«Когда сбываются мечты...»

Фанфики с рейтингом NC-17 НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ЧИТАТЬ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ. Предупреждаем авторов, что размещение таких фанфиков в общем разделе запрещено.

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata, Ekaterina

Сообщение
Автор
Аватара пользователя
piratessa
Сообщения: 2424
Зарегистрирован: Пн дек 01, 2008 10:12 pm
Реальное имя: Лида
Откуда: Италия
Благодарил (а): 201 раз
Поблагодарили: 60 раз
Контактная информация:

«Когда сбываются мечты...»

#61 Сообщение piratessa » Чт июн 28, 2018 12:01 am

***
-Дьявол! - Гиббс крикнул так громко и так неожиданно, что Элизабет вздрогнула и повернулась. Они с Джеком стояли, почему-то не двигаясь. Потом Гиббс копнул лопатой, которая глухо ударилась о что-то твердое, и снова крикнул, - Дьявол! - и, бросившись на колени, стал разгребать песок руками. Элизабет подошла и увидела показавшиеся серые доски.
Джек не шевелился, а только, улыбаясь, смотрел на нее.
-Поздравляю, цыпа! Ты была права!
Она глазам своим не верила. «Значит это правда?! Значит я все правильно угадала? Нет, этого не может быть!»
В две секунды Гиббс освободил от песка что-то похожее на крышку тайника, которую они вместе с Джеком с трудом подняли и откинули в сторону. Вниз уходила полусгнившая деревянная лестница. Джек заглянул внутрь, потом быстро сбежал по ступенькам и изнутри крикнул:
-Гиббс, спускайся, здесь на двоих места хватит.

Элизабет стояла, не дыша, и до сих пор не могла поверить в то, что они что-то нашли с ее помощью. Послышался звук железа по железу, скрип открывающейся крышки сундука и возглас Гиббса:
-Мать честная! Джек!
Потом Гиббс поднялся по ступенькам:
-Посмотрите и Вы, миссис Тернер!
Она аккуратно, боясь оступиться на шаткой узкой лестнице, спустилась и первое что увидела - это Джека, улыбающегося до ушей.
-Смотри, что ты нашла, Лиззи! - воскликнул он и отодвинулся в сторону. Перед ней был открыт огромный сундук, полный золотых монет, из которых высовывались и разные предметы из золота: канделябры, кубки, тарелки.
-Я думаю, что этот тоже не пустой, - сказал Джек и пнул носком сапога второй сундук, на который был поставлен тот, который они открыли.

Элизабет не произносила ни слова, она все еще не могла прийти в себя. Не то, чтобы она была зачарована сокровищами. Нет, больше всего она была поражена не кладом, который они нашли, а тем фактом, что ей удалось разгадать головоломку, которую загадали те, кто этот клад спрятал.
Джек осмотрелся по сторонам и увидел маленький сундучок, так похожий на те, что они нашли на двух других островах. Сорвав замок, он открыл его и, найдя там пачку старых писем, перевязанных одним шнурком, передал их Элизабет и стал горстями пересыпать золото из большого судука в маленький.
-На первое время хватит, - улыбнулся он, взглянув на Элизабет, которая задумчиво смотрела на письма, - Ты, кажется, не совсем рада…

Она посмотрела на него и увидев, каким искренним счастьем сияло его лицо, почувствовала горькую обиду, - «Как будто маленькому мальчику купили давно желанную игрушку»
Джек продолжал вопросительно на нее смотреть.
-Ты не довольна, цыпа? Тебе этого мало? - усмехнулся он, заметив разочарование на ее лице.
«Когда он меня вчера встретил, его глаза не сияли таким счастьем», - с досадой подумала она и с натянутой улыбкой ответила:
-Мне достаточно.
Джек повернулся и, поставив маленький сундучок на землю, закрыл крышку большого сундука, накрыл его старой парусиной, которой он очевидно был накрыт до этого, и весело сказал:
-Ну, пошли.

Пока Джек и Гиббс закрывали и закапывали тайник, разровняв напоследок песок и заметав все следы, Элизабет стояла, не шелохнувшись, с письмами в руках.
-Миссис Тернер, если вы мне не расскажите, как это у вас получилось, я до конца жизни буду умирать от любопытства, - восхищенно глядя на нее, проговорил Гиббс.
Она в ответ невесело улыбнулась. Джек, заметив ее странное состояние, спросил:
-Ты пребываешь в шоке от найденного клада?
Элизабет не ответила, а, указав на письма, спросила:
-А с ними что делать?

Джек надел рубашку, поправил ремень, взял у нее пачку с письмами и сунул за пазуху.
-Что ты собираешься с ними делать? - с любопытством спросила Элизабет.
-Не читать, это точно, - сказал он и огляделся по сторонам, - Ты в следующий раз найдешь это место?
-Если ураган не снесет эти пальмы, найду, - просто ответила она.
-Ага, значит ты ориентировалась по пальмам! Один твой секрет мы разгадали, - улыбнулся он, подхватил под мышку сундучок с золотом и пошел в сторону шлюпки.
-Джек! - закричал ему вслед Гиббс, - А если снесет?
-Ну за двадцать лет не снес же, - ответил капитан, не оборачиваясь.
Но Гиббса это не убедило.
-Джек, может оставим какую-нибудь зарубочку, что ли?
-На пальме? - спросил тот, остановившись и повернувшись к нему, - Если ураган снесет пальму, то снесет и зарубочку, - и пошел прочь.
Гиббсу ничего не оставалось делать, как молча последовать за ним. Элизабет постояла с некоторое время, глядя на удаляющегося Джека. Но когда он подошел к берегу и оглянулся, она очнулась от своих мыслей и быстро зашагала к шлюпке.


***
«Разящий» медленно плыл в сторону заката, не спеша рассекая гладкую как зеркало морскую гладь. На носу корабля стоял Уилл, заложив руки за спину, и глядел на заходящее солнце. «Как она там сейчас? - тревожно думал он, - А она ведь даже не знает, что мы ищем ее. Ведь Хантер, наверняка, дал ей понять, что меня убили. Каково ей думать, что ни губернатор, ни Норрингтон ничего не знают о случившемся и не станут искать ее, пока не придут вести из Лондона о том, что «Святая Екатерина» исчезла».
Долго он так стоял, не шевелясь, погруженный в печальные мысли, все больше и больше убеждаясь в том, что только Джек Воробей может помочь ему.


***
Когда шлюпка подошла к «Черной Жемчужине», солнце уже зацепилось своим огненным краешком за горизонт, окрашивая в нежно розовый свет пухлые, как взбитые сливки облака, столпившиеся на западе.
-Нас ожидают веселые деньки, - сказал Джек, взглянув на закат.

Не успели они подняться на палубу, как к Элизабет подбежала Мэгги и, схватив ее за руку, потащила за собой:
-Мама, пойдем, я тебе что-то покажу!
Следуя за дочкой, Элизабет мельком оглянулась на Джека, которого окружили все матросы, и, уже открывая дверь каюты, услышала как Гиббс сказал что-то про Тортугу.
Мэгги подвела ее к кровати:
-Мама, смотри!
Элизабет, увидев на покрывале неимоверное количество разноцветных ракушек и многочисленные кусочки белого коралла, удивилась:
-Где ты их взяла?
-Мне их наловил Джек! - восторженно ответила девочка, взяв одну большую ракушку и показывая ее маме, - Смотри, какая красивая!
Элизабет улыбнулась, подумав, - «Смышленый же у тебя брат оказался, Мэгги. Он нашел верный способ чем тебя занять и как от тебя отвязаться».

В этот момент в каюту вошел капитан и, подойдя к столу, поставил на него сундучок с золотом. Взглянув на Мэгги и на ее сокровища, он улыбнулся:
-Ты тоже нашла сегодня клад?
Девочка не поняла, что он обратился к ней, а повернулась к койке, залезла на нее с ногами и стала сосредоточенно перебирать ракушки.

Элизабет посмотрела на сундучок на столе и спросила:
-Мы поплывем на Тортугу?
-Не в Англию, это точно, - ответил Джек, подошел к шкафу, открыл его, пошарился там немного и, вытащив три кожанных мешочка, подошел к столу и стал пересыпать в них золотые монеты.
-Тебе следовало бы поинтересоваться насчет доли, которая полагается тому, кто нашел клад, - сказал он, взглянув на Элизабет.
-Джек, деньги меня не интересуют, - спокойно ответила она.
-Правда?… Ты хочешь прожить свою жизнь как бедная вдова?
Элизабет чуть не задохнулась от возмущения:
-Откуда ты знаешь про Уилла?!
-Мне рассказала Мэгги, - спокойно ответил он
-Ты устроил ей допрос…
-Хотел узнать, как вы попали на «Призрак», - быстро перебил ее Джек, поморщившись при воспоминании о том, как ему пришлось успокаивать девочку.

Элизабет молча смотрела как он наполняет мешочки золотыми монетами. Глядя на его довольное лицо, она спросила:
-Значит мы плывем на Тортугу?
Джек мельком взглянул на нее, крепко завязал все три мешочка и, подойдя к шкафу, сложил их на полку.
-Тебе знаком некий капитан Энди?
-Капитан «Елены»?
-Он часто бывает на Тортуге и там вы можете пересесть на его «Елену» и благополучно доплыть до Порт-Рояла, - сказал он, закрыл шкаф и посмотрел на Элизабет, ожидая ее реакции на свои слова. Но она уже успела совладать со своими эмоциями и смотрела на него спокойным ничего не выражающим взглядом.
Видя, что она ему не отвечает, он направился к двери.

-Джек! - окликнула она его. Ей уже надоела эта бесконечная двусмысленность его отношений к ней. Она хотела понять, что он на самом деле думает о ней. Кто она для него? Почему он совершенно не беспокоится, в отличие от Гиббса, о местонахождении клада, полностью доверяя ей, но при этом вычеркивая ее так просто из своей жизни?

Он стоял у двери и молча ждал вопроса. Элизабет подошла к нему вплотную и, улыбнувшись, посмотрела на него заигрывающим взглядом.
-Капитан Джек Воробей, - лукаво заглядывая в его глаза и чуть ли не касаясь своими губами его рта, медленно заговорила она, - Почему Вы так спокойно отпускаете меня? А Вам не может прийти в голову, что я, вернувшись в Порт-Роял, выйду замуж, скажем, за командора Норрингтона, и мы с ним приплывем сюда и заберем весь ваш клад? Гиббс ведь не зря волновался насчет зарубочек…

Увидев, как Джек судорожно сглотнул, глядя на ее так чувственно приоткрытые губы, потянулся и почти коснулся их своими губами, Элизабет медленно отстранилась и, приподняв бровь, как будто спрашивая чего он от нее хочет, посмотрела на него с усмешкой.
Джек тут же пришел в себя, и в его глазах мелькнул дьявольский огонек.
-Миссис Тернер, - сказал он, поддаваясь вперед и заставив ее отступить на шаг назад, - Если уж Вам так невтерпеж выйти замуж… Что ж, Вы можете быть замужем за кузнецом, за офицером английского флота, за командором Норрингтоном… хоть за папой римским… - и, продолжая наступать, пока Элизабет не уперлась в стол, он слегка склонился над ней, прижав ее к столу, и посмотрел на нее таким завораживающим взглядом, от которого у нее перехватило дыхание.

-Я могу спать спокойно, Лиззи, поскольку знаю, что ты всегда будешь на моей стороне… Поскольку я понял одну вещь, с тех пор как познакомился с тобой шесть лет назад… - проговорил он и, заметив как любопытство, а затем смятение мелькнули в ее карих глазах, вдруг замолчал на мгновение, продолжая смотреть на нее в упор, а потом прошептал ей в самые губы:
-Ты - пиратка… Ты родилась пираткой и останешься ею на всю жизнь.
Увидев, что совсем не это она ожидала услышать, он улыбнулся довольной улыбкой, повернулся и пошел в сторону двери, но вдруг остановился и, повернувшись к Элизабет, сказал:
-Кстати, перед тем как выйти замуж за командора Норрингтона, предупреди его, чью дочь ему придется воспитывать.
И, вновь улыбнувшись, он вышел из каюты.

Аватара пользователя
piratessa
Сообщения: 2424
Зарегистрирован: Пн дек 01, 2008 10:12 pm
Реальное имя: Лида
Откуда: Италия
Благодарил (а): 201 раз
Поблагодарили: 60 раз
Контактная информация:

«Когда сбываются мечты...»

#62 Сообщение piratessa » Чт июн 28, 2018 12:02 am

***
В этот зимний период серые сумерки рано сменились темной карибской ночью. Когда горизонт потускнел, а потом и совсем растворился в темноте, с моря подул устойчивый норд-ост. Элизабет с Мэгги на руках стояла на носу корабля и, наслаждаясь вечерней прохладой, показывала дочке созвездия.
-Попутный ветер сегодня с нами… - запел неподалеку Гиббс, - Правда, кэп? Смотри какой ветерок! Прям как по заказу!
-Сразу после ужина и отправимся, - бодро ответил капитан.
«Ему не терпится отплыть на ночь глядя» - с досадой подумала Элизабет, все еще ругая себя за глупую шутку про свадьбу с Норрингтоном, и услышала как в камбузе кок застучал ложкой по железной кастрюле. Повернувшись и увидев подошедшего к ней Джека с фонарем в руках, она спросила:
-Это Мартин всех так зовет на ужин?
-Просто и ясно, не правда ли, раз ты догадалась.

Элизабет представила себе гостиную миссис Брайтон и повара, который бы, стоя рядом с роскошно накрытым столом, стучал бы ложкой по кастрюле, приглашая гостей к ужину, и усмехнулась.
Джек улыбнулся:
-В следующий раз накажу Мартину выходить на палубу со словами «Господа пираты, ужин готов, прошу вас пройти в нашу камбузную гостиную».
И, произнеся эту фразу, он так театрально поклонился, сделав изящный жест рукой, что засмеялась не только Элизабет, но и Мэгги.

Спустившись на нижнюю палубу, Элизабет с облегчением заметила, что вечером там было уже не душно. Свежий ветер с палубы резкими порывами задувал и сюда, звеня медными половниками и черпаками, висевшими над печкой.
Множество свечей стояли на длинном почти чёрном столе. Чёрном не потому, что он был из дерева темных пород, а потому, что с годами на него было вылито столько рома, что от него исходил терпкий сладковатый запах как от винной бочки.
Мужчины рассаживались по лавкам, и Элизабет села неподалеку от края стола, рядом с сыном капитана. Мэгги тут же забралась к брату на колени.

Элизабет в первый раз в жизни ужинала в подобной обстановке и с любопытством и с легкой улыбкой наблюдала за всем происходящим.
Капитан, сев во главе стола, в свою очередь стал наблюдать за Элизабет и усмехнулся про себя, отметив что она сидела на низкой деревянной лавке словно в мягком кресле, прямо держа спину и сложив руки на коленях, в отличие от пиратов, которые, развалившись кто как мог и сложив локти на стол или подбоченясь, болтали между собой. Мартин подавал сидевшему у печки пареньку деревянные кружки и темно-зеленые бутылки, которые, переходя из рук в руки, расставлялись по всему столу.

«Интересно, в которых из них вода, а в которых ром?» - подумала Элизабет. Как будто прочитав ее мысли, капитан крикнул коку:
-И бутылку с водой для наших дам не забудь.
«Значит там был только ром» - улыбнулась она и увидела как Мартин скрылся за перегородкой в конце камбуза, а потом вышел оттуда с бутылкой, которую лично поднес и поставил напротив Элизабет. Отойдя на пару шагов, он вдруг остановился и вернулся, взяв бутылку и откупорив ее. И хотел было уже налить воды в кружку, но Элизабет, видя как он переживает и волнуется по поводу того, как себя вести перед светской дамой, случайно оказавшейся в их простом обществе, улыбнулась ему и сказала:
-Спасибо, я сама.

Взглянув краешком глаза на капитана, она поняла, что тот веселится как мальчишка в предвкушении забавного спектакля. И что, пожалуй, для него трудно найти лучшего развлечения, чем наблюдать за воспитанной в светском обществе женщиной, попавшей на ужин к пиратам.
«Посмотрим, будет ли она, как вчера Мэгги, просить вилку и салфетку» - думал Джек, наливая ром в кружку.
-Предлагаю тост, - громко воскликнул он, заставляя всех замолчать.
«Пошла пьянка» - весело подумала Элизабет.
Джек поднялся на ноги и торжественно заговорил:
-Выпьем за благородных дам, которые несмотря на то, что их учили играть на фортепьянах и вышивать крестиком, неизвестно где научились отыскивать закопанные пиратами клады.
-За миссис Тернер! - послышались радостные возгласы со всех сторон.

Элизабет, посмотрев на пьющих за нее матросов, постаралась улыбнуться и придать своему лицу спокойное выражение, но Джеку удалось выбить ее из колеи и почти на протяжении всего ужина она не знала куда деться и как себя вести. Ей казалось, что все мужчины наблюдают за ней и исподтишка смеются над ее неумением находиться в простом обществе, где нет никаких заранее установленных правил поведения, где не надо лицемерить и бояться показаться в глупом свете, где все просто и искренне, как между старыми добрыми друзьями.

Но больше всего ее раздражало то, что она не могла понять ЧТО именно так смущает ее. «Ведь я же уже плавала с пиратами… с Анной-Марией и с Гиббсом на «Перехватчике». Я тогда чувствовала себя частью их команды, - думала она, - Почему же я сейчас теряюсь и переживаю, как если бы попала на ужин к королеве?» Странно, но ей было наплевать даже на то, что все матросы знают, кто является отцом ее дочери. Ей было абсолютно наплевать на то, что они прекрасно понимают, что она, будучи замужней светской дамой, была любовницей их пиратского капитана. «А может меня и смущает то, что они видят, что я - бывшая любовница? - задумалась она, но тут же возразила сама себе, - Нет, тут что-то другое»

«Да и какое мне вообще дело до мнения этих пьяных мужиков! - попыталась она успокоить себя, но, оглядев пиратов, с досадой поняла, что что-то ее тревожит.
И, встретившись взглядом с Джеком и заметив, что он прекрасно видел ее состояние и поэтому смотрел на нее насмешливым взглядом, она обвинила его в своих переживаниях. И, хотя и не совсем осознавала в чем же была его вина, поклялась отомстить ему при первой же возможности. «Посмотрела бы я на тебя, попади ты на светский ужин» - думала она, хотя в глубине души понимала, что Джек бы не растерялся за столом со знатными господами, а развлекался бы не меньше, чем наблюдая за ней в этот вечер.

Элизабет, конечно же, преувеличивала, думая, что кто-нибудь, кроме капитана, обращает на нее внимание. Как только по столу разошлись наполненные тарелки, таким же способом, как и бутылки с ромом, а именно передаваемые из рук в руки, мужчины и думать забыли о ней, а просто ели, пили и разговаривали между собой.

Ужин состоял из единственного блюда - всевозможных морепродуктов, наловленных за день, тушеных вместе с сухими бобами и со странного привкуса зеленью, которую Элизабет ела в первый раз в жизни и никак не могла понять что это было.
Она то и дело поглядывала на Мэгги, которая, сидя на коленках у брата, ела с ним из одной тарелки. «Хорошо, что она терпеть не может мяса, а любит рыбу, а не наоборот», - думала с улыбкой Элизабет, удивляясь что ее дочка еще не произнесла ни слова за этот вечер. Обычно та, попав в общество взрослых, старалась всеми способами привлечь к себе внимание, и это было большой проблемой на светских ужинах в Порт-Рояле. «А тут, среди пиратов, такая воспитанная и скромная стала», - удивлялась Элизабет, не подозревая, что Мэгги, пользуясь отсутствием мамы, весь день носилась как сумасшедшая по верхней и нижней палубе и сильно проголодалась, а потому и ела молча.

-А что, капитан? Мы сразу обрадуем старика Энди или помучаем его еще немного? - спросил Гиббс.
Элизабет насторожилась, наивно полагая, что говорят о ней.
-Можно и помучить, - медленно ответил Джек, потягивая ром, - Мы ему это удовольствие на всю жизнь растянем.
-Ага, - понял Гиббс, - тогда он в предвкушении будущего цену занижать не станет.
Джек ничего не ответил, а лишь улыбнулся.
«Они всё про клад, - подумала с досадой Элизабет, - А заодно с золотыми тарелками и кубками и меня сдадут капитану Энди».

-Мама, а я сегодня видела морскую звезду! - воскликнула Мэгги.
«Поела, теперь ей рот не закроешь», - подумала Элизабет и спросила вслух:
-И какая же она?
-Вот такая! - и девочка развела руки сантиметров на тридцать, - Я ее в руках держала! Она такая шершавая и щекочется!

В этот момент сидевшие по ту сторону стола пираты грохнули дружным хохотом.
-Как? Как он сказал? - не расслышав концовки анекдота, спросил один.
-Ну ты чё, думаешь я им танцевать стал? - ответил другой, и все опять засмеялись.

Элизабет улыбнулась - «Как же, пираты, да и без пошлых анекдотов?». И, в который раз, сравнивая сегодняшний ужин со светскими вечерами в Порт-Рояле, представила себе офицеров Норрингтона, рассказывающих подобные байки при женщинах и детях. «Видел бы меня сейчас отец, - улыбнулась она, а потом подумала, - Хотя ему всё равно придется всё рассказать, потому что будут вопросы по поводу того, откуда Мэгги нахваталась столько ненормативной лексики, - Тут она спохватилась, - Боже мой, мне же теперь с ней ни на один порядочный ужин нельзя будет пойти! Она там такое начнет рассказывать!». Элизабет взглянула на дочку и увидела, что та, медленно жуя, весело смотрит на мужчин и вместе с ними слушает концовку очередного анекдота.

«… Тогда хозяйка борделя отправляет к нему третью девушку.
-Нет, я ТАК не могу!!! И не просите! - возмущалась и эта, выбегая из номера.
-Да что же это за извращение он требует-то?! - спрашивает ее хозяйка борделя.
-Он просит меня сделать это БЕСПЛАТНО!»

По всему кубрику раздался громкий хохот. Элизабет улыбнулась, стараясь сделать вид, что ее это не волнует, и утешая себя тем, что пятилетний ребенок не может понять смысла подобных пошлостей.

-Мама, а Джек сегодня залазил на самую высокую мачту! На самый верх! - восхищенно сказала Мэгги.
«Когда это Джек взбирался на мачту? - удивилась Элизабет, а потом поняла, что та имеет ввиду брата, а не капитана - Угораздило же Мэрилен назвать его в честь отца… Вечно я путаюсь, да и не я одна, наверное…»
-На самый верх?
-Да, он нисколечки не боится!… А я вот тоже высоты не боюсь!
-Ну это для меня не новость, - улыбнулась Элизабет, зная пристрастие дочери к высоким пальмам. И, взглянув украдкой на капитана, заметила что тот внимательно и с легкой улыбкой смотрит на девочку. Ей показалось даже, что он смотрит на нее с оттенком гордости. «Неужели у него есть к ней какие-то чувства?” - с волнением подумала она.

-А я тоже хочу залезть на мачту!
Элизабет не сразу нашлась что ответить на такое заявление дочери.
-Джек говорит, что оттуда так далеко видать! - продолжала девочка.
-Ничего оттуда не видно, - с улыбкой возразил ее брат, - Сверху видно тот же горизонт как и с палубы.

Но Мэгги пропустила его слова мимо ушей.
-Мама, ну можно?
-Что можно?
-Залезть наверх, ну не на самый верх, а наполовинку хотя бы, - умоляла Мэгги.
Элизабет улыбнулась, увидев, что, как и на ужинах в Порт-Рояле, ее дочка привлекла к себе внимание всех взрослых за столом.

-Отчаянная девочка! - то ли с восхищением, то ли с усмешкой воскликнул один из матросов.
-Я сначала на самую маленькую мачту залезу, а потом… а потом ты увидишь, что я не боюсь… и тогда, можно, я и на большую залезу?
За столом послышался одобрительный смех. Элизабет подумала с гордостью, - «А вы думали, что дочь светской дамы не может быть храброй?». Тут ей пришло в голову, что Мэгги к тому же и дочь пирата, и, взглянув на Джека, она увидела, что он, все так же улыбаясь, смотрит на девочку.
-Знаешь, Мэгги, - сказала она, - ты не у меня должна разрешение спрашивать.
-А у кого?
-У капитана. Корабль-то его, ты у него и спрашивай, - и, заметив, как Джек вскинул бровь, улыбнулась, - «Посмотрим, как он теперь отвертится».
Девочка задумалась на секунду, потом сползла с коленок брата, перелезла через лавку и неуверенным шагом пошла к капитану. Тот поставил кружку с ромом на стол и с легкой улыбкой на губах приготовился слушать подошедшую к нему и смотрящую в пол Мэгги.

В кубрике повисла абсолютная тишина. Было даже слышно плеск воды о борт корабля. Все с любопытством уставились на капитана и на его дочку, предвкушая что у них произойдет весьма занятный разговор.
Девочка две-три секунды набиралась храбрости, а потом, подняв голову, смело взглянула на отца и быстро проговорила:
-Дядя капитан, можно я залезу на мачту?
-Нет, нельзя, - не в силах сдержать улыбку, ответил Джек.
-Почему? - тут же спросила она.
-Потому что на мачты разрешается подниматься только членам экипажа, то есть матросам, а ты - не матрос, ты - пассажирка.

Мэгги открыла было рот, но тут же закрыла, не зная что возразить на такую простую истину.
Элизабет удивилась, - «Мне бы в голову такое не пришло бы»
Но Мэгги не так-то просто было убедить.
-Тогда я стану матросом!
Джек рассмеялся, взглянул на сына, а потом на старпома:
-Гиббс, тебе это ничего не напоминает?
-Был у нас уже один девятилетний юнга. Не хватало нам теперь пятилетнего, да еще и в юбке! - воскликнул тот.

Мэгги, поняв, что слово «в юбке» относится к ней, нахмурила брови и стрельнула глазками в сторону старшего помощника.
-Понимаешь, Мэгги, - зацепившись за слова Гиббса, заговорил Джек, - Ты не можешь стать матросом…
-Почему? - перебила его девочка.
-По одной простой причине… Ты разве видишь среди моих матросов женщин?

Мэгги немного помолчала, но потом упрямо возразила:
-Ну и что?
-Как что? - усмехнулся Джек, - Ты - девочка, а следовательно не можешь быть матросом.
И он спокойно ждал, что она на это ответит. Но потом чуть не рассмеялся, увидев как на ее сначала задумчивом и немного смущенном лице вдруг появилась еле заметная ухмылка. Нет, она не улыбалась, а лишь правый уголок ее рта чуть-чуть приподнялся вверх. «Моя дочь! - с восхищением подумал Джек, - И, судя по всему, у нее что-то на уме».
И он не ошибся. Мэгги спросила:
-А что можно пассажиркам?

«К чему она клонит?» - подумал он и, встретившись взглядом с Элизабет, непринужденно ответил:
-Практически ничего… Ходить по верхней палубе, иногда бегать, спускаться в кубрик.
-И всё?
-И всё… - не успел произнести он, как Мэгги его перебила:
-А крутить штурвал?
Гиббс так шумно хлебнул ром из кружки, что на него все посмотрели, в том числе и Элизабет.

-Ты же мне разрешил крутить штурвал! - воскликнула Мэгги.
-Ты стояла за штурвалом? - удивилась Элизабет. Она подумала, что это очередные выдумки ее дочери, но, взглянув на Джека, улыбнулась:
-Это правда?
-Она не стояла за штурвалом, а, как она правильно выразилась, она его крутила.
-Я повернула корабль направо! - похвасталась Мэгги.
-И чуть его не потопила! - воскликнул Гиббс.
За столом раздался всеобщий хохот. Капитан был в хорошем расположении духа, а потому и рассмеялся вместе со всеми:
-Потопила - это громко сказано, а что повернула направо - это абсолютная правда.
-Когда корабль поворачивает на правый борт или когда он ложится на правый борт - это две разные вещи, - попробовал возразить старпом

Джек воскликнул, вставая из-за стола:
-Кстати, Гиббс, сейчас - твоя вахта, - и добавил с улыбкой, - Я имею ввиду: твоя очередь крутить штурвал.
И пошел к трапу, ведущему на верхнюю палубу.
Матросы стали подниматься из-за стола, а уже через пять минут с капитанского мостика раздался голос старшего помощника:
-Поднять якорь!

Аватара пользователя
piratessa
Сообщения: 2424
Зарегистрирован: Пн дек 01, 2008 10:12 pm
Реальное имя: Лида
Откуда: Италия
Благодарил (а): 201 раз
Поблагодарили: 60 раз
Контактная информация:

«Когда сбываются мечты...»

#63 Сообщение piratessa » Чт июн 28, 2018 12:03 am

***
Элизабет уже давно уложила спать Мэгги и, не зная чем заняться, ходила взад-вперед по полутемной каюте, освещенной одной единственной свечкой, и прислушивалась к голосам на палубе. Она вынужденна была признаться самой себе, что весь вечер ждала, пока Джек зайдет к ней. «Это же его каюта. Неужели ему ничего не надо? Неужели ему не нужны карты или еще что-нибудь?» - недоумевала она, отмечая, что среди голосов матросов голоса капитана не было слышно.

«Может он молча стоит за штурвалом? - подумала она, - В конце концов, почему я не могу выйти из каюты? Почему я должна сидеть здесь взаперти? Ведь это не значит, что я бегаю за Джеком и вешаюсь ему на шею. Мне просто не спится, могу же я прогуляться перед сном». И, убедив себя таким образом в том, что у нее есть иной повод выйти на палубу, нежели поиски Джека, она открыла дверь и вышла наружу.

Несколько масляных фонарей бросали причудливые тени от колышущихся на ветру снастей. Матросы выполняли обычную рутинную работу, закрепляя толстые канаты и меняя паруса по командам, доносившимся с капитанског мостика. Элизабет, услышав эти команды, не оглядываясь, c досадой поняла, что за штурвалом стоял старший помощник, а не капитан. «Значит Джек - в кубрике… Ну и наплевать, я же просто вышла подышать свежим воздухом» - подумала она и пошла на нос корабля.

Облокотившись о фальшборт, она стала наблюдать за работой матросов, которые искоса на нее поглядывали. И ей стало не по себе от их косых взглядов, потому что ей показалось, что они смотрят на нее с нескрываемой насмешкой.
И только тогда она поняла, что же так смущало ее за ужином. Она поняла, что чувствует себя абсолютно чужой на «Черной Жемчужине», что не чувствует себя частью команды, как это было шесть лет назад на «Перехватчике», когда они вместе с Анной-Марией, Гиббсом и Уиллом обсуждали как им сражаться с пиратами Барбоссы.

Сейчас на «Черной Жемчужине» она ощущала себя временной гостьей, светской дамочкой, случайно попавшей в общество пиратов. А как она хотела бы быть такой же как они, работать наравне со всеми, но только не быть чужой, не быть случайной гостьей. «Я - пассажирка, которой не разрешается залазить на мачты, - печально вздохнула она, - которая хотела бы стать стать членом экипажа, - и, усмехнувшись сама над собой, продолжила, - которая размечталась провести свою жизнь на этом корабле вместе с капитаном, - и с горечью добавила, - и которую этот капитан собирается высадить через пару дней на Тортуге.»

«Тогда, пять лет назад я мечтала только об одном: попасть на «Черную Жемчужину». Мне казалось, что этого было бы достаточно, чтобы остаться на корабле вместе с Джеком, как будто это могло привязать его ко мне навсегда. Мне и в голову не могло прийти, что он захочет высадить меня в первом же попавшемся порту», - с тоской подумала она, а, увидев поднимающегося по трапу из кубрика капитана, почувствовала, как у нее перехватило дыхание, и, резко отвернувшись, уставилась невидящим взглядом в темноту.

Она не слышала его шагов по палубе, но так отчетливо представляла себе, как он приближается к ней своей мягкой раскачивающейся походкой, что для нее не было неожиданностью услышать вскоре за своей спиной его веселый голос:
-Цыпа, тебе не спится?

Она повернулась и увидела, что он был более навеселе, чем за ужином. Он стоял перед ней, слегка раскачиваясь и ухмыляясь себе на уме. В руке у него была бутылка с ромом.
-Тебе не спится, цыпа? - повторил он свой вопрос, - Неужели тебя не устраивает капитанская койка - самая удобная на всем корабле?
И, вскинув бровью и подняв указательный палец, как будто догадавшись о чем-то, он воскликнул:
-Или тебя не устраивает отсутствие капитана в ней?
И улыбнулся такой обворожительной улыбкой, от которой у Элизабет больно кольнуло в сердце. «Он теперь сожалеет, что оставил меня одну в прошедшую ночь и упустил возможность поприставать ко мне. Что ж, у него осталось еще пару ночей, чтобы уломать меня, перед тем как высадить на Тортуге» - печально подумала она, но не подала виду, а, заставив себя улыбнуться, ответила.
-Меня вполне устраивает капитанская койка, тем более отсутствие в ней капитана.

Джек посмотрел на нее с насмешливым недоумением:
-Все это отговорки, цыпа…
И, встав рядом с ней, прислонившись спиной к фальшборту, с нескрываемой усмешкой спросил:
-Почему же ты не спишь сладким сном на удобной капитанской койке, наслаждаясь отсутствием в ней капитана, а бродишь ночью по палубе в ожидании неизвестно чего… или кого? - и, улыбнувшись хитроватой улыбкой, добавил, - И не первую ночь бродишь…

Элизабет не сразу нашлась что ответить, по одной простой причине: потому что Джек был прав. Но, совладав с собой, она сказала:
-Не обольщайтесь на свой счет, капитан. Я всегда любила прогуляться и подышать свежим воздухом перед сном.
-Я это заметил, - вновь улыбнулся Джек, - давно заметил… Ах, как ты любила подышать свежим воздухом перед сном, ожидая меня лунными ночами на своей лавочке.

Элизабет разозлилась не на шутку не только на Джека, но и на себя, за то, что ей нечем было ему возразить.
-Спокойной ночи, капитан, - сказала она и направилась к каюте, но не успела сделать и пару шагов, как Джек усмехнулся:
-Так как там насчет тесемок?
Элизабет резко обернулась:
-Каких тесемок?
-Ну не будешь же ты будить Мэгги ради того, чтобы она помогла тебе развязать тесемки на платье, - воскликнул он и, увидев как она гневно стрельнула глазами и, ничего не ответив, пошла прочь, улыбнулся ей вслед.

Зайдя в каюту, Элизабет взглянула на спящую безмятежным сном дочку. «Пропади он пропадом, а ведь он прав… всю дорогу прав», - выругалась она про себя и стала с трудом развязывать тесемки на спинке платья. Ей пришлось помучиться пару минут, прежде чем удалось раздеться самой.
Задув свечку и накрываясь тоненьким покрывалом, она почувствовала такую обиду и досаду на Джека, что ей вновь захотелось плакать.
«Если б он только знал… Если б он только знал, что я хочу остаться с ним навсегда, а не на пару ночей, - подумала она, но тут же возразила сама себе, - если б знал, то рассмеялся бы мне в лицо.»

Прислушиваясь к веселым голосам матросов, она подумала, - «А может плюнуть на всё? Глупо выдавать себя за целомудренную вдову, если я была его любовницей, когда была замужем… Можно подумать, если я буду строить из себя оскорбленную гордость, он влюбится в меня по уши и женится на мне.»
Она обняла спящую Мэгги и задумалась о том, что же ожидает ее в будущем, - «Вернусь в Порт-Роял и буду ждать, пока Джек со своими пиратами промотает содержимое тех трех мешочков на Тортуге. Потом он приедет за мной, мы сплаваем до Кокосовых островов, он там снова наполнит золотом свой маленький сундучок и снова отправит меня в Порт-Роял до следующего раза. А когда мне надоест быть его любовницей на одну неделю раз в году, то тогда я расскажу ему, как найти те три пальмы, и вправду выйду замуж за Норрингтона или уеду в Лондон, подальше от Карибского моря и его проклятых пиратов.»
От перспективы такого многообещающего будущего, ей стало так тошно на душе, что она даже не улыбнулась, услышав веселый голос капитана и послышавшийся затем хохот его матросов.

«Им смешно, - с досадой подумала она, - Конечно, они радуются в предвкушении веселенького времяпровождения на Тортуге».
И, вновь услышав голос Джека, она прислушалась, пытаясь понять что он говорил, но ничего не могла разобрать. И, представив его, стоящего в окружении смеющихся матросов, ей так захотелось выйти на палубу, захотелось просто быть рядом с ним, пить вместе с ним ром и смеяться над его шуточками вместе со всеми. Она села на кровати и оглядела каюту, слабо освещенную тусклым светом висевшего снаружи фонаря, и усмехнулась про себя, вспомнив слова Джека «Почему же ты не спишь сладким сном на удобной капитанской койке, наслаждаясь отсутствием в ней капитана?».

Прислушиваясь к смеху на палубе, она вздохнула, - «А ведь, казалось бы, что проще - выйти из каюты и подойти к ним…». Но стоило ей представить, как она подходит к смеющимся мужчинам, как они умолкают, увидев ее, она усмехнулась, - «И потом я непринужденно улыбнусь им, возьму у одного из них бутылку, выпью разом добрый глоток рома, повисну у Джека на плече и весело спрошу: «Так над чем вы тут смеетесь?»… И все в ответ уставятся на меня как на идиотку.»

Она легла на кровать и обняв дочку, с горечью подумала, - «Да уж, я здесь чужая… случайная пассажирка».

На палубе снова послышался смех. Джек с легкой улыбкой оглядел своих хохочущих матросов и, бросив задумчивый взгляд на темные стекла своей каюты, взбежал по трапу на капитанский мостик и, сменив Гиббса, встал за штурвал.

Аватара пользователя
piratessa
Сообщения: 2424
Зарегистрирован: Пн дек 01, 2008 10:12 pm
Реальное имя: Лида
Откуда: Италия
Благодарил (а): 201 раз
Поблагодарили: 60 раз
Контактная информация:

«Когда сбываются мечты...»

#64 Сообщение piratessa » Чт июн 28, 2018 12:04 am

***
В это раннее утро почти все матросы спали, лишь вахтенные находились на верхней палубе. А капитанский сын да двое молодых братьев-близнецов слонялись без дела по палубе. Волны были небольшие, ветер был устойчивый и не менял своего направления, поэтому с капитанского мостика редко раздавались команды по смене парусов, и парни, не зная чем заняться, болтали о чем-то между собой, расхаживая от кормы к носу.

Джек Воробей стоял за штурвалом и задумчиво смотрел на горизонт. Он все утро старался заставить себя не ломать голову над вопросами, касающимися Элизабет, но ему этого не удавалось. Он пытался отвлечься от мыслей про нее, подумав о найденных накануне двух сундуках с золотом, но пришедший в голову вопрос: «А как же ей удалось найти место клада?», возвращал его опять к мыслям об Элизабет.

«Ну, насчет свадьбы с Норрингтоном она, конечно же, пошутила», - улыбнулся он, но тут же поморщился, вспомнив как Элизабет дразнила его при этом поцелуем и как отпрянула потом и надменно-презрительно посмотрела на него.
Но воспоминание о том, с каким нескрываемым восхищением она смотрела на него, когда он без рубашки откапывал клад и как покраснела, встретившись с ним взглядом, и, смутившись, отвернулась, вновь вызвало у него довольную улыбку на губах.

«Почему же она злилась вчера вечером? Ведь не свежим же воздухом подышать вышла, ведь меня же ждала, а стоило мне появиться, как отвернулась, думая, что я не замечу. А потом пыталась оправдаться и, разозлившись, ушла… Пять лет назад она, будучи замужем, бросалась в мои объятия, а, став вдовой, считает оскорбительным разговор про тесемки на ее платье», - недоумевал Джек.

В этот момент он услышал доносящийся из каюты звонкий голосок Мэгги, а потом и увидел ее, выскочившую на палубу. Оглядевшись по сторонам и заметив своего брата на носу корабля, она бросилась бежать к нему со всех ног.
«Представляю, как он рад своему новому званию няньки», - подумал Джек, с сочувствием глядя на сына.

Следом за дочкой из каюты вышла Элизабет. Взглянув на нее, Джек почувствовал глухой толчок в груди, но, поймав на себе ее взгляд, заставил себя улыбнуться беззаботной сияющей улыбкой. Элизабет слегка улыбнулась ему в ответ, взглянула на Мэгги, разговаривающую со своим братом, постояла немного в нерешительности, а потом стала подниматься по трапу на капитанский мостик.

-Даже не осмеливаюсь спросить тебя, как тебе спалось, - весело сказал Джек подошедшей к нему Элизабет.
-Нормально, - пожала она плечами, стараясь не подать виду нахлынувшим на нее эмоциям. Поскольку это было не совсем «нормально» спать на его койке, на его подушке, под его покрывалом, ощущая всюду его запах, который не давал ей покоя. Она должна была признать, что на кровати Хантера ей спалось намного лучше. Ведь на «Призраке» ей не лезли в голову мысли о Джеке и воспоминания о проведенных с ним пять лет назад незабываемых моментов, которые вот уже две ночи как не давали ей уснуть.
-У тебя и вправду очень удобная койка, - добавила она, ожидая что он опять начнет подтрунивать над ней, как вчера. Но Джек лишь улыбнулся в ответ и, слегка повернув штурвал, молча стал смотреть вперед перед собой

Краешком глаза он заметил, как Элизабет украдкой поглядывала на него. «Как будто ей хочется и колется, - усмехнулся он и, увидев, как она, встретившись с ним взглядом, быстро отвернулась в ответ на его улыбку, подумал, - А потом уверяет меня, что любит подышать свежим воздухом перед сном».

Увидев, что Джек не собирался продолжать разговор, а молча смотрел на горизонт, периодически поворачивая штурвал и делая вид, что все его мысли в этот момент заняты только тем, как держать корабль по курсу, Элизабет медленно прошлась вдоль перил капитанского мостика, а потом спустилась по трапу на палубу. Дойдя до носа корабля, она подошла к фальшборту и, заметив летучих рыбок, стала смотреть на них, на то, как они, выскакивая из воды, расплавляли свои длинные переливающиеся всеми цветами радуги прозрачные плавники и, пролетев с пару секунд, ныряли в самую гущу рассыпающихся брызг, образуемых килем корабля. Вдруг она увидела аквамариновые спины двух больших рыб, одна из которых тут же выскочила на поверхность, позволяя разглядеть ее тупой нос и длинный, во всю спину, плавник, и, блеснув ярко-золотистыми перьями хвоста, звонко шлепнулась о встречную волну.

В следующую секунду обе рыбины почти синхронно повторили свой неуклюжий полет, преследуя свои маленькие жертвы, но изящные летучие рыбки казались намного быстрее и проворнее, и их не так-то легко было поймать.
Элизабет повернулась, собираясь позвать Мэгги, и увидела прямо перед собой Джека, который, взглянув на разноцветных рыбок, улыбнулся:
-Изучаешь местную фауну?
Не обратив внимание на усмешку в его голосе, она спросила:
-Как они называются?
-Те, которые с тупым носом? Дорады, - равнодушно сказал он, - Могу попросить моих ребят наловить их на обед… большое лакомство, должен заметить…

Элизабет не ответила, а стала просто смотреть на рыбок, еле сдерживая улыбку при мысли о том, что Джек передал штурвал рулевому, чтобы последовать за ней на нос корабля.
Но ей стоило большого труда не вздрогнуть, поскольку Джек облокотился о фальшборт рядом с ней, вплотную придвинувшись к ней и прикоснувшись своим плечом к ее плечу. «Как будто ему места мало», - подумала она, изо всех сил стараясь сохранить невозмутимое лицо, а вслух спросила:
-А летучие рыбки как называются?
-Так и называются… «летучие рыбки».
-Тоже большое лакомство? - спросила она, повернув к нему голову, но тут же снова отвернулась, глядя вниз на воду. Взгляд его черных глаз, так близко и так завораживающе смотрящих на нее, она не могла переносить спокойно.

-Бывают лакомства и повкуснее, - медленным и таинственным голосом произнес Джек и повернулся лицом к ней.
-Например? - спросила она, не сводя глаз с летучих рыбок, чувствуя как у нее заходится сердце от его близости, и замерла, ощутив его горячее дыхание над своим ухом.
Он прошептал:
-Твои поцелуи.

Сердце вдруг оборвалось куда-то вниз, а потом бешено застучало в груди, дышать стало не просто трудно, а невозможно. «Спокойно, Лиззи, - попыталась она прийти в себя, - Он тебя просто дразнит». И, глубоко и медленно вдохнув, она постаралась придать своему лицу равнодушное выражение, повернулась к Джеку, взглянула на него надменно и даже свысока и сказала:
-Джек, это - бесполезно.
-Что бесполезно?
-Приставать ко мне, - ответила она спокойно, но, не в силах больше совладать с собой, не выдержала и улыбнулась.
Он взглянул на ее улыбку, открывшую ее жемчужные зубки, и ответил:
-Я так не думаю.
Отругав себя, за то, что не может устоять перед его пристальным взглядом, она собрала последние остатки самообладания и усмехнулась:
-Да уж, отделаться от капитана Воробья невозможно: он пристает до тех пор, пока не начнешь его хотеть.

Джек искренне рассмеялся
-Хорошо подметила. Мало того… - и, одарив Элизабет многозначительным насмешливым взглядом, продолжил, - к тебе, судя по всему, мне уже можно не приставать.
И, улыбаясь до ушей, он пошел прочь.
Элизабет отвернулась и стала снова смотреть на летучих рыбок, но продолжала искоса поглядывать на Джека, который с улыбкой наблюдал за тремя парнями, моющими палубу.

Двое светловолосых близнецов делали вид, что усердно драили веревочными швабрами дощатый настил, а капитанский сын зачерпывал за бортом ведра воды и выливал их на палубу, но каждый раз как будто нечаянно выплескивая немного воды прямо на ноги то одному, то другому. Причем, опустошив ведро, он не сразу же шел набирать новое, а важно расхаживался взад-вперед и, пародируя голос Гиббса и походку своего отца, выговаривал:
-Том! Ты забыл помыть вон ту доску!
-Сэм! Ты не вытер насухо!

Близнецы весело ухмылялись, наверняка придумывая как с ним расплатиться. И когда молодой Джек поднял на палубу очередное ведро воды и уже было собирался выплеснуть его на ноги Сэму, сбоку подошел Том и, усердно скребя шваброй по доскам, вдруг вытянул ее чуть-чуть подальше. Джек так неожиданно растянулся на палубе, облив с ног до головы себя и Сэма, что захохотал не только Том, но и стоявшие неподалеку матросы. Поднявшись на ноги, оба парня бросились вслед за хохочущим Томом, и описали полный круг по палубе вокруг мачт, пока старпом не преградил им дорогу.

Все трое разом остановились и пошли продолжать работу, не переставая хихикать и обмениваться озорными взглядами.
-Ох уж, мне эта молодежь, - проворчал Гиббс, подходя к Элизабет. Но она увидела, что он ворчал только для виду, а на самом же деле завидовал их веселью.
-Как вы их отличаете? - спросила она, кивнув на близнецов.
-А чего их отличать? Они постоянно вместе. Когда их зовешь, то достаточно крикнуть «Том, Сэм» и оба оборачиваются, - сказал старпом, потом прибавил, - Если честно, то они немножко разные. Поживешь столько лет на одном корабле, так и не таких близнецов научишься различать…

Гиббс немного помолчал, а потом усмехнулся:
-Вашу дочку здесь боятся больше, чем капитана.
Элизабет посмотрела на Мэгги, сидящую посередине корабля и раскладывающую около себя ракушки. Близнецы, дойдя до нее, не стали ее тревожить, а мыли доски вокруг нее. Было забавно видеть мокрую палубу и сухой островок, в центре которого сидела ничего не подозревающая Мэгги. Она так сосредоточенно раскладывала какой-то известный ей одной узор из ракушек, что не обращала внимания на обходящих ее стороной парней со швабрами.

Элизабет хотела было уже позвать дочку, но в это время капитанский сын зачерпнул за бортом очередное ведро воды и, повернувшись, увидел этот сухой островок и так расхохотался, что Мэгги с удивлением посмотрела на него.
-Том! - крикнул он, - Ты плохо справляешься со своими обязанностями! - и указав на Мэгги, - сказал, - Да будет тебе известно, что палуба моется полностью, а не кружочками и островками.

Том явно был в замешательстве, глядя на девочку, которая недоуменно смотрела по сторонам, не понимая почему все на нее уставились. Но потом, судя по всему, ему в голову пришла какая-то мысль. Он улыбнулся и, крепко отжав руками веревочную швабру, потряс ее немного в воздухе, распушив тем самым веревки, из которых она была сплетена, и, подойдя к Мэгги, стал усердно вытирать вокруг нее мокрые доски, которые тут же высохли на солнце.
-Где ты видел кружочки и островки? - победно глядя на капитанского сына, спросил он.

Мэгги надоело, что вокруг нее столпилось столько народу и ей мешают раскладывать узоры. Она встала, собрала в подол все свои ракушки и пошла на нос корабля, который был еще немыт. Ее брат от души рассмеялся, увидев озадаченные лица близнецов, недоуменно глядящих ей вслед, и весело крикнул:
-Мэгги!
Та обернулась.
-Не будешь ли ты так любезна перебраться на корму? Ее мы все-таки уже помыли.
-На корму? - переспросила девочка.
-На нее самую.
-А где это?
Близнецы дружно прыснули со смеху.
-Хватит ржать! Ей все-таки четыре года, - воскликнул Джек и рукой показал сестренке где находится корма.

Мэгги, проходя мимо него, возразила:
-Мне уже почти пять! - и, гордо вздернув вверх подбородок, пошла прочь, неся в подоле свои сокровища, а, подойдя к каюте, толкнула дверь плечом. Дверь не открылась.
-Мэгги, - вновь рассмеялся молодой Джек - это называется каюта!
-А где корма? - обиженно спросила девочка, заметив что все матросы на палубе посмеиваются над ней.
-Стой там где стоишь, там и есть корма, - не вдаваясь в подробности, ответил ее брат.
Насупившись, она уселась прямо перед дверью капитанской каюты и снова занялась своими ракушками.
Парни продолжили драить палубу, не забыв и про тот кусочек, на котором до этого сидела Мэгги.

Элизабет не спеша подошла к дочери и посмотрела на ее узоры. Потом прислонилась спиной к двери каюты и, услышав короткую команду старпома, стала наблюдать за матросами, быстро взбирающимися по вантам. А, взглянув на дочку, которая, забыв про ракушки и задрав вверх голову, с восхищением следила за своим братом, грустно улыбнулась. «Мэгги, ты тоже хотела бы остаться на «Жемчужине»… Ты тоже, как и я… родилась в душе пираткой и останешься ей на всю жизнь», - печально подумала она, вспомнив слова Джека.

Мэгги, дождавшись, когда ее брат спрыгнул на палубу, тут же побежала к нему.
Элизабет скучно было стоять одной, а страсть как хотелось подняться на капитанский мостик к Джеку, хотелось подшучивать и подтрунивать над ним так, как он подтрунивал над ней. Да и что скрывать, ей вообще хотелось быть рядом с ним, разговаривать с ним, ловить на себе его взгляд, быть причиной его улыбок и насмешек. Поэтому она, поколебавшись с минуту, решилась и стала подниматься по трапу на капитанский мостик. Подойдя к капитану, встала напротив него, облокотившись на перила, и, загадочно улыбаясь, уставилась на него в упор. Он не отвел глаза, а лишь усмехнулся в ответ.
-Паруса на горизонте! - раздался с марса крик Сэма.

Джек мельком взглянул на появившуюся спереди и справа по борту белую точку и, не придав этому особого значения, вновь посмотрел на Элизабет.
-Тебя не волнует что это за корабль? - спросила она.
Он пожал плечами:
-Я никого не ищу.
-Зато тебя ищут.
-Кто же?
-Как кто? Разве ты не находишься в розыске, как опасный преступник, по которому плачет виселица?
Джек посмотрел на нее с недоуменной ухмылкой.
-Да уже лет так двадцать, если я не ошибаюсь.
«Когда я только родилась, - ужаснулась Элизабет, - Неужели у нас с ним такая разница в возрасте? - подумала она, но, оглядев его с ног до головы, невольно улыбнулась, - Ну и что с того? Он ведь такой красавчик!»
От Джека не скрылось как она смерила его взглядом, а потом удовлетворительно улыбнулась, и он в ответ на это сказал:
-Тебя, я вижу, не смущает общество опасного преступника, по которому виселица плачет.

Она не отвечала, и он взглянул на проходящий вдалеке парусник, достал подзорную трубу и, посмотрев в нее, не мог не усмехнуться:
-А ты была права… Это - твой будущий муженек.
Элизабет мгновенно поменялась в лице и, повернувшись к «Разящему», задумалась, тревожно глядя на белые паруса, - «А ведь ни Джеймс, ни отец не знают, что с нами случилось. Не знают, что Уилл погиб.»
-Хочешь посмотреть? - спросил ее Джек, протягивая ей трубу.
Она в ответ лишь печально мотнула головой.

Аватара пользователя
piratessa
Сообщения: 2424
Зарегистрирован: Пн дек 01, 2008 10:12 pm
Реальное имя: Лида
Откуда: Италия
Благодарил (а): 201 раз
Поблагодарили: 60 раз
Контактная информация:

«Когда сбываются мечты...»

#65 Сообщение piratessa » Чт июн 28, 2018 12:06 am

***
-Это - «Черная Жемчужина», - сказал командор Норрингтон, опуская подзорную трубу, и посмотрел на Уилла.
«Джек! - подумал тот, - Мне надо с ним поговорить!».

Но как это сделать? Как сказать Джеймсу, что он хочет попросить помощи у Джека Воробья? Ведь Джеймс не дурак и не слепой, он наверняка уже давно понял, кто - отец Мэгги. Уилл отвернулся от командора и уставился на черные паруса.

Норрингтон, увидев его замешательство, сделал вид, что ничего не заметил, а снова посмотрел в подзорную трубу. А когда корабль приблизился поближе, он увидел, что рядом с известным ему капитаном стояла… ОНА. Сомнений быть не может! Это была Элизабет! Он оглядел палубу «Жемчужины» и увидел девочку, сидящую на плечах у какого-то парня. Он старался разглядеть ее лицо, но ее развевающиеся волосы закрывали его, хотя он не сомневался, что это была Мэгги. Затем он снова взглянул на капитанский мостик. Элизабет стояла рядом с Джеком и спокойно смотрела в сторону «Разящего».

«Он не меняет курс, хотя она могла бы попросить его об этом. Мы могли бы послать за ней шлюпку, если она боится, что мы арестуем ее капитана, - подумал Норрингтон, а затем снова посмотрел на Мэгги и обратил внимание на лицо парнишки, на плечах у которого она сидела, и пригляделся к нему, - Это, скорее всего, сын их кухарки, который исчез пять лет назад, - и печально усмехнулся, - Мэгги на плечах у своего братишки… Какая семейная идиллия!». Он опустил подзорную трубу и взглянул на Уилла, не отрывающего взгляд от черного парусника, и понял, что ему не так-то легко будет рассказать о той семейной сцене, которую он только что видел. «Неизвестно что для него хуже: знать, что Элизабет с Хантером или с Воробьем».

Элизабет смотрела на «Разящего», опасаясь, что Джек заговорит с ней, что спросит ее, хочет ли она, чтоб он ее туда доставил, и поэтому молчала и боялась взглянуть на него. Джек ничего не спрашивал, а лишь искоса поглядывал на «Разящего», но уже не в подзорную трубу. Ему не обязательно было видеть командора в лицо, чтобы понять что тот на палубе. А даже если его там нет, то какая от этого разница.

-Джеймс, может ты и прав, - проговорил Уилл, - может вернемся в Порт-Роял?
«А оттуда я доберусь до Тортуги и там буду ждать Джека… Он, кажется, и плывет в ту сторону, - подумал он и горько усмехнулся, - Куда ж ему еще плыть, как не в этот развратный порт?».
Норрингтон ненароком подумал, что Уилл увидел Элизабет, но, посмотрев без подзорной трубы на «Жемчужину», понял, что на проходящем вдалеке корабле нельзя было различить лица людей невооруженным глазом, а только их силуэты.

«Странно, что они даже не попытались приблизиться ко мне, - ухмыльнулся Джек, оборачиваясь назад и глядя вслед уплывающему «Разящему», - или они наконец-то поняли, что им не потягаться с моей «Жемчужиной»? - и, улыбнувшись довольной улыбкой, повернулся к Элизабет, но улыбка тут же сошла с его лица, как только он увидел ее печальный вид.
Она, не отрываясь, смотрела на удаляющийся парусник, не подозревая, что на его палубе стоит Уилл и так же задумчиво смотрит на «Черную Жемчужину».
Она и не видела «Разящего», он был просто точкой на фоне горизонта, за которую зацепился ее взгляд. Она просто бессмысленно уставилась на него, погруженная в свои мысли, и, даже услышав голос Джека, не поняла, что он сказал и, не глядя на него, повторила вслух свои мысли:
-А ведь ни Джеймс, ни отец не знают, что с нами случилось… Не знают, что Уилл погиб.

Джек почувствовал как ее слова больно кольнули его, но он не понял, было ли это от того, что она вспомнила про Уилла или потому что упомянула командора, причем назвав его фамильярно Джеймсом. Поняв, что ревнует, неважно к бывшему или будущему мужу, он чертыхнулся про себя. Но мысль о том, как всего-то полчаса назад, подойдя к нему и уставившись на него в упор, Элизабет недвусмысленно улыбалась ему, пожирая его глазами, развеселила его.
«Ха, она ведь только сейчас вспомнила про своего кузнеца», - усмехнулся он по поводу внезапно проснувшейся у нее тоски по погибшему мужу.

Элизабет и вправду думала про Уилла, но не так, как это казалось Джеку. Она переживала о смерти своего мужа, но должна была признать, что еще больше переживает о себе самой и о своем будущем. Она как наяву представила себя в огромном пустом доме, представила себя засыпающей по ночам в одиночестве и ей стало так тоскливо и так тошно на душе, что к Джеку опять вернулось чувство ревности и ему стало не по себе, когда он увидел выражение беспредельной тоски и отчаяния на ее лице. Элизабет уже давно не любила Уилла, но она так привыкла к его постоянному присутствию, привыкла, что рядом всегда был верный друг, который заботился о ней, который так любил и обожал ее. Мысль о том, что она осталась одна, что не будет рядом с ней обожающего ее мужчины до конца ее дней, ужаснула ее.

«О нет, одинокой вдовой я уж точно не останусь! - постаралась она успокоить себя, вспомнив о запасном варианте - о Джеймсе Норрингтоне. «Умный, красивый, настоящий джентльмен. И он тоже меня любит» - улыбнулась она, заметив, что настроение ее сразу же поднялось. Но стоило ей мельком взглянуть на стоящего рядом с ней капитана, как на душе стало чернее ночи. «Выйти замуж за Джеймса - означало навсегда распрощаться с Джеком» - с досадой подумала она, понимая, что ей не удастся запудрить мозги командору, отправляясь вечерами в сад, уверяя его, что она любит подышать свежим воздухом перед сном. «Джеймс ведь еще раньше Уилла заподозрил, что я встречалась с Джеком, хотя у него не было никаких улик, кроме пары поломанных ногтей, - подумала она, невольно улыбнувшись при воспоминании застывшего в реверансе командора, с усмешкой уставившегося на ее ногти, - Не стоит даже и мечтать о том, что я смогу встретиться с Джеком, когда золотые монеты в его трех мешочках закончатся, не говоря уже о том, чтобы сплавать с ним на Кокосовые острова… И это значит, что пока я буду замужем за Джеймсом, я никогда не смогу видеться с Джеком, я не смогу ни разу поцеловать его».

Взглянув на Джека, она представила, что будет вынуждена рассказать ему о местонахождении клада и распрощаться с ним навсегда, распрощатся с надеждой хоть и редко, но видеться с ним. Она почувствовала такую тоску на душе, как будто ей уже сейчас с этого самого момента и до конца ее жизни было отказано в возможности даже одного единственного поцелуя.

Джек с еле заметной улыбкой наблюдал за Элизабет, недоумевая по поводу ее так быстро меняющего настроения, которое так хорошо читалось на ее лице. За одну минуту в ее взгляде, устремленном на горизонт, он увидел отчаяние, надежду, тоску, радость, ликование и снова отчаяние. Но его недоумение перешло все границы, когда Элизабет вдруг посмотрела на него с такой страстью, что ему показалось, что не будь между ними штурвала, она бы бросилась целовать его.
«Не прошло и пары минут как про муженька-то мы снова забыли!» - развеселился Джек и улыбнулся ей в ответ сияющей и обворожительной улыбкой, от которой у Элизабет перехватило дыхание. И тогда она окончательно поняла, что не сможет стать миссис Норрингтон даже перед страхом остаться одинокой вдовой на всю свою жизнь.

Почувствовав, что начинает краснеть под насмешливым взглядом Джека, она отвернулась от него и стала смотреть на свою дочь, которая стояла в окружении троих юнг. Двое близнецов тихонько посмеивались над девочкой, а она тянула за штанину своего брата, громко при этом возмущаясь:
-Джек, ты же обещал!
Тот закатил глаза и с наигранно-удрученным видом произнес:
-Это было вчера, а сегодня я передумал.
Девочка отпустила его штанину и, заложив руки за спину, молча уставилась на своего брата.

Элизабет не могла видеть лица своей дочери, стоящей к ней спиной, но, судя по тому, как трое парней рассмеялись, глядя на нее, поняла, что вид у нее был очень рассерженный.
Окончательно обидевшись на то, что ее не воспринимают всерьез и к тому же смеются над ней, Мэгги резко развернулась и пошла прочь, но капитанский сын тут же схватил ее за плечи, и, не успела она возмутиться, как он повернул ее лицом к себе и сказал:
-Договорились, но только не сейчас, не сегодня и даже не завтра.
-А когда? - обиженным голосом спросила она.
-Когда мы приплывем на Тортугу, - спокойно ответил он.
-Куда?!
-Тортуга - это порт такой
-И когда мы туда приплывем?
Элизабет удивилась, увидев, что парнишка замешкался с ответом и почему-то мельком взглянул на своего отца. Но она удивилась еще больше, когда услышала его ответ:
-Дня через два, а может и через три.
«Как это через три дня?! Ведь мы же завтра должны туда приплыть», - подумала Элизабет.

-А почему не сегодня? - не отставала Мэгги от брата, вызвав своим упрямством улыбку на лицах парней.
-Вот приставучая, - рассмеялся Том.
-Вот счастье-то, что у меня нет сестер, - вторил ему Сэм.
-Мэгги, - усмехнулся над ней Джек, - А тебе не кажется, что сегодня и так большая качка? Ты же еле на палубе стоишь!
-Что? - спросила она, услышав очередное новое для нее слово.
Близнецы вновь рассмеялись.
-Качка - это когда волны высокие, как сегодня… Видишь? - стал объяснять Джек, указывая рукой за борт, - А когда волны высокие, корабль качает. Это и называется качка. Поняла?
Мэгги в ответ кивнула.
-Что такое «палуба» ты тоже не знаешь? - спросил ее Том, еле сдерживая смех.
-Неа, - замотала головой девочка.
-Хватит, - весело воскликнул ее брат, - На сегодня лекции по морской терминологии закончены.

Элизабет с улыбкой смотрела на них, а потом повернулась к капитану и сказала:
-Они так подружились.
-Странная вещь для брата и сестры, не правда ли? - воскликнул он, глядя на них, - Я всегда был уверен, что братья и сестры в таком возрасте только дерутся, - и взглянув на Элизабет, он спросил, - А ты на сто процентов уверена?
-В чем?
-В том, что Мэгги - моя дочь, - ответил он и загадочно улыбнулся.
-Что ты хочешь этим сказать? А чья же еще?
-Ну, не знаю… например Джеймса… - проговорил он, намерено назвав командора по имени, и внимательно посмотрел на Элизабет, стараясь не пропустить ни малейшей эмоции на ее лице. Получив то, что и ожидал, а именно - разъяренный взгляд потемневших от гнева карих глаз - он рассмеялся от души и спросил:
-А что тут удивляться? Ты же за него замуж собралась… Или ты уже передумала?

Элизабет выругалась про себя, - «Черт! Как будто он мои мысли прочитал!», но потом заставила себя улыбнуться и ответила:
-Нисколько не передумала.
Джек усмехнулся:
-А он тоже не передумал?
-Что? - удивилась Элизабет, но когда спросила, до нее дошло, - «Боже мой! А почему я так уверена, что Джеймс все еще хочет на мне жениться?»
-Давно он предлагал тебе руку и сердце? - спросил Джек, улыбаясь до ушей и, видя, что она не отвечает, ответил сам, - Шесть лет назад, не так ли?
«Да какая мне разница, - подумала она, - Я ведь уже решила, что не выйду за него замуж» Но вспомнив, что причиной такого решения было желание встречаться с Джеком, разозлилась на него.

-Шесть лет назад, ты прав, - невозмутимо ответила она, - Потому что все эти шесть лет я была замужем, и он не мог просить моей руки и сердца, - и добавила, - А теперь я для него - вдова, свободная вдова.
-Для меня ты была свободна и пять лет назад, - улыбнулся Джек.
«Можно подумать ты собирался когда-нибудь предлагать мне руку и сердце» - печально подумала она, глядя на море.

А потом, взглянув мельком на капитана, увидела, что он тоже смотрел на море, задумавшись о своем, не сводя глаз с горизонта. Заметив легкую улыбку у него на лице, она вспомнила ту ночь на острове, когда он рассказал ей, почему ему так дорога «Черная Жемчужина», когда он раскрыл перед ней свою душу, сказав ей, чего он хочет больше всего от жизни.
И глядя на него, она подумала, - «Сейчас у него есть его обожаемый корабль, он даже нашел клад, которого ему хватит, чтобы провести беззаботно всю его оставшуюся жизнь так, как он пожелает. Он может себе позволить любое количество рома и любых проституток в любом порту мира, он теперь абсолютно свободный капитан, для которого не существует никаких границ и никаких законов, который может плыть куда ему захочется, - думала она, украдкой поглядывая на него, - Это и есть для него счастье? Он теперь считает себя абсолютно счастливым?»

Элизабет отошла в сторону, задумчиво постояв у трапа, а потом повернулась и не спеша подошла к Джеку и снова встала напротив него, прислонившись спиной к перилам. Он взглянул на нее и уже было открыл рот, собираясь что-то сказать, но Элизабет побоялась, что он опять начнет шутить и подтрунивать над ней, а ей хотелось поговорить с ним серьезно, поэтому она быстро перебила его, спросив:
-Джек, скажи мне… Ты счастлив?

Полуулыбка застыла на его губах, но в его взгляде не было ни удивления, ни насмешки как ожидала Элизабет. Он посмотрел на нее совершенно серьезно, как будто задумавшись о чем-то, с легким оттенком грусти в глазах. И на какой-то краткий миг у нее зародилась маленькая искорка надежды, ей показалось, что она могла заглянуть в его душу, что она могла понять, о чем же он на самом деле думает. Но в следующее мгновение с разочарованием увидела, что он снова надел на себя насмешливо-равнодушную маску, за которой нельзя было разглядеть ни его мыслей, ни его чувств.

-Почему ты меня об этом спрашиваешь? - спросил он по-дружески, но в шутливом тоне, отчего Элизабет поняла, что вызвать его на откровенный разговор ей уже не удастся.
-Ты не ответил на мой вопрос, - без тени улыбки сказала она и, обойдя штурвал, подошла к Джеку. Он повернулся к ней, глядя на нее с ухмылкой на губах, как будто ожидая, что она еще скажет.
«Женское любопытство? - недоумевал он, - С чего это ей вздумалось покопаться у меня в душе? И на кой черт ей сдалось мое счастье?»

- Джек, скажи мне, ты счастлив? - повторила она свой вопрос, пристально глядя на него, все еще надеясь, что он, как минуту назад, искренне и открыто посмотрит на нее.
-Вполне, - без тени сомнения ответил он, повернувшись к штурвалу, и, глядя перед собой, гордо поднял подобородок, всем своим видом показывая, что он доволен сам собой и своей жизнью тем более. А потом вновь взглянул на Элизабет и, насмешливо вскинув бровь, медленно проговорил:
-Почему ты так заботишься о моем счастье, Лиззи? - и улыбнулся своей обольстительной улыбкой.
-Просто так, - резко бросила она, зарекаясь впредь заводить с Джеком подобные разговоры, и, свысока взглянув на него, добавила, лицемерно улыбаясь, - Женское любопытство.

И, развернувшись, пошла прочь, не подозревая о том, что, стоило ей отвернуться, улыбку с лица Джека как ветром сдуло.
«Вполне, - повторил он про себя, глядя ей вслед, - Я вполне был счастлив... до тех пор, пока тебя не угораздило в тот день свалиться со скалы»

Аватара пользователя
piratessa
Сообщения: 2424
Зарегистрирован: Пн дек 01, 2008 10:12 pm
Реальное имя: Лида
Откуда: Италия
Благодарил (а): 201 раз
Поблагодарили: 60 раз
Контактная информация:

«Когда сбываются мечты...»

#66 Сообщение piratessa » Чт июн 28, 2018 12:08 am

***
После обеда ветер резко сменил свое направление, пригоняя с юга наполненные влагой дождевые облака. Небо потемнело и редкие крупные капли упали на палубу. Елизабет обожала теплые тропические ливни и в предвкушении дождя подняла голову и увидела иссиня-черную тучу, нависшую прямо над ними. Одна капля упала ей на щеку, и она улыбнулась, вспомнив как частенько в Порт-Рояле, застигнутая ливнем в саду, она не пряталась в беседку, а наоборот убегала к морю и, открыв рот и подняв лицо, с наслаждением глотала сладкие крупные капли.

Но то было в Порт-Рояле, а здесь в ее распоряжении не было гардероба, забитого сухими платьями, поэтому она позвала Мэгги. А когда та подбежала к ней, взяла ее за руку и поспешила в каюту. Не успела она захлопнуть за собой дверь, как хлынул проливной дождь, с шумом забарабанив по стеклам.

Элизабет усадила Мэгги на кровать, потом достала мешочек с ее ракушками из шкафа и, высыпав их на покрывало, села рядом. Девочка стала медленно перебирать ракушки, которые уже выучила наизусть за эти два дня. «Они ей еще не надоели», - улыбнулась Элизабет и мысленно поблагодарила капитанского сына за то, что придумал такую оригинальную игрушку для своей сестры.
-Мама, а кораллы - это что такое?
-Это животные, - ответила она нехотя. У нее не было сейчас настроения объяснять что-либо дочке.
-Животные?! - удивилась Мэгги
Девочка недоуменно посмотрела на пористый белоснежный кусочек обломанного коралла, который держала в руке, но, взглянув на маму и увидев ее отрешенный взгляд, вопросов больше не задавала.

Элизабет было грустно и тошно на душе и до смерти обидно, что Джеку она всего лишь нравится и что он не прочь затащить ее в постель, но что даже не стоит и мечтать, ожидая от него каких-то серьезных чувств. Она поднялась с кровати и нервно заходила по каюте из угла в угол, потом подошла к окну и, прислонившись лбом к прохладному стеклу, стала смотреть на серую пелену дождя, на серые тучи, на такие же серые волны.

«Уеду. Уеду в Англию и забуду его. Ведь смогла же я его забыть за пять лет, ведь жила же счастливо с Уиллом, - попыталась она успокоить себя, но тут же усмехнулась сама над собой, - Ага, счастливо жила с Уиллом… и при этом часами просиживала на берегу, уставившись на горизонт, убеждая себя, что просто смотрела на море, - и, чувствуя как следы отчаяния и обиды защипали в горле, выругалась про себя, - Пропади ты пропадом! Будь ты проклят, Джек Воробей! Ты думаешь, что от одного взмаха твоих ресниц я паду к твоим ногам? Не дождешься! Ты думаешь, что от одной твоей улыбки я готова… - и оборвала свою мысль на полуфразе, невольно представив на миг его обаятельную улыбку, и чуть не разрыдалась, - А, черт! И правильно думаешь! Еще как готова…»

Слезы выступили на глазах, и Элизабет продолжила укорять себя, - «Не реви! Не реви, дура! Толку-то от твоих слез?»
«Вот уеду в Лондон! Буду блистать там на балах, заведу себе кучу поклонников, - говорила она про себя и, закрыв глаза, попыталась представить себе как она танцует на роскошном балу, окруженная разодетыми в пух и прах кавалерами, с восхищением смотрящими на нее, готовыми драться на шпагах ради одного его поцелуя, и улыбнулась, - У меня будет столько поклонников… , - а потом замечталась, - Выберу себе самых красивых красавчиков. Буду посещать все балы, которые существуют, буду танцевать сколько моей душе угодно…» Но тут же с тоской поймала себя на мысли, что всем лондонским красавчикам предпочла бы одного единственного пирата, а вместо самых увеселительных балов предпочла бы напиться вместе с Джеком вдрызг и горланить с ним вдвоем всю ночь пиратские песни у штурвала. А потом добавила мечтательно, - «Или у костра на необитаемом острове…»

Скрип открывающейся двери прервал ее мысли. Ужаснувшись при мысли о том, что это может быть Джек, входящий в каюту, она постаралась придать своему лицу равнодушный вид, быстро провела рукой по мокрым ресницам и, сделав глубокий вдох, оглянулась. Но никого и ничего не увидела, кроме открытой настеж двери. «Это Мэгги вышла на палубу», - сообразила она и удивилась, заметив, что дождь уже закончился.
Выйдя из каюты, она глянула на бирюзовый просвет между облаками и сощурилась от яркого солнечного света.

-Мама! Смотри! - услышала она восхищенный голос Мэгги и, повернувшись, увидела свою дочку, со всех ног бегущую к ней.
-Мама! Смотри какой дым! - остановившись перед ней, Мэгги указала на паруса, от которых поднималась испаряющаяся влага под палящими лучами только что выглянувшего из-за облаков солнца. Зрелище было действительно потрясающим! Черные паруса на глазах высыхали, становясь немного тускнее и выделяя еле заметный прозрачно-сероватый дымок, который тут же растворялся в воздухе.
Обняв дочурку, Элизабет оглядела палубу, обнаружив, что не только Мэгги была поражена этим редким явлением, но и матросы, переговариваясь между собой, с удивлением смотрели на паруса. Но через пару минут очередная туча закрыла собой солнце, и вновь закрапал мелкий дождик.

Так продолжалось весь день. Дождь то лил, не переставая, то вдруг внезапно прекращался. Изредка выглядывало солнце. А пару раз даже появилась радуга, перекинувшись огромным коромыслом через все небо и уходя своими концами за горизонт.
В один из таких моментов Элизабет стояла на носу корабля и, облокотившись о фальшборт, смотрела на радугу.
-Любуешься? - услышала она за спиной голос Джека и повернулась к нему лицом, а увидев у него бутылку с ромом в руках, в тон ему спросила:
-Напиваешься?
Джек улыбнулся и протянул ей бутылку. Она мотнула головой:
-Нет уж, спасибо, мне и так хорошо.
-Тебе хорошо в моей компании? - спросил он, и его глаза блеснули озорным огоньком.

-После компании Хантера мне было бы хорошо в любой компании, - равнодушно ответила Элизабет.
-Правда? - усмехнулся Джек и приблизился к ней почти вплотную, - Кстати, насчет Хантера, ты меня даже не поблагодарила за твое спасение.
И сказав это, он уперся обеими руками в фальшборт корабля, не позволяя ей таким образом сбежать от него и так сильно прижав ее к твердому дереву, что она ощутила резкую боль в спине.

«Он собрался меня целовать здесь, прямо на палубе?… Или он просто хочет подразнить меня? - только и успела подумать она, почувствовав как у нее подкашиваются коленки, почувствовав как биение сердца стало учащаться, как все тело охватывает мелкая дрожь, - Самое обидное, что он же все видит… видит, что я дышать перед ним боюсь, - с досадой думала она, чувствуя, что не может выдержать его взгляда, что готова хлопнуться в обморок от его близости.
«Возьми себя в руки, дурочка!» - убеждала она саму себя - «Надо просто не смотреть ему в глаза… Тогда я не потеряю контроль над собой» Но как можно было не смотреть в его в глаза? В его колдовские темные глаза? «Надо просто взять себя в руки» - твердила она про себя, как будто это могло помочь, но тут ей пришла в голову спасительная мысль.

«Хорошо, Джек Воробей, будем играть в твою игру… по твоим же правилам!» И она так же насмешливо, как и он, взглянула на него и с такой же усмешкой в голосе спросила:
-Тебе достаточно простой благодарности? Или ты за мое спасение потребуешь плату?
-На этот раз ты ошибаешься, Лиззи… - ответил он и на мгновение замолчал, внимательно глядя на нее, потом медленно, отмечая каждое слово, заговорил, - требовать я не буду… я подожду… пока тебе самой будет невтерпеж… и ты сама не придешь ко мне…
-И не дождешься!
-Правда?… Я уверен, что мне недолго придется ждать, - он говорил медленно и не спеша, глухим и низким голосом, почти шепотом, как хищник завораживающий и гипнотизирующий свою жертву, пристальным взглядом глядя на нее в упор, - тебе же СЕЙЧАС невтерпеж, - прошептал он.
-Кому невтерпеж, так это тебе! - усмехнулась Элизабет.
-Не отрицаю, - улыбнулся он, - … в отличие от некоторых.

«Он меня не любит, а просто хочет, - окончательно убедилась Элизабет, - И нагло в этом признается!» Горькая обида и разочарование во всех своих надеждах, которые до этого самого момента, несмотря ни на что, еще теплились где-то в глубине души, накатило на нее тяжелой волной. «Он меня не любит!» - в отчаянии повторила она про себя, чувствуя, как грудь сдавливает от тупой боли и тяжелый комок подкатывается к горлу. «Не хватало мне еще разреветься тут у всех на глазах!». Она попыталась взять себя в руки, а обида и злость на Джека помогли ей в этом. Подняв глаза, она взглянула на него таким холодным и надменным взглядом, что тот удивленно вскинул бровь и отступил на шаг назад.

А потом протянул ей бутылку, сказав при этом:
-Поверь, тебе сразу полегчает.
Элизабет со злостью выдернула у него бутылку из рук и сделала два больших глотка, но задохнулась от обжегшей горло жидкости и стала хватать воздух открытым ртом. Слезы выступили у нее на глазах и она закашлялась.
-Надо потихоньку, не сразу же… - участливо начал Джек и, взяв у нее обратно бутылку, насмешливо спросил, - Полегчало?

Это ее взбесило, взбесило то, как Джек всегда умудряется повернуть всё в свою пользу, как он умудряется никогда не остаться в дураках, а выставить других в смешном виде.
-Должна заметить, капитан Воробей, что я к Вам на корабль не напрашивалась, никогда Вас не просила отвезти меня туда, куда Вы меня везете, даже не заплатила за путешествие… Плюс ко всему должна терпеть Ваши домогательства.

Джек спокойно посмотрел на нее, хлебнул пару глотков рома и улыбнулся:
-Плюс ко всему ты так умоляла сегодня утром капитана пересадить тебя на «Разящего», что ему пришлось силой удержать тебя на «Черной Жемчужине»…
Элизабет усмехнулась:
-Я просто пожалела тебя, Джек, вернее твой корабль… Ведь стоило мне ступить на палубу «Разящего», Норрингтон бы разнес в щепки твою обожаемую «Жемчужину»… Зачем было так рисковать? Я могу и потерпеть до завтра твое общество.
-До завтра?
-Мы ведь завтра приплывем на Тортугу, - сказала она, довольная, что наконец-то нашла момент прояснить себе эту странную ситуацию с длительностью их путешествия.
-С чего ты взяла? - удивляясь, спросил он.
-Джек, я все-таки была замужем за офицером английского флота и не раз видела карты Карибского моря. От Кокосовых островов до Тортуги не больше двух дней плавания, а при таком попутном ветре, - и она посмотрела на паруса, - мы завтра утром, максимум завтра вечером должны быть на Тортуге.
-Признайся, - рассмеялся Джек, - что звание жены офицера английского флота тут ни причем и что ты втайне от Уилла изучала морские карты, а может быть изучила их еще до того, как выйти замуж.

Поняв, что от нее не удастся скрыть настоящий курс корабля, он продолжил:
-Ты абсолютно права, до Тортуги можно доплыть за два дня… но если плыть прямым путем.
-А мы как плывем? - спросила она уже не насмешливым голосом, а скорее с беспокойством. «Неужели он специально сменил курс, чтобы побыть подольше со мной?» - с надеждой подумала она.
Джек, не глядя на нее, невозмутимо ответил:
-Мы отклоняемся немного на север.
-Почему?
-Поскольку с юга от нас должен пройти шторм, - соврал он, и, посмотрев на Элизабет, сказал, - А поскольку я не меньше тебя забочусь о моей «Жемчужине», то я решил обойти его.
-И когда же мы в таком случае приплывем на Тортугу?
-Дня через два, а может и через три...

Элизабет ничего не ответила, а задумалась, глядя на Мэгги, которая, не отрываясь, смотрела на братьев-близнецов, карабкающихся по снастям.

-Должен тебе сделать комплимент по поводу метода воспитания МОЕЙ дочери, - сказал Джек, сделав акцент на слове «моей».
Элизабет на него удивленно посмотрела. А он, взглянув на Мэгги, продолжил:
-Моя дочь будет такой отчаянной пираткой, каких еще не видывали в Карибском море!
Элизабет рассмеялась в ответ:
-Ошибаешься, Джек… моя дочь будет такой благовоспитанной дамой, каких еще не видывали в Лондоне.

-Благовоспитанной дамой, говоришь? - переспросил он, - Значит ради того, чтобы Мэгги блистала на лондонских балах, ты попросила Уилла сделать ей шпагу и стала учить ее фехтованию четырех лет отроду?
И увидев, как она нахмурилась, он улыбнулся:
-Не в кого ей быть благовоспитанной светской дамой, согласись… Ну разве что в дедушку-губернатора, - и, вновь приложившись к горлышку бутылки, добавил, - Значит ты уже передумала стать миссис Норрингтон и собираешься переехать в Лондон?
-Тебя это волнует? - спросила Элизабет, посмотрев на него надменным взглядом.
-Ничуть! - воскликнул Джек, - Я же знаю, что у тебя семь пятниц на неделе. Возможно завтра утром тебе взбредет в голову поселиться на Тортуге, - и улыбнулся, увидев какой эффект произвели его слова.
Элизабет резко отвернулась от него и снова стала наблюдать за дочерью, без дела слоняющуюся по палубе, поскольку братья-близнецы уже спустились вниз.

Мэгги подошла к Оману, который чинил порванные сети, быстро и умело орудуя челноком. Элизабет не могла сдержать улыбку, заметив как ее дочурка, открыв от удивления рот, уставилась на руку матроса, из-под которой правильными квадратами, казалось бы, из ничего появлялась сеть.

Девочка наверное что-то спросила его, поскольку Оман ответил ей, кивнув на Элизабет. Мэгги тут же бросилась к маме и, подбежав к ней, попросила:
-Можно я попробую делать сетку?
-Попробуй, - улыбнулась Элизабет.
Мэгги в одну секунду оказалась напротив Омана и бесцеремонно забралась к нему на колени. Он взял ее ручонку в свою руку и стал медленно-медленно, не как минуту назад до этого, плести сеть, которая уже получалась не совсем ровными квадратами. Но Омана, казалось, это не беспокоило.
-Несомненно, ей пригодится умение плести рыбацкие сети, когда она будет посещать лучшие салоны Лондона, - усмехнулся Джек.
-Можешь не переживать, - в тон ему ответила Элизабет, - Вышивать крестиком я ее еще научу…

Аватара пользователя
piratessa
Сообщения: 2424
Зарегистрирован: Пн дек 01, 2008 10:12 pm
Реальное имя: Лида
Откуда: Италия
Благодарил (а): 201 раз
Поблагодарили: 60 раз
Контактная информация:

«Когда сбываются мечты...»

#67 Сообщение piratessa » Чт июн 28, 2018 12:09 am

***
В полутемном камбузе, освещенном масляными лампами и огарками свечей, царила непринужденная атмосфера. Кок Мартин еще продолжал наводить порядок на своей маленькой кухне - углу камбуза, отведенного для печки и приготовления пищи, а сытые мужчины, потягивая ром, продолжали сидеть за столом, разговаривая.

Кто-то достал карты, кто-то бросил на темное дерево игральные кости, кто-то шутил и рассказывал байки. Капитан, лениво развалившись на стуле во главе стола, находился в самом хорошем расположении духа, с удовлетворением и с легкой улыбкой оглядывая своих матросов, чувствуя на душе умиротворение, покой и леность от праздной атмосферы.

Он посмотрел на длинные языки пламени потрескивающих свечей, покачивающихся в такт кораблю, плавно поднимающемуся и опускающемуся на волнах, и, слыша скрип дерева, плеск воды о борт, возгласы и смех мужчин, стук игральных костей, рассыпающихся по столу, ощутил чувство приятной расслабленности от выпитого рома.
«Она, наверное, уже уложила спать Мэгги… а может и сама уже спит, - думал он, - На моей койке… на моей подушке… под моим покрывалом… но без меня, - и усмехнулся сам над собой, - Обломился ты, старина Джек… как пить дать, обломился… ».

Странно, но он не чувствовал ни обиды, ни горького разочарования, а лишь легкое зудящее ощущение в груди, возможно, потому, что энное количество рома оказывало успокаивающее действие, возможно, потому, что не в первый раз он осознал, что Элизабет не мечтает провести остаток своей жизни с вечно выпившим пиратом на его корабле и не кинется ему на шею от одной его улыбки. Ему захотелось выйти на палубу, вздохнуть свежего воздуха, почувствовать как ветер гудит в парусах, почувствовать как «Черная Жемчужина» рассекает встречные волны. Ему захотелось встать за штурвал.

Он медленно поднялся из-за стола, а, оказавшись на верхней палубе, с удовлетворением почувствовал свежий ветер прохладой ночи на своем лице. Взглянув на темные окна своей каюты, он понял, что Элизабет уже спит, повернулся к трапу, ведущему на капитанский мостик, и внезапно остановился, увидев на носу корабля слабо освещенную масляным фонарем фигуру.

Она стояла в полуоборот к нему с дочкой на руках и не шевелилась, лишь подол ее платья медленно колыхался и длинные распущенные волосы мягко развевались на ветру, придавая ее силуэту, сливающемуся в неверном свете фонаря с кромешной темнотой, что-то магическое и одновременно божественное. Двоякие чувства вызывал ее вид. Она казалась ведьмой в черном платье с вьющимися длинными локонами ее темных волос. Но, глядя на легкий наклон ее головы к ребенку, которого она крепко прижимала к себе и которого ласково целовала в макушку, ее можно было сравнить с девой Марией или по крайней мере с ангелом, спустившимся с небес.

Джек как завороженный смотрел на нее, не в силах вздохнуть и пошевельнуться. Она казалась такой неземной и сверхестественной, что он опять было свалил всю вину на ром, подумав, что ему спьяну мерещится то ли божественное то ли дьявольское видение. И, решив проверить обоснованность своих сомнений, он не спеша пошел на нос корабля. Но, подходя к Элизабет со спины, вдруг остановился, услышав голос Мэгги - такой реальный, простой и земной, что сразу понял, что пока еще не напился до чертиков, вернее до ведьм и ангелов.

-Мама, а мы плывем в Англию?
-Нет, не в Англию, - Голос Элизабет был спокойным и казался немного уставшим.
-А куда?
-Мы плывем в один порт, где пересядем на другой корабль. Он доставит нас в Порт-Роял.
-Я не хочу в Порт-Роял! Я хочу в Англию! - воскликнула девочка.

Элизабет не сразу ответила, а, немного подумав, медленно проговорила:
-Я тебе обещаю, доченька, что в Порт-Рояле мы сядем на первый попавшийся корабль, который поплывет в Лондон.
-Вместе с папой?
-Нет.
-А почему?
Элизабет не сразу нашлась что сказать. Но потом ответила:
-Потому что папы нет в Порт-Рояле.
-Ааа, - воскликнула Мэгги, как будто догадавшись, - Потому что он уже в Англии?
-Потому что он уже в Англии, - эхом повторила Элизабет.

Они немного помолчали. Джек стоял в десяти шагах от них, не смея пошевелиться.
-Ты по папе очень скучаешь? - ласково спросила Элизабет.
-Очень-очень! - с печалью в голосе ответила девочка.
Элизабет склонила над ней голову и, поцеловав в макушку, прошептала:
-Он по тебе тоже очень-очень скучает, потому что он тебя очень любит.
-Я тоже его очень люблю! - сказала Мэгги и добавила, - И тебя очень люблю!
-И я тебя люблю… Ты - мой самый дорогой человечек на свете!

Произнеся последние слова, Элизабет медленно повернулась и пошла в сторону каюты. Джек не посмотрел им вслед, а стоял не двигаясь, упершись взглядом в темноту. Ему показалось, что он - совершенно посторонний человек в жизни Элизабет, что он совершенно чужой для нее и для Мэгги, которая выросла, считая Уилла своим отцом, очень любит его и очень скучает по нему. А кем ОН был для своей дочери? Капитаном корабля, который довезет их до следующего порта, где они пересядут на другой корабль с другим капитаном? И, возможно, когда Мэгги вырастет, Элизабет ей расскажет кто же является ее настоящим отцом. И она усердно будет вспоминать капитана «Черной Жемчужины»… и, кто знает, может ей вспомнится лицо капитана Энди? «О нет! Лучше бы уж тогда не рассказывала», - невольно поморщился Джек.

Аватара пользователя
piratessa
Сообщения: 2424
Зарегистрирован: Пн дек 01, 2008 10:12 pm
Реальное имя: Лида
Откуда: Италия
Благодарил (а): 201 раз
Поблагодарили: 60 раз
Контактная информация:

«Когда сбываются мечты...»

#68 Сообщение piratessa » Чт июн 28, 2018 12:09 am

***
Элизабет, открыв глаза, с удивлением обнаружила, что в каюте было уже абсолютно светло как днем.
-Интересно, который час? - воскликнула она вслух, повернулась и увидела, что Мэгги нет на кровати.
Быстро соскочив на пол, Элизабет подбежала к двери и посмотрела сквозь стекло. Прямо перед ней прошел один из матросов. Мэгги нигде не было видно. И, судя по коротким теням, которые бросали мачты на палубу, был уже почти полдень. «Боже мой, сколько же я проспала!»

Услышав шаги по трапу, ведущему в кубрик, она увидела поднимающихся на верхнюю палубу двух мужчин, которые о чем-то спорили между собой.
-Я же говорил, что это было в четверг.
-Нет, это была суббота, верно, кэп?
-А разве не воскресенье? - услышала Элизабет знакомый голос и увидела поднимающегося следом за ними Джека.
Она приоткрыла дверь и, стараясь особо не высовываться наружу, позвала шепотом:
-Джек!… Джек!
Он обернулся и, оглядев ее с головы до ног, расплылся в улыбке, а потом громко сказал:
-Наша спящая красавица наконец-то проснулась!

«Чего он так кричит?» - в отчаянии подумала Элизабет, прикрывая грудь руками и, мельком взглянув на двух матросов, уставившихся на нее.
-Джек, где Мэгги?
Он, как будто специально растягивая слова, медленно проговорил:
-Мэгги?… Где же Мэгги?… Вы не видели Мэгги? - спросил он, повернувшись к стоящим рядом мужчинам, но тут же продолжил, - Ах да, она играет в карты.
-В карты? - удивилась Элизабет, но Джек уже повернулся и стал спускаться в кубрик.
Она быстро закрыла дверь и посмотрела с досадой на свое нижнее платье. «Угораздило же меня надеть в тот день самое легкое и самое прозрачное… - укоряла она сама себя, - Видишь ли жарко было».

Уверенная в том, что Джек пошел в кубрик за Мэгги, она взяла со спинки стула свое платье и стала расправлять тесемки, чтобы девочке было потом проще их завязывать. Не прошло и пары минут как дверь в каюту открылась и показался Джек, но не с Мэгги, а с кружкой в одной руке и с чайником в другой. Элизабет тут же прикрылась платьем и спросила:
-А где же Мэгги?
Джек посмотрел как она прикрывалась, усмехнулся в усы и подошел к столу, аккуратно поставил на него кружку и чайник и лишь потом ответил:
-Я же сказал, она играет в карты.
-Она в кубрике?
-В кубрике… И мои ребята учат играть ее в покер. Надеюсь, ты не возражаешь?

Элизабет ничего не ответила. Мысль о том, что они сейчас одни вдвоем в каюте, что они впервые остались наедине за эти три дня, эта мысль заставила ее сердце учащенно забиться. Побоявшись, что Джек заметит ее состояние, она постаралась дышать как можно ровнее. Но от его внимательного взгляда не скрылось ее волнение.

Элизабет улыбнулась и вежливо попросила:
-Помоги мне одеться, пожалуйста.
-Советую тебе сначала позавтракать, - ответил он, отвернувшись от нее, и стал наливать горячее какао в кружку.
-Откуда у пиратов какао на корабле? - искренне удивилась она
-Реквизировали с одного корабля. Откуда же еще?... В его трюмах ничего другого и не было, - с ироничной усмешкой вспомнил он. А потом жестом пригласил ее сесть за стол.

-Я сначала оденусь, - возразила она.
Но он как будто ее не слышал и продолжал говорить:
-Поскольку ты так долго спала…
-Джек! - перебила она его, - Я прошу тебя, помоги мне одеться.
Он подошел к ней с легкой улыбкой на губах.

Элизабет вспыхнула, но поняв, что злиться на него бесполезно и что чем больше она будет злиться, тем больше он будет над ней подтрунивать, она слегка улыбнулась и просто спросила:
-Тебе так трудно помочь мне?
-Нисколько, цыпа, мне просто тебя жалко… Сегодня такая жара и ты вынуждена завтракать в полдень таким горячим какао. Поверь мне, тебе лучше остаться пока в одной сорочке.

Он отошел от нее на противоположный край стола, отодвинул стул и как ни в чем не бывало сел, сложив ноги на стол. Его лицо было абсолютно спокойным, только в глазах смеялись задорные огоньки.
Поняв, что его не переубедить, Элизабет положила платье на спинку стула и села за стол.
-Разве уже полдень? - спросила она, взяв горячую кружку.
-Одиннадцать… Ты так сладко спала, я решил тебя не будить, - улыбнулся он.
«Он заходил в каюту пока я спала!» - подумала она.
-Тебе все еще не спится по ночам? - спросил Джек участливым голосом, - Или ты всегда в одиннадцать встаешь?
-Обычно я встаю очень рано, но ведь я не спала всю неделю пока была на «Призраке».
-В моей каюте, я надеюсь, ты чувствуешь себя спокойнее? - спросил он, вспомнив ее ночные прогулки по палубе.
-Да, намного спокойнее, - улыбнулась она и подумала, - «Знал бы ты, что мне лучше спалось на койке капитана Хантера, чем на твоей».

Они немного помолчали пока она пила какао. Закончив завтракать, она поднялась из-за стола:
-Спасибо, было очень вкусно.
-Не за что, - ответил Джек, не двигаясь.
Элизабет взяла в руки платье и молча уставилась на него.
Он поднялся со стула, подошел к ней, взял у нее платье и, намеренно громко вздохнув, произнес:
-Ну раз уж вы так настаиваете…

Помогая ей одеваться, он спросил:
-А я бесплатно работаю в качестве служанки или мне что-то за это причитается?
Элизабет, просунув платье через голову, оказалась перед Джеком лицом к лицу. Встретившись с ним взглядом, она ощутила такую знакомую тесноту в груди, что поспешила беззаботно улыбнуться и неуверенным почти надломленным голосом спросила:
-А что вы хотели бы в качестве платы, капитан?
Насмешливый и завораживающий взгляд его черных глаз, смотрящих на нее в упор слишком близко, слишком откровенно и слишком уверенно в своей соблазняющей власти над ней, заставил ее почувствовать слабость в коленках и дрожь во всем теле.
-Поцелуй со вкусом шоколада меня вполне бы устроил, - прошептал он, склоняясь над ней.

Элизабет, поняв, что теряет над собой контроль, постаралась взять себя в руки и, засмеявшись ему в лицо, воскликнула:
-Конечно, ведь Джек Воробей ничего зря не делает, поэтому-то и принес даме какао на завтрак.
-Ты угадала, Лиззи, - улыбнулся он одним уголком рта.
«Черт! Что он со мной делает?» - подумала Элизабет и, стараясь скрыть отчаяние в глазах от собственного бессилия противостоять его взгляду, его голосу, его улыбке, она резко повернулась к нему спиной. Собрав в руку распущенные волосы и подняв их вверх, она чуть склонила вперед голову и как можно более спокойным голосом сказала.
-Я уже привела в порядок все тесемки, думала мне Мэгги помогать будет. Так что осталось только завязать их.

Она вздрогнула от прикосновения его пальцев к ее спине, и поскольку теперь он не видел ее лица, зажмурилась, сжала губы и старалась дышать как можно ровнее. Но у нее плохо получалось контролировать свои эмоции. Все эти пять лет она мечтала о нем. Все эти пять лет она представляла себе его руки, ласкающие ее. Все эти пять лет она мечтала о его поцелуе, о простом поцелуе.
Джек молча и не спеша завязывал тесемки, чувствуя как Элизабет еле заметно дрожит и как дыхание ее учащается. Он дошел до самого последнего узелка и, завязывая его, как будто нечаянно коснулся кончиками пальцев ее бархатной кожи.
Задержавшись на мгновение, он не спеша повел рукой вверх по ее шее, а потом, склонившись над ней, нежно поцеловал ее в плечо.

Элизабет не шевелилась и, казалось, не дышала. Она стояла с закрытыми глазами, стараясь не пропустить малейшего прикосновения его пальцев. Ощущая его горячее дыхание на своем плече, она услышала как он тихо прошептал:
-Моя малышка.
Он медленно развернул ее к себе лицом и увидел ее дрожащие мокрые ресницы и застывший вздох на ее приоткрытых губах. Когда она открыла глаза, в них было столько любви и столько ласки, что Джек на миг замер в нерешительности. Потом улыбнулся и нежно и не спеша поцеловал, лишь слегка прикасаясь к ее губам, лишь слегка лаская кончиком языка ее гладкие зубки.

Но стоило ему ощутить на самом деле привкус шоколада на ее мягких и теплых губах, как желание обладать этой гордой и строптивой красавицей, накопившееся и наболевшее до предела за эти долгие и долгие месяцы, в один миг вырвалось наружу, сметая последние остатки сдержаности и самообладания. И в порыве безудержной страсти он сорвался и, потеряв окончательно голову, обнял Элизабет, сжимая ее изо всех сил, не заботясь о том, что причиняет ей боль, стараясь прижать к себе так, как будто хотел, чтобы их тела слились воедино.

Его губы властно завладели ее губами. В его поцелуе было неистовство, порожденное отчаянием. Он целовал ее так страстно и так исступленно, как будто это был последний поцелуй в его жизни. Он целовал ее как умирающий от жажды, добравшийся наконец-то до свежего источника, упиваясь ею, стараясь не проронить ни капли ее драгоценного напитка любви, опьянев от нее, обезумев и забыв обо всем на свете.

Элизабет почувствовала во всём своём теле дрожь и слабость и неописуемое, обжигающее всё тело желание, чтобы Джек взял её, полностью и навсегда, чтобы делал всё, что хотел с каждой частичкой её тела. Отдаваться ему, подчиняться ему, его напору, его страсти было таким сладким наслаждением, наполняющим всю её душу, заставляющим сердце биться так бешено и исступленно, что пол уходил из-под ног и весь мир летел в никуда с невероятной скоростью.

Она почувствовала, как он прижал её к столу, как разорвал в один миг все тесемки на ее спине. Мысль о том, что он сейчас овладеет ею прямо на этом столе, обожгла её, окатив горячей волной всё её тело, заставив её задрожать и застонать.
И словно во сне она услышала странное слово «мама». И внезапно лучик сознания осветил окружавшую её темноту и остановил в одно мгновение безудержно бьющееся сердце. Стоило ей открыть глаза, как хмель опьяняющей страсти исчез в одно мгновение, и действительность происходящего в один миг отрезвила ее. Элизабет вздрогнула и воскликнула:
-Джек, перестань!
Он её не слышал, а ещё сильнее прижал к себе, не понимая, почему она уклоняется от его поцелуя.
-Джек, перестань!
-Я не могу перестать, - сквозь глухой стон произнес он, - Ты с ума сошла!
-Джек… на нас Мэгги смотрит, - прошептала Элизабет.
Но он, не поняв совершенно смысла её фразы, машинально ответил:
-Пусть смотрит, - и он вновь прильнул к ее губам, но Элизабет вырвалась и почти крикнула:
-Джек, ты спятил!
-Полностью и окончательно! - проговорил он и, улыбнувшись, посмотрел на неё. Но ее взгляд поразил его и немного привел в чувства.
-Какие проблемы, цыпа? - ухмыльнулся он.
-Джек, на нас Мэгги смотрит, - чуть не плача повторила Элизабет.
Он оглянулся и увидел у двери каюты девочку с расширенными от ужаса глазами, которая, встретившись с ним взглядом, вскрикнула, резко развернулась и пулей выскочила наружу.
-Уже не смотрит, - улыбнулся Джек и снова стал целовать Элизабет.
Но она запротестовала:
-Джек! Прекрати сейчас же! Джек! Ты слышишь меня?

Он отпрянул и вопросительно посмотрел на нее.
Увидев, наконец-то, что он в состоянии её услышать, она сказала:
-Ты понимаешь? Она нас видела.
-Что она видела? - Джек на самом деле не понимал, что так встревожило Элизабет.
-Она же ребенок, Джек, она же не так все воспринимает. Она может думать, что ты делал мне больно, что ты обижал меня… Я не знаю, как тебе объяснить… Она же ребенок… - твердила она
-Все так плохо? - усмехнулся он, - Но мы же ничем таким не…
-Джек, - перебила его Элизабет, - если ты не хочешь, чтоб она тебя боялась и ненавидела…

-Ты преувеличиваешь, цыпа! - засмеялся он и закрыв глаза, потянулся к ней, и нашел ее губы, но только коснулся их своими губами, как почувствовал, что Элизабет отчаянно упирается и увертывается от его поцелуя. Он отстранился и увидел, что она чуть не плакала от отчаяния.
-Джек! Я не преувеличиваю. Ты и представить себе не можешь, что пережила Мэгги за последнюю неделю, что довелось ей увидеть на тонувшем корабле! Ты и представить себе не можешь какой ужас вызывал у нее Хантер, как она кричала по ночам! … После всего этого не хватало, чтобы она видела подобные сцены… Джек, она ребенок, она не так всё воспринимает, - повторяла Элизабет, старясь достучаться до его сознания, - Ты хочешь, чтобы она и тебя боялась как Хантера?

Джек разжал объятия и сделав шаг назад спросил:
-Ты шутишь?
-Нисколько!
Элизабет быстрым шагом направилась к двери, но вдруг остановилась и в сердцах воскликнула:
-О, чёрт!
Чем и вызвала улыбку у Джека. Она рукой потрогала платье на спине и повернулась к нему:
-Придется тебе за ней идти.
-Мне ее привести сюда? - спросил он, подходя к Элизабет и все еще улыбаясь, глядя на ее платье на спине, разорванное в клочья.
-Привести, - навряд ли получится, - А вот принести - возможно, в том случае если тебе удастся ее поймать.
Он не совсем понял, что она имела ввиду, и вышел наружу.
Элизабет еще раз потрогала платье на спине и еще раз выругалась, но уже с улыбкой.

Аватара пользователя
piratessa
Сообщения: 2424
Зарегистрирован: Пн дек 01, 2008 10:12 pm
Реальное имя: Лида
Откуда: Италия
Благодарил (а): 201 раз
Поблагодарили: 60 раз
Контактная информация:

«Когда сбываются мечты...»

#69 Сообщение piratessa » Чт июн 28, 2018 12:11 am

***
Джек не верил в серьезность предположений Элизабет насчет того, что их поцелуй, хоть и такой страстный, мог вызвать какие-то негативные ассоциации у Мэгги.
Оглядев в одну секунду всю верхнюю палубу, он сбежал в кубрик, где спросил у матросов.
-Вы Мэгги не видели?
Ему не ответили, а молча указали в одну сторону. Пройдя в самый дальний конец кубрика, Джек увидел свою дочку и резко остановился, поскольку ее вид поразил его. Она сидела прямо на полу, зажавшись в углу между пушкой и бортом корабля, обхватив коленки руками, и с таким ужасом смотрела на него, что казалась диким зверьком, попавшим в капкан.
-Мэгги, малышка, иди сюда, - ласково сказал он и, протянув к ней руки, сделал шаг вперед.
Девочка отчаянно завизжала и, вскочив на ноги, бросилась бежать.

Матросы удивленно посмотрели на своего капитана. Тот криво улыбнулся им в ответ и стал искать глазами дочку в полутемном помещении.
-Мэгги, где ты? - как можно ласковее говорил он, хотя про себя чертыхался на чем свет стоит.
Увидев ее, спрятавшуюся под лестницей, он быстро пошел к ней. Она в одну секунду выскочила с другой стороны и бросилась было вверх по ступенькам, как Джек уже успел схватил ее. Но не так то просто оказалось подняться по трапу с кричащей и брыкающейся Мэгги на руках. Стиснув зубы, чтобы не чувствовать боль от ее ноготков, Джек кое-как поднялся на палубу и вбежал в каюту, где он сразу же передал девочку на руки Элизабет. Постепенно Мэгги перестала хныкать и, уткнувшись лицом в мамину шею, затихла.

Джек недоуменно посмотрел на свои исцарапанные руки и, улыбнувшись, спросил:
-Хантер навряд ли осмелился брать ее на руки.
-Осмелился, но продержал меньше тебя.
Элизабет села на стул и стала что-то шептать дочке на ухо. Мэгги всхлипнула и что-то промямлила в ответ.

Глядя на них, Джек тоже сел на стул.
Они о чем-то между собой переговаривались, хотя в основном говорила Элизабет, а Мэгги только всхлипывала. «Интересно, что она ей объясняет? Технику страстных поцелуев?» - недоумевал он. Ему было немного не по себе и ощущение было такое, как будто его обсуждали за глаза. Элизабет улыбнулась ему и опять что-то сказала дочке, которая в ответ повернула голову и посмотрела на капитана, но уже не с ужасом в глазах, а скорее с любопытством.

Он встал и пройдя по каюте, подошел к окну и посмотрел на море, потом опять нервно прошелся по каюте и, обратив внимание на оставшуюся на столе от завтрака посуду, обрадовался, что нашел себе занятие и повод уйти, сгреб все на поднос и вышел вон.

Гиббс, стоящий у штурвала, недоумевал по поводу увиденной им сцены, произошедшей между капитаном и визжавшей и царапающей его Мэгги. Но не стал задавать лишних вопросов, когда тот подошел к нему и резко бросил:
-Я сменю тебя.
Зная, что настроение у капитана Воробья меняется как погода в море, старший помощник особо не переживал, увидев его взгляд, К тому же он знал, что нет лучшего лекарства и лучшего средства для поднятия духа капитана, как оставить его одного за штурвалом наедине со своей «Жемчужиной». И чем выше были волны, тем быстрее тот приходил в себя.

К сожалению, волны в этот день были небольшими, зато устойчивый попутный бакштаг - наилучший для парусника - равномерно гудел во всех поднятых парусах, неся вперед «Черную Жемчужину» с неуловимой и необычайной легкостью. Казалось, что она летит над водой, чуть касаясь днищем мелких волн, быстро и незаметно прокатывающихся вдоль борта.

Джек стоял, не двигаясь, вцепившись в отполированные рукоятки штурвала и сосредоточенно глядя на горизонт, как будто стараясь разглядеть там что-то, что могло дать ответ на мучающий его вопрос. И Гиббс был сто раз прав - «Жемчужина» была самым лучшим успокоительным средством для своего капитана. Постепенно две морщинки между бровями разгладились, взгляд стал светлее и мягче, а потом на лице появилась и ухмылка. Джек посмотрел наверх, на паруса, на сине-голубое небо, на легкие перистые облака, предвещавшие на завтра усиление ветра и высокие волны, и, глубоко вдохнув пропитанный солью и такой знакомый на вкус морской воздух, он улыбнулся: «Все идет по плану!»

***
Прошло примерно с полчаса, как Джек вышел из каюты, за которые Мэгги совсем успокоилась, больше не всхлипывала, а лишь тихо сидела на коленях у мамы и играла длинным локоном ее волос.
Элизабет молча смотрела в одну точку перед собой и, вспоминая с каким отчаянием Джек целовал ее, постепенно пришла к выводу, - «Одно из двух: либо он меня любит, либо просто очень сильно хочет». Но это заключение ее мало утешило, поскольку ничего не разрешало.

«Сколько же это может продолжаться?!… Сколько можно ходить вокруг да около?… Вот вернется, надо будет покончить с этим, - твердо решила она, - Надо будет поговорить с ним откровенно. Чего я боюсь-то?». Но когда она представила, что в ответ на ее признание в любви он рассмеется, вся ее решимость и храбрость исчезли в одно мгновение. «Ну почему все так сложно в жизни?!» - с отчаянием подумала она, как вдруг дверь открылась и вошел Джек.

Не глядя на нее, он прошел к шкафу и открыв его, достал то бардовое платье, которое она надевала почти шесть лет назад.
Он понюхал его и усмехнулся, - Еще не протухло, - потом встряхнул его и удивленно вокликнул, - Даже пыли нет, - и, подойдя к Элизабет, протянул ей его, - За неимением лучшего, пока могу предложить только это.
-Там на спине все так плохо?
-Ты себе даже не представляешь, - улыбнулся он в ответ.
-Мэгги, мне надо переодеться, - попросила она дочку. Девочка тут же соскочила на пол.

Пока Джек помогал Элизабет снять ее светлое платье и надеть бордовое, она внимательно наблюдала за ним и заметила, что он старался не встречаться с ней взглядом, а выражение лица у него было такое спокойное, будто он не помогал ей переодеваться, а накрывал скатерть на стол. «Хорошо же он умеет сдерживать свои эмоции. Полчаса назад он не так равнодушно реагировал на завязывание тесемок», - думала она, пытаясь изо всех сил скрыть волнение, которое у нее вызывали прикосновения его рук.

Поправляя подол бордового платья, Элизабет с удовлетворением отметила, что ее фигура ничуть не изменилась за эти шесть лет. Джек свернул светлое платье, спрятал его в шкаф, как улику, закрыл дверцу и не менее спокойным, чем его взгляд, голосом сказал.
-Теперь ты можешь выйти на палубу.

Как только они все втроем вышли из каюты, Элизабет сразу же заметила группу островов вдалеке справа по борту, резко выделяющихся своими очертаниями на самом горизонте. «Тортуга!» - ужаснулась она в первую секунду, но тут же успокоилась, увидев, что они отдаляются от островов, а не плывут к ним, и вспомнив к тому же, что Джек заверил ее, что они приплывут в пиратский порт не раньше, чем через два дня.
-Мы около них бросали якорь сегодня утром, пока ты спала, - сказал он, заметив, что острова привлекли ее внимание.
-Зачем?
-Чтобы пополнить запасы свежей воды.

-Мама! Я тебе что-то сейчас покажу! - вдруг восторженно воскликнула Мэгги и бросилась сломя голову вниз по трапу.
-Мэгги, осторожно! Расшибешься ведь! - перепугалась Элизабет, увидев как дочка перескакивает через ступеньки, но не успела закончить фразу, как девочка уже скрылась в кубрике, - Сумасшедшая, - проговорила она.
-Вся в маму, - воскликнул Джек.
Элизабет посмотрела на него, как бы спрашивая, что он имел ввиду. Он в ответ улыбнулся ей, а потом перевел взгляд на поднимающегося по трапу сына. Вслед за братом, чуть не сшибив того с ног, на палубу выбежала Мэгги.

-Смотри что у меня есть! - закричала она, подбегая к маме и показывая ей две маленькие черепашки на ладошках.
Элизабет искренне удивилась:
-Откуда ты их взяла?
-Я их поймал сегодня утром, - ответил за Мэгги ее брат.
-Они такие маленькие! - восхищалась Элизабет, взяв одну из них в руки.
-Наверное только на днях вылупились, - подтвердил парнишка.
-Их надо отпустить в море.
-Вот еще! - возразила девочка, строго взглянув на маму, - Я сначала с ними поиграю!
Джек рассмеялся, увидев сдвинутые бровки своей дочки:
-А потом мы их сварим на обед, правда Мэгги?… Ты когда-нибудь ела черепах?
-Неа, - улыбнувшись во весь рот, ответила она.
-Живодеры! - возмутилась Элизабет и отдала черепашку дочке, которая тут же уселась рядом прямо на палубу и, уже больше не обращая внимания на взрослых, стала играть с черепашками.

-А я вижу, ты хорошо справляешься со своей новой должностью, - с легкой усмешкой обратился Джек к сыну.
-Я всегда добросовестно выполняю все приказы капитана, - в таком же тоне ответил ему парнишка и, посмотрев на Элизабет, объяснил с улыбкой, - Меня на днях повысили… перевели из юнги в няньки!
-Мэгги тебя обожает, - ласково сказала она ему, - Как хвостик ходит за тобой.

-Вот уж кто добросовестно выполняет приказы капитана, так это мистер Гиббс, - вдруг воскликнул Джек, заметив своего старпома, который только что поднялся по трапу. Гиббс недоуменно уставился на него, услышав эти слова, а потом расцвел в довольной улыбке, приняв их за комплимент, и, улыбаясь до ушей, звонко откупорил бутылку с ромом, за которой он и спускался в трюм. В предвкушении пары глотков прохладного напитка старпом, все еще улыбаясь, запрокинул голову и уже было приложился к горлышку, как вдруг капитан выхватил у него бутылку. Так и оставшись с поднятой около рта рукой, Гиббс взглянул на Джека и криво улыбнулся, увидев, как тот с упоением пьет его ром.
-Спасибо, мистер Гиббс! - воскликнул Джек, вытирая усы. Но вместо того, чтобы вернуть бутылку, протянул ему раскрытую ладонь левой руки. Старпом не сразу понял, что от него хотят, а потом, сообразив, положил в ладонь капитана пробку от бутылки и, снова криво улыбнувшись, повернулся и стал спускаться в трюм.

-Они разбегаются! - возмущенно воскликнула Мэгги, пытаясь собрать в кучу черепашек.
-А ты их свяжи за ноги, - весело сказал капитан и, увидев, как девочка поползла на коленках за одной из черепашек, но длинная юбка мешала ей, сочувственно произнес, - Да уж, в таком платье особо не разбежишься.

Девочка поднялась на ноги и, как будто в подтверждение его слов, побежав в наклон, пытаясь схватить убегающую черепашку, наступила на длинный подол своего платьица. Споткнувшись, она упала на палубу, ударившись со всего размаху лбом о железный рым-болт*, и завопила от боли.
Элизабет бросилась к ней, подхватила ее на руки и стала укачивать, успокаивать и целовать ее в лобик. Но девочка не унималась, а кричала, задыхаясь от слез.
-Возьми! Она хоть и не совсем холодная, но все же, - сказал Джек, протягивая Элизабет бутылку с ромом.
Та взяла прохладную бутылку и приложила ее к появившейся на лбу у дочки красной шишке. Как это ни странно - это помогло, хотя наверняка и не сняло боль, но Мэгги это отвлекло и она, с удивлением взглянув на зеленое стекло перед своим носом, перестала кричать, а только продолжала всхлипывать.
-Бутылка рома как средство от ушибов! - улыбнулась Элизабет, довольная, что дочка успокоилась, - Надо будет рассказать это нашему доктору.
-У нас, у пиратов, свои средства, - ответил Джек.

Аватара пользователя
piratessa
Сообщения: 2424
Зарегистрирован: Пн дек 01, 2008 10:12 pm
Реальное имя: Лида
Откуда: Италия
Благодарил (а): 201 раз
Поблагодарили: 60 раз
Контактная информация:

«Когда сбываются мечты...»

#70 Сообщение piratessa » Чт июн 28, 2018 12:12 am

Элизабет еще с пару минут укачивала и целовала Мэгги в ее мокрые щеки, пока та совсем не успокоилась. Тогда она отдала бутылку Джеку и, взглянув на шишку, покачала головой и опустила дочку на палубу.

-Поздравляю, Мэгги, ты прошла боевое крещение на пиратском корабле, - воскликнул капитанский сын, тоже глядя на лоб сестренки, и протянул ей две черепашки. А когда та взяла их в руки, сказал:
-А знаешь как мы их назовем?
-Как? - тихо спросила девочка.
-Тэм и Сом.
Мэгги, всхлипывая носом и прижимая черепашек к груди, тихонько рассмеялась, вызвав улыбку на лицах взрослых.
-Пойдем, я покажу тебе, где ты можешь играть с ними и где они не будут разбегаться, - сказал парнишка и повел сестренку на нос корабля.

Элизабет с улыбкой посмотрела им вслед, а потом взглянула на Джека.
-Значит ты его повысил из юнги в няньки, - повторила она слова его сына.
-Ну да, - ответил Джек, - Но только на то время, пока ты была на «Призраке».
Она вопросительно взглянула на него, а он ухмыльнулся в ответ:
-А поскольку ты, попав на «Жемчужину», уделяешь больше внимания ее капитану, чем своей дочке, то ему приходится продолжать свои обязаности няньки по сей день.

Элизабет поначалу хотела возмутиться, а потом подумала, - «А ведь он прав», - вспомнив, что эти два дня думала только о себе и о своих взаимоотношениях с Джеком, а про дочку совсем забыла, радуясь, что ею занимается капитанский сын.
И, стараясь оправдаться перед самой собой и перед Джеком, ответила:
-Просто ей намного веселее проводить время со своим братом, чем со мной, вот она и предпочитает его общество.
-Да я разве возражаю, - усмехнулся он, сделал небольшой глоток рома и жестом предложил ей бутылку, а, увидев как она в ответ покачала головой, спросил:
-Ты с того дня так ни разу и не пила ром?
-С какого дня?
-На том острове… Или ты уже забыла как ты весело провела тогда вечер в моей компании? - он улыбнулся и сделал еще один глоток.

-Не забыла, - тихо сказала она, прислонилась спиной к трапу, ведущему на капитанский мостик и на мгновение задумалась, а потом невольно улыбнулась, вспомнив как Джек смешно закручивал усы, пытаясь соблазнить ее, и, взглянув на него, сказала:
-Знаешь, это оказалось так просто, я и не думала тогда, что так легко будет споить тебя… И частенько тебя спаивают женщины?
-За всю мою жизнь тебе единственной это удалось, - ответил он.
-Неужели?
Джек кивнул, а потом загадочно улыбнулся:
-Вот тебя-то, я думаю, споить - проще простого.
-Ты так думаешь? - усмехнулась она.
-Я уверен в этом, - невозмутимо ответил он и вдруг улыбнулся во весь рот, повернувшись к трапу, по которому вновь поднимался старпом.
-Мистер Гиббс! - радостно воскликнул Джек, - Ты как всегда оказываешься в нужном месте в нужное время!
Гиббс, ступив на палубу, замер, уставившись на капитана и, глядя на его хитрую улыбку, весь аж поменялся в лице, заметив, как тот взглянул на бутылку в его руке. Его предположения оправдались, поскольку капитан сделал ему жест рукой, а когда старпом подошел, протянул руку. Глубоко и печально вздохнув, Гиббс отдал ему и эту бутылку, а когда увидел, что тот передал ее миссис Тернер, он ухмыльнулся ей, повернулся и пошел прочь, чертыхаясь про себя на чем свет стоит.

Элизабет с сочувствием посмотрела старпому вслед, потом взглянула на Джека, улыбнулась себе на уме, откупорила бутылку и спросила:
-За что пьем?
-Начнем с тоста за прекрасных дам, - ответил он.
-А закончим чем? - спросила она и не смогла сдержать смущенную улыбку, заметив дьявольские огоньки в его глазах.
Джек не сразу ответил и, не сводя с нее своего пристального взгляда, от которого она почувствовала, как ее щеки начинают гореть и как перехватывает дыхание, протянул ей свою бутылку, и когда они чокнулись, сделал небольшой глоток рома. Подойдя к Элизабет вплотную и прижав ее к трапу, он почувствовал на своей груди, как ее сердце бешено заколотилось. Элизабет не дышала, не шевелилась и как завороженная смотрела в его глаза, не в состоянии ни думать, ни соображать, ни тем более сопротивляться ему. Увидев в ее взгляде смятение и испуг, и желание, и страсть, он усмехнулся и прошептал ей в самые губы:
-Зачем спрашиваешь, раз думаешь о том же, о чем и я?

Но эти слова произвели на нее совсем другой эффект, а не тот, что он ожидал. Она почувствовала обиду, горькую обиду, подумав, - «Неправда! Я думаю о том, что люблю тебя, а ты думаешь о том, чтобы затащить меня в постель»
Он увидел, что она не просто смутилась, а растерялась и как-то печально на него посмотрела.

Но она тут же стала убеждать сама себя, - «Да когда до тебя наконец-то дойдет! Всё, Лиззи! Хватит ныть! Забудь и наслаждайся тем, что есть и перестань надеяться на то, чего не может быть!» И, отругав себя таким образом, она заставила себя улыбнуться Джеку, отчего он сделал на шаг назад и удивленно посмотрел на нее.
Вот уже два дня он ломал голову над тем, почему она строит из себя пуританку и неприступную вдовушку, почему смущается его, почему изо всех сил отталкивает его, при этом пожирая глазами, почему начинает дрожать от одного его прикосновения и почему дышать боится при нем, но периодически бросает на него надменные взгляды, полные ненависти и злости. «Ей как будто хочется и колется, - повторил он свою мысль, которая пришла ему в голову два дня назад, - А может все оттого, что она и вправду любит меня? - задумался он, внимательно глядя на нее.

Но Элизабет уже пришла в себя и, совладав со своими эмоциями, успокоилась. Приложившись к горлышку своей бутылки и, сделав глоток рома, она слегка поморщилась от его противного вкуса, а потом задумчиво посмотрела на Джека.
«Ну раз мне нечего надеяться на будущее, надо просто наслаждаться его обществом сейчас в настоящем, - уже более спокойно подумала она, - Ведь сейчас я здесь, с ним, на его корабле. До Тортуги еще пару дней, надо радоваться и отрываться по полной, раз ничего другого не остается. А раз ему хочется споить меня, а мне хочется напиться в стельку в его компании, то чего я переживаю-то?» И, заметно повеселев от таких мыслей, она улыбнулась Джеку такой искренней и веселой улыбкой, от которой он оторопел. «Вот и разбери что у нее на уме!» - недоумевал он, увидев, что печаль и тоска в ее глазах в один миг сменилась радостью и чуть ли не ликованием.

«А потом… ведь так хочется целоваться!» - продолжала думать Элизабет и, лукаво взглянув на Джека, тихонько хихикнула и, повернувшись, отошла от трапа и пошла по палубе. Потом встала в тень от паруса и, прислонившись спиной к фальшборту, улыбнулась, увидев, что Джек последовал за ней. «Ведь ходит же за мной все эти два дня, ведь нравлюсь же я ему. Ведь ему тоже страсть как хочется целоваться» - думала она, чувствуя что ей становится все веселее и веселее на душе.
Джек подошел к ней, встал рядом, прислонившись, как и она, спиной к фальшборту. Положив правую руку ей на плечо, улыбнулся ей. Они вновь чокнулись бутылками, вместе сделали по глотку рома и, встретившись взглядом, почему-то рассмеялись.

***
Даже такое, казалось бы, дружеское объятие Джека приводило ее в смятение. Прикосновение его руки, по-хозяйски обнимающей ее, обжигало ее и вызывало волнение в груди не меньше страстного поцелуя. Стоя вплотную к Джеку и не в силах сдержать смущенную улыбку, она старалась не смотреть на него, боясь, что он заметит ее состояние. Взглянув на Мэгги и на ее брата, она задумчиво сказала:
-Знаешь, твой сын так вырос за эти пять лет… так изменился.
Джек посмотрел на парнишку:
-Я слышал, что вы с ним были большие друзья до того, как он сбежал ко мне на «Жемчужину».
-Да, это правда, - ответила Элизабет, - Он все время просил меня рассказать ему о знаменитом капитане Джеке Воробье
И добавила с легкой улыбкой, - И часами готов был с энтузиазмом слушать рассказы о тебе.
-И ты часами с таким же энтузиазмом рассказывала ему обо мне? - весело спросил Джек.
Элизабет лишь кивнула в ответ.
-Он теперь меньше на меня похож, правда ведь?
-Да, теперь меньше, - сказала она с улыбкой, - Хотя, если ему надеть твою шляпу, отрастить волосы, приклеить усы, то вас тогда не отличить будет

-По нему наверняка уже половина Тортуги сохнет? - полюбопытствовала Элизабет.
-Ну, парень недурен собой и за словом в карман не полезет, - улыбнулся Джек.
-Значит у него уже куча поклонниц?
-Сколько их, я не считал, - ответил он, - но с одной девушкой он встречается.
-Красивая, наверное…
-А как же! Блондинка с голубыми глазами.
-Сколько же ей лет? - поинтересовалась Элизабет.
-Тринадцать.
-Бедная девушка…
-Почему же бедная? - удивился Джек, не поняв, что она имеет ввиду.
-Ну раз у него «куча поклонниц», - пояснила Элизабет.

Джек рассмеялся:
-Но ведь пока что она - единственная… Представь, он даже жениться на ней собрался.
-Что? Всё так серьезно? - спросила Элизабет. Ее не столько интересовали отношения его сына со своей девушкой, сколько как он сам смотрел на эти отношения.
Он расплылся в улыбке:
-Влюблен по уши.
-Даже так? А по нему не заметно, - удивилась она, но еще больше удивилась, когда Джек, уже не улыбаясь, а совершенно серьезно спросил:
-А разве всегда должно быть заметно?
Элизабет насторожилась, внимательно вглядываясь в его лицо и пытаясь понять, что он хочет этим сказать, и спокойно ответила:
-Не всегда.
Но он тут же беззаботно улыбнулся ей, а услышав как Мартин подал сигнал к обеду, пошутил:
-О, ты наверное так проголодалась после завтрака.
-Конечно, - воскликнула она, вовсе не собираясь отказываться от обеда, - У меня такой зверский аппетит сегодня с утра.
Джек усмехнулся и жестом пригласил ее спуститься в кубрик.

Но много есть она не смогла. После недавнего завтрака у нее совершенно не было аппетита, что ее никак не устраивало. Она теперь забеспокоилась о намерении Джека споить ее, а забеспокоилась по одной простой причине: она сама никогда в жизни не напивалась, но не раз видела пьяных женщин, и их вид, кроме жалости и отвращения, ничего у нее не вызвал. Мысль о том, что она предстанет перед Джеком в таком же плачевном состоянии, отбила у нее всю охоту напиться в его компании. Она бы и не переживала бы, будь у нее опыт в подобных мероприятиях и знай она сколько ей можно пить и когда пора бы остановиться. Но поскольку она в этом деле была новичок, то и распереживалась не на шутку. Увидев как Джек украдкой и с еле заметной ухмылкой наблюдает за ней во время обеда, она смущенно улыбнулась при мысли о том, что чувствует себя как невеста накануне свадьбы и что даже перед своей первой брачной ночью она так не волновалась как сейчас.
Она могла бы и отказаться от выпивки, понимая, что, конечно же, Джек не стал бы спаивать ее силой, хотя и мог бы долго потом насмехаться по этому поводу над ней. Но, несмотря ни на что, ей все-таки хотелось провести весь этот день в его компании, чтобы он шутил с ней, чтобы разговаривал с ней, чтобы просто обнимал ее. Потому она и старалась есть как можно больше, надеясь, что это поможет ей не напиться в стельку и сохранить контроль над собой.

Аватара пользователя
piratessa
Сообщения: 2424
Зарегистрирован: Пн дек 01, 2008 10:12 pm
Реальное имя: Лида
Откуда: Италия
Благодарил (а): 201 раз
Поблагодарили: 60 раз
Контактная информация:

«Когда сбываются мечты...»

#71 Сообщение piratessa » Чт июн 28, 2018 12:14 am

***
Когда они вышли на верхнюю палубу, Элизабет заметила, что качка немного усилилась. Джек внимательно взглянул на паруса, потом повернулся на 360 градусов, оглядев весь горизонт.
Заметив столпившиеся на юге темно-синие облака, она спросила:
-И вправду будет шторм?
-Возможно, - без тени беспокойства ответил Джек, - Только тебе об этом волноваться не стоит, - и, беззаботно улыбнувшись, обнял Элизабет за талию и повел ее на нос корабля.

-Корабль прямо по курсу! - раздался сверху голос юнги. Элизабет посмотрела на горизонт впереди и увидела еле заметную белую точку. Поняв, что Джек, как и вчера при встрече с «Разящим», даже и не подумает ничего предпринимать, она сказала:
-Готова поспорить, что ты и не собираешься менять курс «Жемчужины».
Джек открыл свой компас, взглянул на стрелку, невозмутимо ответил, - Нет, - и захлопнул его.
А потом спросил:
-А готова ли ты поспорить, как скоро тот корабль поменяет свой курс и с какого борта пройдет мимо нас, с правого или с левого? - спросил он совершенно серьезно, как учитель, допрашивающий ученика на уроке. Элизабет удивилась, заметив, что в первый раз он разговаривает с ней в таком тоне и, не задумываясь, ответила:
-А что тут спорить? Курс они поменяют, как только заметят наши черные паруса, - улыбнулась она, но потом совершенно серьезно добавила тоном прилежной ученицы, - А пройдут они мимо нас справа по борту, поскольку идут бейдевинд правым галсом.
Джек удивленно вскинул бровь, а потом рассмеялся:
-Когда Гиббс мне рассказывал, что ты давала указания Марии перед нападением Барбоссы на «Перехватчик», я не сразу поверил, что дочка губернатора может смыслить что-либо в мореплавании.
-Не сразу? - переспросила она, - А потом поверил?
-Когда понял, что ты не просто дочка губернатора, - ответил он и, чокнувшись с ней, добавил с улыбкой, - За пираток! - и выпил пару глотков рома.
-За пираток, - тихо повторила Элизабет и сделала один небольшой глоток из своей бутылки.

«Интересно, его сын не рассказывал ему, что с тех пор, как я увидела «Черную Жемчужину» в детстве, я мечтала плавать на ней, мечтала стать пираткой? - подумала она, повернувшись к морю и облокотившись о планшир, а потом мельком взглянула на Джека, - Он еще никогда так на меня не смотрел! - задумалась она, - Как будто он гордится мною!»
И от этой мысли ей стало так хорошо, что она невольно улыбнулась, почувствовав как такое простое, тихое и светлое счастье заполоняет ее душу. «За это надо выпить!» - не в силах сдержать радостные эмоции подумала она и, звонко стукнув своей бутылкой по бутылке Джека, лукаво улыбнулась и сказала:
-За пиратское счастье!
Он рассмеялся в ответ:
-За пиратское счастье!
И они разом выпили.

Элизабет вновь взглянула на Джека и, вновь заметив, что он на нее смотрит не с насмешкой, а по-дружески, даже с оттенком уважения, удивилась, - «Вот уж не думала, что он может так смотреть на женщин, с гордостью и уважением».
А потом вдруг осознала, что она еще совсем мало знает его. И сделав в уме простой подсчет, она подумала, - «А чего тут удивляться? Если сложить вместе все те дни и ночи, что мы провели вместе, то в общей сложности выйдет не больше пары недель. А если подсчитать сколько мы при этом с ним разговаривали по-нормальному без подтрунивания и насмешек друг над другом, то… - задумалась она, вспоминая когда же они нормально разговаривали, - Да наверное только в ту ночь, что провели на необитаемом острове. Да уж… Я ведь по сути дела совершенно его не знаю!» - подумала она и повернулась к нему.
Поймав на себе его ласковый дружеский взгляд, ей так захотелось расспросить его о стольких вещах: о нем самом, об его прошлом, об его взглядах на жизнь, об его мнении на любые самые банальные вещи. Ей просто захотелось поговорить с ним о чем угодно, лишь бы поговорить откровенно как старые добрые друзья. Ей просто захотелось узнать его получше. Но она побоялась, что он как всегда закроет перед ней свою душу, что перейдет на шутливый тон. «Но ведь тогда, на острове, он ведь был со мной откровенен, - с надеждой подумала она, но тут же возразила сама себе, - Но ведь тогда я его споила, - и, взглянув на бутылку Джека, она улыбнулась себе на уме, - Ну раз пошла такая пьянка, у меня еще весь день впереди».

Джек, заметив, как она посмотрела на его бутылку, которая была уже почти наполовину пуста, усмехнулся, отметив, что в ее бутылке не хватало всего лишь грамм ста с натяжкой.
-Отстаешь, цыпа, - улыбнулся он.
Элизабет, увидев, что Джек, выпив рому раза в четыре больше нее, был трезв, как стеклышко, по крайней мере с виду, а она уже начинала чувствовать легкое головокружение, подумала, - «Мда… Навряд ли мне его удастся споить раньше, чем я отрублюсь в беспамятстве».

-Мэгги, наверняка, нашла еще одно сокровище, - улыбнулся Джек, глядя через плечо Элизабет. Она оглянулась и увидела дочку, которая медленно шла в их сторону, неся что-то в закрытых ладошках и неся так аккуратно, как будто боялась потерять драгоценную ношу. Когда она подошла к ним, то протянула им свои ручонки и осторожно раскрыла их. Элизабет чуть не вскрикнула от отвращения. В руках у дочки был большой черный усатый жук.
-Мэгги, - поморщилась она, - И как тебе только не противно держать его?
-Он - не противный, он - хороший, - возразила девочка, а у Элизабет мурашки побежали по коже, когда она увидела как та стала гладить насекомое по спинке указательным пальчиком, приговаривая, - Он такой послушный. Он так меня любит. Видишь, как он сидит смирно на ладошке!

Джек усмехнулся:
-Еще бы ему не сидеть смирно! Ты же ему ноги поотрывала.
-Правда, Мэгги, - удивилась Элизабет, - Зачем ты ему ноги-то оторвала?
-Чтобы не убежал, - ответила девочка, удивляясь такому глупому на ее взгляд вопросу.
-Женская логика, - воскликнул Джек и улыбнулся, увидев как Мэгги, сдвинув бровки, строго посмотрела на него, поскольку не поняла его слов, но поняла, что над ней смеются. Заметив, что и мама также заулыбалась и так же насмешливо смотрит на нее, она начала оправдываться.
-Если он убежит, то ему будет плохо, потому что он - хороший и он меня любит. А без ножек он никуда не убежит и будет со мной. И ему будет хорошо со мной.

Элизабет попыталась объяснить дочке, что та не права:
-Мэгги, но ему же больно, наверное.
-Элизабет, ты не понимаешь. Это для того, чтобы ему было хорошо, она оторвала ему ноги, - сказал Джек, еле сдерживая смех под пристальным взглядом дочки.
-Да! - воскликнула Мэгги, довольная, что капитан ее защищает. Но увидев, что мама продолжает насмешливо улыбаться и явно не согласна с ней, она, ободренная тем, что дядя капитан встал на ее сторону, гордо повторила его слова, - Мама, ты просто ничегошеньки не понимаешь!
-Ну конечно, - улыбнулась Элизабет.
Мэгги, поджав губки и решив, что разговор на этом закончен, резко развернулась и не спеша пошла прочь, поднеся закрытые ладошки к лицу и шепча что-то своему жуку.

Глядя вслед дочке, Элизабет спросила Джека:
-Мэгги мне говорила про какой-то странный обряд посвящения в пираты твоего сына, будто он взбирался на мачту и пил ром после этого.
-Было дело, - улыбнулся он.
-Не удивлюсь, если она вскоре попросит меня, чтобы ее тоже приняли в пираты.
-Не попросит, - убежденно воскликнул Джек.
Элизабет удивленно на него посмотрела:
-Это почему же?
-Потому что она уже МЕНЯ об этом попросила.
-И как же ты от ее отмазался? - полюбопытствовала она, - Ты сказал ей, что пиратов в юбках не бывает?
-Наоборот, - совершенно спокойно ответил он, - Я ей сказал, что она уже может считать себя настоящей пираткой.
Элизабет удивленно вскинула бровь.
-И почему же?
-Ведь она - дочь пирата и пиратки.
-И ты ей это сказал? - насторожилась она.
-Нет, - просто ответил он ,- Она меня об этом не спрашивала.

Элизабет на секунду задумалась, а потом спросила:
-Джек, скажи мне, почему ты так уверен в том, что я - пиратка?
Он взглянул на нее, усмехнулся, как ей показалось, печальной усмешкой и повернувшись к морю, стал смотреть на волны. Не глядя на Элизабет, он просто сказал:
-Потому что это так.
Она тоже повернулась лицом к морю и, встав рядом с ним, и, украдкой взглянув на него, подумала, что возможно это был благоприятный момент для того, чтобы вызвать его на откровенный разговор.
-Это не объяснение, - тихо сказала она.
Он продолжал с легкой улыбкой на губах глядеть на волны, потом сделал небольшой глоток рома и спросил:
-Что ты хочешь, чтобы я тебе объяснил? - и добавил про себя, - «… что ты единственная по-настоящему свободная женщина, которую я встретил за всю свою жизнь?»
Это было так, и ему не стоило большого труда понять это сразу после того, как он с ней познакомился, потому что он узнавал себя в ее стремлении жить так, как она считала нужным, не глядя на других, потому что он узнавал себя в ее безрассудных поступках.
«Мы с тобой как две капли воды», - сказал он ей в тот вечер на палубе «Разящего», когда они плыли на Исла-дэ-Муэрто, хотя сам тогда еще не осознавал окончательно насколько он был прав и насколько Элизабет отличалась от всех тех женщин, которых он встретил за всю свою жизнь. Ему потом понадобилось немало времени, чтобы признаться в этом самому себе и чтобы позволить себе восхищаться ею.

Аватара пользователя
piratessa
Сообщения: 2424
Зарегистрирован: Пн дек 01, 2008 10:12 pm
Реальное имя: Лида
Откуда: Италия
Благодарил (а): 201 раз
Поблагодарили: 60 раз
Контактная информация:

«Когда сбываются мечты...»

#72 Сообщение piratessa » Чт июн 28, 2018 12:15 am

-Джек, - начала Элизабет, пододвинувшись вплотную к нему и, лукаво улыбаясь, стала подлизываться к нему, надеясь разговорить его, - Объясни мне, глупенькой, почему ты считаешь меня в душе пираткой.
Он, не поворачиваясь, краешком глаза взглянул на нее и, заметив ее хитрый как у лисы взгляд, усмехнулся в усы, не спеша сделал еще один небольшой глоток рома, а потом повернулся к ней и, улыбаясь, проговорил:
-Потому что ты можешь запросто оторвать ноги человеку, а потом будешь убеждать его, что ты это сделала для его же блага.

Увидев неописуемое недоумение на ее лице от таких слов, он продолжил:
-Потому что ты делаешь то, что тебе хочется только потому, что тебе этого хочется, - говорил он, заманчиво ухмыляясь и прожигая ее насквозь своим взглядом, наступая на нее, отчего она невольно сделала шаг назад, - Потому что ты живешь по своим законам и по своим правилам. Потому что тебе абсолютно наплевать на мнения других, ведь ты считаешь, что ты всегда права во всем. Потому что ты никого и ничего не боишься. Потому что… - он вдруг остановился, внимательно посмотрел на нее и совершенно серьезно проговорил, - Потому что ты не боишься жить настоящей жизнью.

Элизабет не сразу пришла в себя от такой речи. Она продолжала смотреть на Джека буквально с открытым ртом, обдумывая его слова и поражаясь тому, насколько он хорошо ее понял. Она сама никогда в жизни не задумывалась над своими поступками, не задумывалась над тем, почему она делает так, а не иначе. А теперь Джек всего лишь парой простых фраз объяснил ей всю ее сущность. «Никто меня так не понял, как он», - пришло ей в голову, и ей даже показалось, что в действительности он знает ее лучше ее самой. В шоке от подобного открытия, она вдруг выпила из своей бутылки пару довольно больших глотков рома, как будто это могло помочь ей сосредоточиться и упорядочить свои мысли.

Джек с легкой улыбкой на губах наблюдал за ней, недоумевая по поводу того, какой эффект произвели на нее его слова, - «Неужели я сказал ей что-то новое для нее?», - но еще больше удивился когда она спросила:
-Это по-твоему и есть пиратство?
-Что ты имеешь ввиду? - поинтересовался он.
-По-твоему, для того, чтобы быть пиратом, достаточно поступать в жизни так как хочешь и жить по-своим правилам? - спросила она, - А как же насчет грабежей, убийств и тому подобного беззакония?

Джек рассмеялся, но про себя подумал, - «Либо она прикидывается, либо она действительно не отдает себе отчета в том, какова она на самом деле?»
-Готов поспорить, - начал он, все еще посмеиваясь, - Что на «Призраке» тебя боялись больше, чем самого капитана. Ведь ты запросто могла устроить бунт на корабле и укокошить Хантера, - он усмехнулся, - О, я бы не позавидовал бы тем матросам, которые плавали бы под твоим командованием.

-Это неправда, - возразила она, - Я бы никогда не смогла бы командовать пиратским кораблем, - ей самой эта мысль казалась такой абсурдной, - Я никогда и не хотела этого.
-Потому что ты не хотела этого, - подтвердил Джек, - А захотела бы, то смогла бы запросто, - и он улыбнулся, - Признайся, сколько раз мысль убить Хантера приходила тебе в голову за неделю, проведенную на «Призраке»?
«Тысячу раз», - подумала она, но вслух сказала, - Но ведь я его не убила.

-По одной простой причине, - ответил Джек с ухмылкой, но по его взгляду можно было подумать, что он видит Элизабет насквозь.
-По какой же? - полюбопытствовала она.
-Потому что с тобой была Мэгги, - просто ответил он, - И, несмотря на то, что я глубоко сомневаюсь в том, что ты - хорошая мать…, - он улыбнулся, заметив как она нахмурила брови, но потом совершенно серьезно добавил, - Ты можешь, не задумываясь, рисковать своей жизнью, но не жизнью Мэгги.
«Но я все равно не способна на убийство», - не соглашалась она с Джеком, и хотела было уже повторить эту фразу вслух, как вдруг вспомнила саркастическую усмешку Барбоссы: «Убили. А что вы дальше намерены делать?»

Ей почему-то стало весело. Словно Джек дал ей понять не то, что она действительно является пираткой в душе, а как будто он ей доказал, что она обладает какими-то сверхестественными способностями. Ведь он ей наглядно показал, на что она способна в этой жизни. Нет, не то чтобы она об этом раньше не догадывалась, просто она никогда над этим не задумывалась. А теперь она испытывала чувство гордости за саму себя, сходное с ощущением власти. Стараясь скрыть торжествующую улыбку на лице, она взглянула на Джека, но ее восхищение самой собой улетучилось в один миг, стоило ей заметить с каким умилением он смотрел на нее. Его едва заметная улыбка показалась ей очень уж снисходительной, как будто он умилялся над маленькой девочкой, гордящейся своими куклами. У нее опять создалось впечатление, что Джек видит ее насквозь.

Это разозлило ее, но она улыбнулась себе на уме, потому что ей пришла в голову мысль испытать Джека и посмотреть как он поведет себя в ситуации, покажи она себя настоящей пираткой, каковой он ее считает, и она лукаво спросила:
-Значит ты думаешь, что я - опасная пиратка, способная устроить бунт на судне, укокошить капитана и взять на себя его обязанности?
Джек улыбнулся:
-Я уверен в этом, цыпа.
Элизабет вдруг ни с того ни с сего выдернула у него из-за пояса пистолет и приставила его к его горлу.
-Раз ты так в этом уверен, то почему же ты не опасаешься, что я устрою бунт и возьму командование твоей обожаемой «Жемчужиной»? - в ее лукавых глазах плясали дьявольские огоньки, по ее лицу можно было подумать, что она вовсе не шутит, и как бы в подтверждение серьезности своих намерений, она добавила, - На которую я, надо сказать, положила глаз еще с детства, если тебе - всезнающему, это еще неизвестно.

-Мне это давно известно, - с трудом проговорил Джек с приподнятым вверх подбородком, поскольку Элизабет довольно сильно надавила холодным дулом на его челюсть. Глядя на нее сверху вниз из-под полуприкрытых век, он восхищался ею как никогда. «Пиратка!» - с восторгом подумал он, но решив, что пора заканчивать эту комедию, он вдруг ухмыльнулся:
-Лиззи, а тебе известно, что пистолет заряжен?
Как он и ожидал, Элизабет моментально отдернула руку, опустив ее, хотя в следующее мгновение поняла, что Джек не мог носить заряженного пистолета на поясе. Она уже хотела было рассмеяться над глупостью своей выходки, желая показать, что это была всего лишь шутка, как вдруг Джек, схватив ее за запястья, так сильно прижал ее к фальшборту, что она почувствовала боль в спине.

«Неужели он не понял, что я пошутила?» - подумала она, заметив его бешеный взгляд и усмехнулась:
-Ага, ты испугался и теперь запрешь меня в своей каюте как Хантер, выставив снаружи стражу.
-Цыпа, ты забыла с кем имеешь дело, - проговорил он с легкой угрозой в голосе, не показывая виду, что он тоже шутит.
-С капитаном Джеком Воробьем, - насмешливым тоном ответила она.
-Вот именно.
-И что с того? - спросила она, продолжая в том же тоне, пытаясь понять, что у Джека на уме. Шутит ли он или на полном серьезе решил показать ей, что она зря так поигралась его пистолетом на виду у его матросов.
-А то, - ответил он, - что я не собираюсь приставлять к тебе стражу, - и испепеляющим взглядом посмотрел на нее, - Потому что у меня свои методы укрощения строптивых бунтарок.
Каковы были эти методы она тут же поняла, поскольку он вдруг так властно поцеловал ее, что у нее перехватило дыхание. И она сразу же поняла, кто из них двоих тут командует. Но поцелуй был кратким. «Очень кратким», - с разочарованием подумала она, когда Джек отстранился от нее.

Посмотрев в ее глаза, он вдруг улыбнулся сияющей улыбкой до ушей, хотел было взять у нее назад свой пистолет, но с удивлением обнаружил, что его не было у нее в руке. Пистолет лежал на палубе. Это заметила и Элизабет, и, поняв, что невольно выронила его от такого неожиданного поцелуя, она чертыхнулась про себя
-Как просто тебя обезоружить, однако, - усмехнулся он и, наклонившись, поднял пистолет и, засовывая его к себе за пояс, спросил, - Хантер не пробовал использовать мои методы, надеюсь?
-О, нет! - ужаснулась Элизабет, представив себе поцелуй Хантера, при этом так брезгливо поморщившись, что Джек усмехнулся.

-Ааа, ты начинаешь ценить ром, - рассмеялся он, заметив, что бутылку она, в отличие от пистолета, не выпустила из своих рук.
-Вовсе нет, - возразила она, сама не понимая как так получилось. Невольно ее взгляд упал на проходящий вдалеке от них корабль. Он шел на всех парусах, вероятно надеясь скрыться как можно побыстрее из виду «Черной Жемчужины». Глядя на удаляющийся стройный силуэт красавца-фрегата Элизабет почему-то стало грустно.
«Ты не боишься жить настоящей жизнью, - повторила она в уме слова Джека, - Можно подумать, я когда-то жила настоящей жизнью, связанная по рукам и ногам в Порт-Рояле… - и мельком взглянула на него, - Да, вот он действительно не боится жить настоящей жизнью. Вот уж кто живет в свое удовольствие, так это - он.»

И у нее так защемило в груди от мысли, что она не может разделить вместе с ним его бесшабашную безумную жизнь, что, может быть, уже завтра вечером она должна будет сойти с его корабля. А стоило ей представить, что она будет смотреть с причала Тортуги на удаляющуюся к горизонту «Жемчужину» как смотрит сейчас на этот фрегат, ее охватила такая тоска и отчаяние, что она невольно приложилась к горлышку своей бутылки и выпила залпом столько рома, что у нее моментально всё поплыло в глазах.
Джек не мог заметить выражения ее лица, поскольку она отвернулась от него в желании скрыть свои эмоции, он только удивленно вскинул бровь, увидев какую добрую порцию рома она вдруг выпила за один раз ни с того ни с сего и как ухватилась за планшир, чтоб не потерять равновесие после этого. Надо сказать, что и волны в тот момент были немаленькие и качка постепенно увеличивалась, начиная с самого утра.

-Знаешь, цыпа, тебе уже небезопасно стоять на ногах, - сказал он и вдруг уселся прямо на палубу и, прислонившись спиной к фальшборту, протянул ей руку, приглашая ее сесть рядом с ним.
Элизабет передала ему свою бутылку и, придерживаясь одной рукой за планшир, другой с горем пополам стала собирать свои юбки. Увидев какого труда ей стоит сесть на палубу, не запутавшись в длиннющем подоле, учитывая к тому же качку и количество выпитого ею рома, он воскликнул:
-Это платье однозначно не подходит для плавания на корабле.
-Ты хочешь сказать, что мне надо переодеться в мужскую одежду? - усмехнулась она, с трудом усаживаясь рядом с ним.
-Нет! Что ты! - запротестовал он, - Я имел ввиду, что платье можно укоротить, - и, отдав ей ее бутылку, улыбнулся, - Слегка, - и, пододвигаясь к ней вплотную , добавил, - Чтобы тебе было удобнее.

Она посмотрела на него смеющимися глазами:
-Укоротить платье?
-Нет смысла укорачивать одно только платье, придется обрезать и нижнюю сорочку. Ты ведь в ней заплетаешься ногами.
Элизабет приподняла бровь и усмехнулась.

-О, миссис, извините, если я Вас смущаю разговорами о Вашем нижнем белье, - проговорил он в ответ вежливо-светским тоном, но при этом ненавязчиво положил свою правую руку ей на плечо.

Элизабет невольно улыбнулась. Она вспомнила как он точно также обнимал ее тогда на необитаемом острове. Намеренно сделав серьезно-оскорбленное лицо она воскликнула:
-Мистер Воробей! Кажется, я слишком трезвая для подобных разговоров.
Мгновенно поняв, на что она намекает, Джек, не задумываясь, ответил:
-Я согласен с тобой, цыпа.
Элизабет стоило большого труда не бросится ему на шею и не расцеловать его от нахлынувшего на нее счастья, когда он не спеша поставил бутылку рядом и стал подкручивать усы, глядя на нее туманным взглядом, нисколько не улыбаясь, а играя до конца свою роль. «Неужели он все помнит?! - ликовало ее сердце, - Неужели он не забыл и, как я, все помнит до мелочей?! Ведь столько лет прошло!».

Еле сдерживая слезы радости, она подняла свою бутылку и проговорила слегка надломленным голосом:
-За свободу!
Он снова обнял Элизабет, чокнулся с ней и сказав, - За тебя! - приложился к горлышку бутылки.
Элизабет, как и в тот раз, не стала пить, но по-другой причине. Она просто удивилась, - «Он не сказал «За Жемчужину»! … Он специально так сделал? Ведь видно же, что помнит все до мелочей».
Джек, увидев, что она не выпила, рассмеялся, а Элизабет, не в силах больше сдерживать эмоции радости, засмеялась ему в ответ.

Долго они сидели потом так, в обнимку, попивая ром, болтая о всяких пустяках, шутя и смеясь.

Ответить

Вернуться в «ФАНФИКИ С РЕЙТИНГОМ NC-17»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость