delomelanicon - Загадка серебряных пуль

Фанфики с рейтингом NC-17 НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ЧИТАТЬ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ. Предупреждаем авторов, что размещение таких фанфиков в общем разделе запрещено.

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata, Ekaterina

Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: delomelanicon - Загадка серебряных пуль

#25 Сообщение Li Nata » Сб дек 05, 2009 12:15 pm

Дочь пиратки.Не богатой дамы из приличной семьи,а самой настоящей морской разбойницы.

-Почему ты не говорил?
-Я же знал,как ты относишься к пиратам.Чтобы ты сделала узнай это раньше?Наверняка сбежала из дома,прихватив отцовскую шпагу.Ведь так?
-Так.- Элизабет и не знала,что говорить.Всегда она искала какое-то объяснение своей тяги к приключениям,и вот оно нашлось.Такое простое и понятное.
-Прощай,моя девочка.Мы с тобой обязательно еще увидимся,но я надеюсь,это случится очень нескоро.Знай,что я горжусь тобой.Ты не стала леди.Я не могу одобрить твой выбор – мистер Суонн покосился на пиратского капитана,нежно обнимавшего дочь – но это твой выбор,и я буду считаться с этим.Только не бросай Порт-Роял.Этот город – моя жизнь,а Бекетт творит там,что хочет.Позаботься о себе.А мне пора.Расскажу Энни,какой ты стала.
Не плачь – предупредил он ее слезы.- мы обязательно встретимся. - С этими словами и без того призрачная тень окончательно растворилась в тумане

-Идем, Элизабет. – Джек,и сам в глубокой задумчивости,поволок девушку обратно на корабль.Да,кого только не встретишь в царстве Мертвых.Воробей смотрел на лицо любимой девушки.Лишь одинокая слезинка скатилась по нежной щеке.

-Я убью его – решительно произнесла Элизабет,даже не уточняя кого.Это и так было понятно.
- Я же говорил,что ты – пиратка.- пробормотал Джек,наблюдая как матросы поднимают якорь.Капитан занял свое место возле штурвала.А Элизабет заняла свое место – возле капитана.

Белое и черное.

Можно было сказать, что им повезло. И даже очень. Не каждый корабль так легко выскальзывает из края мертвых. Встреча с отцом Элизабет – единственное, чего их удостоила судьба. В этом и была главная загадка и опасность тропы мертвых - увидеть и узнать то, что не полагается знать живым. Не всегда люди выдерживали это испытание. Много душ таким образом забрала долина смерти, как еще называли тропу.

После дня плавания серый туман исчез без следа, как будто его никогда и не было. Джек разговаривал с Гиббсом ,из их чисто навигационной беседы Элизабет мало что поняла, уловив лишь название какого-то порта – Купанг. А может и не порта. Девушка чувствовала себя ни во что не посвященной девочкой ,но из чувства собственного достоинства сохраняла умный вид. Джек выглядел серьезней обычного ,хотя, скорее всего это изображал. Поймав скучающий взгляд девушки ,пират насмешливо, но без ехидства, ей подмигнул.”Ну вот, теперь он еще и думает, что я ничего не смыслю в их бреднях” – со злостью думала Элизабет. Наконец ,разговор моряков завершился. Гиббс, как всегда не понятно, выкрикнул матросам пару указаний и с видом несправедливо обвиненного святого поплелся к штурвалу. Джек в очередной раз заметил озабоченное непонимание на лице девушки и ,безо всяких объяснений ,схватив за руку, потащил к себе.

-Ничего не поняла, цыпа?
-Скажем … да. Может растолкуешь … по старой-то дружбе?
-Иди сюда.

Джек уже сидел за своим столом ,отпирая небольшой деревянный сундучок, в котором под замком хранил свои карты. Хорошая карта – вещь редкая. А у Джека их было много ,притом все неплохого качества ,да еще и с собственными пометками хозяина. Иногда он откровенно развлекался, изображая на пропитанной ромом бумаге чертиков, пририсовывал тритонам, издавна украшавшим морские карты, интересные детали и части тела ( смекаете ,какие? ) ,а иногда бывал совершенно серьезным ,добавляя неотмеченные острова ,растущие города и удобные бухты и гавани. В общем развлекался как мог .Каков хозяин, таковы и карты. И так можно было сказать о любой веще капитана Воробья.

У Джека в каюте не было большого выбора относительно места для сидения. Либо на кровать ,задвинутую в самый дальний и темный угол комнаты ,либо на стул ,уже занятый капитаном.

-Очень мило ,Джек. И куда мне прикажешь сесть?
-Ну …Джек молитвенно сложил пальцы ,долгим, останавливающимся на каждом предмете , взглядом окинул каюту и расплылся в своей неповторимой ,как у дьявола ,улыбке.
-Возможно тебе будет удобно рассматривать здешнюю местность ,расположившись у меня на коленях? Улыбка стала невинной ,почти кроличьей ,а взгляд многообещающим.
-Эх, если нет других предложений ,мне придется.

Элизабет бочком проскользнула между столом и пиратом и легко приземлилась на колени Джека. Его рука немедленно опустилась на плечо девушки. А Элизабет вдруг поняла простую, как пробка, вещь. Она желала его с того самого момента ,как рука умудренного жизнью пирата оказалась на плече молоденькой девушки. А с той секунды, как она бросила его погибать ,оставляя на губах пирата свой вкус, она хотела быть с ним. Всегда.

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: delomelanicon - Загадка серебряных пуль

#26 Сообщение Li Nata » Сб дек 05, 2009 12:16 pm

Воробей разложил перед Элизабет небольшую и изрядно потрепанную карту. Беглым первым взглядом девушка заметила знакомую точку – Сингапур .В округе было множество мелких островов, названия которых были несомненно дополнены Джеком.

-А теперь , Лиззи , позволь мне вести тебя в курс дела. Он выглядел очень для себя серьезно, и Элизабет приготовилась внимательно слушать. В такие моменты Джек всегда рассказывал много интересного и правдивого. Но такие моменты и впрямь бывали редко.
-Барбосса великодушно поведал мне о происходящем в мире. Он, оказывается, кинул клич среди пиратов, и скоро будет совет. Бекетт - пират недовольно поморщился – об этом узнает, если его уже не известили. Поскольку достопочтенный лорд видит перед собой цель перевешать всех пиратов, он наверняка там появится…
-Причем не один, да ? – Элизабет рисковала , говоря что-то и прерывая Джека.
-Правильно думаешь, цыпа. Вот поэтому и надо что-то делать.
-И что же мы будем делать ? – осведомилась девушка.
-Спать – отрезал пират. – А думать будем завтра. И, кстати, смотри.

Он указал на крошечную точку на карте, подписанную мелким, наклонным почерком, показавшемся Элизабет красивым и соответствующим Джеку.
-Это Купанг .Один – Джек сделал неопределенное махательное движение рукой – из самых дальних островов. Там удобная бухта и большая пещера, смекаешь ?
-Значит будем думать в пещере. Отлично. И долго нам туда плыть ?
-Дней пять. – Джек отвечал не думая, как будто давно все подсчитал. – но мы еще зайдем в Манадо, запасемся провизией, заодно разузнаем - не слышно ли чего о флоте злобного британского лорда

Воробей вознаградил себя за пространную речь хорошим глотком рома. Элизабет еще раз внимательно посмотрела на карту. Ей представился огромный подземный зал, заполненный пиратами всех стран и морей. Но только на секунды . Все мысли девушки были о рассказе отца. Теперь у нее никого не было. Отец с юных лет заменял ей мать. Он всегда был рядом, всегда был готов сделать что угодно, лишь бы на милом девичьим личике не гасла улыбка. Он и слова не говорил , когда маленькая Элизабет вбегала в его рабочий кабинет и устраивала там разгром в бумагах и документах. Он никогда не ругал ее за поздние возвращения – девчушка любила бродить возле моря, отлично зная, что ее – дочь губернатора – даже пьяный не тронет. В то время как ее подруг за такое наказывали строгие и чопорные матери.

У Элизабет единственной не было матери. Лишь несколько совсем детских воспоминаний хранилось в памяти, да потускневший портрет в кабинете отца. Больше от Энни Суонн ничего не осталось. Элизабет любила рассматривать портрет матери. Она была изображена в бальном платье золотистого цвета, очень шедшего к светлым волосам, с роскошными украшениями на руках, груди и в высокой прическе. Красивое благородное лицо с приветливой, но холодноватой улыбкой. И эта женщина была пираткой, грабившей корабли, отчаянно сразившейся в битвах и жившей с пиратом ? Непохоже.Но была в карих глазах нарисованной красавицы какая-то чертовщинка. Эта чертовщинка несомненно передалась дочери. И эта искорка позволяла Элизабет сейчас лежать в объятиях пиратского капитана и совершенно не стыдится.

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: delomelanicon - Загадка серебряных пуль

#27 Сообщение Li Nata » Сб дек 05, 2009 12:17 pm

И не было между ними ничего такого. Просто на Жемчужине не было столько кают. В одной из них царствовала колдунья. Джек только недовольно вздохнул, когда увидел , во что Дальма превратила маленькую часть его корабля, но препятствовать не стал. Еще одну пришлось отдать Барбоссе . Он вел себя достаточно мирно , да и с капитаном заключил вполне выгодный для обеих сторон договор – никто из них не пытается убить друг друга. Оставалась еще одна каюта, но она всегда принадлежала Джеку. Уилл, тихо чертыхаясь под нос, убрался в кубрик, где и занял гамак в темном, сыром углу – другого матросы, при всем уважении, не дали.

Воробей предложил Элизабет свою каюту с условием, что девушка не будет его оттуда выкидывать. А Элизабет и не думала. В морях Востока тепло, но ночами бывает холодно. Поэтому и еще по ряду других причин, девушке было гораздо приятней спать под одним одеялом с Джеком, чувствуя свою защищенность. Какой бы храброй и смелой она не была, любой иногда хочется побыть слабой и беззащитной. За пару дней и Джек, и Элизабет привыкли делить постель, девушка приноровилась даже устраиваться на мускулистом плече пирата. И никогда ее сон не бывал так сладок и приятен…

Самым странным во всем этом для Элизабет было поведение Джека. Он не пытался к ней приставать ил грубо взять то, что ему она же и обещала. Новым ощущением для девушки было то, что тело ныло, в ногах ощущалась слабость, стоило Джеку погасит последнюю свечу и забраться на кровать. А ведь она давно была уверена в своем чувстве и желала утолить проклятое любопытство. Узнать, как это ? Понять, что значит быть женщиной. Просто все не было момента, так и не появилось тех многих свободных часов, которые понадобились бы, все время о себе напоминали Дальма, Барбосса, Уиллл … Элизабет понимала, что в будущем придется мириться с постоянным присутствием кого-либо, но ей чисто по-женски хотелось , чтобы первый раз произошел в их полнейшем уединении.

Вот такие замечательные мысли посещали прелестную головку губернаторской дочки . Джек никогда не переставал и не перестанет ее удивлять. Вот и сейчас, перед тем, как заснуть, он повернулся к ней и нежно поцеловал. А потом шепнул “Спокойной ночи, моя пиратка” , сжал девушку в объятиях и заснул. Элизабет размышляла, пытаясь уснуть “Ладно, я – пиратка, и мать у меня такая же. А Джек? ”

Он никогда не говорил о своем прошлом, кем был и кем родился. А девушка не пыталась расспрашивать. Зачем ? Чтобы нарваться на очередную красивую выдуманную историю или обычное молчание. Захочет , сам расскажет. И с такой простой мыслью Элизабет стала засыпать, как можно ближе прижавшись к своему капитану.

Наступало очередное утро. Был тот редкий случай, когда Элизабет проснулась раньше Джека. Девушка пролежала минут пять – ровно столько ей понадобилось, чтобы понять, что она уже не заснет. Стараясь не разбудить Джека, она стала выбираться из кровати. Было очень раннее, прохладное утро. Солнце дарило земле свои первые лучи. Элизабет накинула камзол и вышла на палубу. Стройная мужская фигура двигалась между покачивающимися фонарями, гася одну свечу за другой. Уилл обернулся на стук каблучков ее высоких сапог. Она не рассчитывала оказаться на палубе не одна в такой час.

- Доброе утро, Уилл. Элизабет попыталась справиться с непонятно откуда появившимся волнением. Уилл печально рассматривал бывшую невесту, напоминая себе, что невеста именно бывшая. О полурасстегнутая рубашка, и небрежно, только что накинутая, одежда наводили на очень определенные и неприятные ему мысли.

После окончательного разрыва с Элизабет, Тернер избрал для себя вид благородного юноши с чувством достоинства и целым списком принципов. Он не собирался уговаривать девушку вернуться, ведь ему нужна была ее любовь, которая прошла и которой, может, никогда и не было. Он понял, что что-то случилось еще тогда, на острове Креста. Когда первый раз встретился взглядом с невестой после вынужденной разлуки, казавшейся ему вечностью. В тюремной камере он оставлял хрупкую девушку в подвенечном платье, а встретил пиратку. Уилл никогда не любил не пиратские истории, ни пиратов, никогда не интересовался ими. Перед ним всегда были четкие горизонты и обдуманные планы. И всегда перед ним маячила она. Тернер был готов на нее молиться, готов был делать что угодно, лишь бы вздорная губернаторская дочка обратила на него внимание. Потом они встретили Джека. Он всегда смеялся над юношей, выставляя его на посмешище , а Элизабет он заставлял краснеть и опускать глаза. Уилл так и не узнал, что они делали полдня на острове. Но это перестало быть важным, когда его мечта исполнилась жарким солнечным днем казни пирата Джека Воробья. Совесть не позволила Уиллу остаться дома, а заставила идти и спасать корсара. Он был склонен полагать, что именно влияние пирата помогло ему признаться в чувствах к Элизабет, да еще при ее отце и женихе. И она выбрала его.

Только теперь Уилл понимал, в чем дело. И эти полгода до свадьбы, шесть месяцев прогулок у моря, шесть месяцев приемов, на которых пара своим видом показывала, что им нет дела до мнения общества. Только теперь он понимал, что это ЕЙ было все равно, а не ему. Уилл пытался вести себя как джентльмен, кланялся и источал любезность. В день свадьбы самым главным чувством молодого человека был стыд. Ему было стыдно, что его, почти мужа дочки губернатора, у всех на глазах ведут в кандалах, что треуголка надета неровно и костюм совсем промок. Первый раз в его счастье вмешался пират. Из-за него они оказались под арестом. Уилл и думать забыл о Джеке, особенно, после исчезновения Норрингтона. После того памятного дня, Джеймс три месяца носился по всей Атлантике в попытке нагнать Жемчужину, погубил несколько королевских с кораблей и , не дожидаясь приказа, сам ушел в отставку. После , его никто не видел.

Сначала Уилл думал, что лорд Бекетт – это новый командор Норрингтон. Но он оказался абсолютно другим, холодным, расчетливым и корыстным, привыкшим пользоваться людьми. А Уилл был готов на все, лишь бы спасти свою Элизабет и жениться. И вся эта беготня по островам, и пребывание на Голландце – все это было ради тихого семейного счастья. В итоге появилась еще одна святая цель – вызволить отца , чтобы он мог присутствовать на свадьбе сына. Уилл достал ключ и сумел выбраться на остров, почти ненавидя Джека Воробья. И когда он обнял любимую девушку, то почувствовал едва уловимый , но такой мерзкий запах рома.

Все менялось. Сидя в шлюпке возле гибнущего судна, Уилл кипел от ярости. Пират отнял у него все : честь, репутацию и любовь. Разве недостаточно, чтобы смертельно возненавидеть человека ? Но он продолжал любить Элизабет. И потащился бы он за причиной своих несчастий, если бы не ее настойчивые просьбы – Уилл, как любая тонкая мужская натура, не выносил женских слез. И какое-то время он думал, что все по-старому, и она его по-прежнему любит. Уилл все всматривался в глаза девушки, которая, казалось, его еще любила. Но она уже давно любила других. Зыбкое равновесие в один миг было разрушено ее решение. И Тернер очень четко для себя уяснил, что сделать ничего не сможет. Как бы он не любил Элизабет.

В это утро Уилл бы очень ранней птахой. Еще с темноты он блуждал по палубе, потом стал гасить фонари. И тут на палубе полуюта появилась она и одним взмахом ресниц разрушила его счастливое уединение.

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: delomelanicon - Загадка серебряных пуль

#28 Сообщение Li Nata » Сб дек 05, 2009 12:18 pm

- Доброе утро, Элизабет. Они обменялись фальшивыми любезными улыбками. Повисло неловкое молчание. Им было нечего сказать друг другу. Девушка просто рассматривала Уилла, все больше убеждаясь : слава богу. И прав был Бекетт, заметивший в событиях провидение и поворот судьбы. Элизабет была рада, что обстоятельство сумели вовремя ее остановить. Сейчас в ней все более укреплялось понимание того факта, что она никогда не любила Уильяма Тернера …

Элизабет Суонн всегда любила сказки. Сказки эти – захватывающие истории о знаменитых пиратах, несметных сокровищах и вечной любви. Она никак не могла решить, что нравится ей больше: леденящие душу легенды корсаров ил романтические бредни, в которых добро всегда побеждает, а прекрасный юноша увозит любимую от всех бед на белом корабле. А больше всего ей нравилось то, что запретно. Ей не разрешали гулять – она рвалась на улицу, ее заставляли носить корсет – она его ненавидела. Много чего она ненавидела. Ненавидела приемы, ненавидела этикет, правила, устои общества и само это общество. Галантных и изысканных, но таких обычных мужчин, правильных и чопорных до мозга костей, вечно сплетничающих дам. А Уилл Тернер был исключением. Он всегда пытался доставить ей удовольствие, девочка захотела фехтовать – он научил ее и специально для нее выковал шпагу. Легкий стальной клинок с серебряным эфесом стал подарком на 15-летие девушки.

В тот год губернатору понадобилось на месяц скататься в Лондон. Серые громады дворцов, страшная грязь улиц, окутанные туманом Темзы. Английский пейзаж показался бесцветным и убогим ей, всерьез считавшей своей родиной Ямайку. Удивительным открытие стал старинный особнячок на Парк-Лейн, перед которым отец почтительно склонил голову и прочел лекцию о молодых годах, о своей жене Энни, которая здесь и родила дочь. И двор короля, при всей театральной пышности и богатых нарядах придворных, был безжизненным. Элизабет было очень трудно удерживать язык за зубами и воздерживаться от язвительных комментариев.

Поездка была примечательной благодаря еще одному событию – именно на скучном королевском рауте девушка впервые услышала о Джеке Воробье. Лихой пират из далекой Вест-Индии потрясал Лондон. Его пытались поймать. Ну, поймали. Ну, поставили клеймо. А птичка таки упорхнула из клетки. И разграбленные Нассау, и пропавшие агенты короля – все это зацепило девушку. Она пыталась выяснить о пирате еще что-нибудь , и еще, и еще…

Месяц затянулся на почти полугодовое отсутствие губернатора в своих владения. Надо было возвращаться. Элизабет рада была вернуться в жаркие карибские дни и ночи, которые она обожала проводить за чтением при свечах. Читая, взахлеб, с раскрасневшимися щеками, читая о безумном Джеке, втайне надеясь его увидеть. За время пребывания в Лондоне, девушка повзрослела, вытянулась и оформилась. И длинноволосый кузнец, с которым не очень-то разрешали общаться, был ей наиболее интересен.

После первого своего приключения Элизабет осмелела и шокировала все приличное общество своим выбором. И полгода никого для не было милей, чем кузнец пиратского происхождения, такой мужественный, такой благородный ! И лишь иногда, особенно жаркими и душными ночами, она вспоминала капитана Джека Воробья. И сидя на своем балкончике, она смотрела на бархотно-черное небо, усыпанное звездами, и видела сверкающие глаза пирата. Все изменилось. И свадьба казалась ей дурным сном, и Уилл – совсем не тем человеком, с которым она могла связать свою судьбу и подарить сердце.

Никакой радости от встречи с Уиллом она не испытала. Если раньше они говорили о своих чувствах, то теперь говорить было не о чем. Ей было бесконечно жаль его, но она не могла ему помочь. Ведь единственным лекарством могла быть лишь ее любовь.

Взгляд его коснулся рубашки Элизабет. Девушка не вовремя вспомнила, что застегнула ее очень … неаккуратно. Про себя вздохнув, она подумала “ конечно, теперь он будет считать, что я спала с Джеком. Пусть так и считает, если ему так хочется” . Элизабет посмотрела на него и испугалась его взора. Такого взгляда – страшного, мстительного, ненавидящего – ей не приходилось замечать на его лице.

- Уилл , с тобой все в порядке ? Девушка приложила все возможные усилия, чтобы голос был естественным в своей чуткости и внимательности.
- Да, мисс Суонн. Я в полном порядке. – Уилл отчеканил каждое слово и , развернувшись, стал спускаться по узкой лесенке.

Элизабет перевела дух. Конечно, он зол, ему обидно и больно. Ей с ним быть не суждено, но не хочется терять друга детства. За спиной девушки возник Джек.
- Уже встала, девочка моя ? – как всегда бодрый, веселый и отдохнувший. Глаза блестят в предвкушении чего-то, и от этого блеска ей стало гораздо лучше.
- Да. Сейчас наверное очень рано и мне совершенно нечего делать – немного нараспев произнесла Элизабет, наблюдая как Джек сверяется со свои компасом.
- Ну – он с треском, достойным испанских кастаньет, захлопнул высокую крышку и подвесил коробочку назад, на пояс – вот я думаю иначе. Сегодня будет длинный и очень интересный день. Хотя кому как.
- Это почему ?
- Будет ли тебе интересно бродить по маленькому, совершенно и абсолютно непрезентабельному селению в поисках таких простых, но необходимых нам предметов – еды и рома. И , главное – он наставительно поднял указательный палец – это ром. Да и , как я говорил, неплохо что-нибудь разузнать. Ты ведь не отстанешь ?
- Конечно, нет .Джек – она немного помедлила – ты по дороге Уилла не встречал ? С ним что-то происходит и я не хочу …
- О да .- Джек откинулся на поручни, мало заботясь о штурвале . – он пролетел мимо меня и явно имел намерение заколоть или перестрелять всех подряд. И что он бесится ?Евнухам такие девушки не положены.Завершив это высказывание, он отошел от борта и через секунду опустил руки на штурвал.

-Это какие же девушки ему не положены ? – кокетство навсегда останется частью души Элизабет, проклятая женская натура так и пела.
- Красивые, умные и свободные - Джек, как и любой капитан, всегда хорошел, стоя у штурвала своей любимой девочки – Жемчужины. - прям как ты, любимая.Воробей одарил девушку самой лучезарной улыбкой, за что немедленно был вознагражден недолгим, но таким приятным поцелуем девушки. На противоположной палубе полубака хрустнуло дерево. Уилл. А Джеку было все равно. Как часто в последнее время ему приходится управлять кораблем одной рукой – вторая нынче неизменно обнимает светловолосую девушку.

Так они и провели все утро. Элизабет училась управлять судном. Это было магическое ощущение – чувствовать как жемчужина повинуется каждому движению, то поворачиваясь чуть правее, то немного левее. Недаром этот корабль считается самым быстроходным и маневренным среди всех парусников. В такие минуты девушка как никогда понимала и разделяла любовь Джека к кораблю. Это была власть – власть над судном, власть над миром, власть над временем. Да, в такие моменты весь мир принадлежал им двоим.


Солнце давно уже перевалило за горизонт, когда Жемчужина пришвартовалась в маленькой гавани, вокруг которой располагался небольшой городок. Благоразумно, как всегда, Джек пригласил и Барбосу прогуляться по поселению Договор договором, а от такого можно ждать чего угодно. Уилла же он сдал на попечение Дальмы. Бедный мальчик. Элизабет украдкой заметила, как колдунья хищно улыбается, тонким пальчиком маня к себе Тернера. Тот только сокрушенно опустил голову и поплелся в каюту шаманки.

Три ил четыре часа Джек, Элизабет, Барбоса и Гиббс бродили по удивительно шумным и пыльным улочкам. Девушку удивило, что как только началась закупка всего необходимого, Джек скинул с себя половину всех манер, проверял каждый ящик и торговался до последнего пенни. Завершающим пунктом было посещение таверны, но здесь Элизабет благоразумно поспешила удалиться и вернулась на корабль вместе с Гиббсом.

Она уже знала, что к ночи они поднимут паруса, чтобы исчезнуть в южном направлении. Джек был совершенно прав. Ничего особенно интересного в городишке не было, да и ноги безумно устали от ходьбы по совершенно раздолбанным улицам. Поэтому Элизабет добрела до кровати и свалилась, намереваясь поспать пару часов.

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: delomelanicon - Загадка серебряных пуль

#29 Сообщение Li Nata » Сб дек 05, 2009 12:19 pm

Джек не привык церемониться с женщинами и всегда делал, что хотел, ни о чем не задумываясь и ни в чем себе не отказывая. Так поступал он всегда и на любые вопросы женщин и девушек, еще дремавших после бурной ночи, отвечал предельно просто и ясно – море - моя единственная любовь. И это , до поры до времени, было чистой правдой. Потом в жизни появилась вторая любовь – Жемчужина. Ром и женщины стали лишь удачным дополнением к вышеперечисленному. Много было выпито рома за эту жизнь. И женщин было немало. Все они – шлюхи ,дочери торговцев, купцов, офицеров, знатные замужние дамы – падали в объятия за один скорый, но такой пронзительный взгляд Джека Воробья.

А потом ветер е верный компас привели капитана в Порт-Роял. Про себя он всегда именовал ее девчонкой. Она была не такая как все, кого он знал. Она его задела. Она заставила его замолчать и вести себя по-другому. Элизабет всегда была разной, прошла пара секунд – и вот она уже совсем другая. И когда Джек Воробей, как ему казалось, навсегда покидал столицу Ямайки, он в глубине души искренне сожалел, что такая девушка досталась не ему. И в эти полгода наслаждения главным сокровищем своей жизни, он не раз вспоминал вздорную девчонку, которая посмела бросит ему вызов. Со временем эти лирические воспоминания перестали ему нравиться – когда в мыслях он стал приравнивать ее к Жемчужине. А это уже беда, если капитан свой корабль с бабой сравнивает. Поэтому любые сентиментальные мысли Джек тут же предпочитал глушить парой бутылочек рома.

В ночь, когда на корабле появился Прихлоп Билл, он опять вспомнил о ней. На донышке бутылки осталось лишь несколько капель, которые и украсили собой карту восточной Вест-Индии. Некстати на ум пришли слова – куда это ром вечно исчезает – всколыхнувшие массу воспоминаний. Утро на маленьком островке … головная боль …пропитанный алкоголем дым ударил в нос еще не проспавшемуся человеку. Девушка совершила величайшее с его точки зрения преступление – спалила нехилый запас любимого напитка капитана, который собирался еще дня два спаивать и воздействовать на Элизабет – до победного конца. Теперь-то их точно найдет королевский флот и его вздернут на первой же рее. Он был и так не в духе :очередной гениальный план по возвращению Жемчужины с треском провалился, и все из-за этого парнишки, который и двух слов правильно связать не может. Конечно, он не собирался тратить на нее единственную пулю, за десять лет ставшую почти драгоценностью, символом, доказывавшем его ловкость и умение выбираться из любых передряг. Джае если есть всего одна пуля. Просто накатило все сразу :и корабль, который не удалось вернуть, и девушка, которую не удалось довести до греха, и смерть, которую принесут под своими парусами корабли Норрингтона. Но все вышло как нельзя лучше. И вепревые за десять лет вставая к штурвалу своей любимой девочки, он совершенно не задумывался о будущем. Перед ним был лишь горизонт.

Но не успел Джек Воробей выбраться из одной заварушки, как попал в другую. В трюме собственного судна вместо рома обнаружился старый товарищ, который напомнил Джеку о договоре с морским дьяволом. Говоря по чести, он действительно позабыл. К тому же первый раз оказавшись без корабля, Воробей посчитал сделку расторгнутой. Ему совсем не хотелось отправляться в вечное рабство Джонса. Пытливый ум пирата тут же принялся искать какой-то выход из сложившейся ситуации. Скверно выходило. Рисунок ключа он добыл, чтобы отомстить Дейви за десятилетнее скитание по морям, но никак не предполагал, что придется рассчитывать хотя бы на спасение своей души. Тем временем возникла проблема в лице еще одного старинного приятеля – Катлера Бекетта , о котором поведал подоспевший мальчик “ мистер я всех спасу “ .От встречи с Уилллом чувства были самыми разными. Тернер помог ему выбраться с острова – это хорошо, но его вновь заждалась виселица – это плохо. Кузнец не успел жениться на Элизабет – это хорошо, но она в тюрьме, и это плохо. В общем, ничего радостного. Хорошо хоть в трюме не обнаружилось больше никаких знакомых.

Пришлось в очередной раз посещать шаманку. Дальму Джек очень недолюбливал, хотя его знакомство с ведьмой начиналось совсем по-другому. Больше всего Воробью нравились женщины, достойные его самого – хитрые, непредсказуемые и красивые. Именно такой была Тиа, когда пятнадцать лет назад молодой Джек, еще не Воробей и еще не капитан, впервые оказался в домике на болотах. К обоюдному удовольствию парочки вечер закончился на пестрой шелковой простыне. Много лет такое случалось раз в несколько месяцев, в последнее время все реже и реже. Джек радовался за себя, когда привел в дом Дальмы Уилла. Пускай шаманка в кои-то веки оставит его самого в покое. Но она умела читать чужие мысли… И видела, что Джек рвется одновременно в две точки – и в Порт-Роял за девушкой по имени Элизабет, и к острову, на котором зарыт сундук Дейви Джонса. Воробей умудрился отсрочить действие договора, и в дальнем доке Тортуги повстречал непокорную девчонку, которая и впрямь украла сердце лихого капитана.

Мужской костюм очень ей шел. И двусмысленно намекнув на свою каюту, он ожидал пощечины. Но не получил ее. Девочка выросла. И такой нравилась ему гораздо больше. И если бы не вновь появившаяся метка, он точно бы ее поцеловал и без всяких раздумий завершил дело полугодовой давности. А потом он все же получил ее поцелуй. Пусть она думает, что лишь своими чарами заставила Джека остаться на корабле. После минутной слабости, он и не думал бросать Жемчужину. Безошибочное чутье подсказало капитану, что девчонка в него влюбилась, и что ей действительно жаль бросать его здесь. А еще он понял, что она вернется за ним. И тогда все уже будет по-другому. ..Когда он очнулся в Чистилище рядом с ним сидела самая настоящая пиратка, которую он давно в ней разглядел. От такой девушки он отказываться не собирался. Тем более, что сейчас он завладел и ее разумом, и ее душой. Вот разберемся со всеми Джонсами и Бекеттами и отправимся по морям – думал он ,наблюдая замечательную картину – на его кровати спала Элизабет, так и не дождавшаяся их возвращения из порта. Откуда в корсаре берется столько нежности – немыслимо. Много нерастраченной любви было в его сердце. Да, теперь в жизни Воробья появилась еще одна любимая девочка – Лиззи.

Такова природа человека – чего-то достигая, мы останавливаемся и долго пресыщаемся. Джек не очень ясно представлял свое будущее, но не в этом ли вся прелесть его жизни – вечной погони за горизонтом. И не важно, что ты никогда его не достигнешь. Но все теперь стояло под угрозой – и свобода, и жизнь, которая уже неразрывно связана с Элизабет Суонн. Джек никогда не думал, что ему будет достаточно одной женщины. Наверное, это есть любовь. В юности Джек Воробей много влюблялся. В каждую свою женщину. А потом… А что потом? Парень вырос, поумнел и решил не тратить себя на это глупое чувство. А теперь все опять переменилось. Ему хотелось, чтобы она всегда была рядом, всегда стояла за ним на мостике, всегда по утрам лежала набок, склонив голову только так, как всегда делает. Джек никогда не задумывался о завтрашнем дне ,повинуясь течению своей жизни. Как спасти свою душу, как вернуть расцвет эпохи пиратов…

Джек всегда искал свободы… Самого раннего детства ,проведенного в родовом замке под Лондоном, он мечтал вырваться из своей повседневной ,уравновешенной жизни. Единственным человеком, который его хоть как-то понимал, была мать. Красавица-испанка, Аурэлья да Кастро происходила из старинного дворянского рода. Родилась она в Санто-Доминго, и ей с малых лет были знакомы и здешние воды , и карибские пираты. Не зная ограничений она росла и воспитывалась без жесткого надсмотра. Из девочки сорванца выросла прекрасная девушка с пылким сердцем и независимой натурой.

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: delomelanicon - Загадка серебряных пуль

#30 Сообщение Li Nata » Сб дек 05, 2009 12:19 pm

Как внезапный ливень, на голову девушки обрушился приезд дальнего родственника из Англии. Умной девушке сразу не понравился его взгляд – выцветшие серые глаза, будто все время в полудреме, а на самом деле…Он прожил у них все лето, каждый вечер о чем-то беседуя с отцом Аурэльи. Старик Кастро был схож с дочерью в одном - гордости и упрямстве. Она каждый раз наблюдала покрасневшее лицо отца после разговором с сэром Гамильтоном ,и женская интуиция подсказывала ей неладное.

Солнечным осенним утром Аурэлья проснулась в прекрасном настроении. Ей снились чудесные сны, и балкон опять весь был в свежесобранных цветах. Девушка решила порадовать отца и нарядилась в замечательное белое платье, больше подходящее для британской леди. Она спустилась вниз и … наткнулась на гроб. Сэр Мильтон объяснил, что дон Кастро скончался вчера вечером и оставил его опекуном над дочерью. И завтра они уезжают в Англию. Девушка не верила, билась в истерике, осматривала тело отца. Он был мертв. Мильтон сделался к ней очень строг, хотя раньше был предупредителен и услужлив. Он очень четко объяснил Аурэльи, что теперь она целиком в его власти. Но девушка не зря была испанкой. Она больше не проронила ни единой слезинки, переоделась в черное и со всеми католическими обрядами проводила отца в последний путь.

Вечером того же дня она вынула ослепительное платье из атласа цвета огня. Низкий вырез и открытые плечи скрылись под черным, почти монашечьим плащом. Девушка была великолепной актрисой. Она со всей учтивостью попросила опекуна, вольготно разместившегося в отцовских покоях, разрешить ей провести этот вечер в церкви – молиться за покойного родителя и благополучную поездку. Она была столь искренна, что Гамильтон легко отпустил ее… Аурэлья шла по улицам родного города, мысленно прощаясь с пальмами, золотистыми песками и любимым черным небом Карибов. Конечно, она не собиралась в церковь. В ее планах было напиться и отдаться первому встречному пирату, которых немало в прибрежных портах. Вообще, Аурэлья редко пила и никогда не надиралась до бессознательного состояния, но сейчас ей это было необходимо. Она совсем не хотела дарить свою невинность, неведомо как сохраненную за годы шумных праздников до утра, старому британскому лорду или герцогу, за которого ее собирались выдать как можно скорее. А поскольку не все пираты отличались завидной внешностью, ей нужно было немалая порция рома, чтобы отдаться такому человеку. Но ей не пришлось пить ни капли.

Вздорную дочку богача Кастро знали во всем Санто-Доминго. Поэтому красавица была с радостью встречена в одной из таверн, название которой она и не удосужилась получше рассмотреть во мраке ночи, опустившейся на портовый город. С раскрасневшимися щечками она вошла в кабак и обвела взглядом всех присутствующих. Глаза остановились на молодом мужчине, что находился возле стойки и потягивал что-то из бутылки-луковицы. Он заметил, что незнакомая девушка его откровенно рассматривает и повернулся к ней лицом. Она чуть не воск5ликнула от неожиданности и чуть не упала от подкосившихся, как по приказу ,ног. У него была смуглая кожа, которая ясно высвечивала на фоне светлого льна, резко очерченные черты лица, черные волосы до плеч и огромные карие глаза, такие же темные, как обожаемое небо ночной Испаньолы. И он конечно был пиратом. Аурэлья даже не ставила этот факт под сомнение, уже распалившись от картин, которые рисовало богатое воображение…

И мечтания ее сбылись часа через два после знакомца с ним. Его имя она не запомнила, а может он его и не говорил. Но с первыми лучами солнца Аурэлья проснулась на его груди в каюте какого-то корабля, стоявшего в порту города. Он никак не желала просыпаться. Ей было очень трудно уходить. Она сняла с пальца золотой перстень с рубином-кабошоном, на внутренней стороне которого было выгравировано ее имя, оставила на огромном столе и покинула корабль. Через несколько часов она уже стояла на палубе другого корабля, в строгом бежевом дорожном платье. Больше своего родного острова она так и не увидит…

Очень скоро Аурэлья оказалась в Лондоне, где поражала всех своим видом, много лет считаясь первой красавицей города. Она даже полюбила своего мужа молодого лорда Холкли, но никогда не забывала своего первого мужчину – пирата с чудными карими глазами.

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: delomelanicon - Загадка серебряных пуль

#31 Сообщение Li Nata » Сб дек 05, 2009 12:20 pm

Вскоре у нее родился сын – Джек, и никто даже не подумал, что его отец не лорд Эдуард. Ведь его матерью была смуглая испанка с темными глазами, полными огня. Потом родилась будущая леди Анна. Она тоже была немного смуглой, но все же больше пошла в своего английского отца и внешностью, и характером. Аурэлья несмотря ни на что больше любила сына. Ибо живой мальчик был для нее напоминанием о родной земле. Джек рос, получая прекрасное домашнее образование, создавал карты, блистал остроумием и уже обещал быть грозой юных девушек. До его шестнадцатилетия оставалось месяца три, когда пышущая здоровьем испанка скончалась на руках сына. Умирая, она поведала сыну тайну его происхождения. С легкой улыбкой она навсегда закрыла глаза. О чем она думала перед смертью ? Быть может о своем детстве, а может о жизни, которую она так и не прожила, как мечтала…

Рассказы матери всегда волновали ум Джека. Как только над замком нависали свинцовые тучи, Аурэлья садилась в любимое кресло, обитое вишневым бархатом, закуривала длинный янтарный мундштук – она ни признавала никаких “но” в этом вопросе и считала это довольно изящным по виду – останавливала взгляд на зажженном огне в камине и обращалась к своим воспоминаниям. От нее он впервые услышал старинные легенды, впервые другими глазами посмотрел на пиратство – ни как на преступление против короны, а как на людей с истинно свободным духом. Но было еще рано – он все еще оставался законопослушным малым, и все его преступления – это проникновение в дома хорошеньких девушек через балконы. Юноша открыто заявлял “отцу” о желании посвятить службе на флоте. Старый Эдуард не возражал – в Британии морская карьера выбиралась многими, считалась престижной, а сыну лорду Холкли открыты все дороги.

Джек очень любил свою мать. Насколько может сын любить, не становясь маменькиным. Она была для него лучшим другом и союзницей. Она всегда все понимала. Поэтому, когда ее не стало, жизнь стала другой. И отец был таким же снисходительным, и сестра любимой, и дом знакомым, но чего-то не хватало. На душевные терзания молодого человека никто не обращал внимания – ясное дело, умерла мать, какой удар. Так прошел месяц. Еще один. В саду журчали фонтаны. Садовники подстригали фигурные кусты. Сестра Анна бегала по всему дому, хвастаясь новым платьем, сшитым для приема в честь дня рождения брата. Платье и вправду было премилое. Вот только Джека это не трогало. Как будто в венах охладела кровь, стало медленней биться сердце, которое по-настоящему никогда не разгонялось.. А потом был этот прием. Раскланиваясь с гостями, которых и не знал, он вдруг отчетливо понял глупость и ненужность всего этого. Захотелось сотворить что-нибудь эдакое, из ряда вон выходящее. Но толпа разряженных гостей не давала мысли сформироваться. Всю ночь Джек собирался. Он внезапно почувствовал себя хозяином своей судьбы, взял самые необходимые вещи и на рассвете выбрался из замка, никого ни о чем не предупредив. Этот туманный английский рассвет навсегда изменил его жизнь. 21 год назад. Сейчас он оглядывался на свою жизнь. Все таки Элизабет – потрясающая девушка, ибо никто и ничто не заставляло капитана Воробья ударяться в воспоминания. Как известно, всему человека учит жизнь. И никакие домашне-придворные предметы вроде танцев и фехтования Джеку в его новой жизни не пригодились. Хотя, нет фехтование пригодилось даже очень. У человека либо есть талант держать шпагу, либо нет. Можно научиться всем приемам и движениям, но если нет природной ловкости, то нечего и пытаться. Одним трудом всего не достигнешь. Джек еще с детства поражал всех учителей. Не признавая никаких установленных правил, он просто дрался, по каким-то своим нормам и законам. И никаких “ангард” в начале боя для него не существовало. Но все это было ерундой. За два года скитаний по всей Европе научили его тому, чему не научило много лет получаемое образование. Джек не любил предаваться воспоминаниям, каждое из них само выскакивало из памяти, в зависимости от ситуации в настоящем времени. Как один раз его чуть не застрелили возле Лувра, как он чуть не утонул, перебираясь через Луару, как чуть не прирезали по пьяни где-то не то в Венеции, не то во Флоренции. Самым главным в этом вояже стало ощущение жизни. Когда Джек, в свои шестнадцать выглядевший на все двадцать, стоял на борту пакетбота, перебиравшегося через Ла-Манш, он впервые почувствовал, как сердце стучит, не укладываясь в секунды, а кровь, горячея, все быстрей бежит по венам. Все это время он зарабатывал деньги сам – из дома он унес самую малость, только свои личные, карманные. Но это его мало чему научило. К деньгам он по-прежнему относился легко – нет, так нет, а если есть, их всегда можно на что-нибудь да потратить. Судьба не раз оставляла его без гроша в кармане, в каком-нибудь богом забытом месте. Ему всегда везло, всегда хватало хитрости и ума выбраться из самых сложных ситуаций. Он уже переступал закон и не раз, все больше отдаляясь от прежней жизни. Но что-то вдруг случилось. Однажды утром, проснувшись в каком-то доме, он грубо стряхнул с себя белокурую француженку с хорошеньким личиком и отправился в замок лорда Холкли. Джек больше не называл его отцом в своих мыслях. Но он вовсе не собирался рассказывать ему правду… В родовом поместье все было как всегда. Лорд постарел, одряхлел. Он был очень рад увидеть “сына”. Анна стала совсем взрослой и такой красивой. И как бы это не было банально, она была очень похожа на свою мать. Вечером за стаканом виски, который лакеи теперь постоянно подливали возмужавшему Джеку, состоялся исключительно мужской разговор. Конечно, это не дело – вот так два года шляться черт знает где, а потом возвращаться. Поэтому оставаться и служить в Англии, позорить род и сестру, которой, кстати, скоро замуж, Джеку не рекомендовалось. И раз уж он так хотел служить на флоте, пусть отправляется в какую-нибудь британскую колонию, например, в Вест-Индию. Все упреки и наказы он принял молча. Они его мало трогали. Спорить не хотелось. Поэтому очень скоро Джек отправился в свой первый рейс через Атлантику. Это совсем не походило на плавания в закрытых морях. И качка другая, и ветер совсем иначе бьет в лицо. Учитывая возраст, одному командовать эскадрой ему не дали. В помощники юнному лорду дали чиновника Ост-Индской компании Катлера Бекетта. Он был немного старше Джека, и считался самым перспективным работником – уже несколько лет Катлер упорно взбирался по служебной лестнице. Для всех он был примером британского гражданина – трудолюбивого почитателя законов. Но интуиция подсказывала Джеку, что все это обман – закон Бекетт легко может преступить, амбиции впрямь были нешуточные. А еще Катлер жутко, до дрожи завидовал. Ему для такого назначения уже столько лет пришлось работать, а Джеку, только потому, что он сын лорда, досталось это легко. Поэтому с “помощником’ отношения у Джека не очень сложились, да не очень и нужно было. Когда он в первый раз увидел Карибы, был солнечный, ясный день, легкий ветерок трепал уже тогда длинные волосы Джека, искренне пораженного этой прозрачной бирюзовой водой, золотыми песками миниатюрных островков, которых за один день они прошли с десяток. Он вспомнил восторженные рассказы матери о своей родине понял, что нашел и свою. Только Карибы могли породить капитана Джека Воробья – несуразного, эксцентричного, не такого как все.
- Да, странно как-то. Что это меня на воспоминания потянуло ? – про себя проговорил он, все еще развалившись на стуле в своей каюте. – Пойти на палубу что ли, голову хоть проветрить. Сколько раз он так уходил, чтобы не вернуться, оставляя женщин дремать на опустевшем ложе. Разница заключалась в том, что через пару часов он вернется или она, как меленькая девочка полусонной выбежит полюбоваться на рассвет. И оставлял он девушку. Опыт подсказывал, что Элизабет все еще невинна, что вполне правильно при ее морали поведения. Но было и другое доказательство. Джек видел, как дрожит его девочка от простого прикосновения мужских рук. И от этого она казалась ему еще лучше, во сто крат привлекательней.

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: delomelanicon - Загадка серебряных пуль

#32 Сообщение Li Nata » Сб дек 05, 2009 12:22 pm

Стоило только Воробью затворить за собой дверь – тихо, почти воровато, привычно – Элизабет перевернулась на постели и открыла глаза. Недолгий, мятежный сон. Снилось что-то приятное. Элизабет редко запоминала сны. Не запомнила и сейчас. Только тепло-счастливое ощущение осталось на душе. В каюте было пусто, с палубы не доносилось никакого шума.
- Ладно – так до конца не проснувшись подумала Элизабет. Она раскинула светлые волосы по подушке и заснула вновь. Джек своим размашистым, но уверенным шагом обходил корабль. У штурвала дежурил Гиббс, которого по-хорошему следовало бы отпустить выспаться. Капитан пе6реместился ближе к носовой части судна. Показалась чья-то фигура. Так-так. Тернер.
Никогда Уильяму не было так стыдно и гадко, как в эту ночь и последовавшее за ней утро. Все-таки Дальма была ведьмой. Она околдовывала, очаровывала. Он не посмел спорить ,когда вчера вечером Тиа позвала его к себе. Уилл боялся ее. Вот так . Юноша, храбро сражавшийся с кракеном, боялся невысокой шаманки. С самого их знакомства он остерегался ее. Как ни крути, в Порт-Рояле среди простых девушек Тернер считался очень даже красивым, и многие находили его чудным молодым человеком – строили глазки, подпускали близко к себе. Но Уилл был так застенчив и благороден, что стоило какой-нибудь девице продемонстрировать охоту к поцелую, он тут же убегал куда подальше. А Тиа… Как только они остались одни, она тут же начала потчевать его какими-то зельями, что-то говорила завораживающим, низким голосом. Приятный ,лесной аромат наполнял всю каюту. Уиллу стало так хорошо, покойно, как бывало раньше лишь после отменно выполненной работы. Он и не заметил, как оказался на узкой кровати, покрытой холодной, скользкой простыней. Ловкие женские ручки освобождали его от одежды, пальцы водили по груди, животу и самой нижней части живота, заставляя Уилла краснеть. Не дожидаясь ответных действий, колдунья сама скинула свои одежды. Тернер зарделся еще больше, когда почувствовал, что его вдавливает в постель загорелое женское тело, коего ему прежде видеть не приходилось. Дальма была довольно привлекательной особой, стройная, с приличной грудью и плоским животом. Округлые женские бедра сомкнулись на теле Уилла, и он понял, что пропал. Разум не работал совершенно, оставались одни инстинкты, живые, почти животные. И Дальма, со стоном довольной кошки, забирала, смешно сказать, невинность Уилла. Всю ночь она не отпускала его, чарами не давая уйти. Только на рассвете он смог выбраться из цепких рук ведьмы. Во рту совершенно пересохло. Душа и разум ругались на удовлетворенный организм. Очень стыдно.
-Так-так. Кто тут у нас? – вкрадчиво осведомился Джек, разглядывая Тернера. Вконец растрепавшиеся волосы, яркий румянец на бледных щеках, разорванная рубашка. Мелко трясущиеся руки кузнеца окончательно довершали образ. Джеку объяснять не нужно было. Да, его знакомая целомудренностью никогда не отличалась.

- Уилл- позвал его Джек. Тернер поднял огромные от ужаса глаза на Воробья.
- Иди-ка ты спать. По-моему у тебя была тяжелая ночь.
Желудок Уилла сделал сальто. Чертов Джек! Вечно он все знает. Хотя он прав. И Тернер поплелся туда, куда послали – в кубрик, на свой гамак.
- Черт знает что – промолвил Джек вслед удаляющемуся кузнецу – разврат на моем корабле царит как никогда. Может и Барбоссу оставить на попечение Дальмы? Надо бы с ней поговорить. И Джек быстро зашагал в ее каюту. Шаманка лежала, закутавшись в кусок черного шелка. Капитан прошагал через комнату, споткнувшись о пучок травы, и присел на краешек кровати, как можно дальше от колдуньи.
- Эй, Тиа! Что ты сотворила с евнухом?
-Какой он евнух, красавчик Джек? Уж поверь мне, он мужчина хоть куда – колдунья расплылась в довольной улыбке – хотя ,признаю, до тебя ему довольно далеко.
- Дальма, все понимаю. Положила взгляд на паренька? А мой корабль то тут при чем?
- Да ладно тебе ,Джек. Ты ведь не мог отказать старушке Дальме в таком маленьком удовольствии, верно?
-И все-таки, я не в восторге. – Джек начал вставать в намерении покинуть каюту – ты бы еще с Барбоссой развлекалась.
- Он мне уже надоел. Хотя какой мужчина …
Эти слова настигли Джека у самой двери.
- Так ты и с ним? Ну, Тиа , ты – удивительная женщина.
Он расхохотался, склонившись в шутовском поклоне, и вышел на палубу.

Еще полдня пути. Это начинало надоедать. Все шло слишком хорошо. Жемчужина безо всяких препятствий шла морем к намеченной цели. И это настораживало Джека. Все здесь до боли напоминало Карибы, казалось, что вот сейчас будет островок, и это Тортуга. Но это были не Карибы. И островок не назывался Тортю. Стоило подойти чуть ближе к этому крошечному обломку скал и земли, как оказалось ,что он черный. Абсолютно черный песок вместо привычной тропической зелени. И что-то светлое у самой кромки воды. Любопытно. Гиббс быстро подал подзорную трубу. Джек и не успел толком ничего разглядеть, как за правым плечом послышался полный ужаса голос.
- Матерь божья. – и боцман принялся истово крестится. Воробей было махнул на него рукой, а когда повернулся к берегу и рассмотрел, у него самого кровь застыла в жилах. Огромное мертвое тело четко светлело на пугающей черноте берега.

Молниеносная реакция прошлась по кораблю. Судно наполнилось топотом множества ног. Одни матросы замирали при виде хорошо знакомого морского чудища, другие были под впечатлением от увиденного впервые , третьи уже поймали возможный ход мыслей капитана и готовились пристать к загадочному островку. На шум выглянула Дальма, а за ней Уилл. Колдунья все еще была замотана в шелк. Умная женщина, она посмотрела на остров, на капитана и вернулась к себе, чтобы как минимум надеть платье и сапоги. Барбосса командовал матросами, покрикивая на разбушевавшихся Пинтеля и Раджетти.
-Суеверные олухи! Неважно что это, важно что это мертвое существо!
Полностью одетая Элизабет стояла возле Джека, стальным взглядом обозревая безжизненное тело кракена.

Уже очень скоро они сошли на берег. С лица Джека не сходило самое грустное выражение, на которое он был способен. Дальма, ставшая значительно выше в сапогах, что-то шептала на ухо Барбоссе, который после каждого ее слова рассеянно кивал. Пинтель на пару со свои вечным приятелем устроил веселые пляски возле существа. Элизабет тоже улыбалась, глядя как тварь, пытавшаяся убить их всех, сохла и съеживалась под жарким солнцем, пока не наткнулась на опечаленный взгляд своего капитана.
- Джек, что с тобой? Или ты не рад его смерти?
- Это Бекетт. – невпопад заговорил он, как будто объяснял себе.- они не смогли с ним совладать. Проще оказалось убить. Видишь? – и он показал многочисленные следи от гарпунов, которые были на каждом сантиметре тела.
- Так же лучше. Теперь не будет той опасности, что угрожала нам всем раньше. – возражала девушка.
- Последний правдивый миф. Подумай об этом. – и Джек пошел куда-то в глубь острова. Элизабет проводила взглядом его фигуру, за которой потянулось несколько матросов, Гиббс, Барбосса и Дальма. Все они несли фляги для воды. Вероятно, здесь есть родник или что-то в этом роде. Девушка еще раз посмотрела на кракена. А если задуматься… Пусть смертоносное, пусть наводящее страх на моряков всего мира, но это существо было и жило. Оно было единственным, уникальным в своем роде и действительно настоящим. Джек как всегда был прав. Элизабет стало грустно, когда она поняла, что все исчезает в этом мире. Как исчезло это создание по велению человека.

Она догнала Джека и старалась не отставать.
-Ты уже бывал здесь раньше.
-Почему ты так уверена?
-Ты знаешь, куда идти. Это же проще простого.
-Да, ты права, цыпа. Я уже бывал здесь прежде.


Вскоре они оказались у небольшого водопада. Вода, чистая, пресная, прозрачная, стекала по камням. Они долго стояли одни, вглядываясь в поток воды, думая о своем.
-Что долго нет остальных. Мы ведь ненамного ушли вперед. Джек не успел ничего ответить. Он лишь почувствовал, как холодная сталь клинка опустилась на шею.
- Капитан Джек Воробей – послышался хриплый мужской голос.Черт возьми – мысленно выругался Воробей. Только его еще не хватало. На его губах появилась усмешка, радостная и фальшивая.
- Капитан Сао Фенг. Какими судьбами?
-Да вот одна маленькая птичка нашептала, что ты собираешься на встречу братства в наших краях. А кто долги будет за тебя отдавать? – это говорил далеко не красивый мужчина азиатской наружности, с пышными длинными усами, бритой головой и бегающим взглядом маленьких глазок. На нем были черный восточные одежды, в которых кожа перемежалась с ткань., а в руках у него был кривая сабля. Элизабет схватили двое помоложе, но одетые так же как Сао. И их потащили назад на берег. Это стало полной неожиданностью для Джека. Он уже столько лет не видел Фенга, зато много слышал о нем, как о короле восточных пиратов. И его корабль – Императрица – считался лучшим в этих морях. Оказавшись на берегу, Джек сразу понял, откуда подул ветер. Сао любезно беседовал с Уиллом. Дело ясное.

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: delomelanicon - Загадка серебряных пуль

#33 Сообщение Li Nata » Сб дек 05, 2009 12:23 pm

Джек не принимал никаких попыток, чтобы вырваться из могучих рук слуг Фенга. Загорелые парни ,не церемонясь, волокли его по берегу. Все свои силы он тратил на работу ума и искал выход. А вот Элизабет вела себя совершенно иначе. Как раненная лань, она металась из стороны в сторону, доставляя своим конвоирам немало хлопот. – Чертовски красива – рассеянно подумал Джек, когда девушку подвели к Феньгу. Сао восхищенно поцокал языком, рассматривая светловолосую красавицу с головы до ног. Джек просто не мог спокойно наблюдать, как какой-то мужчина ТАК разглядывает его женщину. Она так и пылала праведным гневом – и это красило ее еще больше – но когда Элизабет увидела мирно беседующих Феньга и Уилла, она просто растерялось. Под прицелом держали всех - Джека, Барбоссу, Дальму, всю команду Жемчужины… Уилл наклонился к Феньгу и что-то быстро сказал. Один его жест, и девушку отпустили и подтолкнули вперед. Элизабет растирала запястья на руках, которые ей грубо завели за спину еще возле водопада. Ненависть до краев заполнила ее душу - она поняла, что их предали. И кто ? Не хитрый Барбоса, не коварная Дальма, а Уилл… Уилл, Уилл, благородный мальчик, который никогда не врал и не сплетничал.
- Итак, мистер Тернер, я полагаю, мы в расчете. Я забираю эту птаху, а вы его корабль. Все верно?
- Да – Уилл довольно, но холодно кивнул.
И тут Джек понял, что надо действовать.
- Сао – он немного вышел вперед, насколько позволяла ситуация – а собственно, какие проблемы? За что это ты на меня так? Мы же все-таки старые друзья. Ну да, конечно, те сокровища. Но всего-то два сундучка – Джек мило и растроганно заморгал глазками, расплывшись в виноватой улыбки раскаявшегося грешника – Что они для тебя, самого великого и грозного капитана восточных морей? Да и могу ли я своей низкой душонкой оскорбить такого человека, как ты!
- А это резонно …- прикинул Сао. Джек поднажал.
- К чему же тебе гробить своих людей. Чем же я могу расплатиться? – он задумчиво обвел всех присутствующих взглядом. – а как насчет девушки?

Нет – первое, что про себя подумала Элизабет. Этого не может быть. Это неправильно, нечестно. Как он может так поступать. После всего, что он говорил. После того, что она поверила…
-Соглашайся, Сао! Такая жемчужина! – Джек очень неприятным Элизабет движением схватил ее за руку и подтащил совсем близко к Феньгу. Тот еще раз внимательно оглядел девушку, глазами раздевая ее. Затем перевел взгляд на Уилла и сказал
- Сделка отменяется ,мистер Тернер. – кузнец побагровел от злости и разочарования. Приспешники Фенга опустили оружие. Пинтель и Раджетти схватили Тернера.
- Его в трюм. – показал Джек на Уилла. – Сао, а если я верну сокровища? В бухте Кораблекрушений ?Вернешь мою девку – он нарочито грубо произнес последние слова, подчеркивая , что девушка – невеликая потеря для него.
- Хорошо – кивнул Сао – оставим твою девку – Фенг передразнил Джека, который в ответ вымученно улыбнулся – в качестве залога. Получишь ее в бухте Кораблекрушений. Конечно, если вернешь мое добро.
Восточный капитан велел своим воинам возвращаться на Императрицу.
- Сао – начал Джек – можно мне мисс Суонн на минутку?
- Ладно. Но только на минутку.
Джек дождался, пока на берегу останется как можно меньше людей. Он нежно обнял ее за плечи, как делал в последнее время.
- Лиззи, посмотри на меня – она не хотела смотреть ему в глаза : знала их власть.- Лизи!
Она сдалась и посмотрела на него устало и с обидой.
- Пойми, у нас нет другого выхода. Ты ведь хорошо знаешь, что такое бывает?
Он смотрел прямо, не пытался лгать или уговаривать.
- Джек, скажи, ты действительно думаешь, что так надо? – она решительно закусила губу. Он истолковал этот жест по-своему – одним быстрым прикосновением к ее устам, даже не развившемся в нормальный поцелуй.
- Я верю тебе– одними губами прошептала Элизабет, когда люди Фенга потащили ее на корабль. И она в самом деле верила ему… Хотя бы потому, что он не врал.

Кровь на шелке.

Три суетливые и невероятно болтливые девушки заканчивали переодевать Элизабет. У нее уже болела голова от нескончаемой болтовни китаянок. Трещали они без умолку, и казалось, что их не три, а по крайней мере ,в два раза больше. Одежда девушки оказалась совершенно не подходящей по мнению Фенга, и ее уже несколько часов приводили в надлежащий вид. Сначала Элизабет очень даже пришлось по вкусу то, что с ней делали – давно, очень давно она не приводила себя в порядок. Для нее набрали огромную деревянную ванну, позволили даже полежать в ней, умастили всю кожу пахучими маслами и , наконец, она помыла голову. Какой счастье! А дальше пошли сплошные минусы. Привычные брюки откинули в сторону, словно ядовитого паука. Одна из девушек расчесывала волосы Элизабет, сотворяя на голове замысловатую высокую прическу. Две другие вышли куда-то и вернулись, внося вместе какой-то наряд. Откуда они его принесли? Вообще Элизабет просто обалдела от этого корабля. Императрица была огромным судном с совершенно не понятной расстановкой помещений. Ей показалось, что на корабле нет кают. А просто есть один большой трюм, много раз перегороженный стенками. В итоге образовывался запутанный лабиринт. Таким же лабиринтом были сейчас мысли Элизабет.

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: delomelanicon - Загадка серебряных пуль

#34 Сообщение Li Nata » Сб дек 05, 2009 12:24 pm

Она пыталась смотреть на происходящее с точки зрения логики и здравого смысла. Да, так нужно. Да, другого выхода нет. Элизабет мало задумывалась о себе - знала, что как-нибудь ее да вытащат. Ее мысли занимал Уилл. Она никогда бы не подумала на него. Чтобы такой человек так поступил. Элизабет знала , что уж чего чего, а предательства Уилл не перенесет. Все, что угодно, но не предательства. И с точки зрения Уилла, она его предала. Невозможно объяснить человеку, что любовь к нему прошла. Любви нет.

Нет, любовь есть. В сердце Элизабет было очень много любви, любви разной. Она любила Джека – как женщина мужчину. Она любила отца – как дочь. И она любила Уилла – как сестра брата. Ей было никак не осознать, что он, Уилл спланировал и устроил такое. Вот уж воистину – с кем поведешься от того и наберешься. И не она ли сама тому пример.


- Ой – тихонько вскрикнула девушка, когда одна из китаянок достаточно больно задела кожу острым украшением. По волосам скатилась маленькая капелька крови. Девушки с удвоенной энергией засуетились вокруг Элизабет. Лиз отвлеклась на них и потеряла мысль. Вздохнув, она прикрыла глаза, лишь слушая непонятные разговоры китаянок. Вдруг они прекратили свою занятие и замерли. Послышались шаги. Элизабет открыла глаза. Она вновь видела Сао Фенга. Девушки-прислужницы поспешно убрались из комнаты. Они остались вдвоем. Элизабет кожей чувствовала изучающий взгляд мужчины, она так и слышала его порочные мысли.


- Ну уж нет – мысленно поклялась себе девушка – я не дам ему себя изнасиловать. И вообще , моя невинность принадлежит Джеку – грубовато завершила она свое размышление. , нарочно, чтобы ужесточить себя и не размякать.
Он переоделся. Еще бы. Вместо своеобразных доспехов из кожи – расшитый золотом свободный шелковый халат, отдаленно напоминающий теперешнее одеяние Элизабет. Пусть он не был красавцем, но смотрелся очень эффектно.
- Ты похожа на побеги молодой ивы, раскинувшейся над маленьким прудом.- продекламировал Сао сначала на китайском, а потом сам себя перевел. Он медленно обошел вокруг девушки, разглядывая ее новый облик. Элизабет стояла, гордо расправив плечи, с высоко поднятой головой и холодным взглядом. Ее бледное лицо без всякого намека на улыбку обрамляла высокая прическа. Она, сама того не замечая , немного дрожала, потому как в душе отлично понимала - что она сможет сделать, если он попробует применить силу. А если она попытается бороться, то он вообще может позвать своих головорезов, а тогда … страшно даже подумать, что может случиться. Элизабет слышала, что иногда творят изголодавшиеся мужчины с женщинами, месяцами пропадая в море. Сао внезапно захватил ее подбородок двумя пальцами. На ее лице льдинками сверкнули глаза.
- Не беспокойтесь, мисс. Оставьте вашу невинность себе. Или вашему пирату.

Она покраснела от того, что он только что воспроизвел ее не самую приличную в жизни мысль и испугалась еще больше.
- Надеюсь, вы не откажетесь отобедать со мной ,мисс? – Сао с определенным сарказмом обратился к Элизабет. Что ж, она сыграет свою роль до конца.
-Разве у меня есть возможность отказаться ,капитан ? – девушка удостоила его игриво-почтительного поклона, прошла и первой села за небольшой резной стол. Сао расхохотался и сел рядом с ней. Он щелкнул пальцами, и в каюту вошли трое мужчин с яствами. Быстро накрытый стол поражал своим разнообразием. Приглядевшись, Элизабет увидела, что это не разные кушанья, а лишь рыба с разными добавлениями. Низко поклонившись, слуги Фенга исчезли в дверях. Они вновь остались вдвоем.
- Да – протянул Сао – а ведь когда я увидел тебя, то подумал, что ты Калипсо, повелительница морей и океанов. Элизабет не слышала о ней, но все же спросила.
- А теперь ?
- А теперь я в этом уверен. Каждый твой взгляд, каждое твое движение, каждое слово. – он почти прошептал ей это на ушко.
- Если бы я была богиней, я бы велела себя освободить – Элизабет резко отстранилась от Сао. Тот всего лишь рассмеялся.
- Ты видимо не знаешь истории. Когда-то, в далекие теперь времена океан был жестоким и непредсказуемым. И всеми морями повелевала она – Калипсо. Богиня. Прекраснейшая из бессмертных. Но никто не знал, как именно она выглядит. Знали только, что иногда она перевоплощается в обыкновенную женщину и просится на какое-нибудь судно. И уж если она окажется на корабле, то беды не миновать. Тебе доводилось слышать, что женщина на корабле – к беде ?
- Доводилось.
- Так это все из-за нее. Но однажды богиня влюбилась. И полюбила она ни кого-нибудь, а самого простого моряка. Калипсо подарила ему часть свого бессмертия и корабль – спасать души утопленников.
Дослушав это предложение Элизабет подумала : кажется, я знаю, о ком идет речь. Наверное, на лице у нее было недоверие, потому что Сао счел нужным пояснить.
- Тот моряк, это конечно Дейви Джонс, который теперь за нами гонится.
- Итак – подвела черту Элизабет – мужчина встретил женщину – богиню. И они влюбились друг в друга. Как оригинально. И что же было дальше ?
- О, не стоит забывать, что Калипсо была капризна и непостоянна, как само море. Вскоре она оставила своего возлюбленного. В отчаянии Джонс вырезал свое сердце и запер в сундук, чтобы больше никогда им не воспользоваться, чтобы больше не поступать по велению души, чтобы больше никогда не полюбить. – он остановился и посмотрел куда-то очень далеко за пределы своего судна.
- Я понимаю, что все это кажется невероятным, но это такая же чистая правда, как и твоя чистота. Элизабет пропустила мимо ушей его неприличное сравнение и дернула плечом.
- Этой части рассказа я вполне верю. Сао продолжил.
- Когда Дейви Джонс вырезал свое сердце, богиня страшно на него разозлилась. В ее планах не было так быстро отпускать от себя влюбленного человека. И от е злости на долгие годы моря бушевали бесконечными штормами. Тогда погибло много хороших людей. Поэтому пиратское братство впервые собралось вместе. Они вызвали Калипсо и наложили на нее чары, навсегда заключив ее в человеческое тело. Сао вытащил что-то. Украшение – кулон – в виде прозрачного зеленого камня, обтянутого множеством узлов.
- Что это ? – вскинула тонкие брови Элизабет.
- Ничего. Просто знак, отличающий капитана. Так вот , когда была укрощена Калипсо, и океан успокоился. И началась эпоха Пиратов.
- Значит, ты думаешь, что я Калипсо ? Богиня, заключенная в человеческое тело ? Сао пристально посмотрел на нее.
- Никто не знает, в чьем теле спрятана Калипсо. Так почему это не можешь быть ты, прекрасная, как свет луны на волне, как сверкающая звезда над горизонтом. Элизабет позволила себе улыбку.
- Сладкая речь для пленницы. Но слова, что шепчут сквозь решетку, теряют все свое очарование. Казалось, ее слова смутили Фенга.
- Разве можно обвинять меня ? Море притягивает всех и не важно, есть опасность или нет. Море, как одно большой приключение, как прекрасная женщина, которую желаешь.
- О да – усмехнулась девушка – мужчины часто винят страсть в своих преступлениях. Сао придвинулся к ней ближе.
- Я предлагая лишь страсть.
- А если я скажу нет ? – вскочила Элизабет.
- Тогда я возьму тебя силой. Он поднялся и наклонился, чтобы поцеловать ее. Элизабет изо всех сил толкнула его. Сао начал падать, пытаясь за что-то ухватиться. Внезапно послышался свист и шум. Судно задрожало. Элизабет не смогла устоять на ногах и упала, задев высокую подставку со свечами. На их счастье, свечи лишь погасли, оставляя капитана и девушку в полнейшей темноте. Элизабет собиралась встать, как послышался оглушительный грохот. Они интуитивно замерла на мечте. В каюте стало светлее. Это лунный свет сочился через дыру в борте. Элизабет медленно подползла к этому месту. В лучах света она увидела лежащего Сао Фенга. По его шелковому наряду разливалась кровь – по нему попало пушечное ядро. Она позвала его. Никакого ответа. Он по-прежнему лежал без движения. Вновь послышался свист. Корабль был атакован. Но кем ? Девушка услышала хриплый шепот.
- Сюда … пожалуйста. Она подползла к нему поближе.
- Возьми – промолвил он, протягивая медальон – и плыви на встречу братства.
- Хорошо. - ее голос быо полон металла. В этот момент в каюту ворвался первый помощник Фенга и увидел, как его капитан умирает, а девушка надевает на себя медальон.
- Но ты Калипсо – неожиданно твердо прошептал Сао, блаженно закатив глаза.
- Я не она.- ответила Элизабет. Но он уже не слышал ее слов. Его глаза закрылись, чтобы никогда больше не увидеть краски мира.
Элизабет резко встала. Вошедший мужчина позвал ее.
- Капитан ? Она ответила непонимающим взглядом. Он указал на ее грудь , на которой висел медальон.
- Нас атаковали. Какие будут приказания ? Элизабет быстро вышла на палубу. Крик ужаса чуть не вылетел из ее груди. Перед ними был Летучий голландец. Девушка оглядела растерянных матросов. Первый страх покинул ее - ведь у Джонса больше нет его главного оружия. Поэтому вслух она спокойно произнесла так отчетливо и громко, чтобы слышали все.
- Голландец маневренней нас и лучше вооружен. Сражаться смысла нет. Сдаемся.

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: delomelanicon - Загадка серебряных пуль

#35 Сообщение Li Nata » Сб дек 05, 2009 12:24 pm

Ужас. Мрак. Вот как все складывалось. Элизабет была беспомощна. Вот уж воистину – из огня да в полымя. Девушка ничего не могла сделать, совсем ничего. И не потому что не хотела, а потому, что не имела никакой возможности. Что может столь хрупкое, хотя и храброе создание против самого морского дьявола – Дейви Джонса – и всех его прихвостней ? И никто сейчас не поможет, никто не придет на выручку. Все в душе горело, а жить оставалось лишь ночь. Элизабет осталась со своими людьми, то есть бывшими людьми Фенга, в жуткой камере трюма Летучего Голландца. Матросы подчинялись ей беспрекословно, из какого-то могучего суеверного страха. Они не смели приблизиться к ней и не сказали ни одного слова. Несмотря на то , что камера была совсем небольшой, матросы умудрялись держаться от нее в двух шагах. Элизабет просто сидела, прислонившись к жесткой стене. В голове уже не осталось мыслей. Все надоело. Никакого плана. Никаких движений. Пустой взгляд и осознание конца. Ей уже приходилось сидеть в тюрьме, но это было по-другому. Тогда это была почти игра в невиновность и честь. И не важно было, что есть указ о твоем повешенье – ведь рядом отец, жених, а за решеткой окна родной Порт-Роял. А теперь – куда все пропало? Она не могла даже уснуть. Тьма окутала все. Матросов все же сморил сон. Понемногу, один за другим, они отправлялись в царство Морфея. А Элизабет лишь смотрела сквозь темноту. Тишина. Почти мертвая. Мысли, чувства и человек – встреча один на один, лицом к лицу. Она не плакала. А зачем? Было только жаль. Себя. Эгоистка – такой она и была. Но лишь отчасти.
- Вас казнят на рассвете – обронил Джонс.
- Да, всего одна ночка – добавил один из матросов Голландца, ужасное существо без единого намека на человечность. А Норрингтон даже вида не подал, что знает ее. Почему? У нее нет ответа, и нет сил искать его. Элизабет прикрыла глаза – свет немигающей луны бил прямо по лицу. Луч побежал дальше, выкликивая из темноты чью ту статную высокую фигуру.
- Элизабет – раздался тихий шепот. Девушка повернулась в сторону голоса.
- Я не желаю с вами разговаривать – отчетливо, хоть и негромко сказала она.
- Элизабет, выслушайте меня.
- Я не хочу вас слушать. Вы виновны … и не только в том, что не помогли моему отцу. И вам себя не оправдать. Уходите.
- Элизабет ! Меня не было в Порт-Рояле, когда … вашего отца не стало.
- Я не верю. И не поверю ни единому вашему слову.
- Мисс Суонн! Я хочу вам помочь. Или вы предпосчтете умереть?
- А что я должна сделать? Какая плата?
- Мне ничего не нужно. Теперь вы мне верите?
- Не до конца. Но другого выхода у меня нет. Джеймс – поколебавшись минутку сказала она – вы откроете решетку ?
- Конечно. Я выведу вас отсюда. Ваш корабль охраняют лишь двое.
Элизабет тихонько встала и разбудила своих людей. Они и не успели током заснуть, так что спросонья им представилась непонятная картина. Но люди они были смекалистые, происходящее уловили быстро. Норрингтон очень аккуратно повернул ключ в замке и, вздохнув, потянул на себя решетку. Все замерли. Элизабет, почти ошалевшая от неожиданной удачи, даже прикрыла один глаз. Слава богам, ржавые железные прутья не скрипнули. Команда потянулась к выходу, стараясь не производить лишнего шума, и ступали очень тихо. Девушке вдруг пришло на ум – а не привычно ли им это занятие, вот так воровато выбираться из темницы. Все таки , она пираты. Элизабет боялась одного – как бы случайно не стукнуть каблуками своих сапог. Впрочем, учитывая степень влажности досок под ногами, можно и не волноваться. А вот уже и лестница. Элизабет через головы матросов увидела Джеймса, выглядывающего из люка. Было тихо, им никого не удалось потревожить. Норрингтон махнул рукой – колонна двинулась вперед. У штурвала в обнимку с бутылкой крепко храпел боцман, если это существо из раковин и водорослей можно так назвать, и даже не думал просыпаться. Императрица стояла на якоре, ровно как и Голландец. За бортом был какой-то мелкий островок. Элизабет даже не задалась вопросом – почему они не двигаются. Ей было все равно – ведь свобода так близка. У правого борта все остановились.
- Здесь шлюпка. Садитесь и плывите. Убейте часовых и как можно скорей снимайтесь с якоря. – зашептал Норрингтон. Матросы согласно покивали и стали тихо перебираться в лодку. Элизабет все стояла на палубе, в голове сформировывалось решение. Она должна это сделать. Он лишь жертва.
- Джеймс – позвала она.
- Да – коротко отозвался он.
- Идемте с нами. Как вы здесь останетесь? Они же убьют вас!
- Нет. Пока я им нужен. Оставаться здесь мне совсем не страшно.
- Все же идемте с нами. Или вы хотите оставаться покорным прислужником Бекетта?
- Я … откуда вы знаете ?
- Догадалась – девушка недовольно дернула плечом – кроме вас никто не мог взять сердце. Кому оно так нужно и кто мог бы помочь вам в восстановлении на службе его величества. Вы на Голландце явно не в качестве пленника. И имеете влияние на капитана. С чего бы это?
- Браво, Элизабет. Вы совершенно правы. – с какой-то тихой, человеческой, не свойственной ему грустью ответил Норрингтон. Элизабет продолжала.
- Идемте. Вот уж не думала, что вас придется так долго уговаривать. В конце концов, Джеймс!
- Хорошо – Норрингтон с минуту обозревал фигуру девушки в лунном сиянии. Элизабет удволетворенно махнула головой и начала спускаться. Норрингтон уже собирался последовать за ней, как услышал за спиной шаги. Девушка тоже различила стук сапог по палубе. Ее лоб покрылся испариной. Неужели все сорвется? Она забралась в шлюпку. Не дыша, только вслушиваясь. Ничего из происходившего на палубе Элизабет не увидела. Сначала мужской голос поинтересовался – кто здесь ? – а потом были звуки скоротечного боя. Что-то свалилось за борт. О, Боже! На свете больше не было Джеймса Норрингтона. Времени на эмоции и грусть не было. Ни минуты.
- Быстрей – скомандовала Элизабет. Произошло все очень быстро. Несколько энергичных гребков в сторону Императрицы, два тела с шумом погрузились в морскую пучину, и вот уже матросы с прежним почтением помогают Элизабет подняться на борт. По счастью, почти все паруса остались поднятыми. На Голландце почему-то было тихо. Странно, ведь что-то ( или кто-то ) , кто убил Джеймса должен был поднять тревогу. Нонет, на корабле-призраке продолжалась ночь. Матросы очень аккуратно подняли якорь, и Элизабет почувствовала, как корабль начал двигаться, уходя все дальше от Голландца. Вскоре он совсем скрылся в туманной дымке, всегда окутывавшей легендарное судно Дейви Джонса. Элизабет так и простояла на палубе до первого луча солнца. Усталая, грустная и счастливая, она побрела туда, где совсем недавно ее угощал Сао Фенг.
- Капитан – обратился к ней кто-то из матросов – а какой курс?
Элизабет растерялась минуты на две. Слава богу, она стояла спиной к говорившему. Внезапно в голове пронесся чей-то голос : « Купанг … один из самых дальних островов … там удобная бухта… и большая пещера… смекаешь? ». Улыбка на секунду озарила ее лицо. Когда же она повернулась, то выглядела гордой и надменной, почти неземной – настоящая богиня.
- Купанг. Я полагаю, вам знакомо это место ? – властно поинтересовалось она. Внушительного вида мужчина даже как-то сжался под ее суровым взглядом.
- Да – с поклоном ответил он и ушел к штурвалу, по пути раздавая указания.
Элизабет нащупала на шее медальон и повертела в руках.
- Чтобы это не было, но ты мне очень помог – сказала она сама себе. Девушка спрятала кулон в складках шелка и уверенной походкой направилась в свою новую каюту.

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: delomelanicon - Загадка серебряных пуль

#36 Сообщение Li Nata » Сб дек 05, 2009 12:25 pm

Два дня дикого сумасшествия. Праздности. Боли. Тоски. Женская интуиция – великая вещь. Элизабет нутром чувствовала в себе страшную силу – власть. Ее это пугало. Но лишь поначалу. Пьянящее ощущение, наполнявшую душу до краев, как драгоценный кубок, не давало спокойно спать. Дьяволицей она носилась по кораблю. На судне не осталось уголка, которого не коснулись мягкие шоколадные глаза девушки. В который раз за последнее время она находила ответ на свой давний вопрос. Вот теперь она точно знала, что такое свой корабль. Беспрекословное подчинение – вот все, что она видела от команды. Да, они приняли ее за богиню, но Элизабет не знала – матросы боялись ее, между собой называя девушку ведьмой. Взрослые сильные мужчины, каждый из которых мог одним ударом сломить ее шейку – и такой глупый суеверный страх. Но их можно понять. Они говорили так – если она не колдунья, то как мы живыми выбрались с Голландца? Все она – ведьма. А Элизабет не знала этого. Вечный чертенок, она обследовала Императрицу так, будто это ее новый дом на десятилетия. С превеликой для себя радостью Элизабет обнаружила ворох мужской (женской) одежды и скинула неудобный, сковывающий движения шелк. Теперь смотрелась она более чем шикарно. Короткие кожаные брюки с высокими сапогами, множество поясов. Как их оказалось такое множество не очень понятно, но Элизабет поступала просто и исключительно по-женски – любую понравившуюся ткань она наматывала вокруг талии. Нашла она и свою рубашку, реквизированную еще в Порт-Рояле. К ней обнаружился и чрезвычайно потрепанный жилет неизвестного происхождения. Может это и не очень хорошо, но Элизабет с повышенным вниманием осмотрела каюту Фенга. И это уж совсем нехорошо, но кое-что из вещей покойного капитана она присвоила себе. Во-первых, карты. Целый сундук был завален ими – старыми, потрепанными, подробными. Поэтому девушка, памятуя о редкости подобных «собраний» , аккуратно сложила все и решила потом отдать Джеку. Когда уже наступит это «потом» …Черт возьми, как его сейчас не хватает. Самоуверенный, романтичный и циничный – единственный и любимый. Судно шло на юго-запад, а мысли Элизабет летели быстрей судна, устремляясь туда, вперед, к будущему, к горизонту. Трепыхалось радостно сердце. Вот оно – ожидании встречи.
Еще Элизабет обнаружила сундучок с драгоценностями. Совершенно случайно нажала на что-то на огромном столе и показался потайной ящик. Недрогнувшей рукой она откинула высокую крышку ( замка даже не было ) и пришла в восторг. Конечно, в основном это были золотые монеты, даже поддельные. Элизабет с интересом рассмотрела фальшивый дублон – на реверсе тонкий слой позолоты и видно залитый внутрь свинец. Были и украшения. Девушка просто влюбилась в старинный золотой перстень с кровавым рубином. Кольцо отлично смотрелось на загорелой руке, а Элизабет оставалось лишь гадать – кто была владелица этой ценности ? На внутренней стороне ободка была надпись на испанском, чье-то имя кажется...Или красивая витая цепь из золота – отлично смотрелась на поясе. Последней находкой был узкий отрез ткани с искусно выполненной вышивкой, дракон и какие-то символы. Элизабет же, не найдя другого применения, подвязала им волосы.

«Императрица» медленно и торжественно, как подобает столь величественному кораблю, заходила в бухту. От воды шел туман, скрывавший курсировавшие тут и там лодки. Оживление царило здесь. Элизабет стояла на полуюте, наблюдая, как боцман управляет судном, как матросы опускают якорь. В маленьком заливе было слишком много кораблей. Выглядело это неестественно, но по-своему привлекательно. Здесь были маленькие, верткие пиратские бриги с воинственно развевающимися черепами на черных полотнищах. Их оттесняли великолепные, мощные фрегаты времен Моргана, на мачтах которых Веселые Роджер прятался под коммерческими флагами Голландии и Франции. Чуть поодаль стояли восточные корабли – потрепанные джонки и огромные плавучие дворцы, которые несли на своем борту сотни безжалостных головорезов. Флаги, паруса, борта – их окраска пестрела на фоне неустанно заходящего солнца.

Девушка проверила свои пистолеты – оружие должно быть всегда начищено и заряжено, а шпага просто заточена. Или вы думали, что Элизабет совсем ничего не делала, кроме поиска драгоценностей в каюте покойного капитана ? Спустили шлюпку. Стало уже привычным спускаться в качающуюся на волнах лодку – все прелести пиратской жизни. Луч солнца пробежал по красноватым парусам корабля. Кто бы мог подумать, что рассвет для «Императрицы» не наступит.

Сидя на жесткой банке, девушка прислушивалась к разговорам, что велись в мимо проплывающих шлюпках. Элизабет, сначала растерявшаяся в многообразии языков, освежила воспоминания когда-то преподанных уроков и прочитанных лексиконов и на слух стала улавливать французскую речь, испанский говор. Все беседы так или иначе касались Бекетта и Ост-индской компании. Всяк по-своему ругал этих представителей власти, у каждого были личные претензии к крупнейшей торговой компании в мире. Лодкам было толком не развернуться на мелководье возле берега, поэтому частенько доносились крики не самого приличного содержания. Элизабет еще год назад от таких выражений спрятала бы глаза за веер, а теперь сама пускала крепкие словечки в адрес не слишком расторопных пиратов на шлюпках. Когда окончательно стемнело, и на небо взошла огромная, показавшаяся совсем близкой, луна, девушка стояла на берегу. С нарастающим раздражением она наблюдала перебранку своих матросов – они никак не могли решить, кто отправится на совет, а кто вернется на судно. Элизабет было совершенно все равно, кто пойдет с ней, главное этими людьми уже сделано – она здесь.
Девушка еще раз оглядела бухту. Трудно было уже что-либо разглядеть, корабли скрывала ночная мгла, но Элизабет была уверена в одном – Жемчужины среди них нет. Как …У нее не было подходящего слова, чтобы описать свои чувства. И обида, и грусть…Она так хотела увидеть… и не только Джека, но и Жемчужину, и команду, и…даже Барбосу. Но никого здесь не было. В душу проник страх. Своими предательскими путами он заставлял ее бледнеть. Джек собирался на этот совет, он точно знал когда и где. Почему же его тогда нет…Она даже не хотела думать, что с ним что-то могло случиться. В голове мгновенно возникла жуткая картинка: Джек истекает кровью, Джека выкидывают за борт. Элизабет махнула головой, чтобы ушло это наваждение. Все. Надо идти. Девушка еще раз посмотрела на темную воду, пытаясь проникнуться важностью предстоящего вечера. По щиколотку утопая в песке она направилась к узкой дорожке из серого, необработанного камня, которая уводила вглубь острова. Остров не поражал своими размерами, но было в нем что-то таинственное, манящее. « Прям как Джек » - пронеслась в голове когда-то кем-то сказанная фраза. Таинственности острова способствовало неровное пламя горящих факелов, закрепленных на камнях. А за главной загадкой острова далеко ходить не пришлось. Дорожка из битого камня заканчивалась у небольшого входа. Элизабет наклонилась, чтобы войти. Когда девушка расправила плечи, то обомлела – настолько потрясающим было зрелище. Огромный зал темные закоулки которого терялись в скверном освещении множества маленьких сальных свечек.

Ответить

Вернуться в «ФАНФИКИ С РЕЙТИНГОМ NC-17»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей