Selene (перевод) - The Sparrow & The Swann

Фанфики с рейтингом NC-17 НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ЧИТАТЬ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ. Предупреждаем авторов, что размещение таких фанфиков в общем разделе запрещено.

Модераторы: piratessa, ovod, Li Nata, Ekaterina

Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Selene (перевод) - The Sparrow & The Swann

#1 Сообщение Li Nata » Пт дек 04, 2009 9:23 pm

Original title: The Sparrow & The Swann
Автор: Pirate Gibberish
http://www.fanfiction.net/s/3063462/1/
Перевод: Selene

От модератора Li N: Этот фанфик восстановлен здесь из архива после переезда на новый сайт. Авторский текст фанфика, ник автора, авторская орфография и пунктуация полностью сохранены.
Всю ответственность за действия героев ПКМ (или других персонажей), а так же за влияние на умы читателей, несет автор фанфика.


***
Фанфик занесен в путеводитель по фанфикам (пейринг) - прим. Ekaterina

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: Selene (перевод) - The Sparrow & The Swann

#2 Сообщение Li Nata » Пт дек 04, 2009 9:23 pm

Original title: The Sparrow & The Swann
Автор: Pirate Gibberish
http://www.fanfiction.net/s/3063462/1/
Фандом: Пираты Карибского моря
Дисклеймер: все права принадлежат Диснею
Перевод: Selene
Примечание: разрешение автора получено.
Пейринг: Jack/Elizabeth
Жанр: love/adventures
Статус: Complete

Глава1

Джек Воробей прошлепал по теплой прибрежной воде, отплевываясь от соленой морской воды, которой он наглотался, буквально доползая до берега на коленках. Едва он достиг берега, он с наслаждением рухнул на твердую землю. Он лежал на холодном песке, и его грудь нестерпимо болела. Небо стало пурпурным от заходящего солнца, он воззрился на него с таким трудом, словно все еще был в воде. Пирату казалось, что призрачные волны все еще бросают его из стороны в сторону, то в одну, то в другую, изматывая его окончательно после столь продолжительного заплыва. Чувствуя себя абсолютно разбитым, он погрузился в собственные мысли.
Эта девчонка. Чертова девка. Она ведь его убила! Хотя, если быть честным, он был жив, но она-то этого не знала! Он не мог в это поверить, осознать то, что она сделала. Нет, это не могло быть правдой. Джек не хотел верить в то, что она натворила. Но, несмотря ни на что, он знал, что поверить в это ему ничего не стоило. Она была пираткой. Да, Элизабет Суонн была чертовой пираткой! Она убила его, чтобы спасти себя. И ее ненаглядного Уильяма. Воробей нахмурился при этой мысли. Он был свидетелем ее перевоплощения из изнеженной, правильной светской дамы в дикую и прекрасную пиратку. И, вот зараза, он ее любил!

Он любил ее так, как никогда еще никого не любил. Он мечтал о ней с того самого момента, как спас ее в Порт Ройале. Но тогда его мечты были скорее животным желанием, страстью. А сейчас он хотел защитить ее, сделать так, чтобы она была счастлива. Но это не значило, что он перестал желать ее как женщину.
И он ненавидел себя за это; он Капитан Джек Воробей, в конце концов. Свирепый, безнравственный, беспощадный пират. Человек, по которому сходили с ума сотни девок, а он запал на губернаторскую дочь. Он, который, как магнит, притягивал к себе внимание слабого пола, он хотел ее, черт ее возьми! Она же любила Уилла, была помолвлена с Уиллом, человеком, которого, несмотря ни на что, Джек считал своим другом.

С трудом, превозмогая боль, он поднялся на ноги, как раз, чтобы кинуть прощальный взор на последние лучи солнца, исчезающего за горизонтом. Первое правило Капитана Джека Воробья: проверить, на месте ли его «добро», правило, к выполнению которого он приступил немедленно, желая убедиться, что все его вещи выдержали такое долгое плавание. Все было на месте, за исключением шляпы, и Капитан Джек Воробей был очень зол из – за этого. Нет, постойте… Он еще раз залез в карман, чтобы удостовериться в этом: его компАс пропал. Черт возьми, она его забрала! Его КомпАс! Чертова пиратка! Да, он была пираткой. Джек вдруг почуствовал, как волна эмоций захлестнула его; он знал, что компАс обеспечит ее безопасность от Британских властей. Внезапно Кэп почувствовал облегчение: он знал, что был абсолютно прав. Воровство. Элизабет не только пожертвовала им ради своих собственных целей, но и умудрилась выкрасть его компАс. Она была очень любопытной, ей так хотелось, узнать, насколько это сладко. Чтож, он надеялся, это девка была счастлива. Красивая, бесстрашная девчонка. Он знал, что если бы кто – то другой осмелился утащить у него этот компАс, он бы был как минимум в ярости. Даже больше, чем просто в ярости. Но именно Эл стащила компАс, а это гарантировало ее спасение от смертного приговора.

Джек был весь в синяках, порезах и абсолютно трезв, что делало его окончательно несчастным. Убить Кракена, этого монстра, оказалось легче легкого, по его меркам. Его чуть не убило плавание до берега – мили миль открытого океана, без единой доски, за которую можно было бы зацепиться. Он переплывал от одного островка до другого, тщетно ища какие-либо следы цивилизации. К несчастью, все островки, которые встречались на его пути, оказывались мелкими клочками земли, словно кинутых чьей-то рукой на морскую гладь. Воробей проклинал несправедливую судьбу и эти островки, что давали лишь возможность прилечь и выровнять дыхание, но ничего кроме этого, а поэтому пират был вынужден в очередной раз нырять в теплые воды Карибского моря и плыть. Все дальше и дальше. Он наглотался столько воды, сколько ему еще ни разу не приходилось глотать, на его теле не было ни одного сухого места, ни одной клеточки, которая не отдавала бы болью.

Сурьма, толстым черным слоем окружавшая его глаза, размазалась, стекая струйками по его щекам. Джек сделал несколько неуверенных нетвердых шагов и огляделся с надеждой. Остров, на котором он находился, казался больше предыдущих клочков земли, встретившихся ему, гораздо больше. Там могли бы даже быть люди. Там мог бы быть, пожалуй, и ром. Пират практически чувствовал терпкий острый вкус напитка в свом рту. Он тихонько застонал, испытывая адскую боль, голод, холод, жажду и усталость. Все одновременно. Сжав кулаки, он двинулся вдоль берега, умоляя провидение послать ему помощь…

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: Selene (перевод) - The Sparrow & The Swann

#3 Сообщение Li Nata » Пт дек 04, 2009 9:24 pm

Прода...

Мисс Элизабет Суонн чувствовала себя отвратительно. Она буквально рухнула на грубо обтесанный деревянный табурет в не менее грубо вытесанной водной хижине Тиа Дальмы. Девушка сидела, вцепившись обеими руками в кружку с напитком, что ей предложила ведьма Вуду. Эл захлестнули ее тяжелые, неизбежные мысли, мысли, от которых не было спасения нигде и ни в чем.

Какого черта она натворила? Она же его убила, вот что! Она его убила… Джека Воробья больше не было, и в этом ее вина. Прошло уже три дня с того момента, как она его поцеловала, а точнее с того момента, как она его обманула. Три дня с тех пор, как она приковала его к мачте «Жемчужины», эгоистично отправив его на верную смерть. На страшную смерть в объятиях Кракена. Лиз непроизвольно дернулась. Ну что она наделала? Превратилась в пиратку, убившую человека. Человека, которого она, черт возьми, любила. Она убила его из – за своего непреодолимого страха, не столько страха смерти, сколько страха своей любви к нему. Тот факт, что она питала чувства к пирату, приводил ее в ужас; она столько раз пыталась убедить себя в том, что она не любила его, а любила Уилла. Уильяма Тернера, человека, с которым была помолвлена, человеком, за которого собиралась замуж. Но все ее попытки убедить себя в этом оказались абсолютно бессмысленными и бесполезными, и она, безусловно, это чувствовала: каждый поцелуй Уильяма становился все менее волнующим, каждый взгляд – менее значимым, однако ее сознание все еще боролось, не желая этого признавать. Ее подсознание шипело, что она раз уж она отдала свое сердце Уиллу, то пусть и остается с ним, а сердце нашептывало девушке мысли только о Джеке. О храбром и удалом пирате, дерзком разбойнике. Эти двусторонние споры разрывали ее на части, запутывая ее чувства еще больше. Лиз думала, или, по крайней мере, желала, что, убив Джека, она уничтожит всю свою любовь, свою вину. К несчастью, это только усилило, обострило ее душевные муки, она чувствовала себя абсолютно опустошенной без Капитана Воробья, в ее душе была глубокая дыра, заполненная глубокой непрекращающейся болью. Болью настолько сильной, что ей хотелось умереть. Свернуться в комок и просто умереть. Не столько потому, что она не любила Уилла, а за то, что убила самого дорого ей человека, за что она себя презирала и ненавидела.

Она тяжело вздохнула, поймав на себе взгляд Уилла. Она смотрел на нее, не в силах отвести глаз, которые были полны грусти и печали. Элизабет отвернулась, не имея сил выдержать на себе этот немой укор. Вся команда сидела молча, опустив глаза в свои кружки с мистической жидкостью. Каждый чувствовал себя виноватым, но не настолько сильно, как Лиззи. Она сделала глоток из своей чашки, и горячая, терпкая жидкость скользнула в ее горло. Теплый ром? Это было как минимум странно, но не менее странной была ее жизнь. Ром обжог ей язык, горло, отчего в глазах появились слезы. Девушка подскочила, словно ошпаренная, огляделась вокруг, бросив взгляд на каждого из смущенных растерянных пиратов. Ей необходимо было выйти наружу. Она схватила свою кружку с «этим пойлом», как она мысленно окрестила напиток, надеясь, что на свежем воздухе ром будет вкуснее.

Она вдохнула свежий соленый воздух, который высушил ее слезы. Слезы, вызванные не острым напитком, а абсолютной безысходностью. Она стояла на берегу, лунный свет окутывал ее как волны Карибского моря. Элизабет не выдержала и всхлипнула. Ее колени подогнулись, и она рухнула на песок, все ее тело сотрясалось от безудержных рыданий. Черт тебя возьми, Джек Воробей, я люблю тебя!

А его не было, он был мертв. Она скользнула рукой в свой карман и вытащила компАс. С необыкновенной нежностью она водила пальцем по изгибам крышечки, тяжелые слезы капали на темное дерево. А затем она услышала этот звук. Кто-то шлепал по воде, но темнота все еще окутывала силуэт этого человека. Хотя нет, ее глаза уже различали смутный образ человека. Человека, который брел еле –еле перебирая ногами, опустив голову. В его манере двигаться было что-то знакомое, но нет… Джек был мертв, и Элизабет не стоило воображать себе никаких глупостей.

Человек, шагающий по берегу казался удрученным, может его бросила возлюбленная? А может он был просто пьян, иначе зачем бы он шатался посреди ночи по пустынному берегу?

«С вами все в порядке?» - крикнул Лиз в густую тьму, всхлипывая и давясь слезами, ручейками, стекавшими по ее щекам. Ей бы не хватило решимости подойти к тому подозрительному человеку, к тому же он был еще слишком далеко и мог не услышать ее оклик. Она по своему опыту знала, что пьяные мужчины были непредсказуемы.


Великолепно! Теперь ему слышались голоса. И не просто голоса, а ее голос. Несомненно – слишком длительные заплывы и большие порции соленой воды ударяют в голову. Он встряхнулся, замотал головой, стараясь избавиться от мурашек на своей загорелой бронзовой коже. Это телодвижение заставило его совсем упасть, но он тут же сел и чертыхнулся. Итак, он был мокрый до нитки, он замерз, его чертова шляпа утонула, пока он бился с Кракеном, но хуже всего, что он был абсолютно трезв! И именно поэтому ему теперь слышались голоса! Просто чудесно!
-Я в порядке, черт вас всех возьми! – выкрикнул он в ответ и свалился без сил на песок.


Элизабет наблюдала за той странной фигурой на берегу. Вот человек дернулся и упал, упал с той удивительной грациозностью, которая присутствовала в движениях только одного человека. Кем бы он ни был, что бы он не делал на этом забытом Богом пляже, этот мужчина был несчастен. А потом она услышала, как человек что-то сказал.

Тот голос. Тот ГОЛОС!

Джек!!

Кружка с ромом выпала из ее рук, покатилась по земле, разливая янтарную жидкость, но Элизабет даже не заметила – она со всех ног кинулась к человеку на берегу. Ей казалось, что она спит, но этот сон был слишком уж реален. В два прыжка она преодолела расстояние между ними и…. Он был перед ней. Капитан Джек Воробей…
Она упала на колени перед ним, положив свою все еще трясущуюся руку на его вздымающуюся грудь, глаза его были закрыты. Пират был мокрым до нитки, но даже это не убедило Эл в реальности происходящего. Это не мог быть он, она убила его…
Нет, это был он, несмотря на то, что Лиз казалось, что она во сне; девушка не убрала своей руки с его груди, пытаясь убедить себя в том, что это был Джек. Что он не покоился на дне морском, что он не был съеден Кракеном, что он не был угнан на судно Дэйви Джонса. Элизабет попыталась заговорить, но не могла, горячие слезы брызнули из ее глаз, горло горело, как в огне.

-Джек – выдавила она. Она не знала, что сказать. Она не могла говорить, слова застревали в ее горле.

А затем его глаза распахнулись…

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: Selene (перевод) - The Sparrow & The Swann

#4 Сообщение Li Nata » Пт дек 04, 2009 9:24 pm

Глава2

Черт, у него появились галлюцинации. Но нет, его голова достаточно твердо лежала на колене. Эл. Его глаза блуждали безостановочно, пытаясь воспринять все сразу, что было абсолютно невозможно. Он упивался ей, словно она была запрудой в пустыне, его глаза не могли вдоволь на нее насмотреться. О, Господи! Его дыхание было быстрым и частым, но не из –за его длительного перехода по пляжу и не из –за его падения, а из –за нее. Его сердце билось с такой скоростью, что готово было выскочить из его груди. И он ее за это ненавидел. Он ненавидел ее за то, что она заставляла его испытывать такие чувства. Ненавидел за то, что был так взволнован, просто видя ее, просто находясь с ней рядом. И он любил ее за это.

Она была там. Прямо там, эта девчонка! И она была в безопасности. Она была ТАМ.

Было столько всего, что он хотел бы сказать, о стольком ей, черт возьми, рассказать, но он не мог говорить. Его голова, казалось, разорвется на куски; в голове он проговаривал все, что хотел бы сказать, но каждый раз, когда он пытался заговорить, слова ускользали от него. Он громко и тяжело вздохнул, но тут же подменил этот жалкий звук в кашель, отхаркиваясь от соленой морской воды, которой он наглотался во время своего падения. Он отчаянно пытался извлечь хоть какую – то пользу из своих безумных взмахов руками.

-Элизабет! Я Кракен плыл девка. Ты украла так долго ты в безопасности. Я потерялся нужен ром. Мой компас ты в безопасности моя шляпа РОМ. Ну, по крайней мере, он снова мог говорить. К несчастью, это звучало абсолютно неразборчиво. Солнце и океан принесли ему гораздо больше вреда, чем он думал, даже тогда, когда считал, что у него галлюцинации. Он полувздохнул – полузастонал снова, на этот раз уже без кашля.

Когда началась рвота, Лиз забеспокоилась, он извергнул из себя приличную порцию соленой воды, спасибо хоть не на нее, но это бы не имело значения. Ее одежда не была больше дорогим изящным произведением искусства, которые она некогда носила. Она наблюдала за тем, как он махал руками, ей даже пришлось увернуться пару раз, чтобы он не ударил ее по лицу. А затем он услышал свой голос. Она почувствовала, что ее сердце забилось чаще, когда он произнес ее имя, но ее радость мгновенно исчезла и превратилась в смущение, ведь он был почти в состоянии помешательства, бессвязно бормоча обрывки слов. Она легонько вздохнула, но свой смешок сдержать не смогла – было очевидно, чего ему хотелось, и, к счастью для него, она была в состоянии этим его обеспечить. Благодаря Тиа Дальме, конечно же, и своей собственной неприязни к напитку. Ром. Она потянулась за кружкой, которую оборонила, в ней все еще была половина порции, и прислонила чашу к его губам, будучи абсолютно уверенной в том, что ему потребуется каждая капля.

Джек жадно отпил из тяжелой кружки, заглотив сразу половину золотистого содержимого. Почти мгновенно он почувствовал ром внутри себя, словно тот растекался по всему телу пирата. Он почувствовал, как его мозг расслабился, чувства обострились до привычного состояния, знакомое жужжание в голове вернулось. Теперь он снова мог думать. Спасибо Богу за такие услуги! Он сделал попытку сесть, чувствую грубую ткань ее штанов, скользнувшую по его щеке, но Джек все-таки обрел сидячее положение.

-Ты меня убила – сказал он, первый раз встречая ее взгляд спокойно с тех пор, как он осознал, что она была не объектом, созданным его больным воображением. Он откинулся назад, зарывая пальцу в холодный песок. Джек знал, что это было неправдой. Он был жив, по крайней мере, насколько он сам это знал, но это звучало драматично. А Капитан Джек Воробей испытывал непреодолимую нежность ко всему драматичному.

Она знала это. Знала, что терпкий напиток вернет Джека к жизни. Ну или, по крайней мере, успокоит его немного, ровно настолько, чтобы тот смог сконцентрировать последовательную мысль.

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: Selene (перевод) - The Sparrow & The Swann

#5 Сообщение Li Nata » Пт дек 04, 2009 9:25 pm

Глава3

Она внутренне поморщилась, едва услышав эти слова. «Ты меня убила…» Это было болезненной правдой, колющая и режущая боль, которая пронеслась по всему ее телу. Однако в его голосе было что – то, что говорило ей о том, что он не был адски зол на нее, как она предполагала. В его голосе звучало что –то игривое. Саркастическое и игривое. Что –то Джековское. Лиз почувствовала, что эта душевная боль достигла своего пика в тот момент, когда его глаза взглянули в ее. Его глаза сверкнули, отчего Элизабет замерла, чуть не потеряв сознание, но опомнилась – он, как –никак был рядом. Он. Джек, мужчина, которого ей не следовало любить. Но она любила.

Но ей не следовало.

«Ты выглядишь вполне живым» - усмехнулась она, сделав отчаянную попытку прикрыть выдающие ее чувства и эмоции, однако ухмылку ей спрятать не удалось.

Она могла бы просидеть там всю ночь, утопая в его карих глазах, но это было невозможно. Невозможно из –за целой группы пиратов, сидевших в домике Тиа Дальмы и находившихся в состоянии полной депрессии и почти полного алкогольного опьянения. Она поднялась на ноги, бездумно постукивая ногами, пытаясь стряхнуть приставший к ним песок, а затем протянула руку Капитану. Ее Капитану. Он обвил ее ладонь своими пальцами и тяжело потянулся, вставая на ноги.

«Ты меня убила» - проконстатировал и это прозвучало как неоспоримый факт. Даже, пожалуй, жизнерадостно. А что еще он мог сказать? Он вернулся. Он был рядом с ней. Он и она были живы. Джек был настолько счастлив, что даже не утруждал себя мыслями о том, что Эл была помолвлена и все еще влюблена в Уильяма.

Она тихонько улыбнулась. Он был сумасшедшим, ненормальным, даже безумным. Безумным, сногсшибательным и…, нет, Элизабет. Нет, это неправильно. Голос разума в ее голове, такой настойчивый и болезненно колющий голос «моральных устоев и принципов» протестовал. Снова. Она встряхнула головой – крошечное, малозаметное движение вправо и влево. Почему это было так тяжело, трудно для нее? Почему, черт возьми, было так тяжело признаться себе в том, что она была влюблена. Влюблена в того, кто не являлся ее женихом. Чертовы принципы! Чертовы принципы, которые ей навязывали, вбивали в голову с самого раннего детства, с тех самых пор, как она научилась говорить. Черт.


Она не сказала ни слова больше, молча ведя пирата по направлению к лесу, к короткой, заросшей дороге к реке. Она была слишком напугана, чтобы что-то говорить, опасаясь того, что могут произнести ее губы. Не сейчас, когда ее голова так сильно враждовала с ее сердцем. Не сейчас, когда ворчливый голос сражался с ее желанием. Ее очень глубоким и страстным желанием. И с ее нечистой совестью.

А Джек был абсолютно счастлив этим молчанием - он не был интересным собеседником, даже обладая столь недюжинным воображением…

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: Selene (перевод) - The Sparrow & The Swann

#6 Сообщение Li Nata » Пт дек 04, 2009 9:26 pm

Глава4

Он продирался сквозь листья позади нее, увертываясь от толстых, торчащих веток. Тропка, по которой они шли, была заросшей, его это, однако, не особо удивляло – Тиа не относилась к разряду аккуратных женщин. Комары непрерывно жужжали около его уха, он отмахивался от них, но они неизменно возвращались. Джек чувствовал, как жуки ползали по его обнаженной влажной груди. Он слышал резкие крики экзотических птиц; проносясь над головами Джека и Лиз, они казались смесью разноцветных пятен. Пират почти на языке ощущал соль далекой речушки, ее запах, что витал в тяжелом воздухе. Это место было ему знакомо – он его узнавал. Это был первый остров за долгое время, к которому он был рад пристать.


Темный силуэт многоярусного речного домика Тиа Дальмы, окруженный мрачными болотистыми водами речонки, которую Джек не раз переходил вброд, постепенно вырисовывался в полутьме.

Он кинул взгляд на Элизабет, неуклюже поклонившись ей и указав жестом руки на лестницу.

-Миледи – невнятно пробормотал он, игриво ей подмигивая. Он мог поострить из себя джентльмена. При случае.

Элизабет почувствовала, как улыбка скользнула по ее губам, когда Джек насмешливо склонился, предоставляя ей право первой подняться по полусгнившей, мшистой лестнице. Она вскарабкалась по ней очень быстро, опасаясь своих шлепающих звуков. К счастью, лестница осталась непоколебимой. Его сапоги глухо застучали, когда пират поспешил присоединиться к Элизабет на внешней палубе. Если это, конечно, можно было назвать палубой. На самом деле, это было всего лишь продолжением дощатого пола хижины, выдававшегося вперед ровно настолько, чтобы несколько людей могли на нем устоять.

Она не постучала. Уперевшись руками в дверную раму, она пнула дубовую дверь. Со всей силой. Это вызвало именно тот эффект, которого она ожидала – каждое лицо в комнате обратило свой взор на нее. Побежденный, расстроенный взор.

-Я кое – что нашла на берегу – сказала она, утверждая это тоном «неоспоримого факта». Полуулыбка застыла на ее лице, когда девушка вошла внутрь и оперлась на стену. И вот появился он, обрамленный лунным светом, неслышно входя в распахнутую дверь. Он выглядел ужасно: Промокший до костей, без шляпы, с подтекшей сурьмой, он все – таки выглядел крайне таинственно и ….крайне героически. Элизабет почувствовала, как мурашки пробежали по ее спине.

Шум был оглушающим. Столы и стулья были перевернуты, когда команда бросилась обнимать своего капитана. Их капитана.

Выжили только пятеро. Пятеро из целой команды. Не считая Элизабет, конечно. И Уильяма. Пятеро. Гиббс. Он улыбнулся. Пинтел и Раджетти. Он на стул, притягивая кружку рома к своей груди. Коттон и Морти. Он обежал всех их взглядом – толпу лиц, повернутых к нему, выжидающих. Да и кем был он, чтобы их подвести?

-Я предполагаю, вы все хотите узнать о том, как Капитан Джек Воробей победил ужасное чудовище, утянувшее в пучину вод «Черную Жемчужину»?
Одобрительные возгласы охрипших пиратов заставили его улыбнуться.
-Но сначала ром. Он сделал большой глоток, а затем вытер рот рукавом своей рубашки. Теплая, острая жидкость протекла по его горлу, ее пары защекотали его нос. Чертовски вкусно. Стулья заскрипели и с глухим стуком заняли свое место вокруг стола. Вокруг напитков.

-Я был там – начал он значительным тоном, расширив глаза для пущего эффекта – В одиночестве на палубе Жемчужины, вглядываясь в морду этого чудовища. Он отхлебнул рома. – Раз уж я – он замолчал на минутку – оказался настолько великодушным, что остался, когда вы все уплыли.
Джек кинул взгляд на Элизабет. Она была единственной, кто знал, почему на самом деле он остался. Знали только он и она.

Он хотел, чтобы она знала это. Пляшущее пламя лампы заставили ее глаза сверкать – чертовски красиво. Он сглотнул и заставил себя продолжить.

-Это все было из-за меня – последовал еще один глоток рома – и я знал, что должен делать. Я позволил Кракену проглотить себя. Целиком. И оказался в животе этого монстра. Там была целая куча различных вещей. Там я повстречал парня по имени Фредерик, помешанного на различных горных породах. Прескучный тип. Я его застрелил на третий день. И ждал. Ждал, пока монстр проголодается снова. Я знал, что тот атаковал судно, когда внезапно тот стал разносить в щепы что – то малоприятное. А затем я получил то, что искал – Кракен проглотил длинную лестницу. И веревку. Было ясно, что это все вело наверх, к «вороньему гнезду»(наблюдательный пункт на мачте) – следующий глоток рома.
-Так вот, я привязал его, Фредерика, с одной стороны зуба этой гадины. Мальца я привязал веревкой вокруг, как ее там? Ну, которая в горле – Джек демонстративно открыл рот – так я и вытянул себя наверх. И вот, я был уже на полпути к лестнице, когда увидел его….бум – бум. Я раскачивался вперед и назад, пока не оказался в состоянии его достать. И я разрубил его напополам. Я выкарабкался из его рта, едва тот начал тонуть – Джек замолчал на секунду, добиваясь большего эффекта. -И вот, этот монстр отправился к Морскому дьяволу.


Они некогда не узнают, что же произошло на самом деле. Этого он им точно бы не рассказал. Они бы никогда не узнали, что их капитан упал в воду, молотя руками и ногами, когда по счастливой случайности, его меч воткнулся в сердце Кракена. Это было чистой удачей, хотя вся его жизнь была цепью счастливых совпадений, честно говоря. Они бы об этом не узнали, это было ни к чему.

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: Selene (перевод) - The Sparrow & The Swann

#7 Сообщение Li Nata » Пт дек 04, 2009 9:26 pm

Элизабет задержала свои губы на ободе кружки, пока Джека рассказывал сказку своего триумфа. Пираты смотрели на него преданно, жадно ловя каждое слово.

Она слушала эту историю, вместе со всеми открывая рот от изумления, а иногда задерживая дыхания вместе с командой. А когда Джек заявил, что ДОБРОВОЛЬНО остался, то она почти подавилась. Она сузила глаза, заставляя себя замолчать, прежде кто – либо заметит. Его глаза нашли ее, напоминая. Напоминая о том, что он не ненавидел ее. Напоминая о том, что она не должна ненавидеть себя за то, что сделала. Она с трудом сглотнула.


Он закончил, прежде чем она это осознала, сутулясь сидя на своем деревянном табурете. Элизабет чувствовала гнетущий жар ночи, давящей на нее, ее плечи поникли, глаза были полузакрыты. До сих пор, слушая рассказ Джека, она не замечала, насколько была измотана.

Шум постепенно нарастал, когда началась болтовня семи мужчин, перебивая друг друга, чтобы быть услышанными. Но один взгляд на команду сказал ей: они были также вымотаны, как и она сама, несмотря на то, что увлеченно скандалили.

Где они собираются спать? У них не было корабля. Негде было остановиться. Она пихнула стул назад и встала.

-Чтож, Капитан – она говорила мягко, делая несколько шагов к Джеку. Она легонько коснулась его руки, чувствую нервную дрожь в пальцах, словно они были наэлектризованы – Что ты предлагаешь нам делать сейчас?

К ее удивлению, болтовня прекратилась.

-Да – встрял Гиббс со слегка покрасневшим от алкоголя лицом – Команда устала, Капитан – последовал поддакивающий шумок – Мы понимаем, что все зависит от того, убедим ли мы ее оставить нас здесь.

А потом его ударило словно обухом по голове. Джек не видел ее. Тиа Дальма. А это означало лишь одно – она была наверху. Придумывая очередную подлую и низкую гадость.

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: Selene (перевод) - The Sparrow & The Swann

#8 Сообщение Li Nata » Пт дек 04, 2009 9:26 pm

-Я сумею ее убедить – глухо проговорил он.

Ступеньки угрожающе заскрипели, едва он на них ступил. Но Джек был уверен, что они не сломаются – он поднимался и спускался по ним уже очень много раз. Много раз. До этого. В прошлом. О перилах нечего было говорить – лестница вилась вокруг толстого дерева, вокруг которого и был построен весь дом ведьмы Вуду. Очень нестабильная лестница, черт ее возьми. Заботило ли это Джека? Конечно нет. В любом случае, все это строение выглядело так, словно малейший порыв бриза превратил бы его в кучу щепок, плавающих в мутной топи болотистой речки.

Он бросил свой последний взгляд на комнату прежде чем крепления второго яруса окончательно не скрыли его фигуру. Его глаза в начале поймали Элизабет, противореча всем причинам этого не делать. Она сидела, сползая на стуле, глаза ее были полузакрыты. Вся его команда, несмотря на прекращающийся шум и гам, выглядела крайне измученно. Словно они только что пережили жутчайший из штормов.

А потом он понял. Она была не с Уиллом. Элизабет села в его кресло. Во главе стола. Там же сидел этот щенок. Крайне интересно.

Но у Джека не было времени на это. Прежде чем он осознал это, его ботинки глухо стукнули об деревянный настил пола второго яруса, глухой стук эхом пробежал по комнате. Несколько быстрых взглядов на их Капитана, полупьяно карабкающегося по ступенькам наверх, сказали команде, что им не стоит его сопровождать. Уилл тоже присоединился к их числу.

Тиа Дальма была действительно наверху, повернувшись спиной к лестнице, ведьма листала толстый том каких – то пожелтевших страниц, она знала, чем и как заполнять отчаяние и тупую душевную боль, она знала, что в моменты грусти необходимо занимать себя работой. И это было легко. Для нее.

Да, несомненно, она слышала шум снизу. Она знала, что Джек вернулся. И, конечно, знала это давным-давно. Даже до того, как об этом узнала Элизабет. Тиа Дальма просто это знала – в этом был ее дар. Она ЗНАЛА. И знала также то, что он обязательно к ней поднимется. В конце концов.

Черные глаза ее пробежали по записям. Пальцы бегали взад-вперед от листов бумаги до губ. Тиа Дальма думала.(я угорала – тупая фраза….). Руки ее блуждали по множеству разноцветных бутылок, наливая жидкость то из одной, то из другой в большую чашу. Вспышка света, за которой последовал взрыв черных искр.

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: Selene (перевод) - The Sparrow & The Swann

#9 Сообщение Li Nata » Пт дек 04, 2009 9:27 pm

Ведьма задумчиво потушила пальцами кончик загоревшегося давно нечесаного клока волос. Он бы совсем вспыхнул, если бы ее пальцы потеряли контроль над ситуацией. Нечувствительность. Эта была малая плата за ее более темные достижения. Черная магия. Она часто оказывала нежелательный эффект на мага.

Ее концентрация была быстро рассеяна шумом, создаваемым поднимающимся посетителем. Ожерелья и браслеты звякнули, когда она резко повернулась к нему лицом.

-Будь я проклята, если это не Джек Воробей – покачивая бедрами, Тиа Дальма направилась к нему, сокращая расстояние и шурща многочисленными юбками – Я же тебе говорила не водиться с Дэйви Джонсом. Я тебе говорила!

-Тиа Дальма – он встретил ее глаза, настолько похожие на его собственные. Но в то время, как его глаза были остры и чисты, ее – красноваты. И мрачные. Бездонные. Это было результатом долгого корпения над манускриптами в полутьме. И от травы. Честно говоря, она ее очень любила. Эта трава была очень древней; из Китая или откуда-то еще. И Тиа Дальма знала ее секреты. Знала, как нужно ее высушивать, нарезать и врачевать ею. Все это была написано на тех пожелтевших страницах.

Она была одета, как обычно; длинное платье, которое бы выглядело великолепно, если не было так поношено. Оно было обтягивающим. Очень обтягивающим. Оно давало Джек возможность разглядывать ее пышную грудь. И это сводило его с ума. Он придвинулся ближе. Настолько, что чувствовал ее горячее дыхание на своей шее.
-Я пришел убедить тебя – выдохнул, скашивая глаза вниз. Он видел свои грязноватые пальчики в груде массивных побрякушек, свисающих с ее шеи. Столько всяких драгоценных камней. Столько золота.
-Красиво – пробормотал Джек, уставившись на один большой сапфир. Он повертел его между большим и указательным пальцем, рассматривая камень, который словно таил в себе секрет.


Их прошлые приключения были, несомненно, незабываемы. Легендарными. И Тиа Дальма была не такой, как остальные. Шлюхи из таверн. Жены чьих – то мужчин. Девственницы. Нимфоманки. Бедные. Богатые. Она не была похожа ни на одну из них. Ей было все равно. Плевать. Ее не заботило, приходил или уходил Джек. Был ли он поглощен пламенем страсти или холоден, словно лед. Ей было ПЛЕВАТЬ. И именно это делало ее такой отличной ото всех остальных.

Она помнила, как он подошел к ней ближе. Она помнила, как он наклонился к ней. Она помнила его улыбку «ни-о-чем-не-жалею». Она помнила, как он умолял ее об этом. Время от времени. Раз за разом он занимался с ней любовью. (Эх, это, конечно, не совсем то слово, но эту грубую пошлятину shag никак по-другому не перевести!)

Наблюдая за тем, как он вороватыми пальчиками пробегал по ее драгоценностям, Тиа Дальма перехватила его руку.
-Не надо шарится в вещах, которые я не разрешаю трогать, Джек Воробей – она бросила, отворачиваясь – Что Тиа может для тебя сделать?
Ее руки вернулись к нагромождению пиалок и сосудов на своем столе, но не произвела ни единого звука. Тиа Дальма ждала. Ждала, когда Джек Воробей, наконец, скажет, что же ему понадобилось в этот раз.

Он шагнул позади нее, бросая свою тень на ее. С этой стороны ему открывался великолепный вид на ее достоинства. Он почувствовал жар, пробежавший по его телу, он его почувствовал и распознал. Это было животное желание. Джек подошел поближе. До тех пор, пока не прижался к ее спине. Он склонил свои губы к ее уху, и они лишь слегка затрепетали, произнося ожидаемый ответ

-Можномоякомандаостанетсянаночь? – он проговорил это так быстро, что все слилось в единый вопрос. Он поиграл с рубинами, болтающимися у ее уха, своими грязными пальцами, серьезно намереваясь прикарманить камешки.

Тиа, однако, дурочкой не была. Джек бы последовал за ней, как преданный пес. Она хорошо знала, что являлась идеальным выходом его страсти. Идеальным выходом для бессовестного Джека Воробья. Она чувствовала его дыхание позади себя. Жар на своей шее. Его губы почти касались ее уха. Она обернулась, крепко держа своими пальцами кисть его руки.

-Я тебя предупредила, Джек Воробей. Даже не думай прикарманить мои драгоценности – ее нос сморщился, когда она выпустила его руку из своего захвата. Хитрая улыбка скользнула по ее лицу.
-Вы самые желанные гости в моем доме, так что можете располагаться здесь на ночь – она кивнула ему и отвернулась к своей книге.

Джек вел борьбу сам с собой. Ему хотелось кого – нибудь уложить на обе лопатки. Ему это было нужно. И вот перед ним Тиа. Прямо напротив его, черт ее возьми. Она была его билетом к выходу накопившейся страсти. Да, Тиа Дальма была мастерской ведьмой. Но желанием Джека изначально была Элизабет Суонн.


А что еще он мог поделать? Она была недоступной, недостижимой для него. А Тиа была. Она могла дать ему то, чего он точно не смог бы получить от женщины, которую любил. Особенно, пока этот щенок вьется вокруг нее. Джек издал стон ,будучи раздираемым сомнением: броситься ли ему на Тиа Дальму или уйти оттуда, пока не стало слишком поздно.

А потом он сделал это.

Он не смог сдерживать себя, его желание было слишком велико. Это было то, чего он лишал самого себя долгое время и то, что ему было чертовски необходимо. Он схватил ее за руки и с силой крутанул ведьму, заставив ее повернуться к нему лицом.

-Что ты скажешь об утолении желания? Я долгое время был в море – он усмехнулся, дьявольски улыбаясь. Ноющая боль в груди его беспокоила. Боль от того, что женщина, стоящая перед ним, не была той, которую он любил. Она не была Элизабет. Но ему отчаянно нужно было с кем-то перепихнуться. А Элизабет была занята этим щенком Тернером.

Она ухмыльнулась и приподняла бровь, чувствую, что его желание достигает своего апогея. Тиа чувствовала отчаяние Джека с той минуты, как он пришел к ней. Она знала об этом желании – оно чувствовалось в каждом его движении. Но она не говорила ему ни слова.

Она была схвачена сзади. Черные глаза глянули вниз, чтобы увидеть знакомые, грязноватые руки. Она позволила им обвить себя; она внимала его исповеди в яром желании женской плоти. Соблазн был велик. Но его глаза смущали ее. Что-то было не так. Что-то в ней было не так.

Она проигнорировала это наблюдение. Он сам не знал, чего хотел. Это было правдой. Его компАс не работал, ко всему прочему, а Тиа Дальма не могла читать мысли. Да, она знала многое, но не знала, чего Джек по-настоящему хочет. До тех пор пока…

Она прижала свои губы к его. Быстро.

-Добро пожаловать, Джек Воробей – ее рука легла на поношенную кожу его пояса, весь набор его «побрякушек» упал с раздражающим стуком.

Вспышка огня пробежала по его телу, едва она коснулась его губ своими. Он позволил ее рукам хозяйничать на своем поясе. Он почувствовал, как тот расстегнулся и упал на пол со стуком – его шпага и пистолет были достаточно тяжелыми. Он вновь вернулся к ее губам. Жадно, со страстью, с желанием.

Столько разных мыслей носилось в его мозгу, и их было так много, что он даже не мог их проанализировать. Страсть. Удовольствие. Вина? Сожаление? Не думай о ней, дурак ты чертов! Не думай о ней. Не думай о ней.

-Я потерял свою шляпу – пробормотал он ей в шею. Он не хотел этого говорить, но это была первая осознанная мысль.

Ее губы исследовали дюйм за дюймом кожи у его рта. Она рассмеялась ему в ухо, когда его пояс упал на пол. Его вкус, такой насыщенный ромом, был ей очень хорошо знаком. Ее пальцы дернули его за спутанные волосы, привлекая его все ближе к кровать.

Скромность было название для интерьера всего ее дома, сама постель была простой деревянной доской, покрытой тканью, далекой от всего остального в речном домике Тиа Дальмы. Шелк, Кожа и Атлас. Ее руки потянули его вниз, в кровать.

Он позволил ей сделать это и оказался на ней. Она была красива, как и всегда, такой, какой он и оставил ее. Ее загорелая кожа идеально контрастировала с его желтоватым загаром. Лямка ее платья сползла, открывая его взору шрам. Он провел пальцем по этой тонкой, белесой линии.

-Помнишь?

Да, он помнил. Очень хорошо помнил. Он вдавил ее в кровать, его язык исследовал ее рот, отдающий запахом и вкусом той китайской травы. Джеку нравился этот вкус.

Его грудь все еще ныла, но он проигнорировал это.

Ее руки медленно обняли его, ее пальцы пробежали по его спутанной гриве. Она ласкала его, словно Джек был котом. Она кивнула, всматриваясь в его глаза. Она помнила. Ее руки сомкнулись на его пояснице. Ее губы все сильнее прижались к его, руки Джека стиснули ей волосы, ведьма выгнулась назад и застонала.

Джек был занят тем, что в спешке приводил в порядок свою одежду, когда услышал скрипение ступенек. Потом все смолкло.

Элизабет все больше и больше чувствовала себя уставшей. Половина команды уже почти заснула, головы пиратов лежали на плечах сидящих рядом товарищей. Джек должен был спросить, могут они остаться на ночь или нет. И его возвращение сильно затягивалось. Она потрясла головой. Преодолевая последние ступени, она начинала ругаться.

-Джек, у тебя внизу целая команда, готовая свалиться с ног от… - Элизабет не удалось закончить предложение. Ее руки с такой силой стиснули дверную раму, что костяшки пальцев побелели. Она почувствовала сильнейшую, внезапную и очень острую боль в груди. Ее сердце застучало сильнее.

Джек Воробей. На Тиа Дальме…

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: Selene (перевод) - The Sparrow & The Swann

#10 Сообщение Li Nata » Пт дек 04, 2009 9:29 pm

Элизабет почувствовала себя отвратительно – ее затошнило. Очень сильно. Джек Воробей. На Тиа Дальме. Ее руки сжались в кулаки, ногти впились в ладони. Элизабет почувствовала, как ее шатает из стороны в сторону. Она знала, что уставилась на них. Джек Воробей. На Тиа Дальме. Девушка чувствовала, как кровь прихлынула к ее щекам, она знала, что ее лицо стало малинового цвета. Она знала, что ее рот открыт. Как у страшной, ужасной рыбы. Как у отвратительной рыбы с разбитым сердцем.

НЕТ! Ее разум кричал так сильно, что она едва могла стерпеть это. Нет! Не с разбитым сердцем! Она не могла дышать. Эл отвела глаза и разжала пальцы. На ее ладонях были глубокие следы от впившихся ногтей. Не с разбитым сердцем! Комната кружилась перед ее глазами. У тебя не может быть разбито сердце тем, кого ты не любишь. Ее колени подкашивались, угрожая совсем ослабеть и согнуться. Ты не любишь его. Ее сердце собиралось разорвать грудь на кусочки. Ты любишь Уилла. Она чуть не теряла сознание.

Она больше не могла этого выносить. И убежала.

Элизабет Суонн всхлипывала. Она не могла вспомнить себя плачущей так сильно. Ни разу за всю свою жизнь. Она вдыхала воздух быстро и часто, а между вдохами прорывались стон, если даже не вой и это причиняло ей боль. Сам звук причинял боль ее ушам. Но, несмотря ни на что, она не могла остановиться. Сердце колотилась быстрее и сильнее обычного, но она не могла остановиться.

Почему? Почему она это позволила себе вообразить? Даже на секунду; на одно-единственное сладкое мгновение. Почему она позволила себе запасть на этого треклятого пирата? Да, она любила его. Она ЛЮБИЛА его. Она любила его походку – постоянно под влиянием выпитого рома. Она любила его манеру говорить, так что его слова сливались в один звук. Она любила грязь под его ногтями и на его ладонях. Она любила его спутанную копну волос. Она любила побрякушки, болтающиеся в ней. Она любила его невыветриваемый запах рома и специй. Она любила темноту его глаз.

И ей следовало слушать свой разум. Она должна была слушать свою голову. Она должна была слушать тот голос, тот голос, что постоянно настойчиво шептал в ее голове, тот голове, который зашелся в крике от прикосновения любви к ее сердцу. С его прикосновением эта любовь коснулась ее сердца. Ей НУЖНО было изгнать Джека из своего сердца.

Она что, действительно ожидала от него таких же чувств? Она что, действительно ожидала, что КАПИТАН ДЖЕК ВОРОБЕЙ полюбит ее? Хриплый смешок застрял где – то в горле. О чем она, черт ее возьми, думала? На что она, черт его возьми, надеялась?

Любовь? Она не думала, что тот на нее способен. Элизабет слишком хорошо видела разрушение, оставляемое им позади. Девушек справа и слева от этого пирата, горящих желанием пробежаться по его телу своими руками. Джек Воробей никогда ни о чем не жалел. Он всегда поддавался импульсу. Он всегда оставлял за собой не одно разбитое сердце, куда бы не пошел.

А Элизабет была просто еще одной. Очередной, привычной, униженной, разбитой вдребезги и кровоточащей. Оставленной им на его жизненном пути.

Элизабет глубоко вдохнула. Ее трясло. Ее колени подгибались. Девушка тяжело опустилась на пол, спиной прижимаясь к грубо обтесанным бревнам речного домика. Эл подтянула колени к груди и позволила грубой ткани брюк впиться в ее щеку, положив свою голову на колено и прикусывая материю, чтобы не кричать в полный голос. Чтобы плакать беззвучно.

Это было неправильно. Все было не так, как оно должно было быть. Все было чертовски неправильно.

Но так не должно было быть.

Что с ней такого происходило? Она была помолвлена. С человеком, который ЛЮБИЛ ее. Милый, хороший человек. Человек, которому можно доверять. Уильям Тернер любил ее. А она любила его.

Не так ли?

Она почувствовала колющую боль в груди. Словно клинок впился в ее тело. Девушка вздрогнула.

Нет, неправда.

Затем он заговорил снова. Голос в ее голове. Ты любишь его. Элизабет расслабилась. Ты любила его с того самого дня, как выловила его из воду в далеком детстве. Ты спасла ему жизнь тогда. А потом он спас твою. Ты любишь его. Это звучало так реально. Так правдиво.

Почти убедительно.

Но Уилл любил ее всем своим сердцем. А Джек – нет.


Она дернула головой так резко и быстро, что шея заболела. Уилл был там. Думал ужасные вещи, скорее всего. Она знала, что он видел. Видела из каждого злого взгляда. Из каждого грустного взгляда. Из нежелания встречаться с ней глазами. С тех пор, как соврала. С тех пор, как предала человека, которого любила.

Нет. Не человека, которого любила. Элизабет сильнее прикусила колено – ткань отдавала вкусом соли и дыма. И рома. Ты любишь Уильяма Тернера.

Это была ложь. Ее сердце было разбито. Это невозможно было отрицать. Джек Воробей разбил ей сердце.

Но это был не конец. И это не должно было так быть.

Уильям был там.

Уильям был там.

Только одна вещь оставалась Элизабет. Только одна вещь, которая могла дать ей шанс на счастье. Возможно даст ей шанс. ВОЗМОЖНО.

Она не могла быть с тем, кого любила. Но она могла быть с тем, кто любил ее.

Пришла пора исправлять то, что она натворила.

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: Selene (перевод) - The Sparrow & The Swann

#11 Сообщение Li Nata » Пт дек 04, 2009 9:29 pm

Who will love a little Sparrow?
Who's traveled far and cries for rest?
"Not I," said the Swan,
"The entire idea is utterly absurd,
I'd be laughed at and scorned if the
other Swans heard."
-Simon and Garfunkel



Ей хотелось броситься к нему в объятия. Сделать это значительным шагом.

Отвлечься, забыть. Забыть разрывающую, ноющую боль в груди. Забыть о том, что была влюблена в мужчину, который никогда бы не смог полюбить ее. Забыть о том, что весь остаток своей жизни ей придется провести с мужчиной, которого она никогда не сможет любить. Больше не сможет. Из-за Капитана, занявшего место в ее горящем сердце.

Она хотела броситься в его объятия. Всхлипывая просить прощения. Но она не могла.

Через мутное от грязи окно она видела его. Он сидел в углу, прислонившись к стене, погрузившись в полудреме на стуле. Именно там, где и оставила его. Это было не очень удивительно: вся команда была именно там, где она их и оставила. Все спали. Все, кроме Уилла.

Она чувствовала его взгляд на себе, когда она бесшумно скользнула в комнатушку, когда пробиралась по ней, лавируя между храпящими пиратами, когда остановилась напротив, будучи не в состоянии говорить.

Она уставилась на покосившиеся доски пола. Она не могла встретить его взгляд. Еще не могла. Его жалобный взгляд буравил ее, прожигая кожу. Прожигая кости. А она все еще не могла заставить себя взглянуть ему в глаза.

Это было невероятно. НЕВЕРОЯТНО. Почему это было так чертовски сложно? Почему она не могла объяснить это ему? Объяснить себе. Объяснить почему. Почему она предала его. Почему она поцеловала Капитана. Почему она позволила себе стоять и наблюдать, как ее мир рушился вокруг нее.

Она хотела бы рассказать ему правду, если бы могла. Правду о том, что была влюблена. Влюблена не в него.

Что была влюблена в Капитана Джека Воробья. Что она ЛЮБИЛА Джека. Что ее сердце ойкало каждый раз, как она думала о нем. Что она сгорала от желания к нему. Что был раздавлена сожалением. Сожалением о том, что он никогда не сможет почувствовать к ней подобное. Сожаление, что заставляло ее чуть ли не падать на колени и плакать. Рыдать до тех пор, пока не останется лишь пустота.


Но она не могла сказать ему. Не могла, так как это бы только усложнило ее положение. Очень усложнило.

-Мне очень жаль – прошептала она, и это было все, что она смогла из себя выдавить.

Это было правдой. Ей было жаль. Жаль того, что она подпустила Джека Воробья к своему сердцу. Жаль того, что позволила пирату завлечь в цепи своего коварства. Жаль того, что целовала его. Жаль того, что он разбил ей сердце, даже не подозревая о ее чувствах.



Ей было жаль, что она бросила все, что приносило ей такой комфорт. Все ради одного поцелуя. Поцелуя, ровным счетом, не значившим ничего для человека, которого она любила. Ради того, чтобы разбилось сердце. Она подняла взгляд и, наконец, встретила его глаза. Он молчал. Его взгляд был грустен. Мрачен. Измучен.

-Зачем? – просипел он, в его голосе слышалась неприкрытая злоба. И боль. Она почувствовала, как краснеют ее щеки. Он никогда с ней еще так не говорил, и это звучало, словно удар пощечины. Девушка сделала шагом к нему, мерно вдыхая затхлый воздух хижины. Ей казалось, что она тает под его тяжелым взглядом.

Сердце билось все быстрей и быстрей. Очертания предметов расплывались из-за набежавших слез. Ей чертовски не хотелось ему это говорить, лгать в очередной раз. Снова. Но был ли у нее другой выбор?

-Потому, что я люблю тебя, Уилл. Это звучало так фальшиво. Так ирреально. Словно в плохом сне. Она молилась, чтобы он услышал только правду.

-Любишь ли? – Уильям Тернер был больше в этом неуверен. Не уверен ни в чем. Он чувствовал, что смущение, потерянность, непонимание съедают его с того самого момента, как Жемчужина погибла в оливковых водах. С тех пор, как Элизабет предала его; предала его любовь. С тех пор, как поцеловала Джека Воробья.

Нет, перед тем. С тех пор как увидел ее взгляд. Такой взгляд. Взгляд, который появлялся, когда она смотрела на НЕГО (Джека).

Годами он (Уилл) любил ее. И она любила его, когда-то.

Джек очень опасный. Рискованный. Афера со свободой, вот что он ожидал от нее.

А ведь они с Лиз были помолвлены, почти женаты. Почти счастливы. Потом все рухнуло – она предала его. Она поцеловала этого чертова ублюдка.

Ему надо было это признать. Признать, что он чувствовал приближение этого. Он чувствовал, как она отдалялась от него. Он видел, как она улыбалась ему. Он видел знакомый взгляд ее глаз, когда она думала о нем. И это беспощадно сдавливало его сердце, заставляя ненавидеть свою слабость.

Он ненавидел Джека Воробья. Чертова лживая, изворотливая крыса. Он ненавидел его за то, что сделал Элизабет.

Уильям был счастлив видеть того живым. Но на то у него были другие причины, отличающиеся от причин всей команды. Из-за Элизабет. В то время, как собственная потерянность и отчаяние съедали его все больше, именно страдания Эл заставляли его сердце болеть. Ее разбитое сердце почти убило его.

Он не мог признать этого, но ее счастье все еще было крайне важным для него. Даже после того, что она натворила. Он все еще любил ее, хотя и не был уверен, что же ей было нужно больше всего. Она любила его когда-то. Она поцеловала Джека. Любила ли она этого пирата? Уилл не знал. У него были различные подозрения. Но у него все еще теплились его надежды.

Эл сглотнула. Люблю ли я Уилла действительно? Конечно, нет. Она не любила его. И некогда не полюбила бы снова. Но ей надо было попытаться. Ей надо было попытаться, черт возьми. Что еще она могла сделать?

-Да – ее трясло, а голос был так низок, что был едва слышим – Уилл, мне очень жаль. Я люблю тебя. Мне действительно очень жаль – ей пришлось прижать руку к губам, чтобы заставить себя не повторять эти слова снова и снова. Нечего было больше сказать. Она больше ничего не могла ему сказать.

Он хотел заключить ее в объятия. Прижать к себе. Сказать, что все было в порядке. Но он видел ее глаза. Сомнение? Нет, не сомнение. Он почувствовал укол в области сердца. Не сомнение было в ее глазах. Предательство. Но заботило ли это его? Заботило ли его, что она так отчаянно, неприкрыто врала? Заботило ли то, что она не любила его?

Волновало ли его это? Он любил ее, и вот она тут, перед ним. Просит прощения. Клянется в любви.

Он неожиданно поднялся, все еще смотря в ее глаза. Они были совсем близки. Настолько, что он мог видеть блеск слез на ее щеках. Все было очень знакомым, это никогда не прекращало волновать его. Быть рядом с ней. Быть так рядом с ней.

Ему было все равно.

Он поцеловал ее. Нежно. Мягко.

Ему было ВСЕ РАВНО.

Аватара пользователя
Li Nata
Сообщения: 7557
Зарегистрирован: Чт дек 04, 2008 10:22 pm
Реальное имя: Наталья
Благодарил (а): 59 раз
Поблагодарили: 120 раз
Контактная информация:

Re: Selene (перевод) - The Sparrow & The Swann

#12 Сообщение Li Nata » Пт дек 04, 2009 9:30 pm

Элизабет все еще помнила их первый поцелуй. Слишком хорошо помнила. Она помнила,как теплый ветер ласкал ее кожу, как солнце заливало своими лучами все вокруг,словно они были единственными людьми на планете. Она помнила его запах:смесь серы и огня. Запах океана. Запах мужчины. Первого мужчины, с которым она была настолько близка. Первого мужчины,которога она поцеловала. Она все еще помнила это ощущение, создаваемое прикосновением его тела к ее, как они идеально подходили друг другу, НЕВЕРОЯТНО идеально. Она помнила,как думала, что они будут вместе навсегда. Как она думала, что любила его. Тогда и навеки.
Но она жестоко ошибалась. Очень ошибалась.

Она позволила ему себя поцеловать в желтом свете, исходившим из дома Тиа Дальмы.Но не было больше мурашек во время поцелуя, не было этого взрыва волнения.Не было больше дрожи, пробегавшей по ее телу, не было этого возбуждения от удовольствия. Все это ушло, исчезло, умерло. Его губы были холодны и мертвы, его кожа была холодна как камень, его прикосновения были неуверенными и безвольными, слабыми. Ничего больше не вызывало тех ощущений, что были ранее. Ничего.

Голос в ее голове ушел. Чертов голос, кричащий ей морали, исчез. А она почти желала, чтобы он не уходил. Она почти хотела, чтобы он все еще был там, все еще кричал, все еще ей указывал. Чтоб он сжег эту веру в ее голове, глупую веру в то, что она все еще любила Уилла. Чем больше она отталкивала ее от себя, тем настойчивей ей в голову лезла мысль о том, насколько ужасной ложью эта вера была. Все прошло. Исчезло вместе с романтикой из их отношений. Все, что было в нем так красиво, стало казаться ей неуклюжим. ВСЕ ей казалось таким нерешенным, ненадежным, неуклюжим.

Уильям хотел повернуть время вспять. Он хотел вернуться назад, к тому моменту как он и Элизабет были укутаны тем покрывалом счастья и блаженства, о котором знают только влюбленные. К тому моменту, когда она его все еще любила. Когда она собиралась выйти за него замуж. К тому мгновению, когда перед ними было такое благословленное совместное будущее. Но он не мог.

Он чувствовал, как она поддалась его поцелую, но в нем ничего не было. Не было возвращения.В слиянии уст теперь не было и половины того, что было ранее.Он и Она сократились просто до Него. Парочка влюбленных голубков превратилась в одного, отчаянно желавшего свою возлюбленную, которая уже никогда не вернется. Но это его больше не волновало. Ему было наплевать, черт возьми. Она была с ним, не так ли? Так зачем гадать причину этого? Почему должно что-то значить то, что ее сердце так явно было зажато в кулаке другого? Оно и не значило. Он получил то, что хотел. У него была Элизабет.Он не был уверен почему, но она была с ним.

Глава№8




Джек Воробей знал, что она видела. Он знал, что она, черт подери, видела его с Тиа Дальмой. На ней, если быть точным. Его сердце ушло в пятки, когда он услышал ее голос. Любой другой бы проигнорировал это. Вернулся бы к своему занятию с целью удовлетворения своих желаний. Но это была Элизабет! Он видел ее в дверном проеме, видел, как покраснели ее щеки от негодования, видел ее искаженное от боли лицо, когда она отводила глаза. Он видел, как она отвернулась и побежала прочь, и почувствовал, как что то больно кольнуло его в самое сердце.Все это было неправильно, чудовищно неправильно. Это она должна была быть под ним. Или на нем. Или рядом с ним, это мало значило, честно говоря. Она была женщиной, которую он любил. Но она была безнадежно помолвлена. Так безнадежно влюблена в этого щенка.

Он почувствовал толчок где-то внутри себя. Все это было так ужасно, так грязно. он чувствовал себя виноватым и сожалел о своем поступке. Он чувствовал то, что никогда еще не испытывал. Он не мог. Он не мог спать с Тиа Дальмой. Не сейчас. Больше нет.

Он издал непонятный звук, поднимаясь. Он опустился на кровать и натренированным движением натянул брюки и застегнул ремень. Он посмотрел в ее лицо. Лицо Тиа Лальмы. Она знала. Ну конечно же она знала. Она же была ведьмой, черт подери. Он состроил ей рожу, положив руку на столбик кровати. Она была Тиа Дальмой, равно как и он был Джеком Воробьем. Нет, Джек, она знает, потому что ты только что с нее слез. О,да...

-Ничего личного, детка-усмехнулся он, потирая пальцем филигровку на пистолете.

Тиа Дальма знала, что видела что-то в его глазах. Она знала. И она была права. Конечно, как всегда. Что удивило ее, однако, было не что, а кто. Джек Воробей влюбился в Элизабет Суонн? Внезапно, она увидела это, все его сердце словно открылось перед ней.И...да, она была права.Но сама эта идея все еще казалась абсурдной.она знала, скольких женщин Джек любил. Нет, не любил. Спал.

Но это было в нем. Его любовь переполняла его существо.Тиа хихикнула.

-Джек Воробей знает, что он хочет-проговорила она со смешком-ты ее любишь.

Джек прищурился. Он впился в ее глаза, уставивишись в черноту, которую он так хорошо знал.

-Неправда-соврал он.Неудачно соврал, ведь все, о чем он мог думать, была Элизабет. Элизабет внизу. Элизабет и Уильям. Поцелуй Элизабет. Выражение шока на ее лице. Чертова Элизабет Суонн. В-недалеком-будущем
Элизабет Тернер. Джек скрестил руки на груди.

-Джек Воробей, твое сердце поет серенады той девчонке-Тиа указала кривым пальцем в сторону дверного проема.

-Мне необходим ром.

-Тебе необходимо с ней поговорить. Тебе нужно ей рассказать.

-И чего я добьюсь? Мужчина, с которым она помолвлена, мужчина, которого она любит-там, внизу-проширел он сквозь стиснутые зубы. Но он знал, что ведьма права. К несчастью.

Они не могли его слышать, кода он прокрался по скрипящим ступенькам. Они не могли, потому что, когда он их увидел, они были заключены в объятия друг друга...

Ответить

Вернуться в «ФАНФИКИ С РЕЙТИНГОМ NC-17»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей