Тайны временных поворотов. Часть 2

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata, Ekaterina

Ответить
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Лунный Ирис
Сообщения: 24
Зарегистрирован: Вт фев 28, 2012 9:07 pm
Реальное имя: Саляхова Рената
Откуда: Сочи
Контактная информация:

Тайны временных поворотов. Часть 2

#1 Сообщение Лунный Ирис » Сб авг 17, 2013 10:39 pm

Название: Тайны временных поворотов. Часть 2
Автор: Лунный Ирис (Саляхова Рената Артуровна)
Фэндом: Фанфик по фильму "Пираты Карибского моря", аниме "Тёмный дворецкий", аниме "Хеллсинг", аниме "Кровь окаянного пса"
Бета: нет
Жанр: джен, романтика, ангст, юмор, фантастика, стихи
Пейринг: Дарис Нисс (Гробовщик)/фем!Грелль Рэдклифф, Джек Воробей/Анжелика Тич
Рейтинг: G
Размер: миди
Содержание: Хотя Нисс благополучно возвратился в своё время, беспокойство за судьбу Джека по-прежнему не оставляет его. К тому же, связь 18-го и 21-го века, Внешнего и Внутреннего мира куда сильнее, чем он мог себе представить. Какие ещё сюрпризы приготовили ему повороты времени? Пожалуй, первый из них - путешествие в компании Грелль...
От автора: Продолжение фанфика "Тайны временных поворотов" изобилует неожиданностями, в отличие от первой. Персонажи аниме "Кровь окаянного пса" также встречаются здесь в изменённом варианте, но лишь в начале истории.
Предупреждения: ООС, ОМП, ОЖП
Статус: закончен
Дисклеймер: права на героев ПКМ принадлежат Диснею. Права на прототипов аниме-персонажей - мангакам Яне Тобосо, Сугуре Тяямати и Коте Хирано
Комментарии: viewtopic.php?f=4&t=1946


ЧАСТЬ 2. ВОЗВРАЩЕНИЕ НА КАРИБЫ.

Глава 1.

Чайки кружили над морем,
Блестел алой кровью закат.
А в синем, безбрежном просторе
Вёл чёрный корабль пират.

В его волосах играл ветер,
И жизнью искрились глаза,
Ведь лучше сокровищ на свете
Пирату свобода была.

И эту свободу, он знает,
У него не отнять никому...
Пока она в сердце гуляет,
Как море вздымая волну.


Чай давно остывал на столе, так никем и не выпитый. Время в похоронном бюро словно остановилось за прошедшие три дня, ни на дюйм не желая сдвигать ни пылинки, ни стрелки часов. Грелль сидела в кресле возле кровати любимого и, подтянув к животу ноги, уже несколько минут смотрела в одну точку.
- Дарис... зачем?
- Затем, что я больше так не могу. - парень выразительно посмотрел на неё из-под седой чёлки. - Я должен узнать, что случилось с Джеком.
- Возвращаться туда, в глухой восемнадцатый век, где, прости меня, даже унитазов нормальных не изобрели ещё? И всё ради того, чтобы удостовериться, жив или нет какой-то несчастный морской разбойник?
- Радость моя, капитан Воробей совсем не такой! - на губах Нисса появилась мягкая улыбка, а рука легла поверх ладони девушки. - Я уверен, если бы ты только знала его, вы стали бы отличными друзьями.
- Дудки! - возмутилась Грелль. - Из-за него тебе там чуть шею не свернули! Что же я, благодарить его должна за то, что ты трое суток провалялся с температурой ниже плинтуса?!
- Пожалуйста, не начинай. Сейчас я уже в полном порядке.
- Всё равно это глупая идея. Я вообще сто раз пожалела, что нашла этот дурацкий генератор! Уничтожить его надо без лишних разговоров!!!
- Милая, есть ещё одна причина, по которой я хочу туда вернуться. - пальцы Гробовщика погладили алую макушку. - Люди, попавшие в прошлое из нашего времени, наверняка нуждаются в помощи. Я хочу найти их и привести домой.
- Вот уж легандорцев я бы там точно оставила! Будут знать, как кидаться на порядочных людей посреди улицы!
- Брось. - зная, что на девушку этот приём действует безотказно, Дарис обнял её и прижал к себе. - Я же как никто другой знаю, что ты не бываешь жестокой даже по отношению к своим врагам... И потом, насчёт уничтожения генератора я с тобой согласен: миры не должны пересекаться.

Некоторое время Грелль молча сопела в его плечо. Он понимал, что это означает - думает. И, похоже, изо всех сил.
- Ну, ладно! - наконец, улыбнулась она, пощекотав пальцем шрам на его лице. - Элизабет, я так чувствую, уже могла выйти замуж за Уилла, а если Джек выжил, то надо же кому-то присмотреть за вами, охламонами!
- Придержи-ка лошадей... - Гробовщик отстранился от неё и взглянул в искрящиеся задором глаза. - Уж не хочешь ли ты сказать...
- Ага! Я иду с тобой!
- Не-е-е, исключено! Я не могу подвергать тебя такой опасности!
Девушка хихикнула, любовно поглаживая бензопилу:
- Меня, или Карибы?

Дарис посмотрел на неё ещё раз. Что ни говори, а пила - это вам не шутки! Особенно в 18-ом веке, где люди, на своё счастье, знать не знали столь незаменимых в хозяйстве вещей! Да и силе, какой обладала Рэдклифф, мог бы позавидовать десяток пиратов.
- Убедила. Только учти, - осадил он запрыгавшую по комнате Грелль, - что опасности там на каждом шагу! Вот поэтому мы всегда должны держаться вместе. И слушайся меня.
- Когда же я тебя не слушалась? - подмигнула та. - Мы всё-таки уже почти... ну, ты понял, Ирисик. Только, умоляю, не посвящай в нашу авантюру Себастьяна!!! Если он узнает, во что мы опять ввязались, то сразу заколотит меня в один из твоих гробов! Чтоб уж наверняка никуда больше не делась...
- Хорошо. В таком случае, попрошу заняться генератором кое-кого из моих ребят.

Добавлено спустя 40 секунд:
Глава 2.

В сараюшке за эти три дня тоже ничего не изменилось. Ветер всё так же гудел между старых, почерневших от времени балок, потолок, проломленный Грелль и ей же благополучно до конца добитый, всё так же обломками лежал на полу. Сиротливо мигая лампочками, ютился в уголке генератор. Разве что, слой пыли на нём сделался чуть потолще.

Зато на пороге, освещённые лучами полуденного солнца, стояли сразу пять человек: трое парней и две девушки... Когда в эту развалюху последний раз приходило столько народу? Да к тому же, одна дамочка тащила бензопилу, тщательно упакованную в непромокаемый чехол.
- Итак, - Дарис встал спиной к своим спутникам и пробежался пальцами по приборной доске, - слушайте внимательно, детки. Если расчёты, которые я сделал на досуге верны, то пять минут в нашем времени равняется суткам в том... А раз мы отправляемся сейчас, значит, и вернуть нас оттуда придётся завтра, в двенадцать часов. Отсутствие всего один день вряд ли вызовет у кого-нибудь панику.
- Если, конечно, Вики не проболтается! - усмехнулась Грелль. - Даже странно, что она так быстро поверила во всю эту заваруху с временным генератором.
Серас надулась, мол, обижаешь. На самом деле она очень хотела бы отправиться с ними и увидеть 18-ый век своими глазами. Однако дома её быстро хватятся, если она перестанет выходить на связь.
- Золотко, не перебивай, пожалуйста. - мягко осадил Гробовщик Рэдклифф и поманил своих спутников к приборной доске. - Четвёртый рычаг приводит в действие возвратный механизм. А для чего остальные - нам знать не обязательно.
- А ты уверен, что вы попадёте именно туда, куда нужно? - с сомнением спросил парень в чёрном плаще и с катаной самурая за поясом.
- Хи-хи, редко в чём можно быть уверенным, друг мой Азар! Но будем надеяться, что Карибы нас ещё встретят.
- И всё-таки, рискованное предприятие. - другой юноша, одетый в коричневую куртку с мехом, положил руку на плечо Нисса. - Мы же волнуемся за тебя, господин.
Тот пожал его пальцы:
- Такая сильная ладонь... С каких пор ты дрейфишь, Акита? Твоя задача сейчас - охранять генератор вместе с Викторией. Ночью вас сменит Азар. Так что веселее, мой мальчик, а то твоя моська и так всегда слишком серьёзная! Поучился бы хоть у Баркинса, что ли...
Парень действительно веселился редко, однако сейчас улыбнулся. Похоже ему начал передаваться позитивный настрой Дариса.
- Берегите себя и возвращайтесь скорее. Пусть ты отошёл от дел, но для своей армии навсегда останешься предводителем. Ведь каждый из нас был одним из лепестков Ириса.

Добавлено спустя 44 секунды:
Глава 3.

"Будь всё время рядом!" - это было последнее, что услышала Грелль в своём мире. Она испугалась вспышки света и теснее прижалась к Дарису... но внезапно обнаружила, что сжимает в объятиях пустоту.
- Дарис! Где ты?!
Свет по-прежнему ослеплял девушку, не давая разглядеть, где она находится. Но одно было ясно точно: Нисса рядом с ней не было.
- Нет!!! Только не оставляй меня больше одну!!!

Пустота молча приняла её жалобу и ничего не ответила. Грелль уже охватила настоящая паника, однако в тот момент она ощутила под собой что-то твёрдое. И это "что-то" оказалось булыжником.

* * *

Дарис открыл глаза оттого, что сверху на него уселось что-то белое, с длиннющими вострыми крыльями и здоровенным клювом. По крайней мере, именно так ему виделся неизвестный объект, пока он фокусировал взгляд после падения с невероятной высоты.

Объект, между тем, издал препротивный скрипучий звук и уставился на него чёрными бисеринами глаз.
- Чайка?.. - с трудом ворочая языком, пробормотал Гробовщик, а потом уже радостно заорал во весь голос. - ЧАЙКА!!! Грелль, получилось, мы на Карибах!!!
Но ответом ему было лишь хлопанье крыльев: благоразумная птица вовремя решила слинять от этого ненормального, который, как ужаленный, вскочил на ноги и принялся метаться по берегу.
- Грелль! Грелль, где ты?! Подай голос, милая!

Однако остров, где он очутился, хранил безмолвие. Только бриз тихонько шевелил растрёпанные верхушки пальм. "Что ж она не отзывается-то? Может, пошла без меня осматривать местность? Нет, это вряд ли. Я ведь сказал ей, чтоб ни шагу одна здесь не ступала!" А в послушности Рэдклифф (по крайней мере, пока она рядом со своим возлюбленным) сомневаться не приходилось. "Боже, надеюсь, она не оказалась где-нибудь в другом месте..." - ход мыслей Дариса был прерван закачавшимися невдалеке кустами.
- Любимая, это ты? - с надеждой спросил он и тут же получил по макушке рукоятью мортиры*. - Кажется, нет...

ПРИМЕЧАНИЕ: мортира* - модель пистолета, используемого ещё в 17-ом веке, который лично я без преувеличения назвала бы настоящей ручной пушкой. Убойная мощь у него на высоте, но он долго перезаряжается и не слишком точен.

Добавлено спустя 34 секунды:
Глава 4.

Когда Дарис очнулся после глубокого забытья, то увидел, что солнце по-прежнему сияет над островом, море накатывает на берег неторопливые волны, а чайки всё так же неистово кричат в воздухе. Однако кое-что успело измениться, и кое-что не поменялось вообще. Первое: Грелль до сих пор нигде не было видно. Второе: он сам сидел, прикрученный к пальме.
- Хи-хи, это уже становится интересно! Хотя, я бы привязал вверх тормашками – так пооригинальней!..
- Если настаиваешь, могу тебе это устроить.

Голос словно раздался из ниоткуда, но Гробовщик разглядел его обладателя, стоящего среди пышной листвы. Или, точнее, обладательницу. Высокую смуглую девушку с тёмными волосами и пронизывающим взглядом карих глаз. Нисс никогда прежде не видел её, однако выдающиеся на лице скулы, взгляд и даже форма носа показались ему смутно знакомыми. Одета незнакомка была в одежду, по которой угадывалось сразу: перед вами пиратка.
- Кто ты? – с вызовом спросила она, пощекотав дулом мортиры подбородок Дариса.
Тот улыбнулся:
- А ты?
- Я первой задала вопрос. И очень советую на него ответить, потому что не настроена сейчас на глупые шутки.
- Ну, ладно, ладно… - парень вздохнул. – Да будет вам известно, миледи, что перед вами скромный мастер похоронных дел. Можете называть меня просто Гробовщик, хи-хи… Ну, а теперь-то я могу узнать, как ваше имя и какого, собственно, кактуса вы прикрутили меня к сему чуду местной флоры… или фауны?
Девушка хмыкнула:
- Признаться, я поражена, что ты обо мне ничего не знаешь… Я Анжелика Тич, дочь известного пирата по кличке Чёрная Борода. Уж о нём-то ты должен был слышать!
- Борода, Борода… - Дарис наморщил нос, честно пытаясь вспомнить хоть одну знаменитую бородатую личность. – Ну, когда я был маленьким, то читал сказку про Карабаса Барабаса…
Реакция у Гробовщика тоже с самого детства была отменной, вот почему он успел дёрнуться в сторону, насколько позволяла верёвка, дабы избежать нового удара рукояткой.
- Что ты несёшь?! – прошипела явно разозлённая до кипения Анжелика. – Притворяешься, или в самом деле придурок?!!!
- В самом деле придурок! – с готовностью отозвался юноша. – Справки из двух психушек есть, честное благородное слово скромного труженика!

Пиратка посмотрела на то место, где у её нежданного собеседника должны были быть глаза. Однако завеса волос осталась непроницаемой, и потому она не могла их увидеть. Ровно как и сказать, лжёт он сейчас, или говорит правду.
- Ладно, допустим, что я (на минуту) тебе поверила. Но как ты оказался на этом острове? Где твоя шлюпка, корабль?
- Ох, опять те же вопросы… Устал повторять, миледи – нет у меня ничего!
Пистолет снова упёрся ему… на этот раз уже в лоб:
- Вот теперь точно не верю. Придумай что-нибудь поправдоподобнее относительно того, как ты сюда попал.
- О-о-о… если хотите услышать что-то поправдоподобнее, значит, в мою историю не поверите!
Анжелика усмехнулась, задержав взгляд на его шраме:
- Смотря, насколько виртуозно ты будешь врать, Гробовщик.
- Э… врать, собственно, вообще не в моих привычках. – Дарис говорил с ней настолько ровным и спокойным тоном, будто дуло у головы ничуть его не смущало. – А раз вы привыкли ко лжи, то лучше пристрелите меня сразу. Только сначала скажите, не видели ли вы здесь девушку с длинными рыжими волосами?
- Нет. Я живу на этом острове уже целый месяц, и ты за него – первый гость. – дочка Тича вдруг насторожилась. – Погоди… то есть, ты хочешь сказать, что с тобой пришёл ещё кто-то?
- М-м-м… может, развяжете меня, а? – вопросом на вопрос отвечал парень. – А потом я расскажу вам всё, как оно есть…
- Знаешь, связанным ты мне нравишься больше. Уж прости, не доверяю я незнакомцам.
Дарис оглядел свой расстёгнутый балахон, из которого, конечно, уже успели пропасть все электрические стрелы. Даже чехол с оружием, столь дорогим Легендарному Ирису, был отложен подальше. К счастью, бедовая дамочка его ещё не открывала.
- А у меня затекли руки… И сидеть очень неудобно – подо мной какая-то жёсткая пакость валяется… Миледи, ну, очень прошу вас! – улыбка Нисса стала умильной. – Мне надо найти свою невесту… Да и вести себя буду хорошо, честно-пречестно!
Анжелика оглядела сначала его, потом груду неизвестных, но, очевидно, смертоносных вещиц.
- Нетушки! Посиди, пока я не придумаю, что с тобой делать.

Добавлено спустя 34 секунды:
Глава 5.

Положение становилось всё более сложным. Не то, чтобы раньше Дариса никто никогда не связывал... Нет, связывали и гораздо сильнее, чем этими верёвками. Но в то время ему ещё не нужно было волноваться за Рэдклифф. А Анжелика, судя по всему, была неумолима... В таком случае, стоит попробовать подойти к ней с другого конца.
- Эх, обидно, конечно, миледи, но я вижу, что спорить с вами - гороху надо наесться... Тогда, может, хоть скажете мне, знаете ли вы пирата по имени Джек Воробей?
- КАПИТАН Джек Воробей. - поправила девушка и вдруг, осознав весь смысл вопроса, накинулась на Гробовщика с такой яростью, что чуть не вырвала с корнем пальму. - ОТКУДА ТЫ ЕГО ЗНАЕШЬ?!!! А НУ, ПРИЗНАВАЙСЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
- Мы-мы-мы встре-ти-лись од-наж-ды на-на-на точ-но та-ком же ост-ро-ве! - выдохнул тот в промежутках между встряхиваниями.
- КОГДА ЭТО: "ОДНАЖДЫ"?!!! А ГОВОРИШЬ, ЧТО НЕ УМЕЕШЬ ВРАТЬ, ПОГАНЕЦ!!!! МЕНЯ ОН, ВИДИТЕ ЛИ, НЕ ЗНАЕТ, А ЭТОТ ПРОХВОСТ ЕМУ ОТЛИЧНО ИЗВЕСТЕН!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Голова парня безвольно мотнулась от звонкой пощёчины. Вот её он, кстати, получил первый раз в жизни, и то, слава Богу, не от возлюбленной.

Но, как только пиратка устала орать и на пару минут от него отцепилась, до ушей Нисса внезапно донёсся звук, который он запомнил ещё с прошлого визита на Карибы.
- Миледи...
- Помолчи, идиот, дай отдышаться!..
- Миледи, к нам приближается судно!
- Какое ещё судно, дурында?! Я же говорю, что сидела здесь МЕСЯЦ, и за это время мимо даже тартана не проплыла! Хотя, кое-кто уверял, что неподалёку проходят торговые морские пути... у-у-у, ПОДЛЕЦ!!!
- Мисс, мне можете поверить: слух меня не подводил никогда! И сейчас я слышу, как волны бьются о борт корабля, подплывающего к нам всё ближе и ближе... Если не верите, посмотрите сами.
Анжелика с сомнением взглянула сначала на него, потом на видневшийся за деревьями берег. В душе впервые за долгое время появилась зыбкая тень надежды. Возможно, этот тип просто дурачит её. Возможно, не подходит к несчастному клочку земли никакой корабль. Однако желание проверить было слишком сильным, чтобы его могли перекричать рациональные доводы.
- Ладно. Оставайся на месте и не вздумай шевельнуться!

Как только она скрылась из виду, лицо Дариса приобрело совершенно другое выражение:
- Неужели в самом деле думает, что верёвки меня удержат?

Добавлено спустя 37 секунд:
Глава 6.

Стоило пиратке выйти на крошечный пляж, как она сразу убедилась в правоте Нисса: к острову на всех парусах подходила шхуна. И, судя по развевающемуся на мачте "Весёлому Роджеру", явно не рыбацкая.
- Пираты?
- Именно. - послышался у самого уха хихикающий голосок.
По спине Анжелики пробежал холод.
- Как... ты... здесь... оказался? - раздельно проговорила она, не поворачиваясь к Гробовщику, чтобы тот не видел смеси страха и изумления на её лице.
- Хе-хе... Как? Как-как - и целая кучка! Ну, а если серьёзно - на островке стало одной пальмой меньше. - Дарис прикрыл чёлку ладонью и вгляделся в горизонт. - Ой, кораблик плывёт! Я ж вам говорил!
- Хм... а ты видишь, какой флаг на этом кораблике?
- Ну, да, черепок и абордажные сабли... Безвкусно-то как!
- Это пираты, дубина! - девушка лихорадочно повертела в руках мортиру. - Проклятье, я ведь уже израсходовала пулю на это чудо в дредах...
Гробовщик тотчас уставился на неё:
- Погодите-ка секундочку... Выходит, вы всё это время угрожали мне незаряженным пистолетом?!
- Можно подумать, тебя бы это не остановило! - фыркнула Анжелика.
- Можно подумать, я бы стал на вас тогда набрасываться! Я вообще человек мирный, гробами торгую...
- Мирный?! Ну, да... А по количеству железяк, что я из тебя вытащила, так не скажешь! - она снова взглянула на горизонт. - Слушай, они приближаются... И, держу пари, их там человек пятнадцать.
- И что? - с невинным видом подмигнул Гробовщик. - Думаете, мы вдвоём не сможем устроить им достойную встречу?

* * *

- Давай быстрее, доска с ушами! В левом кармане посмотри, в левом!
- Где ты видишь левый карман?! Тут только один, и то пустой!
- Ну, тогда посмотри под плащом!

Грелль, уже час лежавшая без движения, вдруг почувствовала, как её потянула за жилетку чья-то рука. Да ещё эти скрипучие голоса над ухом... В мгновение ока вскочив на ноги, она приняла боевую стойку и взметнула волосами целый алый вихрь.

Вокруг, насколько хватало глаз, простирались джунгли. Только на севере из-за деревьев чуть виднелись обветшалые крыши домов. А таких деревьев Рэдклифф, кстати, никогда прежде не видела... Впрочем, как и двух оборванных пиратов - худого и толстого - что стояли напротив неё, обалдело таращась.
- Глянь-ка, Раджетти... да она очень даже ничего! - толстяк оскалился гнилушками зубов. - Чего делаешь одна на окраине Тортуги, малышка?
Худой (к тому же, ещё и одноглазый) тоже расплылся в улыбке, будто кот, который добрался до желанной сметаны:
- Хе-хе, так поздно у нас не принято гулять в одиночку! Но тебе повезло, что встретила нас - составим компанию!

Мозг Грелль начал медленно возвращаться к своим прямым обязанностям. Память услужливо подсовывала прошедшие эпизоды: генератор, вспышка света, пустое пространство без Дариса и, похоже, наконец, Карибы. "А это, надо полагать, местные чингачгуки?"
- Здорово, пигмеи! - как можно дружелюбнее сказала она, полагая, что ведёт себя достаточно вежливо. - Уж простите, в карманах вы рылись зря - сувенирчиков из 21-го века как-то не додумалась захватить... Но, может, вы и так скажете мне, где я нахожусь, и куда подевался... ну, в общем, был со мной ещё дылда в балахоне.
- Пигмеи?! - с удивлением переспросил Раджетти.
- Дылда в балахоне?! - его друг, которого звали Пинтель, был поражён не меньше.
- Да, как-то так! - Грелль рассмеялась, неловко почесав затылок. - Это я про жениха своего говорю... В общем, надо полагать, не видели. Тогда скажите хотя бы, в какой географической дыре я оказалась?
Пираты переглянулись. Странно одетая и не менее странно ведущая себя девушка нравилась им всё меньше и меньше.
- Это Тортуга. Пиратский остров. - уточнил одноглазый.
Рэдклифф скорчила рожу, от которой обоим ощутимо захотелось вскарабкаться на пальму:
- Понятно. Короче, местный разбойничий рассадник. Тем лучше - будет проще найти этого самого Воробья. А там, дай Бог, отправимся и на поиски моего Ирисика.

Как читатели уже поняли, в новой обстановке Грелль освоилась гораздо быстрее своего возлюбленного. Даже мне начинает казаться, что если бы генератор перенёс её в Арктику, а не в жаркое Карибское море, она бы и там чувствовала себя комфортно!

Мозг, похоже, окончательно прояснился после падения, и стремительно соображал. В частности, Рыжик вспомнила, что в приморских городах обычно бывают порты. А порт - это всегда много судов и, вполне возможно, одно из них окажется ей нужным.
- М-м... господа пигмеи, - заученным от Себастьяна (безуспешно пытавшегося обучить её хорошим манерам) тоном произнесла девушка, - не окажете ли мне любезность показать порт? Мне очень нужно встретиться там с одним капитаном...
Очевидно, первый шок от встречи с Рэдклифф у Пинтеля и Раджетти прошёл, потому что на их губах вновь появились откровенно похабные лыбы:
- А зачем тебе этот порт, красотка? Посмотри-ка лучше на нас - мы гораздо интереснее! Да и парни не промах - не дадим скучать ни минутки!
- Та-а-ак, всё с вами ясно... - та закатила глаза и, отбросив приличия, наставила на них вращающееся лезвие любимой пилы. - Где порт, бакланы?!

Добавлено спустя 36 секунд:
Глава 7.

Бравый капитан Игнасио Форонто, чья шхуна "Антропос" только что бросила якорь у побережья крошечного, не отмеченного ни на одной карте острова, высадился на берег первым. Его целью было лишь пополнить запасы воды из источника, текущего где-то в джунглях, но пляж преподнёс ему и команде сюрприз: следы на песке.
- Кэп, тут явно кто-то уже есть! - заметил боцман - широкоплечий креол по имени Флинт. - Может, торговцы сделали остановку?
Его предводитель недобро усмехнулся:
- Если так, то сегодня нам повезло вдвойне! Получим воду, а заодно и барахлишко местных торгашей. Только режьте глотки аккуратно - не люблю грубую работу.
Пираты встретили приказ весёлым гулом и, обнажив оружие, вошли в джунгли. Как и ожидалось, скоро они наткнулись на место, где Анжелика обычно разводила костёр. Там же лежало несколько поленьев, гладкий камень, служивший чем-то вроде стола, и скромный шалаш из веток и пальмовых листьев.
- Хе-хе, да здесь, похоже, целая маленькая цивилизация! - прищёлкнул языком Форонто. - Хорошенько осмотрите шалаш - вдруг там есть что-нибудь ценное!

Флинт и двое матросов с таким усердием попытались в него втиснуться, что чуть не развалили на части. Но их ждало горькое разочарование - они не обнаружили ничего интересного, кроме, разве что, выцветшей от солнца банданы. Правда, Игнасио волновало уже несколько иное обстоятельство.
- Смотрите! - указал он на вывороченную с корнем пальму, возле которой ещё валялись жалкие обрывки верёвок. - Что это, по-вашему?
- Ветер, наверное, повалил. - сделал неуверенное предположение боцман.
- Хех, расти дерево ближе к берегу, ты был бы прав. Но сейчас... - капитан, нагнувшись, пощупал комья земли, - его заставило упасть что-то другое. Живое.
- Хочешь сказать, на острове есть хищные звери?
- Не знаю. Но такое точно не мог сделать человек... Давайте-ка побыстрее вернёмся на побережье. Придём сюда с наступлением темноты и уж тогда вволю поохотимся! Мне плевать, животное это, или нет.

Мрак под пологом леса, казалось, сгущался сильнее. Форонто вовремя подметил настроение своей команды - разбойники начинали чувствовать себя неуютно, как бывает даже с самыми отчаянными людьми, которые внезапно столкнулись с чем-то необъяснимым. К тому же, они моряки, а моряки всегда отличались суеверностью. Вот и сейчас многие из них подумали, что этот клочок земли не зря не отмечен на карте: в тавернах по всему архипелагу ходило немало легенд об исчезающих островах-призраках, где якобы жили чудовища. Флинту первому пришла в голову мысль, что они могли высадиться на одном из них. И подтверждаться она начала, когда на берегу он увидел фигуру в чёрном балахоне и с развевающимися по ветру серебристыми волосами.
- Эй! Ты кто такой?! - крикнул ей капитан. - Торговец, что ли?
Фигура шевельнулась, сделав несколько шагов к ним. Теперь уже можно было различить, что это парень, должно быть, не старше самого Игнасио. Только шрамов у него было гораздо больше, а на голове, чуть съехав, торчал нелепый измятый цилиндр.
- Хи-хи-хи, ну, что вы, господа хорошие! - он засмеялся в свой безразмерный рукав. - Всего лишь скромный гробовщик, который вообще забрёл сюда по ошибке! Кстати, гробик прикупить не желаете?
Пираты переглянулись и дружно захохотали. Форонто тоже ухмыльнулся:
- Гробик, приятель, сейчас понадобится тебе самому, если не выложишь перед нами свои пожитки! Кстати, на спине у тебя прицеплена весьма занятная вещичка!
Дарис снял с плеча чехол:
- Вы имеете ввиду вот это? О, помилуйте - ничего особенного! Всего лишь орудие труда похоронных дел мастера...
Он не договорил, увидев десять нацеленных на него пистолетов.
- Так, всё! - рявкнул Игнасио. - Хватит мне мозги елозить! Подними руки, чтоб я их видел, и брось предмет! "А после этого можешь покоиться с миром!" - мысленно добавил он, возводя курок.

Добавлено спустя 36 секунд:
Глава 8.

- Хи-хи! Как скажешь, приятель.

Чехол с хрустом воткнулся в песок под ногами Гробовщика.
- Что за... - Игнасио зажмурился и потряс головой, не желая верить, что под тонкими, изборождёнными шрамами запястьями молниеносно раскрывается серебряный плащ.

Его появление ослепило пиратов сиянием. Однако на этот раз электрических стрел не последовало. Вместо них тела сразу нескольких человек проткнули их же собственные абордажные сабли: дочь Тича всегда умело пользовалась замешательством противника, ровно как и находила прекрасное укрытие для внезапного нападения. Сейчас им оказался Дарис.
- Проклятая девка! - Форонто с трудом, но всё же увернулся от её удара и выхватил шпагу. - Приготовиться к бою!
Четыре клинка вспахали землю в том месте, где только что была Анжелика. С лёгкостью кошки взвившись в воздух, она опустилась за спиной Нисса.
- Что теперь? Учти - драться честно не буду!
- И не надо. - с усмешкой отозвался тот, расстёгивая чехол. - Ведь сегодня у тебя весомое преимущество... Надо лишь его подготовить.

Пираты были уже близко, но девушка мгновенно остановила их, сорвав плащ с плеч парня. Распластавшись сверкающим шлейфом, он накрыл собой сразу нескольких разбойников, которые заметались туда и сюда в тщетных попытках выбраться. А когда в конце концов это сделали, на них уже было нацелено новое неведомое оружие.

В этот раз Дарис не стал ограничиваться стрелами. Тем более, что они служили ему лишь подспорьем. Настоящим оружием, достойным живой легенды и предводителя миротворческой армии, была алебарда, настолько большая и мощная, что её не под силу было бы удержать обычному человеку.

Анжелика никогда раньше не видела столь красивого, на диво выкованного оружия. Но преимуществом оказались не только размеры.

Привычными движениями пальцы Нисса пробежались по древку, изготовленному из подвижных панелей. Замысловатая комбинация - и лезвия на конце алебарды раскрылись, образуя цветок, с которого, словно капли росы, каскадом струились электрические разряды. Сила его тока в десять раз превышала все вместе взятые стрелы.
- Ну, вот и славненько... Ты хорошо зарядилась на солнце, малютка. - махнув алебардой, будто соломинкой, Гробовщик наставил её на ошалевших пиратов. - Кто ещё желает воткнуть что-нибудь в эту прекрасную леди?
Испанка была не из тех женщин, которые привыкли к защите. Ну, разве что, от Джека, или отца она могла принять нечто подобное... Но от малознакомого типа это, как ни странно, было приятно.
- Плечом к плечу, милочка! - хихикнул Гробовщик и улыбнулся ей. - Постарайся в этот раз не слишком марать берег кровью.
- Как уж получится. - буркнула Анжелика, прижимаясь лопатками к его спине.

Драка закончилась в считанные минуты: подобного натиска не выдержала бы даже проклятая команда Барбоссы. Дарис невольно отметил про себя, что с этой девушкой они были почти таким же боевым дуэтом, как и с Грелль. Разве что, с врагами она расправлялась куда жёстче. Растрёпанная, залитая кровью, сжимающая в каждой ладони по сабле, пиратка походила на львицу, отбивающуюся от хоть и многочисленных, но трусливых шакалов. Её клинки ткали в воздухе погребальные узоры, а его одним касанием металлических лезвий шпаг отправляли их обладателей в глубокий нокаут. Да и сами разряды приводили разбойников в замешательство.

За свою прыткость Анжелика не беспокоилась: она знала, что в случае чего успеет отскочить в сторону, подпрыгнуть, или наоборот - пригнуться. А вот Гробовщику с такой махиной наверняка трудно было оставаться подвижным. Словно разгадав её мысли, он с усмешкой воткнул алебарду в землю и, использовав древко, как трапецию, что есть сил ударил ногами бежавшего к нему боцмана. Тот отлетел на добрых пять метров.

Наконец, на пляже осталось всего два человека, способных к самостоятельному передвижению. Остальные - кто убитый, кто оглушённый током - в художественном беспорядке валялись вокруг.
- Теперь твоя очередь играть в: "Жди корабль"! - ворчала Анжелика, полчаса спустя привязывая последнего пирата к дереву. - И радуйся, что этот парень уговорил меня сохранить тебе жизнь!

Закончив с верёвками, она подёргала узел, проверяя его прочность, и направилась к берегу:
- Послушай-ка, Гробовщик... не в моих правилах выворачивать кому-то душу, однако всё-таки хочется знать: кто ты на самом деле? И зачем ищешь Джека Воробья?
Вместо ответа Дарис внезапно покачнулся и ткнулся носом в её плечо. Девушка возмутилась, но только сейчас обнаружила, что его лицо стало гораздо бледнее обычного.

Добавлено спустя 33 секунды:
Глава 9.

Краски заката уже обагрили Тортугу, когда на её улицы, насвистывая себе под нос развесёлую песенку, ступил юноша в одежде пирата. Красный шарф, завязанный бантиком, обхватывал его смугловатую шею, а из-за стёкол очков сверкали озорные зелёные глаза. Но, если бы кто-то вдруг заглянул под его шляпу, то был бы сражён наповал шелковистым каскадом огненно-рыжих волос. Ведь этим "парнем" была не кто иная, как Рэдклифф, весьма ловко заставившая Раджетти и Пинтеля поделиться с ней гардеробом. Возмущённые до глубины души пираты ещё долго кричали ей вслед, что здесь таких, как они - целый город, и что на всех у неё бензопилы не хватит.

Однако Грелль пропустила их слова мимо ушей. Она даже Себастьяна не всегда слушала, что уж говорить про каких-то двух... нет, теперь всё же возникли сомнения относительно пигмеев. Как-никак, на острове-то была цивилизация! Пусть и не такая, к которой Рыжик привыкла.

Перекинув через плечо вещевой мешок (куда отлично вместилась пила вперемежку с прежним одеянием), девушка шагала по узким переулкам, одновременно дивясь царившей там грязи и радуясь, что чужие шмотки на ней пачкать не жалко: "Ну, и вонища! Тут что, вообще не имеют понятия об очистных сооружениях?! Тьфу, о чём это я... Местные обыватели до такого ещё не додумались!"

Зажав нос, она миновала несколько наиболее загаженных улиц и, наконец, вышла к морю. Впрочем, порт на Тортуге был не чище. Смрад стоял такой, что, казалось, можно было резать его ножом. В отчаянной попытке глотнуть хоть немножко воздуха, Грелль бочком ввалилась в таверну под названием "Честная невеста".

Сие достославное заведение встретило её ещё более жуткими запахами, приправленными криками, руганью, нестройными песнями и звуками ударов по чему попало. За обшарпанными столиками рекой лились ром, эль и прочие "утехи" пиратской жизни, по помещению клубами плавал сизый дым от курительных трубок, а из одного конца в другой летали ножи, бутылки, миски и даже сапоги. Один, кстати, прилетел прямо в лицо Рэдклифф, чуть не сбив очки. Недолго думая, она запустила его обратным рейсом, очень удачно угодив кому-то в кружку, и, поправив треуголку, с достоинством прошла к стойке. Хозяин таверны - полный мужчина с добродушными голубыми глазами - сразу задал стандартный вопрос:
- Что будем пить, морячок?
- Морячок тебе Папай! - сердито отозвалась Грелль, вновь получив по голове тем же самым сапогом и с той же самой силой швырнув его обратно владельцу. - Скажи лучше, где можно найти... этого... мистера Гиббса с "Чёрной жемчужины".
Всё-таки, хорошо, что она запомнила до мелочей рассказы Дариса! Или, точнее, информацию, которую он слышал от Элизабет во время знакомства на острове. Слава Богу, знала, к кому обращаться. И хозяин таверны даже с каким-то оживлением ей ответил:
- В свинарнике, вы его сразу узнаете - на нём коричневый платочек!
- А по другим признакам его что, от свиньи не отличить? - буркнула Рыжик, уже двигаясь в указанном направлении. - Но всё равно спасибо, дяденька.

В дальнем углу помещения, огороженные деревянным заборчиком, рылись в отбросах четверо боровов. При виде их девушка невольно подметила, что хрюканье звучит в унисон с пьяными воплями, доносящимися из зала.
- Ну, здравствуйте, свинтусы. - вздохнула она, опускаясь на корточки перед оградой и высматривая за ней вышеозначенного пирата. - К вам сегодня случайно не забредал двуногий, для которого свинарник, похоже, родные пенаты?

Добавлено спустя 35 секунд:
Глава 10.

Словно в ответ на её вопрос к хрюканью присоединился новый звук - храп. Скривившись от отвращения, Грелль кое-как растолкала выстроившиеся перед ней свинячьи рыла и увидела того, кого так долго искала. Сладко посапывая под боком у хряка, в дальнем конце свинарника спал не кто иной, как мистер Джошами Гиббс.
- Картина маслом... Так, мужик, а ну, просыпайся! Не видишь, тебя леди спра...
Рэдклифф вовремя зажала рот рукой и огляделась - не слышал ли кто? К счастью, посетители были слишком заняты выпивкой, да и галдёж вокруг стоял такой, что одной-единственной, случайно слетевшей с губ фразе никто не придал значения. Но всё же проблему, как вырвать Гиббса из цепких объятий Морфея это не решало.

Что ж, порой авторам фанфиков приходится обращаться к классике жанра... Я это пишу к тому, что возле ограды стояло ведро, полное холодной воды. То самое, из которого Джек окатил своего будущего старпома во время визита на Тортугу с Уиллом. Недолго думая, Грелль тоже схватила ведро и выплеснула всё содержимое на старого моряка.

Эффект был потрясающий. Мало того, что Гиббс проснулся, так ещё и заорал, как пожарная сирена... Правда, кричал он нечто такое, отчего даже у Рэдклифф уши приготовились завязаться в бантик.
- Чтоб у тебя все кишки через рот вылезли!!! Какой идиот не даёт мне поспать в единственном спокойном месте на этом треклятом острове?!!!
Джошами осёкся, увидев стоявшего перед ним человека. Несколько секунд он смотрел на девушку так пристально, что та начала опасаться за свой камуфляж. Но, как оказалось, старпом с перепоя просто не мог сфокусировать взгляд.
- Тебе чего, парнишка?
Грелль облегчённо вздохнула, поняв, что её не раскусили, и ответила с дружелюбной улыбкой:
- Дяденька, это ведь вас зовут Гиббс? И вы с "Чёрной жемчужины", верно?
- С утра был им... - тот с сожалением поднёс ко рту пустую, забрызганную грязью фляжку. - Только вот плаваем мы с кэпом давно уже не на "Жемчужине"... Ну, а тебе-то, собственно, какое до этого дело?
- ЗНАЧИТ, ДЖЕК ЗДЕСЬ?!!! ОН ЖИВ!!!!!!!
Глаза, вылезшие далеко за пределы очков, и сияющая от счастья рожица напугали бы всякого. Вот почему не осуждайте и Джошами, который, растеряв всю свою храбрость, сдобренную порцией алкоголя, шарахнулся в угол свинарника.
- Н-ну, да... А с чего бы ему быть мёртвым, сынок?
"Джек жив! И он здесь, на Тортуге, прямо у меня под носом!" - девушка всё-таки не удержалась, чтобы не подпрыгнуть на месте. - "Слава Богу, теперь я точно не пропаду!!!"
- Нет, нет! - поспешно обратилась она к пирату. - Долгих ему лет жизни, крепкого здоровья и чтобы рос большим! Просто... я подумал, может, такой знаменитый капитан, как Воробей согласится взять меня в свою команду.
Гиббс почесал затылок:
- А, вот оно что... Ну, вообще-то, мы здесь как раз за тем, чтобы набрать матросов и отправиться в новое плавание. Ик! Но учти - в команду не принимают всех подряд! Скажи сначала, что ты умеешь делать.
- Кусты стричь. - не задумываясь, выпалила Грелль, верная профессии в своём мире. - И газоны! И изгороди!
- Хех! - старпом вскинул бровь. - Очень полезное занятие, особенно на корабле! Давай-ка по порядку, приятель, а то ты какой-то весь нездешний... Судном управлять умеешь?
- Нет.
- Стрелять из пушек?
- Не-а, но идея мне уже нравится!
- Пробоины заделывать?
- Ну, обычно я их ДЕЛАЮ... Особенно, если вы дадите мне пушку!
- Так, понятно. Ну, а навигацию хотя бы знаешь?
- А это чё?
- М-да, итог проверки паршивенький... - Джошами кое-как встал, опираясь на жалобно скрипнувший заборчик, и похлопал Грелль по плечу, - ты не подходишь по всем параметрам! Впрочем, могу и поздравить - я впервые на своём веку вижу такого матроса!

Проговорив это всё ещё заплетающимся языком, он принялся выбираться из своего уютного местечка. Свиньи проводили его дружным хрюканьем, а Рэдклифф - тяжким вздохом:
- Что ж... видимо, питаетесь вы у себя на судне тоже чем попало.
Пират остановился:
- Это ты к чему сейчас говоришь?
- К тому, - в изумрудных глазах уже плясали озорные искры, - что я отлично готовлю. И не всякую бурду вроде рожков, приправленных солониной, а нормальную здоровую человеческую пищу!
- Что же ты раньше-то молчал? У нас как раз нет кока.
- А вы кока не упоминали, дяденька.
Джошами оглядел её ещё раз и смягчился:
- Ладно уж, пойдём. В конце концов, новички на палубе - всегда последняя спица в колеснице. Но ведь на это и море - научит.
- Спасибо, мужик!!!
Какой бес дёрнул Грелль на радостях обнять страпома?! Ведь именно в этот момент за её спиной появился Джек:
- Гиббс... это что у вас тут происходит???
- А твоё какое дело, пьянчуга? - ничуть не растерявшись, бросила ему в лицо Рыжик. - Иди, куда шёл и не приставай к порядочным людям! Ой, дяденька... - она испуганно посмотрела на Гиббса, - а у вас один глаз краснеет... И правый больше левого...
- Сопляк, ты понимаешь, КОМУ сейчас нахамил?! - прошипел мигом изменившимся голосом Джошами ей в ухо.
До Рэдклифф начало медленно доходить. Длинные волосы, заплетённые в дреды, множество побрякушек на поясе, потрёпанный китель, алая бандана, полосатый кушак - весь внешний вид незнакомца был в точности как из рассказов Дариса! В горле застыл комок, когда она поняла окончательно, что перед ней стоит сам капитан Воробей.
- Э... Э... А мы тут с хрюшками балуемся... - растирая пол носком сапога, пробормотала Грелль.
- Гиббс, я, кажется, задал тебе вопрос, - не обращая внимания на слабые попытки девушки спасти положение, Джек опять обратился к старпому, - откуда взялся этот мальчишка?
- Да я сам не знаю, кэп! - принялся оправдываться старый моряк. - Я спал, он подошёл, плеснул водой, разбудил самым наглым образом и не менее нагло начал проситься к нам в команду... А когда я сказал, что нам на корабле нужен кок, видать, совсем одурел от счастья.
При последней фразе Грелль пришла в голову дельная мысль.
- Вот именно! - выдохнула она, подобострастно глядя в подведённые углём, и потому совсем чёрные глаза Джека. - Я СТОЛЬКО слышал о ваших подвигах и приключениях, о, неподражаемый капитан Воробей, что для меня было бы великой честью служить на вашем судне хоть половой тряпкой! Я готов на всё, лишь бы познать вместе с вами дух дальних странствий и великих подвигов истинного пирата!!! О, умоляю, простите мне мою неотёсанность и возьмите с собой на поиски тех приключений, о которых я мечтал с самых пелёнок!!!
Следующие десять минут "неподражаемый капитан Воробей" с его верным помощником делали сразу два дела: пытались подобрать челюсти, упавшие от столь пламенной речи, и заодно отцепить Рэдклифф от капитанских сапог, к которым она прилипла не хуже жвачки.
- Прошу!!! Умоляю!!! Заклинаю, возьмите меня к себе!!!
- Ладно, ладно, ладно, только отцепись! - устав от бесплодных попыток, отмахнулся Джек. - Пёс с тобой, будешь коком! В этот раз закрою глаза на твою непочтительность.
"И всё-таки, первоклассная из меня актриса!" - шальным вихрем пронеслось в алой головке. - "Как вернусь, чихаю на газоны и сразу на кастинг!"
- О, спасибо, спасибо!!! Я век не забуду вашу доброту!!!!
- Кстати, как тебя зовут? - спросил пират, когда они втроём уже направлялись к порту.
- Грэлл, капитан. Грэлл Рэдклифф.

Добавлено спустя 54 секунды:
Глава 11.

Свет ослеплял. Он лился отовсюду - сверху, снизу, справа и слева. Казалось, тело растворяется в нём, как каждый день растворялось в скручивающих его волнах боли, сразу и без остатка. Можно кричать, рваться, сколько угодно. Можно закрыть то, что ещё называется глазами и всё равно никуда от него не деться. Он будет жить, пока жива тьма в сердцах тех, кто раздирает тебя стальными крючьями на куски. Но даже эта боль не может сравниться с болью души. Ведь только там, в одному Богу известных глубинах, всё ещё звучит, хлюпая, как грязная болотная жижа, торжествующий голос:
- Цветок, оставшийся без корней, вянет и засыхает. С самого начала ему не было места в сердце холодного Севера... Если лёд не покроет его, то вырвет безжалостная рука человека и не позволит ему возродиться. Твоя ошибка была такой же: ты больше не сможешь вернуть своё истинное "я"...

Лезвие вжалось в кожу, прокладывая на ней новую алую змейку, а по щекам заструились, обгоняя друг дружку, красные и солёные капли. Тихий вскрик нарушил тишину, только-только воцарившуюся было в каюте.

Дарис не сразу понял, что происходило вокруг. Да ему, в общем-то, и не было дела. Внимание поглощали лишь руки - худые, изрезанные шрамами и жалко дрожащие. Дрожали плечи, даже постыдно тряслись коленки. Если бы это кто-нибудь видел, то навсегда утратил бы веру в существование легендарных Белых Цветов...

Кое-как заставив себя успокоиться, он вытер с лица набежавшие слёзы. "Позор, Нисс, просто позор! Пора бы уже привыкнуть к ежедневным визитам кошмаров, а ты до сих пор трусишь!"

От мрачных мыслей его отвлекли шаги за дверью. Дарис насторожился, мельком взглянув на лежавшую возле его кровати алебарду. Но это была Анжелика.
- Проснулся, наконец? Не думала, что ты такой соня. - с улыбкой сказала она, протягивая ему балахон. - Держи, еле отчистила от песка.
- Спасибо. А мы...
- Да, на борту "Антропоса". Ты же не думал, что я брошу это дивное судно на волю ветра и волн? Скоро доплывём до Тортуги, наберём команду (благо, есть на что - Форонто щедро поделился своим золотишком, сам того не желая!) и отправимся искать Джека. Что-то мне подсказывает, что он может знать, где твоя девушка.
Гробовщик усмехнулся и пригладил растрепавшиеся со сна волосы:
- А заодно и поквитаешься с ним за то, что кинул тебя на необитаемом острове?
- Да не волнуйся - всего лишь отстрелю ногу, будет как Барбосса на деревяшке прыгать. - зловеще, но всё же с неприкрытым оттенком шутливости сказала мисс Тич. - Минутку, а откуда здесь такой запах? От тебя, что ли? - она села на кровать рядом с Ниссом и коснулась носом седой макушки. - Да, точно! Ты пахнешь цветами.
- В общем-то, ты не ошиблась... Извини, если тебе не нравится, но я всегда так пахну.
- Что ты, наоборот! Просто обычно от людей на море пахнет потом, солью и ещё не скажу, чем! А у тебя запах очень даже приятный... Это ведь ирисы?
- Вроде того.

Девушка внимательно на него посмотрела. Что случилось? За те полтора часа, которые её новый знакомый проспал в каюте, он как будто переменился. Может, улыбка была чуть более растерянной. Может, голос звучал как-то по-другому. Но, даже несмотря на всю свою проницательность, Анжелика не смогла понять, что послужило причиной столь резкой смены настроения.

Тем не менее, когда она уже собралась спросить спутника об этом, на неё снова глянуло наполовину скрытое чёлкой весёлое и слегка сумасшедшее лицо Гробовщика:
- Хи-хи, о чём задумалась, леди? Уж не о Джеке ли?
- Вот ещё! Хотя, и о нём в какой-то степени тоже... Ведь ты мне до сих пор не рассказал, откуда ты его знаешь, и как вообще оказался в наших краях.
- Хм... А разве тебе не надо стоять у штурвала и управлять кораблём?
Пиратка помахала рукой у него перед носом:
- Хорошая попытка, однако впредь учти, что так просто от меня не избавишься! Рассказывай давай - у штурвала есть кому постоять.
- Не понял... Впрочем, дай угадаю - ты прикрутила к нему кого-нибудь из шайки Форонто?
- Нет. Пока ты спал, встретила в море того, кто любезно согласился помочь нам.
- И так просто ему доверилась?
- Конечно, потому что хорошо знаю его. Да и тебе не помешало бы с ним познакомиться - о твоём разлюбезном Джеке ему известно больше, чем кому бы то ни было! А теперь давай по существу.
- М-м-м... хорошо. Но, - на губах Дариса появилась загадочная улыбка, - ты должна знать, что за интересующие сведения всегда надо платить. Я ведь тоже знаю немало, и там, откуда я пришёл, требовал со всех клиентов одинаковую плату. Да, знай, милочка, знай, что перед тобой не только похоронных дел мастер.
- Это я уже поняла. И какую же плату ты требуешь со своих клиентов?
Бледное лицо Гробовщика враз просияло:
- Смех! Подари мне самый прекрасный смех, и тогда я расскажу тебе всё, что хочешь, и даже больше.
Анжелика растерялась. Раскидываться информацией за шутки, а не за деньги - такое она встречала впервые. Всё-таки, у Нисса, несмотря на все его положительные качества, с крышей явно были не лады. Однако было понятно и то, что никакой другой оплаты он не примет. Так что ей, скрепя сердце, пришлось вызвать в памяти как можно больше пиратских шуточек из тех, что она слышала от моряков и в тавернах. Увы, реакцией Гробовщика на них стало только хихиканье.
- Неужели это всё, голубушка? Твой юмористический потенциал исчерпан, хе-хе?
Испанке не хотелось признавать поражения даже в таком деле, как рассказывание анекдотов, и, кроме того, ей очень хотелось послушать историю Дариса. Вот почему она прибегла к последнему средству.
- Ладно... Тогда я расскажу тебе, как пыталась удержать Джека, чтобы он не бросал меня на том островке...

Всего через минуту корабль сотряс взрыв смеха, от которого сами собой раскрылись тщательно свёрнутые паруса, попадали с мачт чайки и, грозя вылететь, задребезжали стёкла в окнах каюты.
- И-ХИИИ-ХИ-ХИ!!! Вот это я понимаю!!! Чего ж ты раньше мне этого не рассказала, АХА-А-А?!
Анжелика с достоинством прочистила уши:
- Ну... просто не ожидала, что тебя это так позабавит.

Ей пришлось подождать ещё немного, прежде чем собеседник прекратил кататься по кровати, потом по полу и, наконец, занял положенное ему вертикальное положение в пространстве. Кстати, тут девушке пришлось познакомиться с весьма неприятной чертой Дариса - повышенным... да ладно, отбросим эти научные термины! Проще говоря, от избытка эмоций у него полились слюни.
- Прости, это у меня что-то вроде осложнения. - наконец отсмеявшись, пояснил он. - Но, честное слово, ты меня уморила! Вы с ним действительно непосредственные личности, ВУ-ХУ-У!!!
- Хватит! - желая пресечь воспоминания о капитане Воробье, перебила пиратка. - Я внесла плату и, причём, довольно щедрую. Теперь дело за тобой. Рассказывай всё и не забудь пояснить, почему похоронных дел мастер обладает столь весёлым нравом!

Дарис поведал ей свою историю, как и обещал. Однако о себе самом упомянул лишь то, чем занимается в жизни. Больше ничего конкретного Анжелика из него вытянуть не смогла: когда Гробовщику было нужно, он очень ловко умел уходить от вопросов, или переключать разговор на другую тему. Так что её усилия остались тщетными.
- Кто-то, вроде, говорил, что расскажет мне всё, что я потребую. - ворчливо сказала она.
- Хе-хе, а разве я не сдержал своё слово, миледи? Ты уже час донимаешь меня расспросами. И похоже, моя повесть и так произвела на тебя неизгладимое впечатление!
В этом парень был прав. Впечатлительная, восприимчивая по натуре Анжелика слушала его, затаив дыхание. Она пыталась представить, как выглядит тот удивительный, закрытый и незнакомый ей мир. Пыталась воссоздать с помощью фантазии Шэнвард с его извилистыми улочками, громадными площадями, зелёными долинами, раскинувшимися у подножья Великих Снежных Гор, ущельями, где, как раненый зверь, завывает ветер, поля ирисов, благоухающих под таинственным светом Луны, которая так близка на горных кручах, что, кажется, до неё можно дотянуться рукой... И среди всего этого великолепия жил тот, кто сидел сейчас перед ней.
- Да, ты прав. Я тебе даже немножко завидую... Хоть в вашей стране и нет возможности плавать по морю, у вас есть много других интересных вещей. Хорошо, наверное, быть тагурцем и жить в краю, где цивилизация бок о бок соседствует с первозданной природой?
Нисс улыбнулся:
- Я не тагурец. Я лишь полукровка. Во мне смешалась кровь Юга и Севера, поэтому коренные жители Тагура не очень любят подобных мне. Считается, что мы, арскуры, портим чистую нацию, представителей которой осталось мало.
- Строго там у вас... Но неужели ты так сильно от них отличаешься?
- Собственно, даже не очень. Тагурские гены настолько сильны, что вытесняют собой любые другие. Тем не менее, у меня есть некоторые несвойственные им признаки...
- Например?
- Например, никто из арксуров не может передавать гены по наследству. - накручивая на палец седую прядь, пояснил Гробовщик. - Правда, учёные надеются, что среди нас, как среди пчёл, есть "королева" (а может, "король"?), способные к передаче смешанной крови потомству. Если удастся найти такого человека, это будет, в общем-то, целый переворот в науке.
- Извини, что заговорила об этом. Просто я не совсем тебя понимаю - наша наука до подобного ещё не дошла.
- Ясно. Ты спросила из любопытства.
- Да, и причём из довольно праздного... Но спасибо, что поделился со мной этими сведениями и рассказал о Джеке. Мне всегда было интересно, как он угодил в ту заваруху на Исла де Муэрте. Кто бы мог подумать, что ты тоже был там! Ведь с того дня прошло уже без малого три года...
Дарис, ничуть не удивившись, кивнул:
- В точности, как я и рассчитывал: год в вашем времени равен 24 часам в моём. Ну, а теперь твоя очередь. Поведай мне о своих приключениях с Джеком. Я так понял, что раньше вы с ним были очень близки.
- Расскажу всё, кроме наших отношений, - спичкой вспыхнула Анжелика, - потому что тебя это не касается!
- Как скажешь, подруга.

Однако испанка не успела ничего ответить, потому что дверь каюты вдруг распахнулась и на пороге появился мужчина, одетый в ярко-красный, изукрашенный узорами камзол.
- Ты всё ещё здесь? - спросил он негромким, слегка хрипловатым голосом.
Девушка поспешно встала ему навстречу:
- Мне надо было кое о чём расспросить нашего пассажира. Прости, я сейчас тебя сменю. Поговорим позже. - шепнула она Дарису перед тем, как уйти.

Гробовщик, между тем, неотрывно смотрел на незнакомца. Ему казалось, что он видит перед собой капитана Воробья, только постаревшего на много лет. Те же глаза, та же улыбка, даже чёрные волосы со множеством разноцветных побрякушек лежали так же. Многие читатели, наверное, уже догадались, что это был капитан Эдвард Тиг - отец Джека. Но ещё больше парень удивился, когда пират сказал ему:
- А я думал, ты - всего лишь легенда.

Добавлено спустя 38 секунд:
Глава 12.

- Ты знаешь меня?!

Пират продолжал смотреть на него пристально-ласковым взглядом. Казалось, он понимал, что видит перед собой нечто необыкновенное. И дело было вовсе не в потрёпанном балахоне, не в седых волосах, и даже не в помятом старом цилиндре, носить который вряд ли стал бы хоть один нормальный человек. Тиг встречал на своём веку гораздо более странные вещи. Самой странной из них была жестокость. Он лил чужую кровь и лил свою собственную, он убивал и тысячу раз мог быть убитым. Он жил, теряя счёт времени, и даже маленькая, слабая тень чего-то похожего на семью, гревшая душу этого человека, тоже понемногу растворялась за горизонтом жизни. Но сейчас он видел перед собой то, что неосознанно, тайно желал увидеть. То, чего его мир, странный в своей жестокости, был лишён навсегда.
- Конечно. Ведь каждый хотел бы иметь то, что ты носишь в себе. Я узнал тебя ещё тогда, когда ты пытался помочь самому дорогому мне человеку. И большой удачей было встретить в море вас с Анжеликой.

Будь Нисс нормальным, он бы засыпал Эдварда кучей вопросов. Почему, откуда, каким образом он знает его, что на самом деле привело отца капитана Воробья на их жалкую посудину и где именно он мог увидеть помощь Джеку. Но Гробовщик не был нормальным (по крайней мере, так считало большинство из его окружения) и потому ничего не спросил. Ровно как и не воспротивился руке Тига, откинувшей, наконец, с его лица непослушную чёлку.
- М-да, а вот теперь я разочарован. И предположить не мог, что они у тебя настолько пустые... Пустые, как глаза Анжелики. Как глаза любого человека, который никогда не чувствовал запаха Ириса.

"Ты больше не сможешь вернуть своё истинное "я!" - слова, прозвучавшие где-то на задворках сознания, вновь целиком заполнили собой всё существо парня, дрожью пробежали по костлявому телу, выворачивая суставы, заставляя забиться в неистовых судорогах. Но нет - это всего лишь одна-единственная капля, скатившаяся с пушистой стрелки ресниц.

Пират поймал её на кончик пальца, разглядывая так, как месяц назад разглядывал его тёзка слезу Сирены-русалки.
- Надо же... оказывается, цветок, дающий утешение людям, может плакать и сам. Не волнуйся, я не расскажу о том, что видел, - он добродушно усмехнулся, отпуская чёлку, - как и о твоём сногсшибательном смехе.
Дарис сел, обхватывая руками колени.
- О смехе можете слагать хоть легенды. Только, прошу, не говорите, что видели мою слабость.
- Я же сказал, что не стану этого делать. Цветы плачут лишь тогда, когда этого никто не замечает... Или замечают очень немногие люди. Ну, а теперь - к делу. - взгляд Тига сделался серьёзным. - Я знаю, что ты пришёл за людьми, которые случайно попали сюда из вашего мира. Или не случайно.
- Ты их видел?!
- Видел тех, кто остался в живых. Многие не смогли приспособиться к жизни на суровых Карибах. Но те, что выжили, ждут тебя в Бухте Погибших Кораблей. Иди к ним и покиньте это место быстрее, ведь тут уже не осталось места Белым Цветам. Да, и ещё, - бросил капитан на прощание, - я вижу, тебя тяготит что-то. Если выговоришься, тебе станет легче.
Дарис помотал головой, отчего волосы совсем закрыли его лицо:
- Я не могу. Я не такой сильный, как ты.
- Тут дело не в том, сильный ты, или слабый. Сила, в сущности, и состоит в том, чтобы уметь признавать свои ошибки.
- Я не могу так. С тех пор, как я попал сюда, я убедился, что ты, Анжелика, Джек, Элизабет - словом, все, с кем я здесь встречался, гораздо сильнее меня. При таком раскладе единственное, что мне остаётся - это продолжать скрывать свои слабости.

Некоторое время Эдвард молча смотрел на него, а потом передёрнул плечами:
- Поступай, как знаешь, дружок. Но помни - однажды они могут разорвать тебя изнутри.

Добавлено спустя 47 секунд:
Глава 13.

"Что за ерунда?" - стоило Грелль открыть один глаз, как в него ударил солнечный луч, хотя проснулась она совсем по другой причине. - "Какой умник тут работает на бульдозере?!"

Окончательно стряхнув с себя сон, она приподнялась в гамаке, где устроилась на ночь. Понятное дело, что в кубрике на корабле бульдозеров не бывает! Вместо них зычно храпел, раскачиваясь в соседнем гамаке, какой-то волосатый и явно не трезвый пират.
- Пробку забью. - хмуро пообещала Рэдклифф, понимая, что больше уже не заснёт. - Так, минутку, а почему у меня шмотки влажные?!
Только сейчас она вспомнила, что вчера, от радости, что её взяли в команду, провалилась в порту мимо сходней. И непременно пошла бы ко дну со своей любимой, тщательно упакованной "зубастой подружкой", если бы её не выловили двое матросов. Больших усилий стоило перевести всё дело в шутку и не проколоться с позором, что будущий спаситель команды от голодной смерти НЕ УМЕЕТ ПЛАВАТЬ!!! "Эх, говорил же Дарис: "Учись, пока не поздно!" А теперь вот, кажись, придётся скрывать. Если кто-нибудь узнает (особенно Джек), это сразу вызовет подозрения: что за моряк, который не может даже на плаву удержаться?! Ладно, пора пройтись. Если останусь здесь, то у меня либо будет газовое отравление, либо доконает этот человек-оркестр!"

Спрятав растрепавшиеся волосы обратно под треуголку, девушка с достоинством оправила на себе рубашку... и уж совсем не достойно вывалилась из гамака.
- Ну, что за уродство они вообще понавешали?!!! То не знаешь, как лечь, то не знаешь, как вылезти! Каменный восемнадцатый век!!! Где моя уютная кроватка с красным балдахинчиком?????
Удивительно, но от её крика никто в кубрике даже не почесался. Убедившись, что на этот раз фонтан эмоций не вылился в очередную катастрофу, Рыжик кое-как вдёрнулась в свои сапоги и продефилировала на палубу походкой топ-модели.

И остановилась, как вкопанная, поразившись открывшейся перед ней картиной. Ни разу в жизни девушка, знавшая только шумные городские улицы, снежные шапки льда и поля цветов в долинах реки, не видела восхода солнца на море. Громадный огненный шар поднимался там, где вода сливалась поцелуем с небом, отчего облака на нём розовели, словно щёки смущённой девчушки. Пространство вокруг было залито тёплым, живительным светом, который проникал всюду, купался в каждой волне, расцвечивая её поразительными гаммами красок. И, если бы Рэдклифф сейчас распустила свою роскошную шевелюру, то тоже вспыхнула бы на фоне серости палубы одним ярким маленьким солнцем.

Вне себя от восторга, она подбежала к борту и перегнулась через перила. В кильватере судна резвилась стая дельфинов. Как торпеды рассекая волны, они соревновались с кораблём в быстроходности, с весёлым свистом выпрыгивали из воды и шлёпались обратно, поднимая каскады восхитительных, искрящихся брызг. "Боже мой... Сколько же, оказывается, в мире чудес!"
- Любуешься? - вывел из эйфории знакомый голос.
Грелль обернулась. На капитанском мостике, придерживая рукой штурвал, стоял Джек Воробей.
- А... Это... доброе утро, кэп!
- И ты будь здоров. - пират жестом поманил её к себе. - Отсюда наблюдать за восходом гораздо лучше. Особенно для очкариков.

Рэдклифф была так поглощена невиданным зрелищем, что даже не среагировала на обидное слово. Стрелой взлетев на мостик и чуть не спихнув с него озадаченного Джека, она прильнула к борту, ловя каждое мгновение разгоревшимися от восторга глазами.
- На что ты так уставился? - наконец не выдержав, спросил Воробей.
- На рассвет. Разве он не прекрасен?
- Да, но для любого моряка это вполне привычная картина. - зря, ох, зря Рыжик сейчас не придала значения той вкрадчивости, что прозвучала в словах проницательного капитана! - А ты будто видишь впервые.
- Да я всю жизнь провёл вдали от моря!
- То есть как? Ты же, вроде, кок.
В этот момент дивный восход кончился. Солнце выбралось из вереницы облаков и засияло на небе во всём своём великолепии, заставив Рэдклифф вернуться к реальности.
- А? Что? Разве я сказал: "Вдали от моря"? - поспешно состроила она умильную рожицу. - Не-е, кэп, вы просто не дали мне закончить мысли! Я имел ввиду, что с самого детства работал поваром в одной забегаловке на Тортуге, и на корабли меня никто ни разу не брал. Только и всего.
- Правда? - чёрные глаза хитро прищурились. - А ведь я тот, кто знает абсолютно ВСЕ забегаловки на том славном острове... Ну-ка, скажи, в какой именно ты работал.
"Вот попала!" - хорошо, что за вспыхнувшими на солнце стёклами очков не было видно, КАК округлились глаза Грелль. - "Я ж только "Честную невесту" и помню!

Она открыла рот, чтобы что-то сказать (вероятно, выдуманное на скорую руку), но внезапно пират повалил её на палубу, а прямо над головой просвистело ядро.
- Свистать всех наверх! - закричал Джек, стоило ему заметить подходящее судно с таким же "Весёлым Роджером", как и у них на мачте.
Из кубрика высыпала команда. Среди неё Рыжик увидела и мистера Гиббса, спешащего к мостику с абордажной саблей.
- Джек, что случилось?!
- Шебека прямо по курсу! Лево на борт!
Неизвестное слово, прямо скажем, обескуражило Рэдклифф. Она смотрела на небольшой корабль с тремя косыми парусами, подплывающий всё ближе и ближе, и не могла понять, чем вызвана суматоха. Судно Воробья (это был бриг) намного превосходило его по величине, да и вооружение было гораздо лучше. Если бы девушка знала, насколько опасным оно становится под управлением опытного капитана, вроде Дэвида Уайдэра, который как раз сейчас намеревался поживиться лёгкой добычей...

Джеку прежде доводилось сталкиваться с шебеками. Среди них встречалось немало безопасных, на которых плавали с острова на остров арабские купцы. Но у пиратов это были грозные боевые корабли, бравшие верх не массивностью, или тяжёлыми пушками, а потрясающей скоростью за счёт формы парусов. Даже его любимой "Жемчужине", попади она в окружение таких судов, пришлось бы плохо. Про бриг "Морской волк", который он успешно "реквизировал" по пути на Тортугу, и говорить нечего.

Впрочем, Джек не был бы Джеком, если бы не попытался уйти, хотя и слабо надеялся на обгон шебеки. Так и случилось: несмотря на все его манёвры, в борт совсем скоро вгрызлись абордажные крючья.

Добавлено спустя 50 секунд:
Глава 14.

Грелль не помнила, как скатилась со ступенек капитанского мостика. Не помнила, как очутилась в крепких руках Джошами. Не помнила, как тот протащил её по палубе за секунду до прыжка с шебеки первого вражеского абордажника и овладела собой лишь тогда, когда над ней громыхнула решётка трюма.
- Сиди и не высовывайся! - донёсся голос старпома. - Ещё мелкий для пиратских игр!
- Чего-о-о?! - эти слова, что называется, разбудили в девушке зверя. - Это кто тут мелкий, дедуля?!

Сверху уже доносилась такая пальба, что она не выдержала. Оглядевшись по сторонам и заметив мило пристроенный в уголке знакомый чехольчик, Рэдклифф расплылась в улыбке, какой позавидовал бы Чеширский кот. Спустя минуту, перепиленная решётка весело ухнула вниз, а из трюма в самую гущу сражения выпрыгнуло нечто алое с заведённой бензопилой.

В стычках с андроидами и другими чудесами техники, которые часто происходили в Тагуре, Рыжик использовала своё оружие на всю катушку. Однако с людьми (даже самыми негодными) она не могла поступать подобным образом. Ранить, в крайнем случае, искалечить, но не убить. Только если уж совсем не будет другого выхода...

А сейчас выход был. Пираты (и свои, и чужие) с ужасом пялились на сию дивную вещичку и незаменимый женский аксессуар 21-го века (как считала Рэдклифф), не то что не решаясь нападать, но даже просто махнуть саблей в её сторону. Визг вращающихся с бешеной скоростью зубьев приводил их в замешательство. Всех, кроме Дэвида, уже сцепившегося на корме с Джеком:
- Чего стоите, олухи?! Бейте его, пока он один!
Тут он сказал правду: команда "Морского волка" (в том числе и Гиббс) тоже разбежалась от греха подальше.

Однако приказ капитана для пиратов с шебеки был сильнее неизвестной угрозы.
- Ну, ничего себе! - присвистнул Воробей, наблюдая за Грелль. - В забегаловках он, видите ли, работал!..
Но увидеть, что дальше произошло с коком, ему не дал Уайдэр. А с девушкой происходило нечто интересное: даже на улицах Шэнварда во время бегства от легандорцев ей ещё не доводилось выделывать столь акробатических трюков, чтобы увернуться от шпаг и сабель! И всё же, их было слишком много. В конце концов, чей-то клинок просвистел так близко, что сбил с её головы треуголку.
- Вот невезуха...
Рыжик только вздохнула, глядя на вновь остолбеневших пиратов: наряду с пилой, слишком уж непривычным для них было видеть, как по воздуху огненным веером рассыпаются роскошные волосы. И, лишь когда они окутали лицо, делая его как будто нежнее и мягче, всем стало понятно, кто перед ними...
- Девчонка?! - Грелль едва успела пригнуться, как в мачту позади неё почти по рукоять вошла сабля старпома Дэвида. - Иди сюда, дрянь, я прикончу тебя своими руками!
Неудивительно, что он был рассержен: никому прежде не удавалось навести на него такого страху, а тут - какая-то кнопка! Да, несмотря на рост в 1,80, рядом с его двухметровой фигурой Рэдклифф действительно выглядела маленькой... Маленькой, да удаленькой.
- Тебя кто учил разговаривать с женщинами?! Придётся дать пару уроков вежливости, красавчик!

Но сегодня ей не суждено было стать его "первой учительницей": стоило Джошами и другим матросам из команды Джека осознать, что их враги перетрусили от встречи с девушкой (пусть и сногсшибательно сильной, а всё же девушкой!), как битва закипела с удвоенной силой. Гиббс сам скрестил сабли с великаном, оттолкнув зазевавшуюся было Грелль подальше, однако та уже доказала, что её зря оставили в стороне. Вот почему она вновь потянулась к пиле и вскрикнула, когда оружие неожиданно выбили у неё из рук сразу трое разбойников.

До крови прикусив губу, она попыталась дотянуться до него, но тут её схватили за руки два пирата. Третий же подошёл ближе и с отвратительной ухмылкой провёл ладонью по смуглому лицу, как бы невзначай снимая с носа очки:
- А ты симпатичная пташка! Только вот любопытно, насколько ловка без этой штучки.
По спине Грелль пробежал холодок, пусть лишь на мгновение. Всё дело в том, что рукопашный бой был её слабым местом, в отличие от Гробовщика, или Себастьяна. Стоило оставить её без пилы - и защита сломана... Во всяком случае, так полагали противники.
- Это ты про очки, или про мою милую пилочку? - подмигнула она, вдруг резко подаваясь вперёд.

Приём, который Рэдклифф использовала сейчас, был одновременно и коронным, и совершенно неожиданным для пирата. Последнее, что он увидел - разлетающиеся во все стороны снопы звёздочек (зрелище похлеще, чем в планетарии!). Мог ли он знать, что, обезоружив руки, открыл девушке первоклассный удар головой? Надо сказать, у многих, кто испытывал его на себе, потом оставались трещины в черепе, а вот у алого чуда зрели, разве что, шишки.

Двое других, обалдевшие от столь странной атаки, чуть ослабили хватку. Этого Рыжик и дожидалась. Она не стала вырываться, даже не выкручивала запястья, пытаясь освободиться, а просто перекинула обоих через себя.
- Простите, ребятки. - не забыв проявить учтивость к валявшейся перед ней кучке в отключке, она поправила очки. - Рада была познакомиться, но, увы, время не ждёт!

Добавлено спустя 39 секунд:
Глава 15.

Стоило Грелль разок пересечь палубу, как она увидела, что чужих матросов на ней заметно поубавилось. Что-что, а в выборе команды Воробей после предательства Барбоссы уже не ошибался! Не прошло и получаса, как бой был окончен в пользу "Морского волка"... правда, не без участия единственной барышни в обществе отпетых головорезов.

Сказать, что на лице Джека при виде Рэдклифф читалась смесь восторга и удивления - значит ничего не сказать. Удивления - потому, что хотя он и подозревал, что с его новым коком что-то неладно, но всё же не мог и предположить, что он окажется девушкой. А восторга - потому, что глядя на мило раскрасневшуюся мордашку Грелль, каждый уважающий себя пират невольно подумал бы: "Ну, и лапочка!"
- Извини. - она воткнула бензопилу в доски палубы у его ног. - Надо было не врать и сказать об этом раньше... - виноватый взгляд зелёных глаз сменился неистовым блеском. - ЧЕГО УСТАВИЛСЯ, КАК БАРАН НА ГРАДУСНИК?!!! ДА, Я ДЕВУШКА!!! ДЕ-ВУШ-КА, КАК ВИДИШЬ!!! И ЭТА ШТУКА У МЕНЯ НЕ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ШИНКОВАТЬ НА ВАШЕМ ГРЯЗНЮЩЕМ КАМБУЗЕ КАПУСТУ!!! И ЧТО ВЫ ТЕПЕРЬ СО МНОЙ СДЕЛАЕТЕ?!!! ВЫШВЫРНИТЕ ЗА БОРТ ТОЛЬКО ПОТОМУ, ЧТО Я НЕМНОГО ОТЛИЧАЮСЬ ОТ ВАС?!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Всю эту тираду она прокричала одним духом, да так, что вполне могла посоревноваться в громкости со смехом своего возлюбленного. Даже пленные матросы шебеки пожелали сейчас связанными сигануть в море.
Джеку часто приходилось иметь дело с женщинами. Спокойными, импульсивными, истеричными, даже бешеными... но не до такой степени! Особа, стоящая перед ним, похоже, идеально подходила под все неврозы сразу. А он-то в своё время жаловался на Анжелику!
- Почему же за борт? - как можно ободряюще улыбнулся он. - О чём ты вообще, девчушка? Скажи лучше, кто ты и откуда взялась.
От его голоса огонь в изумрудных глазах начал медленно угасать. Грелль уже не излучала такой дикости, с которой минуту назад довелось столкнуться. Она собиралась ему ответить, однако сзади к ним неожиданно подобрался раненый Уайдэр. Реакция у обоих была незамедлительной - в воздухе одновременно сверкнули зубья пилы и начищенный до блеска палаш Джека. Дэвид же успел лишь слабо вскрикнуть, прежде чем встретил конец.

Они стояли рядом, в позах защиты друг друга. Он - одной рукой притягивая её к себе, а другой пронзая пирата. Она - перебросив лезвие через плечо и пытавшаяся оттолкнуть его подальше, в безопасный угол свободной ладонью.
- Спасибо. - только и мог сказать каждый из них, пока остальные люди с изумлением наблюдали эту сцену.

Воробей оправился первым. Спокойным и даже будничным движением он вытер оружие, возвращая его туда, куда положено - на пояс. Рыжик же как в замедленной съёмке сползла по корпусу бензопилы и уткнулась лбом в колени.
- Эй! Ты чего? - фигурально чистая рука Джека потормошила её за плечо. - Только не вздумай мне здесь плакать!
- Я и не плачу... - прогундосило в ответ из огненной копны волос. - Просто... ПРОСТО МНЕ ОБИДНО, ЧТО ТЫ ТАКОЙ ДУРАК, ЯСНО?!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Гиббс, стоявший ближе всех к капитанскому мостику, и только-только успокоившийся, опять подскочил.
- Это всё, ЭТО ВСЁ было только ради тебя! - уже залитые солёными каплями стёкла очков глухо ударились о пол, так и оставшись лежать.

Добавлено спустя 39 секунд:
Глава 16.

Джек Воробей не был похож на других пиратов. И в частности, тем, что ещё не разучился сочувствовать. Однако даже обладая сим прекрасным качеством, он понятия не имел, как утешить своего нового пассажира... или, точнее, пассажирку, уже полчаса сидевшую в его каюте и заливающуюся слезами.
- Зараза, да что мне с тобой делать?! Если не замолчишь, я тебя пристрелю! - решил он прибегнуть к крайним мерам.
- Н-нич-чё н-не выйдет! - продолжала всхлипывать Грелль. - Т-ты во время аб-бордажа в-все пули расстрелял, я виделааааааааа!!!!!!!!!!!!!!!!!!
"А ведь точно!" - мелькнуло в голове у пирата, стоило ему осмотреть мушкет. - "Когда она только успела заметить?"
- Ладно, чувствую, придётся ждать, когда ты сама успокоишься. На, утрись, сопливая! - Джек протянул ей платок, который нашёл в верхнем ящичке стола.

Но Рэдклифф, судя по всему, услышала лишь слово: "Утрись!" Иначе как объяснить, почему вместо платка она высморкалась в полосатый капитанский кушак? Уж на что Воробей не был брезгливым, в тот момент даже он скривился от отвращения.
- Хлюп! С-с-спасибо, такое мягкое полотеньчико...
- Отдай! - капитан не без труда вырвал у неё кушак и со вздохом принялся снимать его с пояса. - Полотеньчико... Плакала моя лучшая турецкая ткань!
Грелль удивлённо захлопала пушистыми ресничками, с которых всё ещё капали слёзы:
- Так оно на тебе болталось??? Ой, прости, я не хотела! А зачем ты так его носишь?
- Хочу и ношу! Не задавай дурацких вопросов. Я же не спрашиваю, почему ты вырядилась мужчиной и затесалась в команду моего корабля. Хотя, должен признаться, мне было бы интересно узнать об этом... Как и о том, с какой стати ты меня оскорбляла.

Рыжик ничего не ответила, продолжая рыдать. Глядя на неё, Воробей не мог поверить в то, что всего час назад это был боец, способный дать фору десяти вместе взятым корсарам. Впрочем, почему не поверить? Несмотря на огромную физическую силу и способность управляться с таким тяжёлым оружием, как пила, Грелль всё-таки оставалась девушкой. Чувствительной, эмоциональной и импульсивной, что свойственно многим из них. "Да какая она девушка!" - пират усмехнулся собственным мыслям, глядя на вздрагивающий перед ним алый комочек, в который каким-то чудом умудрялась сжиматься Рэдклифф. - "Она ещё ребёнок. ОЧЕНЬ ГЛУПЫЙ ребёнок!"
- Слушай, - он почесал переносицу, видя, что его собеседница и не думает успокаиваться, - может, ты есть хочешь?
Странно - эта фраза подействовала на Грелль почти гипнотически!
- А рисовые шарики у тебя есть?
- К твоему сведению, детка, в море такого не едят. - Джек бросил ей фрукт из вазы, стоящей на столе. - Что такое апельсины, надеюсь, знаешь?
- Угу! - кивнула та, уже впиваясь зубами в сочную мякоть. - Ты тоже их любишь?
- Причём тут любовь? Никому не понравится, если начнут выпадать зубы. Это первый признак, что начинается цинга - недостаток витамина С. Поэтому цитрусовые всегда включаются в рацион моряков и на королевских, и на пиратских судах. Неужели и это тебе не известно?

Он говорил вовсе не потому, что ему улыбалось рассказывать гостье о вкусной и здоровой пище. Просто видел, как с каждой минутой еда и разговоры отвлекают её от плача. Ну, точно как маленькую девочку...
- Я до сих пор не получил ответа на свои вопросы. - он хитренько улыбнулся и отставил тарелку с фруктами подальше, стоило Рэдклифф потянуться за следующим апельсином. - И, кажется, ты уже достаточно успокоилась, чтобы мне обо всём рассказать.
Рыжик подняла на него недоумевающий взгляд, мол, с какой стати ей тут поесть не дают? Однако вовремя вспомнила, кто хозяин положения и примирительно отвечала:
- Хорошо. О чём тебе говорит имя Дарис Нисс?

Добавлено спустя 37 секунд:
Глава 17.

Анжелика в очередной раз сменила у штурвала Тига. Стоя на мостике, она разглядывала далёкие звёзды. Ночь была без луны, но необыкновенно красиво мерцала созвездиями. Создавалось впечатление, что в небе кто-то рассыпал алмазы по тёмному бархату.
- Без неё даже немного одиноко...
Пиратка обернулась на звук голоса. Гробовщик, едва не сливаясь с тьмой из-за своего балахона, сидел на ступеньках трапа и теребил в руках пёстрый камешек, который нашёл где-то на палубе.
- Ты про невесту?
- Нет. Про Луну. Ведь только под её светом у нас на Севере раскрываются самые прекрасные цветы.
- Вот как? - Анжелика смотрела на него с некоторым удивлением. - Знаешь, я впервые встречаю парня, не тоскующего вдали от любимого человека.
На изуродованном шрамом лице Дариса появилась улыбка:
- Просто мы с ней связаны не совсем так, как это принято у большинства пар. Нам не нужно сжимать друг друга в объятиях, чтобы ощущать связь.
- То есть?
Нисс почти с грустью посмотрел на висящий у неё на шее золотой крест:
- Ты говорила мне, в Кого веришь, и ты ли этого не знаешь? Неужели забыла, что все мы - люди? А люди состоят из тела и души. Причём последнее значительно превосходит первое.
- Я знаю это, Гробовщик. Но у нас здесь мало тех, кто знает это тоже.
- Хих, я так и понял. И рад, что столкнулся с той, которая может меня в этом поддержать... как я надеюсь.
- Значит, ты хочешь сказать, что душевная связь для тебя и Рэдклифф важнее физической?
- Именно. Думаю, ты итак видишь, - худые пальцы Гробовщика прошлись по чёлке, чуть-чуть приподнимая её, - что она меня полюбила не за красивые глазки. Хи-хи, ко мне применение слова "красавец" вообще неуместно!
Теперь девушка догадалась, к чему ведёт её собеседник:
- Она влюбилась в то, что у тебя внутри. Согласна, такое поистине редко бывает. Многим достаточно лишь красивой внешности и той выгоды, какую можно из неё извлечь.

Нисс поднялся с места, что-то тихо мурлыкая себе под нос, и тоже положил ладонь на ручку штурвала.
- А ведь когда-то мне не было равных в этом, моя дорогая. Я был прекрасен, как говорили многие, и втайне гордился этим. Однако потом, пройдя множество дорог, одна из которых привела меня в Шэнвард и сделала гробовщиком, я понял, как это всё мимолётно. Больные и здоровые, плохие и хорошие, верующие и неверующие, от первого праведника и до последнего грешника не могут отрицать, что смерть приходит за всеми. Рано, или поздно придёт всё равно. Никакая красота, никакое богатство от неё не спасёт. Стоит ли печалиться? Нет. Ведь в каждом из нас, слава Богу, до сих пор живёт частица вечности - то, что зовётся душой. Её нельзя взвесить, нельзя потрогать, но это вовсе не значит, что её нет. Она растворена в человеке, как эти звёзды на покрывале неба. - улыбка, совсем не безумная, устремилась вверх, туда, где хлопали парусами мачты. - Вот поэтому влюбляться следует, прежде всего, в неё. Подчас то, что ты видишь, бывает второстепенным... А главное сокрыто от глаз.

Анжелика молчала, обдумывая его слова. Прежде она слышала подобное от очень немногих людей. И, к сожалению, не от тех, что были ей дороги. Во всяком случае, в лице отца.

Как плёнку, она попыталась промотать пред мысленным взором их с Джеком жизнь. Может, Гробовщик прав? Они ведь придавали в ней мало значения душам друг друга. Какая разница, что у человека внутри - ты же видишь по его поведению, что он интересный, весёлый, совсем не плохой и... красивый, наконец!

Однако ничто из этого почему-то не спасло их краткий союз. Страстные признания, ночи под луной в объятиях открытого моря, звон бутылок с ромом и то, что зовётся истинной вольной жизнью приносило волю и лишало воли. Обычно в подобных случаях люди говорят: "Да пошло что-то с ним не так, ну, значит, и пошёл он сам, куда подальше!", машут рукой и уходят, либо не доискиваясь причины, либо роя не с того конца и не в том месте. И это уж точно не спасает ни любви, ни, тем более, брака.

Девушка так погрузилась в размышления, что не заметила, как руки Дариса, лёгкие и удивительно тёплые для прохладной ночи, легли ей на плечи.
- А теперь загляни внутрь себя. - влился в уши спокойный шёпот, отдающий ароматом цветов. - Попытайся отбросить то внешнее, что тебе известно о Джеке. Вспомни, какой он на самом деле. И разберись, ненавидишь, или любишь его. Не бойся, сделай только один шаг.

Налетевший ветер разметал его волосы, окутавшие пиратку серебристой шалью. Как ни странно, ей стало тепло и уютно в этом пахнущем ирисами живом шалаше. Голова стала ясной, мысли прекратили беспорядочно перескакивать с одной на другую. И что-то огромное, тёплое, ласковое рождалось на смену обиде и ненависти, поднимаясь из самых затаённых уголков сердца. А запах делался как живой. Он отвлекал от всего внешнего мира, даже от плеска волн. И шёл уже не от Дариса.
- Да. - наконец, сказала она, улыбнувшись мерцавшему огоньками небу. - Я люблю его, даже невзирая на то, что он со мной сделал. Выбрасывать на необитаемом острове - жестоко. Однако не менее жестоко поступали и с ним. А тот случай в монастыре... бесспорно, постыдный, однако, не будь его, со мной могло произойти в будущем куда более тяжкое падение. Слушай, - она полуобернулась к парню, - а ты точно простой гробовщик?
Серебряные нити медленно убрались.
- Уверяю, миледи, самый что ни на есть простой, который лишь иногда говорит умные вещи!
- Спасибо. - Анжелика осторожно пожала тонкую руку. - Странно, я ведь ни с кем не могла об этом поговорить... А тебе рассказала. Придётся как-нибудь выразить благодарность.
- Ты уже сделала это. Ты отдала мне часть своей боли и получила взамен утешение. Я приму её, как те слёзы, что ты не видела у себя на щеках. - в последний раз взглянув на звёзды, Нисс направился к трапу, но на полпути остановился и загадочно добавил. - Я всегда вбираю в себя человеческие слёзы. Вот почему мои лепестки до сих пор раскрываются пышно.

Добавлено спустя 35 секунд:
Глава 18.

- Ни о чём. - передёрнув плечами, ответил Джек на вопрос своей гостьи. - Я никогда прежде его не слышал.
Грелль кивнула:
- Понятно. Выходит, он не сказал тебе своего настоящего имени, и это на него похоже... Ну, а как насчёт прозвища Гробовщик?

Вот теперь в памяти капитана Воробья возник вполне знакомый, не забытый даже за столько лет экстравагантный образ.
- Тот чудик, которого мы с Элизабет подобрали на острове? Да, я его помню. Ещё лез не в своё дело на Исла де Муэрте... Постой-ка, а ты откуда его знаешь? Если только ты не...
- Угадал: я его девушка. Я пришла оттуда же, откуда он, и моя фамилия Рэдклифф.
- А имя? Только не говори, что Грэлл - это твоё настоящее.
- Почти. Я Грелль. Что, между прочим, означает: "красный, как огонь".
- Что ж, тогда, пожалуй, оно тебе подходит. - усмехнулся пират, глядя на всё ещё взъерошенную алую шевелюру. - А моё означает: "благоволение Бога".
- Красиво. - в голосе Рэдклифф слышалось уважение. - У нас в стране тоже есть люди с такими именами. Но ты мой первый знакомый.

Пока она говорила, Джек вспоминал рассказы Гробовщика. О Северном Королевстве, отрезанном от Внешнего мира, о том, кто его населяет и как Дарис, собственно, попал оттуда сюда.
- Прости, что обозвала тебя... - вырвал его из раздумий голос Грелль. - Просто второе путешествие Нисс предпринял исключительно затем, чтобы узнать - жив ты, или нет. Ведь у него на глазах тебя проткнул шпагой... как бишь звали того рыжего в жуткой шляпе?
Воробей улыбнулся:
- Барбосса. И ты права - шляпа действительно жуткая. Но, думаю, стоит тебе всё рассказать сначала...

* * *

Через полчаса каюту на "Морском волке" сотряс восторженный визг:
- Джек, ЭТО ЖЕ КРУТО!!! Ты вернулся с края света!!! Ты победил самого капитана "Летучего Голландца"!!! Ты разгромил Ост-Индскую армаду вместе с Уиллом!!! Ты выбрался невредимым из пещеры с Источником Молодости!!! И-и-и, не зря Гроби говорил, что ты славный!!!

Обескураженный этими шумными проявлениями восторга, сопровождающимися скачками по его кровати, капитан Воробей кое-как уговорил Грелль угомониться. Похоже, плакала она, или смеялась - её в любом случае трудно было остановить.
- Кстати-и-и, - протянула Рыжик, с интересом рассматривая его в подзорную трубу, которую уже успела стянуть со стола, - а куда мы вообще плывём?
- В данный момент я намереваюсь вернуть свой корабль... Полож на место, пока не расколотила!
Девушка вернула вещицу на стол, впрочем, только для того, чтобы взяться за компас.
- "Жемчужину", что ли? Ты ж говорил, что она затонула.
- На самом деле... не знаю, стоит ли тебе это показывать... Но, может, хоть отцепишься на время от моих вещей.
Рэдклифф, уже сующая любопытный нос в какую-то шкатулку, повернулась к нему. Взгляд её упал на бутылку с моделью торгового судна, которую пират держал в руках.
- Спасибо, конечно, но я давно не играю в игрушки.
- Причём тут игрушки?! Приглядись, егоза!
Она присела перед Джеком на корточки и внимательнее всмотрелась в то, что находилось за прозрачным стеклом.
- А... Э... Эт-то как?! Почему он там плавает?!!! Откуда ураган?!!! И мерзкая мартышка на втором канате справа?!!!
- В отношении Барбоссы и его атрибутики наши мнения всё больше совпадают! - не без радости отметил Воробей. - Я ведь говорил тебе, что Чёрная Борода занимался магией. Так вот её последствия.
- Корабль в бутылку? Оригинально! А остров в пипетку ему слабо было засунуть?
- Тьфу, да откуда я знаю! - капитан с некоторым раздражением выдернул "Жемчужину" из-под носа Грелль. - И хватит на стекло дышать - оно итак чистотой не блещет!
- Прямо как моя пила... Ой, кэп, у тебя, кстати, есть бензин?
- Чего-о?
- Ах, ну, да. - девушка смущённо подпёрла щёку ладошкой. - Я и забыла, что мы в восемнадцатом веке... Что ж, придётся найти замену - без бензина моя стальная лапочка ни за что не заведётся!
Джек устало закатил глаза:
- Это твоё дело. Разбирайся сама. А меня оставь в покое - я должен дальше прокладывать курс. Если не нагоним "Месть королевы Анны" (пусть и на таком корыте, как это), то другой возможности вернуть моё судно может и не представиться.

Но едва он потянулся к лежавшей на краю стола карте, как по ней звучно шлёпнула дамская ручка:
- Минуточку! А как же Дарис? Ты разве не собираешься помочь мне его отыскать?
- С какой стати? Я итак уже сделал для тебя достаточно много. Можешь остаться на моём корабле, если желаешь (на обратном пути где-нибудь высажу), а можешь сойти в ближайшем порту.
- ЧТО?!!! - карта уже сиротливо сжималась под остреньким каблучком ботильона, который Грелль каким-то образом успела обуть вместо сапога. - То есть, ты хочешь сказать, что до Нисса тебе нет никакого дела?!!!
- Милая, твой парень, чей нездоровый героизм граничит со здоровым идиотизмом, и так в своё время чуть не спутал мне все карты. - аккуратно, но властно стряхнув Рэдклифф с клочка бумаги, капитан разложил его на столе снова. - Тебе он нужен, ты и ищи.
Девушка сжала кулак так сильно, что побелели костяшки.
- А как насчёт того, что он твой друг? Или три года всё же отшибли часть твоей памяти?
- Нет. - спокойно отвечал Джек. - Просто у пиратов не бывает друзей.

Добавлено спустя 36 секунд:
Глава 19.

- Вот, значит, как... - эти слова были для девушки, ничего не знающей о мире корсаров, громом среди ясного неба. - И ради ТАКОГО ЭГОИСТА мы сюда добирались?!!!
- Люди частенько мне это говорят, забывая о том, кто я на самом деле. Мир жесток, детка, надо к этому привыкнуть. А мир пиратов жесток вдвойне.
- Пропусти! - Грелль толкнула его плечом и направилась к выходу.
- Далеко собралась? - как ни в чём не бывало, поинтересовался Джек.
- От тебя подальше. Не нужна мне твоя помощь, слышишь?! Ничья не нужна! Я сама найду того, кто мне дорог.
- Отлично! Хоть в моей каюте наконец станет потише.

Рэдклифф вышла на палубу, распахнув дверь так резко, что пришибла ею проходившего мимо Гиббса. "Тысяча акул! Всегда говорил, что от женщин на корабле одни несчастья!" - проворчал он, потирая ушибленный нос.
Рыжик, между тем, растолкала матросов, столпившихся возле шлюпки, и двумя взмахами пилы обрезала верёвки, на которых она крепилась.
- Э... мисс, а вы куда это? - растерянно спросил мальчик-юнга по имени Джимми.
- Ещё не знаю. - девушка с размаху швырнула мешок с вещами в лодку. - Но надеюсь, вперёд.
- Упрямая, а? - вздохнул Джошами, вместе с капитаном провожая взглядом удаляющееся судёнышко. - И, кстати, кто она такая? Одна из твоих бывших подружек?
- Ох, лучше бы так! Те, по крайней мере, желают просто меня убить, а эта бестия убивала бы долго и мучительно! Ладно, забудь о ней. В конце концов, нам не привыкать к подобным вещам.

Спустя час после ухода Рэдклифф погода внезапно начала портиться. В частности, с севера, сверкая изгибами молний, ползла громадная чёрная туча. Заслышав раскаты грома, Джек отложил циркуль, которым водил по бумаге, и подошёл к окну каюты.
- Ничего себе! Только что ведь было ясно...
- Кэп! - на пороге показался встревоженный старпом. - Судя по всему, на нас надвигается шторм! Прикажешь спустить паруса и переждать, или попробуем отплыть подальше? Ветер пока благоприятствует.
Воробей молчал, напряжённо всматриваясь вдаль. Вдруг при новой вспышке молнии его осенило:
- Гиббс, с какой стороны он идёт?
- С севера, капитан, как видишь.
- Вот зараза!.. - в голосе Джека словно оборвалось что-то, - там же Грелль!

* * *

Маленькая лодка, совсем недавно мирно скользящая по воде, неожиданно очутилась в цепких объятиях волн. Те швыряли её из стороны в сторону, не давая возможности ни ускользнуть, ни выровнять курс. Рыжеволосая девушка на борту в ужасе смотрела, как стремительно над её головой меняется небо.
- Ой-ёй... Кажется, я не в то время собралась искать Дариса...
Она взвизгнула, оглушённая раскатами грома. Хлынул дождь, море волновалось всё сильнее и сильнее. Уже можно было различить на волнах белые шапки пены.

Чувствуя, как крепчает ветер, Грелль обхватила плечи руками и подняла ворот рубашки. "А что будет, если лодка перевернётся? Я же не умею плавать".

Стоило ей так подумать, как новая водяная гора подняла шлюпку на свой гребень. Испугавшись, Рыжик сделала неловкое движение, и правый борт вдоволь черпнул прохладной морской водички.
- Грелль! - этот крик был последним, что услышала девушка перед тем, как упасть в море.

В шести метрах от неё сквозь пелену дождя плыл "Морской волк". Только опытный глаз мореплавателя мог разглядеть лодку среди этих бушующих волн. И Джек, хоть с трудом, но увидел её как раз в тот момент, когда она перевернулась, накрыв собой Рэдклифф.

По спине капитана Воробья пробежал холодок. И вовсе не от того, что ему за шиворот щедро лились струи дождя. Однако к его удивлению, Грелль вынырнула примерно в паре метров от торчащего кверху днища судёнышка и отчаянно забила руками... как ни странно, неплохо удерживаясь на плаву.
- Джек! Помоги!

Добавлено спустя 41 секунду:
Глава 20.

"Джек! Помоги!" - этот зов подействовал на капитана Воробья так, как точно не подействовал бы на его месте ни на одного другого пирата. Бросив опешившему старпому свои камзол и шляпу, он прыгнул в бушующие волны. "Хех, спасение красивых дамочек уже стало традицией! Хотя, это порой утомляет..."

Вынырнув, Джек огляделся, чтобы высмотреть Грелль. Из-за волн мало что было видно, но Рэдклифф орала так, что её легко нашёл бы даже слепой. Обычно в подобных случаях девушки или теряют сознание, или жмутся к своему спасителю, лепеча что-нибудь вроде: "Прошу, только не отпускай меня!" Скоро Воробей убедился, что и в этом его новая знакомая была исключением: стоило ему подплыть ближе, как она вскарабкалась ему на голову, цепляясь руками, ногами и даже зубами.
- ДУРА, ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ, СЛЕЗЬ!!! МЫ ИЗ-ЗА ТЕБЯ ОБА УТОНЕМ!!!

Он сам не ожидал от себя подобного крика. Однако на Грелль он оказал нужное, "отрезвляющее" воздействие: она тут же прекратила изображать ошалевшую кошку и просто ухватилась за плечи пирата.
- Так-то лучше! - прохрипел он, отплёвываясь от солёных брызг. - Не вздумай только висеть на мне, а помогай! Работай ногами, чтобы выплыть.
Рыжик послушно принялась взбивать позади него густую пену. Вдвоём им, конечно, было легче противостоять стихии. Они сумели продержаться на плаву, пока не подошёл "Морской волк". Матросы бросили в воду канат и, дружно взявшись за него, вытащили обоих на палубу.

* * *

Свечи давно затушили, поскольку корабль постоянно качался из стороны в сторону и могло быть случайное возгорание. Каюта всё равно освещалась непрекращающимися вспышками молний. В последний раз выжав мокрую жилетку, Джек повесил её на вбитый в стену гвоздь и, не удержавшись-таки, дал Грелль затрещину:
- Вот скажи, каким местом ты думала?! Ты же сегодня могла утонуть!
- Наверное, тем же, каким и ты, когда отпускал меня одну в море! Хотя наверняка предполагал, чем это может обернуться! - всхлипнула девушка, подтягивая босые ноги к самому животу.
- Хе, помнится, милая, кто-то сам желал свалить с моего корабля! Не ты ли кричала, что справишься одна?
- Не ты ли говорил, что тебе нет до меня никакого дела? А сам, рискуя жизнью, бросился меня спасать. Кстати, спасибо. - неожиданно серьёзно сказала Рэдклифф.
- Да не за что, в общем... - Джек поёжился, видя, что буря не прекращается. - Просто если бы я когда-нибудь смог нормально посмотреть в глаза твоему нечёсанному Ромео, мне это сто процентов не доставило бы удовольствия.
- Почему?
- Потому что не довёз к нему целой и невредимой его глупую, взбалмошную, больную на всю голову, одним словом, такую же сумасшедшую Джульетту!

Несколько секунд Рыжик молча пялилась на него, очевидно, обдумывая сказанное, а потом с радостным визгом стиснула так, что из спины капитана чуть не вылез весь позвоночник:
- ДЖЕКИ, ТЫ ЧУДО!!! ТЫ САМЫЙ КЛЁВЫЙ КЭП НА СВЕТЕ!!! ТЫ ТЕПЕРЬ МОЙ ДРУГ ДО МОГИЛЫ, СЛЫШИШЬ?!!! И ДРУГ ГРОБИ ТОЖЕ!!! Ой, а почему ты синеешь? Или это из-за молний?
- Я задыхаюсь, дурочка! Хватку ослабь!..
Поняв, что опять забыла про свою силу, Рэдклифф поспешно отпустила пирата.
- Прости! Я не хотела!
- Ладно... - тот с хрустом поставил шею на место. - Ты такая сильная, потому что в тебе течёт кровь легандорцев? Так, кажется, называется в вашем мире восточный народ.
Грелль улыбнулась, усаживаясь на прежнее место:
- Потому что... да, это от Востока. То, что во мне так не любят - от Востока. Хотя, моя родина - Запад. Ну, и ещё... - она смущённо посмотрела на чехол, который, к счастью, забыла второпях положить в лодку, - таская пилу, можно накачать себе нехилые мускулы, знаешь ли!
- И часто в твоём мире используется это оружие? - поинтересовался Джек, откупоривая бутылку с ромом.
- На самом деле используется оно как садовый инструмент, не больше. Однако в схватках с андроидами пистолеты и шпаги, как у тебя не прокатят. Мою "подружку" было трудно настраивать, зато теперь она прошивает стальные корпуса, как бумагу. А технику боя с ней я, между прочим, изобрела сама! - последнюю фразу Рэдклифф проговорила с таким видом, будто хвасталась удачно купленным на распродаже платьем.
Но Воробью было любопытно совсем другое:
- Кто такие андроиды (надо же - выговорил с первого раза!)?
- Машины, которые внешне почти ничем не отличаются от людей. Первые из них были созданы в моей родной стране - Миазаре, а после были взяты на вооружение военными остальных Великих Держав.
- А что, неплохо! Вместо живых людей сражаются какие-то жестянки. Скажи-ка, а пираты у вас там тоже есть?
Девушка невольно вздрогнула, вспомнив, как сталкивалась пару раз с террористами. И, будто усиливая напоминание, заныл глубокий шрам, тянувшийся от бедра до самой груди.
- Есть... Только сухопутные. Я их знаю... И Дарис знает. Но они нисколько на тебя не похожи.
- Ясно. - видя её настроение, капитан решил перевести разговор на более приятную тему. - В общем, как только вернём моей "Жемчужине" прежний вид, сразу отправимся на поиски твоего гробовщика. В конце концов, у меня пока не намечается более интересных дел, а это корыто, незаслуженно именуемое судном, долго не протянет, попомни мои слова!
На бледных губах Грелль появилась улыбка:
- Спасибо, кэп. Я и не мечтала, что у меня будет друг вроде тебя.
- Друг? Ну, можешь называть меня им, если хочешь.
- Очень хочу! Кстати, а что это ты пьёшь? - она бросила заинтересованный взгляд на бутылку.
- Самый прекрасный напиток здешних мест, голубка! - Воробей протянул ей склянку. - Хлебни, сразу согреет нутро!
Рыжик с готовностью опрокинула в себя содержимое и закашлялась, чувствуя, как глаза у неё стремительно начинают карабкаться на лоб:
- ЧТО ЭТО ЗА МЕРЗОСТЬ?!!!
Её слова явно оскорбили пирата, ведь звучали они похлеще, чем Лизино: "Гадкое пойло!"
- Не мерзость, а настоящий чёрный ямайский ром! С большим трудом достал, между прочим! Нынче его изготовлением занимаются все, кому не лень, но профессионалов ничтожно мало... - он сделал ещё глоток и продолжил. - Кладут столько патоки, что пить невозможно! Вот что действительно МЕРЗОСТЬ!!! Я бы даже в состоянии нестояния не стал бы такое лакать.
- Кха... - Рэдклифф по-прежнему пыталась прочистить горло, ощущая подступившие к глазам слёзы. - Мне и этого хватит... ТЫ ВООБЩЕ СООБРАЖАЕШЬ, ЧТО ДЕЛАЕШЬ?!!! - неожиданно напустилась она на Джека. - СПАИВАТЬ ЛЕДИ - ПРЕСТУПЛЕНИЕ!!!!!!!!!!!!!
- Правда? - тот лукаво ей улыбнулся. - Но у меня смягчающие обстоятельства - я не знал! И потом, ты сразу согрелась.
У Грелль действительно прекратилась дрожь, кровь быстрее побежала по жилам и даже чуть-чуть порозовели щёки. Решив, что в подобной ситуации немного алкоголя всё-таки не повредило, она примирительно обратилась к Джеку:
- Ладно, забудем. К тому же, время позднее и, честно говоря, я уже без задних ног... Будь здесь Себастьян, он бы тебе поаплодировал, потому что никому ещё не удавалось к вечеру ТАК меня измотать... Где я сплю?
- На полу. Или в любом другом месте, где тебе будет удобно.
Девушка без раздумий плюхнулась на постель.
- ...Кроме моей кровати!
- Но почему? - искренне удивилась Грелль. - Я думала, хороший хозяин всегда предоставляет гостям самое лучшее.
- Я не хороший. Я практичный. - заявил Джек, стаскивая её вместе с матрасом и волоча в угол. - А на полу, между прочим, даже безопаснее спать! Особенно новичкам. Особенно в такую погоду. Был у меня один знакомый капитан, который в шторм брякнулся с собственной койки и заработал сотрясение мозга!
Рыжик рассмеялась, ловко поймав брошенные им подушку и одеяло:
- Ну, мне это не грозит! Сёба считает, что в моём черепе сотрясать попросту нечего!
- Это Сёба правильно считает. - эхом отозвался пират. - Однако я не уверен, что с тобой так уж всё безнадёжно, дорогая моя. Конечно, судя по твоим сегодняшним поступкам, соображаешь ты плохо, но туфли, к примеру, надеваешь на ноги, а не на голову - для этого ведь тоже мозги иметь надо!
- Ну, спасибо, утешил! Хотя, ты всё равно поступаешь, как свинья, заставляя хрупкую, нежную леди спать на грубых досках!
- Где? - Джек картинно принялся озираться по сторонам. - Где хрупкая, нежная леди??? Что-то не вижу!
Грелль запустила в него подушкой:
- Вот мерзавец! Ну, ла-а-адно...

Капитану Воробью не очень понравилось выражение, с которым она протянула последнее слово. Но он всё же вышел из каюты, чтобы раздать указания команде и оставил Рэдклифф одну. Слава Богу, шторм начинал затихать.

Когда он вернулся, девушка, уже переодевшаяся в свои рубашку и брюки, мирно сопела в углу. Точнее, с первого взгляда казалось, что мирно. На самом деле один зелёный глаз хитрюще блестел из-под чёлки, пока Джек ложился, и победно вспыхнул, когда, благодаря заранее подпиленным ножкам, кровать под ним рухнула на пол, да ещё проломилась посередине.
- Вот видишь - теперь мы на одном уровне! Удачи с кошмарами, кэп!

Добавлено спустя 40 секунд:
Глава 21.

- ...Нет, дедуля, не видал я тут такой девушки. Хотя, милашка, ничего не скажешь!

Дарис вздохнул, уже по привычке пропуская мимо ушей подобное к себе обращение. Рыжий парнишка, чьё лицо вперемежку покрывали веснушки и следы от ветряной оспы, бросил на него последний насмешливый взгляд и, засунув руки в карманы, побрёл дальше по улицам Тортуги. А Нисс не заметил, как подошедшая
Анжелика положила ладонь ему на плечо:
- Хватит, успокойся. Мы и так обошли весь остров, стоило пришвартоваться в порту. Если бы Грелль тут была, то давно бы встретилась с нами.
- Я должен найти хоть какие-то следы её пребывания. - машинально отозвался Гробовщик. - Я не успокоюсь, пока не проверю каждый сантиметр этого клочка земли.

Испанка лишь покачала головой. Что бы на это сказал капитан Тиг? Увы, сейчас ничего, ибо сразу после прибытия на Тортугу они с ним распрощались.
- Ты действительно считаешь, что она была здесь?
- Я способен чувствовать её на расстоянии. - Дарис взглянул на вывеску с изображением девушки в подвенечном платье, которая красовалась на крыше таверны. - Минутку... а в это достославное заведение мы заходили?
- "Честная невеста"? - уточнила Анжелика. - Странно, что она ещё до сих пор стоит... Правда, годика три назад это была самая лучшая забегаловка. Ну, пошли.

Шум и гам внутри стоял такой же, как во время посещения Грелль с той разницей, что в её возлюбленного никаких сапог не летело. И дело было вовсе не в мирном настрое местных (драки вспыхивали ежеминутно), просто парню каким-то образом удавалось уворачиваться ото всех ударов, словно всю жизнь только и делал, что прокладывал себе путь посередь сцепившихся пьянчуг.

Однако к стойке, за которой стоял хозяин "Невесты", пробраться не было никакой возможности: её буквально оккупировала толпа морячков, пронюхавших, что вчера сюда доставили первоклассный ямайский ром. Так что Ниссу и его спутнице пришлось устроиться за столиком в уголке, ожидая, когда пройдёт ажиотаж. Как сказала пиратка, владельцы таверн обычно бывают в курсе всех дел, происходящих на острове.
- Не ожидала от тебя такого. - произнесла она, рисуя на столе узоры выплеснувшимся из светильника маслом, - как правило, те, кто впервые попадают на Тортугу, либо начинают задыхаться от жуткой вони, либо вообще теряют ориентацию в пространстве. А с тобой ничего подобного не происходило.
- Хи-хи, потому что мне не привыкать! По крайней мере, здесь есть свобода. - перестав хихикать, многозначительно добавил Дарис. - Я в худших клетках сиживал...
Анжелика не успела спросить, что означает последняя фраза: внимание отвлекли двое пиратов, спорящих за соседним столиком и, как ни странно, не участвующих в общей свалке. Один был приземистый и почти лысый, другой - тощий, высокий и одноглазый.
- А я тебе ещё раз повторяю - я сам видел у того кэпа карту сокровищ! - шипел толстяк. - Если вступим в его команду, получим целое состояние!
- А я говорю - брехня это всё! - стоял на своём его приятель. - Думаешь, он станет щедро делиться с командой?! И карта у него поддельная, дурья твоя башка!
Девушка раздражённо потёрла виски:
- Как всегда... Слушай, может, заткнуть их?
- Нет, погоди-ка... У меня появилась идея.

С этими словами Гробовщик извлёк из кармана портрет Рэдклифф (уж не знаю, кем выполненный, но поразительно удачно!) и потеребил за рукав одного из спорщиков:
- Эй, джентльмены! Можно задать вам маленький вопросик?
Пинтель и Раджетти (как вы, наверное, уже догадались, это были именно они) будто по команде обернулись к нему.
- Тебе чего надо, папаша?
- Скажите, пожалуйста, - не обращая внимания на обидное слово, Нисс протянул им рисунок, - вы видели эту леди?
Стоило пиратам разок взглянуть на него, как они оба заорали дурным голосом и юркнули под ближайший стол:
- ТОЛЬКО НЕ ЭТО КРАСНОЕ ЧУДИЩЕ СНОВА!!!! ЛУЧШЕ СКОРМИТЕ НАС КРАКЕНУ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
- Вот так реакция!.. - озадаченно протянула Анжелика.
Зато её друг вмиг оживился:
- Подожди, милая, по-моему, эти двое с ней знакомы!
- Ещё КАК знакомы! - простонал из-под стола Пинтель. - Она нас чуть не убила!!!
- И назвала пигмеями! - вставил Раджетти.
- Их-хи-и-и, тогда это точно Грелль! - Гробовщик радостно хлопнул в ладоши и залез под скамейку, чтобы быть ближе к собеседникам. - Любезнейшие, а где она сейчас, не знаете?
- Откуда нам знать! - огрызнулся толстяк. - Пришла, посдирала с нас шмотки и ускакала в неизвестном направлении, проклятая девка!.. Кстати, а тебе-то она на что?
- Это моя будущая супруга.
Разбойники вытаращили на него глаза, полные ужаса и искреннего сочувствия.
- Хороша невеста... - только и мог сказать долговязый.
- Ладно, ребятки, спасибо за информацию! - с размаху треснувшись затылком о ножку скамейки, Дарис кое-как выбрался из-под неё и потянул испанку к стойке, где народу уже стало заметно меньше.
- Что я слышу - пиратов обокрали! Ну, не каламбур ли? - насмешливо фыркнула Анжелика. - Верно ты говорил - твоя любимая не промах...
- Иногда даже слишком. Хих, вот и приходится драть её за ушонки!

На этот раз им удалось добраться до хозяина таверны. Тот явно пребывал в благодушном настроении, судя по количеству выпитых бутылок, и сразу замахал девушке:
- О, какие люди! Вот уж не ожидал, что сегодня к нам на огонёк заглянет сама королева Карибов! Что будешь пить, несравненная моя Анжелика?
- Ты как всегда щедр на комплименты, Ник. - та улыбнулась. - Но я сейчас слишком занята, чтобы пить ром. Скажи лучше, нет ли здесь матросов, желающих наняться в команду?
Мужчина вздохнул:
- Знаешь ведь - моё заведение давно утратило популярность... Однако сегодня тебе повезло! Благодаря этой славной толстушке, - он похлопал по бочке, - сюда сбежалось баловаться выпивкой много лихих ребят!
- Отлично! - Анжелика потеребила спрятанный под жилеткой мешочек с дублонами. - А кого из них ты порекомендовал бы в первую очередь?
- Начнём с Алекса Тэтчера. Храбрый малый и лучший канонир на архипелаге! Ты не смотри, что ему за 50, возьмёшь его - точно не прогадаешь! Джейсон Гардис - штурман, который навигацию по косточкам разбирает. Даже если задумаешь путешествие на край света, с ним не заплутаешь. Далее - Рузвальд Грин и Роланд Юрксен...

Пока его спутница беседовала с хозяином, Дарис решил пройтись по таверне. Он с интересом разглядывал незнакомые ему предметы интерьера, ловил каждый звук и запах, словно старался запомнить как можно больше с помощью своих обострённых органов чувств. Неожиданно его внимание привлекли крики из того самого угла, где сидели прежде они с Анжеликой. Кричал здоровенный верзила, потрясая за шкварники... кого бы вы думали? Конечно, Пинтеля и Раджетти!
- Обокрасть меня решили, паршивцы?!!! Да я вам сейчас вырежу аппендицит через глотку!!!
- Ч-что в-вы, мы и не думали! - заискивающе глядя на него, лепетал толстяк. - Как можно украсть что-то у самого великого капитана в истории пиратства - Джорджа Блейка...
- Я для тебя СЭР БЛЕЙК, понятно?!!! - прогрохотал великан и так тряхнул Пинтеля, что тот по самые уши провалился в ворот собственной рубашки. - И что ты думаешь - я не видел, как твой одноглазый дружок тырил карту у меня из кармана?!!!

Раджетти, которого держали трое головорезов (кстати, уже гаденько улыбаясь и затачивая сабли), тоже пытался выкрутиться, как мог. Однако "великий капитан" Блейк не обращал на заверения, что они только хотели плавать под его началом, никакого внимания, и незадачливой парочке пришлось бы плохо, если бы перед самым его носом внезапно не появился незнакомец с седыми волосами:
- Дружок, оставь-ка их в покое!
У пирата глаза едва не выскочили из орбит. Он даже перестал встряхивать Пинтеля:
- ЧТО-О-О?!!! Какой я тебе дружок, старый кретин?!!!
- Кэп, по-моему, он не такой уж и... - один из членов его команды не завершил фразы, вглядываясь в лицо Нисса.
Тот же, ничуть не смутившись, продолжил:
- Эти два джентльмена с нашего корабля. Очень прошу вас, - Раджетти открыл рот от удивления, когда Гробовщик смиренно склонился перед Джорджем, - отпустите их. Я приношу за них извинения.

Несколько секунд длилась немая сцена. Потом Блейк выпустил Пинтеля и громко расхохотался:
- В тебе, видать, нет ни капли гордости и самоуважения, если пресмыкаешься ради чужих, ничего не стоящих драных шкур! Но! - он вмиг придавил ногой ползущего в сторону толстяка. - Я не делаю бесплатных подарков. Что предложишь в обмен на этих уродов, дедок?
Он осёкся, когда его лицо озарилось голубоватым сиянием. Прямо рядом с ним, изумительно переливаясь в свете факелов, сияло кольцо. Нежные серебристые лепестки, переплетающиеся и образующие оправу, сжимали в самой её серёдке камень невиданной красоты.
- Может быть, этого хватит?

Пока пираты пялили глаза на драгоценность, их капитан одним ловким движением выхватил вещицу из руки парня.
- Неплохо, старик... Где взял такое богатство?
- Я не стащил, если ты про это. - голосом, в котором не было ни капли дурашливости, произнёс Дарис. - И вряд ли тебе ещё когда-нибудь встретится похоронных дел мастер, предлагающий больше.
Блейк оскалился, как хищник, только что заполучивший добычу:
- Что ж, пожалуй, такая плата вполне устроит. Чего стоите, галерные крысы?! - крикнул он своим подчинённым. - Бросайте эту ходячую вешалку и живо на судно! Кто опоздает, заставлю языком драить палубу!!!

Чем всегда отличался Пинтель - так это благоразумием, которое проявлял в подобных ситуациях. Вот почему он смирно лежал, уткнувшись лбом в грязные доски пола, до тех пор, пока Джордж с его головорезами не скрылись из виду. Раджетти, как мешок с картошкой брошенный под ноги Дариса, тоже встряхнулся:
- Приятель, ты... зачем это сделал? То колечко наверняка стоило бешеных бабок!
Гробовщик одарил его дружелюбной улыбкой и помог подняться:
- Никакое колечко не стоит человеческой жизни, дружочек. Я рад, что выручил вас. Извините - мне пора идти. - добавил он, услышав, что Анжелика зовёт его к стойке.
Парочка переглянулась, а потом дружно ухватилась за полы балахона, стоило ему сделать шаг:
- Погоди. - сказал Пинтель. - Блейк прав - мы те ещё отбросы... однако подобных услуг не забываем. Давно мотаемся без дела, возьми нас в свою команду! Мы много чего умеем.
- Я, например, стреляю отлично! - с энтузиазмом добавил Раджетти. - Один глаз не помеха - цель двоиться не будет! А мой друг классно моет палубу.
- Нашёл, что ляпнуть, балда!
- Сам балда!!!
- Тэ-тэ-тэ, ребятки! - придержал готовых уже разодраться друзей Гробовщик. - Я действительно приплыл сюда на корабле, но он не мой, а мисс Тич. Вот у неё сейчас и спросим.

Добавлено спустя 59 секунд:
Глава 22.

- Ну, где же тебя носит? - девушка добродушно потрепала Дариса по макушке, когда он наконец подошёл. - Я набрала команду! Всего семь человек, зато они - мастера своего дела. И, между прочим, выяснила кое-что про твою Рэдклифф.

Она кивнула стоящему за стойкой Нику, и тот поспешно сообщил:
- Три дня назад здесь появился один очень странный парнишка... Рыженький такой, в красных очках. Вытащил из свинарника старпома капитана Воробья и попросился к нему на судно. И Джек взял его (ещё бы - он тут ТАКУЮ драму разыгрывал!). Затем они уплыли, правда, я не знаю, куда... Но помню, что бриг назывался "Морской волк".
У парня будто гора с плеч свалилась:
- Слава Богу, Джек до сих пор в порядке! И Грелль с ним, это вообще замечательно! Анжелика, - он потянул пиратку за руку, - давай же скорее отправимся их искать!
- Погоди, нам ещё надо запастись провиантом. Нельзя выходить в море без пищи и питьевой воды! К тому же, - она понизила голос, - я догадываюсь, чего Джек хочет и куда держит путь... Если всё будет хорошо, мы доберёмся туда даже раньше его.
- Тебе виднее, голубушка, тебе виднее. Только относительно числа экипажа ты немножко ошиблась... - Нисс кивком указал на робко жавшихся в сторонке Раджетти и Пинтеля. - Возьмём их с собой, а?
Испанка критически оглядела пиратов.
- Хм... если мне не изменяет память, во время своего рассказа ты упомянул, что они служили в команде Барбоссы. Того одноногого негодяя, что убил моего отца... Да и Джека, между прочим, дважды выкидывал на необитаемом острове.
Парочка сжалась при этих словах ещё сильнее, думая, что теперь их точно не примут. Однако их нежданный патрон вновь показал себя молодчиной:
- Они не расплачиваются за грехи своего капитана. И я убеждён, что не предадут нас - за их спасение мне пришлось заплатить некоторую цену...
Лишь сейчас Анжелика увидела, что роскошного кольца, которым она восхищалась во время плавания до Тортуги, больше не было.
- Дело твоё.

Спустя час, остров остался позади. Важно раздувая паруса, "Антропос" как ножом резал килем гладь моря. К Дарису, задумчиво смотревшему вдаль, подошли Пинтель и Раджетти.
- Спасибо. - сказал толстяк. - Но зря ты так доверяешь людям. Не удивляйся, если когда-нибудь получишь пулю в спину.
Гробовщик с усмешкой погладил шрам:
- Я получал их множество, и ни одна ещё не долетела. Может, и вы хотите испытать свою удачу, а, парни?
Пираты рассмеялись. Однако их веселье прервала мисс Тич, грозным взглядом напомнив о работе.
- Ты бы поспал. - почти заботливо проговорила она, щупая холодную ладонь Дариса. - Нам предстоит долгая дорога к тем водам, в которых плавал Чёрная Борода.
- Я в порядке.
- Даже не видя твоих глаз, я могу сказать, что это не так. Наверное, жалеешь кольцо?
- Нисколько. Вещи приходят и уходят, впрочем, как люди. Но люди гораздо ценнее вещей.
- И всё-таки, что это было за колечко? Камень в нём показался мне незнакомым, а ведь я хорошо разбираюсь в драгоценностях.
Нисс повертел в руках шляпу:
- Скорее всего, в вашем мире его и нет, Анжелика. "Человеческие слёзы" - разновидность самоцветов, которые рождаются глубоко под землёй, в легандорских шахтах. Были времена, когда за эти красивые камешки люди убивали друг друга... Но для меня они имеют совершенно иное значение. Ты знаешь легенду о том, как на землях Тагура впервые появились Белые Цветы?

Девушка подставила лицо навстречу ветру, слушая монотонную музыку волн и слова, что говорил ей Гробовщик. И не поворачивалась, чтобы он не видел её увлажняющиеся глаза. Ведь если бы хоть часть из легенды ожила в этом мире, он сделался бы гораздо прекраснее:

В мёрзлую почву на севере гор
Семя упало, что ветер нашёл
В крае, где нету ни снега, ни льда,
Где не имела приюта зима.

Камни, песок, холод и мерзлота…
Солнце не греет, не поит вода.
Так погибал новой жизни росток –
Не было места в горах для цветов.

Но в это время с сумой за плечом,
Долгим скитаньем своим удручён,
С посохом длинным, с седою главой
Странник шёл горною тесной тропой.

Остановившись на краткий привал,
Колени с молитвою он преклонял.
Капал с ресниц слёз раскаянья поток
И орошал неокрепший росток.

После и девушка тою тропой
Днём возвращалась в деревню, домой.
Плакала эта слезами любви,
И росток тоже питали они.

Плакал мужчина на старости лет,
Плакал мальчишка, рыдал седой дед.
Каждый слезами его обагрял,
Каждый частичку себя оставлял.

И вот однажды среди мёртвых скал
Жизнь появилась, что каждый искал.
Белый, как снег, как лесной голубок,
Там расцветал неизвестный цветок.

Год проходил и один, и другой…
Люди, кто шёл тесной горной тропой,
Так же слезами, кто две, кто одну,
Горе своё оставляли ему.

И, наконец, когда снова пришли,
Дивное чудо в ущелье нашли.
Воздух поя ароматом лугов,
Там раскрывались бутоны цветов.

Ну, а тот, первый, по-прежнему рос
Чуть в отдалении, на почве из слёз.
Слеп был цветок, но увидел он то,
Что и нам с вами узреть нелегко.

Люди, кто в жизни был прежде не рад,
Счастливы стали, вдохнув аромат.
Вот утешенье преславных Небес!
Даже в растении, что выросло здесь…

«Как же назвать нам тебя? Кто же ты?» -
Люди гадали, целуя цветы.
«Ирис, что значит и «верность», и «дар». –
Странник уверенно людям сказал.

«Ирис!» - ответили хором поля.
«Ирис!» - тихонько вздохнула земля.
Так получил своё имя цветок -
Прежде лишь жалкий и хрупкий росток.


* * *

Наступала ночь, и Тортуга снова гудела от криков, пальбы, ругани и нестройных песен. Из ближайшего к порту кабака собственной персоной вывалился в грязь "великий капитан" Блейк. Сделал пару жалких попыток подняться и опять рухнул, бормоча ругательства:
- Ик! Найду сволочь, которая меня оттуда выкинула - отрежу уши! Хотя-а-а... - протянул он, любуясь переливающимся на пальце неведомым камнем, - пока можно и повременить. По крайней мере... ик... никто не помешает насладиться сей дивной вещичкой...

Неожиданно перед его мутным от выпивки взором появились чьи-то ноги, обутые в дорогие сапоги.
- Какая жалость... - протянул над головой притворно-скорбный голос, - и что только колечко моего господина забыло на твоей грязной руке?
Не успел Джордж и глазом моргнуть, как его пришпилили к земле, насквозь проткнув шпагой. Уже захлёбываясь собственной кровью и тщетно пытаясь что-то хрипеть, он увидел незнакомца, который снимал с него драгоценность.
- Только клинок из-за тебя запачкал. - небрежно бросил он, вынимая оружие. - Сдыхай уже быстрее, шваль подзаборная!

Аккуратно переступив через коченеющий труп, мужчина оставил его лежать посреди улицы, а сам во всю прыть помчался к маленькой бухте, где стоял на якоре одинокий и вовсе не пиратский корабль.
- Достал, Франсуа? - спросил человек, ожидавший на берегу в лодке.
- Да. Давай, греби, пока босс не рассердился! И мне до смерти надоело носить этот маскарад!..

Через несколько минут оба предстали перед капитаном роскошного корвета, носившего название: "Торнадо". Это был статный молодой человек, одетый в богато расшитый камзол и напудренный до чиха парик, из-под которого сверкали чёрные, как морская бездна, глаза. Пожалуй, только они делали образ зловещим. По остальному никак нельзя было сказать, что перед вами стоит какой-то мерзавец.
- Долго бегал, друг Сволд. - такими словами поприветствовал он Франсуа. - Надеюсь, ты нашёл что-нибудь интересное, иначе за задержку придётся наказать тебя по всей строгости здешних законов.
Мужчина ухмыльнулся, бросая ему находку:
- Взгляни сам, Элджай. Думаю, тебя заинтересует.
Тот ловко поймал кольцо и долго рассматривал его на ладони. Поворачивал так и этак, даже обнюхал. И наконец, вытащил из хитросплетений оправы случайно застрявший седой волосок, который вмиг вспыхнул серебряным в бледном свете Луны.
- Что скажешь? - осторожно спросил Сволд, видя, каким безумно-яростным блеском загорелись глаза его предводителя.
- Я чувствую... аромат Ириса! Кто бы мог подумать - именно в этом жалком городишке запахло Белым Цветком! И готов дать голову на отсечение, если не сама судьба нынче за нас!
- То есть, ты хочешь сказать...
- Да. Эта тварь сама пришла к нам прямо в руки. Уж где-где, а здесь я не ожидал встретить короля арксуров... Но теперь, - белоснежные пальцы сжали перстень крепче, - я отомщу за всё, что случилось с нами по его вине и по вине того прохвоста Джека! А прежде всего, за тебя, Лэри Пауэрс.

Добавлено спустя 44 секунды:
Глава 23.

- М-м-м, какое прекрасное утро... Чистое небо, солнышко, тучка в виде котёнка и вода... ВОДА?!!! ДЖЕЕЕЕЕЕЕК!!!!!!!!!!!!

Грелль в ужасе подскочила, окончательно стряхивая с себя сон, и только тут обнаружила, что лежит на матрасе посреди палубы, а через неё, уже, наверное, не меньше часа перепрыгивают занятые повседневной работой пираты. Собственно, один из них и разбудил, махнув в сторону девушки мокрой тряпкой:
- С пробуждением, миледи! Хорошо спалось?
Рэдклифф сначала обалдела от такого номера, а потом, вскочив на ноги, ломанулась в каюту:
- Воробей, это ты за вчерашнее отыгрываешься?!!! Уж и пошутить нельзя, да?!!!

Однако каюта оказалась закрыта. Недолго думая, Рыжик сделала то, за что ей неоднократно устраивал выволочку Себастьян - проще говоря, вспомнила времена, когда ещё не научилась входить со стуком. Джошами даже штурвал бросил, разглядывая снесённую дверь, и единственную даму в их обществе, с невозмутимым видом вынимающую щепки из волос:
- Говорила же - пусть открывает по-хорошему!.. Эй, Гиббс! - завидев старпома, она помахала ему рукой. - На этом корыте есть, что пожевать? А то я голодная, как стадо тараканов!
- Э-э-э... Ну, вообще-то, кэп сказал, ты должна готовить еду на камбузе...
- Чегой? А он сам-то где? Если только я его... - Рэдклифф на всякий случай заглянула под дверь.
- Что ты делаешь? - удивился Джошами.
- Ну, знаешь... я иногда не рассчитываю свои силы. Мало ли, что там могло прилипнуть!
- Не переживай - Джека ты не прибила. Он ещё с рассвета на острове.
- На каком острове?
- А вот на том!
Старый моряк указал куда-то вперёд. Девушка метнулась к борту и взвизгнула от восторга: "Морской волк" стоял на якоре в бухте самого настоящего тропического рая.
- Мы остановились здесь ненадолго, чтобы пополнить запасы воды. Кэп знает, где в джунглях находится пресный источник и... эй, ты куда?!
- Я буду последней дурочкой, если так и останусь сидеть на корабле! - прокричала Рэдклифф, уже скатываясь с верёвочной лестницы в воду. - Это вы мужики привыкли ходить немытыми целыми днями, а меня чайки скоро с гнездом путать будут!
Действительно - некогда пышная алая грива к настоящему моменту оставляла желать лучшего. Но Гиббса волновало другое:
- Да погоди же ты! А дверь кто на место поставит?!
- Ой, дядя, не мелочись! Пускай хоть немного каюта проветрится.
Джошами только покачал головой вслед шлёпающему по мелководью красному пятнышку.
- Джимми, предупреди-ка кэпа, что Грелль увязалась за ним. Не дай Бог, разминутся и оставят её в этих дебрях!..

* * *

В самом сердце острова, низвергаясь со скалы в прозрачное озеро, шумел водопад. Из озерца вытекал ручеёк, ближе к морю превращающийся в небольшую реку. Именно там, по пояс стоя в быстром потоке, набирала воду команда Джека. А сам водопад около часика поработал... душем.

Сидя на огромном, кое-где поросшем мхом камне, Грелль любовно расчёсывала свои великолепные волосы. Её ничуть не беспокоило, что сзади от них взмокла рубашка - в конце концов, погода была жаркой.

Гребешок, найденный в кармане брюк, ложился на пряди равномерными, точными движениями, утопал в алой волне, чтобы через секунду снова показать на её поверхности венчавшее его украшение - переплетающиеся цветы розы и ириса. Когда девушка закончила с причёсыванием, ей стоило немалых трудов стянуть шевелюру в высокий конский хвост. И дело было вовсе не в норовившей соскользнуть ленточке, а в том, что возле водопада Рэдклифф обнаружила так называемый мыльный корень и потому не отказала себе в удовольствии вымыть голову им. Вот как вышло, что природа столь щедро поделилась с ней своей силой.

Закатав штанины до колен, Рыжик соскользнула с камня и пошлёпала по речушке вглубь леса. Вода приятно холодила ноги, а от каждого шага в стороны бросались сотни крохотных серебристых мальков. Несколько раз девушка пыталась поймать их, но они неизменно проскальзывали между пальцев - у неё не было опыта в такой охоте. Впрочем, она, скорее, играла.

Если Дарис выглядел среди природы столь же естественно, как расцветший на лугу цветок, то его любимая здорово напоминала ребёнка. Её тоже будоражили новые звуки и запахи, хоть она улавливала их не так хорошо, как Гробовщик. Она тоже стремилась запомнить каждую деталь, каждую краску в многообразной палитре леса, чтобы подольше сохранить в своей памяти. Следила за пролетающими над головой попугаями, готовыми заговорить на человеческом языке, если бы кто-нибудь занялся их воспитанием. Сунула нос в привлекательный, но смертельно-опасный кувшинчик цветка-мухоловки, проверяя, что же может скрываться внутри такой красоты. С любопытством куснула и тут же выплюнула кожуру неизвестно как попавшего в ручей мускатного ореха. Замерла, когда под ногами проплыло извивающееся тело змеи.

Наконец, вспугнув стайку бабочек, Грелль выбежала к берегу. Вскрикивая и пританцовывая на горячем песке, добралась до спасительной кромки воды. И там на камнях заприметила краба.

Этого морского обитателя Рэдклифф видела впервые. Вначале, как и у Дариса, у неё само собой возникло сравнение с заводной игрушкой. Однако краб несравненно лучше: мохнатые лапки, переливающийся на солнышке панцирь, изящные клешни... и, главное, он был живой!!! Чувствуя прилив азарта, девушка кинулась его ловить, но даже годами оттачиваемая реакция не помогла: крохотному созданию всякий раз удавалось увернуться. И вышедший из леса Джек застал свою новую подружку как раз в тот момент, когда она с разбегу впечаталась лбом в камень, на который взбежал краб. Пираты еле сдержали смешки, однако капитан жестом приказал им нести бочки с водой на корабль. А сам стал дальше наблюдать за Рэдклифф.

Любая другая на её месте точно получила бы сотрясение мозга. Но Рыжик даже ухом не повела.
- Попался!
"Добыча" действительно была уже в усмерть загнанной, однако успела-таки провалиться в расщелину между камнями.
- Эй, охотница! На твоём месте я бы не стал этого делать! - предостерёг Воробей, видя, что девушка суёт туда нос.
- Почему? - та была настолько увлечена своим занятием, что даже не удивилась его появлению. - Вот увидишь, ещё чуть-чуть - и я его достану... ААААААААААААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
С воплем отскочив от расщелины, Грелль принялась тереть лицо. Как ни старался Джек сдерживаться, он всё же прыснул со смеху при виде краба, уцепившегося клёшней за ноздрю, и висевшего этаким своеобразным пирсингом. Но Рэдклифф, понятное дело, было совсем не до веселья:
- УЙ-ЁЙ, БОЛЬНО!!!!!!! ДЖЕК, СДЕЛАЙ ЧТО-НИБУУУУУУДЬ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Продолжая посмеиваться, пират тихонько разжал клешню. Её обладатель шлёпнулся обратно на песок и бочком уполз в воду. А Рыжик продолжала хныкать, ощупывая покрасневший нос.
- Тебе ещё повезло. Те, что побольше, могут отхватить и палец... Да убери ж ты руки, я только намажу и всё!
Это Воробей говорил уже в каюте, втирая вокруг ноздри лечебную мазь, что когда-то сделала для него Тиа Дальма. Грелль поскуливала при каждом неосторожном движении, но не противилась.
- Ну, вот, готово. - Джек закрыл флакон. - И ни шагу без моего ведома, поняла? Сегодня засунула в дырку нос, завтра сунешь ещё что-нибудь... Больше лечить не буду, так и знай!
- Хлюп! Спасибо...

Пират ещё раз взглянул на неё. Всё-таки, что ни говори, а он никогда не мог спокойно пройти мимо красивой девушки. Красивой, яркой и запоминающейся. Рэдклифф была именно такой. Однако рядом с нею капитан Воробей не мог испытывать те чувства, какие испытывал бы в подобной ситуации. И загвоздка была даже не в том, что у Грелль уже имелся жених - любой уважающий себя корсар мог пустить в ход уловки, чтобы она плюнула на всех и вся и уплыла за горизонт вместе с ним. Просто Рыжик была совершенно другой. Они плавали на корабле и даже жили бок о бок. Но ни разу ни одно её движение, ни один взгляд, ни одно слово не говорили о том, что их связывает нечто большее, чем дружба. Странное ощущение, когда она рядом.
- Эгей! О чём задумался, дурик? - помахала у него перед глазами знакомая ладошка.
- Да вот думаю... тебе обязательно было мне дверь ломать, а, маленькая пакостница?
- Между прочим, ты первый начал! Кто меня ночью из каюты выволок?!!!
- Нечего было издеваться над моей кроватью!
- Нечего было жадничать и не уступать её мне!
- Знаешь, не в моих правилах обижать леди, но я тебе сейчас вторую ноздрю оторву!
- Ты ж говорил, что я вообще не леди!!!
- Чего это у них там происходит, мистер Гиббс? - спросил Джимми, прислушиваясь к перебранке в каюте.
Старпом улыбнулся:
- Нечего удивляться, дружок, просто плавание у нас обещает быть ОЧЕНЬ весёлым. Всё-таки, кэп прав: если искать тщательно, и на Тортуге можно откопать немало "сокровищ"!

Добавлено спустя 43 секунды:
Глава 24.

Анжелика вышла на палубу, собираясь проверить работу своей немногочисленной команды, и вдруг почувствовала, как ей на голову что-то свалилось.
- Хи-хи, извини, пожалуйста! - послышался сверху знакомый смешок.
Девушка подняла взгляд.
- Гробовщик?

В первый момент она даже его не узнала. Действительно - с собранными в хвост волосами, без привычного балахона, цилиндра и сапог Дарис выглядел совершенно иначе. Только тёмного цвета штаны, кофта, тщательно прятавшая под воротничком-стоечкой шрам на шее, и пушистая чёлка доказывали - это он.
- Что ты делаешь на вантах?
- А ты разве не знаешь, что на них обычно делают? - пошутил Нисс, с удивительной лёгкостью залезая всё выше и выше.
- Я не думала, что ты вдруг захочешь поработать с парусами... Эй, эй, притормози! Ещё свалишься с такой высоты!
- Да не бойся - ниже палубы не упаду и течь не проделаю! Давай за мной - когда на судне так мало матросов, не зазорно полазать и капитану.

Прошла неделя, и за это время Анжелика успела как следует присмотреться к своему новому другу. И должна была признать - она недооценила его поначалу. Несмотря на внешнюю хрупкость, Дарис выполнял любую работу на корабле, быстро учился у остальных членов команды и ни разу больше не падал в обмороки. Видимо, эти его отключки были чем-то вроде защитной реакции организма на перепады давления крови. В спокойном же состоянии он мог трудиться с утра до вечера, лишь иногда подкрепляя себя пищей. Кстати, девушка пришла в смешанный с недоумением восторг, когда в первой же день дежурства на кухне Гробовщик сделал печенье... в виде собачьих косточек, заявив, что это - его любимая еда. Правда, надо отдать ему должное, получилось вкусно.
- Но почему в виде костей?! - задал интересующий всех вопрос Раджетти.
Нисс хихикнул в рукав:
- Об этом спросите мою невесту, ребятки! Идейка с косточками принадлежала ей.

* * *

- Всё! - Грелль отодвинула от себя чистую тарелку и вздохнула. - Слава Богу, сегодня получилось вкусно!
- Во всяком случае, лучше, чем за твои прошлые опыты, когда ты чуть не спалила мне весь камбуз! - усмехнулся Джек себе в усы.
- Да ладно тебе - всего-то с огнём переборщила! Готовить на такой штуке, как ваша... э-э-э, печка - это что-то из области фантастики!

Она умолчала о том, каким способом названый братишка учил её готовить у себя дома: Себастьян не прибегал ни к уговорам, ни к долгим увещеваниям, а просто после демонстрации приготовления блюда запирал "сестричку" в кухне до тех пор, пока она не делала хотя бы элементарной яичницы. И номер с вышибанием двери тут не проходил - огнеупорный 15-миллиметровый лист железа сдерживал любой натиск. Впрочем, не думайте, что он был сделан из-за Грелль: бывший спецназовец, работавший в поместье поваром, предпочитал готовить при помощи динамита. Рэдклифф всегда находила его метод быстрым и эффективным, а вот результат - к сожалению, несъедобным.

Прошла неделя с тех пор, как они покинули гостеприимный остров, кстати, оставив на нём пленных матросов с шебеки. Грелль добросовестно исполняла обязанности на кухне, так как едва попробовав стряпню пиратов, заявила, что даже она не потерпит такого надругательства над продуктами.

Несмотря на вспыльчивый нрав, Джек по достоинству оценил её добродушие. Она быстро отходила от своих "взрывов", неплохо уживалась со всей командой, ни разу никому не отказала в помощи. Позже капитан Воробей понял причины и её сумасбродных выходок: она корчила из себя взрослого самостоятельного человека, но на самом деле жутко боялась остаться одна. Кроме этого пирата у неё никого не было на Карибах. Она верила, что обязательно воссоединится с Дарисом, однако сейчас остро нуждалась в поддержке.
- Хочешь посмотреть на мою семью? - спросила девушка как-то раз перед сном. - Я показываю её только тем, кому доверяю.
Получив утвердительный ответ, залезла в карман жилетки (тот самый, который при первой встрече с ней не успели проверить Раджетти и Пинтель) и выудила оттуда бумажник ярко-красного цвета. И усмехнулась, подумав о том, как бесполезны были в данный момент её сбережения. Но зато в потайном отделении хранилось нечто такое, что было дороже всего золота мира.
- Вот. Это называется "фотография". В моём времени есть такие штуки - фотоаппараты. Что-то вроде коробочки с окуляром, как у подзорной трубы. Смотришь в него на человека, или на любой другой объект, жмёшь на кнопку и получаешь картинку. - как умела, объясняла Грелль. - Не знаю, есть ли у вас похожие устройства, но у нас они позволяют запечатлеть самые яркие минуты жизни.

Взяв в руки первую же фотографию, Джек невольно отметил, что даже память не смогла бы сохранить всё так детально.
- Здорово! Вроде бы, обычный клочок бумаги, но... Кстати, а с кем ты здесь?
Он указал на высокого брюнета в строгом чёрном костюме.
- Это Себастьян Михаэльс - дворецкий графа... тьфу, да к чему титулы! - девушка бережно провела по фотографии кончиком пальца. - Просто братишка Сёба!
Воробей понял интонацию, с которой прозвучала последняя фраза. Да, действительно братик. Хоть и видно, что биологическим родством здесь не пахнет.
- А это... Дарис?
- Да, ещё в период реабилитации. Мы тогда впервые выехали на природу вместе... Видел бы ты, какое в наших горах поле с ирисами! Я притащила домой целый букет - всё поместье пропахло! А наш повар, поймал в реке во-о-от такую рыбищу! - Грелль максимально развела руки в стороны. - Думали, она ему спиннинг сломает. Если что, спиннинг - это название удочки. - пояснила она.
Капитан кивнул, правда, не решаясь спросить о значении слова "реабилитация". К тому же, Рыжик уже увлечённо тыкала в следующий снимок:
- А это - наш господин рядом с Себастьяном на фоне поместья. Я работаю у него садовником.
- Господин? - пират с сомнением оглядел хрупкую фигурку мальчика возле статного Михаэльса. - Он ведь ещё ребёнок.
- Фью-ю, не смотри, что ему 13 лет - соображает он на все 30! Сиэль очень хороший, он многое сделал для Дариса. - девушка улыбнулась. - Да и меня саму буквально вытащил с улицы...
- Тебе некуда было идти?
- Некуда. Прежде я жила с бабушкой, но... в общем, упокой Господь её душу. Как и их.
На последней фотографии обнаружилась супружеская пара. Крепкий смуглый мужчина, прижимающий к себе женщину. Счастливая улыбка, горящие задором зелёные глаза и целая грива огненно-рыжих волос. Точь-в-точь Грелль, только немного постарше.
- Мина Рэдклифф. Однако в кругу друзей больше известна под псевдонимом Фрея Огненная.
- Мина? Редкое имя.
- Да, оно для меня куда прекраснее Фреи. Все говорят, что я похожа на мать только внешностью.

Действительно - характер, горячий, как песок Легандорской пустыни, она явно унаследовала от отца. А вот ему, Джеку, совсем не хотелось рассказывать о своей семье. К чему, если её у него, считай, не было? И минуты, столь же яркие, что и этот снимок, хранились лишь в самых заповедных уголках памяти. Будь у него фотоаппарат, он бы тоже не смог запечатлеть их - настолько мимолётны они были. Воробей усмехнулся собственным мыслям: странный народ в этом 21-ом веке! Поймать радость на кусок бумаги, чтобы раз за разом смотреть на него и знать, что ты её уже никогда не сможешь вернуть!
- Я их хотя бы помню... - как вдалеке прозвучал для него голос Грелль, - а Дарис не может вспомнить своих. Понимаешь, он и сам недавно...
Она не договорила, потому что корабль вдруг заходил ходуном от ударившего в борт ядра. С трудом удержавшись на ногах, Рэдклифф испуганно посмотрела на капитана:
- Джек, что происходит?
- Похоже, на нас снова напали. - несмотря на ситуацию, тот сохранял спокойствие. - Осталось узнать, кто и зачем... Жди здесь!

Выскочив из каюты и взбежав по трапу на капитанский мостик, он только и смог, что сквозь зубы процедить слово: "Зараза!" "Морского волка" со всех сторон окружали суда Ост-Индской компании.

Добавлено спустя 43 секунды:
Глава 25.

- Мистер Гиббс! Как прикажете это понимать?! - Джек поймал за воротник пробегавшего мимо него старпома. - Или у нашего дозорного глаза на затылке, что он не заметил целой эскадры?!
- В таком тумане немудрено, кэп! - оправдывался Джошами. - Сам посмотри!

Действительно - последние полтора часа судно будто плыло в молоке. И хотя туман был верным признаком того, что они приближаются к убежищу Чёрной Бороды, всё же сейчас он обернулся врагом.
- И что делать? - испуганно зашептал спрятавшийся под трапом Джимми. - Они в любую минуту откроют по нам огонь из всех пушек!
- А это я знаю и без тебя! - огрызнулся Воробей, лихорадочно соображая, как выпутаться из столь опасной ситуации.
- Эй! Чего стоим, кого ждём?!

Этот возглас прозвучал в унисон с грохотом снова снесённой с петель двери. На пороге каюты, в весьма эффектно развевающемся плаще стояла Грелль и сжимала в руках ревущую бензопилу. Тут в ноздри Джеку ударил знакомый (до боли знакомый) запах и, забыв даже про корабли, он вскричал:
- ТЫ ЧЕМ ЕЁ ЗАПРАВИЛА, РЭДКЛИФФ?!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Рыжик сначала изумлённо уставилась на него, а потом с невинным видом провела пальчиком по корпусу:
- Ромом... э-э, смешанным с керосином... Джекочка, ну, не сердись - надо ж мне было найти какую-то замену бензину! В свободное время экспериментировала, и вот... На этом твоём "топливе" она шикарно работает!
Воробей молча воздел руки к небу: "Ох, уж эти женщины! Одна сжигает, другая во всякую дрянь заливает! Когда ж они угомонятся-то, наконец?"
- Ладно, - хмуро пообещал он, - потом я тебя выкину за борт лично!

Но Грелль его уже не слушала. И количество врагов её ничуть не смущало - она искрилась решимостью драться. Однако пираты, в отличие от неё, понимали - этот бой им не выиграть.
Каково же было их удивление, когда с флагмана неприятеля раздался крик: "Переговоры!"
- Ущипните меня, если я сплю! - вытаращил глаза Гиббс. - Чтобы Ост-Индская компания предлагала ТАКОЕ... У них же на нас зуб ещё со сражения в Мальстриме*!
Джек потёр запястье, где вдруг ощутимо заныло клеймо:
- Признаться, я тоже не ожидал от них подобного хода. Что ж, будем считать, что после смерти Беккета у них попросту съехала крыша.
- Подожди! - Джошами ухватил капитана за рукав, когда он собрался спуститься с мостика. - Шутки шутками, а здесь что-то нечисто! Они наверняка собрались заманить тебя в ловушку.
- Ты предлагаешь мне не ходить туда?
- Именно так!
- И видишь другой выход?
- Нет...
- Тогда в чём же дело? - Джек освободился рывком. - Когда враг наступает тебе на пятки, самое лучшее, что ты можешь сделать - это повернуться к нему лицом. Не дрейфь, старина! - он ободряюще подмигнул. - Радуйся, что у твоего капитана язык серебряный!

Проходя мимо Рэдклифф, он на минуту остановился.
- Убери оружие, Грелль. И молись, чтобы мои переговоры окончились удачно.
- Переговоры? - с недоумением переспросила та.
- Да, на них меня вызвал главнокомандующий этой эскадры.
- Я пойду с тобой!
- Нет! - голос Воробья прозвучал строго. - Нет. Я ценю твоё рвение и желание помочь, но ты там будешь только мешать. Оставайся на борту и, в случае чего, постарайся спасти как можно больше людей. Ты ведь умеешь, не так ли?

Потрепав рыжую головку, он проследовал на корабль. Грелль бросилась к борту, чувствуя, как бешено колотится о рёбра сердце. Ей вдруг ясно представилось то, что будет, если Воробей не вернётся. И картинка складывалась довольно мрачной. "Боже, лишь бы с ним ничего не случилось! Никогда бы не подумала, что Джек может так рисковать"...

ПРИМЕЧАНИЕ: Мальстрим - название водоворота, в котором сражались друг с другом 'Чёрная жемчужина' и 'Летучий Голландец' (3 часть ПКМ).

Добавлено спустя 41 секунду:
Глава 26.

Поднявшись на палубу незнакомого корабля, капитан Воробей настороженно огляделся. Таким же настороженным взглядом ему ответили собравшиеся вокруг солдаты. Однако лицо человека, крикнувшего: "Переговоры!" команде "Морского волка", осталось невозмутимым.
- Моё имя Франсуа. - коротко бросил он. - Следуй за мной и без глупостей.

Джеку ничего не оставалось, кроме как подчиниться. Слишком много врагов окружало его, да и бежать было некуда: при любом неосторожном движении пушки грозили разнести бриг в щепки.

Довольно грубо его втолкнули в просторную капитанскую каюту. У окна, совсем как лорд Беккет когда-то, стоял мужчина в парике и камзоле. Резко повернувшись навстречу вошедшему, он улыбнулся:
- А вот и самый знаменитый пират из тех, что когда-либо бороздили морские просторы! Рад встрече, Джек Воробей.
- КАПИТАН Джек Воробей! - даже в столь щекотливой ситуации тот оставался верным своим принципам. - И, к глубокому сожалению, не могу разделить эту радость, сэр... кстати, а как вас зовут?
- Арчибальд Дуглас. - отвечал незнакомец и жестом предложил Джеку присесть. - Я возглавил Ост-Индскую торговую компанию сразу после смерти нашего уважаемого лорда Катлера Беккета. Я был его близким другом, и потому мне отлично известны все пикировки, какие только были у вас с сей достославной организацией.
Воробей стиснул зубы, когда клеймо вновь напомнило о себе. Казалось, в присутствии Дугласа весь жар, испытанный им однажды, вернулся обратно в руку.
- И вы, надо полагать, тот, кто жаждет суровой кары для меня? - полунасмешливо, чтобы скрыть беспокойство, обратился он к Арчибальду. - Но снаряжать из-за одной несчастной пиратской шкуры ТАКОЙ флот... уж не чересчур ли, а?
Мужчина загадочно усмехнулся:
- А разве в нашем разговоре я хоть раз упомянул о мести, любезный?

Вот теперь Джек навострил уши. Действительно, если бы всё было так, как он предполагает, его давно бы уже стёрли с лица земли... то бишь, моря. Значит, этот обходительный, но, без сомнения, странный человек добивается совершенно другого.
- Да? Что ж, чудненько! Мне приятно, что хоть кто-то не желает мне скорейшей отправки на эшафот.
- Ну, что вы, на самом деле меня абсолютно не интересуют ваши разборки с Беккетом. - Арчибальд повысил голос. - Однако на корм рыбам вы отправитесь в самое ближайшее время, если откажетесь от моего предложения. Всё-таки, вы преступник, а преступность, как известно, надо искоренять.
- И что же это за предложение? - капитан старался не замечать пробежавших мурашек.
Дуглас скользнул пальцами в ящик стола, и на его поверхность с глухим стуком приземлилось кольцо.
- Скажите, вы узнаёте эту вещицу?
Как у любого корсара, память на драгоценности у Воробья была хорошая, поэтому он, не раздумывая, ответил:
- Да, что-то похожее носил один мой знакомый по прозвищу...
- Гробовщик. - неожиданно договорил за него Арчибальд. - Гробовщик, Дарис Нисс, Лунный Свет, Белый Цветок, Легендарный Ирис, Серебряный Пепел... Да, да, не удивляйтесь - у этой личности много имён. Там, откуда мы пришли, подобное - не редкость.
- Мы? - рассказы Дариса, вспомнившиеся за мгновение, пронзили мозг Джека страшной догадкой.

Словно угадав его мысли, мужчина снял парик. Наконец получив желанную свободу, из-под него каскадом рассыпались чёрные, как уголь волосы. Да и взгляд у Дугласа совершенно переменился. Казалось, из его глаз на пирата дохнуло ледяное дыхание Севера.
- Мы - это Ирисы.

Добавлено спустя 40 секунд:
Глава 27.

- Значит, ты тоже...

Больше сомнений у Джека не было. Перед ним сидел человек из того же мира, откуда пришёл Нисс. И, судя по всему, они с ним даже были знакомы.
- Арчибальд Дуглас - до чего дешёвый спектакль! - мужчина ухмыльнулся, расстёгивая давящий ему камзол. - Если бы ты знал, КАК тяжело с утра до вечера прикидываться благородным болваном, который безмерно скорбит о потерянном начальстве и жаждет возродить компанию, на самом деле нужную ему, как рыбам зонтик! Но ничего не поделаешь - хочешь жить, умей вертеться. Особенно в этом вашем дремучем 18-ом веке!
Странно - в тот момент Воробей аж оскорбился его последней фразой! Ну, почему гости всегда норовят смешать с грязью хозяев?!
- То есть, - он наморщил лоб, пытаясь сложить возникшую перед ним картинку событий, - ты попал к нам случайно, устроился работать в Ост-Индскую торговую компанию, стал любимчиком Беккета и после его смерти управляешь ею? Нехило. А можно, в таком случае, узнать твоё настоящее имя?
- Отчего же нет? Я Элджай Стир. А Франсуа - человек, что привёл тебя ко мне - верный помощник, тоже знающий мой секрет. Однако не будем вдаваться в подробности. - чёрные глаза собеседника опять обожгли пирата. - Тагурец я, или нет - это конкретно для тебя ничего не меняет. В любом случае все козыри сейчас у меня на руках. Надеюсь, понял, что я имею ввиду?
- Ну, команды: "Убрать пушки!" ты, вроде бы, не давал.
- Молодец. И не дам, пока нам с тобой не удастся прийти к соглашению. Суть его такова: мне нужен Гробовщик.
- Хочешь его найти?
- Хочу его уничтожить.

Это было сказано настолько убийственно-спокойным тоном, что даже Джек подивился. Но ещё сильнее его поразила участь, которую Элджай готовил своему товарищу по несчастью. Прочитав немой вопрос во взгляде капитана, мол, а я тут причём, тагурец объяснил:
- Ты - один из немногих, кому он доверяет. Да, да, не удивляйся, что я знаю об этом. В то время, как Беккет пачками вешал твоих сородичей в Порт-Ройяле, я тоже не терял времени даром, слушая их моряцкие байки (конечно, чем ещё бедолагам заниматься в тюрьме!). Мне посчастливилось столкнуться с несколькими матросами, которые раньше служили на корабле под названием "Чёрная жемчужина". Он был самым быстроходным в Карибском море, а его капитан - Джек Воробей - самым неуловимым и лихим корсаром на свете. И более того - ходили слухи, что однажды на Исла де Муэрте, когда они сражались с солдатами Королевского флота, их атаку отбил сам Легендарный Ирис. Позже он пришёл и на помощь Джеку, сцепившемуся со своим бывшим старпомом. Впрочем, эта ваша грызня меня мало интересовала. Гораздо важнее было то, что человек, которого я до сих пор ненавижу всем сердцем, попал (пусть и ненадолго) в одну со мной лодку. Позже я стал отправлять шпионов на остров Тортуга, дабы там, в тавернах, они смогли узнать что-нибудь новенькое о знаменитом пирате. И вот буквально неделю назад Франсуа принёс мне радостные вести и это кольцо. Сначала в городе побывал ты, а потом Нисс... в компании весьма очаровательной дамы, кстати. Уж прости - ведать не ведаю, кто была сия особа.
"А я как раз догадываюсь!" - Воробей сглотнул застрявший в горле комок. - "Час от часу не легче"...
- Вот тогда я и понял, что мне улыбнулась сама фортуна. - невозмутимо продолжал Элджай. - Теперь главное, чтобы ты тоже понял это. Если окажешь мне такую услугу, я в долгу не останусь: отныне и навсегда Ост-Индская компания прекратит тебя преследовать. Даже записи о твоих "подвигах", которые лежат в её архивах и могут быть представлены королю, будут уничтожены. Я лично прослежу за этим.
- А Грелль? - сам собой слетел вопрос с губ Джека. - Раз ты владеешь информацией, ты должен знать, что она тоже здесь.
Стир поморщился:
- Ты о Рэдклифф? Да, с этой бестией мне прежде доводилось встречаться. Но не тревожься - если она, грешным делом, тебе приглянулась, можешь оставить её себе. Хоть делай одной из своих многочисленных подружек, хоть режь глотку и выкидывай за борт - без разницы! Мне нужен лишь Гробовщик. И не спрашивай, за что я его ненавижу, хотя любопытство наверняка жжёт тебе язык. Это дело только нашего круга, нашего мира и... нашего времени. Посторонним совсем ни к чему в него вмешиваться. Ну, так что ты решил, капитан Воробей?

Несколько минут тот молчал. Было похоже, что он взвешивает все "за" и "против", или просчитывает возможные варианты развития событий. Стир усмехнулся. Его мысли были совершенно о другом - о том, насколько удачно он применил сейчас годами приобретаемые знания о психологии пиратов.

Действительно, все они одинаковы. Для каждого из них нет ничего дороже собственной жизни, и ради её сохранения они готовы продать с потрохами родную матушку. Вот почему он ничуть не удивился твёрдости, с которой капитан наконец ответил ему:
- Я согласен.

Добавлено спустя 1 минуту 34 секунды:
Глава 28.

- Превосходно! Значит, можно скрепить наш договор... хе-хе, не бойся, не кровью!

Всё же Воробей приглушённо вскрикнул, когда Стир рванул на себя его запястье и закрепил на нём странный предмет, по форме напоминающий браслет. Только сделан он был из необыкновенно блестящего металла, а вместо узоров его украшал кусочек стекла, под которым мигала синяя точка. Второй браслет, но немного побольше размерами, тагурец надел себе на руку.
- Как видишь, некоторые устройства из нашего мира мне удалось прихватить с собою сюда... Более того - я сумел сохранить их в рабочем состоянии! - Элджай придвинулся ближе к Джеку. - Сейчас расскажу принцип действия.

* * *

"Морской волк" лениво покачивался на волнах, когда его снова сотряс восторженный визг:
- Джек!!! Джек пришёл!!!
- Да, да, да... - тот кое-как отмахнулся от едва не сбившей с ног Рэдклифф, которая накинулась на капитана, стоило ему только шагнуть на палубу. - Но может задохнуться, если ты и дальше будешь изображать удава!
Грелль смущённо разжала хватку:
- Тысяча извинений... Просто я ОЧЕНЬ рада, что ты вернулся!!! И они рады тоже.

Действительно - со всех сторон их с приветствиями обступала команда. Пираты были счастливы ещё и потому, что на их глазах суда Ост-Индской компании уходили обратно в туман.
- Кэп, а как же тебе удалось их умаслить? - поинтересовался пробившийся сквозь толпу Гиббс.
Воробей беззаботно сверкнул золотым зубом:
- Тут случилось удивительное совпадение, други... Эта эскадра сама шла по следу Чёрной Бороды. Вероятно, за его поимку уже успели назначить неплохую награду, вот они и бросаются на всех, кто проплывает мимо.
- Но разве они не догадались, что мы пираты? - спросил Джимми.
- Догадались, естественно. Однако не хотели тратить время на столь мелкую, недостойную их добычу. Я отдал им карту Каменных Пещер, где находилось логово Тича, и в обмен они любезно согласились меня отпустить. К тому же, путь я и так уже успел запомнить, поэтому потеря невелика.
- Ой, зря я сомневалась в твоей сообразительности, Джеки! - Рыжик хлопнула в ладоши. - Ты прямо настоящий дипломат!
- Жизнь научила... Ну, чего встали, трюмные крысы?! Или ждёте, пока они передумают? Живо по местам, сматываемся отсюда!

Пираты одобрительно загудели и разбежались исполнять приказания. Через пять минут бриг уже полным ходом шёл навстречу алеющему горизонту. А его капитан, стоя в одиночестве у штурвала, потирал под повязкой "метку контракта" и вспоминал слова Стира: "Это маленькое устройство выполняет сразу три функции. Первое - позволит мне отслеживать твои перемещения. Второе - поможет тебе найти Нисса, ведь на его теле тоже есть передатчик, сигнал которого мне, хоть и не без труда, но удалось отследить. И третье - рассчитается с тобой в случае нарушения условий договора".


КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ

На серой бумаге рисунок огнём...

Мира палитра всех красок полна.
Раз их увидел – как выпил до дна!
Капля за каплей, мазок за мазком…
На серой бумаге рисунок огнём.

Только два цвета, как пламя и мгла.
Жаркое лето, седая зима…
Солнышко в небе, чреда серых туч…
Яркая искра, луны бледный луч…

Страсть воспылает? На это есть лёд!
Вмиг охладит, и её не зажжёт.
Грусть и печаль? Но есть пламя огня,
Что согревает тебя и меня.

Алая роза и ирис вдвоём,
Словно костёр, подруживший с дождём.
Ты не зальёшь, но и я не сожгу,
Только любви я в ответ подожду.

В мира палитре всей жизни цвета,
Я для себя выбираю лишь два.
Капля за каплей, мазок за мазком…
На серой бумаге рисунок огнём.
Автор с "Самиздата" и "Книги фанфиков".

Ответить

Вернуться в «Фанфикшн по фильму "Пираты Карибского моря"»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и 4 гостя