«Ведьма с зачарованного острова» (сказка)

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata

Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Kxena
Сообщения: 95
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 8:19 pm
Контактная информация:

Re: «Ведьма с зачарованного острова» (сказка)

#25 Сообщение Kxena » Вт фев 23, 2010 2:21 am

— Илеона, подождите!.. — донеслось ей вслед, но останавливаться девушка не собиралась. Подобрав юбку она бежала навстречу ветру, почти не чувствуя прохлады раннего весеннего вечера и позабыв об оставленном в палатке плаще. Илеона желала только одного: спрятаться где-нибудь, и осмыслить все произошедшее. Она не хотела больше слышать никаких объяснений, и к счастью, возможно уже понимая, насколько гадко поступил, Горациус не последовал за ней. Илеона замедлила шаг лишь тогда, когда прогалина, на которой обосновался их маленький походный лагерь, скрылась за деревьями. Пронизывающий ветер уже несколько остудил пыл её благого возмущения и, постепенно приходя в себя, девушка остановилась и инстинктивно обняла себя за плечи, стараясь защититься от всепроникающего холода. Осмотревшись вокруг, княжна заметила, что пейзаж значительно изменился: яркий ковер из опавшей листвы потемнел, а зеленая трава больше не встречалась. Очевидно вдали от замка чары, сохранявшие вокруг тюрьмы Илеоны тепло и хорошую погоду, значительно ослабели. Теперь можно было почувствовать, как мартовский холод проникает и сюда, предупреждая о том, что свобода, а вместе с ней и суровая реальность все ближе.

Обида на Горациуса была сильна. Илеона прекрасно осознавала, как много опасностей и трудностей ожидают её за пределами острова, окажись она одна. Однако княжна готова была поступиться родовой гордостью, подобно героиням легенд, претерпевающим лишения из-за несправедливости. Она могла стать простой вышивальщицей. Возможно, никто не узнал бы её, а со временем судьба воздала бы за все переживания, но прежде предстояло выбраться с острова, переправиться через полноводный Илэрис и дойти хотя бы до ближайшего города. Все это могло стать серьезным препятствием. Лорд Дреймар возможно согласился бы ей помочь, но как знать, позволит ли ему мессир Клемион.

Поежившись от ветра, Илеона тяжело вздохнула. Она, конечно же, понимала, что ничего нельзя решать сгоряча. Княжна готова была признать, что без помощи Горациуса она никогда не выбралась бы из замка, вот только помощь эта, как оказалась, была далеко не бескорыстна, а разве рыцари так поступают? Конечно, он был прав, что не стал ей лгать, но кто же делает предложение подобным образом? «Так морочить мне голову! Да как он посмел?» — сердилась она мысленно, стараясь поддержать свою обиду, — «Неужели он рассчитывал, что я поддамся уговором через день знакомства?!» Однако тут Илеона с горечью призналась себе, что, скорее всего, приняла бы все признания в любви с радостью, ни в чем, не заподозрив подвоха. Она испытала привязанность к герою с портрета задолго до того, как Горациус шагнул в её мир. А он даже не попытался догнать и остановить её, словно был уверен, что она вернется, и именно потому Илеона не желала даже думать о том, чтобы пойти на мировую. Только не сейчас.

Раздумывая так, и уже желая отвлечься от всех этих мрачных мыслей, девушка обратила внимание на то, что до сих пор оставалось ею незамеченным — впереди, всего в нескольких шагах шел снег. Белые хлопья тихо кружились в воздухе и ложились на землю, покрывая проталины и плеши пожелтевшей, прошлогодней травы, усыпанной прелыми листьями. Снежинки обозначили на земле четкую границу, будучи не в силах преодолеть какой-то невидимый барьер. Даже древний камень, лежащий поблизости оказался покрыт снегом лишь с одной стороны. Илеона поняла, что достигла края магического круга, который ограждал замок Илэрис от всего остального мира.

Приблизившись к линии все более явственно очерчиваемой снежным покровом, княжна отважилась переступить через неё, и в то же мгновение почувствовала, как холодные снежинки касаются её лица, и тают от тепла. Здесь ветер казался еще неприятнее, чем внутри волшебного круга, но Илеона была рада даже этой стуже, настоящей, дышавшей свободой. Она посмотрела на хмурое небо и улыбнулась тучам.

— Похоже, вы преодолели границу вашей тюрьмы, леди Илеона, — раздался за спиной голос Горациуса. Девушка вздрогнула от неожиданности и тут же обернулась. Она почти не удивилась этому внезапному появлению. Мессир Клемион сделал шаг к ней навстречу, но Илеона остановила его:
— Не приближайтесь!

Волшебник покорно замер на месте. Вид у него был крайне удрученный и, если молодой человек пытался изобразить раскаяние, то получалось у него весьма убедительно. Впрочем, теперь Илеона была настроена крайне скептически.

— Почему бы вам не оставить меня в покое, хотя бы на время? — спросила она устало.
— Потому что я был не прав, хочу извиниться, и по-прежнему беспокоюсь о вас, что бы вы теперь обо мне ни думали, — последовал убедительный ответ.

Илеона промолчала, а Горациус осмотрелся вокруг и отвлеченно произнес:
— Судя по всему, за этой границей чары Илэриса уже не действуют. Должно быть там настоящая весна. Холодная, заснеженная, а потому слишком опасная для того, чтобы бродить по лесу в одном платье. Вернитесь, из-за обиды на меня не стоит рисковать здоровьем.

Илеона не могла не согласиться с этим утверждением. Тело уже пробирала дрожь, и девушка с радостью возвратилась бы за своим плащом или хотя бы просто ступила за пределы волшебной границы, но только не по совету Горациуса.

Княжна упрямо продолжала стоять на месте, не желая сделать шаг ему навстречу.

— Уходите! Я вернусь, когда сочту нужным, — гордо заявила она, стараясь при этом не дрожать от холода слишком явственно.

Горациус вздохнул и печально усмехнулся.

— Не беспокойтесь, неволить вас я не стану, — ответил он мрачно. — Я сейчас уйду, но все же позвольте оставить вам хотя бы это.

Волшебник скинул с плеч свой плащ и протянул его Илеоне, но тут произошло нечто странное. Мессир Клемион точно наткнулся на невидимую стену. Княжна явственно увидела, что едва Горациус шагнул ей навстречу, а его рука пересекла невидимую границу зачарованного круга, как в воздухе на мгновение возникла прозрачная голубая стена. Она плеснула во все стороны разноцветьем красок, издала низкий звук, точно оборванная струна лютни, и в тот же миг мессир Клемион коротко вскрикнул и рухнул на землю, как подкошенный.

Подобное притворство было уже просто непростительно. И все же Илеона почувствовала настоящую тревогу.

— Горациус?.. — обеспокоено позвала девушка, свободно переступив границу магического круга, — Это снова ваши проделки?!

Она была почти уверена, что её возвращение тут же вернет притворщика к жизни, однако ничего подобного не произошло. Горациус по-прежнему лежал без чувств.

Аватара пользователя
Kxena
Сообщения: 95
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 8:19 pm
Контактная информация:

Re: «Ведьма с зачарованного острова» (сказка)

#26 Сообщение Kxena » Вс мар 07, 2010 10:42 pm

Глава 8. Упреждающий камень

Илеона присела подле Горациуса. Она осторожно приложила ладонь к его лбу и словно к снегу прикоснулась. Волшебник оставался все таким же недвижным. Если бы не дыхание, едва заметно вздымавшее грудь, можно было бы решить, что он мертв. Девушка отважилась похлопать молодого человека по щекам, но это не возымело никакого действия. Илеона испугалась не на шутку. Она укрыла Горациуса плащом, и торопливо поднялась на ноги, совершенно не представляя, как ей теперь быть.

Поежившись от холода, княжна растерянно взглянула в сторону, откуда недавно пришла. Их маленький лагерь остался довольно далеко позади. И это значило, что доставить мессира Клемиона к палатке в одиночку ей вряд ли бы удалось. Тогда Илеона позвала единственного, кто мог теперь помочь хотя бы советом.

— Лорд Дреймар, на помощь! — крикнула она, и сама удивилась тому, насколько отчаянно и жалобно прозвучал её голос.

В ответ на это дракон вознесся над соседней прогалиной почти сразу же. Перемахнув верхушки обнаженных деревьев, он ловко опустился на тесную полянку подле девушки и бесчувственного волшебника.

— Ого! Я спешил вас защищать, а оказалось, что вы справились с магом самостоятельно, да еще как! — искренне восхитился лорд Дреймар, — Похоже, этот прохвост больше не будет вам досаждать.

Однако Илеону эти слова нисколько не веселили.

— Прошу вас, не шутите так, — попросила она, все больше тревожась, — С мессиром Клемионом, случилось что-то непонятное. Он попытался передать мне плащ, но вон там, — девушка указала в сторону наполовину заснеженного камня, — Горациус словно бы наткнулся на невидимую стену. Он упал без чувств. Хотя я сама, совсем недавно смогла преодолеть этот рубеж беспрепятственно…
— Хо-хо! — рассмеялся дракон, — Так вот оно что!

Кое-как повернувшись на тесной полянке, он аккуратно обогнул молодых людей и склонил огромную голову к земле, принюхиваясь, будто собака. Несколько мгновений его ноздри жадно втягивали воздух. Затем, отступив пару шагов обратно, Дреймар развернулся к заснеженному камню и мощным ударом лапы опрокинул его наземь. Илеона тем временем придвинувшись ближе к Горациусу, и устроила молодого человека так, чтобы его голова лежала у неё на коленях. Она боялась, как бы они оба не угодили под драконьи лапы.

— Так я и думал, — провозгласил лорд Дреймар, рассмотрев поваленный булыжник, — Это у них называется упреджающий камень, и на нем начертан какой-то магический договор. Только наш спящий красавец его не приметил. Хотя и то правда, камушек ставили для тех, кто пожелает ступить в круг, а не для выходящих из него.

Илеона могла рассмотреть, как из-под снега, таящего от теплого драконьего дыхания, действительно проступала надпись. Но что она гласила? Княжна не могла разобрать.

— Что там говорится? — встревожено спросила девушка.

Дреймар обернулся. Он смерил её проницательным взглядом и ответил:
— Понятия не имею. Читать их письмена мне не по силам. Так что спросите у вашего друга, когда он очнется. Судя по его состоянию, он нарушил условия магического договора, но не до конца. Так что прекратите страдать и подумайте лучше, как нам всем устроиться на ночлег. Время уже позднее.

И это было действительно так. Илеона только теперь обратила внимание на то, что небо уже темнело, и плотные тучи в вышине постепенно сгущали свою синеву. День неизменно клонился к ночи. Теперь стоило позаботиться о том, как провести её с большим удобством, однако, увы, испытания еще только начинались.

Совместно с лордом Дреймаром Илеоне удалось взвалить бесчувственного Горациуса на его плащ. Дракон дотащил молодого человека обратно на покинутую ими поляну, однако там их поджидал неприятный сюрприз. Походная палатка-павильон исчезла без следа, а на её месте красовалась огромная куча листьев. Расцветкой и разнообразием она весьма напоминала ковер, что лежал прежде на земляном полу в павильоне. Видимо из этих листьев Горациус и наколдовал их временное прибежище, но теперь оно пропало вместе с его силами. Впрочем, посреди разноцветного вороха виднелись походная сумка с провиантом и плащ Илеоны, в который основательно замерзшая девушка, тут же завернулась. Холод пробирал её до костей, и терпеть это уже не хватало никаких сил. По телу бежали мурашки. Горло начинало неприятно саднить, и Илеона не могла не признать, что чувствует себя не лучшим образом.

Дреймар опустил волшебника в ворох листвы, и миролюбиво посоветовал:
— Вам стоит согреться, леди, да и ему тоже. Учитывая, что подходящее место ночлега только одно, забирайтесь в листья. Мессир квинтэсс претендует на светлого мага, а это значит, что любое содеянное добро должно помочь ему вернуть силы. Вы согреете его, а он, пока еще жив, вас. Вот и будет ему доброе дело.

Выслушав подобное предложение, Илеона готова была уже возмутиться его дерзости, но ничего не сказала, понимая, что Дреймар действовал из лучших побуждений. Тем не менее, прежде чем последовать компрометирующему совету, княжна исследовала походную сумку Горациуса на наличие в ней огнива или чего-нибудь, что помогло бы разжечь костер. Увы, ничего подходящего она не нашла. Судя по всему, мессир Клемион не рассчитывал на то, что ему придется применять технические приспособления для извлечения огня. Да и по чести сказать, заготовить хворост тоже было нечем. Некоторое время Илеона оценивающе рассматривала легендарный меч Горациуса, но, перехватив выразительный взгляд Дреймара, пришла к выводу, что боевое оружие не лучшее средство для заготовки дров. В любом случае при её сомнительном умении обращаться с мечами, рисковать не стоило.

Подкрепив силы ломтиком копченого окорока и мятным настоем из фляги, через полчаса сомнений и попыток найти какой-нибудь альтернативный выход Илеона предпочла все же забраться в кучу листьев и устроиться подле своего бесчувственного друга.
Последний раз редактировалось Kxena Пт мар 12, 2010 8:31 pm, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Kxena
Сообщения: 95
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 8:19 pm
Контактная информация:

Re: «Ведьма с зачарованного острова» (сказка)

#27 Сообщение Kxena » Чт мар 11, 2010 11:48 pm

Илеона постаралась закутаться в свой плащ так, чтобы укрыть им и Горациуса. Ради этого пришлось придвинуться к волшебнику ближе, но девушка решила не думать сейчас о том, что прилично, а что нет. В конце концов, двум изгнанникам оставшимся наедине со своими бедами можно было надеяться только друг на друга. Что будет завтра, кто знает, сейчас же они совсем одни в этой враждебной ночи и рассчитывать больше не на кого.

«Ох уж это мужское самолюбие», — недовольно подумала Илеона, заворачиваясь в плащ едва ли не до самого подбородка. — «Неужели нельзя было попросить о помощи и магическом союзе с самого начала?» Впрочем, представив себе, как именно могла произойти подобная беседа, а так же свою реакцию, княжна вздохнула и согласилась сама с собой, что ничего хорошего бы не вышло. Зная себя, Илеона понимала, что, безусловно, отказалась бы, а в качестве компенсации предложила бы себя на роль доброй сестрицы и помощницы. «Вот бы мессир Клемион порадовался», — саркастично подумала девушка.

Впрочем, княжна не сомневалась, что Горациусу не составило бы труда найти другую кандидатуру в волшебницы. Ведь он действительно казался живым воплощением героя верадальских легенд и сейчас, находясь достаточно близко, девушка могла рассмотреть своего спутника, совершенно себя не компрометируя. Илеона была вынуждена признать, что мессир Клемион привлекательнее образа с её гобелена, несмотря на то, что внешне он мало походил на рыцаря способного сразить великана. Княжна видела в нем больше гибкости и ловкости чем силы, а его руки явно привыкли листать страницы книг, а не сжимать рукоять меча. Тем не менее, даже будучи поверженным, молодой волшебник выглядел достойно. Он казался удивительно спокойным, словно бы просто спал.

Приятной внешности, волшебного дара, а так же шлейфа боевой славы вполне могло хватить, чтоб очаровать любую девушку, и это обстоятельство отчего-то все больше беспокоило Илеону. За трудный и долгий день она рассмотрела в своем спутнике и другие качества, благодаря которым уже не могла на него сердиться. Ум мессира Клемиона, его обаяние и умение выкручиваться из трудных ситуаций привлекали девушку гораздо больше, но теперь она опасалась своих симпатий.

Печально вздохнув, княжна склонила голову к Горациусу на плечо. Сухие листья тихо шуршали при каждом движении, а их запах смешивался с едва уловимым, приятным ароматом ванили, исходящим от одежды квинтэсса. «Сахарная пудра», — вспомнила Илеона.

Она улыбнулась, закрыла глаза и прижалась теснее к своему спутнику. Стараясь поскорее заснуть, княжна надеялась, что дрожь, то и дело пробирающая её тело, скоро пройдет, а завтра она выберется с проклятого острова вместе с Горациусом.

Лорд Дреймар тем временем уже расположился рядом, свернувшись вокруг лиственной кучи кольцом. От поясохвоста исходило живое тепло. Более того, он оказался настолько любезен, что распустил над своими спутниками крыло, чтобы хоть немного защитить их от ночного холода. Мощное тело и хвост дракона окружили прибежище Илеоны и волшебника непреодолимой преградой, и рядом с лордом Дреймаром княжна чувствовала себя намного спокойнее.

Постепенно Илеона погрузилась в тревожное забытье. Она явственно ощущала, как, несмотря на все противоборство, холод медленно сковывает её невидимыми кандалами, не давая пошевелиться. Девушке казалось, что она вот-вот обратится в статую. Чувствуя озноб, княжна все крепче прижималась к единственному источнику тепла, который прижимала к груди. Она старалась сберечь его, защитить от подступающего отовсюду ледяного дыхания. Но внезапно всепроникающий холод отступил, а тепло окутало её с головы до ног, постепенно превращаясь в нестерпимый жар.

Теперь тело горело, точно в огне. Палящее ощущение обжигало болью все внутри. Оно не давало дышать, двигаться, думать, сжимало виски, как тисками. Горло пересохло и саднило. Илеона хотела позвать на помощь, но сил не хватило даже на это. Девушка звала Горациуса, лорда Дреймара, но понимала, что слышит лишь свои мысли, и не в силах проронить ни слова.

Собравшись с силами, Илеона попыталась приоткрыть глаза, но тут же была вынуждена зажмуриться — на мгновение она увидела какие-то цветные пятна, сливающиеся в причудливый узор, а затем все поплыло от слез. Боль до тошноты сильно застучала в висках, но тут девушка почувствовала, что чья-то прохладная ладонь прикоснулась к её лбу.

— Сейчас все пройдет, — услышала она знакомый голос, — Доверьтесь мне.

Осознав, что Горациус пришел в себя, Илеона нашла силы, чтобы улыбнуться, даже, несмотря на свое плачевное состояние.

Волшебник на мгновение ободряюще сжал её ладонь в своей руке, а затем девушка почувствовала, как он осторожно высвободил из плаща её шею и плечи. Несмотря на смущение и внутренний трепет из-за происходящего, Илеона не пыталась сопротивляться. Его прикосновения успокаивали боль и жар, принося облегчение, и, покоряясь, княжна позволила его ладоням нежно скользить по её шее, плечам, рукам и груди. Изгоняемая неведомой силой лихорадка постепенно сходила на нет, и вскоре девушка почувствовала себя намного лучше. Слабость клонила снова в сон, но все же Илеона нашла в себе силы, открыть глаза и взглянуть на Горациуса, который уже заботливо заворачивал её во что-то пушистое, мягкое, теплое.

Устроившись рядом, печально улыбаясь и слишком уж нежно перебирая пряди её волос, он явно не подозревал, что сейчас она все это замечает.

— Спасибо, что не дали мне погибнуть, леди Илеона, — с искренней благодарностью сказал мессир Клемион, — Без преувеличений скажу, что если бы не ваша доброта и самоотверженность — мне пришел бы конец. Теперь же, вам нужно набираться сил, чтобы как можно скорее поправиться. Постарайтесь уснуть.

Его тихий голос звучал так уверенно и успокаивающе, что ничего не оставалось кроме как согласно кивнуть. Ощущение тепла мехового покрывала окутывало, все больше влекло в благословенное забытье и, поддаваясь ему, Илеона бессильно закрыла глаза.

Затем, почти в тот же момент, она почувствовала на губах легкое прикосновение поцелуя, нежного, искреннего и самого первого в её жизни.

Все произошло так неожиданно, что, замерев от волнения, девушка совсем растерялась, пережив гамму самых разных чувств. Она боялась потерять это новое, но удивительно приятное ощущение. Впрочем, слабость не позволяла приподнять даже руки, и из-за этой вынужденной безучастности становилось неловко и даже обидно. Илеона чувствовала себя пленницей в собственном теле, однако ничего не могла поделать.

«Не оставляйте меня», — попросила она мысленно, и это единственное, что можно было сейчас себе позволить.
— Я рядом, — послышалось в ответ, и Илеона почувствовала, как Горациус снова взял её за руку.
Последний раз редактировалось Kxena Пт апр 02, 2010 11:06 pm, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Kxena
Сообщения: 95
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 8:19 pm
Контактная информация:

Re: «Ведьма с зачарованного острова» (сказка)

#28 Сообщение Kxena » Пт апр 02, 2010 11:04 pm

8. Два пути

Открыв глаза на утро следующего дня, Илеона обнаружила себя в новой походной палатке, которая оказалась намного роскошнее и просторнее, чем прежняя. Гирлянды фантастических растений, вышитых золотом и цветным шелком, обвивали пологи из мягкой ткани, и поднимались к самому опорному столбу. Что же касается удобных мелочей в обстановке, то в этом Горациус не стал скромничать тоже. В дополнение к уже знакомым предметам Илеона обнаружила ширму, через которую оказался перекинутым новый теплый плащ с меховой опушкой, а так же чистое шерстяное платье на замену тому тряпью, в которое за прошедшие сутки превратился прежний наряд девушки. Кроме этого в палатке оказалось изящное курульное кресло и резной столик, на котором её ожидал аппетитный завтрак.

Все свидетельствовало о том, что волшебные силы к Горациусу вернулись в полной мере. Он снова оказался предельно любезен и предусмотрителен, но на сей раз, Илеону это почти не радовало. Окружающая обстановка словно убеждала её, что отступать от намеченного ранее плана волшебник не собирался. Конечно, утверждать это с уверенностью было бы не правильно, и даже самонадеянно, однако события прошедшей ночи с одной стороны опровергали это предположение, а с другой как нельзя лучше вписывались в былой замысел мессира Клемиона подвигнуть Илеону к магическому союзу.

Это значило, что отныне нужно было решить: подчиниться обстоятельствам или избрать иной путь. Илеона была слишком горда, чтобы согласиться на удел пешки в чужой игре, но более того не хотелось ей становиться супругой кого бы то ни было всего лишь ради мнимой выгоды. Ведь, возможно, Горациус её совсем не любит. Дабы избежать такой участи девушка была готова отказаться даже от путешествия Верадаль. Ведь и в Сивервальде живут люди.

Вскоре, приведя себя в порядок и отдав должное завтраку, княжна покинула палатку, намереваясь сообщить обо всем своему спутнику. Однако её решительность встретила лишь звенящая тишина.

Снаружи палатки никого не оказалось. Лорд Дреймар, оберегавший сон своих друзей ночью, улетел должно быть на утреннюю охоту. Горациуса тоже нигде не было видно. Из-за этого вполне можно было начать волноваться, вообразив себя брошенной в лесу, но, догадываясь, что именно сейчас должно беспокоить волшебника более всего, Илеона отмела прочь дурные подозрения и направилась туда, где был найден Упреждающий камень. Её предчувствие оказалось верным.

Вскоре она действительно увидела своего друга стоящим напротив заколдованного валуна, опрокинутого лордом Дреймаром. Горациус пребывал в весьма задумчивом и мрачном состоянии и совершенно не заметил появления Илеоны.

— Светлого утра, мессир Клемион, — пожелала ему девушка, чтобы обнаружить свое присутствие, — Благодарю вас за завтрак, платье и плащ.

При звуке голоса, нарушившего его размышления, Горациус даже вздрогнул от неожиданности и резко обернулся.

— Светлых вам дней, — поприветствовал он в ответ и поспешил снова взглянуть на Упреждающий камень — все внимание волшебника было обращено к надписи начертанной на его поверхности.
— За исцеление я благодарю вас тоже, — решилась добавить Илеона.
— Любезность за любезность, — согласился Горациус, многозначительно улыбнувшись и по прежнему не отрывая взгляда от камня, — Вы помогли мне, а я вам. Оказывается вы очень добрая девушка. Так что, можно сказать, мне повезло.

Илеона присела на ближайший камень.

«Да уж, повезло, так повезло», — грустно подумала она и, взглянув на произошедшее со стороны Горациуса, поняла, что не может осуждать его за желание вернуться в родную страну. Явившись невольной причиной злоключений мессира Клемиона, ей больше довелось доставлять ему хлопоты, чем оказывать помощь. А потом она еще и обиделась, что Горациус не влюбился в неё с первого взгляда. Из-за всего этого намерение объявить о своем гордом решении остаться в Сивервальде показалось теперь слишком эгоистичным. Собираясь сказать о нем сейчас, Илеона словно бы признавалась в желании бросить того, кто не раз спасал ей жизнь, одного в магическом круге. А ведь она хотела помочь Горациусу, и уж конечно не желала оставлять запертым на острове.

Вдруг он произнес:
— Я освобождаю вас от данного мне обещания.

Илеона замерла от неожиданности, подобное благородство, несомненно, должно было её порадовать, но этого не произошло.

— Вас магический круг не держит, а это значит, что не стоит оставаться здесь только из-за меня, — пояснил волшебник, становясь мрачнее прежнего. — Когда пожелаете покинуть этот остров, то я, конечно же, постараюсь помочь вам. Я могу изменить вам внешность, правда изготовление нужного для этого амулета потребует некоторого времени, но ожидание того стоит. Будучи ни кем не узнанной, с вашим талантом и характером вы не пропадете. Печати-защитницы на вышивании уберегут вас от преследований и, возможно, вы скоро снова обретете заслуженное богатство и славу. Я должен извиниться за то, пытался воспользоваться вашим доверием в своих целях. Ведь попасть в Верадаль в любом случае для нас было бы не просто. Если уж быть до конца откровенным, то я просто не знаю, как это сделать. Магический союз дал бы мне дополнительные силы, чтобы быстрее разрешить эту головоломку, но теперь их отсутствие компенсирует время. У меня будет его более чем достаточно. Так что, возможно, когда-нибудь я отыщу способ сотворить магическую дверь в Верадаль. Проводить далее я вас не смогу, но лорд Дреймар, думаю, не откажется.

— После вашей просьбы? — не удержалась Илеона, стараясь воздержаться от еще более едкого замечания о том, что он снова все решил за неё.
— Нет, — усмехнулся в ответ Горациус, — Ради симпатии к вам. Лорд Дреймар теперь свободен, как и вы. Я решил, что не стоит больше медлить, и отпустил его со службы волшебникам. Признаться, мне даже не хватает его язвительного ворчания. Он улетел, хотя, думаю, вернется обратно. Наш дракон не из тех, кто оставит даму одну в лапах коварного квинтэсса.

Волшебник снова усмехнулся и многозначительно умолк. Несомненно, теперь он ждал решения Илеоны, но прежде чем она успела собраться с мыслями и найти на все это подходящий ответ, в воздухе раздался свист крыльев и на поляну опустился лорд Дреймар.

— Итак, я вижу, что все пребывают в самом дурном расположении духа! — весело заявил он как всегда бесцеремонно и громогласно, — Хотя никто из вас не выспался так плохо прошлой ночью как я!
— Что же вам помешало? — не замедлил отреагировать Горациус, смерив дракона холодным взглядом, но тот с легкостью пропустил мимо ушей его нелюбезный тон:
— Уснешь тут, когда под боком то колдуют, то целуются! — парировал дракон, и Илеона мгновенно почувствовала, как кровь прилила к её щекам.
— В любом случае, я отлично позавтракал, и настроение мне не испортят даже тысячи квинтэссов, — продолжал Дреймар, распустив крылья и сладко зевнув, — Ну, так что у вас тут теперь происходит?
— Ничего особенного, — ответила ему Илеона, — Горациус собирается изгнать меня с острова, лишь бы не исполнить свое обещание взять меня в ученицы.

Услышать подобное заявление мессир Клемион точно не ожидал, причем настолько, что даже очнулся от своей мрачной задумчивости и, наконец, удостоил Илеону взгляда, не скрывающего удивления.

— Мне кажется, что я обещал вам ученичество, когда мы достигнем Верадаля? — уточнил он с нарочитой вежливостью, — А вы, насколько я помню наш вчерашний разговор, передумали сопровождать меня.

Всем своим видом Илеона выразила искреннее недоумение:
— Я ни о чем таком не говорила.
— Значит, я ошибся, — задумчиво заключил волшебник, — Что ж, если уж вы снова моя соратница и без пяти минут ученица, то, пожалуй, не откажетесь помочь мне с решением этой загадки, — мессир Клемион указал Илеоне на зачарованный камень, лежащий перед ними.

Княжна с готовностью кивнула. Она поднялась со своего места и, подойдя ближе к волшебному валуну, встала рядом с Горациусом. Дреймар, вытянув шею, приготовился наблюдать за всем происходящим.

— Это упреждающий камень, — провозгласил мессир Клемион тоном учителя, и девушка тут же настроилась на серьезный лад, подобающий начинающей волшебнице, — По сути, он является обыкновенным куском горной породы, зачарованной особым образом, для нанесения на нем заклинания. Начертанное здесь является классическим договором магии. В нем упоминается: с кем он заключен, что именно нужно исполнить, и какое последует наказание, если нарушить условия. На камне написано приблизительно следующее…

Обещано князю Флавию Сивервальдскому
Квинтэссу границу не пересечь
Отступничество отнимет силы виновного
Никто из этого мира не изменит сего договора


Закончив читать, Горациус взглянул на стоящую рядом Илеону, и продолжил объяснять:
— Здесь четыре строчки, каждая из которых является отдельной мыслью. Нет никаких дополнительных знаков, кроме букв, и это произошло оттого, что такие заклинания не выбивают. Они проявляются сами после произнесения. Договор составлен так, что подчиняет своему действию абсолютно всех квинтэссов, в том числе и Светлых Лордов, но не действует ни на смертных, ни тем более на артефов, существование которых здесь просто не признают. Судя по замыслу Лордов, никто из магов не должен преодолеть этого волшебного круга, однако я заметил одну оплошность, которая дает мне некоторую надежду…

Горациус умолк и выжидающе посмотрел на Илеону.

— Конечно, — догадалась она, — запрещая изменять заклятие, они упомянули слова: «из этого мира». Но это значит, что вы можете переписать договор так, как вам нужно.

Мессир Клемион усмехнулся:
— Можно сказать и так, но есть ряд ограничений, налагаемых правилами таких заклинаний. Я не могу ни дополнить этот договор, ни уничтожить его, потому что его заклятие действует прямо сейчас. Мне подвластна одна единственная попытка, чтобы исказить уже начертанные слова. Это нужно сделать так, чтобы смысл договора изменился и позволил мне безопасно переступить границу магического круга. Но любое неудачное искажение приведет к непредсказуемым последствиям.

Выслушав все это, княжна поняла, что задача оказалась более сложной, чем она думала, а Горациус тем временем вздохнул и спросил её:
— Так что вы посоветуете, леди Илеона? Как именно мне лучше всего исказить данный договор?

Аватара пользователя
Kxena
Сообщения: 95
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 8:19 pm
Контактная информация:

Re: «Ведьма с зачарованного острова» (сказка)

#29 Сообщение Kxena » Вс апр 04, 2010 4:30 pm

Девушка задумалась. Прежде она очень любила находить решения для загадок и шарад, но на сей раз, речь шла не о забаве, а о судьбе волшебника, которому очень хотелось помочь как другу, а, может быть, даже больше чем другу. Подобрав с земли прутик, Илеона быстро начертала на земле слова заклинания на сивервальдском языке. Она помнила, что прежде чем одолеть загадку следовало хорошо представить её условия. Перечитав слова магического договора, княжна поднялась на ноги, обратилась взглядом к Горациусу, и заметила, что он едва заметно улыбается.

— Я думаю, что слова «из этого мира» и есть ваш ключ на свободу, мессир Клемион, — заключила девушка, — В том случае, когда они окажутся после слова «квинтэссу». Но вы ведь и так об этом уже знаете?

Горациус не стал отрицать и просто кивнул.

— Вы правы, подходящую формулу заклятия мне удалось найти еще до вашего прихода, но как я уже говорил, ни стереть, ни дописать строки на камне мне не по силам. Тем более что речь не об одном слове, а о трех. Об ином способе перестроить магическую формулу я думаю почти с самого утра. Некоторое время мне казалось, что разбить упреждающий камень и составить из его обломков нужное заклятие — не плохая идея…
— Однако в единый миг сделать все это не получиться? — осведомилась Илеона.
— Слишком рискованно, — согласился волшебник, — Кроме того, мне не известно, как отразится на заклятии разрушение самого волшебного камня.

Задача казалась не решаемой. Всмотревшись еще раз в надпись на камне и её сивервальдский перевод, начертанный на земле, Илеона подумала вдруг: «А что если все намного проще? Многие загадки кажутся не разрешимыми из-за того, что человек видит слишком много условий, которых на самом деле нет». И тут княжна поняла:
— Не нужно ничего разрушать! — сказала она, обратившись к Горациусу, который, тут же, отвлекшись от собственных мыслей, взглянул на девушку очень внимательно: — Прочитайте это заклятие так, как оно и должно звучать, как если бы вы видели его уже измененным.

Илеона чувствовала, что это лучшее, из возможного, ведь магические договоры наносились произнесением их формулы. Что если, будучи уже начертанными, они тоже могут подчиниться простой силе слов?

— Стоит попробовать, — согласился Горациус.

Он вновь приблизился к упреждающему камню, и, не отводя взгляда от надписи, произнес её иначе:

Обещано князю Флавию Сивервальдскому
Квинтэссу из этого мира границу не пересечь
Отступничество отнимет силы виновного
Никто не изменит сего договора


В тот же миг, как только умолк голос мессира Клемиона, буквы, выбитые в камне, словно бы ожили. «Из этого мира» выбралось из своей строки, а затем быстро поползло вверх по камню, расталкивая прочие слова.

Вместе с этим в небе грянул гром. Земля дрогнула под ногами, да так сильно, что Илеона едва удержалась от падения, и даже Дреймар на какой-то миг потерял равновесие, беспомощно взмахнув крыльями. Прямо по границе магического круга обозначенного лишь кромкой снежного покрова поползла широкая трещина. Еще через мгновение этот разлом полыхнул стеной огня, в единый миг возвысившейся едва ли не до неба. Во все стороны от огненной пропасти ужасающе быстро поползли другие трещины. Ломая поверхность земли, они выбрасывали пламя и снопы искр и пожирали все на своем пути. Илеона едва успела броситься в сторону, дабы не упасть в один из этих провалов. Теперь она, Горациус и дракон оказались в замкнутом, огненном кольце, образованном трещинами. Для них троих оно было слишком тесным. Громовой рык Дреймара тут же подтвердил это, смешавшийся с ревом пламени, опалившего ему крыло. От боли дракон завертелся на месте, оттеснив Горациуса и Илеону на противоположные края безопасной площадки.

— Проклятие! Теперь мне не взлететь! — взвыл Дреймар. Прижав к телу раненое крыло, он вертелся вокруг себя, пытаясь увернуться от вырывающихся из-под земли огненных языков, но они все равно обжигали и опаляли его жаром.

Меж тем, оказавшись возле самого Упреждающего камня, Илеона заметила, что роковые слова «из этого мира» действительно установились во второй строке заклинания, но неведомая сила уже пыталась вырвать их оттуда. Мгновенно догадавшись, что происходит, девушка закричала, пытаясь привлечь внимания Горациуса:
— Слова в заклятии вот-вот вернутся на место! Нужно спешить! — старалась перекричать рев пламени Илеона, указав на дрожащие в строке буквы. Горациус отреагировал мгновенно. Девушка увидела, как метавшийся меж стенами пламени дракон стремительно уменьшился в размерах, став не больше котенка.
— Вам все-таки удалось испортить мне настроение! — успел он пропищать, прежде чем волшебник накрыл его своим плащом. Рассуждать было некогда. Схватив дракона, Горациус бросился навстречу Илеоне. У них оставалось не больше нескольких секунд, чтобы пересечь огненную расщелину. И вот, достигнув края обожженной пламенем поляны, молодые люди одновременно прыгнули сквозь его полыхающее кольцо.

Аватара пользователя
Kxena
Сообщения: 95
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 8:19 pm
Контактная информация:

Re: «Ведьма с зачарованного острова» (сказка)

#30 Сообщение Kxena » Пн апр 05, 2010 9:22 pm

Жар огнедышащего провала охватил тело всего лишь на мгновение, а потом ноги коснулись твердой земли. Все закончилось, но поверить в это теперь казалось почти невозможно.

Отступив на безопасное расстояние от полыхающей границы магического круга, Илеона и Горациус наблюдали, как расщелины начали затягиваться. Магический договор восстановил свое первоначальное значение, как только они пересекли границу. Вскоре, лишь выжженная земля могла бы напомнить о том, что здесь недавно произошло. Высвободившись из плаща волшебника, уменьшенный лорд Дреймар неуклюже слетел на землю и от души чихнул.

— Вот и все, — молвил Горациус, серьезно взглянув на Илеону, — Испытания пройдены, хотя для меня осталось еще одно: узнать о вашем решении. Я знаю, что вы хотели остаться в Сивервальде, но нечто все же помешало вам принять мое предложение помочь в этом. Так что вы скажете, прекрасная леди?

Илеона вздохнула.

— Несмотря на то, что вы пытались меня провести и скрывали правду, я думаю, что ошибки может совершать каждый, даже хороший человек. Главное в том, собирается ли он сделать что-либо для их исправления, — ответила девушка. Смело глядя волшебнику прямо в глаза, она очень хотела, чтобы он понял её правильно.
— Ну, что и что же вы застыли на месте, господин квинтэсс? — недовльно пропищал где-то возле её ног Дреймар, — Исправляете!

Взглянув на дракона, Горациус наконец-то улыбнулся.

— Леди Илеона, — сказал он искренне, — Вы замечательная девушка и заслуживаете счастья. В этом мире я всего лишь пленник и мне совсем нечего вам дать, но я вновь хочу простить вас стать моей супругой в магическом союзе. Я предлагаю Вам мою руку, сердце, защиту, все мои знания и свободу в Верадале, хотя она еще так далеко. До вчерашнего вечера, я никогда не испытывал таких сильных и странных чувств. Они подчиняют и изменяют все вокруг словно магия, наверное, это и есть любовь…

Выслушав его речь, в замешательстве, княжна не знала что ответить. Совсем не так объяснялись с ней прежде все соискатели на её руку и сердце, однако именно это признание, без форм и церемониала тронуло и взволновало её как никакое другое. Илеона совсем растерялась, её щеки горели, и слова столь привычного, корректного обещания подумать вылетели из головы совершенно. Мессир Горациус ей нравился, и даже более того. Глупо было бы это отрицать, но, сердце билось от счастья слишком сильно, и Илеона никак не решалась произнести слово, которое она мечтала сказать ему уже давно.

Внезапно, печально вздохнув, мессир Клемион упал перед девушкой на одно колено и патетически провозгласил, взяв княжну за руку:
— Я, Горациус сын Вальдара и Ариэтты, квинтэсс-зеркальщик рода Клемионов, четвертый придворный маг Верадаля, эрсир[7] владений Халиан, Инель, Раудель и замка Астейн, прошу вас ответить мне согласием!

Он выпалил эту тираду на одном дыхании, стоически сохраняя серьезное лицо. Эта выходка немедленно привела Илеону в себя, и вызвала бурю веселья у лорда Дреймара, который, прыснув от смеха, упал в сугроб.

— Прекратите, мессир Клемион! — рассмеялась она, сожалея, что не ответила сразу, — Немедленно встаньте. Что за ребячество!
— Это не ребячество, прекрасная леди, — удрученно оправдался волшебник, отвергая все попытки поднять его с колен, — Просить руки и сердца принцессы положено, назвав имя, а также все титулы, звания и коленопреклоненным. Я знаю этикет. Но учтите, теперь я буду стоять на коленях, пока вы не согласитесь!

Его пальцы нежно сжали её дрожащую ладонь:
— Прислушайтесь к вашему сердцу, леди, что оно отвечает?
— Отвечает «Да», — сказала Илеона, улыбаясь, — И чтобы узнать это, вовсе не зачем было перечислять все ваши титулы.

И Горациус немедленно поднялся с колен, и глубокомысленно изрек:
— Из Магического устава следует, что Светлые Лорды очень ревностно наблюдают за каждым, кто поселится на их землях. Как вы отнесетесь к замку, возведенному в облаках?
— О, воздушные замки я умею обживать как никто, — пошутила Илеона, — Прежде я очень любила витать в облаках.
— Эй, влюбленные! — возмутился, наконец-то, уменьшенный Дреймар, — Пока вы окончательно не воспарили в небесах, я требую вернуть мне прежний вид! И вообще, произнеся слово «исправить», я имел ввиду мой рост!

Снег тем временем таял прямо на глазах, образуя прямую дорожку к берегу Илэриса.

— На счет магической двери в Верадаль мы что-нибудь придумаем, — оптимистично пообещал Горациус Илеоне, и без сомнения это означало, что на пути к намеченной цели им предстоит пережить еще не мало приключений.

---
[7] Эрсир – наследный титул в Верадале. Перечисленные владения были пожалованы отцу Горациуса правителями трех соседних стран, с тем, чтобы могущественный волшебник сохранял благосклонность к каждой из них, но никакой не отдавал предпочтения.

Конец

Ответить

Вернуться в «Ориджиналы»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость