Полукровка

Здесь размещены фанфики по разным Фандомам. В случае большого количества фанфиков на один Фандом, по нему создается отдельный подфорум.

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata

Ответить
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Кариэлла де Родригес
Сообщения: 8092
Зарегистрирован: Ср янв 12, 2011 9:34 am
Реальное имя: Ксения К. Д.
Откуда: Калужская область, город Обнинск
Благодарил (а): 33 раза
Поблагодарили: 28 раз
Контактная информация:

Полукровка

#1 Сообщение Кариэлла де Родригес » Сб авг 11, 2012 5:54 pm

Название: Полукровка
Автор: Selina Shin (на фикбуке)
Фэндом: Kuroshitsuji, The most beautiful death in the world (Kuroshitsuji) (кроссовер)
Персонажи: Рональд Нокс/ОЖП (намек полудохлый), Грелль Сатклифф/ОЖП (очень дохленький намек), Алан Хамфриз, Эрик Слингби, Уильям Т. Спирс, ОМП
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Юмор, Детектив, Повседневность, POV
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, ОМП, ОЖП
Размер: планируется Миди, написано 22 страницы
Кол-во частей: 3
Статус: в процессе написания
Описание:
21 век. Сатклифф, дослужившийся до Легендарного жнеца, выходит в отставку и назначает на место начальника третьего диспетчерского отдела Алана Хамфриза. Внезапно, на прощальной вечеринке оказывается, что Сатклифф все то время, пока учил Рональда Нокса, был влюблён в некую Агнесс, с коей сейчас состоит в браке и ждет от неё своего ребенка. В общем-то, вы бы вздохнули: как же, наконец все улеглось. Но что-то странное в этой связи... И я, диспетчер Рональд Нокс, разберусь в этом, даже если пройдет
Посвящение:
Ronny KnoX, самому обаятельному диспетчеру третьего отдела департамента "Несущие Смерть"
Публикация на других ресурсах:
Нигде. Я сама решаю, где и что публиковать.
Примечания автора:
Здесь я представила, что было бы, если бы Сатклифф взялся за ум дослужился до звания Легендарного (мечтать ведь невредно, ведь так?), Рональд стал работоспособней, Хамфриз избавился от Шипа Смерти и стал начальником третьего отдела диспетчерской корпорации "Несущие смерть", а Слингби ему в этом помог, Уильям Т. Спирс был уже давно в отставке. Некторые моменты могут быть уж очень садистскими, но это исключительно для сюжета. В реальности Автор-сама любит весь диспетчерский отдел.
Комментарии


Глава первая. Часть первая. Отставка

- Как, уходите?! – спросил у своего бывшего семпая я.

- Вот так вот, Ронни… Я дослужился до поста Легендарного жнеца, - Грелль собирал свои вещи. – Бензопилу я оставлю тебе, Ронни. Передашь, может быть, когда-нибудь кому-нибудь… - вздохнул Сатклифф, захлопывая небольшой чемоданчик.

Поясню кое-что. Саткдифф в последнее столетие взялся за ум и начал нормально, а потом и сверхурочно, работать. Я же, скромный диспетчер Рональд Нокс, не терпел да и сейчас не терплю сверхурочных. Так вот. Диспетчер Сатклифф, когда-то бывший моим семпаем, а сейчас просто усердно работающий, каким-то образом дослужившийся до Легенды жнецов, уходил по понятным причинам из нашего родного третьего отдела корпорации «Несущие Смерть». Насколько я знал, Легендарных за всю историю шинигами было несколько, и одним из них являлся небезызвестный Гробовщик, имя которого знало ограниченное число жнецов. А точнее, весь наш третий отдел плюс Академия при отделе. Теперь же диспетчер Сатклифф являлся одним из них, о чем свидетельствовала запись в его трудовой книжке. Странно было другое. Я знал ещё кое-что: если жнец становился Легендарным, то значит, он имел право обзавестись наследником или наследницей. Впрочем, в последнем я сомневался, ибо в Грелле проснулась лишь трудоспособность. Он и на сегодняшний момент оставался, как выражаются у нас в отделе, «голубым». Жницы, коих в секретарском отделе было предостаточно, его не интересовали. И ждать потомства от нашей Алой Смерти даже и не стоило, хоть и сейчас настали не лучшие времена: участились кражи душ, нападения демонов на диспетчерские отделы, нападения на самих диспетчеров. Диспетчера стали умирать, словно мухи. Хоть мы и бессмертны, но нас легко убить. Поэтому наследники были нужны, как никогда раньше. Так вот, о чем это я. Ах, да! Как Легендарный, он просто был обязан воспроизвести наследника или наследницу, а лучше сразу обоих в двойном размере, если вообще образумится и найдет подружку. И да, хоть жнецы очень долго живут, но, вынужден повторить, нас в третьем отделе осталось мало. Да ещё и Сатклифф уходит – а это было теперь равносильно самоубийству: все знают, что после ухода Уильяма Т. Спирса начальником нашего третьего отдела стал именно он. Теперь все замерло: кто станет новым начальством? Прилежный Алан Хамфриз? Спокойный Эрик Слингби? Или же я – бесшабашный, но работоспособный Рональд Нокс? (все-таки верещания Грелля над моим многострадальческим жнеческим ухом возымели свои действия)

Итак, я с грустным выражением лица наблюдал за сборами Алой Смерти. Ах да, забыл ещё одно – Грелль за те годы, прошедшие с исчезновения небезызвестного демона Себастьяна Михаэлиса со своим демоническим господином – Сиэлем Фантомхайфом, позабыл начисто об этом демоне. Да, знаю, звучит довольно бредово, но это именно так. И даже прихлопнул несколько демонов.

- Сэмпай Сатклифф, так кто же будет очередным начальником нашего третьего диспетчерского отдела «Несущие Смерть»? – спросил, наконец, я.

- Что, надеешься на повышение, Рональд Нокс? – усмехнулся Сатклифф, что-то продолжая укладывать во второй чемоданчик.

- Нет, что вы, сэмпай. Просто интересно, - искренне ответил я.

- Тогда какого черта битый час сидишь в моем кабинете и наблюдаешь за мной?! – рявкнуло начальство и нехорошо воззрилось на меня, оскалив зубки.

Естественно, после этой фразы я пулей вылетел из его кабинета, столкнувшись с подслушивающими в коридоре, возле вышеупомянутого кабинета, Аланом Хамфризом и Эриком Слингби. Ну здесь все понятно – никто из этой парочки шинигами не хочет упустить момент зачитки приказа на должность начальника третьего диспетчерского отдела. Хотя мне-то по барабану, кто будет начальником. Я, если честно, не хотел брать на себя такую ответственность, как наш третий диспетчерский отдел. Мне было хорошо диспетчером, и я, чувствую, им и останусь. Через полчаса высунулся Сатклифф и проговорил:

- Читка приказов состоится сегодня после обеда в конференц-зале. Просьба не опаздывать, - строго рявкнула Алая Смерть и скрылась в кабинете.

- Ну что, Рональд, как думаешь – кого Сатклифф-сэмпай назначит новым начальником нашего отдела? – спросил Алан, не спеша куда-то идя (до обеда оставалось ещё час, да ещё и сам обед – тоже час).

- Не знаю, Алан. Но думаю, что это буду не я, а кто-то из вас двоих, - ответил я, указав глазами на Эрика и Алана.

- Это почему же? Вы же тоже в последнее время стали нормально работать, Рональд Нокс… - произнес Алан.

- Неа, это не для меня. К тому же, начальство часто задерживается сверхурочно. А у меня принцип – никогда не работать сверхурочно. Да и к тому же это ответственность, а у меня чувство ответственности развито слабо, нежели у вас двоих, - ответил я, спокойно толкая перед собой газонокосилку.

- Значит, рассчитываешь, что мы с Аланом, а точнее, кто-то из нас, станет новым начальником. Но ты сам знаешь, что у Алана проблемы.

- Да знаю я о Шипе Смерти. Интересно, что скажет Сатклифф-сэмпай, если он выберет Алана Хамфриза начальником третьего отдела, насчет его нынешнего положения? Ведь времени осталось немного…

Поясню и этот момент. Алан Хамфриз, будучи ещё стажером у Эрика Слингби, задумался о смысле смерти и стал жертвой так называемого Шипа Смерти. Он образуется из душ, полных греха и отчаяния, и стремится пронзить сердце. Конечно, есть способ извлечь его, но он противоречит нашему Кодексу Шинигами. Способ этот заключается в том, чтобы собрать тысячу невинных душ. Это я слышал от Сатклиффа-сэмпая, проходя у него стажировку.

- Посмотрим, Рональд Нокс, - ответил Эрик Слингби, поддерживая Алана Хамфриза, зашедшегося в жутком кашле.

Пожав плечами, я ушел в свой кабинет, дабы успеть дописать несколько отчетов до обеда. Но настроение было ниже некуда, и я просто пробездельничал до обеденного перерыва. Во время него я тоже был не в духе, и даже заигрывания девушек из секретарского отдела не подняли мне настроения. Я все же думал: кто станет начальником нашего отдела? Поэтому, в коференц-зал я не шел, а плелся. Меня нагнали Алан и Эрик, и мы уже втроем пошли туда. Зайдя в помещение, мы расселись по свободным местам. В зале было полно жнецов из нашего отдела, сидящих за длинным столом в виде буквы "П" с обеих сторон столов. Кресло начальства пока было свободно – ждали только Сатклиффа. Наконец, немного запыхавшись – видно, что с приказом несколько раз накосячили в секретарском отделе – в помещение влетел он – Грелль Сатклифф с тонкой папочкой в руке, где было видно несколько листков. Весь отдел дружненько пытался встать, но Алая Смерть, заметив это «никому не нужное поднимание», строго зыркнула желто-зелеными очами на весь отдел, и те бухнулись на свои места, как подкошенные.

- Итак, я собрал здесь всех вас, дабы озвучить несколько приказов. Как не прискорбно, но я ухожу из нашего отдела в отставку. А посему одним из приказов, - Сатклифф достал листки и взял верхний из них, - от такого-то числа такого-то года назначаю на должность начальника третьего диспетчерского отдела корпорации «Несущие Смерть» диспетчера Алана Хамфриза согласно Кодексу Шинигами, утвержденному Мэтью Заккарти в одна тысяча двухсотом году. Оформил приказ Грелль Сатклифф, - произнес жнец. – Теперь что касаемо нынешнего положения вышеозначенного жнеца. Вторым приказом я назначаю Эрика Слингби за сбор тысячи душ для излечения Алана Хамфриза от Шипа Смерти. Решение было принято официально на совете высших жнецов, в котором состою я. Третье, что касается Косы Смерти – я передаю её диспетчеру Рональду Ноксу на хранение. За это он обязуется передать её моему наследнику или моей наследнице, - по рядам жнецов пролетел смешок, но тут же утих под грозным начальническим взглядом.

Далее следовали более мелкие приказы – назначения некоторых диспетчеров учителями у стажеров, а так же приказы об увольнении. Голос Сатклиффа звучал буднично. Он как будто тянул время – не хотел расставаться с нашим третьим отделом. Это было видно по его желто-зеленым глазам, уткнувшимся в документы. Они выражали грусть и печаль по поводу его ухода из третьего отдела. Странно, но ещё столетие с лишним назад он был бы рад этому, а сейчас… Да, сейчас Алая смерть была грустна и неулыбчива. Зачитав последний приказ, Сатклифф вздохнул с сожалением, глядя на весь третий отдел сквозь линзы своих очков. Двести с лишним пар точно таких же глаз смотрели на бывшего начальника.

- Что ж. вот и все. Прошу покинуть конференц-зал. Все свободны, - произнес алый жнец.

Диспетчера неспешно покидали помещение, обсуждая приказы бывшего начальства.

- Эрик, Алан и Рональд – жду после работы у себя на квартире, - произнес Сатклифф, когда все остальные шинигами покинули помещение. – Будет небольшая вечеринка по нескольким поводам, - с этими словами алый жнец вышел из зала.

Я, Алан и Эрик вышли следом.

- Ну вот видите, Алан-сэмпай. Вас выбрали нашим новым начальником. Да и ситуация с Шипом Смерти удачно разрулилась, - произнес я, шагая к своему кабинету.

- Не знаю, Рональд. Для меня это очень ответственно. Не знаю, смогу ли я управлять целым отделом жнецов плюс ещё столько же стажеров… - тихо проговорил Алан.

- Да не будь ты рохлей, Алан! Вон же Сатклифф пятьдесят лет был начальником нашего отдела, и что? Съели его, что ли? Со всем ты справишься. Тем более что я буду всегда рядом с тобой, - успокоил ставшего начальником Алана Эрик.

- Возможно вы правы, Эрик-сэмпай, и я стану таким же, как Спирс и Сатклифф… - чуть уверенней ответил Алан.

- И вот что, Алан: перестань называть меня сэмпаем. Ты теперь выше меня, так что по сути, я теперь должен называть тебя сэмпаем.

- Но ведь… - попытался противоречить Алан своему бывшему наставнику.

- Алан! Никаких «но». Теперь ты официально начальник третьего диспетчерского отдела корпорации «Несущие Смерть», и точка! Теперь все должны обращаться к тебе на «вы», - прервал Эрик Алана.

Я наблюдал за этой парочкой. Что ни говори, но это сочетание должно привести наш отдел в нормальное состояние. Незаметно я отделился от этой парочки и побрел к своему кабинету. Войдя в него, я заметил Сатклиффа, стоящего возле окна ко мне спиной (все кабинеты были с одним или двумя окнами в зависимости от количества трудящихся там жнецов).

- Сэмпай Сатклифф? – произнес удивленно я, смотря на Алого.

- Сядь на своё рабочее место, - проговорил алый жнец, не поворачиваясь ко мне.

- Что-то случилось, сэмпай?

Немного помолчав, Сатклифф ответил:
- Да. Мне кое-что нужно тебе поручить.

- И что же? – с долей любопытства спросил у него я.

Жнец, открыв папочку, достал из него лист.

- Читай.

- «Приказом от такого-то числа, такого-то года, я, Грелль Сатклифф, назначаю Рональда Нокса, будущим наставником при моей наследнице либо при моем наследнике. Так же передаю в его хранение одну вещь, которую вышеозначенный жнец должен будет передать наследнику или наследнице…» - прочитал я.

- Я не хочу, чтобы кто-нибудь другой из нашего отдела был наставником при моём ребенке, - пояснил Сатклифф. – А вещь я передам прямо сейчас, - с этими словами он достал из кармана своего плаща небольшую коробочку.

- И что там?

- Так, ничего особенного… Просто фамильное украшение, передающееся из поколения в поколение у нас в семье. И, вне зависимости от того, кто это будет: мальчик или девочка, - ты должен будешь передать это собственноручно.

- Но Сатклифф-сэмпай, почему бы вам самим его не передать?

- Возможно, я скоро исчезну из мира жнецов. Поэтому я решил, что именно ты, как мой бывший стажер, должен это сделать, - рука жнеца в черной перчатке держала бензопилу. – А так же её, - он указала глазами на свою Косу Смерти. – Ты тоже должен будешь передать ей или ему, даже если он или она уже выберут свою Косу Смерти.

- Хорошо, Сатклифф-сэмпай, - кивнул в ответ я, зная, что с психами спорить опасно.

- Ну вот и отлично, - оскалилась Алая Смерть. – Жду сегодня на вечеринке, - с этими словами он, буквально всучив мне коробочку и свою Косу Смерти, вышел из кабинета.

Я остался сидеть, как громом пораженный. Не, ну вы мне скажите – нормально назначать жнеца наставником ещё несуществующего ребенка?! Или, судя по глазам сэмпая, уже существующего… Впрочем, не будем забивать себе этим голову. Надо – значит, надо. Сказано передать, значит, я передам. Только где я всё это время буду хранить эту чертову бензопилу, если моя собственная Коса Смерти в шкаф не помещается, а тут ещё и это… Ладно, придумаем что-нибудь.

После рабочего дня, показавшегося мне вечностью, я поплелся на квартиру к Сатклиффу. По пути встретив Алана и Эрика, а ещё откуда-то взявшегося Спирса, мы вчетвером подошли к двухэтажному зданию, где, по словам алого жнеца, и находилась его скромная квартирка. Дверь открыла невысокая темноволосая девушка, смотрящая все время в пол. Либо затюканная Сатклиффом горничная, либо его предполагаемое обожэ. Но она больше подходила на первый вариант, ибо из коридора донесся счастливый взвизг:

- Уиллииии, ты тоже пришел! – мда, а любовь к бывшему начальнику у Сатклиффа все же осталась.

- Грелль Сатклифф, отлепитесь от меня! – взвыл Спирс, скорее всего, внутренне жалея, что отдал свою косу смерти.

- Ну хорошо, Уилли, только не злись… - заскулил Грелль, нехотя отлепляясь от бывшего начальства. – Пойдемте за мной. Агнесс, не стой на дороге, иди лучше на кухню, - рявкнул бывший начальник на девушку.

- Д-да, сэр Сатклифф, - ответила темноволосая девушка и поспешно ретировалась на кухню.

- Итак, зачем вы пригласили нас четверых сюда? Почему не весь отдел? – спросил Алан.

- Потому что вы самые близкие жнецы. Мы бок о бок работали столько времени, что я попросту свыкся с вашими привычками, - ответил Сатклифф, идя по коридору.

Кстати, помещение было оформлено в его стиле – повсюду был лишь один цвет – красный. Ну, любил Грелль-сэмпай этот цвет с самого своего рождения, похоже. Но по глазам, как ни странно, он не бил. Возможно, все дело было в освещении или ещё в чем-то, но никакого дискомфорта вся наша компания не ощущала. Через несколько минут мы вошли в помещение, которое Сатклифф-сэмпай назвал гостиной. Здесь уже стоял красиво сервированный стол на пятерых, столько же стульев, диван, два кресла, тумбочка под телевизор, стенка, небольшая плазменная панель, колонки, компьютерный стол (да, даже у жнецов были все технические новшества нынешнего века) с таки приличным компьютером. Естественно, все это было цвета свежей крови.

- Что ж, заходите, присаживайтесь, - проговорил хозяин квартиры.

Все расселись по своим местам (точнее так, как было написано на прямоугольничках, лежащих на тарелках). Произнеся пару слов про назначение Алана новым начальником третьего отдела, алый жнец выпил немного вина, причем и вино было красного цвета. Потекли задушевные беседы в нашем тесном кругу шинигами, так хорошо сплотившемся за эти три столетия. Ну и что, что мы были разновозрастными – главное ведь не возраст (мы так вообще бессмертные), а взаимопонимание в нашей компании. Вспоминались различные курьезные случаи из того времени, когда каждый учился в Академии, когда сдавал экзамен с напарником, когда собрал первую душу… Дальше пошли курьезные случаи, когда уже каждый из нас был полноценным жнецом. Здесь, в основном, рассказывал Сатклифф-сэмпай, ибо большинство курьезных случаев происходило именно с ним. Были какие-то истории от Алана с Эриком, мои воспоминания… Потом, как по традиции, речь плавно зашла о девушках. Здесь отличился именно я, поскольку был и остаюсь заправским бабником и ловеласом на весь отдел, который знает об этом. Остальные тоже вспоминали единичные случаи из своей жизни, и лишь Сатклифф-сэмпай был молчалив, как никогда. Ну это было понятно: его основной любовью являлся Уилл, причем начальник явно не разделял любовь своего подчиненного (теперь уже бывшего подчиненного). Сатклифф просто сидел и слушал о незабываемых историях любви, случавшихся с Эриком (до появления Алана), с Аланом (после окончания стажировки у Эрика), даже у правильного до зубного скрежета Спирса нашлась парочка таких историй. И с каждой историей Грелль-сэмпай становился все угрюмее и мрачнее, как будто наши истории ему стали в тягость. Когда Спирс закончил последнюю (на этот вечер) историю, алая смерть смотрела куда-то в окно. Видимо, в его душе творилось нечто, что понятно только ему самому. Может, он и любил когда-то, просто не хочет в этом признаваться. Или… У него есть любовь сейчас, а он просто не хочет знакомить свою избранницу с нами. Оттого и ведет себя, как обычно: весело, по «голубому»… Внезапно вспомнился его приказ. Тааак, скорей всего, он уже с кем-то встречается, или скоро свадьба, или они уже втайне от всего третьего отдела расписались, или эта таинственная незнакомка уже замужем за сэмпаем и беременна от него… Почему-то последний вариант устраивал меня больше, чем все остальные варианты. Ибо его слова «Я не хочу, чтобы кто-нибудь другой из нашего отдела был наставником при моём ребенке» теперь наводят меня на кое-какие подозрения…

- Ноооокс!!! – чей-то знакомый ультразвуковой голос вывел меня из раздумий. – Ты всегда так выглядишь, когда думаешь?

- А? Что? Простите, Грелль-сэмпай, я задумался… - ответил я, отходя от стола к окну, дабы подышать свежим воздухом. – Просто…

- Просто ты гадаешь, кто она, та таинственная незнакомка… - снова привычный оскал.

- Да нет, что вы, Сатклифф-сэмпай, у меня и в мыслях не было… - принялся было заглаживать ситуацию я, как алый жнец прервал меня:

- Пошли, выйдем, поговорим на балконе, - его тон не терпел пререканий, и ваш покорный слуга поплелся за своим семпаем.

- Так что вы хотели сказать, семпай?

- Насчет неё. Она действительно существует. Мы тайно, от всего третьего отдела, расписались. И сейчас она ждет от меня ребенка, - ответил Грелль, смотря на небольшой садик, разбитый прямо под окнами его квартиры.

- Вы о ком, семпай?

- Не надо этого тупого притворства, Нокс. Ты великолепно понимаешь, о ком я говорю, - полу ворчливо ответил хозяин квартиры.

- А, о той девушке, которая открыла дверь и которую вы так грубо послали на кухню? – спросил с любопытством я.

Алый жнец обернулся, буравя меня пристальным взглядом желто-зеленых глаз, а затем так же быстро отвернулся.

- Да, она моя супруга, - буркнул в ответ он. – Мы встречались с ней ещё во время моего наставничества над тобой. Но потом пошла эта кутерьма, и нам пришлось притормозить роман. И только в последние несколько лет мы снова начали встречаться, а потом и расписались по-тихому. А месяца два назад я узнал, что она беременна. И оставил её дома, чтобы не мотылялась везде и всюду… Только Ронни, ты об этом никому – ни-ни.

- Хорошо, Сатклифф-сэмпай, - кивнул я в ответ.

- Тогда, раз я все пояснил, пойдем назад, - проговорил Сатклифф, первым покидая балкон. – И помни: никому из наших, да и вообще всего третьего отдела – ни-ни. Иначе… - он провел ребром ладони по горлу, показывая, что прибьет меня, если я кому-нибудь проболтаюсь.

Я, сдержанно кивнув в ответ, последовал за ним. Конечно, выбалтывать тайны своего бывшего наставника я и не собирался – он и без своей обожаемой бензопилы убить кого угодно может.

После мы ещё немного посидели, выпили за здоровье каждого, немного поболтали… Пришло время прощаться. Для кого-то навсегда, а для кого-то – на пару-тройку лет.

- Прощай, Алан. Прощай, Эрик. Уиллииии, я буду скучать без тебя! – алый жнец на несколько минут повис на бывшем начальстве. - Ронни, ты был замечательным стажером. Что ж, ребята, не поминайте меня лихом! – крикнул Алый нам всем вслед.

Попрощавшись с сэмпаем, я со вздохом отправился к себе на квартиру., а Слингби ему в этом помог, Уильям Т. Спирс был уже давно в отставке.
[url=http
Последний раз редактировалось Кариэлла де Родригес Сб авг 25, 2012 5:19 pm, всего редактировалось 2 раза.
Свет и тень играют на одной сцене. В мире мы все играем на одной сцене. Мы просто труппа бродячих актёров.
Нельзя найти любовь среди теней!(с)

Загадка: сначала "хренак!", потом нихрена, а потом - хренульки, хренульки. Что это такое?

Аватара пользователя
Кариэлла де Родригес
Сообщения: 8092
Зарегистрирован: Ср янв 12, 2011 9:34 am
Реальное имя: Ксения К. Д.
Откуда: Калужская область, город Обнинск
Благодарил (а): 33 раза
Поблагодарили: 28 раз
Контактная информация:

Re: Полукровка

#2 Сообщение Кариэлла де Родригес » Сб авг 25, 2012 5:09 pm

Глава первая. Часть вторая. Семнадцать лет спустя или неожиданная встреча или «Спасайся, я заразился Шипом Смерти!»

С тех пор прошло семнадцать лет. Алан постепенно втянулся в работу начальника нашего третьего диспетчерского отдела, Эрик постепенно собирал тысячу душ, дабы излечить Алана от Шипа Смерти. Увы сейчас времена были не те, что прежде, и поистине невинных и чистых душ было теперь очень и очень мало. Мир за то столетие с лишним буквально погряз в пороках. Поэтому неудивительно, что весь отдел боялся заразиться Шипом Смерти - а теперь, когда грехи буквально царили на земле, не заразиться было сложновато. К сожалению, за эти пятнадцать лет от Шипов Смерти пало несколько трудоспособных шинигами. Похоронив товарищей, Алан издал приказ, согласно которому теперь все диспетчера должны проверяться на наличие Шипа Смерти, а точнее, на наличие небольшой татуировки, возникающей при появлении оного. И теперь уже затрясся весь отдел: ведь никто не знал, у кого может быть эта злосчастная колючка, несущая смерть бессмертному шинигами? И тем же приказом Алан сообщил, что проверка будет в выходные. Ну вот, а я надеялся хорошо отдохнуть. Впрочем, моё здоровье для меня было важнее, и я не хотел становиться жертвой Шипа Смерти. Что ж, выходные так выходные. Тем более мне все равно заняться на них было нечем, а теперь хоть на так сказать профосмотр схожу.

И вот рано утром, в субботу, я стою, прижавшись спиной к стене: не один я такой умный оказался - в коридоре толпился практически весь отдел. И все в один кабинет, дверь которого была украшена табличкой "Проф проверка". Кто там работал - никто не знал. Но все с нетерпением ждали начала профосмотра. Внезапно в другом конце коридора появилось нечто в черном плаще и в капюшоне, накинутом так, что нельзя было и лица различить. Пробормотав что-то типа "простите, извините, пропустите", он, достав из портфеля ключи, отпер кабинет и зашел в него. Весь отдел оживился - судя по всему, это и был тот человек, который должен будет нас осматривать.

- Кто последний? - спросил я у толпы шинигами.

- Я, - подняла руку какая-то девушка.

Странно, я раньше её не видел в нашем отделе... Может быть, стажерка? Но тогда где же её наставник? Иди Алан ещё не успел распределить стажеров по наставникам? Ладно, поживем - увидим.

- Хорошо, я за вами, мисс, - произнес я в ответ.

Время тянулось, словно резина. Впрочем, очередь тянулась так же. Кто-то вылетал из кабинета радостный от того, что Шипа Смерти у него нет, кто-то выползал с понурой головой, и когда у бедолаги интересовались, что случилось, тот молча шевелил губами и все присутствующие принимались жалеть беднягу, у которого появился Шип Смерти. Я провожал радостных таким же взглядом с мыслями «Повезло же!» а вторых с безнадегой в глазах. Ведь для мира жнецов они были уже мертвы – на всех невинных душ не хватит. Но это всё заставляло невольно задумываться: а если и у меня обнаружат этот Шип? Что тогда? Увы, умирать, и умирать окончательно второй раз в своей жизни я не хотел. И, когда малая стрелка замерла на цифре семь, а большая - на цифре двенадцать, тот человек вылетел из кабинета и, закрыв его, сказал:

- Прием окончен. Приходите завтра, - произнес он небольшой кучке жнецов, не успевших пройти профосмотр, среди которой оказался я и та девушка.
Странно, но голос незнакомца показался мне очень знакомым. Этот голос, разрезающий тишину в нашем отделе, я никогда не забуду. Но что здесь делает он? Увы, этого я не знал. Но завтра узнаю - ведь на профосмотр отведены оба выходных.

Тем временем, незнакомец, заметив ту девушку, за которой стоял я в очереди, подлетел к ней.

- Натаниэла Долорес-Сатклифф, ты что здесь забыла? Ты же ещё не жница, а следовательно, у тебя, как у стажерки, не должно быть Шипа Смерти! И где, позволь узнать, твой наставник? - верещало это нечто.

- Грелль-сэмпай?! - произнес с огромным удивлением я.
Незнакомец, оторвавшись от выговаривания девушке, уставился на меня:

- Диспетчер Рональд Нокс?! Ронни, вот так встреча! - взвизгнула бывшая алая смерть. - А я думал, что не встретимся больше, пока меня не попросили проверить наш отдел на наличие Шипа Смерти. А это моя дочь - Натаниэла Долорес-Сатклифф. Собственно, теперь я понимаю, кто возьмет на себя обязанности её стажировки в нашем отделе, - оскалился экс-жнец. - Ты ведь помнишь тот приказ, а, Ронни?

- Конечно, Грелль-сэмпай. Как не помнить! «Приказом от такого-то числа, такого-то года, я, Грелль Сатклифф, назначаю Рональда Нокса, будущим наставником при моей наследнице либо при моем наследнике. Так же передаю в его хранение одну вещь, которую вышеозначенный жнец должен будет передать наследнику или наследнице…» - на память вспомнил я тот приказ.

- Вот и отлично. Что ж, Натаниэла, познакомься - это твой будущий наставник - диспетчер Рональд Нокс, - произнес он девушке.

- Что? Вот это будет обучать меня, как становиться жнецом? Пап, ты наверное, шутишь, - ответила девушка.

- Нет, Натаниэла, я не шучу. Просто Рон когда-то стажировался у меня. И поверь лучше него теперь ты и во всем отделе не найдешь наставника. Так что давай, слушайся во всем Нокса и не перечь ему, - строго произнес Грелль, смотря на дочь.

- Хорошо, папочка. Как скажешь, - вздохнула Натаниэла. - Пааап, а почему мне вчера Косу Смерти не выдали? Ведь я же прошла финальный экзамен! А мне сказали, что "ваша коса смерти находится у одного из диспетчеров"...

- А это тебе твой наставник объяснит, - спокойно ответил своему чаду Грелль.

Желто-зеленые глаза уставились на меня с ожиданием.

- Да, в отделе выдачи не ошиблись. Это я должен передать тебе твою Косу Смерти. Но ты уверена, что сможешь удержать её в руках? - спросил у девушки я.

- А что, она такая громоздкая? - переспросила девушка.

- Не сколько громоздкая, сколько тяжелая... - вспомнив Косу Смерти Грелля, ответил я.

- Да ладно тебе, Ронни... Как будто твоя газонокосилка не тяжелая, - ответил Грелль-сэмпай.

Он что, издевается? Моя Коса Смерти была идеальна. Ну по крайней мере, для меня самого.

- Грелль-сэмпай, вы же знаете, что я не люблю, когда кто-то начинает наезжать на мою Косу Смерти, - сказал я ему в ответ.

- Прости, Ронни. Но твоя газонокосилка старомодна, как не крути, - ответила Алая Смерть.

- Самая старомодная Коса Смерти находится у Легендарного Жнеца, и как не вам, сэмпай Грэлль, об этом знать, - ответил я, держа в руках папку со всей своей медицинской фиготенью.

- Ну ладно, Ронни, не кипятись. Лучше зайди завтра ко мне на квартиру после рабочего дня. Надеюсь, ты помнишь, где она находится? – спросила Алая Смерть, улыбаясь одной из своих самых жутких улыбочек.

Интересно, у его дочки точно такие же зубки? Лично мне не светила перспективка быть покусанным сначала сэмпаем, а потом - его доченькой. Или наоборот… Но это не имело значения. Имело значение лишь то, что с понедельника следующей недели начнется моя головная боль под именем «Натаниэла Долорес-Сатклифф». Ибо судя по характеру разговаривать с окружающими, с ней будет очень тяжело работать. А если прибавить взрывной характер её папаши, готовый разодрать того, кто примется ему перечить… Нет, решено – свою Косу Смерти она получит, как только научится нормально со мной разговаривать. Ибо, хоть она и являлась дочерью наставника, который лет этак на сто пятьдесят старше меня, но теперь я её наставник. И она должна слушаться меня и внимать каждому слову.

- Ладно, Грелль-сэмпай, до встречи. Мне ещё отчет дописать надо – следующая неделя – последний срок сдачи отчетов. А в моем отчете ещё конь не валялся,
не брыкался и не кусался, - произнес я и, помахав на прощанье рукой сэмпаю Сатклиффу, направился на своё место жительства.

На следующий день я был около его кабинета чуть ли не в шесть утра. Постепенно начала подтягиваться та кучка жнецов, не прошедшая профосмотр вчера. Ровно в семь и ни минутой позже, ни минутой раньше (я говорил, что с некоторых пор он стал неистовым трудоголиком?), явился Грелль Сатклифф во всей своей красе, такой, каким я знал его ещё во времена своего стажерства у него. По коридору поползли перешептывания:
- Это же один из Легендарных… - Алая Смерть во всей своей красе… - Говорят, он прикончил около пятидесяти демонов… - А о его Косе Смерти и говорить нечего – она всегда разила цель без промашек… - Ага. А ещё он воспитал прекрасного стажера, ставшего после стажирования вполне прекрасным диспетчером… - послышались женские вздохи.

Я скосил глаза в сторону и точно! За диспетчерами стоял весь секретарский отдел. Странно, они чего тут забыли? Они же не косят души, а лишь занимаются различной документацией, выдачей Кос Смерти и тому подобным? Или просто на профилактический осмотр пришли?

- Диспетчер Рональд Нокс, зайдите ко мне в кабинет для проведения профосмотра, - извлек меня из раздумий голос бывшей Алой Смерти.

Диспетчера вкупе с секретарским отделом воззрились на меня. Девушки – с мечтательным вздохом (я говорил, что я неисправимый бабник, ловелас, Казанова и Дон Жуан нашего третьего диспетчерского отдела департамента «Несущие Смерть» в одном флаконе?), а диспетчера – с восхищением (кажется они догадались, что именно я тот диспетчер, которого воспитал Грелль Сатклифф, он же Легендарный Жнец, он же Алая Смерть). Прихватив папочку с мед. документацией, я скрылся в кабинете.

Войдя в кабинет, я осмотрелся: весь белый, с простой мебелью типа кушетки (а она зачем тут? Вроде Шип Смерти на груди находится, а не в нижних регионах…), письменного стола, нескольких стульев, шкафа с кучей документации, другого шкафа с какими-то скляночками, баночками, пробирочками и прочей посудой, платяного шкафа, этажерки и тумбочки.

- Проходите, диспетчер Нокс. Давайте вашу карту а сами раздевайтесь до пояса, - проговорил совершенно будничным голосом Грелль, что-то строча в какой-то книге, больше смахивающей на амбарную.

Протянув ему медицинскую карту (жнецы тоже болеют и попадают в разные травмоопасные ситуации. Поэтому моя карта с того момента, как я стал стажером у Грелля Сатклиффа, стала распухшей от различного рода записей: от простых ссадин до вполне серьезных переломов), я, сняв пиджак, жилет, галстук и рубашку, опустился на кушетку. Одежда небольшой кучкой лежала рядом, а меня трясло от холодка, пробегавшего по коже. Не, ну вы скажите: кто в январе месяце врубает на полную кондиционер да ещё и в придачу держит одну из створок окна все время открытой? Однако, Алой Смерти это нравилось, поскольку он не дрожал, как осиновый лист, а вполне спокойно делал записи. Закончив строчить в книге, Сатклифф-сэмпай, встав со своего рабочего места, подошел ко мне.

- Встаньте, диспетчер Нокс, и повернитесь на свет. Ничерта не вижу – пора менять очки, - проворчал Сатклифф, поворачивая вставшего меня на свет.

Как и прежде, ногти были покрыты красным лаком, а руки ухожены. От каждого прикосновения я вздрагивал – итак в кабинете холодно, да и ещё руки у него ледяные.

- Диспетчер Нокс, прекратите дрожать, как осиновый лист. И перестаньте вздрагивать при каждом прикосновении! – последняя фраза была произнесена на несколько истерических нотках.

От такого привычного вскрика я вытянулся по стойке «смирно!» и боялся шелохнуться, пока Сатклифф осматривал меня. Через пару минут послышалось неодобрительное цоканье языком.

- Одевайся, Ронни, - со вздохом произнес он.

В голове завертелась самая худшая из мыслей: «Всё-таки подцепил где-то эту чертову колючку! Или…» Я с надеждой воззрился на своего бывшего сэмпая. Он что-то писал в моей карте ,а затем, закрыв её, достал какую-то другую книгу, в разы меньшей той, которая сейчас лежала на его столе. На обложке я заметил три слова: «Shi no toge». «Я труп», - пронеслось у меня в голове, и сознание уплыло в какие-то далекие дали…

- ...Ронни! Очнись! Диспетчер Рональд Нокс, когда мне ждать отчетов, а?! – последний вопль привел меня в чувство.

Я очнулся все на той же кушетке, лежащий головой на собственных вещах. От непривычно яркого света я сощурил глаза, но уже через несколько минут смог нормально смотреть на свет. Рядом сидел побледневший Сатклифф, обмахивающий меня какой-то папкой, название которой гласило: «Зараженные Шипом Смерти». Сознание вновь стало проваливаться во тьму, но…

- Так, отставить обмороки! Четвертый раз уже бухаешься! – вскрик бывшего начальства быстро привел меня в чувства. – Ей богу, как дети! Вчера так вообще хоть плачь, хоть смейся: узнают, что заражены Шипом Смерти, так давай сразу сознание терять! Некоторых по шесть, а то и все десять раз приходилось в чувства приводить! Я понимаю – это смертельно, но не надо так уж чутко реагировать на появление Шипа Смерти! Как актеры погорелого театра! Пресвятая Смерть, хоть ты не заваливайся в пятый раз в обморок! – все это было сопровождено жестами, театральными заламываниями рук и прочей дребеденью. Ну что поделаешь, раз в нем ещё не погибла актриса?

- Э… Сатклифф-сэмпай, так что у меня там? – спросил тихо я у него.

Желто-зеленые глаза с жалостью посмотрели на меня. От этого взгляда у меня внутри все сжалось…

- Я сожалею, Ронни… Но он у тебя есть. Сам убедись, - он подвел меня к большому зеркалу.

Оно беспристрастно отразило нас двоих. На коже, на левой стороне груди красовалась небольшая татуировка, изображающая нечто, похожее на шипы роз. Шипики были небольшие, но их было несколько. Моё сознание уже пятый раз по счету провалилось в небытие…

- Ронни!!! Очнись уже! Прекрати вести себя, как кисейная барышня! – вернул меня в сознание голос Сатклиффа.

Я, вновь лежащий на кушетке, принял полусидячее положение. И тут же принялся вспоминать: где, а главное – при каких обстоятельствах – я заразился этой колючкой? Не, я конечно слышал от сэмпая Сатклиффа, что они образуются вследствие огромного накопления полных ненависти душ (души, как ни странно, мы собираем в себе), но чтобы это произошло со мной?

- Рон, тебе никогда не говорили, что когда ты думаешь, у тебя лицо становится странным? В общем, так, диспетчер Рональд Нокс: сейчас выходите и, не отвечая ни на какие вопросы, идете домой. Я передам вашу карточку с диагнозом Алану Хамфризу, и завтра мы будем решать, что делать. Я не хочу, что бы вы, диспетчер Рональд Нокс, скончались на самом конце стажировки моей дочери. Кстати, как там сам Хамфриз? Сбор тысячи душ идет? – спросил Сатклифф.

- Да, сэмпай Сатклифф. Я позавчера разговаривал с Эриком и тот сказал, что осталось порядка ста душ, чтобы исцелить Хамфриза, - ответил я, одеваясь.

- Что ж, это радует… - Сатлифф что-то строчил в отдельной карточке. – Вот, передайте это через Слингби Хамфризу. И ещё – сегодня вечером жду вас у себя дома, - с этими словами он положил карточку в медицинскую карту и выпихнул меня из кабинета, привычно рявкнув: «Следующий!».

Я со всех ног понесся домой. Уже около самого дома я притормозил, заметив парочку диспетчеров, хорошо знакомую мне: это были неспешно прогуливающиеся Эрик Слингби и Алан Хамфриз.

- Мистер Слингби! Мистер Хамфриз! – заорал я на всю улицу.

Парочка уставилась на меня.

- Чего вам, диспетчер Нокс? – спросил Алан, когда я, в несколько прыжков преодолев расстояние между мной и парочкой, стоял напротив них.

- Вот, вам сэмпай Сатклифф просил передать… - сказал я, достав ту самую карточку.

Хамфриз, взяв карточку из моих рук, начал прямо на улице читать то, что настрочил Алый жнец. В процессе чтения выражение лица нынешнего начальника третьего диспетчерского отдела департамента «Несущие Смерть» несколько раз менялось. Любопытствующий Слингби заглянул в карточку и сочувственно уставился на меня.

- Так… Всё ясно. Завтра в два часа дня пройдет небольшое совещание насчет вашего положения, диспетчер Рональд Нокс. Будут присутствовать я, Грелль Сатклифф, вы, Эрик Слингби и ещё один Легендарный Жнец, - произнес Хамфриз, убирая карточку в из неоткуда взявшийся портфель. – Жду вас в своем кабинете.

С этими словами парочка ушла, а я поплелся к себе домой. В семь часов я уже стоял возле знакомой двери, когда со стороны лестницы послышался стук каблуков и тихая ругань, проклинающая Шип Смерти на все лады. Когда сэмпай Сатклифф, наконец, добрался до второго этажа этого дома, я от скуки считал всех диспетчеров, которых поразила эта злосчастная колючка. По моим подсчетам, она перекосила три четверти всего нашего отдела. Это означало, что всего лишь одна четвертая всего отдела способна без ущерба себе работать.

- А, привет, Нокс… - произнес Сатклифф, отпирая дверь квартиры ключом. – Заходи.

Я зашел вслед за бывшим сэмпаем и огляделся. Даааа, за эти пятнадцать с лишним лет здесь ничего не поменялось…

- Привет, дорогая, - Алая Смерть поцеловала в щеку черноволосую девушку.

- Устал? – спросила та у него, помогая раздеваться.

- Не представляешь, как. Весь наш отдел – истеричка на истеричке, ей-смерть! Слава богу, секретарский отдел чист, как стеклышко, но там свои заморочки – половина оказалась на разных сроках беременности, - рассказывал Сатклифф, пока супруга копошилась на кухне. Сам сэмпай был там же, равно как и я. – Ронни это случайно не ты половину секретарского отдела в декрет отправил? – спросила Алая Смерть, отпивая свежий кофе.

- Сэмпай Сатклифф, мне вообще последние шесть месяцев не до девушек было. Завалов было, не приведи Смерть! То массовые самоубийства, то самолет с пассажирами на борту разбился, то на трассе автобус перевернулся… Забегался, как бобик, а ведь ещё и отчет на все эти безобразия писать! Ладно, демон с этими происшествиями… Но пятьсот человек-самоубийц?! Это ж никаких диспетчеров не хватит, чтобы их всех потом стажировать! – разразился длинной тирадой я, нервно отпивая небольшими глотками виски, которые Сатклифф разлил по двум стопкам.

- Греллюшка, милый, сколько раз мы разговаривали на эту тему… - начала было девушка (видимо, именно это и есть Агнесс – супруга нашей Алой Смерти).

- Агнессочка, мы с Ронни вот уже лет семнадцать не виделись. И поэтому я хочу поговорить с ним тет-а-тет. Поэтому пожалуйста, не мешайся. Приготовила поесть – и иди, смотри телевизор или копайся в интернете, но не мешай нашему задушевному разговору, - оскалился Алый жнец, да так, что его супруга, доготовив, быстро исчезла с кухни.

- Ловко ты с ней управляешься. А вот с дочкой…

- Вот поэтому я и решил её к тебе направить. Совсем отбилась от рук! Нет, в плане учебы она замечательная девочка, но вот характер… Хотя мы с Агнесс отчасти виноваты, что она выросла такой. Рон, пожалуйста, будь с ней предельно строгим. Не давай ей спуску. Я уверен, что ты её перевоспитаешь. А ну брысь отсюда! Подслушивать некрасиво! – последние две фразы были произнесены в сторону дверного проема, где стояла Натаниэла, подслушивающая наш разговор.
Девушка, испугавшись, исчезла оттуда.

- Ну вот что с ней поделаешь! – вздохнул Сатклифф, полностью опрокидывая в себя содержимое стопки.

В ответ я, косясь на дверной проем, выложил ему свою стратегию действий. Сэмпай только одобрительно кивал в ответ. Постепенно мы разговорились, вспоминая времена, когда я стажировался у Сатклиффа, когда сам стал диспетчером, когда сэмпай стал начальником отдела…

Где-то часиков в полдвенадцатого я, раскланявшись, слегка подшофе, побрел к себе домой. Ибо мне предстояло написать как минимум 20 страниц отчета. А это непросто, да ещё и на пьяную голову. Но завтра последняя неделя сдачи отчетов, и я должен был закончить этот отчет как можно быстрее. Но в голову лезли мысли о дочке Сатклиффа. Опять засвербело в груди то самое чувство, которое сейчас было очень некстати. Похоже, я влюбился в дочку своего бывшего сэмпая.

Добавлено спустя 2 минуты 15 секунд:
Глава вторая. Часть первая. «Понедельник – день тяжелый» или «веселая будет неделька!»

На утро понедельника, проспав и опоздав на работу на час, я несся, как ужаленный. Ведь сегодня должна прийти дочь сэмпая, дабы начать стажировку. С неведомой доселе мне скоростью я пролетел проходную, забрал со склада свою Косу Смерти, получил нагоняй за опоздание (Алан, хоть и был моим одногодкой, но вел себя как подобает начальнику) и в довершение всего сшиб какого-то парнишку лет семнадцати, стоящего у меня на пути.

- Простите, сэр! – принялся извиняться парень. – Я не хотел, честное слово…

Интересно, откуда он тут взялся? Или нераспределенный стажер? Да нет, Хамфриз ещё на прошлой неделе распределил стажеров по диспетчерам. Значит, бедолага попросту не может найти кабинет своего наставника.

- Ничего, парень. Такое у нас часто бывает. Ты видно ищешь кабинет своего наставника?

- Да, мне нужен, - брюнетистый паренек завозился в небольшом портфельчике, откуда извлек небольшой лист бумаги, - диспетчер Эрик Слингби.

Я присвистнул. Легенды о свирепости сего диспетчера целым роем ходят по нашему (и не только) отделу. То, что Слингби готов за Алана любому горло перегрызть (причем в буквальном смысле этого слова), знали не понаслышке Сатклифф и Спирс. Поэтому я с жалостью во взгляде посмотрел на этого несчастного.

- Эээээ… Я вижу, вы не знаете, где он. Что ж, спрошу кого-нибудь другого… - с этими словами паренек было развернулся, чтобы уйти.

- Нет, конечно, я знаю. Кстати, я диспетчер Рональд Нокс, но все зовут меня Рон или диспетчер Нокс. Диспетчер Слингби сейчас находится в своем кабинете.
Он вон там, третья дверь налево, - ответил я ему.

- Спасибо! – и паренек унесся в нужном направлении.

Я же продолжил путь в свой кабинет. Ещё издалека я заметил… алое создание, стоящее возле двери кабинета и осматривающегося по сторонам. С перепугу я чуть было не решил, что это – сэмпай Сатклифф дожидается меня, но вовремя вспомнил, что Грелль-сэмпай сейчас на вполне законной отставке. Тогда кто же это мог или могла бы быть? Я не знал, если честно. Но одето оно было практически как сэмпай, за исключением алого, приспущенного на руках, пальто, - вместо него был вполне классический черный пиджак. Когда же я подошел к своему кабинету и это алое нечто обернулось ко мне лицом и растянулось в улыбке, я понял, что это – дочь сэмпая, Натаниэла. Ибо столь острые и ужасающие всех присутствующих зубки могли быть только у Грелля-сэмпая и теперь его дочки. Даже очки, а вернее, оправа – была красного цвета, но простая – прямоугольная.

- Что ж, прошу, стажерка Сатклифф…

- Долорес-Сатклифф. Не надо сокращать мою фамилию, - поправила девушка, сложив руки на груди.

- Грелль-сэмпай разрешил называть по своей фамилии. А разрешение моего начальства, пусть и бывшего, для меня более весомей, чем поправки его только поступившей на стажировку дочки, - ответил я, сверяя записи в своих отчетах с количеством душ в Книге Смерти, которую повсюду таскал с собой.

Натаниэла промолчала, видимо зная, что отец за неподчинение указам своего наставника по головке не погладит. Желто-зеленые глазки стажерки с любопытством рассматривали кабинет, который раньше являлся кабинетом самого Сатклиффа – весь кабинет пестрел различными оттенками красного цвета. Правда, в последнее время я перекрасил его часть в спокойный, светло-зеленый, цвет, дабы не так било по глазам. На рабочем столе находилась куча бумажек, несколько кружек, настольная лампа, несколько обычных перьевых ручек, несколько карандашей, незаконченные отчеты, чья-то фотокарточка… В общем, на столе творился форменный бардак, равно как и у меня в голове. Вторая половина кабинета как была, так и осталась красной. Единственно, что стол был пуст, ибо в последнее время я работал один. Пытаясь справиться с головной болью, всегда надоедавшей после небольшого количества алкоголя, я выпил несколько стаканов простой воды. Краем глаза я заметил, как девушка, усевшись на диванчик, начала читать какую-то книжку. Я, дабы из чисто наставнического любопытства узнать, что она читает, незаметно и еле слышно подкрался и заглянул через плечо. Пробежавшись по строчкам, я с облегчением вздохнул – это был Устав Шинигами, а не какой-нибудь любовный роман, коими взахлеб зачитывается наш секретарский отдел. В общем, я искренне недоумевал – почему Сатклифф решил, что бы именно её поставили ко мне в стажерки? Однако все было впереди…

- Мисс Сатклифф, помогите отнести вот эти книги, - я указал на несколько книг жизни, лежащих у меня на столе, - в Библиотеку Жнецов, - я решил начать с малого.

- Сам относи. Не мешай изучать Устав, - грубо ответила девушка.

Теперь стало ясно, почему. Нрав был точно таким же, как и у Сатклиффа-сэмпая. Нежелание работать плюс неповиновение и фамильярное отношение ко всем, кто старше его.

- Но, мисс Сатклифф, так нельзя! Вы не должны мне тыкать и выполнять все мои указания, - попытался образумить я девушку, но куда там!

Она, отложив книгу, модельной походочкой (от кого понабралась?) подошла и сказала:

- Я надеюсь, что вы, мистер Нокс, сведете наше с вами общение к максимальному минимуму.

От такой фразочки я оторопел. Ведь именно эту фразу я услышал от Грелля Сатклиффа, когда прибыл на стажировку в третий британский диспетчерский отдел департамента «Несущие Смерть». Тогда ещё юный, я наивно полагал, что все диспетчера в отделе исполнительные и трудолюбивые. Но встреча с Сатклиффом разрушила это представление напрочь. Да что говорить, впоследствии и я приобрел одну отличительную черту – я не любил и сейчас не люблю сверхурочную работу.

Однако, не успел я набрать в легкие воздуха, дабы прочитать ей вполне долгую и тягомотную лекцию по поводу её отношения к старшему диспетчеру, как вдруг в кабинет влетел тот самый паренек и, ничего не говоря, юркнул в вместительный платяной шкаф и затаился там. Через пару минут в кабинет влетел разъяренный Слингби с огромным пятном от кофе на рубашке и, остановившись посреди помещения, злобно спросил:

- Где эта пакость?! Где это брюнетистое недоразумение?! Я его придушу! Испортил лучшую рубаху! Отвечай, Нокс - ты его спрятал? - обратился разозленный шинигами ко мне.

- Эрик, сам знаешь, я стажеров не прячу. Но я и не ору на них так, что они ныкаются по чужим кабинетам, - как можно спокойно сказал я в ответ ему.

Краем глаза я заметил, как Натаниэла пытается под шумок смыться.

- Извини Эрик, можешь обыскать весь мой кабинет, но если сейчас моя стажерка свильнет с места стажировки, мне достанется сначала от Алана, а потом и от
Сатклиффа. А извини, я ещё хочу жить, - протараторил я Эрику.

Я не дожидаясь ответа, ломанулся за Натаниэлой, поймав стажерку около двери.

- Пустите! Вы не имеете права до меня домогаться! - девушка принялась освобождать свою руку из моих, но в результате потерпела неудачу и разорвала на мне рубашку.

Не обращая внимания на порванную одежду, я начал то, что хотел сказать:

- А с вами, мисс Сатклифф, будет разговор особый: во-первых, вы обращались к своему наставнику, диспетчеру, на ты, что не предписывается. Во вторых, хамить дома будите, а здесь не сметь даже рта в сторону старших жнеца раскрыть. В третьих, вы должны выполнять все указания своего наставника, в данном случае, мои указания. В общем, пока не исправитесь, Косу Смерти не выдам. Используйте пока свою небольшую Косу Смерти. И чтобы как штык в восемь часов возле моего кабинета. И смените стиль одежды - это все-таки, диспетчерский отдел, а не бордель, - все это я зачел из того же Устава.

Девчонка все время смотрела куда-то мне в грудь.

- Мисс Сатклифф, вы все слышали из того, что я сейчас вам сказал?

- Да, мистер Нокс, - ответила она, оторвав взгляд от груди и смотря уже мне в глаза. - А что это за татуировка у вас на груди? Можно узнать?

- А, это - Шип Смерти. Он появляется у тех жнецов, в которых скопилось много нехороших, ненавидящих, полных отчаяния и злобы, душ. Обычно жертвы Шипа Смерти проживают максимум три года. Когда Шип Смерти дойдет до сердца и пронзит его, тогда бессмертный жнец умрет навсегда... - пояснил я, запахивая рубашку и застегивая её.

- А есть способ избавиться от него? Или те, кто заражен им - уже живые мертвецы? - задала вопрос Натаниэла.

При этом Эрик, обыскивающий мой кабинет, вдруг резко поднялся с колен - до этого он искал стажера под столом.

- Есть, но он официально запрещен во всех Департаментах и диспетчерских отделах по всему миру. Лишь особым приказом от высшего руководства жнецов, коими являются Легендарные Жнецы и жнецы, вышедшие в отставку. Но таких случаев - единицы. Обычно жнецы не доживают положенного срока и умирают, сраженные Шипом, - пояснил Слингби.

- А нам в Академии рассказывали, что якобы нынешний начальник этого диспетчерского отдела "Несущие Смерть" потихоньку вылечивается стараниями некоего Слингби. Якобы этот диспетчер собирает тысячу душ, дабы спасти мистера Алана Хамфриза.

- Вообще, мисс Сатклифф, диспетчер Слингби сейчас стоит перед вами. Это его назначил ваш отец ответственным за сбор этой тысячи душ, - встрял я.

- Вот как? Что ж, приятно познакомиться. А стажер ваш сидит вон в этом платяном шкафу, - девушка указала глазами на шкаф.

Диспетчер Слингби, буркнув "спасибо", вытащил несчастного бедолагу из шкафа за шкирку. В руке стажер держал... секатор?! Но если этот паренек держит в руке Косу Смерти нашего бывшего начальника Уильяма Т. Спирса, то...

- Ты не сын Уильяма Т. Спирса? - спросил я у паренька.

- Да, мой отец - Уильям Т. Спирс. Я его сын - Уильям, - ответил брюнет, вися в руке у Слингби.

- Эрик-сэмпай, опустите его на землю. Он правду говорит. У него даже очки точно такие же, как у нашего бывшего начальника, - сказал я после того, как закончил рассматривать уменьшенную копию мистера Т. Спирса.

- Это что же получается - в отделе обозначаются новые Сатклифф и Спирс? - спросил Эрик, смотря на мисс Сатклифф и мистера Спирса.

- Только на этот раз Сатклифф будет действительно женского рода.

Я привалился спиной к стене. Слишком много событий для одного дня. А ещё сегодня совещание по моему поводу... В общем, я чувствовал, что эта и последующие недели будут нескучными. Тем более мисс Сатклифф, хоть и обладала характером своего отца, но внешность у неё была довольно приятная. Среднего роста, худенькая, с большими, желто-зелеными глазами, аккуратным носом, правильными, чуть всегда улыбающимися, губами, фигуристая, с длинными, убранными в хвост длинной до низа спины, ярко-алыми волосами и острыми, как бритва, треугольными зубками, показывающимися во время улыбок-оскалов... Да ей Смерть, о чем я только думаю?! Я ведь наставник, а наставник не должен быть ветреным. Однако сердце было иного мнения - оно перестало нормально биться.

- Рональд, прекращай стоять с идиотским видом. Через час совещание в конференц-зале по поводу твоего случая. Ты обязан присутствовать на нем, - выудил меня голос диспетчера Эрика Слингби из раздумий.

- А… Да, Эрик-сэмпай, я помню, - ответил я, следя за двумя стажерами. - Эрик-сэмпай, дак что произошло-то?

Слингби, все ещё держа стажера, но на этот раз за рукав пиджака, ответил:

- Сколько раз говорю – не умеешь пользоваться косой смерти – и не пользуйся ей. Этот олух пытался раздвинуть её, - он указал на секатор в руках Спирса-младшего, - и, случайно задев кружку с кофе, опрокинул на меня.

- Но отец рассказывал, что ею легко пользоваться…

- Да, сам Уильям Т. Спирс умел пользоваться этой Косой, - протянул я. – Но тебе все же придется поучиться владеть ею.

- А у вас, мистер Нокс, какая Коса Смерти? – спросила Натаниэла.

- Вот, - я с гордостью вытащил из того же шкафа свою косу. – Вот моя ласточка.

- Так это ж обычная газонокосилка, - удивились стажеры.

- Ничего, вон у Сатклиффа-сэмпая вообще бензопила была, - пояснил я.

- А, отец говорил, что Коса Смерти Грелля Сатклиффа является несанкционированной. То есть, вот она, - брюнет указал на Натаниэлу, которая уселась на край стола, - будет пользоваться косой своего отца?

- А что вас удивляет, стажер Спирс? – спросил я у Уильяма-младшего. – Сатклифф-сэмпай сам напечатал приказ о передаче своей косы смерти своей наследнице через меня. Но пока что она будет ходить со своей старой косой. Как стажер, она своим поведением не заслужила пока что её, - я указал глазами на бензопилу, висящую внутри шкафа.

- А это она и есть? – глаз стажерки Натаниэлы расширились при виде инструмента.

И было из-за чего. Корпус был ярко красным, с двумя ручками, дабы было удобно держать от него - длинное железное основание, на котором была закреплена цепь с острыми зубцами. Кое-где часть их была бурой – на них ещё осталась запекшаяся, старая кровь.

- Да, это и есть бензопила вашего отца, мисс Сатклифф, - кивнул в ответ я.

И тут случилось то, что можно было ожидать: стажёр Спирс, решив вновь проверить свою косу, нажал на какой-то рычажок и…
Что было следом – я осознал через несколько мгновений, оказавшись на полу. Но самое интересное было то, что на мне находилась стажерка Сатклифф.

- Что случилось? – спросил я у девушки.

- Да вот этот недоумок захотел вновь проверить свою Косу Смерти, нажал на какой-то рычажок, и остриё потело в вашу сторону. А я не будь дуррой вас и пихнула из-под его Косы, да только промахнулась и на вас упала, - пояснила девушка, моментально слезая и краснея, как рак.

Я, поднявшись с пола и отряхнувшись, оценил ущерб, принесенный горе-стажером: два стекла в окне, ушиб у Эрика, несколько у меня и одна пара разбитых очков.

- До проверялся, умник? – строго произнес Слингби, смотря на стажера. – И кто оплачивать замену стекол будет?

- Э… Эрик-сэмпай, не надо… Я сам оплачу замену. Другое дело – очки… - я смотрел на треснувшую линзу и оправу. – Эх, придется новые заказывать…

- А что, очки очень важны для жнеца? – спросил Спирс-младший.

- А вам ваш отец не рассказывал? – переспросил я. – Он сам твердил, что очки важны для нас, жнецов. Нужно бережно к ним относиться, иначе они поломаются. У каждого жнеца свои индивидуальные, оригинальные и неповторимые очки. Нам их нельзя терять, так как у нас при рождении очень плохое зрение – жнецы близоруки. И поэтому мы носим их всегда. Они позволяют нам видеть нечто большее, чем могут видеть обычные люди, - пояснил я. – Ну если уж кто-то из жнецов сломает или разобьет свои очки, будучи на задании или на расследовании, то можно и заменить их.

- Ясно… - кивнули оба стажера.

Часы пробили два часа дня.

- Святая Смерть, мы же на совещании должны быть! – я было хотел открыть портал для перемещения, но Слингби меня остановил:

- Пешком пойдем. Ты уже как-то раз забросил нас в будущее. Вы двое пойдете с нами, - произнес он тоном, не терпящим возражений обоим стажерам.

- Да уж полетим, а не пойдем – уже пять минут как совещание началось, - заметил я, смотря на наручные часы и летя по коридору.

Мы как раз успели – совещание не начиналось, так как не было двух экс-жнецов. Однако, Алан уже был. Был и… Спирс-старший.

- Опаздываете, Рональд Нокс, - проговорил он будничным голосом.

- Так из-за вашего отпрыска, мистер Спирс, опоздали, - объяснил Эрик.

- И даже не из-за отпрыска Сатклиффа? – поднял бровь Спирс-старший, смотря сквозь стекла очков на прятавшуюся за мной Натаниэлу.

- Никак нет, мистер Спирс, - ответил я. – Стажер Натаниэла Долорес-Сатклифф ничего не вытворяла пока что. Пока что её коса смерти находится у меня.

- Понимаю, - ответил Спирс, когда мисс Сатклифф миленько оскалилась. – Понимаю, почему именно.

И тут…

- Приветик всем! Грелль Сатклифф явился, дез! – Алая Смерть, подобно ветру, пронеслась в конференц-зале. – Ну что, кого ждем?

- Ещё одного Легендарного, мистер Сатклифф, - ответил Алан, поправляя пиджак – Алая Смерть потискала каждого понемногу.

Я так же приводил себя в порядок, равно как и Эрик с Уильямом-старшим. Свою дочку и отпрыска Спирса он не тронул – при виде секатора Грелль-сэмпай оторопел, а затем отошел на почтительное расстояние. Все ещё живы были в памяти Сатклиффа тычки, побои и просто втыки от начальства этим самым секатором. Минут через десять послышался смех, а потом – грохот чего-то упавшего. Это означало то, что прибыл он – Легендарный Жнец. Хотя после того случая с «Кампанией» я не очень-то и люблю находиться в непосредственной близости с ним, но он был один из руководства, а это значит – слушай и внемли, что тебе говорят старшие. Вскоре вошел он и сам.

- Здравствуйте, Легендарный, - поздоровался с ним Алан.

Спирс лишь кивнул, а Сатклифф даже в его сторону не посмотрел – все ещё были живы в его памяти те же события на «Кампании», когда Легендарный пригвоздил Сатклиффа японскими надгробиями к потолку, а потом устроил охоту на нас и Себастьяна с Сиэлем. И когда я не смог прикончить этого чертового демона-дворецкого. Поэтому атмосфера повисла довольно тяжелая в конференц-зале.

- Здравствуйте, здравствуйте, хе-хе, - улыбнулся Легендарный, смотря на нас, собравшихся в помещении, из-под челки. – Ну что все такие напряженные и кислые? Я понимаю, что Шип Смерти – теперь серьезная проблема для всех шинигами, но не до такой же степени. Надо быть проще…

- Уж куда проще тебя, я не знаю, - ответил Сатклифф. – Но ведь мы здесь собрались, дабы решить судьбу одного из диспетчеров, пораженного Шипом Смерти. Если честно, то я не хочу, чтобы Рональд Нокс скончался раньше окончания стажировки моей дочери.

- Но нужно учесть и то, что ситуация с душами, особенно невинными, очень напряженная, - подал голос Эрик. – Мне приходится отыскивать невинных девушек чуть ли не по всему миру. И это – ради одного Алана Хамфриза. А вы предлагаете в кратчайший срок собрать тысячу душ для ещё одного диспетчера? Я не знаю, как, но я в этом не буду участвовать. Да и ситуация Рональда Нокса патовая. В общем мое мнение таково – отказать в сборе тысячи душ данному диспетчеру.

- Но постойте, коллега, - произнес Сатклифф. – Ведь известно, что невинная душа обладает определенным запахом. Мы его не можем учуять, но могут учуять…

- Я против использования демонов в этом деле, сэр Сатклифф, - произнес Спирс. – Нужен другой способ поиска невинных душ.

- Можно поискать в строгих женских школах… У них уж девушки точно невинны, хе-хе, - вставил свое слово Легендарный, наблюдающий за дискуссией между жнецами. – Или в монастырях.

- Я не спрашиваю, откуда ты это знаешь, - сказал Грелль Сатклифф, - но предложение вполне интересное. Невинные души девушек, содержащихся в строгости – хорошая добыча душ.

- Нет, - возразил я.

- Почему? – удивился Сатклифф. – Объясни-ка, Ронни.

- Это очень и очень легкая для нас добыча душ. Я не хочу, чтобы моя жизнь продлилась от того, что шип был сведен легкодоступными душами девушек из монастыря или специальной школы, - пояснил я. – Вы как хотите, Сатклифф-сэмпай, но я не хочу жить и мучатся из-за того, что ради моей жизни были убиты невинные девушки.

- Тогда я не знаю, диспетчер Нокс… - вздохнул Хамфриз. – Все способы добычи душ мы перебрали. Все – и законные, и даже незаконные. Я в тупике…

- Не надо ничего собирать, - ответил я. – Если шип появился – то мой путь уже закончился.

- Ладно, Ронни, но потом не ропщи. В общем, принято решение оставить все как есть, - подвел итог Сатклифф. – Да и Шип Смерти проявляет себя не сразу.

- А стажировка длиться полтора года. Думаю, что за это время диспетчер Рональд Нокс успеет закончить стажировку Натаниэлы Долорес-Сатклифф, - произнес Хамфриз. – Что ж, на этом моменте можно закончить совещание.

Остальные лишь согласно кивали. А что оставалось делать?..
Свет и тень играют на одной сцене. В мире мы все играем на одной сцене. Мы просто труппа бродячих актёров.
Нельзя найти любовь среди теней!(с)

Загадка: сначала "хренак!", потом нихрена, а потом - хренульки, хренульки. Что это такое?

Ответить

Вернуться в «Фанфикшн по разным Фандомам»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость