«Когда сбываются мечты...»

Архив любимых фанфиков с кинопортала

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata, Ekaterina

Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Ekaterina
Сообщения: 4051
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 3:43 pm
Благодарил (а): 79 раз
Поблагодарили: 162 раза
Контактная информация:

Re: «Когда сбываются мечты...»

#73 Сообщение Ekaterina » Сб янв 31, 2015 8:03 pm

-Мама, а Джек сегодня залазил на самую высокую мачту! На самый верх! - восхищенно сказала Мэгги.
«Когда это Джек взбирался на мачту? - удивилась Элизабет, а потом поняла, что та имеет ввиду брата, - Угораздило же Мэрилен назвать его в честь отца… Вечно я путаюсь, да и не я одна, наверное…»
-На самый верх?
-Да, он нисколечки не боится!… А я вот тоже высоты не боюсь!
-Ну это для меня не новость, - улыбнулась Элизабет, зная пристрастие дочери к высоким пальмам. И взглянув украдкой на капитана, заметила что он внимательно и с легкой улыбкой смотрит на дочь. Ей показалось даже, что он смотрит на нее с оттенком гордости. «Неужели у него есть к ней какие-то чувства? - с волнением подумала она. Потом у нее мелькнула искорка надежды, - Хотя почему бы и нет?… Ведь любит же он своего сына».

-А я тоже хочу залезть на мачту!
Элизабет не сразу нашлась что ответить на такое заявление дочери.
-Джек говорит, что оттуда так далеко видать! - продолжала девочка.
-Ничего оттуда не видно, - возразил ее брат, боясь, что Элизабет подумает, что это он наталкивает Мэгги на лазание по мачтам, - Сверху видно тот же горизонт как и с палубы.

Но Мэгги пропустила его слова мимо ушей.
-Мама, ну можно?
-Что можно?
-Залезть наверх, ну не на самый верх, а наполовинку хотя бы, - умоляла Мэгги.
Элизабет улыбнулась, увидев, что, как и на ужинах в Порт Рояле, ее дочка привлекла к себе внимание всех взрослых за столом.

-Отчаянная девочка! - то ли с восхищением, то ли с усмешкой воскликнул один из пиратов.
-Я сначала на самую маленькую мачту залезу, а потом… а потом ты увидишь, что я не боюсь… и тогда, можно я и на большую залезу?
За столом послышался одобрительный смех. Элизабет подумала с гордостью, - «А вы думали, что дочь светской дамы не может быть храброй?». Тут ей пришло в голову, что Мэгги к тому же и дочь пирата, и, взглянув на Джека, она увидела, что он, все так же улыбаясь, смотрит на девочку.
-Знаешь, Мэгги, - сказала она, - ты не у меня должна разрешение спрашивать.
-А у кого?
-У капитана. Корабль-то его, ты у него и спрашивай, - и, заметив, как Джек вскинул бровь, улыбнулась, - «Посмотрим, как он теперь отвертится».
Девочка задумалась на секунду, потом сползла с коленок брата, перелезла через лавку и неуверенным шагом пошла к капитану. Тот поставил кружку с ромом на стол и с легкой улыбкой на губах приготовился слушать подошедшую к нему и смотрящую в пол Мэгги.

В трюме повисла абсолютная тишина, было даже слышно плеск воды о борт корабля. Все с любопытством уставились на капитана и на его дочку, предвкушая что у них произойдет весьма занятный разговор.
Девочка две-три секунды набиралась храбрости, а потом, подняв голову, смело взглянула на отца и быстро проговорила:
-Дядя капитан, можно я залезу на мачту?
-Нет, нельзя, - не в силах сдержать улыбку, ответил Джек.
-Почему? - тут же спросила она.
-Потому что на мачты разрешается подниматься только членам экипажа, то есть матросам, а ты не матрос, ты - пассажирка.

Мэгги открыла было рот, но тут же закрыла, не зная что возразить на такую простую истину.
Элизабет удивилась, - «Мне бы в голову такое не пришло бы»
Но Мэгги не так-то просто было убедить.
-Тогда я стану матросом!
Джек рассмеялся, взглянул на сына, а потом на старпома:
-Гиббс, тебе это ничего не напоминает?
-Был у нас уже один девятилетний юнга. Не хватало нам теперь пятилетнего, да еще и в юбке! - воскликнул тот.

Мэгги, поняв, что слово «в юбке» относится к ней, стрельнула глазками в сторону старшего помощника.
-Понимаешь, Мэгги, - зацепившись за слова Гиббса, заговорил Джек, - ты не можешь стать матросом…
-Почему? - перебила его девочка.
-По одной простой причине… Ты разве видишь среди моих матросов женщин?

Мэгги немного помолчала, но потом упрямо возразила:
-Ну и что?
-Как что? - усмехнулся Джек, - Ты - девочка, а следовательно не можешь быть матросом.
И он спокойно ждал, что она на это ответит. Но потом чуть не рассмеялся, увидев как на ее сначала задумчивом и немного смущенном лице вдруг появилась еле заметная ухмылка. Нет, она не улыбалась, а лишь правый уголок ее рта чуть-чуть приподнялся вверх. «Моя дочь! - с восхищением подумал Джек, - И судя по всему у нее что-то на уме».
И он не ошибся. Мэгги спросила:
-А что можно пассажиркам?

«К чему она клонит?» - подумал он и, встретившись взглядом с Элизабет, непринужденно ответил:
-Практически ничего… Ходить по палубе, иногда бегать, спускаться в трюм.
-И всё?
-И всё… - не успел произнести он, как Мэгги его перебила:
-А крутить штурвал?
Гиббс так шумно хлебнул ром из кружки, что на него все посмотрели, в том числе и Элизабет.

-Ты же мне разрешил крутить штурвал! - воскликнула Мэгги.
-Ты стояла за штурвалом? - удивилась Элизабет. Она подумала, что это очередные выдумки ее дочери, но, взглянув на Джека, улыбнулась:
-Это правда?
-Она не стояла за штурвалом, а, как она правильно выразилась, она его крутила.
-Я повернула корабль направо! - похвасталась Мэгги.
-И чуть его не потопила! - воскликнул Гиббс.
За столом раздался всеобщий хохот. Капитан был в хорошем расположении духа, а потому и расмеялся вместе со всеми:
-Потопила - это громко сказано, а что повернула направо - это абсолютная правда.
-Когда корабль поворачивает на правый борт или когда он ложится на правый борт - это две разные вещи, - попробовал возразить старпом, бывший уже навеселе.

Джек воскликнул, вставая из-за стола:
-Кстати, Гиббс, сейчас - твоя вахта, - и добавил с улыбкой, - Я имею ввиду: твоя очередь крутить штурвал.
И пошел к трапу, ведущему на палубу.
Матросы стали подниматься из-за стола, понимая что ужин окончился. Уже через пять минут с капитанского мостика раздался голос старшего помощника:
-Поднять якорь!

Элизабет уже давно уложила спать Мэгги и, не зная чем заняться, ходила взад-вперед по полутемной каюте, освещенной одной единственной свечкой, и прислушивалась к голосам на палубе. Она вынужденна была признаться самой себе, что весь вечер ждала, пока Джек зайдет к ней. «Это же его каюта. Неужели ему ничего не надо? Неужели ему не нужны карты или еще что-нибудь?» - недоумевала она, отмечая, что среди полупьяных голосов матросов голоса капитана не было слышно.

«Может он молча стоит за штурвалом? - подумала она, - В конце концов, почему я не могу выйти из каюты? Почему я должна сидеть здесь взаперти? Ведь это не значит, что я бегаю за Джеком и вешаюсь ему на шею. Мне просто не спится, могу же я прогуляться перед сном». И, убедив себя таким образом в том, что у нее есть иной повод выйти на палубу, нежели поиски Джека, она открыла дверь и вышла наружу.

Несколько маслянных фонарей бросали причудливые тени от колышашихся на ветру снастей. Матросы, несмотря на то, что были слегка навеселе, выполняли обычную рутинную работу, закрепляя толстые канаты и меняя паруса по командам, доносившимся с капитанского мостика. Элизабет, услышав эти команды, не оглядываясь, c досадой поняла, что за штурвалом стоял старший помощник, а не капитан. «Значит Джек - в трюме… Ну и наплевать, я же просто вышла подышать свежим воздухом» - подумала она и пошла на нос корабля.

Облокотившись о фальшборт, она стала наблюдать за работой матросов, которые искоса на нее поглядывали. И ей стало не по себе от их косых взглядов, потому что ей показалось, что они смотрят на нее с нескрываемой насмешкой.
И только тогда она поняла, что же так смущало ее за ужином. Она поняла, что чувствует себя абсолютно чужой на «Черной Жемчужине», что не чувствует себя частью команды, как это было шесть лет назад на «Перехватчике», когда они вместе с Анной-Марией, Гиббсом и Уиллом обсуждали как им сражаться с пиратами Барбоссы.

Сейчас на «Черной Жемчужине» она ощущала себя временной гостьей, светской дамочкой, случайно попавшей в общество пиратов. А как она хотела бы быть такой же как они, быть пираткой, работать наравне со всеми, но только не быть чужой, не быть случайной гостьей. «Я - пассажирка, которой не разрешается залазить на мачты, - печально вздохнула она, - которая хотела бы стать стать членом экипажа, - и, усмехнувшись сама над собой, продолжила, - которая размечталась провести свою жизнь на этом корабле вместе с капитаном, - и с горечью добавила, - и которую этот капитан собирается высадить через пару дней на Тортуге.»

Ей стало так обидно от этих мыслей, что она почувствовала как у нее защипало в горле, и она еще больше разолилась на себя из-за этого, - «Возомнила себя пираткой, а сама готова разрыдаться из-за любого пустяка». Но не так просто было загладить горечь разочарования в своих надеждах. «Тогда, пять лет назад я мечтала только об одном: попасть на «Черную Жемчужину». Мне казалось, что этого было бы достаточно, чтобы остаться на ней вместе с Джеком, как будто это могло привязать его ко мне навсегда. Мне и в голову не могло прийти, что он захочет высадить меня в первом же попавшемся порту», - с тоской подумала она, но, увидев поднимающегося из трюма капитана, почувствовала, как у нее перехватило дыхание, и, резко отвернувшись, уставилась невидящим взглядом в темноту.

Она не слышала его шагов по палубе, но так отчетливо представляла себе, как он приближается к ней своей мягкой раскачивающейся походкой, что для нее не было неожиданностью услышать вскоре за своей спиной его веселый голос:
-Цыпа, тебе не спится?

Она повернулась и увидела, что он был более навеселе, чем за ужином. Он стоял перед ней, слегка раскачиваясь и ухмыляясь себе на уме. В руке у него была уже полупустая бутылка с ромом.
-Тебе не спится, цыпа? - повторил он свой вопрос, - Неужели тебя не устраивает капитанская кровать - самая удобная на всем корабле?
И, вскинув бровью и подняв указательный палец, как будто догадавшись о чем-то, он воскликнул:
-Ааа,… или тебя не устраивает отсутствие капитана в ней?
И улыбнулся такой обворожительной улыбкой, от которой у Элизабет больно кольнуло в сердце. «Он теперь сожалеет, что оставил меня одну в прошедшую ночь и упустил возможность поприставать ко мне. Чтож, у него осталось еще пару ночей, чтобы уломать меня, перед тем как высадить на Тортуге» - печально подумала она, но не подала виду, а, заставив себя улыбнуться, ответила.
-Меня вполне устраивает капитанская кровать, тем более отсутствие в ней капитана.

Джек посмотрел на нее с насмешливым недоумением:
-Все это отговорки, цыпа…
И, встав рядом с ней, прислонившись спиной к фальшборту, с нескрываемой усмешкой спросил:
-Почему же ты не спишь сладким сном на удобной капитанской койке, наслаждаясь отсутствием в ней капитана, а бродишь ночью по палубе в ожидании неизвестно чего… или кого? - и, хлебнув глоток рома из бутылки, посмотрел на Элизабет и, улыбнувшись хитроватой улыбкой, добавил, - И не первую ночь бродишь…

Элизабет вспыхнула и не сразу нашлась что ответить, по одной простой причине: потому что Джек был прав. Но, совладав с собой, она сказала:
-Не обольщайтесь на свой счет, капитан. Я всегда любила прогуляться и подышать свежим воздухом перед сном.
-Я это заметил, - вновь улыбнулся Джек, - давно заметил… Ах, как ты любила подышать свежим воздухом перед сном, ожидая меня лунными ночами на своей лавочке.

Элизабет разозлилась не на шутку не только на Джека, но и на себя, за то, что ей нечем было ему возразить.
-Спокойной ночи, капитан, - сказала она и направилась к каюте, но не успела сделать и пару шагов, как Джек усмехнулся:
-Так как там насчет тесемок?
Элизабет резко обернулась:
-Каких тесемок?
-Ну не будешь же ты будить Мэгги ради того, чтобы она помогла тебе развязать тесемки на платье, - воскликнул он и, увидев как она гневно стрельнула глазами и, ничего не ответив, пошла прочь, улыбнулся ей вслед и снова приложился к горлышку бутылки.

Аватара пользователя
Ekaterina
Сообщения: 4051
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 3:43 pm
Благодарил (а): 79 раз
Поблагодарили: 162 раза
Контактная информация:

Re: «Когда сбываются мечты...»

#74 Сообщение Ekaterina » Сб янв 31, 2015 8:04 pm

Зайдя в каюту, Элизабет взглянула на спящую безмятежным сном дочку. «Пропади он пропадом, а ведь он прав… всю дорогу прав», - выругалась она про себя и стала с трудом развязывать тесемки на спинке платья. Ей пришлось помучиться пару минут, прежде чем удалось раздеться самой.
Задув свечку и накрываясь тоненьким покрывалом, она почувствовала такую обиду и досаду на Джека, что ей вновь захотелось плакать.
«Если б он только знал… Если б он только знал, что я хочу остаться с ним навсегда, а не на пару ночей, - подумала она, но тут же возразила сама себе, - если б знал, то рассмеялся бы мне в лицо.»

Прислушиваясь к веселым голосам матросов, она подумала, - «А может плюнуть на всё? Глупо выдавать себя за целомудренную вдову, если я была его любовницей, когда была замужем… Можно подумать, если я буду строить из себя оскорбленную гордость, он влюбится в меня по уши и женится на мне.»
Она обняла спящую Мэгги и задумалась о том, что же ожидает ее в будующем, - «Вернусь в Порт Роял и буду ждать, пока Джек со своими пиратами промотает содержимое тех трех мешочков на Тортуге. Потом он приедет за мной, мы сплаваем до Кокосовых островов, он там снова наполнит золотом свой маленький сундучок и снова отправит меня в Порт Роял до следующего раза. А когда мне надоест быть его любовницей на одну неделю раз в году, то тогда я расскажу ему, как найти те три пальмы, и вправду выйду замуж за Норрингтона или уеду в Лондон, подальше от Карибского моря и его проклятых пиратов.»
От перспективы такого многообещающего будующего, ей стало так тошно на душе, что она даже не улыбнулась, услышав веселый голос капитана и послышавшийся затем пьяный хохот его матросов.

«Им смешно, - с досадой подумала она, - напились и радуются в предвкушении веселенького времяпровождения на Тортуге».
И, вновь услышав голос Джека, она прислушалась, пытаясь понять что он говорил, но ничего не могла разобрать и, представив его, стоящего в окружении смеющихся пиратов, ей так захотелось выйти на палубу, захотелось просто быть рядом с ним, пить вместе с ним ром и смеяться над его шуточками вместе со всеми. Она села на кровати и оглядела каюту, слабо освещенную тусклым светом висевшего снаружи фонаря, и усмехнулась про себя, вспомнив слова Джека «Почему же ты не спишь сладким сном на удобной капитанской койке, наслаждаясь отсутствием в ней капитана?».

Взглянув на пустой стол, она подумала, - «Невесело быть трезвым когда все навеселе… А может здесь в каюте затерялась где-нибудь бутылочка рома?» - и стала оглядываться по сторонам. Она даже хотела встать и открыть шкаф, но потом одернула себя, - «Не дай бог Джек узнает, что я напиваюсь в гордом одиночестве в его каюте! Да он же будет подтрунивать надо мной из-за этого до самой Тортуги»

И, снова прислушиваясь к смеху на палубе, она вздохнула, - «А ведь, казалось бы, что проще - выйти из каюты и подойти к ним…». Но стоило ей представить, как она подходит к смеющимся мужчинам, как они умолкают, удивленно посмотрев на нее, она усмехнулась, - «И потом я непринужденно улыбнусь им, возьму у одного из них бутылку, выпью разом добрый глоток рома, повисну у Джека на плече и весело спрошу: «Так над чем вы тут смееетесь?»… И все в ответ уставятся на меня как на идиотку.»

Она легла на кровать и обняв дочку, с горечью подумала, - «Да уж, я здесь чужая… случайная пассажирка».

На палубе снова послышался смех. Джек с легкой улыбкой оглядел своих хохочущих матросов, хлебнул пару глотков рома и, бросив задумчивый взгляд на темные стекла своей каюты, взбежал по трапу на капитанский мостик и, сменив Гиббса, встал за штурвал.

В это раннее утро почти все матросы спали после вчерашней пьянки, лишь капитанский сын да двое молодых братьев-близнецов слонялись без дела по палубе. Волны были небольшие, ветер был устойчивый и не менял своего направления, поэтому с капитанского мостика редко раздавались команды по смене парусов, и парни, не зная чем заняться, болтали о чем-то между собой, расхаживая от кормы к носу.

Джек Воробей стоял за штурвалом и задумчиво смотрел на горизонт. Он все утро старался заставить себя не ломать голову над вопросами, касающихся Элизабет, но ему этого не удавалось. Он пытался отвлечься, подумав о найденных накануне двух сундуках с золотом, но пришедший в голову вопрос: «А как же ей удалось найти место клада?», возвращал его опять к мыслям об Элизабет.

«Ну, насчет свадьбы с Норрингтоном она, конечно же, пошутила», - улыбнулся он, но тут же поморщился, вспомнив как Элизабет дразнила его при этом поцелуем и как отпрянула потом и надменно-презрительно посмотрела на него.
Но воспоминание о том, с каким нескрываемым восхищением она смотрела на него, когда он без рубашки откапывал клад и как покраснела, встретившись с ним взглядом, и, смутившись, отвернулась, вновь вызвало у него довольную улыбку на губах.

«Почему же она злилась вчера вечером? Ведь не свежим же воздухом подышать вышла, ведь меня же ждала, а стоило мне появиться, как отвернулась, думая, что я не замечу. А потом пыталась оправдаться и, разозлившись, ушла… Пять лет назад она, будучи замужем, бросалась в мои объятия, а, став вдовой, считает оскорбительным разговор про тесемки на ее платье», - недоумевал Джек.

Его мысли прервал вид Гиббса, шатающейся походкой поднимающегося на палубу. Следом за ним из трюма показались Оман и Майкл. Джек усмехнулся, глядя на них, прикидывая в уме сколько рому выпили накануне его матросы, празднуя найденный клад. «Одна Элизабет осталась трезвой, хотя по идее должна была выпить больше всех», - улыбнулся он, но тут же с досадой поймал себя на мысли о том, что, о чем бы он не подумал, все опять сводилось к Элизабет.

В этот момент он услышал доносящийся из каюты звонкий голосок Мэгги, а потом и увидел ее, выскочившую на палубу. Оглядевшись по сторонам и заметив своего брата на носу корабля, она бросилась бежать к нему со всех ног.
«Представляю, как он рад своему новому званию няньки», - подумал Джек, с сочувствием глядя на сына.

Следом за дочкой из каюты вышла Элизабет. Взглянув на нее, Джек почувствовал глухой толчок в груди, отчего и выругался шепотом, - Зараза, - но, поймав на себе ее взгляд, заставил себя улыбнуться сияющей улыбкой. Элизабет слегка улыбнулась ему в ответ, взглянула на Мэгги, разговаривающую со своим братом, постояла немного в нерешительности, а потом стала подниматься по трапу на капитанский мостик.

-Даже не осмеливаюсь спросить тебя, как тебе спалось, - весело сказал Джек подошедшей к нему Элизабет.
-Нормально, - пожала она плечами, стараясь не подать виду нахлынувшим на нее эмоциям. Поскольку это было не совсем «нормально» спать на его кровати, на его подушке, под его покрывалом, ощущая всюду его запах, который не давал ей покоя. Она должна была признать, что на кровати Хантера ей спалось намного лучше, ведь на «Призраке» ей не лезли в голову мысли о Джеке и воспоминания о проведенных с ним пять лет назад незабываемых моментов, которые вот уже две ночи как не давали ей уснуть.
-У тебя и вправду очень удобная кровать, - добавила она, ожидая что он опять начнет подтрунивать над ней, как вчера. Но Джек лишь улыбнулся в ответ и, взглянув на своего старпома, крикнул:
-Мистер Гиббс!
А когда тот повернулся к нему, спросил:
-Что-то не видно с утра Мартина. Он еще живой там?
-Вчера вроде был живой, - ответил старпом и стал спускаться в трюм.

Во время завтрака Джек увидел, что Элизабет себя чувствует уже более уверенно за столом, а не как вчера за ужином. «Быстро же она освоилась в новом обществе», - подумал он с легким разочарованием. Очень уж ему понравилось накануне наблюдать как она стеснялась его пиратов.
Но его разочарование улетучилось в один миг, стоило ему заметить, как Элизабет украдкой поглядывала на него. «Как будто ей хочется и колется, - улыбнулся он и, увидев, как она смутилась, встретившись с ним взглядом, и быстро отвернулась в ответ на его улыбку, подумал, - А потом уверяет меня, что любит подышать свежим воздухом перед сном».

Аватара пользователя
Ekaterina
Сообщения: 4051
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 3:43 pm
Благодарил (а): 79 раз
Поблагодарили: 162 раза
Контактная информация:

Re: «Когда сбываются мечты...»

#75 Сообщение Ekaterina » Сб янв 31, 2015 8:07 pm

Элизабет, не зная чем занятся после завтрака, бродила по палубе, наблюдая за работой матросов, а, дойдя до носа корабля, подошла к фальшборту и, заметив летучих рыбок, стала смотреть на них, как они, выскакивая из воды, расплавляли свои длинные переливающиеся всеми цветами радуги прозрачные плавники и, пролетев с пару секунд, ныряли в самую гущу рассыпающихся брызг, образуемых килем корабля. Вдруг она увидела аквамариновые спины двух больших рыб, одна из которых тут же выскочила на поверхность, позволяя разглядеть ее тупой нос и длинный, во всю спину, плавник, и, блеснув ярко-золотистыми перьями хвоста, звонко шлепнулась о встречную волну.

В следующую секунду обе рыбины почти синхронно повторили свой неуклюжий полет, преследуя свои маленькие жертвы, но изящные летучие рыбки казались намного быстрее и проворнее, и их не так-то легко было поймать.
Элизабет повернулась, собираясь позвать Мэгги, и увидела перед собой Джека, который, взглянув на разноцветных рыбок, улыбнулся:
-Изучаешь местную фауну?
Не обратив внимание на усмешку в его голосе, она спросила:
-Как они называются?
-Те, которые с тупым носом? Дорады, - равнодушно сказал он, - Могу попросить моих ребят наловить их на обед… большое лакомство, должен заметить…

Элизабет поморщилась. «Как можно убивать и есть таких красавиц?». Она вспомнила как Уилл всегда над ней подтрунивал, предлагая ей конину и расписывая какая она вкусная. Но она за всю свою жизнь не пробовала конское мясо, она просто не могла есть лошадей, которых обожала и которые ей казались самыми красивыми и самыми умными животными на свете.
-Нет уж, спасибо.
Заметив легкое презрение в ее голосе, он улыбнулся:
-Ты их уже пробовала… вчера на ужин… и так хвалила.

Элизабет не нашлась, что ответить, а стала просто смотреть на рыбок, и ей стоило большого труда не вздрогнуть, поскольку Джек пристроился слева от нее, вплотную придвинувшись к ней и прикоснувшись своим плечом к ее плечу. «Как будто ему места мало», - подумала она, еле сдержав улыбку, а вслух спросила:
-А летучие рыбки как называются?
-Так и называются… «летучие рыбки».
-Тоже большое лакомство? - спросила она, повернув к нему голову, но тут же отвернулась. Взгляд его черных глаз, так близко и так завораживающе смотрящих на нее, она не могла переносить спокойно.

-Бывают лакомства и повкуснее, - медленным и таинственным голосом произнес Джек, повернулся боком и, облокотившись на левую руку, в упор посмотрел на Элизабет.
-Например? - спросила она, не сводя глаз с летучих рыбок, чувствуя как у нее заходится сердце от его близости, и замерла, ощутив его горячее дыхание над своим ухом.
Он прошептал:
-Твои поцелуи.

Сердце вдруг оборвалось куда-то вниз, а потом бешенно застучало в груди, дышать стало не просто трудно, а невозможно. «Спокойно, Лиззи, - попыталась она прийти в себя, - Он тебя просто дразнит». И, глубоко и медленно вдохнув, она постаралась придать своему лицу равнодушное выражение, повернулась к Джеку, взглянула на него надменно и даже свысока и сказала:
-Джек, это - бесполезно.
-Что бесполезно?
-Приставать ко мне, - ответила она спокойно, но, не в силах больше совладать с собой, не выдержала и улыбнулась.
Он взглянул на ее улыбку, открывшую ее жемчужные зубки, и ответил:
-Я так не думаю.
Отругав себя, за то, что не может устоять перед его пристальным взглядом, она собрала последние остатки самообладания и усмехнулась:
-Да уж, отделаться от Джека Воробья невозможно: он пристает до тех пор, пока не начнешь его хотеть.

Эта фраза так рассмешила Джека, что он искренне захохотал на всю палубу, заставив всех матросов оглянуться на него.
-Хорошо подметила, - все еще посмеиваясь, воскликнул он, - Мало того… - и, одарив ее многозначительным насмешливым взглядом, продолжил, - к тебе, судя по всему, мне уже можно не приставать.
И, улыбаясь до ушей, он пошел прочь, а поднявшись на капитанский мостик, сменил Коттона и встал за штурвал.
Элизабет отвернулась и стала снова смотреть на летучих рыбок, но продолжала искоса поглядывать на Джека.
Он, казалось, не замечал ее, а с улыбкой наблюдал за тремя парнями, моющими палубу.

Двое светловолосых близнецов делали вид, что усердно драили веревочными швабрами дощатый настил, а капитанский сын зачерпывал за бортом ведра воды и выливал их на палубу, но каждый раз как будто нечаянно выплескивая немного воды прямо на ноги то одному, то другому. Причем, опустошив ведро, он не сразу же шел набирать новое, а важно расхаживался взад-вперед и, пародируя голос Гиббса и походку своего отца, выговаривал:
-Том! Ты забыл помыть вон ту доску!
-Сэм! Ты не вытер насухо!

Близнецы весело ухмылялись, наверняка придумывая как с ним расплатиться. И когда Джек поднял на палубу очередное ведро воды и уже было собирался выплеснуть его на ноги Сэму, сбоку подошел Том и, усердно скребя шваброй по доскам, вдруг вытянул ее чуть-чуть подальше. Джек так неожиданно растянулся на палубе, облив с ног до головы себя и Сэма, что захохотал не только Том, но и стоявшие неподалеку матросы. Поднявшись на ноги, оба парня бросились вслед за хохочушим Томом, и описали полный круг по палубе вокруг мачт, пока Гиббс не прегродил им дорогу.

Все трое разом остановились, и пошли продолжать работу, не переставая хихикать и обмениваться озорными взглядами.
-Ох уж, мне эта молодежь, - проворчал Гиббс, подходя к Элизабет. Но она увидела, что он ворчал только для виду, а на самом же деле завидовал их веселью.
-Как вы их отличаете? - спросила она, кивнув на близнецов.
-А чего их отличать? Они постоянно вместе. Когда их зовешь, то достаточно крикнуть «Том, Сэм» и оба оборачиваются, - сказал старпом, потом прибавил, - Если честно, то они немножко разные. Поживешь столько лет на одном корабле, так и не таких близнецов научишься различать… Кстати, вначале мы их в шутку звали «Тэм и Сом», но потом к ним эти имена не приклеились.

Гиббс немного помолчал, а потом усмехнулся:
-Вашу дочку здесь боятся больше, чем капитана.
Элизабет посмотрела на Мэгги, сидящую посередине корабля и раскладывающую около себя ракушки. Близнецы, дойдя до нее, не стали ее тревожить, а мыли доски вокруг нее. Было забавно видеть мокрую палубу и сухой островок, в центре которого сидела ничего не подозревающая Мэгги. Она так сосредоточенно раскладывала какой-то известный ей одной узор, что не обращала внимания на обходящих ее стороной парней со швабрами.

Элизабет хотела было уже позвать дочку, но в это время капитанский сын зачерпнул за бортом очередное ведро воды и, повернувшись, увидел этот сухой островок и так расхохотался, что Мэгги с удивлением посмотрела на него.
-Том! - крикнул он, - Ты плохо справляешься со своими обязанностями! - и указав на Мэгги, - сказал, - Да будет тебе известно, что палуба моется полностью, а не кружочками и островками, смекаешь? - И он сделал в воздухе театральный жест рукой, пародируя своего отца, насмешив этим всех на корабле.

Том усмехнулся. Но видно было, что он был в замешательстве, глядя на девочку, которая недоуменно смотрела по сторонам, не понимая почему все на нее уставились. Но потом, судя по всему, ему в голову пришла какая-то мысль, поскольку он улыбнулся и ответил:
-Еще как смекаю!
И, крепко отжав руками веревочную швабру, потряс ее немного в воздухе, распушив тем самым веревки, из которых она была сплетена, и, подойдя к Мэгги, стал усердно вытирать вокруг нее мокрые доски, которые тут же высохли на солнце.
-Где ты видел кружочки и островки? - победно глядя на капитанского сына, спросил он.
-А ты и вправду смекалистый, - согласился тот.

Мэгги надоело, что вокруг нее столпилось столько народу и ей мешают раскладывать узоры. Она встала, собрала в подол все свои ракушки и пошла на нос корабля, который был еще немыт. Ее брат от души рассмеялся, увидев озадаченные лица близнецов, недоуменно глядящих ей вслед, и весело крикнул:
-Мэгги!
Та обернулась.
-Не будешь ли ты так любезна перебраться на корму? Ее мы все-таки уже помыли.
-На корму? - переспросила девочка.
-На нее самую.
-А где это?
Близнецы дружно прыснули со смеху.
-Хватит ржать! Ей все-таки четыре года, - воскликнул Джек и рукой показал сестренке где находится корма.

Мэгги, проходя мимо него, воскликнула:
-Мне уже почти пять! - и, гордо вздернув вверх подбородок, пошла прочь, неся в подоле свои сокровища, а, подойдя к каюте, толкнула дверь плечом. Дверь не открылась.
-Мэгги, - вновь рассмеялся Джек, - это называется каюта!
-А где корма? - обиженно спросила девочка, заметив что все матросы на палубе и даже сам капитан посмеиваются над ней.
-Стой там где стоишь, там и есть корма, - не вдаваясь в подробности, ответил ее брат.
Насупившись, она уселась прямо перед дверью капитанской каюты и снова занялась своими ракушками.
Парни вскоре закончили мыть палубу, не забыв и про тот кусочек, на котором до этого сидела Мэгги.

Элизабет не спеша подошла к дочери и посмотрела на ее узоры. Потом прислонилась спиной к двери каюты и, услышав короткую команду капитана, стала наблюдать за матросами, быстро взбирающимся по вантам. А, взглянув на дочку, которая, забыв про ракушки и задрав вверх голову, с восхищением следила за своим братом, грустно улыбнулась. «Мэгги, ты тоже хотела бы остаться на Жемчужине… Ты тоже, как и я… родилась пираткой и останешься ей на всю жизнь», - печально подумала она, вспомнив слова Джека.

Мэгги, дождавшись, когда ее брат спрыгнул на палубу, тут же побежала к нему.
Элизабет скучно было стоять одной, а страсть как хотелось подняться на капитанский мостик, хотелось подшучивать и подтрунивать над Джеком так, как он подтрунивал над ней. Да и что скрывать, ей вообще хотелось быть рядом с ним, разговаривать с ним, ловить на себе его взгляд, быть причиной его улыбок и насмешек. Поэтому она, поколебавшись с минуту, решилась и стала подниматься по трапу а, подойдя к Джеку, встала по другую сторону штурвала напротив него, облокотившись на перила, и, загадочно улыбаясь, уставилась на него в упор. Он не отвел глаза и лишь усмехнулся в ответ.
-Паруса на горизонте! - раздался сверху крик Сэма.

Джек мельком взглянул на появившуюся спереди и справа по борту белую точку и, не придав этому особого значения, вновь посмотрел на Элизабет.
-Тебя не волнует что это за корабль? - спросила она.
Он пожал плечами:
-Я никого не ищу.
-Зато тебя ищут.
-Кто же?
-Как кто? Разве ты не находишься в розыске, как опасный преступник, по которому плачет виселица?
Джек посмотрел на нее с недоуменной ухмылкой.
-Да уже лет так двадцать, если я не ошибаюсь.
«Когда я только родилась, - ужаснулась Элизабет, - Неужели у нас с ним такая разница в возрасте? - подумала она, но, оглядев его с ног до головы, невольно улыбнулась, - Ну и что с того? Он ведь такой красавчик!»
От Джека не скрылось как она смерила его взглядом, а потом удовлетворительно улыбнулась и он в ответ на это сказал:
-Тебя, я вижу, не смущает общество опасного преступника, по которому виселица плачет.

Она не отвечала, и он взглянул на проходящий вдалеке парусник, достал подзорную трубу и, посмотрев в нее, не мог не усмехнуться:
-А ты была права… Это - твой будующий муженек.
Элизабет мгновенно поменялась в лице и, повернувшись к «Разящему», задумалась, тревожно глядя на белые паруса, - «А ведь ни Джеймс, ни отец не знают, что с нами случилось, не знают, что Уилл погиб.»
-Хочешь посмотреть? - спросил ее Джек, протягивая ей трубу.
Она в ответ лишь печально мотнула головой.

-Это - «Черная Жемчужина», - сказал командор Норрингтон, опуская подзорную трубу, и посмотрел на Уилла.
«Джек! - подумал тот, - Мне надо с ним поговорить!».

Ответить

Вернуться в «Архив фанфиков»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость