавлено спустя 46 секунд:
Глава 15.

"Морской волк" на всех парусах шёл прежним курсом. На этот раз капитан Воробей даже не думал меняться у штурвала с Гиббсом. Ему хотелось как можно быстрее привести корабль к месту недавнего боя, ведь почти вся команда была уже надёжно укрыта в цепи Пещер. На борту осталось лишь шесть человек, готовых рискнуть жизнью ради спасения одного-единственного.

Рэдклифф дремала, прижавшись к плечу Анжелики. Она порядком устала за эту кошмарную ночь, а спор и вовсе отобрал у неё последние силы. Даже поволноваться за Нисса как следует не получалось - голова будто налилась свинцом, вытеснившим все мысли. Пиратка, время от времени прикладывавшая ладонь к воспалённому лбу, убедилась - удар вызвал сотрясение мозга.
- Грелль, как ты? У тебя ничего не болит?
- Сама не знаю... - совсем вяло протянула та. - А что, заметно?
- Ну, я второй раз меняла тебе повязку.
- И только-то? Тогда точно порядо-о-ок...

После некоторого молчания мисс Тич снова спросила:
- Может, тебе лучше остаться в каюте? Мы с Джеком спасём Дариса сами.
- И не мечтайте! - Рыжик моментально подскочила. - Нечего меня раньше времени со счетов сбрасывать! Я свою бензопилу не просто так затачиваю!
- Ну, хорошо, хорошо, полежи ещё немного! - успокоила её Анжелика. - Никто ведь не говорил, что сомневается в твоих боевых навыках.
- Энжи... - пробормотала Рэдклифф, вновь опуская готовую расколоться голову ей на плечо, - ты больше не будешь ругаться с Джеком?
"Так же по-детски спрашивает, как Нисс!" - усмехнулась про себя испанка, а вслух сказала:
- Да что с этих мужчин возьмёшь!
- И, между тем, один мужчина сегодня изрядно меня удивил. Вот уж не ожидала, что он среагирует на мои слова так быстро...
- Наш кэп вообще странный! Наверное, поэтому с ним никогда не соскучишься.

* * *

"Надеюсь, ещё не слишком поздно!" - подумал пират, подводя бриг к назначенному месту. - "Он должен был продержаться".

Правда, эти мысли были всего лишь успокоением. Если с фрегатами Элджая ещё можно было расправиться, запутав их в закоулках Пещер, то выручить Дариса представлялось практически не выполнимой задачей. Но капитан Воробей давно уже привык к тому, что на его пути встают подобные трудности. Захват порта Нассау без единого выстрела, возвращение с края света, победа над Дэйви Джонсом, сокрушительное поражение Ост-Индской компании в водовороте Мальстрим - чего только не случалось в его долгой и удачливой жизни! Так неужели сейчас он не сумеет обвести вокруг пальца какого-то даже не принадлежащего его миру типа и спасти того, кто впервые открыто назвал его другом?

Однако тишина, царящая вокруг, предвещала недоброе. Если бы там, за одиноко торчащей из-под воды скалой, шло сражение, до чуткого слуха пирата долетели бы хлопки выстрелов, или звон оружия. Но нет - море хранило безмолвие, как и угасающие на востоке звёзды. Зато ноздри вдруг защекотал невесть откуда взявшийся запах гари.
- Ой! - кое-как поднявшаяся на мостик Грелль неожиданно вскрикнула и сняла со своих волос крупный белый ошмёток. - Кэп, откуда здесь снег?
- Это не снег... - сердце Джека предательски дрогнуло, когда ему на ладонь приземлился такой же. - Это пепел.
"Серебряный Пепел". - совсем некстати пришло Рэдклифф на ум давнее прозвище её любимого. Ничего не поделаешь - слишком уж красиво освещала падающие белые частички Луна! И что-то зловещее было в такой красоте.
- Что за...

Анжелика, тоже выглянувшая из каюты, осеклась, не завершив фразы. Едва "Морской волк" обогнул скалу, как на него полыхнуло словно вырвавшееся из глубин адское пламя. Везде, насколько хватало глаз, торчали, рушились и плавали обгоревшие обломки, ещё недавно бывшие великолепными боевыми фрегатами. Огонь выжег всё, вплоть до человеческих тел, а зарево колоссального пожара простиралось за многие лье вокруг.
- Что здесь случилось?!
Вообще-то, вопрос прозвучал риторически, но Грелль тотчас приняла его на свой счёт и замахала на пирата руками, как ветряная мельница:
- Даже не думай - ЭТО НЕ ДАРИС!!! Он у меня, конечно, сильный, но не настолько!
- Да я ничего подобного и не говорил, глупая женщина! Сам знаю, что жечь людей заживо он не станет.
- Зато мне известен тот, кто вполне мог бы такое сделать. - Анжелика, дотоле молча созерцавшая ужасную картину, посмотрела в глаза капитану. - И ты его знаешь тоже.
- Верно. Спалить дотла способен лишь один корабль во всём Карибском море...
- Эй, вы о чём говорите? - вмешалась в разговор Рыжик.
- Грелль... тебе известно что-нибудь о "Мести королевы Анны"?

Добавлено спустя 34 секунды:
Глава 16.

Задавая этот вопрос, Анжелика изо всех сил старалась скрыть волнение в своём взгляде. К счастью, ей удалось - Рэдклифф лишь наморщила лоб, соображая (что после "поцелуя" с ядром выходило крайне натужно):
- Если я правильно помню, так назывался корабль твоего отца. Джек рассказывал мне, что поиски Источника Молодости свели его лицом к лицу со знаменитым пиратом по кличке Чёрная Борода...
- Да, он был моим отцом. Но после его смерти судно перешло под командование капитана Барбоссы.
- Неудивительно! - хмыкнула Рыжик. - Свой корабль толку нет завести, вот и тырит чужие! Сначала у кэпа "Жемчужину" спёр, теперь на "Месть" перекинулся... Положительно - даже в 18-ом веке все мужчины как дети! У кого круче игрушка, называется!
- Грелль, - перебила её испанка, - мне очень тяжело тебе это говорить, но... скорее всего, Дариса мы уже не отыщем. Не в привычках Барбоссы оставлять кого-либо в живых...
- Ох, и зря ты так! - Воробей подмигнул ей с весёлым лукавством. - Не пугай девчонку - с её гробовщиком всё в порядке.
- А тебе-то откуда знать?!
Рэдклифф тоже насторожилась. И ахнула, когда Джек жестом фокусника извлёк из-за пазухи браслет Франсуа.
- Как он снова попал к тебе?! - удивилась Анжелика.
- Хех, да просто Гектор не одинок в своей привычке тырить всё, что ни попадя! К тому же... Элджай ошибся, подпустив своего старпома ко мне так близко. А ну-ка, Грелль, - он перебросил вещицу девушке, - посмотри, где сейчас твой суженый-ряженый!
Та ловко поймала браслет, не думая ни о чём, кроме ярко сияющей точки.
- Надо ж было так врезать - до сих пор соображаю плохо... Но, судя по координатам, он посреди моря! Ну, слава Богу - значит, живой!!!

Впервые в устремлённых на Джека глазах Анжелики читалось столько уважения. Увидев это, пират сверкнул золотым зубом:
- Что скажешь? Неплохой способ отыскать нужный корабль? Нам бы все эти штучки из 21-го века...
- А вы уверены, что Дарис там жив?
- Ну, а что они, труп с собой, что ли, возьмут?! - резонно заметила Грелль. - Мёртвые им в команду вряд ли потребуются.
- Будто живой он им больше нужен...
- Раз взяли на борт, значит, нужен! И вообще, благодари Небеса, что всё так удачно сложилось! Элджая и его негодяев теперь нет, за нами никто гоняться не должен. Ирис жив и наверняка уже ждёт нас. Ещё бы кораблик раздобыть побыстрее, было бы совсем хорошо...
- Кораблик, говоришь? - капитан Воробей улыбнулся. - Кажется, я знаю, где его взять.

Он уже собрался куда-то уйти, но его остановил вопрос Рэдклифф:
- Минутку! А откуда ты узнал про браслет?

* * *

За час до вышеописанных событий...

"Месть королевы Анны" недаром считали легендарным кораблём. Во всяком случае, после встречи с ним в открытом море ни одно судно, будь оно пиратское, испанское, или английское, не увидело больше ничего, кроме синих глубин. Вот и сейчас последнее, что запомнили люди Элджая, был ужасный огнедышащий скелет, висевший вместо ростральной фигуры, да всепожирающая струя багрового пламени, от которой не могло укрыться ничто живое.

Гектор был уверен в победе: с такой посудиной ему действительно не было равных. За каких-то пять минут ближнего боя фрегаты пошли ко дну, не успев сделать даже одного мало-мальски приличного выстрела. Как и несчастная шхуна, которую они с таким усердием потопили недавно.

Впрочем, это касалось только двух кораблей. Третий, без сомнения бывший флагманом, по какой-то причине не атаковал. Складывалось впечатление, что команда на его борту попросту вымерла, или уж очень упорно игнорировала приближающуюся погибель.
- Кэп, вы уверены, что хотите это сделать? - спросил смуглый черноволосый парень, стоящий у штурвала рядом с Барбоссой.
- А почему бы нет? - тот улыбнулся улыбкой, больше напоминающей звериный оскал. - Мы же не успели как следует поживиться!
- Но вдруг там ловушка? Я бы поостерёгся высаживаться на судно, которое столь мирно подпускает к себе...
- На твоём месте, Уорэн, я бы куда сильнее поостерёгся злить капитана. А точнее, сто раз бы подумал, прежде чем совершать подобную глупость. - в голосе Гектора настолько явно звучала угроза, что старший помощник более не осмелился возражать.

Удивительно, но пушки флагмана продолжали безмолвствовать, даже когда в него вцепились абордажные крючья. Однако стоило Барбоссе ступить на палубу, как ноги - и живая, и деревянная - утонули в вязкой луже крови. Кровь была всюду, даже на вантах и мачтах. Алые струйки стекали с перил, просачивались сквозь доски, капали в трюм, собирались в небольшие озёра под грудами человеческих тел. Некоторые из них, правда, ещё шевелились, цепляясь за остатки жизни. Но меткие выстрелы команды "Мести" пресекли все их попытки.
- Гром меня разрази... - Уорэн неверяще смотрел из-за плеча Гектора. - Кто мог сделать такое?!
Капитан вторично огляделся. Вокруг лежали лишь мёртвые матросы, без каких-либо признаков подобных ему морских разбойников.
- Может, у них тут между собой произошла потасовка? - сделал предположение пират, сжимающий в руках мандолину.
- Скрам, вечно у тебя язык работает вперёд головы! - огрызнулся старпом. - Даже если и так, неужели ты думаешь, что дело дошло бы до крови?
- А я слышал, что в этой Ост-Индской компании вообще сплошное зверьё. Раньше лорд Беккет ещё как-то их сдерживал, но после его смерти они уж совсем распустились...
- Сделай одолжение - заткнись!

Остальные члены команды тоже строили различные догадки, однако опытный глаз Барбоссы было не обмануть.
- Я скажу так - кто-то сражался здесь за то, что было ему очень дорого. Эти удары... - он взглянул на разорванное тело матроса, - невозможно было нанести обычному человеку.
Пираты слева от него обменялись беспокойным шёпотом.
- Кэп, это, наверное, проклятый корабль... Вы же сами знаете, что бывают суда, много лет дрейфующие в открытом море, а их экипаж оказывается либо перебитым, либо исчезнувшим без следа!
- Конечно. Но я также знаю, что бывают корабли, на которых сам капитан может сделать подобное со своим экипажем, если он слишком много болтает! Так что прикройте-ка рты и лучше осмотрите трюм! Уверен, там найдётся что-нибудь интересное.
- Кэп! Капитан! - неожиданно позвал Уорэн. - Думаю, вам стоит на это взглянуть!
- Что там ещё?
Смуглый молча указал ему на капитанский мостик. Там, позади штурвала, лежало нечто странное. С первого взгляда его можно было принять за ворох окровавленных тряпок, образовавших под собой лужу побольше, чем ту, которую вначале видел Барбосса. И только по спутанной гриве волос да разбитым рукам, из последних сил держащим древко покрытой багровыми разводами алебарды, можно догадаться, что когда-то это было человеком.

Гектор обошёл его со всех сторон, задержав особо долгий взгляд на оружии. Ни разу за всё время странствий по Семи морям ему не доводилось видеть столь изящного и смертоносного изделия одновременно. Даже запёкшаяся на лезвиях кровь не могла скрыть их красоты. Они мерцали в лунном свете, будто капли росы на лепестках цветов, и ладонь пирата сама собой обхватила ещё тёплое древко.

Однако выдернуть алебарду у него не получилось, а ведь обладал он, прямо скажем, не малой силой. Просто висевшее на ней истерзанное существо почему-то было сильнее.
- Рефлекс. - заметил стоявший поодаль Скрам. - Мертвецы иной раз так вцепятся, что не отпустят.
Вот же некстати вспомнился сейчас скелет, у которого они с Джеком безуспешно пытались вырвать карту на корабле "Сантьяго"! Сердито зыркнув на горе-певца, Барбосса удвоил напор, но алебарда едва лишь пошевелилась.
- Уорэн, пёс тебя дери, да оттащи же его!
Старпом поспешно нагнулся, чтобы исполнить приказ капитана. Но стоило ему взяться за незнакомца, как он поймал на себе угасающий взгляд жёлтого глаза.
- О, Боже... Это же Белый Ирис!
- Что? - Гектор посмотрел на него с недоумением. - Что ты сейчас сказал?
- Кэп... - Уорэн уже стремительно менялся в лице, - кэп, прошу вас, его нельзя трогать!

Добавлено спустя 42 секунды:
Глава 17.

- Это ещё почему?!
Старпом нервно сглотнул.
- Всё, что мы видели на этом фрегате, сделал он... в одиночку.
- Смеёшься? - вытаращил глаза Скрам. - Чтобы такой тщедушный...
- Не смей о нём ничего говорить! Уж тебе-то всё равно не понять!

Уорэн кричал так, словно опасность разозлить капитана потеряла для него всякое значение. Правда, Барбосса в данный момент не то, чтобы злился... Просто положил руку ему на плечо и требовательно произнёс:
- Сэллен, не понимаю, что на тебя нашло, но успокойся сию же минуту. Я давно знаю тебя, как опытного моряка и отчаянного головореза. С каких пор ты пасуешь перед каким-то ничтожеством? Впрочем, если не можешь, я всё сделаю сам.
Уорэн затаил дыхание, когда чёрная сталь пистолета коснулась чёлки, раздвигая седые пряди и прижимаясь ко лбу. Но голос, больше похожий на стон и произнесший одно-единственное слово, заставил пирата остановиться:
- Джек...

Гектор замер, не нажав на курок до конца. Взгляд жёлтого глаза, прежде чем угаснуть, ещё на мгновение задержался на его старшем помощнике. И действительно - смуглая кожа, чёрные волосы, небольшая бородка и словно кем-то искусно наведённые усики делали Сэллена очень похожим на знаменитого капитана Воробья. Барбосса тоже заприметил это поразительное сходство со своим давним врагом, и потому взял парня юнгой к себе на судно, будто в насмешку.

Однако Уорэн, обладавший удивительной способностью схватывать всё на лету, в скором времени проявил себя до того хорошо, что сделался правой рукой капитана. Гектор редко кого-то ценил по-настоящему, но смышлёный и главное, ничуть не наглый юнец ему пригодился. Наказывать его за желание защитить полуживого незнакомца было бы глупо, к тому же, этот незнакомец, по всей видимости, знал Джека. А ведь у Барбоссы над Воробьём сейчас есть более чем весомое преимущество... Если выведать его местонахождение, то можно убрать навсегда.
- Что ж, пожалуй, ты меня убедил. - ухмыльнулся он, возвращая пистолет на пояс. - Считай это моим подарком за твою верную службу. Можешь взять его на корабль, только учти: возиться с ним будешь сам.
- Спасибо, кэп!

Пираты с нескрываемым удивлением наблюдали, как обычно строгий и не по годам серьёзный юноша, безо всякого отвращения пачкаясь кровью, поднял багровый ком.
- Не волнуйся. - шепнул он так тихо, чтобы слышал один Гробовщик. - Я знаю, однажды ты заберёшь меня отсюда.

* * *

Раджетти и Пинтель слонялись по всему кораблю, не зная, чем заняться. Готовиться к отплытию капитан не велел и, к тому же, почти сразу после возвращения в Каменные Пещеры, опять куда-то пропал. Расспрашивать Анжелику было бесполезно (да и небезопасно!), поэтому заметно приунывшая парочка спустилась в трюм, чтобы хоть выпить с Гиббсом по бутылочке рома... Но вместо него, к своему изумлению, наткнулась на Грелль.
- Эй, а ты здесь чего...
Одноглазый осёкся, увидев, чем она занята. Поджав ноги, девушка сидела на ступенях трапа и с таким остервенением драила пилу, что оставалось только удивляться, как под столь мощным напором ещё не погнулось лезвие.
- Э-э-э... сестрёнка, а что ты делаешь? - сладким голосом всё же поинтересовался Раджетти.
- А ты сам не видишь? - тряпка в очередной раз прошлась по сверкающей стали. - Я успокаиваюсь!!!
- Успокаиваешься?! - отвалил челюсть Пинтель. - По- моему, совсем наоборот - накручиваешь себя перед разговором с кэпом.
Алая чёлка упала на глаза, скрывая их надёжной завесой.
- А я уже с ним говорила. И он рассказал мне всё о своей сделке с Элджаем.
Бросив очередной взгляд на пилу, Раджетти икнул и потихоньку шепнул приятелю:
- Слушай, а кэп ведь пропал так неожиданно... И эту штуку она полирует что-то уж слишком усердно... И-и-и... как всё прошло? - уже вслух спросил он.
- Сказать по правде... ПОНАЧАЛУ Я БЫЛА ГОТОВА ЕГО ПОРЕЗАТЬ В СОЛОМКУ!!! - от её крика пираты зашлись мелкой дрожью и прижались к стенке. - ВСЕ НА ЭТОЙ ЛОХАНКЕ, ДАЖЕ ВЫ, УЖЕ ЗНАЛИ, ЧТО ПРОИЗОШЛО С ДАРИСОМ - ВСЕ, КРОМЕ МЕНЯ!!! Я ОДНА ПРЕБЫВАЛА В СЧАСТЛИВОМ НЕВЕДЕНИИ, ПОЗВОЛЯЯ ЭТОМУ ЧУДУ В ПЕРЬЯХ ДУРИТЬ СЕБЯ, КАК ЕМУ ВЗДУМАЕТСЯ!!! ДАЖЕ ПАУЭРС СЕБЕ ПОДОБНОГО НЕ ПОЗВОЛЯЛ, ЯСНО?!!!!!!!!!!!!!!!!! Но потом... - тон Рэдклифф неожиданно сделался абсолютно спокойным и даже задумчивым, - я поняла, что не питаю по отношению к нему никакой ненависти. Ведь он сделал это вовсе не потому, что желал предать самого дорогого мне человека. Напротив - Ирис сам просил его обо мне позаботиться. И он исполнил просьбу, отведя меня и Анжелику к Пещерам. А ещё Джек вовсе не обязан был отправляться на его поиски, однако ж отправился. Так что мой гнев совершенно напрасен.

Раджетти и Пинтель слушали её и думали о том, что эта девушка, пришедшая в их мир из другого времени, действительно странная. Обычно представительницы прекрасного пола либо переживают эмоции, а уж потом включают соображалку, либо сперва думают, а после обращаются к чувствам. Но Рыжик каким-то образом умудрялась делать и то, и другое одновременно. Она переживала внутри себя настоящую бурю и выпускала её наружу, словно превращаясь в яркий язык пламени. И так же быстро, как вспыхивал, он угасал, уступая место здравому рассуждению... Отсюда вопрос - какая же Грелль настоящая?
- Ну, значит, ты больше не сердишься? - с надеждой в голосе спросил одноглазый. - А то нам бы очень хотелось выйти отсюда живыми и по возможности целыми.
Девушка усмехнулась:
- Ладно, гуляйте пока.

Как только бедовая парочка покинула трюм, она извлекла из складок плаща отданный Джеком браслет. Синяя точка почти скрылась из поля видимости, но всё ещё сияла призывным мягким светом.
- Ты тоже видишь, как красива сегодня Луна?

Добавлено спустя 37 секунд:
Глава 18.

Дышать становилось всё тяжелее. Каждый вдох давался с трудом, словно какие-то невидимые, но необыкновенно прочные нити перетянули грудь. И они сдавливали настолько сильно, что в считанные секунды раскрошили рёбра.

Осколки костей тут и там вонзались в живую плоть, раздирая её изнутри, вырываясь наружу вязко хлюпающими багровыми струями. Однако смерть не спешила брать свою, казалось бы, законную добычу. Вместо этого она оставила её биться в агонии, которая могла продолжаться нескончаемо долго. Ведь хрупкость тела не означала хрупкости души.

Ещё один вскрик, никем не услышанный. Можно кричать, обходясь при этом без голоса. Можно плакать, ни разу не ощущая у себя на глазах слёзы. Можно молиться, даже если боль утаскивает сознание на самое дно своего чёрного пустого колодца. Можно чувствовать, когда у тебя совершенно не осталось живой оболочки. Но одно в таком состоянии строго запрещено делать: это сдаваться. Тем более, что весь переживаемый сейчас, казалось бы, ад, был абсолютной мелочью по сравнению с адом, через который довелось пройти раньше. Потому что тогда отбирали даже боль - единственное чувство, связывающее с реальным миром, и доказывающее, что под алыми, запёкшимися по краям ранами, всё так же упорно стучит измученное сердце.

Счёт времени давно пропал. А надо ли было его вести? Чтобы знать, сколько уже боли осталось позади и сколько осталось терпеть её дальше? Глупо. Кто может выведать это? К тому же, к боли ты привыкаешь. Она гостья, столь частая у твоего жизненного порога, что ты всякий раз открываешь ей дверь. Уходя, она оставляет тебе подарок - новые шрамы... Но что они значат по сравнению с рубцами души?

Перед тем, как она провалилась в небытие, их стало больше. И каждый был как лепесток ириса, запачканный кровью. Кровью тех самых грубых, жестоких, высокомерных, но любимых людей, которым он не должен был отдавать ничего, кроме своего аромата. А сейчас наоборот - пришлось забрать их жизни этими лепестками, за какую-то долю секунды впитавшими вместо слёз багровые реки, отдавшими смерть вместо привычного утешения.

Однако всё это было сделано опять же ради других людей. Тех, которые могли чувствовать истинный запах Ирисов. Тех, которые щедро поили их своими слезами. Те, которые раз за разом заключали между собой и Небом священный союз, меняя горе на очищение. И когда получали его, то всегда слышали тихую радость Цветов.

Один из них раскрылся совсем близко, так что Нисс даже смог уловить его аромат. С каждым вдохом он всё сильнее уменьшал плескавшуюся в теле боль. Белые узорчатые лепестки закрывали от взгляда и поле, сливающееся на горизонте с небом, и историю победы, кровью написанную на корабле. Дарис дотронулся до одного из них, но вместо желанного облегчения снова вернулся в мир боли. Шелест трав превратился в плеск волн за бортом, запах цветов - в характерный металлический запах крови, а лепестки, обволакивающие столь ласковым, мягким коконом, оказались всего лишь его волосами. Правда, теперь они почему-то были гуще, чем прежде.

Добавлено спустя 32 секунды:
Глава 19.

- Ты проснулся?

Чья-то рука осторожно раздвинула упавшие на глаза пряди. Протез с трудом открылся, так и норовя закрыться обратно. Усилием воли Дарис заставил его смотреть. Другой возможности разглядеть то, что творилось вокруг, у него попросту не было.

Над ним склонилось смуглое лицо пирата, обрамлённое растрёпанной гривой волос. Кажется, именно его он видел перед тем, как окончательно потерять сознание. Но сейчас было уже совершенно ясно – это не Джек.
- Ну, слава Богу! - юноша вздохнул с облегчением, задержав ладонь на лбу арксура. - Всё-таки, недаром мне рассказывали в своё время о твоих способностях! Сжечь инфекцию внутри себя мало кому под силу.

Нисс едва его слышал. Единственное желание, которое он в данный момент испытывал - поскорее обмакнуть во что-нибудь сухие потрескавшиеся губы. К счастью, Сэллен понял, в чём дело и, слегка приподняв ему голову, поставил рядом кувшин. Зная, как сильно его подопечного, должно быть, мучает жажда, он приготовился убрать воду после нескольких хороших глотков - на пустой желудок у того вполне могла начаться рвота. Но Дарис остановился сам, подчиняясь какому-то внутреннему сигналу. Шумно вздохнув, он опустился обратно на кровать и лишь сейчас обнаружил, что стягивало его рёбра... Да и не только рёбра - практически по всему телу белели свежие повязки. Даже колени были разодраны до живого мяса. Вот почему он всё время испытывал такую боль.

Заметив, что теперь его начинает колотить в ознобе, Уорэн набросил поверх одеяла свой собственный плащ.
- Прости - ничего теплее у нас на корабле нет. Не каждый день, знаешь ли, подбираем полуживых бродяг... А полный комплект одежды тебе ещё долго носить не придётся - на твоей спине такие отметины, что даже я пару раз сблевал, пока делал перевязки. Да и рёбра не в лучшем состоянии тоже - три, или четыре точно были сломаны. Но Томпкинс - наш судовой врач - заштопал тебя на совесть! Как очухаешься немного, не забудь его поблагодарить.
Парень говорил весёлым, даже шутливым голосом, однако взгляд выдавал истинные чувства буквально с головой. При виде истерзанного, жалко трясущегося тела, он еле сдерживал слёзы. Ведь Сэллену не было места среди пиратов. Он принадлежал к тому же миру, что и Гробовщик. И он никогда и ни с чем бы не спутал запаха Белых Цветов. Стоило смыть грязь, пот и кровь, как он ударил в ноздри живительным ароматным потоком. Это был запах дома. Запах родной земли, запах человека, которого он когда-то давно любил всем своим сердцем... До того, как судьба разлучила его с ней, забросив в такие дали, куда не ходили даже предки сагринов.
- Эй, Уори! Ну, что, дело труба, или жить будет? - высунулась из-за плеча любопытная моська матроса.
- Скрам, угомонись! - шикнул старпом, взглянув на снова засыпающего Дариса. - Нормально, полукровки - народ живучий. Но всё же хорошо, что я постоянно пихал в него снотворное.
- А мне оно, между прочим, тоже было нужно! Третью ночь бессонницей страдаю!
- Пить надо меньше, и в норму придёшь! К тому же, для этого бедняги оно было важнее: будь он в сознании столько дней, он бы попросту рехнулся от боли.
- Слушай-ка, - Скрам сдвинул треуголку, почёсывая затылок, - я тут вспомнил - кэп сказал привести его к нему, когда оклемается...
- Ну, не сейчас же, дурья твоя башка!

На самом деле Уорэну вообще не хотелось, чтобы Нисс встречался с Барбоссой. Его капитан милосердием не отличался, а потому, ясное дело, позволил ему спасти арксура не просто так... Правда, Сэллен и сам ещё не представлял себе, зачем Гектору понадобился Гробовщик. Он понял лишь, что старый пират хочет его как-то использовать. Может, по достоинству оценил его необыкновенную силу и решил взять в команду? Однако тот наверняка заупрямится, и тогда ему не поздоровится... Но главной загадкой для Уорэна оставалось то, что Легендарный делает на Карибах. И он должен выяснить это раньше Барбоссы.

Добавлено спустя 38 секунд:
Глава 20.

- Грелль, что случилось?
- Ничего. Уйди...
- Ты опять плачешь?
- Что значит: "Опять"?! Я никогда не плачу!
- Какие глупости. Неужели ты думаешь, что сможешь скрыть что-нибудь от меня?

Последняя фраза будто отключила защитный механизм. Более не сдерживаясь, девушка уткнулась лицом в чёрную, как смоль жилетку и зарыдала.
- Сейчас мне так тяжело! До сегодняшнего дня мы с ним были вместе, а теперь он от меня далеко!.. Ты же знаешь, что я испытываю страх только тогда, когда его нет рядом!
- Он здесь, глупышка. - ласкающие нотки в голосе, что звучал над её головой, успокаивали лучше всякого лекарства. - Он всегда будет с тобой. Те, кто привыкли брать друг от друга лишь внешнее, ещё могут тосковать по своей второй половинке. Но только не ты. Я слишком хорошо тебя знаю.
- Себастьян...
Грелль уткнулась обратно в складки тёмной ткани, чувствуя, как тепло и уютно там было. "До чего хорошо! Как будто ко мне снова вернулась семья..."
- Эй! Ну, сколько можно дрыхнуть?!!! - выдернул из сна сердитый окрик.

Рэдклифф кубарем скатилась с кровати, удивляясь, почему сей несчастный, недавно перепиленный предмет мебели снова обрёл ножки. Ах, да, ведь вчера они всей компанией перекочевали на судно некого капитана Тига, носившее гордое название "Барион". Именно к нему Джек обратился за помощью. Стоп... так это Джек сейчас на неё орёт?!
- Воробей, знаешь, что... - в лицо пирату полетела подушка, - шёл бы ты отсюда и дал мне поспать! Не видишь - я раненая!
- Милая, когда тебе нужно, ты вспоминаешь, что раненая! - усмехнулся тот, пусть и с трудом увернувшись. - Хватит валяться - прошли уже две недели, и содержимое твоей черепушки (в существовании которого лично я сомневаюсь) должно было прийти в норму.
Рыжик сдула упавшую ей на глаза прядь и с видом мученицы принялась натягивать сапоги:
- Фу, какой ты противный! Жестокий! Бессердечный! Нечуткий, не понимающий, что поступаешь, как последняя свинья, заставляя хрупкую леди с утра до ночи тут надрываться!
- Устал повторять - нет здесь ХРУПКОЙ ЛЕДИ!
- Ах, ты... опять начинаешь!!! - Грелль задохнулась от возмущения и так рванула плащ на плечах, что едва не распорола по швам. - Чурбан неотёсанный, пьянь карибская, где тебе понять женскую утончённость?! Вот Себастьян...

Она осеклась, стоило в памяти всплыть отрывкам из обыденных (не утешительных, как во сне) разговоров с Михаэльсом:
- Сёба, я же девушка! Мне положено вставать поздно!
- В этом доме, ты, прежде всего, садовник. Так что вон из кровати, пока я тебя сам не вытряхнул!..

- Сёба, у меня болит нога! Я не могу больше таскаться с этими тяжёлыми вёдрами!!!
- Надо же, а по магазинам с пакетами шмоток, которые в десять раз тяжелее тебя самой, ты почему-то таскаться можешь! Хватит ныть - на тебе вообще пахать надо!

- Сёба, я карманные деньги потратила!
- Что, ЗА ВЕСЬ МЕСЯЦ?!
- Э-э-э... ну, да. Ты ведь одолжишь мне со своей сегодняшней зарплатки?
- Ладно, но только если ты потратишь их на что-то действительно стоящее.
- Ну, конечно! Я вчера приглядела в Южном квартале сапожки, они знаешь, КАКИЕ СТОЯЩИЕ!!!
- Та-а-ак, понятно... А ты часом не забыла, что сапог у тебя немеряно?!
- Сёба, ну, позязя!
- Хватит! Никаких Сёб! Пойди, купи запчасти для бензопилы!

- Что? - она очнулась от нахлынувших на неё воспоминаний при виде хитро прищурившейся рожицы Джека. - Что Себастьян?
- Он... он, в отличие от тебя, истинный джентльмен! И понимает, что я вовсе не ломовая лошадь! И Дарис это понимает тоже! - Рэдклифф решила перейти в наступление. - Один ты почему-то обращаешься со мной, как с матросом! А я не записывалась в твою команду и могу уйти, когда пожелаю!
- Хех, ты уже пыталась, голубушка! И, насколько я помню, тебя здорово прополоскало в море во время шторма.
"Джек, помоги!" - в тот момент она звала пирата с таким же доверием, как всегда звала Себастьяна. Строгого, дисциплинированного, не терпящего беспорядка, но безгранично дорогого ей Себастьяна. И хотя пират был полной его противоположностью - беспечный, невоспитанный и устраивающий беспорядок везде, где бы он ни появлялся - она теперь так же относилась к нему. Лучший способ притупить горечь расставания - не плакать в подушку, до омерзения жалея себя, а оглядеться вокруг и посмотреть, кому бы ты могла быть полезной. Особенно, если твоя сила действительно превышает силу среднестатистической девушки.
- Ладно... Ты, вроде, говорил, мачту укрепить надо?

Добавлено спустя 46 секунд:
Глава 21.

Моток за мотком старая повязка спадала с кожи. Рана, скрытая под бинтами, тянулась от плеч до поясницы, багровым ручьём пролегая между заметно выпиравших лопаток. Ещё три, поменьше, пересекали её и смешивались с застаревшими шрамами.
- Уорэн... сколько я уже здесь?
Смуглая рука задержалась в воздухе, не донеся до спины влажной чистой тряпицы.
- Я бы тебя не спрашивал... - через силу продолжал голос, больше похожий на хрип, - но совсем потерял счёт времени...
Пират закусил губу. Он не знал, какую реакцию вызовет его ответ.
- Около месяца.

Внешне поведение Дариса ничуть не изменилось. Он даже не вздрогнул, хотя это слово ударило его посильнее, чем алебарда Элджая. "Тридцать дней! Значит, Джек и остальные всё ещё далеко..."
- Вот как... Что ж, похоже, я действительно начинаю сдавать...
- Что ты говоришь?! - возмутился Сэллен. - После ТАКОГО нормальные люди вообще не живут!
Из-под разметавшихся по подушке волос послышался тихий смешок:
- Видишь - иногда полезно быть ненормальным...
- Да, и слава Богу! А, кстати, давно хотел спросить: каким ветром тебя занесло на Карибы?
- Думаю, тем же, что и тебя... Ты тоже в своё время провалился в сараюшку на окраине Шэнварда?
- Ну, собственно, я в неё не проваливался! В драке толкнули, но это так - мелочи жизни... Лучше скажи, как ты собираешься вывести нас отсюда?
- Не только нас. Но и других тоже.
- Других?
- Да... Или ты думаешь, что мы одни такие несчастные?
- Так ведь они рассеяны по всему архипелагу! Это дохлое дело, Гробовщик, ты не соберёшь их вовек!
Сухие губы Нисса растянулись в улыбке:
- Они уже собраны, друг сагрин.
- Э... Когда ты успел?!
- Нет, не я. Капитан Тиг сделал это. Уорэн... - холодная и всё ещё дрожащая от слабости рука легла поверх руки Сэллена, - теперь уже совершенно ясно, что я не справлюсь один. Помоги мне воссоединиться с друзьями... и найти Бухту Погибших Кораблей.
- Рискованно... - пробормотал тот, тем не менее, внимательно слушая собеседника.
- Риск был ещё тогда, когда изобрели этот проклятый генератор. Никто не должен вмешиваться в ход времени. Никто не должен раскрывать тайны временных поворотов!.. Всё должно идти своим чередом, в своём, отпущенном ему веке. А последствия нарушения... - Дарис грустно усмехнулся, обхватывая себя за израненные плечи, - вот они.
Старпом помолчал минуту.
- Но ведь мы с тобой слишком разные...
- Мы - часть одного и того же мира, ты сам прекрасно понимаешь. Арксуры, сагрины, тагурцы чистых и нечистых кровей - всех нас принял в одни объятия Север. Наша святая обязанность - беречь дом... И друг друга.
С этим Уорэн уже не мог не согласиться.
- Ну, хорошо. Я внесу посильный вклад в общее спасение. Тем более, что там, в Тагуре, у меня осталась любимая девушка... Даже, можно сказать, невеста! Пока я тут тебя выхаживал, ты каждый день напоминал мне о ней ароматом ирисов. Ведь они - именно те цветы, которые любой парень мечтает подарить своей второй половинке. Слушай, а как ты умудряешься всегда так пахнуть?
Дарис не успел ответить, потому что в каюту заглянул запыхавшийся Скрам.
- Чего тебе? - резко спросил старпом.
- Кэп хочет видеть вас у себя. Обоих!
Гробовщик и пират переглянулись.
- Он что, смеётся? Как Нисс пойдёт в таком состоянии?!
- А это не его проблемы! Сказал: "Либо явится ко мне через пять минут, либо его сюда доставят другим способом".

Сэллен тяжело вздохнул. Да, он был сагрином, делившим Север с арксурами вроде Ириса, но он был с некоторых пор ещё и пиратом. И потому не мог ослушаться приказов своего капитана.
- Уорэн... что ты делаешь? Не нужно... - Дарис слабо сопротивлялся, когда он поднял его на руки.
Парень усмехнулся:
- Только не говори мне, что дойдёшь сам! Всё нормально - ты лёгкий. А если будешь дёргаться, разойдутся швы.
При последней фразе Нисс сразу умолк и послушно позволил протащить себя через весь корабль. Каждый шаг пирата причинял немалую боль, однако Гробовщик, по своему обыкновению, сдерживался. Ведь ему предстояло ещё объяснение с капитаном.

Добавлено спустя 46 секунд:
Глава 22.

Было время, когда Барбосса любил прохаживаться туда-сюда по каюте, тем самым скрашивая ожидание. Однако с утратой ноги это стало для него проблематично. Вот почему сейчас, дожидаясь Гробовщика и своего старпома, он спокойно сидел за столом и чистил оружие. На гладкой поверхности пистолета играли, будто гоняясь друг за дружкой, огоньки свечей.

За этим занятием его застал вошедший Уорэн. Кивком поприветствовав капитана, он огляделся, ища, куда можно положить Дариса. Но Гектор с усмешкой указал ему на пол. Сердце сагрина ёкнуло, предчувствуя недоброе, но перечить он не осмелился и послушно опустил Нисса у ног Барбоссы.
- Молодец, Сэллен. А теперь выйди.
Сердце подскочило снова, как бы давая понять, что опасения подтверждаются.
- Кэп, он... Прошу, имейте ввиду - он ещё не в том состоянии, чтобы вести долгие беседы.
- Брось, Уорэн! Так говоришь так, словно я пытать его собираюсь. - старый пират подмигнул, хоть и не без лукавства во взгляде. - Успокойся и возвращайся к своим обязанностям. Я позову тебя, когда наш разговор будет окончен. Только не вздумай подслушивать за дверью - всё равно ведь узнаю!

Юноша кивнул и вышел из каюты, ощущая внутри неприятную тяжесть. Гектор же неспешно приблизился ко всё ещё лежавшему пленнику и деревяшкой перевернул его с живота на спину.
- А при Сэллене вы себя вели совсем по-другому!.. - слабо улыбнулся тот.
Но Барбосса не отвечал, молча наблюдая за ним. Удивившись такой реакции, Дарис сделал усилие и приподнялся на руках, вглядываясь сквозь чёлку в лицо капитана. А он продолжал смотреть, как заглянувшая в окна Луна покрывает волосы незнакомца изумительным серебристым блеском.
- Вот теперь я тебя вспомнил... - деревяшка ударила о пол перед самым носом Гробовщика. - Да, да, я помню тебя! Лишь ты один мог измениться в этом свете столь же сильно, как мы. А ещё, - кончик сабли пощекотал его подбородок, - там, на Исла де Муэрте, ты хотел отомстить мне за смерть Джека... которая так и не состоялась, к глубокому сожалению. Но сейчас у меня появился шанс завершить начатое, что скажешь?
- Ну... вообще-то, трудно сказать что-либо, когда клинок под горлом... - Дарис улыбнулся невинно, как никогда. - Может, уберёте? Сами ведь понимаете, что не убегу никуда.
В ответ он получил усмешку, хотя оружие всё-таки было убрано. И ещё, беглым взглядом осмотрев помещение, парень увидел на соседней стене свой растянутый плащ и даже несколько стрел, извлечённых из матросов Элджая. Рядом в углу стояла бездействующая алебарда. А на пальце Барбоссы, переливаясь, сияло его кольцо.
- Знаю, на что ты смотришь. - прозвучал голос пирата. - И знаю, что всё это было твоим. Но, как говорится, упавшее пропало, нашедший обрёл. Скажи лучше мне своё имя.
- Которое? - беззлобно спросил Нисс, тем не менее чувствуя, что трясти его начинает снова. - У меня их много, вообще-то...
Гектор засмеялся, поигрывая саблей:
- Хех, ну, назови самое распространённое!
- В таком случае, я Гробовщик.
- Ха-ха, удачное стечение обстоятельств! Раз гробовщик, значит, и гроб себе сможешь приготовить сам. Хоть не надо будет подыскивать, в чём тебя сбросить за борт, когда я перережу тебе глотку. Но прежде... - он вторично перевернул Дариса на спину, увидев, что тот пытается встать, - ты расскажешь мне, откуда знаешь Джека Воробья.

Барбосса, в общем-то, не рассчитывал получить скорый ответ, хотя вид у пленника был более чем жалкий. Он продолжал дрожать всем телом, а бинты в некоторых местах уже обагрились кровью. Но опытный глаз пирата его не подвёл: глядя на шрамы, избороздившие кожу, он понял, что пережитые страдания сделали этого человека невосприимчивым к боли и пытки не заставят его выдать нужную информацию. Даже если он задумает его убить, смерть для Гробовщика будет не более, чем избавление от новых мучений. Однако убивать опять же было нецелесообразно, ведь в таком случае он уж точно ничего не разузнает про Джека! И что делать?

В конце концов, выбрав из двух зол наименьшее, капитан "Мести" решил ещё раз попробовать его припугнуть.
- Вижу, общаться по-хорошему ты не настроен, дружочек... - теперь сабля легла аккурат поперёк горла Нисса, где и так красовался очередной шов. - Что ж, лично я знаю тысячу способов "разговорить" собеседника! Эй, что смешного?! - рассвирепел он, когда в ответ послышалось приглушённое хихикание.
- Да вот - подумал, что ты взял на себя смелость выяснить то, чего не знаю даже я сам!.. То есть, границы моей силы.
Резкий рывок и звон железа застали Гектора врасплох. Никому прежде не удавалось этого сделать! Однако на его месте любой растерялся бы, успев заметить лишь мелькнувшую в воздухе пару острых зубов. Клыки, гораздо сильнее, чем у обычного человека, клещами сомкнулись на тупом конце сабли и вырвали её из рук.
- Ах, ты тварь!..
Пират метнулся к столу, молниеносным движением хватая с него пистолет и разворачиваясь к Дарису. Тот сидел, поджав под себя ноги и привалившись к стене, но сабля щекотала уже горло Барбоссы.
- Ну, что ты - не надо нервничать. Уж тебе подобное вообще не к лицу... Кстати, пушку-то можешь убрать - незаряженный пистолет против меня бесполезен.
Капитан "Мести" досадливо поморщился. Похоже, Гробовщик заметил, что до его прихода он занимался чисткой оружия. В самом деле, какой кретин будет чистить пистолет заряженным?!
- А ты наблюдательный, как я погляжу! - от уха до уха ухмыльнулся Гектор. - И что ты теперь сделаешь? Убьёшь меня и попытаешься захватить корабль?
- На кой мне сдалась твоя посудина? Единственное, что я хочу сделать - это спокойно поговорить. - Нисс поддержал другой рукой ту, которая сжимала саблю и потихоньку начинала ходить ходуном. - Спокойно - то бишь без криков, без шпаг, без пистолетов, без ножиков и особенно - без тычков деревяшкой. Сказал, у нас будет разговор, а сам начал драить мною полы... Нехорошо, дядя, нехорошо! Хоть я и полукровка, а всё ж какое-никакое чувство достоинства у меня есть.
- Ладно, согласен.

Удивительное дело... Раньше, стоило противнику опустить перед Барбоссой оружие, как он оказывался либо простреленным, либо проткнутым почти насквозь вовремя извлечённым из потайного кармана кинжалом. Но сейчас, когда противник - такой сильный и такой хрупкий с виду - первым бросил саблю и в изнеможении рухнул к его ногам, убивать расхотелось. И не потому даже, что вместе с ним должны были погибнуть ценные сведения о Джеке, след которого он потерял полгода назад, а потому, что в характере старого пирата присутствовала ещё одна, редко, впрочем, проявляющаяся черта: уважать соперника. Немногие из них были, по его мнению, достойны подобной чести, однако Дарис, в одиночку расправившийся с людьми Элджая и сумевший дать ему, капитану "Мести", хороший отпор, получил её. Вот почему пистолет вернулся на стол, к мирно разложенным по нему патронам, а его владелец, присев напротив врага, приготовился слушать.

Добавлено спустя 35 секунд:
Глава 23.

История, которую рассказал Гектору Дарис, намного отличалась от той, что была известна читателям раньше. Подробно он описал лишь первое путешествие на Карибы, когда познакомился с Джеком, Элизабет и мимоходом с Уиллом. Но о Грелль, Анжелике, повторной встрече с капитаном Воробьём и своём прошлом предпочёл умолчать.

Впрочем, как и предполагалось, Барбосса сам задал интересующие его вопросы.
- Значит, ты явился сюда из другого времени? Занятно. Если бы я не верил в сверхъестественное, то счёл бы тебя ненормальным.
Нисс усмехнулся:
- Даже в таком случае на мой счёт ты бы не ошибся. Но учти - тот бой на корабле Ост-Индской компании касался только меня и его капитана. К Джеку... - он закашлялся, сплюнув на пол багровый сгусток, - к Джеку он не имел никакого отношения... Я вообще не видел Воробья с тех пор, как очутился здесь во второй раз.
- Ладно. - неожиданно примирительно сказал Гектор. - Я вижу, твоё теперешнее положение оставляет желать лучшего. - он громко позвал Уорэна, после чего вновь повернулся к Дарису. - Но напоследок мне хотелось бы подбросить тебе пищу для размышлений. Ты, сам того не желая, показал мне свою силу. Не знаю, как в твоём мире, а у нас с такими возможностями ты можешь далеко пойти... особенно, если будешь под патронажем кого-то, кто хорошо знает здешние воды.
- Ах, вот оно что... Ты предлагаешь вступить в твою команду?
- Люблю догадливых! Да, именно это я и предлагаю тебе. Моя рука не так сильна, как прежде, но ты вполне способен стать её продолжением. Вдвоём мы могли бы свернуть горы! Возможно, я даже сделаю тебя старшим помощником вместо Сэллена.
- Отличная шутка... Если бы я мог, я бы вдоволь над ней посмеялся! Ты в самом деле думаешь, что я способен на такое согласиться?
Пират оскалился в беззвучном смехе:
- Видимо, ты не из тех людей, которые принимают решения сходу. Не дрейфь - я не требую от тебя сиюминутного ответа. Как встанешь на ноги, обдумай всё ещё раз, да хорошенько.
- А если я откажусь?
- Что ж... в этом случае я уже не забуду зарядить пистолет. И не промахнусь, будь уверен...
- Звали, кэп? - перебил его заглянувший в дверь старпом.
- Да. - отозвался Барбосса. - Забирай отсюда своего дружка и приведи его в норму как можно скорее. Пусть в том мире полукровок и не ценят... - он ухмыльнулся, - но для нашего они будут на вес золота!

* * *

- Лэри! Давай руку!

Этот крик поразил желтоглазого юношу, повисшего на краю пропасти ещё сильнее, чем возвращение соперника, от которого он, казалось бы, избавился навсегда.

Говорят, что в минуту опасности у человека проходит перед глазами вся прожитая жизнь. Да, сейчас она проходила. И главное место в этих воспоминаниях занимал тот, кто стал ему самым родным и самым ненавистным существом на свете. "Лэри, не плачь - со мной они тоже не хотят играть. Хочешь, поиграем вместе?", "Лэри, пошли потренируемся снова! Покажешь тот приём, которым повалил меня в прошлый раз?", "Лэри, теперь мы будем править "Ирисом" вместе. И я хочу разделить его с тобой, как с братом".
- Зачем ты здесь? - искривились губы с запёкшейся по уголкам кровью. - Только не говори, что пришёл пожалеть после всего, что случилось!

Полы плаща, отливающего серебристой сталью, трепал ветер. Он же седым шлейфом размётывал волосы, которые закрывали лицо человека. Но Пауэрсу не требовалось видеть его, чтобы знать, каким взглядом смотрит на него Гробовщик.
- Разве до этого сейчас? Прошу, дай мне руку!
Крошечный выступ, за который держался арксур, уже начал покрываться трещинами. Ещё немного - и он соскользнёт вниз, в пасть бездны, откуда нет выхода. Однако его сородич до последнего пытался спасти ему жизнь.
- Дарис!!!
С замиранием сердца парень обернулся на зов. Там, прижавшись к скале и зажимая ладонью распоротый бок, стояла его подруга.
- Дарис, не верь ему! - её голос почти заглушал свист ветра. - Он убьёт тебя, если доверишься!
- Хех, надо же! В кои-то веки твоя алая бестия оказалась права...
Нисс еле слышно вскрикнул, когда что-то железной хваткой сжало пряди волос и потянуло за собою. Он не помнил, кричала при виде этого Грелль, или нет... Но зато в памяти прочно отпечаталась улыбка на смуглом загорелом лице, с которой враг увлёк его в ту же пропасть, куда вот-вот должен был рухнуть сам. И это был вовсе не Лэри.
- Уорэн?!

Гробовщик подскочил так резко, что едва не сорвал с себя все бинты разом. Слава Богу, жуткое сновидение тут же пропало, оставив после себя, разве что, дрожь. Вздохнув с облегчением, он прилёг обратно... и неожиданно почувствовал под собой вместо кровати грязный деревянный пол.

Медленно приподнявшись (к счастью, тело слушалось куда лучше, чем раньше), Дарис огляделся по сторонам. Крошечное пространство, огороженное крепкими железными решётками. Камера? Более того - трюм.
От стены напротив внезапно отделилась тень. В замке звякнул ключ, и рядом с Ниссом присел на корточки Сэллен.
- Уорэн... что мы здесь делаем?

Дарис не знал, сколько времени провёл в состоянии сна, однако сразу понял, что кошмар продолжается: резкий удар сагрина отшвырнул его в противоположный конец клетушки.

Добавлено спустя 47 секунд:
Глава 24.

- Подлая тварь... Даже не знаю, с чего начать, чтобы ответить на твой вопрос.

Нисс потёр рассечённую скулу.
- В таком случае, начни с самого главного...
Под одну из его повязок, слегка задевая только-только успевшую зарубцеваться кожу, скользнуло лезвие ножа. Через пару минут все бинты до единого были разрезаны. Очевидно, Сэллен решил, что лечение больше ему не понадобится.
- Правду говорят - время меняет людей до неузнаваемости, - тем же движением, что и во сне, рука сагрина вцепилась в седые пряди, откидывая голову назад, - но за те пять дней, что ты здесь пролежал, я более внимательно к тебе присмотрелся и сделал свои выводы: ты не тот, за кого себя выдаёшь. Ты не тот, кто сможет вывести меня отсюда. И уж тем более ты не тот, кто положит конец моим страданиям! Ведь это из-за тебя они начались!
- О чём ты? - парень сглотнул, ощущая недостаток воздуха.
- Не делай вид, будто не понимаешь! - Уорэн смотрел на него с откровенной ненавистью. - Ведь ясно же, что раньше ты был настолько красив, что ОНА могла влюбиться только в тебя!

Несколько секунд арксур молча смотрел на пирата в ответ. Потом отстранил его руку и медленно поднялся во весь рост, держась за решётку.
- Теперь понятно... Ты говоришь об Эл Призл.
- Прекрати называть её по фамилии! У этой девушки есть имя - её зовут Анна!
- Извини - привычка. - слабо улыбнулся Гробовщик. - С единственной женщиной среди моих бойцов у меня тоже были чисто деловые отношения...
Второй удар, пришедшийся в живот, снова опрокинул его на пол.
- Чисто деловые, говоришь?! - прошипел сагрин. - А то, что ради тебя она бросила дом - это не в счёт?! И что в своём последнем письме написала мне слово: "Прощай" - тоже не в счёт?! - он пнул Дариса вторично. - Жалкая падаль... Меньше всего я ожидал встретить в этих убогих землях того, кто разрушил всё моё будущее! Анна всегда любила тебя... Но почему ей нужен только ты?! Неужели я был хуже?!
- Уорэн... - Нисс закашлялся, приподнимаясь, - прошу тебя, успокойся. Анне в данный момент уже не нужен никто из нас.
Пират отшатнулся:
- То есть?!
- Судя по всему, ты попал сюда до того, как эти сведения стали достоянием гласности... Мне тяжело говорить тебе, Сэллен, но она мертва.

* * *

- И снова лучший шеф-повар Карибского архипелага создаёт свой кулинарный шедевр! Масло, оливки, свежая зелень, огурчики, хлеб и золотистая картошечка - всё кладётся на сковородку и обжаривается до появления... ОГНЯ?!!! А-А-А, ДЖЕКИ-И-И!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Пинтель, только что сунувший нос на камбуз и собиравшийся проверить, почему задерживается ужин, едва не задохнулся от пахнувшего ему в лицо облака дыма. Единственное, что ему удалось разглядеть в этом чаду, была Грелль, которая усиленно поливала из ведра вспыхнувшую сковородку.

Через пять минут (уже в капитанской каюте) она гордо бухнула на стол два блюда с одинаково чёрными от гари кусочками:
- Прошу! Особое жаркое по рецепту Рэдклифф!
Джек и Анжелика с сомнением заглянули в свои тарелки.
- Цыпа, а можно уточнить, где именно тут жаркое? - рискнул задать вопрос капитан Воробей.
К счастью, Рыжик пока была спокойна.
- Оно внутри! Это чёрненькое - типа оболочка. И нечего пялиться на меня, как на умалишённую - Сёба тоже так готовил!
- Давно? - поинтересовалась пиратка, храбро запуская вилку в клейко-чёрную массу.
- Так, хватит подкалывать! Ешьте, а то сейчас унесу!
"Сделай одолжение!" - чуть было не ляпнул Джек, однако вовремя прикусил язык и попробовал один из кусочков, гадая, что же с ним произойдёт раньше: остановится сердце, или навсегда откажет вкусовой орган чувств?

Но ни того, ни другого не случилось. Даже больше скажу - гнусное, на первый взгляд, варево оказалось вполне съедобным! Хотя, вряд ли можно было ожидать, что Грелль действительно придерживалась рецепта: скорее всего, она случайно смешала необходимые ингредиенты таким образом, чтобы составили некое подобие пищи.
- А что, неплохо! - заметила Анжелика, уже расправившаяся с половиной порции. - Кстати, как называется это блюдо?
- Ну, - девушка мило покраснела, радуясь, что её дегустаторы до сих пор живые и даже довольные, - изначально это была "картошка в оливковом масле по-тагурски", но теперь, думаю, ему придётся подобрать другое название.
- "Кошмар по-карибски" устроит? - пират аппетитно хрустнул ломтиком картошки.
- Сам ты кошмар по-карибски! Такое название просто оскорбит сей шедевр кулинарного искусства!
- Тогда назовём его "Капитан Барбосса". Вот ем, - Джек вновь посмотрел в тарелку, - и, вроде бы, противно... А с другой стороны, без этого месива было бы скучно. Вот и с Гектором так же.
Мисс Тич поморщилась:
- Что до меня, то я по нему не скучаю ни капельки! Мало того, что он покушался на жизнь отца, так ещё и присвоил себе корабль, который должен был стать моим! Когда найду его, я...
Она осеклась, увидев, как помрачнела только что улыбавшаяся от уха до уха рожица Грелль. И помрачнела настолько, что сразу сделалось ясно - всё недавнее веселье, все эти забавные выходки были лишь прикрытием глубокой печали в душе. Однако ничего спросить испанка не успела: Рэдклифф мгновенно сморгнула готовые накатиться слёзы и, беззаботно прощебетав что-то вроде: "Ладно, пойду поэкспериментирую на остальной команде", скрылась за дверью. Пираты же обменялись многозначительными взглядами.
- Ты видел?
- Конечно. А девчонка здорово научилась скрывать свои истинные чувства! - Воробей усмехнулся, отхлёбывая из бутылки ром. - Лжёт прямо как ты.
- Это не ложь. - Анжелика сочувственно посмотрела вслед Грелль. - Это уроки Нисса не пропадают даром. "Смейся, даже если на самом деле хочется плакать. Улыбайся, даже когда все краски вокруг угаснут, ведь раскрашиваешь мир ты сама" - он мне тоже так говорил. И знаешь, - она улыбнулась, - вот ещё одна причина, по которой я до сих пор спокойно терплю твоё присутствие.

Добавлено спустя 40 секунд:
Глава 25.

В трюме надолго воцарилось молчание. Слышался только скрип рей на ветру, да волны время от времени с громким плеском ударяли в борт "Мести королевы Анны". Уорэн стоял, нервно барабаня пальцами по решётке, и обдумывал то, что услышал от Гробовщика.
- Вот как... Значит, её убил Лэри Пауэрс...
- Да. - Дарис ёжился, пытаясь зарыться в брошенный на пол клочок соломы. - И поскольку меня тогда не было рядом, я не смог её защитить. Но не это ли доказательство того, что Анна ставила служение Родине выше собственных чувств? Если, конечно, они к тебе ещё сохранились...
Сагрин стиснул зубы, одновременно злясь на Нисса и осознавая его правоту. В самом деле, раз Призл не покинула миротворцев даже с потерей их предводителя и не вернулась к нему, выходит, она не испытывала такой уж сильной любви ни к тому, ни к другому. Девушка-загадка...

Словно угадав ход его мыслей, Гробовщик подытожил:
- А стоило ей увидеть меня в моём нынешнем облике, как она окончательно ко мне охладела. Похоже, я был объектом её обожания, только пока при мне были моя сила, здоровье и внешность... Однако стоило всему этому исчезнуть, как исчезла и "любовь".
- Тебе горько от того, что ты так выглядишь? - неожиданно спросил пират.
Жёлтый глаз сверкнул на него из-под чёлки:
- У меня есть красота, Уорэн Сэллен. Просто не такая, как у других.
- И всё же... - что-то сжалось внутри парня при виде этого взгляда, но он быстро совладал с собой, - и всё же, простить тебя я не могу. Даже сам того не желая, ты можешь стать серьёзным препятствием на моём пути.
- Позволь спросить, в чём конкретно моя ничтожная персона может тебе помешать?
- Просто благодаря тебе, я перестану принадлежать тому и этому миру. В тот ты закрыл мне дверь известием о смерти Анны... Она была единственным, что связывало меня с ним, заставляло каждую ночь видеть во сне места, которые мы могли бы однажды назвать своим домом. А теперь её нет, и у меня отпала всякая охота возвращаться туда... Но даже здесь проблем с твоим приходом стало ещё больше. Ты всего лишь пленник, однако уже умудрился произвести впечатление на капитана. Более того - он предлагал тебе занять мою должность! Вот, собственно, вторая причина, по которой я тебе хорошенько врезал. А если согласишься на предложение Гектора, будь уверен - вообще убью! Ты понятия не имеешь, чего стоит выжить в мире Карибов! Многие из тех, кто попал сюда из Тагура, уже нашли своё последнее пристанище на дне морском. Только мне сказочно повезло, что я повстречал этого человека. И я не намерен терять своё место под солнцем из-за убожества вроде тебя!
Гробовщик едва заметно улыбнулся уголками губ:
- Что тут скажешь... Ты здорово вжился в роль, которая тебе совсем не подходит.
- О чём ты говоришь?
- О том, что жить среди пиратов ещё не означает быть пиратом. И не нужно мне втолковывать, будто эгоизм у сагринов в крови! - арксур повышал голос с каждой произносимой фразой. - Если бы это было правдой, ты бы не встал на мою защиту!
- Ах, вот оно что. Хех, ну, по крайней мере, сейчас ты по моей милости сидишь за решёткой! Ведь это я предложил Барбоссе запереть тебя для верности.
- Я так и понял. Но позволь кое-что сказать тебе, мальчик... - вкрадчивый голос прозвучал над самым ухом Уорэна, - иногда запоры не действуют!
Сагрин даже не успел обернуться. Дарис мгновенно просунул руку сквозь прутья и, ухватив его за воротник, так ударил о решётку, что он безвольно сполз по ней на пол. Сознание ещё не до конца погасло, цепляясь за остатки крутившейся перед ним реальности, однако точный нажим в артерию у самой шеи заставил его окончательно погрузиться во тьму.

Нисс прижимался головой к прохладному металлу и хрипло дышал. Казалось, череп вот-вот расколется от мигрени. К горлу подступала тошнота, а по телу пробегали волны дрожи, перемешанные со слабостью, такой сильной, что он каждой клеточкой чувствовал омерзение к ней. Пришлось ждать добрых десять минут, пока приступ закончится. Всё это время пол словно тянул к себе, предлагая отдохнуть. Но Дарис слишком много видел в жизни, чтобы не понять: если лечь сейчас, то уже не встанешь.

Кое-как отдышавшись, он перевёл дух и посмотрел на ключи, висевшие на стене. Так близко и так далеко... Барбосса, конечно, недооценил его силы, что оставил их здесь, однако позаботился о том, чтобы дотянуться до них, находясь в камере, было невозможно. И всё же, одну деталь упустил даже он: Скрам, который сегодня мыл пол в трюме, забыл швабру...

Скоро в замке звякнул ключ. С трудом затащив в камеру вместо себя до сих пор пребывающего в глубокой отключке сагрина, Гробовщик захлопнул дверь и отшвырнул связку подальше.
- Прости, Уорэн... Но в данный момент ты будешь только мешать.

Добавлено спустя 50 секунд:
Глава 26.

Почти бесшумно касаясь ступеней, Дарис поднялся на палубу. К счастью для него, Луна спряталась глубоко в тучи, а протез позволял отлично видеть в темноте. Мигом разглядев на капитанском мостике вахтенного (им оказался боцман), он уже собрался проползти мимо, но его заставил вздрогнуть громкий храп.

Ветерок чуть поиграл парусами и донёс запах чёрного ямайского рома. Нисс поспешил к борту, думая о том, насколько удачно сегодня всё складывается, однако стоило ему обогнуть мачту, как перед ним выросла фигура Барбоссы.
- Ночная прогулочка? - с ухмылкой поинтересовался он, перегородив дорогу Гробовщику.
Несколько секунд тот стоял неподвижно, а потом, собравшись с силами, метнулся в сторону. Гектор расхохотался:
- Неужели ты в самом деле думаешь, что кто-то способен покинуть "Месть королевы Анны" без согласия её капитана?
Резким движением он выхватил из ножен саблю Тритона*. А Нисс ощутил, как ожившие канаты змеями обвивают его ноги, не давая сделать больше ни шагу. Ещё один перетянул горло, с каждой минутой затягиваясь сильнее, будто петля палача.
- М-да, сколь жалкое зрелище!.. Ты быстро исчерпал свои силы, разве не находишь?
Арксур ничего не отвечал, лишь вцепился в канат на шее, пытаясь его разорвать. Но даже если бы он и не был сейчас так ослаблен, сделать это всё равно было бы невозможно. Четвёртая верёвка аккуратно сжимала его спину. Пока ещё аккуратно.
- К тому же, я ожидал, что ты поведёшь себя умнее и не станешь совершать необдуманных поступков. - размеренно продолжал Гектор. - А ты вместо этого позабыл, что играешь на чужом поле. Подобные ошибки у нас на Карибах нередко стоят жизни, мой мальчик...

Дышать уже было нечем. Парень дёрнулся последний раз и затих, беспомощно повиснув среди канатов. Но внезапно мелькнувшее лезвие разрезало их все до единого.
Барбосса закатил глаза:
- Слушай, Уорэн, мне до смерти надоели эти твои метания! Решай уж побыстрее, за него ты, или против!
Сабля Тритона выдержала обрушившийся удар со спины. Вот только обернувшись, пират увидел перед собой вовсе не Сэллена.
- Ты ко мне обращаешься? - мило улыбнулась Грелль, прыгнувшая на него с перил мостика. - Так вот знай, что я вообще не мужик!

В первую минуту Гектор растерялся - настолько неожиданным было появление незваной гостьи. Однако о том, что пришла она за пленником, он догадался сразу же.
- Не имел чести быть с тобой знакомым, красотка. Но знай - дружка тебе не видать, как своих ушей!
Девушка усмехнулась, поигрывая бензопилой:
- Смешной ты, дедуля. Свои уши я вижу в зеркале! А твои сейчас отрежу!
Первое, что сумел разглядеть Дарис, когда очнулся, был идущий на всех парусах "Барион". Вторым было ярко-красное пятнышко, в свете Луны увлечённо мутузившее самого капитана Барбоссу.
- Грелль?..

Судя по всему, это уже были галлюцинации... Однако верёвки, ещё недавно едва не задушившие его, теперь спокойно лежали на палубе. Да и ответ Рэдклифф прозвучал очень даже реально:
- Да, милый, я здесь! И непременно обниму тебя, когда закончу с этим старикашкой!
- Надо же, какая самоуверенность! - клацнул зубами Барбосса и удвоил напор.
Но, Рыжик, к его изумлению, выстояла. Более того - напирала на него сама с точно такой же силой! А воспользоваться магией сабли было невозможно - зубья пилы зажимали клинок, не давая ему повернуться.

С замиранием сердца наблюдая этот бой, Дарис делал отчаянные попытки встать. Но каждый раз кружившаяся голова неизменно заставляла его рухнуть обратно. Правда в одно из таких падений он очутился в руках Анжелики.
- Скорее, пойдём! - испанка накинула ему на плечи свой китель. - Джек вот-вот подведёт судно ближе...
- Пусти! Ты что, думаешь, я оставлю здесь Грелль?! - похоже, Нисс рассердился, потому что даже забыл удивиться её внезапному появлению. - Пусти, кому говорю - она может погибнуть!

Словом, единственное, что удалось сделать Анжелике - это оттащить его подальше. Однако беспокоился Гробовщик совершенно напрасно: стоило Рэдклифф почувствовать, что Гектор одерживает верх, как она, недолго думая, включила пилу. Сломать легендарную саблю Тритона было не под силу ни одному оружию... Но кто же мог представить, что с этим так легко справится садовый инструмент из 21-го века?!
- Знай наших! - лучезарно улыбнулась девушка и подскочила к остальным. - Энжи, Ирис, видели, КАК я его... Эй, а чего Джек там орёт? На крики восторга, вроде, не похоже...
Во взгляде мисс Тич читалось явное осуждение. А капитан Воробей действительно орал так, что его было слышно на сто миль вокруг:
- РЭДКЛИФФ, ТЫ ХОТЬ ИНОГДА СООБРАЖАЕШЬ, ЧТО ДЕЛАЕШЬ?!!!!!!!!!!!!!

Лишь сейчас она заметила, что корабль Тига начал трещать по швам. И причиной тому стало снятие колдовства после уничтожения сабли.
- Ой-ёй... Кажется, я немножечко не рассчитала время и место...
Выскочившие на палубу пираты Барбоссы тоже застыли, напрочь позабыв о сражении. Ведь не каждый же день увидишь, как спадают чары, много лет окутывавшие собою "Месть королевы Анны", и как ещё недавно заточённая в бутылку "Жемчужина" возвращает себе прежний облик, в щепки разнося "Барион"!


ПРИМЕЧАНИЕ: сабля Тритона* - древний артефакт, по легенде способный оживлять корабли. В четвёртой части "Пиратов Карибского моря" эта сабля сначала принадлежала Чёрной Бороде, а после его гибели перешла в распоряжение капитана Барбоссы.

Добавлено спустя 41 секунду:
Глава 27.

- Чего встали, как истуканы?! Убейте их всех!

Сердитый крик капитана заставил разбойников пошевелиться. Половина из них кинулась к пушкам, чтобы обстрелять "Жемчужину", а другая половина кольцом сомкнулась вокруг Грелль, Дариса и Анжелики.

Несмотря на численный перевес противника, мисс Тич обнажила шпагу, приготовившись защищаться. Рэдклифф тоже не отступала ни на шаг, оставаясь между Барбоссой и Ниссом. И только сам Гробовщик (стыдно признаться) чувствовал себя беспомощным, как никогда.
- Смело! - усмехнулся Гектор, глядя в горящие яростью зелёные глаза. - Твоя подруга меня ничуть не удивила - всё-таки, она пиратка. А вот ты на пирата совсем не похожа...
- И что с того? Полагаешь, пиратство и смелость - это одно и то же? Среди вашего брата храбрых я видела единицы! Не принимать же в расчёт тех шакалов, что жмутся вокруг тебя.
- Как ты смеешь! - прошипел боцман.
Грелль резко повернулась к нему:
- А ты вообще молчи! Если такой крутой, чего же не нападаешь?
Действительно - никто из пиратов до сих пор не решался начать бой. Вид у девушек, которые стояли перед ними, прижавшись спиной к спине, был до того решительный, что сомнений не оставалось: кто полезет на рожон, тот и погибнет первым.

Барбосса медлил, конечно, не из трусости, ибо он на своём веку встречал куда более страшных врагов, чем эти девчонки. Но одна из них почему-то казалась ему смутно знакомой, и, что странно - именно та, которая не была пираткой. Это было видно по её одежде, по оружию, даже по манере держаться. И, тем не менее, когда он первый раз столкнулся с нею в бою, то сразу почувствовал - ему противостояла его же собственная сила, только заключённая в другую оболочку. Скажете, подобное невозможно? Да, но для старого, видавшего виды морского волка возможным в этой жизни сделалось уже всё.

Сигналом к началу драки послужил залп с "Жемчужины". Джек подводил судно на близкое расстояние, собираясь сойтись борт в борт. Хотя Грелль и не вовремя разрушила чары сабли, однако ж дала ему весомое преимущество: огнедышащий скелет - самое страшное оружие "Мести" - распался и осыпался с носа корабля, сделав его куда более уязвимым, чем прежде. А если прибавить к этому ещё разницу в быстроходности, то перевес в пользу капитана Воробья и вовсе становился очевидным.

Мельком Рыжик подумала, что обязательно потребует от пирата благодарности. Но сейчас главной задачей было сдержать натиск нападающих вместе с Анжеликой. Перед тем, как скрестить свою шпагу с боцманом, испанка слегка пожала ей руку, словно старшая сестра, ободряющая младшую. Простой жест, придавший уверенности.

Через несколько минут "Жемчужина" выбросила абордажные крючья. Джек соскочил на палубу первым, и тут же начал прокладывать путь к девушкам. Краем глаза он успел заметить, что Грелль опять сцепилась с Барбоссой. "Дура несчастная, что она делает?! Он прибьёт её в два счёта!"
- Джек! - послышался откуда-то со стороны крик Анжелики.
- Подожди, я сейчас!
- Да не ко мне, болван, я сама справлюсь! Дариса защищай - он без оружия!
"А ведь точно!" - Воробей развернулся туда, где должен был быть Гробовщик, и узрел жуткую картину: Нисса прижали к борту сразу три пирата. Один из них уже заносил саблю. Джек рванулся к нему, не сомневаясь, что сможет их остановить... Однако его собственный клинок неожиданно встретился с клинком Уорэна.
- Куда намылился, трюмная крыса?
Судя по дико блуждающему взгляду, парень совсем недавно очнулся от обморока. Но выкрикнуть ещё что-то обидное не успел, повстречавшись с капитаном глазами. Воробей мог бы поклясться, что видел, как задрожало оружие в его руках.
- Ты... почему ты похож на меня?!

Время вокруг Джека будто остановилось. Всего на пару-тройку секунд, однако за этот короткий промежуток он ощутил какую-то странную связь с сагрином. Едва уловимая, как водяная пыль в воздухе, она всё теснее и теснее сплетала их изнутри. И лишь отвратительный скрежет, раздавшийся из самой гущи сражения, буквально вдёрнул обратно в реальность.

Пираты, окружившие Дариса, замерли. Только сейчас Воробей увидел, что кончик сабли одного из них вошёл аккурат между растрёпанных серебристых прядей. Что-то болезненно сжалось в области сердца, когда арксур покачнулся и, не успев даже вскрикнуть, рухнул на палубу.
- Нет!!!

Так страшно Грелль никогда ещё не кричала. А по подбородку Джека текла тонкая струйка крови, сочащаяся из прокушенной губы. Короткая заминка с Уорэном оказалась для его друга решающей...

Он не помнил, как отшвырнул с дороги Сэллена, как проскочил мимо леса со свистом рассекающих воздух клинков. Как склонился над Ниссом и приподнял его с залитых кровью скользких палубных досок.

Добавлено спустя 47 секунд:
Глава 28.

Вряд ли кто-нибудь задумывался, почему Джек Воробей всегда держался особняком от остальных пиратов. Потому что знаменитые капитаны непременно должны быть героями-одиночками? Не совсем. Просто много раз обжёгшись о то, что в этом мире многие незаслуженно именуют дружбой, он перестал верить людям. Даже Уиллу и Элизабет в своё время доверял не вполне. И в самом деле, если учесть, что они вытаскивали его из неприятностей ровно столько же раз, сколько предавали. А по-настоящему сражались плечом к плечу лишь когда дело затрагивало общие интересы. Правда, спасение жизни Тёрнера в обмен на столь желанное ему капитанство на "Летучем Голландце" Джек устроил совершенно бескорыстно. И так же бескорыстно ему хотелось сейчас помочь Дарису. Этому смешному, нескладному, странному парню, в чьих слабостях заключалась огромная сила. Этому чудаку, который никогда не попрекал его ни в эгоизме, ни в предательстве... Помочь ради его самого и ради его подружки, ворвавшейся в этот мир ярким озорным ураганом. Мог ли кто знать, что намерение, столь редко появляющееся у него в душе, погубит всего-навсего короткий промежуток времени?
- Джек...

Голос, не хриплый и не сдавленный, звучал привычными спокойными нотками. Пират вздрогнул и осторожно откинул волосы с бледного, перечёркнутого шрамом лица.
- Ты живой?! Не ранен?
- Я-то? Да нет... - Гробовщик грустно улыбнулся. - Вот протезу досталось...
Действительно - на месте окуляра зияла внушительная дыра, ещё щетинившаяся веером осколков. К счастью для Нисса, удар сабли пришёлся по железке... даже если от неё зависело его зрение.

ПРИМЕЧАНИЕ: "Беркут-2000" - протез, работающий на энергии глазных нервов. Был изобретён в Арксаире (Южной Державе) около трёх лет назад. В отличие от предыдущих моделей, имеет 3 режима видимости: обычный, приближенный, ночной. Переключение первых двух происходит за счёт напряжения и расслабления глазного нерва (как у здорового человека при фокусировке взгляда). На ночной переключается вручную, при помощи подвижной панели на месте слёзного мешка. В настоящее время успешно используется на вооружении арксаирскими военными силами.

Добавлено спустя 37 секунд:
Глава 29.

Джек был рад тому, что Дарис остался жив. Однако радость вмиг улетучилась, стоило ему подумать о том, каким образом он теперь проведёт его через толпу сцепившихся друг с другом пиратов? Случайный удар саблей, шальная пуля, даже просто неосторожный тычок в кое-как затянувшиеся раны могли привести к плачевным последствиям. К тому же, невозможно было нести его на себе и сражаться одновременно. Лихорадочно соображая, Воробей и сам не заметил, как подпустил боцмана на опасное расстояние.
- Кэп, осторожно!
Всё, что он успел почувствовать - это сильный толчок в спину и руки Дариса у себя на плечах. Уму непостижимым образом тот понял, откуда собирается ударить враг, и откатился в сторону вместе с пиратом до того, как в палубу вонзились сразу два турецких ятагана.

Боцман ревел от ярости, но кривые лезвия настолько прочно вошли в доски, что выдернуть их не представлялось возможным. Пользуясь преимуществом, Джек обнажил свою шпагу.
- Подожди немного. - сказал он арксуру.

Парень послушно остался сидеть, лишь чуть-чуть вздрогнул, когда впереди раздался задушенный хрип, а ему на лицо брызнули капельки крови.
- Всё в порядке. - через секунду его вновь потянула за собой рука капитана. - Пошли!
Дарис уже собрался встать, но вдруг остановился.
- Что случилось, Гробовщик?
- Грелль идёт!
Воробей обернулся и сразу увидел, что Нисс говорил правду: пираты вокруг них буквально разлетались направо и налево, словно кто-то очень настойчиво прокладывал путь через эту живую массу. И, судя по визгу бензопилы, то была именно Рэдклифф.
- Вот тебе! На ещё! Дорогу даме, невежа!!!

Кончилось дело тем, что оставшиеся между ними разбойники попросту разбежались. Отправив последнего учиться летать за борт, растрёпанная и запыхавшаяся девушка предстала перед Джеком:
- Дарис с тобой?! А я думала...
- Некогда объяснять! - перебил Воробей, протягивая ей канат. - Живо перебираетесь на "Жемчужину" и будьте там, пока всё не закончится!
- Разбежался! - возмутилась Рыжик. - Его я туда, конечно, доставлю, а потом пулей назад. Видел бы ты, КАК я сейчас Барбоссу метелила! Если бы у меня в волосах не запуталась какая-то поганая мартышка, он бы точно от меня не сбежал!
При упоминании своего хвостатого тёзки Джек поморщился, однако всё же подтолкнул их обоих к борту:
- Я твой капитан. Делай, как я говорю!
Вместо ответа Грелль хотела показать ему язык, но Гробовщик неожиданно строго сказал:
- Да, моя радость, делай, что велят!
Одна-единственная фраза, произнесённая из его уст, оказала на алый ураган просто волшебное действие: смиренно опустив глазки, Рэдклифф ухватила канат, однако перед тем, как перескочить на соседний корабль, сказала пирату:
- Анжелика там, на корме... Уорэна долбит. И, если учесть, насколько ожесточённо, представляет на его месте тебя.

Добавлено спустя 48 секунд:
Глава 30.

Говорят, что теряя зрение, человек полностью стирает для себя границы привычного мира. Верх и низ, ночь и день, север и юг - всё сливается для него в одно пространство, куда ему больше нет входа. Тогда сердце становится похожим на маленькую, беспомощно бьющуюся птицу, которую с каждой минутой сильнее сжимает в когтистых лапищах страх. С потерей зрения ты не просто лишаешься органа чувств, ежедневно поставляющего в твой мозг больше 80% информации обо всём, что происходит вокруг. Слепые глаза - это мутное зеркало души. Что можно прочитать на глубине их бездонного, глухого колодца?

Было время, когда Гробовщик ощущал себя таким же потерянным. Но его ситуация усугублялась ещё и тем, что ему, в отличие от попавших в подобное положение, даже не удавалось начать восстанавливать границы реальности. Ведь мир, который тогда его окружал, был чужим. Его же собственный безжалостно рухнул под сводами той дьявольской лаборатории. Он рушился каждый день, деталь за деталью. И к тому времени, когда Нисса, слепого и беспомощного, бросило в объятия ночи, от того мира не осталось даже руин. Он желал бы, чтобы это оказалось просто потерей памяти. Забыть, не вспоминать, никогда не возвращаться в прошлое - лекарства для истерзанных души и тела. Пребывать в сладком забвении, не в том, куда опускали тяжёлые волны ежедневно вводимых ему препаратов, было бы самым лучшим выходом из положения. Однако вместо этого была всё та же морозная тагурская ночь, свист ветра, треплющего жалкие лохмотья и спутанные, рано поседевшие волосы, кровь, алыми каплями красившая девственно-белый снег. И даже с приходом к воротам Шэнварда пустота внутри не исчезла.

Жажда жизни по-прежнему била ключом, пробивающим и прогнозы врачей, и показания медицинских приборов, била назло смерти, так и не получившей в Рождественскую ночь свою законную, загнанную в угол добычу. А "добыча" продолжала жить, благодаря за это спасение, и упрямо стуча изувеченным сердцем. Но радость жизни утратила, казалось бы, навсегда... Если бы в один прекрасный день, в кабинете для реабилитации, куда он ежедневно приходил с инструктором, к нему вдруг не обратился ласковый голос:
- Дарис, иди ко мне!

Та смешная рыжая девчонка... Почему смешная? Да хотя бы по звуку её задорного, звенящего голоска, способного развеять любую печаль. Почему рыжая? Потому что только огненные волосы могут излучать такое тепло и энергию. Почему девчонка? Даже без глаз можно было легко определить её возраст: взрослые разговаривают совершенно иначе.
- Дарис, ну, что же ты? Давай руку!

Тонкие пальцы обхватывает её ладошка. Тёплая, мягкая, как у женщины, и сильная, как у мужчины. Обхватывает и тянет за собой, заставляя подняться с пола, который так уютно напоминал о его беспомощности. И чем чаще парня касалась эта рука, тем уверенней он себя чувствовал в новом, незнакомом ему мире. Он мог почти физически ощущать жар, идущий от этого живого языка пламени. Все его воспалённые, простуженные на морозе кости согревались даже от одного-единственного слова молитвы, которая, сплетаясь с его собственной, тащила из омута тьмы и отчаяния. А когда вернулась возможность видеть, этот свет светил Дарису так же ярко, только теперь принял обличье пламенноволосой девушки. Смуглая кожа, будто не в состоянии остаться светлой в круге пышущих жаром красных прядей, и зелёные глаза, в которых вперемежку с любовью плескался весёлый задор.
- Ну, как? Я некрасивая, верно? Мне вообще в детстве говорили, что все рыжие...
Она не договорила, внезапно очутившись в крепких объятиях. Серебристые локоны покрыли её собственные, будто унимая неистово бивший огонь.
- Ты красивая... Ты самая красивая, Грелль!

Больше ему никогда не было страшно.

Вот и сейчас, проснувшись и видя одну лишь беспросветную тьму, Дарис не испугался. Теперь ничто уже не могло стереть его границы реального мира. Слух, вкус, осязание и обоняние, будто вспомнив, как обострённо они работали три года назад, включились с утроенной энергией. Каждый из них в считанные секунды сделался краской, нарисовавшей Ниссу картину окружающей обстановки. Первая - крики чаек, скрип рей, плеск волн за бортом и ветер, со свистом раздувающий паруса. Вторая - сухой металлический привкус во рту, где, очевидно, давно не бывало воды. Третья - приятное тепло одеяла, сжавшегося от прикосновения рук. Чётвёртое - запах водорослей и солёного Карибского моря, бросающего в открытые окна каюты водяной пылью. А ещё в этот "букет" вписывался один, совсем особенный запах: невесть откуда взявшиеся тут духи, слабой попыткой пытающиеся заглушить наверняка случайно попавший на одежду "аромат" машинного масла.
- Привет, дорогая. Где вымазалась?
- ИИИИИИИ, ПРИВЕТИК!!!!!! - радостно завизжало над самым ухом. - Ну, разве можно так долго спать?! Ты СТОЛЬКО всего пропустил!..
Гробовщик улыбнулся, стоило знакомой руке откинуть растрепавшуюся чёлку. Губы уже по привычке чмокнули остатки протеза, скрытые под повязкой. И этот поцелуй окончательно вернул к жизни.

Добавлено спустя 36 секунд:
Глава 31.

Оказывается, нет награды приятнее, чем после всего пережитого просто сидеть, зарывшись в душистые алые волосы, и слушать, слушать без конца, что рассказывает тебе твой "живой огонёк"!
- Ну, так вот, стоило нам оставить этих оболтусов и перебраться на "Жемчужину", - довольная Грелль уже трещала, как пулемёт, - они чуть не развалили окончательно это увешанное костями корыто! Гиббс в одиночку завалил тех трёх пиратов, что напали на тебя, а Сэллена Энжи вообще уделала по самое не могу! Думала, мы с Джеком её не оттащим...
- Ты с Джеком? - голос Гробовщика, вроде, звучал ласково, однако, если прислушаться, в нём можно было уловить строгие нотки. - А кто обещал кэпу, что останется на корабле?
- Да-а-а понимаешь... я как затащила тебя в каюту и как поняла, что её содержимое пиратам Барбоссы до фени, так и вернулась обратно на "Месть"... Ну, Гроби-и-и, - Рэдклифф заныла, будто маленький ребёнок, канючивший у мамки игрушку, - ты ж меня знаешь - я не могла оставаться в стороне, когда там ТАКАЯ драка!!!
Дарис осуждающе покачал головой:
- Ведёшь себя, словно уличный мальчишка. Драки - это ведь не забава! Благодари Бога, что вообще осталась в живых, иначе я бы не знал, что мне делать. Глупая...
- Да, конечно. А знаешь... - судя по возникшей паузе, девушка невинно хлопала ресничками, - я благодарна ещё и за то, что ты был без сознания и не видел, ЧТО я там вытворяла!
- Хих! Хуже уже не будет. Валяй, рассказывай дальше.
- Ну, в общем, возвращаюсь я на корабль, а тут - эта заваруха с Уорэном! Только-только разобрались - опять Барбосса откуда-то нарисовался. Джек меня третий раз драться с ним не пустил - отправил помогать Анжелике. В сущности, за это время я ничего особенного не сделала. Засунула в жерло пушки макаку и двинула какому-то пропойце его же собственной гитарой... тьфу, мандолиной! Зато пото-о-ом... - Рыжик набрала побольше воздуха и выдохнула Гробовщику в лицо, - я увидела, что Гектор загнал нашего кэпа в угол! Да, да, ему некуда было деваться! Барбосса хитрый - отсиделся где-то, отдохнул, а Джек сражался уже второй час без передышки. Вот и начал сдавать маленько и пропустил очередной удар. Хорошо я была рядом! Каблуки, скажу тебе, полезная вещь - проехала на них по этой скользкой палубе, как на коньках! Пять взмахов сабель с разных сторон - и все мимо! За секунду оказалась перед Гектором... ну, и подпилила ему ногу (благо, она деревянная, хотя и не такое пилили!). Ох, КАК же он грохнулся!.. А КАК ругался - мат в наших трущобах просто отдыхает! Джек мне чуть уши не заткнул для цензуры.
- Действительно - хорошо, что я тогда ничего не видел... Ну, а дальше что было?
- А на этом пикантная часть закончилась, дорогой. - Грелль была аж разочарованна. - Дальше - по мелочи: судно отбили, злодеев скрутили, рому притащили и начали пить.
- Хи-хи, ты тоже пила?
- Обижаешь! Ни капли, честное слово!
- А ну, дыхни!

Со стороны Нисса последняя фраза прозвучала, как шутка, однако девушка восприняла всё всерьёз и, недолго думая, на него подышала.
- Ладно, ладно, я ведь пошутил! Я же знаю - чего у тебя нет, так это пристрастия к спиртному. Скажи лучше, что стало с теми, кто уцелел во вчерашней потасовке.
- Ага, изволь! - Грелль начала загибать пальцы, с готовностью перечисляя. - Анжелика теперь стала капитаном "Мести" и всем на ней заправляет. У Скрама после "поцелуя" с мандолиной мозги встали на место, и он вернулся к ней в команду. Гиббс и "два весёлых дятла" отсыпаются в кубрике. Кстати, здесь, на "Жемчужине" мы ещё откопали какого-то карлика и старика с попугаем... Старик молчит, зато попугай орёт, не затыкаясь, по 12 часов в сутки, и только остатки моей благовоспитанности (которые иногда просыпаются) не позволяют мне свернуть ему шею и засунуть в суп! А карлик (его зовут Марти) очень хороший! Мы с ним вместе перевязывали раненых матросов на палубе. Правда, он от меня держался подальше - видать, боялся, что раздавлю ненароком.
- А что насчёт Уорэна? - этот вопрос прозвучал робко.
Рэдклифф махнула рукой:
- Ах, этот... Не переживай, жив он (насколько это вообще возможно после встречи с Анжеликой)! Только в данный момент находится на твоём месте.
- В трюме, что ли?
- Вот-вот! Пускай узнает, каково там сидеть!

Дарис промолчал, однако мысленно сделал пометку переговорить с капитаном Воробьём по поводу Сэллена.
- Милая, а куда делся Барбосса, не скажешь мне?
Грелль открыла было рот, чтобы ответить, но в это время с палубы послышались два до малейшей нотки знакомых крика:
- А ну, убрал свои лапы от штурвала! Здесь я капитан!
- Сам выметайся! Сколько раз повторять, чтобы ты понял - "Чёрная жемчужина" принадлежит мне!
- "Местью" управлять толку не хватило, теперь опять на чужое добро заришься?! Надо было тебе обе ноги подпилить - хоть одинаковыми будут!

Слушая эту перебранку, Гробовщик с умиротворённым выражением лица положил голову на плечо девушки:
- Вот теперь я спокоен. Тут всё как раньше!

Добавлено спустя 43 секунды:
Глава 32.

"Месть королевы Анны" полным ходом шла рядом с "Жемчужиной". Стоявшей на палубе Грелль даже казалось, что корабли взялись за руки - настолько близко они были друг к другу. С капитанского мостика Анжелика шутливо отсалютовала ей шляпой. Рыжик улыбнулась в ответ и вдруг услышала за спиной шаги Джека. Тот шёл из каюты.
- Привет! Ну как, поговорил с Дарисом?
- Поговорил. - голос пирата звучал несколько мрачно.
- Что, неужели он на тебя сердится?!
Девушка резко обернулась к нему и рассмеялась: судя по внешнему виду, капитана было хоть выжимай.
- Зараза - всего слюнями залил!!!
- Ну, так это же хорошо! Значит, он точно не в обиде за всё, что случилось. Помнишь, я говорила тебе, что слюнями он мажет только тех, кого любит?
- Как забыть! Вы с Анжеликой вчера тоже такие ходили... Кстати, а вот ты забыла рассказать мне, откуда у него сия странная привычка.
- Не забыла. - Грелль растянула рот до ушей. - Просто меня это не колышет! Знаешь, в чём искусство любить? Это значит принимать человека таким, какой он есть. Слюни у него там, или что ещё - это неважно.
Джек улыбнулся:
- Вы оба такие непосредственные. Как-то даже завидно...
- А вы будто нет? - Рэдклифф добродушно похлопала его по плечу. - Поверь, Джеки, Ирис своими увещеваниями и я своими истериками подвели вас достаточно близко друг к другу! Но окончательный, решающий шаг должны сделать вы.
- Почему вы нам помогаете? - неожиданно спросил Воробей. - Разве вам мало своих проблем? Из-за меня ты так надолго разлучилась с Ниссом да и сам он сейчас не в лучшем положении. Не то, чтобы я был особенно против, что вы не сердитесь... однако ж хотелось бы знать ответ.
- Он прост: Дарис привык помогать людям, даже если эта помощь идёт в разрез с его собственными интересами. Ну и я его склонности, естественно, разделяю тоже.
- Это потому, что он миротворец?
- Это потому, что он человек.

Последняя фраза прозвучала из уст Грелль очень серьёзно. А пират подумал, что, пожалуй, так оно и есть. Более того - он тоже совершал иногда подобные поступки. И разве не они заставляли чувствовать себя свободным и по-настоящему счастливым?
- Эй, девка! Поди-ка сюда!
Рыжик вздрогнула и повернулась на зов. На ступенях трапа сидел Барбосса, маня её здоровой рукой: другая была перевязана у предплечья.
- Чего надо этому старому пню? - взъерошился Джек.
- Успокойся - он просто хочет поговорить. И я даже знаю, о чём.

Добавлено спустя 41 секунду:
Глава 33.

- Звал меня, дедушка?

Барбосса, прямо скажем, обалдел от такого заявления.
- Ты что, красотка, с мачты на палубу грохнулась?! Какой я тебе дедушка?!!!
Джек в сторонке хихикнул:
- Ладно уж, Гектор! Она ведь не бабушкой тебя назвала!
Тот сердито зыркнул на него, но Грелль уже уселась рядышком, приковывая внимание пирата к себе:
- Эге-ей! Я слушаю!
- Скажи-ка, - Барбосса оглядел её с головы до ног, - ты пришла к нам оттуда же, откуда и твой костлявый дружок?
- Именно так!
- Ты уничтожила легендарную саблю Тритона, оказала достойное сопротивление моей команде и самым бессовестным образом подпилила мою бесценную ногу...
- Да, это всё я! - Рэдклифф улыбнулась ещё шире и вдруг сочувственно заглянула ему в глаза. - А почему ты спрашиваешь? У тебя провалы в памяти, да?
- Нет. Я лишь хочу знать, какого лешего после всего этого ты вздумала меня спасать?!

Девушка покачала головой. Даже Ниссу не говорила, что в ту достопамятную ночь именно она не дала Джеку до конца разделаться с Гектором. Более того - уговорила взять его на корабль, мотивируя это тем, что в одиночку, без своей команды да ещё и с перепиленным протезом он вряд ли будет представлять для него серьёзную опасность.
- Просто я не хотела, чтобы ты погиб. В твоём лице я впервые встретила противника, равного мне по силе. К тому же, - она загадочно подмигнула, - я родом из Миазара. Эта Держава находится на Западе, и говорят, что свои рыжие волосы, зелёные глаза, выносливость и взрывной характер её жители унаследовали от некого капитана, бороздившего моря Внешнего мира примерно в 18-ом веке. Он был прародителем нашего рода.
Теперь уж челюсти отвалились у обоих: и у Барбоссы, и у Джека.
- Рэдклифф... - заикаясь, произнёс Воробей, - а ты уверена в этом?
Она пожала плечами:
- Так записано в исторических хрониках.
- А... а... - пират пытался сформулировать фразу, - а о капитане Джеке Воробье у вас что-нибудь записано? Ну, хоть что-нибудь?
- В истории нашего великого и высокоразвитого народа - нет. - при этих словах Гектор победно клацнул зубами. - Но буквально перед тем, как Дарис первый раз попал на Карибы, я побывала в ярмарочном балагане сагринов. Это бродяги, кочующие между Севером и Югом. У них нет своего Отечества, да оно им и не нужно. Хороший сагрин - вольный сагрин. Вот почему они никогда не задерживаются на одном месте, странствуют по всему свету, а больше всего - по Великому океану. У них... - Грелль задержала взгляд на Джеке, - смуглая кожа, чёрные волосы и прекрасные карие глаза. Людей этой нации считают самыми красивыми в мире (после, конечно, арксуров). И я слышала, что их предки тоже пришли с моря. Само слово "сагрин" означает: "рождённый в солёных волнах".

Пираты слушали девушку, напрочь позабыв о вражде. Какие там распри, если оба они, возможно, оставили свой след в истории! Не этого мира, но того, что скрывался от посторонних глаз, и потому был настолько уникален, как его описывала Грелль. Да, здесь об их существовании со временем позабудут. Сокровища, которые они награбили и корабли, которые завоевали - всё это однажды погибнет и потеряет силу, размечется по потокам времени, закрутится по его поворотам так, что его будет не собрать. Конечно, никто не может знать своё будущее... Но так приятно было осознавать, что где-то там, в отрезанных ото всех уголках цивилизации, живут сотни людей, в которых может до сих пор течь твоя кровь!
- Рэдклифф... - после некоторого молчания, произнёс Воробей, - почему же ты раньше не делилась своими догадками?
- А вы не спрашивали, вот я и молчала! Однако, - та шутливо щёлкнула их обоих по лбу, - запомните хорошенько, господа, что дело в вас, а не в судьбе! Каждый человек обладает свободой выбора. Он строит своё счастье и разрушает его, если глупо полагается только на самого себя. И ваше предназначение до сих пор никому не известно. Впрочем... разве мы можем с точностью его знать?

Пока она говорила это, вид у неё снова был серьёзный. Настолько, что даже улыбка вышла как-то иначе - по-взрослому, что ли... Джек уже было подумал, что видит перед собой другого человека, однако Барбосса убедил его в том, что это прежняя Грелль, ловко ухватив её за ухо.
- АЙ-ЯЙ, ЧЁ ТЫ ДЕЛАЕШЬ?!!!!!!
- Вот что, милый мой отпрыск, раз всё может быть так, как ты говоришь, ты должна починить дедушке то, что сломала!
- УЙ-Я-Я-А, ногу, что ли?!!!
- Естественно! - усмехнулся Гектор. - Выпили этой своей штуковиной новую деревяшку и приладь ко мне.
- Но я же не плотник! Я не знаю, как это делается!
- Значит, как испортить старому человеку ногу, ты знаешь, а как починить - в кусты? Не-е-ет, голубушка, - пират в очередной раз дёрнул несчастное ухо, - теперь уж я имею полное право маленько тебя поэксплуатировать!
Рыжик умоляюще посмотрела на Джека. Тот только развёл руками:
- Не думал, что скажу это, но он прав. Приступай!

* * *

- Какой запах! - Дарис с наслаждением вдыхал пар, клубившийся над зажатой в ладонях кружкой. - А что это?
- Молоко. - поспешила проинформировать его девушка. - Анжелика прислала тебе со своего корабля: у них в трюме есть пара коз. А вот у нас, - она поморщилась, отряхивая с плаща стружки, - кажется, полное судно "козлов"!
Нисс отхлебнул из кружки:
- Золотце, не стоит так говорить. В конце концов, ногу Барбоссе отпилила именно ты. Человеку без сей важной части тела ой как не сладко! Кстати, она хоть не кривая у тебя получилась?
- Ну, есть маленько... Но дедушка говорит, что ходить можно.
- Хи-хи, "дедушка"! - парень даже подавился, хихикая. - Всё-таки, из твоих уст это слово по отношению к Гектору звучит прикольно!
- Ничего, пусть скажет спасибо, что я его полным "титулом" не называю! Ведь если учесть все разделяющие нас века, то он мне вообще приходится пра-пра-пра-очень-много-раз-прадедушкой!
- Из всего-то ты вывернешься, славница! - Гробовщик чмокнул алую макушку и вдруг посерьезнел. - Слушай, я тут подумал... что должен поговорить с Уорэном.
Грелль испуганно обхватила его за плечи:
- С этим мерзавцем?! Нет, и не думай - я тебя не пущу! Ты бы видел, в каком он сейчас состоянии! И раньше-то был не очень, а теперь, сидя в трюме, совсем озверел - разве что, на людей ещё не кидается!
- Вот поэтому мне и нужно его увидеть. Если бы он был в полном порядке, я бы к нему не пошёл.
- Барбосса говорил, что на "Мести" у вас с ним произошёл какой-то конфликт. Из-за чего?
Тёплые пальцы Дариса провели по её лицу, будто стирая что-то, а губы шепнули одно лишь имя:
- Анна.
- Вот оно что... Он узнал, как она к тебе относилась и устроил сцену ревности?
- Типа того.
- Тогда точно дурак! Сто процентов, что полез с кулаками, даже не удосужившись выслушать!
- На самом деле, Сэллена вполне можно понять... Я по глазам видел, как сильно он любил Призл. И было за что, Греллечка, было за что.
- Да, Анна была хорошей девушкой. - согласилась Рэдклифф. - Легковерной, слабой, но хорошей. Если бы не Лэри, она стала бы сейчас моей лучшей подругой... и самым важным человеком в жизни Себастьяна.

На некоторое время повисло молчание.
- Обсуди этот вопрос с Джеком. - наконец, заговорила Грелль. - Всё-таки, он капитан корабля и ему решать, что делать с пленными... даже если с ними он связан кровными узами.

Добавлено спустя 42 секунды:
Глава 34.

Джек пристально смотрел на сидевшего перед ним арксура.
- Гробовщик, признайся честно: ты за дурака меня держишь, или как?
- Ошибаешься. - тот лучезарно ему улыбнулся. - Я давно хотел попросить тебя устроить мне встречу с Уорэном. И твоя реакция, честно говоря, не понятна.
- А ты вообще ни бельмеса не понимаешь, вот что я тебе скажу! После всего, что он с тобой сделал, ты по-прежнему хочешь спасти его шкуру? Извини, но ты слишком уж добр, Нисс! Я живу на свете гораздо дольше тебя и лучше знаю этот мир. Да, когда-то Сэллен жил в твоём, однако три года здесь кое-что значат. Я сам изменился, в общем-то, в рекордно короткое время...

Последнюю фразу он оборвал, понимая, что болтает лишнее. Жизнь приучила капитана Воробья особо о себе не распространяться, если он не хотел потом расплачиваться за слова. И хотя Дарис, конечно, стал его другом, он всё равно не мог бы пооткровенничать с ним так, как это делала, например, Анжелика. Но арксур и не требовал продолжения. Лишь склонил лохматую голову набок и задал простой вопрос:
- Разве можно быть добрым СЛИШКОМ?
Джек замялся, не зная, что ему ответить. В самом деле, есть ли граница, определяющая меру человеческой доброты? Пожалуй, есть, только каждый ставит её для себя сам. А у Гробовщика эта граница, похоже, вообще пропадала где-то за линией горизонта и показывалась в таких исключительных случаях, как в бою с Элджаем Стиром. Однако внутренний мир Нисса по-прежнему оставался загадкой, закрытой книгой, замок на фолианте которой даже Грелль не открыла до самого конца. Вот почему он и не стал отвечать на его вопрос, ограничившись брошенной через плечо фразой:
- Ты псих.
- Хих, это ты попал в яблочко! И поэтому не сомневаюсь, что уж ты-то выполнишь просьбу бедного сумасшедшего.

Джек усмехнулся. В тот момент его собеседник вовсе не выглядел слепым. Наоборот - складывалось впечатление, что через этот недуг ему открывается истинная суть вещей, без отвлечения на их внешность. Теперь понятно, почему его не смогла провести Анжелика, а врать она всегда умела очень искусно. И ему самому не стоило пробовать. Сложно обвести вокруг пальца того, кто привык доверять внутреннему зрению.
- Ладно... Давай спустимся в трюм.

* * *

Пираты, работавшие на палубе, с любопытством оборачивались на своего капитана. Тот шёл, как ни в чём не бывало, однако Дарис, крепко вцепившийся в его кушак, словно слонёнок в мамин хвост, делал картину ну очень живописной! Но иначе было нельзя - в конце концов, парень потерял зрение до того, как успел ознакомиться с "Жемчужиной".

Гробовщик не видел великолепного корабля, и потому мог наслаждаться, разве что, ветром, наполняющим паруса дивной, ни с чем не сравнимой музыкой. Эта гамма сливалась с другой, которая исходила от волн, и вместе они звучали одним природным оркестром. Все нежные звуки взяла на себя воздушная стихия. Сильные же подхватила морская.

"Одна, две, три, четыре..." - считал Нисс ступеньки, спускаясь по трапу. - "Пятая чуть скрипит, а шестая - со щелью... Не забыть, если буду приходить сюда ещё".
Когда он досчитал до десяти, спуск закончился. Пират осторожно отцепил кушак и положил его руки на верёвочные перила. Где-то звякнули ключи, снимаемые с гвоздика, а затем Воробей произнёс:
- Вставай, Сэллен - кое-кто хочет с тобой пообщаться. И без глупостей, иначе сильно пожалеешь.
Пальцы стиснули верёвку, будто боялись её потерять. Дарис понимал, почему Джек оставил его именно здесь: это было безопасное расстояние.
- Спасибо. Можно нам поговорить наедине?
Капитан кивнул:
- Если что, зови Гиббса. Я пойду к штурвалу, но ему велю быть неподалёку.

Стоило Джеку уйти, как Гробовщик почти физически ощутил на себе полный злобы взгляд юноши. Однако не подал виду, что это хоть как-то его беспокоит, и, подтянув сползающий с тощих плеч китель, уселся на ступеньку трапа.
- Ну, здравствуй. - раздался из угла камеры ехидный голос. - Пришёл полюбоваться моим несчастьем?
- Вовсе нет. Просто хотел сказать, какая чудесная сегодня погода. Ты, поди, скучаешь здесь без ясного солнышка?
- Да, и всё благодаря тебе! Ты и только ты виноват во всём, что со мной случилось!
- Хе-хе, заметь - временной генератор изобретал не я!
- Причём здесь генератор?! - Уорэн так ударил кулаком о решётку, что она затряслась. - Ты прекрасно знаешь, ЧТО я разумею под твоим вмешательством в свою жизнь! Мне стоило большого труда смириться с потерей Анны... Однако с тем, что ты собираешься забрать меня отсюда, я не смирюсь никогда!
Нисс пожал плечами:
- Неужто тебе хочется и дальше плавать с пиратами, а потом оказаться с удавкой на шее в одном из ближайших портов?
- Это не твоё дело. В Тагур я не вернусь, понял?! Я начал новую жизнь в этом времени, даже успел кое-чего достичь! А ты хочешь притащить меня обратно в Шэнвард, где я - бродяга, у которого нет НИЧЕГО!!!
- Сэллен, - помолчав с минуту, ответил Дарис, - я, конечно, всё понимаю, но ты говоришь так, словно твоё возвращение в Тагур - моя личная прихоть.
- А что, разве это неправда?
- Нет. И, если вспомнишь, что помимо тебя тут застряло ещё немало людей, то сам убедишься в справедливости моих слов.
"Их ты можешь забирать, я же этому не препятствую!" - хотел крикнул Уорэн, но не успел, потому что тонкие руки арксура легли на решётку, а лицо очутилось совсем близко от его собственного. Как Гробовщик успел преодолеть всё разделяющее их расстояние за столь короткий промежуток времени - неизвестно.
- Слушай меня хорошенько, сагрин. Эгоизм - обычное явление и в этом, и в нашем мире. Каждый гребёт только под себя, не понимая, что гора скоро обрушится и раздавит его первым. А знаешь, какая вещь поражает больше всего? - пират даже ойкнул, когда его снова ухватили за ворот рубашки, немилосердно прижав грудью к железкам. - То, что люди не желают пошевелиться даже ради собственного спасения!

Тело Дариса опять сотрясала дрожь, однако сила от этого не уменьшалась. Повязка почти сползла, открывая взору провал на месте окуляра протеза, в котором извивались, как змейки и неистово пульсировали под давлением нервов свисающие провода.
- Вот так выглядит твой выбор. Тебя привлекают его перспективы, возможности, могущие открыться перед тобой в этом веке... Но ты не учёл главного: он будет сделан в разрез с естественным порядком вещей, и на пользу тебе не пойдёт! Смотри на меня - я сейчас в качестве живого примера. - металлический скрежет раздался над головой, и по щекам Уорэна, отскакивая от кожи, посыпался дождь из остатков деталей. - Одно, заменённое другим, уже никогда не станет прежним, какие бы горизонты оно ни открывало впереди. Мозаика существования рассыпется, оставив после себя бездонную пропасть, в которой ты и сгниёшь. Око, заменённое железякой, перестаёт быть оком. Человек, променявший данную ему жизнь на другую, перестаёт быть настоящим человеком. Щепка, осколок времени, позабывший, кто он и откуда пришёл!

Сагрин даже зажмурился, не в силах больше наблюдать, как темнота провала обволакивает со всех сторон. Кровь давно остановила свой бег по жилам - каждое слово Нисса сковало её прочными кристаллами льда. Однако самым страшным по-прежнему оставалась суть этих слов.
- Но есть и ещё один путь... - голос Дариса неожиданно переменился, - вернуться к естественному его течению. Истоки, пролившиеся только для тебя только в твоём собственном мире неизменно приведут, куда нужно. - сияние, исходившее от золота живого глаза, вмиг согрело юношу, стоило ему лишь на него посмотреть. - А боль и страдания, печали и утраты - неизменные спутники человека. Это огонь... - серебристые пряди разметались вуалью, прогоняя остатки тьмы, - жгучий, но очищающий.

Уорэн не заметил, когда раскрылся и ударился оземь тяжёлый железный замок. Решётка исчезла, уступив место протянувшейся к нему руке Гробовщика:
- Что же, пойдём?

Добавлено спустя 46 секунд:
Глава 35.

Старый Джошами был немало удивлён, когда оба парня вышли ему навстречу.
- Дарис?! А почему Уорэн...
- Всё в порядке - теперь он со мной.
- Но надо же сказать капитану!
- Не волнуйся, Сэллен и так хочет поговорить с ним. И ещё с Анжеликой. Проводи его к Джеку, пожалуйста, а то кэп решит, что это побег.
- Может, мы сначала проводим тебя в каюту? - предложил сагрин.
Нисс беспечно тряхнул седыми прядями:
- Что ты, я сам дойду!
- Уверен?
- Конечно! Я запомнил число шагов отсюда до кормы. Хи-хи, и в мачту не врежусь, не беспокойтесь!
- Ну, как скажешь.

День догорал, последний раз расцвечивая паруса золотом солнца. Палуба почти опустела - редкие матросы пересекали её, торопясь кто в кубрик, кто на камбуз. Прохладно и тихо... Так тихо, что в этой тишине можно скрыться с головой, будто в уютном одеяле, сотканном из ночи и безмолвия. А ещё в ней можно плакать, прижимаясь к тёплым, разогретым лучами перилам "Жемчужины", вдыхать в промежутках между слезами аромат моря и пытаться запомнить каждый его звук, зная, что скоро с ним навсегда придётся расстаться.

* * *

Путь до Бухты Погибших Кораблей выдался долгим. Настолько, что Грелль казалось - линия горизонта впереди никогда не исчезнет. Краткие остановки в портах, пополнение запасов воды и провианта, необитаемые острова - красивые, притягательные, но до безумья пустынные, штиль, буря и опять штиль... Вот что значит жить вне современной цивилизации! Рыжик невольно вспомнила роскошный океанский лайнер, на котором плавала однажды с графом и Себастьяном в Арксаире. Но странное дело - там она так и не познала всей романтики моря! А здесь, на простом корабле, каждая деталь будто жила собственной жизнью, каждый узор, линия, отделка каюты могли приоткрыть завесу тайн, окутавших самое восхитительное судно Карибов. И девушка открывала её снова и снова, передавая Гробовщику всё, что видит и слышит. Дарис же, опираясь на доступную ему информацию, наполнял сложившуюся картину чувственностью. Внешний образ соединялся с внутренним и складывался перед этой парочкой в единое целое. Вот почему, несмотря на все неудобства, они получили настоящее удовольствие от путешествия.

Наконец, долгожданный день наступил. Бухта встретила их свежим ветром, грандиозным городом, построенным из остовов разбитых судов, и гомоном прогуливавшихся там пиратов. Но ни Джек, ни Анжелика, ни Барбосса не обращали внимания на внешнюю мишуру - они спешили добраться до Зала Совета Братства. За время плавания Дарис и Грелль кое-что узнали об этом месте, и теперь один из них с восторгом оглядывал помещение, а другой прикасался к старинным предметам, будто пытаясь через эти прикосновения вобрать в память как можно больше. Так продолжалось, пока где-то в отдалённой комнате не забренчали струны гитары, и хранитель Кодекса - капитан Эдвард Тиг - не вывел им навстречу целую толпу людей.

Рэдклифф сглотнула подкативший к горлу комок, когда они обступили их со всех сторон, приветствуя. Солёные дорожки лились по щекам мужчин и женщин, девушек и юношей, стариков и совсем ещё малышей, тесно прижавшихся к ней и Дарису. Сагрины, гарийцы, тагурцы и легандорцы - кого только не было в этой толпе! И каждый стремился осушить свои слёзы в пышной серебристой гриве.
- Они дождались тебя. - заметил капитан Воробей.
- Да, и слава Богу. Теперь пойдут домой... - Гробовщик с улыбкой взглянул на смущённого Сэллена. - Все пойдут домой.

Добавлено спустя 46 секунд:
Глава 36.

Джек не стал спрашивать, каким образом Нисс угадал присутствие Уорэна рядом. Без сомнений - так же, как ответил улыбкой на его пристальный взгляд, будто понимая, что сейчас, с великолепной алебардой и в наброшенном на плечи серебристом плаще смотрится довольно непривычно. Картину портил лишь помятый цилиндр, который каким-то чудом уцелел во всех странствиях своего владельца.

"Лепестки" оружия были аккуратно сложены, только изредка сотрясались от пробегавших по ним электро-разрядов. Такая же дрожь была внутри Грелль. Как и Дарис, она регулярно считала дни и знала, что момент, когда они должны вернуться, подступает к порогу.

На Карибах прошло незабываемое время. Теперь же их звало назад их собственное.
- Азар и Акита вот-вот активируют обратный переход. - Гробовщик повернулся к пиратам. - Если мы хотим уйти, это нужно сделать сейчас.
- Так... так быстро? - Анжелика растерялась.
- Тебе ведь сказали: если не поторопятся, то могут вообще не вернуться! - хмыкнул из-за стола переговоров Барбосса.
Мисс Тич представила, как это было бы славно... но лишь на мгновение. В конце концов, она давно поняла, что Дарис прав: нельзя отрывать друг от друга части одного и того же мира.
- В таком случае, - она протянула кольцо, - не забудь свою вещь.
Тонкие пальцы осторожно коснулись её руки и сжали ладонь в кулак.
- Оставьте колечко себе... чтобы вы всегда могли посмотреть на него и вспомнить нас с Грелль.
- Эй, а разве это не твоё фамильное сокровище? - спросил Воробей.
- Хи-хи, всё может быть! Но оно всегда возвращалось к своему хозяину.
Последние слова прозвучали с оттенком загадочности.
- Ну, что ж... обычно я редко с кем прощаюсь. - Джек сделал шаг к Ниссу. - Однако сегодня - особый случай, ты не находишь?
Тот хотел что-то ответить, но в это время послышался хрип Барбоссы, которого сжала в пылких объятиях Грелль:
- Дедуля, прощай!!! Я никогда тебя не забуду!!!
- Ещё бы! Забудешь, так посмотри в зеркало. Кха, и прекрати меня душить!!!
Остальные не сдержали смеха при виде помятой обезьянки, на свою беду не успевшей соскочить с плеча Гектора. Понятное дело, что после ТАКОГО прощания двигаться уже никому не хочется... Да и не можется!
- И вам большое спасибо, капитан Тиг!!! - объятия, предназначавшиеся Эдварду, достались стене, поскольку в нужный момент хранитель Кодекса ловко отскочил в сторону.
Зато его сын со своей подругой не уберегли позвоночники.
- Джеки, я буду по тебе скучать!!! Ты балда, конечно, но друг замечательный!!!
После ставшего для него роковым случая с Элизабет капитан Воробей дал себе слово, что больше ни одна девчонка к нему не притронется. Но разве можно было оттолкнуть это красноволосое, мило лепечущее в ухо создание???

Зато с Дарисом он планировал попрощаться действительно по-дружески.
- Удачи тебе, Гробовщик. Надеюсь, у вас с Рэдклифф там всё будет хорошо и...
Увы, вместо нормального рукопожатия на нём снова повисли! И вышло это даже не по-дружески, а совершенно по-детски.
- Прощай, Джек. Знаешь, если бы у меня был отец, я хотел бы, чтобы им оказался ты. Лучше тебя и Анжелики я ещё никого не видел!
Только такие слова напомнили пирату о разнице их возрастов. В самом деле - Ирис мог превзойти его, разве что, по опыту, по количеству шрамов и седых волос. Но в свои двадцать четыре года по-прежнему оставался намного младше.

Испанка грустно усмехнулась:
- Вряд ли где на Карибах мы найдём подобных тебе.
- Верно - подобных мне не найдёте, а тех, кто гораздо лучше - вполне! И не скучайте. Может, когда-нибудь мы будем жить все вместе.
"Сам же знаешь - это невозможно!" - хотел возразить Джек, однако смолчал, видя, как Уорэн собирает людей обратно в круг. А уже через минуту они начали пропадать один за другим, словно растворяясь в пространстве.
- Не забудь, о чём мы с тобой говорили! - бросил ему напоследок сагрин. - Последствия вашего выбора обязательно будут известны в Тагуре!

Дарис и прильнувшая к его плечу Грелль исчезли последними. И пираты ещё долго стояли посреди опустевшего зала.
- Эй, Джек! - наконец, нарушил тишину голос Барбоссы. - Не знаю, как тебе, а мне на Тортугу надо!
Воробей улыбнулся и стёр со щеки Анжелики едва заметные слёзы:
- А куда надо нам?

Скоро "Жемчужина" уже неслась навстречу алеющему горизонту. "Месть королевы Анны" не отставала от неё ни на дюйм. Два корабля соединялись вместе и будто скрепляли союз нитями золотистых лучей. А диск восходящей Луны на удивление долго обнимали собой багровые краски заката.

Добавлено спустя 1 минуту 28 секунд:
Глава 37.

Шесть лет спустя...

- А ну, разойдись!!! Дорогу, дорогу!

Только что задремавший Шэнвард всполошился. И почему именно в такой поздний час кому-то опять неймётся?! В окнах зажигался свет, словно город всеми своими очами следил за одной-единственной маленькой точкой, бегущей по извилистым улочкам. Красный, белый, зелёный - какими только цветами она не пестрела! А ещё кричала так громко...

Прохожие с неохотой расступались, боясь быть запачканными грязным мальчишкой. Но самого его это обстоятельство ничуть не смущало. Он наметил перед собой цель, к которой шёл последнее время всеми правдами и неправдами.

Только одна знатная дама оказалась пойманной за рукав плаща:
- Скажите, тётенька, где здесь живёт Дарис Нисс?
Женщина, уже собравшаяся было отмахнуться, замерла, услышав имя владельца похоронного бюро.
- Зачем тебе Гробовщик, малыш? У тебя кто-то умер?
- Да вы что! Я просто должен ему кое-что передать.
- Тогда сейчас сверни налево, пройди Уин-стрит и переулок у парка. С тех пор, как уничтожили старый район, столицу просто не узнать, верно? Эй, милый, ты ж не дослушал!
- Я уже всё понял, спасибо!
Мальчик сорвался с места и пробежал оставшуюся дорогу без задержек.

Остановился он, запыхавшийся и изнурённый, лишь возле небольшого, но красивого домика, утопающего в зелени. Уютный свет лился из окон, будто приглашая войти. Только висевшая над входом вывеска: "Гробовщик" немного портила гостеприимную атмосферу.

Мальчуган перемахнул через забор, оглядываясь, не бежит ли откуда сторожевая собака. Однако их, по всей видимости, при похоронном бюро не держали. Тогда он взбежал на крыльцо и трижды громко постучал в дверь.

Высокий мужчина с пепельно-серебристыми волосами тотчас появился на пороге. За его спиной стояла молодая женщина, прижимавшая к груди девочку, рыжую и зеленоглазую, как она сама. А за полы отцовского балахона справа и слева держались два неотличимых друг от друга мальчонки, хлопая сонными жёлтыми глазками.
- Хи-хи, какие гости в столь поздний час! - Дарис склонился, чтобы его голова оказалась на уровне головы незнакомца. - Я так понимаю, ты не за гробиком сюда прибежал.
Мальчик растерялся от столь неожиданного приёма, но ненадолго. Вытянув руку, он осторожно разжал пальцы, и его ладонь осветилась восхитительным голубым светом.
- Это кольцо Ириса. Оно передавалось в нашей семье из поколения в поколение, но мама велела мне перед смертью вернуть его вам.

Дети восхищённо вздохнули, любуясь сверкающим камнем. А Нисс улыбнулся явно до предела потрясённой Грелль.
- Ну, спасибо, дружок. - сказал он, ласково глядя в карие глаза на смуглом, измазанном и таком знакомом лице. - Кстати, как звать-то тебя?
- Меня зовут Джек.
- Джек, значит... Милая, у нас осталось ещё что-нибудь от ужина?
- Яичница. - с готовностью отозвалась Рыжик. - Игнис не доела сегодня порцию.
- Что ж, чем богаты, тем и рады. Придётся угостить ею нашего маленького гонца.
Джеку, который давно уже не ел, как следует, слова Дариса показались приглашением в сказку.
- А можно? - робко спросил он.
- Конечно. Входи!


КОНЕЦ

Закончена сказка...

Закончена сказка и книга закрыта.
Ещё одна папка в белёсых листах…
Моря отшумели и ветры утихли,
Что долго носили нас в сказочных снах.

Закончена сказка, ушло вдохновенье.
Вернётся ли снова? Надеюсь, дай Бог!
Чтоб парус «Жемчужины» звал к приключеньям,
Чтоб вновь распустились бутоны цветов.

Закончена сказка, но, может, когда-то
Мы вспомним о ней, захотим повернуть
Туда, где отважно сражались пираты,
Туда, где Легенда свершала свой путь.

Туда, где огонь подружился с водою,
Где ирисы в ночь обнимала Луна,
Где об руку шли и несчастье, и горе,
Но сила Любви счастье снова дала.
Автор с "Самиздата" и "Книги фанфиков".

Ответить

Вернуться в «Фанфикшн по фильму "Пираты Карибского моря"»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость